↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серебряный змей и золотая бабочка (джен)



Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Драма
Размер:
Макси | 377 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Фемслэш, Насилие, Смерть персонажа
 
Не проверялось на грамотность
За все годы, проведенные в детдоме, Юмэй никогда не говорили, что она особенная. Пока судьба не связала её с миром магов. Став заместителем директора в Токийском магическом Техникуме она думала, что достигла всего, чего желала. Но это был далеко не пик, девушке ещё предстоит столкнуться с призраками прошлого и понять не только саму себя, но и свои способности.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 9

— Эй, эй, эй! Что за дела?! — раздался громкий голос, звучащий лёгким басом. Юмэй напряглась и, сжав кулаки, покосилась на каменистую дорожку, что шла вперёд от завесы. На дальней её стороне виднелась ещё одна небольшая лестница. Вход на бетонные ступени также был обрамлён ториями, изготовленными из камня. Они были тоньше тех, что шли перед главным входом, но размером не уступали им. По дорожке в сторону магов медленной, но уверенной, походкой направлялся высокий мускулистый мужчина. Голова его была лысая, а на загорелой коже вокруг глаз темнело пятно, напоминающее племенной рисунок. С каждым его шагом все присутствующие ощущали исходящие от мастера проклятий гнев и негодование. В руках он держал топор, служивший оружием, а в качестве одежды мастер носил мясницкий фартук из чёрной кожи.

— Я не вижу Годжо Сатору! Что за дела?! Меня обманули? — мужчина снова негодующе вскрикнул, так что его голос пронзил уши. Последние слова он пробурчал, так что они были плохо различимы. Мастер проклятий, сомнений нет пронесло в мыслях Юмэй. Он не выглядит слишком уж сильным, лишь много орёт не по делу. Рядом с девушкой воздух забурлил, словно кипящая в чайнике вода. Преодолев расстояние между реальностями, из мира снов в руках замдиректора появилась её нагината.

— Чего разорался? Ты мешаешь, — Юмэй угрожающе приподняла своё оружие, готовая напасть и быстро покончить с этим. Она успела сделать лишь шаг вперёд, когда директор вытянул руку, преграждая Маруяме путь.

— Не стоит, идите вперёд, — произнёс старик, глядя исподлобья на обеих девушек. — Ваша главная задача — защитить студентов. Избегайте по возможности битв.

— Стойте! Дайте хотя бы одну девку прибить, — завопил мастер проклятий, замечая, как директор направляется в его сторону. — Из старика ничего не сделаешь!

Юмэй с интересом посмотрела на Гакугандзи, откинувшего в сторону чёрный кейс. Она до этого не замечала, но директор нёс его с собой всё время до завесы. В кейсе была закрыта электрогитара, к которой сводилась суть техники старика. При других обстоятельствах замдиректора бы с удовольствием понаблюдала, как тот сражается, но времени не было. Девушка первой выбежала вперёд, проносясь мимо мастера проклятий и оставляя позади его словесную перепалку с директором Гакугандзи. Она уже успела набраться сил, так что быстрый старт дал начало стремительному бегу. Утахиме в спешке поравнялась с ней, отставая меньше, чем на шаг. Местность вокруг сменилась постройками, относящимися к храмовому комплексу, и обычными дорожками, вымощенными булыжником. Стали подниматься вверх каменные стены, огораживая некоторые домики. Юмэй мельком взглянула на своё оружие, которое она держала в одной руке, позволяя лезвию висеть в воздухе, и обратилась к собственному сознанию. Она прикрыла глаза, стараясь сосредоточиться на собственных мыслях. Баку, явись из мира кошмаров мысленно приказала девушка. Пространство вокруг всколыхнулось, вновь проходя рябью и закипая. Огромная фигура животного появилась из ниоткуда. Приходясь в росте Юмэй почти по грудь, существо остановилось в паре шагов от магов. Утахиме замерла на месте, смотря на проклятого духа. Телом он был похож отчасти на тигра: рыжая шерсть шла огромными полосами, но морда духа напоминала слона. Она имела длинный хобот, из-под которого торчали изогнутые клыки. Подобие гривы на голове существа клубилось странными желтоватыми облаками, а кончик длинного хвоста заканчивался таким же скоплением. Мощные лапы имели длинные когти, которые за счёт тигриной природы могли прятаться в подушечках. В некоторых местах рыжая шерсть сменялась светлой, въевшейся в тело, будто бы чужеродная. Из-под этой светлой шерсти, в области передних лап, а точнее — плечей, росли два странных нароста цвета молний, похожие по своей сути на рога. Глаза духа, глубокого золотистого оттенка, посмотрели на девушек из-под густоватой шерсти, служившей подобием бровей. Хвост дёрнулся, он повёл ушами.

— Что прикажите? — раздался рычащий голос. Так разговаривал Баку Пожиратель Кошмаров. Страх многих проклятых духов, почти божество в мире людей. Он прекрасно мог говорить как люди, но из-за собственной сущности, голос звучал басом, а иногда странным рыком.

— Баку, отправляйся в сторону барьера мастера Тэнгэна, — распорядилась Юмэй, приподнимая нагинату, — осмотри там всё, при возможности помоги моему отцу.

Дух ещё раз повел хвостом, подняв с земли немного пыли, а затем кивнул, обозначая, что приказ понял. Он припал к земле, готовясь к прыжку, и, напружинив задние лапы, помчался прочь от строений. Юмэй кинула последний взгляд ему вслед, а затем повернулась к Утахиме. Похоже, женщина не была удивлена. Она не относилась к числу тех, кто видел проклятого духа Маруямы в действии, но была прекрасно осведомлена, что он собой представляет.

— Поспешим дальше, — произнесла Утахиме после недолгой паузы. Юмэй кивнула, однако она собиралась озвучить свой план, в котором им стоит разделить свои пути.

— Я отправлюсь в сторону леса, а ты иди дальше. Там наверняка ещё остались студенты, — проговорила замдиректора, кивая в левую сторону, где виднелись кроны деревьев.

— Но… — попыталась возразить женщина. Маруяма ощутила, что, похоже, её предыдущие мысли о том, что это происшествие может объединить их, пошло крахом. Утахиме смотрела на неё так, словно совершенно не доверяла девушке. Замдиректора нахмурилась, потирая переносицу.

— Я лучше всех знаю территорию техникума, так что я пойду в ту сторону, где скорее всего могут быть студенты. Ведь наш приоритет — защитить их.

Кажется, на это возразить женщина ничего не могла. Она пару секунд смотрела Юмэй прямо в глаза, а затем коротко кивнула. Они разминулись. Утахиме побежала почти в ту же сторону, куда недавно удалился Баку, а замдиректора направилась в сторону леса. Она решила полностью довериться своим чувствам. Это означало не только идти в ту сторону, где проклятая энергия будет ощущаться сильнее, но и внимательно изучать территорию, полагаясь на свою память, чтобы бежать туда, где вероятнее всего остались ученики. Юмэй успевала следить за мелькающими по обе стороны от неё деревьями и вслушиваться в приближающиеся звуки битвы. Лезвие нагинаты, опущенной к земле, изредка нещадно срезало траву, оставляя короткие стебельки. Волосы давно уже спутались, оставаясь рыжей дымкой за спиной из-за быстрого бега. Девушка приостановилась на несколько секунд, осматривая местность и стараясь услышать отчётливые голоса. Судя по всему, она должна была приблизиться к небольшой реке, протекающей посреди леса.

Переведя дыхание, Юмэй, словно вспышка, кинулась прямо в направлении услышанных ею голосов. Сердце бешено билось, но девушка приказывала себе не думать ни о чём кроме предстоящего сражения. Она направлялась в ту сторону, где мощнее всего ощущалась проклятая энергия духа, а значит — битвы с «особым» уровнем не избежать. Обежав несколько деревьев, мельтешащих впереди, замдиректора выскочила на берег реки. Деревья остались за спиной, создавая ощущение некой защиты. Замедляя шаг, девушка приблизилась к кромке воды. Взору сразу же предстал высокого роста проклятый дух, застывший на другой стороне реки при появлении Юмэй. По всей видимости, он сражался с Тодо из киотского техникума. Оба были на берегу, балансирующие на пустой от растений местности.

— Замдиректора! — послышался радостный голос Итадори. Парнишка оказался сидящим в реке в такой позе, словно его туда сбросили.

— Эй, цветочная шваль, — угрожающе проговорила Юмэй, проигнорировав своего ученика, — ты смеешь обижать моих студентов?!

— О-о-о, Юмэй, так держать! Задайте ему! — выкрикнул с другого конца реки Тодо, словно поддерживая боевой дух девушки. С губ сорвался вздох, похожий на еле слышный смешок. Маруяма смотрела на проклятие так, будто бы испепеляла его взглядом. Она чуть прищурилась, превращая потемневшие глаза в щелки. Руки крепче сжали нагинату.

— Ты та, о ком я думаю? Маруяма Юмэй? — девушка услышала голос духа, хоть тот и рта не открыл. Голос звучал прямо у неё в голове. Юмэй скривилась.

— Какая мерзость, не умеешь открывать рот, так лезешь другим в головы, — зло фыркнула замдиректора, скаля зубы.

— Мне не говорили, что ты имеешь привычку оскорблять своих потенциальных противников, — хмыкнул дух. Маруяма на это ничего не ответила. Она внимательно разглядывала духа. Торчащие вместо глаз ветки…это напоминало давний разговор с Сатору. Вывод напрашивался сам собой, — этот дух один из тех, что нападали на Годжо. Кроме того, он действительно похож на природного духа. Юмэй присмотрелась к огромному цветку на левой руке проклятия. Странная алая роза. Наверняка связана с какой-то сильной техникой. Замдиректора напряглась, оценивая обстановку. За её спиной появились несколько светящихся сфер, готовых атаковать в любой момент.

— Чтобы ты знал, — Юмэй подняла оружие, направляя его в сторону духа, — я не признаю ни одно проклятие своим полноценным противником. Все вы — мерзкие твари, созданные эмоциями людей. Даже, если вы умеете говорить, это ещё ничего не доказывает.

Девушка двинулась с места, стремительно направляясь к проклятию. Тот вновь хмыкнул, вместе с тем активируя техники. Из земли начали появляться огромные корни, мелькая в разных местах. Юмэй быстро уклонялась, двигаясь не прямо, а зигзагами. От некоторых корней она умело уворачивалась, некоторые разрезала прямо перед собой. Светящиеся сферы, словно светлячки, метнулись в сторону духа. Отвлекшись на них, проклятие не заметило прямого удара в грудь. Юмэй дважды полоснула лезвием по противнику. Первый — не дал результата, а вот второй был направлен на ветки-глаза. Обе срезались почти под корень. Девушка отскочила на несколько метров от противника. Сферы направилась за ней. Она ловкая, двигается быстро подумал проклятый дух, заживляя свои глаза. Но силы удара ей не достаёт.

— Ты хорошо умеешь уворачиваться, — вслух проговорил дух, — это всё на что ты способна, Маруяма Юмэй?

— Знаешь, мне не очень-то приятно сражаться с проклятием, которое ещё и зовёт меня по имени, — девушка цокнула языком, показывая своё недовольство, — Может, тогда тоже назовёшь своё имя? Наверное, оно у тебя есть? Раз вы считаете себя «людьми», — на последней фразе она нахально улыбнулась, заставляя почти физически чувствовать весь сарказм её слов.

— Почему же? Моё имя — Ханами, — ответил дух, чуть наклонив голову. Он внимательно посмотрел на Юмэй, которая теперь осталась в реке. Дно было неглубоко, так что девушка лишь намочила свои сапожки. Шнуровка уже пропиталась водой, становясь ещё темнее. Замдиректора посмотрела Ханами за плечо. Тодо стоял там, не шевелясь. Он внимательно смотрел за действиями обоих противников. Поймав взгляд золотистых глаз, юноша еле заметно кивнул. Юмэй снова бросилась в бой. На этот раз Ханами решил не выпускать корни, а пойти в наступление. Его покрытые толстой кожей руки, напоминающей броню, столкнулись с лезвием нагинаты, отдавшись в воздух искрами. Юмэй посмотрела духу в глаза. Вернее в то, что можно было назвать глазами. Несколько световых шаров окружили Ханами, приближаясь уже острыми копьями света. Они прошли сквозь толстую кожу, оставив после себя зияющие дыры. Это её проклятая энергия? — в недоумении подумал проклятый дух. Противник ещё раз отступил на несколько метров, но почти сразу же возобновил атаку. Ханами ожидал удар лезвием, но тот не последовал. Вместо этого дух оказался на месте, где секунду назад была Юмэй. Сама же девушка уже была на другом берегу, рядом с Тодо.

— Расскажи мне всё про этого духа, — понизив голос, произнесла Юмэй, обращаясь к парню, — Вы ведь сражались с ним, причём, судя по всему, довольно неплохо.

— Что ж, про отростки в виде веток ты уже знаешь, — протянул Тодо, посматривая на духа. Он анализировал его, выжимая максимум информации. Ханами застыл на месте, сверля взглядом магов. — Основные его техники — корни из земли, шары, созданные тоже из корней. Кроме того, у него есть какие-то особые ростки, которые забирают проклятую энергию, если прицепятся. Ещё цветочное поле…

— Оно подавляет боевой дух, сводит бдительность на минимум, — перебила студента Юмэй, — это я тоже знаю. Сатору рассказал.

Аой довольно ухмыльнулся. Замдиректора перевела взгляд на проклятие. Ханами всё также оставался стоять в воде, не двигаясь с места. Это наводило на странные мысли о некоем уважении к противнику? Пф, быть не может фыркнула про себя Юмэй.

— Что это за светящиеся сферы? — раздался голос духа. Девушка взглянула на свои огоньки, которые всё ещё летали вокруг неё.

— Моя техника, — коротко ответила Юмэй. Она не собиралась говорить больше. Рассказывать противнику о своих способностях и техниках по мнению Юмэй опасная затея. Одно неверное слово и враг поймёт твою технику, а значит вскоре победит, разгромив по полной.

— Ты немногословна в сражении, — понимающе кивнул Ханами, — Не считаешь меня за полноценного противника? Ха, какая чушь. Вы, люди, будите поничтожнее нас.

— Для меня сражение с проклятием — вовсе не сражение. Это лишь его изгнание, — проговорила Юмэй, надменно поднимая голову. — Моим противником тебя делает лишь наличие интеллекта и достаточной силы, которая в разы больше моей.

В ответ на это Ханами, кажется, улыбнулся и ринулся в бой. Юмэй побежала по берегу реки, уклоняясь от ударов. Она забежала в реку, втыкая лезвие нагинаты в каменистое дно. В воздух поднялись сотни капель, закрывающих обзор и мельтешащих перед глазами. Девушка ловко прокрутилась вокруг собственного оружия, пропуская мимо снаряды из корней. Оттолкнувшись от наконечника нагинаты, Юмэй взвилась вверх, обрушив удар ногами прямо на лицо духа. То затряс головой, будто бы удар вызвал у него сотрясение.

— Все, кто имеет сознание и интеллект, должны понимать, что некоторые их действия вредят окружающим, — продолжила Маруяма, возвращая их диалог к теме проклятий.

— Что ж, у твоего друга, Годжо Сатору, вполне было понимание, что он «вредил» Дзёго, — послышался насмешливый голос Ханами. Юмэй состроила такое лицо, будто бы ей в руки дали омерзительно пахнущую тряпку. Она заскрипела зубами от злости. Ей не нравилось, что разговор идёт к сравнению проклятий и людей. — Он собирался его убить.

— Но ты спас его, — сама не понимая чему возражает, проговорила Юмэй.

— Да, потому что я должен был спасти близкого мне друга, — ответил проклятый дух. — Мне, как и вам, свойственно сочувствие.

Замдиректора на секунду опешила. А ведь ханами был прав. Он вёл себя точно также, как сейчас ведёт себя Юмэй. Она вступила в бой, потому что дух угрожает тем, кто ей близок. Жизненные принципы девушки гласили: если кто-то навредил тебе, — навреди им в ответ. Это же касалось и тех, кого Юмэй любила. Она без задней мысли будет драться, и даже готова убить, если кто-то сделал больно её любимым. Да что за мысли?! Буквально вскрикнула внутри себя Юмэй. Проклятые духи ужасные и отвратительны, даже если они и могут проявить сочувствие, то лишь к себе подобным! В её мысли ворвался внезапный удар. На этот раз Ханами не стал ждать, пока девушка соберётся. Она недостаточно быстро увернулась, получив удар чуть ниже плеча. Корень, выступивший из земли, оставил на предплечье порез, из которого на одежду закапала кровь. Юмэй быстро выхватила своё оружие, отражая ближние удары. Теперь она переместилась на галечное дно реки, а дух стоял на берегу. Девушка схватилась за рану, прижимая ткань одежды, дабы остановить кровь. Рядом с ней показались Юдзи и Тодо. Оставшись втроём на другой стороне, маги стали наблюдать, как проклятый дух опустился на одно колено и коснулся левой рукой земли. Юмэй прищурилась, внимательнее смотря за его действиями. В один миг из земли и всей растительности поблизости стали уходить жизненные силы. Они, словно река, перетекали в духа, наполняя силой ту странную розу. Цветок загорелся огнём.

— Растения не производят проклятую энергию, — заговорил Ханами, — поэтому моя рука вытягивает из них жизненную силу и превращает в проклятую энергию.

Роза заметно изменилась, разрастаясь на глазах. Если до этого цветок выглядел, как нераспустившийся бутон, то теперь это была полноценная алая роза.

— Только я не получаю эту энергию, — ухмыльнулся проклятый дух, — всё идёт этому цветку.

— Хах, значит, умеешь впитывать проклятую энергию? — фыркнула Юмэй, пытаясь казаться невозмутимой. — Плохо у тебя это выходит. Но у меня тоже есть кое-что подобное.

Оба юноши переглянулись между собой, а затем недоверчиво посмотрели на замдиректора. Она бросила на них короткий взгляд, говоря с ними, но смотря лишь на противника.

— Сейчас я продемонстрирую одну свою технику. Я применяю её редко, она не идеальна, но должна действовать на всех…кроме одного человека, — Юмэй улыбнулась собственным мыслям. — Когда я закончу её, атакуйте вдвоём по моей команде.

— Как скажите, замдиректора, — кивнул Юдзи. Девушка посмотрела на него с гордостью. Энергия, исходящая от него, ощущалась намного сильнее, чем даже после обучения у Нанами. Похоже, что-то произошло благодаря Тодо. Маруяма не сомневалась, что её старый знакомый помог.

Не сказав более ни слова, девушка выступила вперёд. Ханами вновь остался на месте, видимо заинтригованный объявлением мага. Он поднялся с земли, успешно напитав цветок энергией.

Десница Бога, — сорвалось с губ Юмэй, когда её правую руку окутала светящаяся проклятая энергия. Глаза вновь засветились, как на миссии с Итадори. Это было проявление проклятой энергии, обращенной в свет. Юмэй не только отделяла от себя свою энергию, превращая её в светящиеся сферы, но и обращала в свет всю свою внутреннюю проклятую энергию. Девушка сорвалась с места, пустив все свои силы на стремительный бег. Видя прямое наступление, Ханами приготовился защищаться. Именно сейчас любой физический контакт был полнейшей ошибкой. Юмэй не ударила духа, не отразила удар, она схватила правой рукой руку проклятия, намертво сжав пальцы. Её маленькая фигурка застыла на месте, с наглой улыбкой на лице взглянув на духа.

— Чт…- Ханами не успел и слова произнести, как ощутил, что не только собранная только что энергия, но и вся его проклятая энергия медленно вытекает из тела. Впитываясь в светящуюся руку Юмэй, проклятая энергия переходит в её тело, пополняя её собственную. — Какая интересная техника, — только и произнёс дух прежде чем нанести удар. Но Маруяма вовремя разжала пальцы, отступив на пару метров. Её место заняли Юдзи и Тодо, атакуя непрерывными ударами.

— Что это за техника, замдиректора!? — восхищенно выкрикнул Итадори, задавая вопрос на ходу. Девушка облизнула пересохшие губы.

— «Десница Бога» — это техника, которая позволяет мне забирать проклятую энергию других магов или проклятий. Преобразованная в свет, моя энергия может не только выходить наружу, но и уходить обратно, забирая при этом всё больше и больше, — пояснила Юмэй, следя за каждым движением студентов.

— А кто тот человек, на котором техника не работает? — спросил Юдзи, нанеся сильный удар Ханами в лицо. Его цветок снова стал почти бутоном, скрыв несколько лепестков. Аой испустил смешок.

— Это Сатору, верно?

— Да. Так как проклятая энергия Сатору стремится к бесконечности, то при попытке забрать его энергию я просто буду бесконечно пополнять свои запасы, пока не перейду край. А теперь, —

Замдиректора сомкнула руки, обращая их в жест мольбы богам. Она посмотрела в сторону противника словно хищник, а затем встретилась взглядом с Итадори. В его глазах сверкнуло осознание. В ту же секунду девушка крепко переплела пальцы, замок сомкнулся до хруста косточек. Руки вывернулись вниз, производя технику. И Аой, и Юдзи бросились прочь, врассыпную, оставив озадаченного Ханами. На него обрушился мощный удар проклятой энергии, преображенной в столб света. Маги прикрыли глаза, ослепленные.

— Мы изгнали его? — спросил Итадори, щурясь от яркого света.

— Вряд ли, он слишком силён для такого удара. Хотя мы знатно измотали его, — проговорила Юмэй. Тяжело дыша, Ханами поднялся на ноги, пошатываясь. Половина его тела точно была ранена и заживлялась медленнее, чем все предыдущие раны.

— Как вы себя чувствуете? — Юдзи подбежал ближе к Маруяме, надеясь поддержать её, — Вы ведь использовали свою самую мощную технику.

— Я в порядке. Успела напитаться от него.

Теперь парня осенило зачем нужна была демонстрация «Десницы Бога». Забрав проклятую энергию у духа, напитавшись достаточным количеством, Юмэй могла свободно задействовать столб света в качестве мощного удара. Теперь, даже не изгнав проклятие этой техникой, она вполне могла продолжать сражаться дальше. Девушка переместила поудобнее в руки оружие, и встала в боевую стойку.

В этот момент небеса очистились. Прямо на глазах завеса рассеялась, отступая, словно ночная тьма перед рассветом. Территория, пребывавшая до этого будто под фильтром, стала ярче. В небе показались сероватые облака. Все, кто был на тот момент у реки, подняли головы вверх. На высоте в несколько метров, нет, намного больше, — километров, виднелась фигура человека. Он спокойно висел прямо в воздухе, взирая на местность свысока.

— Э? Годжо-сенсей? — прищурившись, посмотрел наверх Юдзи. Маруяма тихо выдохнула, тоже взглянув в небо.

Юмэй сейчас находится с Юдзи… Сатору увидел магов, внимательно осматривая всю территорию на признак присутствия чужаков. Он слегка нахмурился, прочувствовав энергию всех, кто находился за завесой. Юмэй выпустила Баку? Но он не с ней…Почему она не использует его в бою? Против них ведь «особый» уровень… мысли мужчины смешались, сбив его с толку странным решением подруги. Хотя, она в любом случае была в порядке. Волноваться причин не было. Стоило заняться другим. Хищная ухмылка, в которую переросла улыбка Сатору, не говорила ни о чём хорошем. Он сомкнул пальцы в замок, переместившись в самое начало завесы, где директор Гакугандзи остался с мастером проклятий. Заметив появившегося Годжо, мясник тут же кинулся в его сторону, бездумно размахивая топором. Техника настигла его в ту же секунду, свернув конечности.

— Не убивай его! — вскричал директор, опасаясь, что не останется никого в качестве пленника или хотя бы свидетеля. Мастер проклятий остался беспомощно лежать на земле, отлетев в сторону и ударившись спиной о каменное ограждение.

— У меня и так к нему много вопросов, — произнёс Сатору, приближаясь к поверженному, — Так что, подлатай его, — он ткнул пальцем в мастера, наставляя директора остаться с ним. От подобного приказного тона в глазах старика вспыхнула ярость. Похоже, он хотел высказаться, но обстоятельства не давали сделать это сейчас.

Сатору удивленно дёрнулся, ощутив, что один из нарушителей пропал с «радара». Энергии чужаков стало меньше и, похоже, те собирались сбежать, раз завеса была уничтожена. Остался тот дух, что сейчас с Юмэй. До них далековато, так что, похоже, придётся побушевать.

— Я отступаю, — проговорил Ханами в это время, — я не настолько высокомерен, чтобы драться с Сатору Годжо.

— С чего ты взял, что он будет с тобой драться? — фыркнула Юмэй, — твой противник — я.

— Вот-вот! — закричал Юдзи, рвясь вперёд, — какого чёрта вы вообще тут искали!?

Юноша хотел вновь напасть на духа. Тот начал закрывать себя корнями, вероятно, стараясь уйти. Как только Итадори побежал, Юмэй дёрнула его за капюшон формы, оттаскивая в сторону.

— Подожди, Юдзи, — голос был слегка взволнованным. Она сглотнула. Всё тело ощущало мощное присутствие энергии Годжо. При этом проклятая энергия вливалась в технику, которая вот-вот собиралась исполниться.

— Да, брат, послушай Юмэй, — кивнул Тодо, отходя на приличную дистанцию. — Тебя может задеть.

Времени на то, чтобы задуматься, почему её старый знакомый назвал Итадори «братом» у Юмэй не было. Она отвела студента в сторону, остановившись рядом с Тодо. Поток проклятой энергии приближался, вскоре вылившись в видимую вспышку, пронесшуюся мимо магов. Пурпурное сияние достигло места, где только что был Ханами, поглощая и уничтожая всё вокруг. Поднявшийся ветер шелохнул рыжие волосы, навевая Юмэй воспоминания. Воспоминания о первых днях в техникуме, когда всё, что вызывал в ней Сатору, — это страх.


* * *


2007 г.

Столичный Магический Техникум

Тёплые лучи солнца просачивались в решетчатые окна традиционного японского здания. Они создавали на полу фигуры, соответствующие размерам и форме стёкол, отражая солнце. Его лучи нагревали пол, покрытый светлой циновкой, и погоду совершенно не смущало, что уже был конец сентября. Шпарило почти по-летнему.

Больно ударившись пятой точкой и локтями, на пол упала девушка. Каскад рыжих волос распластался по циновке. Злобно выплюнув сама на себя ругательство, Юмэй подняла взгляд на противника. Сатору бросил её на пол уже четвёртый раз подряд и это с учётом, что он даже не удосужился снять тёмные очки. Ему не мешало вообще ничего. Четырнадцатилетняя девчонка не была грозным соперником. Тяжело дыша, Юмэй поднялась на ноги, убирая с потного лица рыжие пряди. Сейчас волосы достигали её плеч, может, уже чуть ниже, но всё равно бесполезно было затягивать их в хвост во время тренировок. Годжо громко цокнул языком, взглянув на вновь поднявшуюся девушку.

— Всё ещё хочешь продолжить? Это будет просто глупым избиением. Ты слабая и бесполезная, — процедил юноша, раздраженно глядя на Юмэй сквозь очки.

— Это потому, — переводя дыхание, заговорила девушка, — что ты не учишь и не даешь никаких советов.

— А? Я тебе что, — учитель, чтобы ещё наставлять тебя?! — фыркнул Сатору. Юмэй не видела его глаз, но могла поклясться, что тот закатил их. — Я не буду с тобой нянчиться. Хочешь учиться драться — дерись. Не можешь — иди жалуйся Сёко.

Девушка готова была наброситься на мага, вцепиться в него со всей злости, но это не дало бы никакого эффекта. Годжо всё было нипочём. Если в первые дни, когда Масамичи привёл её в техникум, он вызывал в девочки лишь страх, то теперь этот высокомерный болван раздражал. Никто не хотел ничему учить Юмэй в четырнадцать. Она хотела развивать свои способности, обуздать свою технику. А помочь ей могли только практикой. Сатору делал хотя бы что-то. Но, чёрт, как бы она хотела, чтобы на его месте был…неважно. Нужно сосредоточиться на спарринге.

— Давай. Ещё раз, — твёрдо проговорила Юмэй.

— Хах, хорошо. Только потом не плачь, — надменно усмехнулся Годжо, поправляя очки.

В следующие несколько минут Юмэй получила столько ударов, что ей и в детском доме такого не снилось. Каждый удар, что от Сатору, что об пол, отдавался в теле ноющей болью. Наверняка, на бледной коже уже выступили синяки, оставаясь тёмными пятнами. Девушка уселась в отдалённом коридоре, покрытом полумраком. Лицо она спрятала в коленях, обхватив их руками. По щекам катились горячие слёзы. И даже те отдавались короткой болью, когда падали на изувеченные коленки или скатывались по синякам на лице. Это не были слёзы боли, нет, Юмэй уже давно привыкла, что её могут побить, оставив в одиночестве думать о том, как она не заслужила любви. Детский дом уже научил её терпеть боль. Девушка плакала от своей же беспомощности. Она слабая и бесполезная. Это была чистейшая правда. И она не сможет стать сильнее, как бы её не восхваляли, как особенную. Как бы в неё не верили, она не сможет стать кем-то большим. Солоноватые капли упали с колен, а от мыслей о своей безнадёжности стало ещё хуже.

В коридоре послышались шаги. Юмэй хотела было приподнять голову, но, в общем и целом ей было плевать. Никому не будет интересно, что она делает в полутёмном коридоре, если вообще кто-то зайдёт сюда. Девушка просто получше закрыла лицо, сжимаясь в один живой клубок.

— Ну и ну, ты что плачешь? — раздался над головой голос Сатору. — А обещала, что не будешь плакать.

Юмэй закусила нижнюю губу с такой силой, что на ней скорее всего выступила кровь. Она подняла взгляд раскрасневшихся глаз на юношу. Тот стоял прямо над ней, возвышаясь огромной горой. Всё что девушка смогла выдавить из себя — слабый вздох. Она даже смотреть на него не хотела. Поджав губы, Юмэй отвернулась. Не хватало ещё расплакаться прямо на глазах у Годжо, чтобы потешить его. К её огромному удивлению тот ничего не сказал. Сатору медленно опустился на корточки, дабы быть ближе к девушке, и посмотрел на неё, сняв очки. Они покоились в его руке, снятые, обнажающие глаза, которые до этого Юмэй видела лишь мельком. Она встретилась с ним взглядом, окунувшись в голубой омут невероятных глаз.

— Юмэй, послушай, — он впервые назвал её по имени. Не оскорбляя, не унижая, действительно обратился к ней, причём по имени. — ты слабая и бесполезная, — вот уж спасибо подумала про себя Юмэй. Унижений ей на сегодня хватило. Тем не менее, она не смела отвести от юноши глаз, — то, что я говорю — правда. Но, ты можешь стать сильнее. У тебя есть талант. И я могу тебя научить.

Юмэй недоверчиво нахмурила брови, словно не верила тому, что Сатору говорит. Тот вздохнул, прикрывая глаза.

— Я знаю, что ты бы хотела, чтобы тебя тренировал он, — девушка беззвучно вздрогнула, — но ты знаешь, этого теперь не случится. Но я обязан ему, как лучшему другу, так что я буду тренировать тебя. Я буду учить тебя, и защищать, а через несколько лет смогу сделать из тебя сильного мага.

— Обещаешь? — тихо проговорила Юмэй, не веря словам Годжо. Он никогда так не разговаривал с ней. А особенно не разговаривал о нём.

— Только если ты обещаешь больше не плакать, — улыбнулся юноша. Девушка уловила в этой улыбке те же издевательские нотки, но уже не такие явные. Сатору поднялся на ноги, протягивая Юмэй руку. Она чуть помедлила, будто всё ещё не верила в происходящее, но затем вложила свою ладонь в его руку. Маг поднял её на ноги, а Юмэй теперь смотрела в дощатый пол. В груди закололо, и девушка теперь не знала, о чём говорит ей это чувство. Мысли перемешались в голове, что уж говорить о чувствах. Ладонь Сатору легла ей на волосы, гладя по голове.

— Пойдём уже, — чуть раздраженно произнёс юноша. Юмэй слегка улыбнулась, отбрасывая его руку, и направилась по коридору в тренировочный зал.


* * *


2018 г.

Территория столичного Магического Техникума

Улыбаясь во все белоснежные зубы, Махито вышел из полузакрытой двери склада. Склда магических предметов и артефактов. Он находился совсем рядом с барьером мастера Тэнгена. Идеально защищенный, теперь он потерпел крах. В тёмное помещение просачивался дневной свет. Ребристая поверхность двери, закрывающая склад и открывающая вход, как для людей, так и для машин, была приподнята. Лоскутный дух полюбовался своей добычей. В его руке вертелся красноватый палец, намного больше его собственного. В мешке на плече были ещё предметы, которые Махито успешно собрал. У его же ног валялись сотрудники техникума, ранее охранявшие склад. Их тела изменились до неузнаваемости, превратившись в подобие проклятых духов.

Радуясь своей победе, дух вышел на улицу, под солнечные лучи. Стоило ему поднять голову, как он встретился со взглядом горящих золотистых глаз. Баку стоял в нескольких метрах от лоскутного духа. Из горла создания кошмаров вырывался злобный рык. Когти были выпущены, представляя собой ужасное зрелище. Наткнись на них хоть человек, хоть проклятый дух — ему конец в любом случае.

— О-о-о, вот так встреча, — радостно произнёс Махито. Улыбка не ушла с его уст, наоборот, она стала лишь шире. Баку с удивлением повёл ушами. Это тот самый дух, на которого охотились Нанами и Юдзи пронеслось у него в мыслях. Проклятый дух покосился на предметы в руках Махито. Приказа вступать в битву не было Баку повёл хвостом, отбивая собственные бока. Но, я наверняка должен остановить его. — Ты ведь Баку, всё верно? Мне рассказывали о тебе.

Баку проигнорировал слова проклятого духа. Он продолжал также яростно смотреть на него, оценивая обстановку. Тут взгляд упал на трупы работников. Он убил этих людей… Из горла вновь сорвался приглушённый рык.

— Ты чего, говорить не умеешь? — вновь спросил Махито, ехидно улыбаясь, — По правде говоря, я надеялся встретить твою хозяйку, пока она была бы без Сатору Годжо. Она тебя приручила? Ты подчиняешься ей?

— Я не подчиняюсь Юмэй, — прошипел Баку, ударив хвостом по земле. Этот лоскутный дух начинал бесить его.

— О, все таки умеешь говорить, — рассмеялся Махито. Как он может быть таким беззаботным?!

— Я защищаю её. И делаю то, что нужно для неё.

— То есть, подчиняешься ей, — переврал проклятый дух. Он закинул палец, который держал в руках в мешок, и поставил руку на бедро, непринужденно посматривая по сторонам. — Ладно, ты ведь меня отпустишь? Как проклятый дух проклятого духа.

Баку издал громкий рык и прыгнул на Махито. Тот успел только выкрикнуть громкое «ой», уворачиваясь от удара. Мощные лапы духа коснулись земли, оставляя борозды от когтей.

— Я запру тебя в твоём самом худшем кошмаре, пока маги не разберутся, что с тобой делать, — прорычал Баку, следя глазами за лоскутным духом. Но Махито не собирался сражаться. Ему уже давно следовало уносить ноги с территории техникума. Его вот-вот должен забрать Ханами. Он ведь его друг, не бросит в беде.

Заметив, что Баку вскинул свой хобот, обнажая клыки, Махито слегка вздрогнул. Противник готовился к ещё одной атаке. Не раздумывая, лоскутный дух вытащил из рукава несколько скрюченных и уменьшенных людей, чьи души он изменил. Те, точно снаряды, полетели в сторону Баку, увеличиваясь в полете. Дух на секунду опешил. Это изменённые люди! Он затормозил. Дорогу к Махито ему перекрыли уродливые создания, ставшие чуть ли ни с него ростом. Нужно было драться с ними. Избавить бедняг от страданий в такой форме. Выпустив когти, Баку накинулся на приманку, тем временем позволяя Махито смыться с места преступления…

Глава опубликована: 08.04.2022
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх