↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серебряный змей и золотая бабочка (джен)



Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Драма
Размер:
Макси | 377 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Фемслэш, Насилие, Смерть персонажа
 
Не проверялось на грамотность
За все годы, проведенные в детдоме, Юмэй никогда не говорили, что она особенная. Пока судьба не связала её с миром магов. Став заместителем директора в Токийском магическом Техникуме она думала, что достигла всего, чего желала. Но это был далеко не пик, девушке ещё предстоит столкнуться с призраками прошлого и понять не только саму себя, но и свои способности.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 5

До этого момента Юмэй даже не знала, что у детского дома есть подъездная дорожка. Они приехали и остановились у главных ворот, хотя могли заехать с другой стороны. Директор Уэда повел магов по дорожкам, мощеным светло-серым камнем. Ходил он с трудом, изредка хватаясь за свой круглый живот. В летнюю жару прогулки давались ему ещё труднее. Он то и дело доставал свой платок и стирал пот с лица.

Оказавшись где-то на середине боковой стороны территории «Алой сакуры», Юмэй увидела, что каменистая дорожка расширяется, превращаясь в целую площадку. От неё к забору шла более широкая дорога, уходящая в открытые неприметные ворота. Перед ними стоял чёрный рабочий автомобиль, а рядом стояли те самые сотрудники техникума. Опасения Юмэй, вертевшиеся у неё в голове толстым клубком, оправдались в один миг. Перед дорогой, прислонившись к машине, стоял Годжо. Неподалеку стоял Идзити, который, как только заметил приближающуюся Маруяму с Юдзи, виновато покосился в их сторону. Сатору покосился на ассистента, сканируя его реакцию, а затем помахал рукой приближающимся магам.

— Приветик, Юмэй, Юдзи…

— Что ты здесь делаешь? — резко перебила его Юмэй. Директор и Итадори остались на подъездной дорожке, в то время как она почти вплотную приблизилась к Годжо, смерив его яростным взглядом.

— Приехал помочь вам, — невинно ответил мужчина. Ей-богу, не были бы закрыты глаза, сделал бы максимально искренний и жалобный вид. Маруяма зло прикусила нижнюю губу, подняв голову, чтобы смотреть учителю в лицо.

— У тебя на сегодня были задания, — процедила она, надеясь выпроводить друга прочь не только с территории детского дома, но и с задания в принципе.

— Я уже закончил.

— Ты…да…но… — Юмэй попыталась подобрать хоть какой-то аргумент, чтобы возразить, но и сама понимала, что со способностями Сатору он действительно мог уже закончить. Она злилась сама на себя, что не продумала этот момент. Девушка покосилась на молчавшего Идзити.

— Ты заставил Идзити всё тебе рассказать?

— Ну почему «заставил»? Я попросил, и он любезно мне всё рассказал, — за спиной Сатору ассистент отрицательно повертел головой. Маруяма фыркнула.

— Ты понимаешь, что я не хочу сейчас видеть тебя здесь? — понизив голос до шёпота, произнесла девушка.

— Понимаю, — также перейдя на шепот, ответил ей Сатору, — но, это место — не пройденный этап твоей жизни, — он наклонился к лицу Юмэй, заговорив ей на ухо. Она поразилась, как чётко Годжо озвучил её собственные недавние мысли. — и я хочу убедиться, что ты достаточно сильна, чтобы преодолеть его.

Взгляд девушки неуверенно забегал по асфальту. Она мялась на месте, то ли не признавая правоту слов Сатору, то ли не зная, готова ли она войти в то здание. Юмэй вдруг поняла, что мужчина посеял в её душе зерно сомнения. Она не хотела признавать, что, возможно, слишком слаба, чтобы оставить эту часть своей жизни позади. Ведь ещё не поздно отступить. Не входить в здание «Алой сакуры», не царапать старые раны всплывающими воспоминаниями. Если простая прогулка по части территории детского дома ещё ничего не сделала с ней, то эти серые обшарпанные стены ворвутся в поле зрения с волной старых воспоминаний. Внезапно в мыслях Юмэй всплыл образ Маки. Девушка всегда была сильной, никогда не сдавалась. Она пошла в Магический Техникум, намереваясь стать магом на зло всему клану, отвергающему её. Вот почему Юмэй всегда восхищалась ей, хоть Зенин и была её ученицей. Разве Маки отступила бы? Оставила бы задание, даже если оно и пыталось бы сломать её призраками прошлого? Нет. А Юмэй не хуже её, она сильная. Ладони стиснулись в кулаки, впиваясь отросшими ногтями в светлую кожу, оставляя еле заметные лунки.

— Идём, Юдзи, хватит нам тут языками чесать, — уверенно произнесла Юмэй, оборачиваясь к ученику. Перед этим она успела заметить довольную улыбку Годжо. — А ты, будь так добр, поставь завесу, раз уж явился сюда.

— Всё для тебя, милая Мару.

Маруяма широкими шагами вернулась на подъездную дорожку, встав перед директором «Алой сакуры». У него на лице прибавилось капель пота, которые он не успел стереть, так увлеченно вслушивался в диалог магов. Девушка смерила его взглядом, в котором кроме уверенности читалось лёгкое раздражение.

— Какие-то особые указания будут? — спросила она, поправляя на плече ручки чехла. Оружие уже слегка натирало, ведь замдиректора не привыкла носить его на своей спине.

— Э-э-э, а да, — неуверенно ответил Уэда, как будто только что мыслями был в ином месте. — Люди пропадают в той части здания, где в начале лета решили делать ремонт. Там достраивают дополнительную часть здания и недавно на стройке стали пропадать рабочие.

— Мы можем пройти сразу к той части? — поинтересовалась Юмэй. Конечно, когда Сатору поставит завесу, по всему детскому дому возникнут проклятия, которые она предпочитает убивать вместе с главным источником проблемы. Оставлять этих тварей живыми — плохой вариант. Не ровен час, как в «Алой сакуре» появится такой же ребенок, как Юмэй, и она не хочет, чтобы он страдал от своего магического происхождения.

— Нет, вход на стройку сейчас закрыт, но попасть туда можно через первый этаж. Некоторые области новой части здания уже готовы, так что можно свободно пройти.

Директор Уэда снова достал свой платок из кармана, протерев лоб от пота. Маруяма молча кивнула на его объяснения. Если что-то пойдёт не так, она уверена, что помнит большинство коридоров этого проклятого здания.

— Оставайтесь здесь с моими коллегами. Когда мы закончим — вернёмся сюда.

Девушка скинула с плеча закрытый чехол, опустив его на землю. Молния разошлась в обе стороны, обнажая оружие. Взору Итадори предстал длинный клинок с деревянной рукоятью. Это была нагината, холодное оружие, в буквальном переводе обозначенное, как «длинный меч». Рукоять была изготовлена из тёмного дерева, на котором были позолоченные наконечники: один на конце, второй закреплял лезвие. У наконечника было закреплено два красных шнурка, свисающих и качающихся при каждом движении. Само лезвие было чистым, не то, что кинжал Юдзи. Причём и длина казалась значительно больше. По сравнению с ростом Юмэй, нагината была достаточно длинной. Когда девушка взяла её в руки и продемонстрировала в положении у себя за спиной, то наконечник почти встретился с землёй. Сталь клинка блеснула в свете солнечных лучей.

— Идём, Юдзи, — позвала за собой студента Юмэй, направляясь в сторону главного входа в детский дом. Она перехватила оружие одной рукой, неся его, словно клатч или сумочку. Итадори пришлось идти либо позади, либо пристроиться с другого бока, чтобы не мешаться нагинате.

— У вас такое большое оружие, как вы его носите? — поинтересовался юноша, пока они ещё могли свободно говорить. Он слегка наклонил голову, рассматривая нагинату. Маруяма проследила за его взглядом и ухмыльнулась.

— Она сделана из облегчённого металла, так что не настолько тяжелая, как кажется.

Юмэй разом притихла, когда они приблизились к тяжёлым дверям парадного входа. Они были сделаны из толстого дерева, совмещая в себе частички металла. На обеих сторонах массивных дверей был вырезан орнамент, напоминающий ветки сакуры. Замдиректора приподняла своё оружие, чтобы то оказалось за её спиной, и подошла к двери. Отбросив любые мысли, Юмэй коснулась позолоченной ручки, поворачивая тяжелую остроконечную форму в сторону. Она толкнула массивную дверь и та открылась вовнутрь, демонстрируя полутёмный коридор. Юдзи поднял голову к небу, которое постепенно застилалось мрачным оттенком завесы. Он понаблюдал за ней несколько секунд, а затем перешагнул порог дома.

За дверями его уже ждала Маруяма. Она смотрела на парадную дверь, сверля её взглядом. Прямо за дверями находился небольшой коридор, вроде прихожей, где можно было оставлять свои вещи или оставаться в безмолвном ожидании. Справа находилась ещё одна дверь, которая, как помнила Юмэй, вела в кабинеты начальства. Там находился кабинет директора, бухгалтерия, а также некоторые комнаты для принятия клиентов. Прямо перед магами вверх поднималась широкая лестница, которая вела на второй и третий этаж.

Маруяма облизнула от волнения губы, сверяя обстановку взглядом. Она ощущала на первом этаже слабую энергию, скорее всего принадлежащую мелким проклятым духам. Кроме этого, больше никакого присутствия не ощущалось. Но это только пока. Девушка направилась в сторону левой двери, ведущей к коридору первого этажа. Юдзи направился за ней, держа кинжал наготове.

— Мне следует что-то сделать? — слегка понизив голос для пущей безопасности, спросил Итадори. Юмэй открыла дверь, пройдя в длинный коридор с множеством дверей.

— Нет, просто следуй за мной и веди себя осторожно.

Парень кивнул в ответ, но замдиректора вряд ли увидела это. Она сконцентрировалась на том, чтобы понять, где она сейчас находится. Если память её не подводит, то в этой части детского дома должна располагаться столовая. Самая большая комната всего первого этажа. Вокруг через каждые пару метров появлялись железные двери, служащие спальнями и игровыми комнатами. Их зловещие серые цвета хоть и вызывали в девушке дрожь, но не были такими, какими их запомнила Маруяма. На них не было тех пятен от коррозии металла, они были более новыми, чистыми и не пугающими.

В самом конце коридора постепенно начали появляться белые двери. Они были двусторонние, со стеклянными окружностями на верхних частях. Через них всегда заглядывали ребята, что были постарше и повыше ростом. Только почуяв запах довольно неплохой еды, они тайком подбирались поближе, норовя оценить обстановку очередного обеда. Эти воспоминания пробили Юмэй на слабую улыбку. Хоть что-то хорошее из всей мрачной кучи. Одно лишь напрягало девушку, — ни одного проклятия им не встретилось на пути от входа. Она быстро пробежала глазами в обе стороны коридора, а затем подняла голову вверх. Весь напряженный Юдзи последовал её примеру. Ничего. Маруяма попыталась сосредоточиться, где она ощущала ту энергию. Где-то на первом этаже точно были слабые проклятия. Неужели они остались в другой стороне? А, может, директор верно говорил, — они находятся лишь на стройке? Убедившись, что рядом проклятий нет, Юмэй направилась дальше, всё ближе и ближе подбираясь к белым дверям. Судя по всему, дополнительная часть здания строилась сразу же за столовой. Её помещение шло последним на первом этаже. С этой части входа на другие этажи не было.

Белоснежные двери отворились от несильного толчка, покачиваясь от движения. Двери были лёгкими, открыть их мог даже ребенок. Замдиректора прошла вперёд, тут же взглядом охватывая всё помещение. Пол в столовой представлял собой квадратную плитку, чередующую белый и светло-серый цвета. За счёт бледных тонов она не слишком бросалась в глаза, но, тем не менее, была довольно раздражающей. С одной стороны большой прямоугольной комнаты располагались двери, ведущие в технические помещения для персонала, а также там находились столы, на которых подавали еду. Они были достаточно большими, чтобы там могли располагаться как столовые приборы, так и огромная железная кастрюля с едой. Сейчас там возвышалась как раз одна такая, с подписью, сделанной красной краской, и говорящей о содержании кастрюли. Однако, та пустовала. С другой стороны помещения в стене были проделаны большие окна. Всего их было три. Каждое было новеньким, по периметру отделанным пластиком. По всему свободному пространству были расставлены белые столы. Длинные, с такими же длинными лавками, и только ближе к окнам квадратные и со стульями. В самом конце столовой находились двери с окошками, такие же, как на входе. Вероятно, они и вели к новой части детского дома.

Юмэй собралась идти вперед, ступая одной ногой, но тут же остановилась. Чувства обострились, крича о том, что рядом проклятая энергия. Девушка резко запрокинула голову к потолку, успевая заметить длинное, похожее на гусеницу, проклятие. Юдзи приготовился отразить его удар, доставая клинок, но Маруяма была быстрее. Она махнула нагинатой, распыляя духа в один миг.

— Мерзость…меня от вас тошнит, — мрачно произнесла девушка, смотря, как проклятие осыпалось на пол кучкой пепла. Она перевела взгляд в правую часть комнаты, обостряя все чувства.

— Кажется, в технических помещениях есть ещё проклятия, — оценивающе проговорила девушка. Она кивнула Юдзи, и тот направился к железным дверям, отделяющим основное помещение от комнат для персонала. Юмэй направилась осматривать всю остальную комнату. Подойдя к окнам, она заглянула в них, наблюдая картину непроглядной ночи. Завесы почти всегда оставляли неприятное ощущение, что ты взаперти в тёмном и страшном месте. Из-за металлических дверей послышались нечленораздельные звуки, похожие на визги проклятых духов. Спустя несколько секунд оттуда вышел Итадори. Он оттряхнул свою форму, будто та запачкалась в пыли, и подошёл к Маруяме. Маги направились в конец помещения, преодолевая ещё одни белые двери. За ними оказался почти такой же длинный коридор. Он встретил их ярким светом ламп. Юмэй прищурилась, опуская глаза к полу. Выполнен новый коридор был в белых тонах, а длинные лампы под потолком создавали ощущение нахождения в больничной палате или на пути в морг. А, может, это просто были жуткие ассоциации Юмэй.

Небольшая дверь у ближней стены подсвечивалась неоновой табличкой «вход», висевшей над ней. Замдиректора распахнула её, обнаруживая дальше лестницу на другие этажи. Выглядела она уже не так красиво, как парадная лестница. Похоже, за ней начиналась стройка. Девушка придержала дверь, пропуская Юдзи, и стала подниматься по ступенькам. На верхних ступенях шаги стали отдаваться лёгким эхом, перерастающим в какофонию шума. К нему добавился шум воды, отдающейся по всем этажам, и еле слышный лязг металла. Юдзи, скорее всего, его не слышал, а вот Юмэй очень даже.

После первой лестницы показались строительные леса второго этажа. Маги вышли на открытую часть. Стены ещё не были возведены, а пол и потолок соединялись серыми бетонными колоннами. Таких здесь было большое количество. В отдельных местах торчали балки и арматуры, грозя, что, если маги не будут осторожны, то закончат самым глупым образом — точно не от лап проклятия. Тут и там остались вещи, разбросанные рабочими. В основном какая-то одежда или каски. Юдзи заметил в некоторых местах кровь. Юмэй затаила дыхание, вновь внимательно осматривая обстановку. Здесь энергия от проклятых духов ощущалась намного сильнее.

— Идзити сказал, что духа оценили примерно первым уровнем. Возможно, почти «особым», но я ничего похожего не чувствую, — проговорила замдиректора, стараясь говорить не слишком громко, но и не понижаясь до шепота.

— Аналогично, — ответил Юдзи, перекатывая в руках рукоять кинжала. Он слегка нервничал, хоть и понимал, что в компании мага первого уровня ему ничего не грозит.

Юмэй прошла вперед, изучая взглядом каждый сантиметр помещения. На одной из колонн собралось несколько проклятых духов, похожих на тех, что они изгнали в столовой. Они казались мерзкими личинками, которые обвились вокруг столба, словно вокруг жертвы. На полу неподалеку были ещё духи-личинки, только они имели подобие ног, несколькими парами закрепленных на их телах. Девушка с нескрываемым отвращением подняла над ними своё оружие. Не успел клинок коснуться проклятий, как все чувства будто стрелой пронзило. Юмэй вдруг ощутила присутствие чего-то посильнее. Итодори дёрнулся в сторону, тоже ощутив мощную проклятую энергию. И-за колонны медленно выплыла неясная фигура. Дух издавал странные звуки, напоминающие прорывающийся сквозь помехи голос. Он был достаточно большой. Уж точно ростом побольше Юдзи. Передвигался проклятый дух почти как горилла, его передние лапы, схожие с человеческими руками, волочились по земле, а тело опиралось на них. Оно было почти лысым, с множеством складок, которые были не только на самом теле, но и на хоботе духа.

Шерсти почти не было. Лишь в нескольких местах она торчала грязными рыжеватыми кустами, будто бы после болезни лишаем. Язык духа был вытащен и висел в огромном рту, пуская слюни на бетонный пол. Два ряда грязных зубов опоясывали язык. Желтые глаза его поворачивались в орбитах, с невероятной скоростью наворачивая круги.

Проклятый дух остановился рядом с бетонной колонной, будто бы не решаясь нападать ли ему на магов или нет. Хотя Юмэй сомневалась, что его внимание в данный момент было приковано к ним. Но всё же, она выставила вперёд оружие, намереваясь атаковать при первой же возможности. Дух вяло поглядел на мелких проклятых духов. Было ощущение, что он оценивал их. Издав какой-то звук, он раскрыл пасть настолько, насколько мог и, захватив проклятия языком, сожрал их. У Юмэй округлились глаза. Обычно проклятые духи не поглощали друг друга, но этот… Он похож на того духа пронеслось у неё в голове. Решив не дожидаться дальнейших действий духа, Маруяма активировала свою технику. Вокруг неё замерцали светящиеся сферы разных размеров. Они походили на небольшие призрачные огни, которые можно иногда заметить на болотах. Витающие в воздухе кусочки света… техника Юмэй — Блуждающие огни! Сферы закрутились вокруг девушки, образуя непрерывный круг. Мельком она заметила восхищенный взгляд Юдзи. Он хотя бы не напуган. Световые шарики закрутились ещё яростнее, а затем, по команде Маруямы, рванулись в сторону духа. Тот лениво посмотрел в сторону приближающейся атаки. Его пасть вновь открылась, поглотив сферы.

Юмэй приоткрыла рот от удивления. Проклятие просто сожрало её технику!? Какого чёрта!? Да будь на его месте любой другой проклятый дух или маг атака задела бы его. Монстр двинулся с места и приблизился к мелким проклятиям, сидящим на полу. Его язык вытянулся прямо до него и с лёгкостью слизнул их. В этот момент его проклятая энергия ощутилась ещё сильнее.

— Что ж, — с нервным смешком произнесла Юмэй, держась обеими руками за рукоять нагинаты, — теперь, пожалуй, ему действительно можно дать «особый» уровень.

— Вы сделали только хуже!? — почти завизжал Юдзи, хватаясь за волосы.

— Не волнуйся, мы его победим, — напутствующе проговорила девушка, срываясь с места. Вокруг неё вновь образовались частички света, меняя свою форму. Она приблизилась к духу, обрушивая на него несколько разящих ударов. Тот вряд ли мог увернуться ото всех сфер, превращенных в острые копья, но парочка его всё же задела. Он взвыл, пытаясь длинным хоботом сбить Юмэй с ног.

— М-м-аа-а-ма-аа…а, — вырвались изо рта духа звуки, похожие на человеческую речь.

— Извини, я не твоя мама, — злобно прошипела Маруяма, запуская в духа порцию своих атак. С другой стороны к нему подбежал Юдзи, ударяя по нему кулаком и орудуя кинжалом. Острое лезвие отсекло проклятию часть хобота. Оно вновь взвыло низким тоном и с несказанной до этого скоростью ринулось к оставшимся слабым духам. С причавкиванием он сожрал последних. Юмэй цокнула от отвращения и громко выдохнула. Она обратилась ко всей своей внутренней энергии, закрывая глаза и напрягаясь. Когда пушистые ресницы распахнулись, глаза её сияли, будто бы в них были встроены фонари. Девушка направила поток проклятой энергии на духа и по всему этажу разлилась яркая вспышка света. Юдзи зажмурился не в силах вытерпеть настолько яркий свет. Когда же он открыл глаза, перед ними не было ничего. Кромешная тьма. Хотя нет, не настолько кромешная. Он видел свои руки и тело. Юноша повертел перед глазами ладонью, осознавая, что просто видит вокруг только чёрный фон. Он посмотрел по сторонам, ища Юмэй. Она стояла рядом, а глаза её всё также светились.

— ААААА, ЗАМДИРЕКТОРА ВЫ..ВЫ…- заорал Итадори, не ожидая увидеть такую картину. Девушка растерянно повернулась к нему, обратив взор светящихся глаз на парня. Она помахала руками, призывая его не кричать, и закрыла глаза. Открыв их, Юдзи снова увидел обычные золотистые глаза замдиректора. Совершенно не сияющие.

— Прости-прости, это всё из-за моих техник, — успокоила его Юмэй. Она опустилась на колено, чтобы быть на уровне сидящего Итадори.

— Замдиректора, где мы? — спросил юноша, понижая голос, потому что девушка приложила палец к губам, призывая его быть тише. — Это расш…

— Тссс, — Маруяма закрыла ему рот рукой. Её глаза нервно бегали туда-сюда, ища источник звука, который она только что услышала. — Это не расширение территории, я не умею использовать эту технику. Это мир снов, моя особая способность.

Замдиректора убрала руку со рта Итадори. Он решил больше ничего не говорить, либо говорить осторожно и шепотом. В ответ на слова девушки он вопросительно поднял брови. Юмэй вздохнула.

— Мы переместились в запись сна. В реальном времени перемещаться в сны людей я не могу, я попадаю в некую непрерывную запись. Как зацикленное видео.

— А почему здесь так темно? — озадаченно спросил Юдзи, смотря по сторонам. Он всё ещё видел лишь бесконечную чёрную пустоту.

— Потому что это мой сон. Я не вижу снов.

Последняя фраза поразила Итадори. Это отложилось в его голове, но не стало ясным ответом на вопрос. Все до единого ведь видят сны. Верно? Как же Юмэй может их не видеть? Парень хотел ещё что-то спросить, но она вновь шикнула на него.

— Проклятие тоже здесь, — одними губами произнесла Маруяма. Она поднялась на ноги, потянув за собой Юдзи. Только сейчас он заметил, что оружие осталось с ней. Она подняла его, переложив в левую руку, и осторожными шагами направилась вперёд, периодически останавливаясь.

— А зачем мы переместились в этот «мир снов», если проклятие переместилось с нами? — шепотом задал вопрос Итадори.

— Чтобы обдумать план действий. К сожалению, я не Годжо, мне нужен чёткий план или, хотя бы, оценка способностей врага. Я не вступлю в битву, если не буду заранее знать, что победа за мной.

Звучит логично подумал Юдзи. Он решил тоже насторожиться, чтобы не пропустить атаку проклятого духа. Но в нём было одно «но». На стройке Итадори успел заметить, что это проклятие не слишком стремилось нападать на них. То есть, он не слишком много проклятий видел. Всего-то проклятые духи в его школе, те проклятия из заброшенного дома, где они были с Кугисаки, и «особый ранг», являющийся пальцем Сукуны. Но все они стремились напасть на магов, убить их. Этот же дух казался ленивым, неповоротливым (когда хотел).

— Замдиректора, — позвал Юдзи. — вы тоже заметили странность этого духа?

— Да, — мрачно отозвалась девушка, — всё, что ему нравится, — это жрать других духов и проклятую энергию, — она злобно оскалилась, недовольно цокнув языком. Сейчас она напоминала юноше Кугисаки. — Откровенно говоря, он похож на духа, которого изгнал мой отец, когда был здесь на задании.

— Это может быть он? — поинтересовался Итадори, желая побыстрее найти корень проблемы.

— М-м, не совсем. Проклятия могут возвращаться, переродившись. Особенно, если они «особого» уровня. Тот дух, возможно, был именно такого уровня.

Юмэй тяжело вздохнула. Она остановилась на несколько секунд, прислушиваясь к своим чувствам. Проклятие было где-то неподалеку. Обычно, большинство снов, в которые она могла попасть, имели обширную территорию. Они, в отличии от техники «расширения территории», которая занимала уже имеющееся пространство, находились как бы в другом мире. Вернее сказать, между мирами. Как «карманное измерение». У чёрной пустоты, коей являлись её сны, была как раз таки большая территория. Но в данный момент, дух подбирался к ним всё ближе.

— Думаю, у меня есть план, — проговорила Юмэй, глядя на ученика. Юдзи кивнул, готовый выслушать её идею. — Несмотря на то, что этот дух поедает как проклятую энергию, так и других духов, он всё же уязвим к атакам шаманов.

— Да, я заметил. Вы попали по нему несколько раз, — подтверждающе кивнул Итадори. Маруяма довольно ухмыльнулась.

— Он достаточно глуп, хоть и является «особым» уровнем. А это значит, что при правильной атаке мы можем свободно поразить его насмерть.

Юмэй пробежалась глазами по темноте, выискивая проклятие. Но оно не было в поле зрения магов. И всё же, девушка говорила негромко.

— Поступим так: когда мы выйдем обратно, ты задержишь духа на месте, отвлекая от себя, а я обрушу на него свою самую мощную технику.

— О, уверен, если вы примените свою самую мощную технику, то мы точно победили, — у Юдзи даже глаза загорелись от предвкушения, — хочу увидеть её.

— Тогда готовься, — улыбнулась Юмэй, но улыбка её была больше кровожадной, чем ободряющей.

Она махнула своим оружием и уже через секунду они вновь оказались на стройке. Юдзи даже не понял, как она это сделала. Единственное, что он увидел, что Юмэй держала его за руку. Посмотрев вперед, юноша увидел духа. Он медленно перемещался по стройке, неподалеку от лестницы, выискивая ещё проклятия. Маги встретились взглядами, молча дав друг другу старт. Итадори помчался что есть силы в сторону проклятия. Ощутив его приближение, монстр лениво повернулся, и встретился лицом с кулаком дивергента. Проклятая энергия Юдзи вырвалась на свободу, оставляя вмятину на духе. Тот отлетел в сторону, стараясь не потерять равновесие.

— М-м…м-ма-ма-а-а… — вновь произнесло проклятие, качая головой. Юноша не дал ему опомниться, нападая уже с кинжалом. Он непрерывно наносил удары, стесняя духа в сторону и замедляя его движения. Похоже, поняв, что просто так ему не уйти, дух стал пытаться нападать в ответ. Выровняв дыхание, Итадори с новой силой стал наносить удары, пока впереди не мелькнул силуэт Юмэй.

Девушка оказалась позади проклятого духа. Глаза её были темнее, чем обычно, и пылали яростью. Дух попытался обернуться в её сторону. Маруяма соприкоснулась ладонями, образуя жест, которым обычно молятся в храмах. Затем она резко переплела пальцы, смыкая их в замок.

— Гори в аду, мерзкое отродье, — прошипела на прощание духу Юмэй. Она одним движением опрокинула сомкнутые руки, так, что замок из пальцев оказался внизу. — СТОЛБ СВЕТА!

Мощный поток проклятой энергии, преображенной в свет, обрушился прямо на проклятие. То успело лишь последний раз неясно взвизгнуть, прежде чем исчезнуть в слепящем свете. Юдзи закрыл глаза, боясь ослепнуть. Для пущей верности он закрылся рукавом своей формы. От сильного удара поднялись клубы пыли. Через пару секунд он приоткрыл глаза, кашляя от пыли, витающей в воздухе. Получилось? На месте проклятия теперь было чёрное пятно, выделяющееся даже на фоне бетонных полов. Юмэй тяжело дышала, будто запыхалась после быстрого бега. Она опустилась на колени, переводя дух.

— Вы изгнали его? — задал вопрос Юдзи, хотя и сам видел то, что осталось от проклятого духа.

— Мы изгнали его, Юдзи, — улыбнулась измученная девушка. — Без тебя я бы не смогла.

— Ой, да что вы, — отмахнулся слегка смущенный юноша, — вы ведь и так очень сильная.

— Но, правда в том, что для использования этой техники мне нужно время, чтобы собрать свою проклятую энергию. И ты мне выиграл это время.


* * *


По возвращении в Магический Техникум Юмэй распрощалась с Юдзи и отправилась в свой кабинет. Ей ещё предстояло написать отчёт о своём задании. Хоть почти всё тело и ныло, после использования техники, но она была счастлива. Она сделала это, переборола себя, перешагнула порог «Алой сакуры». После победы над проклятием, Маруяма ещё и обошла все этажи, удостоверяясь, что мелких проклятий не осталось. Их либо изгнали они с Итадори, либо их съел тот проклятый дух. И всё же, Юмэй хотела убедиться, что детей не было нигде в здании.

— Ну-ну, Мару, можно было и не использовать эту технику, — прозвучал укоризненный голос Сатору. Замдиректора не видела его, потому что буквально лежала на рабочем столе. Волосы закрывали лицо и не давали видеть обстановку в кабинете, — ты же теперь, как выжатый лимон.

— Я в порядке, — пробубнила Юмэй. Кажется, волосы лезли даже в рот, когда она шевелила губами. Девушка сдула их резким выдохом, — просто отдохну немного и смогу снова бодрствовать.

— И каково было зайти туда спустя столько лет? — помолчав, наконец, спросил Годжо. Маруяма не знала, что ему ответить. Без НЕЁ там было совершенно не так. Без НЕЁ воспоминания о детском доме были не такие болезненные. Директор Харада умерла, а с её смертью и исчезла неприязнь к «Алой сакуре». Все болезненные воспоминания, все призраки прошлого, крутились вокруг этой женщины. Жестокого тирана, любящего всех, кроме одной лишь Юмэй.

— Уэда говорил вам с Идзити, что прошлый директор детского дома умерла год назад? — не ответив на вопрос Сатору, задала свой вопрос девушка. Он молчал несколько секунд.

— Кажется, — да.

Юмэй тяжело вздохнула. Взгляд её был направлен на противоположную стену, но смотрел будто бы сквозь неё. Перед глазами появился мутный образ высокой беловолосой женщины.

— Я говорила, что, несмотря на ужасный характер, у неё были очень красивые голубые глаза….

Голос девушки раздался довольно тихо. Веки слипались, в надежде закрыться и погрузиться в тёплую дрёму. Сатору удивлённо посмотрел на Юмэй, но она уже уснула, удобно пристроив голову на столе. Она мерно задышала, уснув с лёгкой улыбкой на губах. Годжо выдал почти беззвучный смешок и обернулся к многочисленным шкафам, стоящим в кабинете. Достав из одного небольшую простынь красного оттенка, он подошёл к девушке, накрыв её спину.

— Хотя бы, ты не увидишь кошмары, — тихо произнёс мужчина, наклоняясь ближе к девушке, гладя её по голове.

Дверь отъехала в сторону, демонстрируя на пороге ассистента в чёрном костюме. Идзити был слегка запыхавшимся и тут же начал громко что-то тараторить, но Сатору перебил его.

— Тише, Идзити, ты такой громкий. Позволь своей начальнице немного отдохнуть.

Помощник сначала непонимающе взглянул на коллегу, а затем увидел спящую Юмэй. Он тут же закрыл рот и повернулся на пороге.

— Давай-давай, — подогнал его Годжо, выпроваживая из кабинета и уходя сам. Перед тем, как закрыть дверь, он бросил последний взгляд на спящую девушку. Когда проснётся, она будет злиться, что он дал ей уснуть, но обязательно поблагодарит за подаренный отдых.


* * *


2001 г.

«Алая сакура»

В окно пробивался лунный свет, отбрасывая жуткие тени на кровати детского дома. На одной из них сидела рыжеволосая девочка. Её колени были прижаты к груди, а лицо спрятано за пушистыми прядями. Она всхлипывала, изредка шмыгая носом. Юмэй сидела рядом с подушкой, которой отгородилась от монстра. Она жалась к железным прутьям кровати, обозначающим её начало. На другом конце кровати шевелился монстр. Гадкая длинная тварь обвила прутья, издавая булькающие звуки. У неё не было ни рук, ни ног, зато были глаза. Тёмные шершавые отростки.

Паника почти поглотила девочку. Она хотела бы убежать, спрятаться. Но в этой комнате от монстра спрятаться нельзя было. А выйди ты из комнаты — тебя накажут. Оставалось лишь вжиматься в кровать и смотреть на других детей, спокойно спящих в своих постелях. Даже они не видели монстра. Они не верили Юмэй.

Мысли были одним паническим клубком. Ничего кроме страха там не было. Но в какой-то момент в них, словно луч света, ворвался незнакомый голос.

- Не бойся. Я защищу тебя.

— Кто ты? — прошептала Юмэй, хотя осознавала, что голос звучит лишь в её голове. Иначе другие дети проснулись бы.

- Твой защитник. Тот, кто всегда был и будет с тобой.

— Ты можешь мне чем-то помочь? — жалобно произнесла девочка, поджимая губы.

- Я могу уничтожить этого монстра.

— Да, пожалуйста, — взмолилась Юмэй, услышав, что странный голос может помочь ей. На это ответа не последовало. Девочка посмотрела на монстра, вьющегося вокруг кровати. Существо вдруг замерло, а затем, издав тихий писк, рассыпалось чёрным пеплом. — Это ты сделал?

- Да.

— Спасибо тебе! — искренне поблагодарила странный голос Юмэй. Она расплылась в улыбке. Улыбалась она не так часто. Многие дети здесь не улыбались. — Как я могу тебя называть?

Ответа не последовало. Девочка решила было, что голос покинул её, расправившись с монстром. Но через несколько мучительных секунд, тянущихся для Юмэй, как минуты, он заговорил вновь.

- Можешь звать меня Баку.

Глава опубликована: 08.04.2022
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх