↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серебряный змей и золотая бабочка (джен)



Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Драма
Размер:
Макси | 377 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
Нецензурная лексика, Фемслэш, Насилие, Смерть персонажа
 
Не проверялось на грамотность
За все годы, проведенные в детдоме, Юмэй никогда не говорили, что она особенная. Пока судьба не связала её с миром магов. Став заместителем директора в Токийском магическом Техникуме она думала, что достигла всего, чего желала. Но это был далеко не пик, девушке ещё предстоит столкнуться с призраками прошлого и понять не только саму себя, но и свои способности.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 8

Настенные часы пробили ровно двенадцать дня. Полдень. Гонка по изгнанию духов началась. Юмэй сидела за одним из кресел в комнате наблюдения, покачивая одной ногой, положенной на другую. Руки лежали на коленях, подпрыгивая в такт движениям ноги. Хотелось усесться чуть комфортнее, но всё, что она сейчас могла — спокойно наблюдать за программой обмена. Хотелось увидеть на экранах что-то стоящее, оценить рост студентов, но ничего грандиозного не происходило. Это вгоняло Юмэй в скуку и заставляло проявлять несдержанность. В надежде скрасить времяпровождение хоть как-то, девушка оглядела присутствующих. На первых рядах сидели учителя. Утахиме сидела по правую сторону, ближе к окну. Замдиректора подозревала, что та специально села за пару кресел от Годжо, чтобы не находиться в его слишком близком присутствии. Примерно между ними на втором ряду сидела Мэй-Мэй. Её длинные локоны светлых волос, заплетенные в тугую косу, спускались вниз, закрывая лицо. Она была главной причиной, почему Юмэй ушла в самый конец, сев на один ряд с отцом и директором Гакугандзи. Если с Сатору она всегда была в зоне комфорта, то с этой женщиной всё было таки наоборот. Мэй-Мэй была из тех людей, которых Маруяма не поддерживала, да и терпеть не могла. Она словно воплотила в себе такие понятия, как «коррупция», «скупость» и вообще всё, что было напрямую связано с деньгами. Юмэй в своей жизни предпочитала держаться подальше от ей подобных.

Выбрав своё место рядом с отцом, Маруяма изредка поглядывала на директора киотского техникума. Из-за очередного негатива, выпущенного со стороны Утахиме, Юмэй совсем позабыла, что собрание директора и студентов Киото было уж слишком подозрительным. Девушка была уверена, что Сатору считал точно также, но не решалась перекинуться с ним многозначительным взглядом, по которому он бы это понял. Собственно, единственное, что ей оставалось — следить за поведением старика, в надежде, выудить его помыслы. У Юмэй были собственные мысли насчёт гнусных планов киотского техникума, которые явно были связаны с Итадори. Она видела реакцию Гакугандзи на то, что сосуд Сукуна остался в живых, да и к тому же, была не против повесить первое покушение на Юдзи на него же.

- Как вы допустили то, что сосуд остался жив? — взъелся на неё старик ещё до начала гонки. — Вернее сказать, как вы допустили сокрытие информации о том, что он остался жив?!

Юмэй тихо цокнула языком, покосившись в сторону директора. Пальцы сжались в кулаки, оставляя тонкие еле заметные лунки на коже. Наверняка теперь вцепится мне или Сатору в глотку думала девушка, прокручивая в голове варианты наказаний. В том, что не только директор, но и «верхушка» что-нибудь да придумают, замдиректора была уверена точно. Именно за Итадори она беспокоилась больше всего, проверяя на экранах только его взаимодействия с другими учениками. Мысли в голове вертелись спутанным клубком, пытаясь сосредоточиться на чём-то одном, что получалось сейчас ну очень плохо.

— Какая интересная девушка, — раздался приятный голос Мэй-Мэй, заставивший Маруяму вернуться в реальность. Она покосилась на экраны, которые демонстрировали бои в разных местах по всей территории храмового комплекса. Благодаря особой технике Мэй-Мэй, позволяющей ей управлять воронами, все присутствующие могли наблюдать за программой обмена. На плоском прямоугольном экране, на который смотрела женщина, разворачивался бой неподалеку от лесного ручья. Юмэй, до этого не принимавшая активного участия в наблюдении, даже потянулась вперёд, желая получше разглядеть битву. На мельтешащей полосами картинке замерла Маки. Вот за её сражением девушка готова была наблюдать вечно. Она много раз видела стиль боя Зенин во время тренировок, в которых и сама нередко участвовала, но наблюдать со стороны было чем-то другим. Юмэй узнала соперника своей любимицы — это была та молодая девушка с катаной, что примерно месяц назад приезжала на собрание с директором Гакугандзи. Этот бой обещал стать интересным.

— Этой девушке уже давно стоит дать второй уровень, — прокомментировала Мэй-Мэй, поглядывая на экраны из-под белой косы. Маруяме хотелось активно закивать или выразить своё абсолютное согласие с её словами, но девушка предпочла помолчать. Вместо неё высказался Годжо.

— Знаешь, я того же мнения, но клан Зенин совершенно со мной не согласен. Они продолжают упираться. — Юмэй негромко хмыкнула, будто бы подтверждая слова друга. Ей показалось, что Сатору чуть повернулся в её сторону. — Им так сложно изменить своё решение насчёт неё?

— Для меня препятствием могут стать лишь деньги, — Мэй-Мэй позволила себе испустить смешок, от которого Маруяма подернулась и поджала губы. Конечно, ты это ты, как всегда.

— Ты так и осталась скрягой, — усмехнулся Сатору. Юмэй уже стала думать, чтобы они закончили свой диалог, не проронив более не слова. Она скрестила руки на груди, чуть осев в кресле. — Кстати, вы заметили, что кадры с Юдзи стали какими-то обрывистыми? — замдиректора перевела взгляд на друга. Он буквально выразил её собственные мысли, которые вертелись в голове всё это время.

— Да-а-а, я так надеялась посмотреть, на что он способен в бою, но кадров так мало, — протянула Юмэй, мельком взглянув на директора Киото. Она опасалась так высказываться, чтобы не кидать на себя подозрения, но, всё ещё надеялась распознать намерения директора. Старик ничего на это не ответил, продолжая сидеть, внимательно наблюдая за экранами.

— Животные не постоянны, — отозвалась Мэй-Мэй, кидая хитрый лисий взгляд на рыжеволосую, — Мне утомительно следить за ними. — Маруяма не сдержавшись громко фыркнула, отведя глаза. Похоже, реакция замдиректора ничуть не смутила женщину.

— О, так ли это? Скажи честно, Мэй-сан, за кого ты?

— «За кого»? — понизив голос, повторила маг, усмехнувшись, — Я всегда за деньги. Всё, что нельзя продать за деньги, — бесполезно. Ведь это не принесёт богатства.

— Ха, интересно, сколько, по-твоему, стоит Мару-чан? — хохотнул Сатору, повернувшись в сторону рыжеволосой. Пальцы Юмэй сжали ткань формы, яростно царапая её. Она прикусила внутреннюю сторону щеки, сдерживаясь, чтобы не высказаться. Как бы девушка не пыталась отвести взгляд, она чувствовала, что после шуточного вопроса Годжо Мэй смотрит на неё.

— Бесспорно много, она ведь исключительная девушка, — хищно улыбнулась женщина.

— Помолчите уже, — сквозь зубы проговорила Юмэй, борясь с желанием встать и уйти из помещения. Она даже не стала задумываться, с сарказмом ли говорит Мэй-Мэй, как это иногда делает Утахиме, или действительно так считает. Одна из печатей, обозначающих проклятых духов, раскинутых по территории, загорелась алым пламенем и все переключились на новое достижение гонки. Сгорели лишь две печати, что означало, что студенты не слишком торопились набирать очки гонки, а это в понимании Юмэй означало, что у них явно какой-то сговор с директором. Теперь она с подозрением покосилась на Мэй-Мэй, надеясь, что та не заметит её.

Вновь погрузившись в молчание, Маруяма откинулась на кожаную спинку кресла и вперила свой взгляд в экран. На нём ещё шла битва Маки и Мивы. Замдиректора улыбнулась, замечая быстрые движения своей ученицы и растерянное лицо её противника. Хотя, девушка готова была подметить, что и Мива была неплоха для своего четвёртого уровня. Девушка почти в совершенстве владела «простой территорией», которая считалась более сложной, чем «расширение территории». Юмэй было сложно судить на этот счёт, ведь сама она не владела вышеупомянутой техникой. Глаза девушки бегали по экрану, внимательно впитывая каждое действие и совершенно не замечая, как время продолжает бежать вперёд.

Постепенно бой сошёл на нет. Маки лишила противника оружия и переключилась на свою сестру — Май. Юмэй предпочла бы понаблюдать и за их сражением, но на экранах отсутствовало изображение с той части леса, куда углубились близнецы. Вместо этого на экране в скором времени показалась уснувшая Мива. Стоило ей поднять телефонную трубку, как та провалилась в глубокий сон. Наверняка способности Инумаки хмыкнула про себя Юмэй.

— Ох, она уснула, вот незадача… — тяжело вздохнула Утахиме, поднимаясь с места. Замдиректора бросила на неё слегка удивленный взгляд. — Я отойду ненадолго. — Сатору тоже посмотрел на учителя. — Не могу же я бросить её одну в лесу, где разгуливают проклятия, — пробурчала женщина. Маруяма пожала плечами, никак не возражая и не препятствуя.

— Да, я волнуюсь за Миву, — проговорил директор Гакугандзи, — забери её поскорее.

Юмэй коротко переглянулась с Годжо, желая найти второе дно в словах старика, но при взгляде на Утахиме они ничего не заподозрили. Конечно, даже, если у него и был какой-то план, посвятить в него учителя он бы не успел. Она была с ними в комнате, пока у студентов Киото было собрание. Замдиректора оперлась рукой на подлокотник кресла и успокоилась. Только спокойствие это длилось недолго. Не успела Утахиме уйти, как все печати, висевшие на стене в метре от женщины, загорелись. Все присутствующие в комнате с нескрываемым удивлением покосились на сгоревшие остатки копоти на стене.

— Гонка окончена? — неуверенно произнесла Утахиме, ошарашенная внезапным возгоранием. — Все загорелись красным…

— Странно, — Мэй посмотрела на стену из-под пышных ресниц, особо не проявляя интереса или беспокойства, — мои вороны ничего не увидели.

Юмэй ощутила поднимающееся где-то внутри волнение. Она обильно закусала нижнюю губу, перебирая пальцами по подлокотнику. Светлые царапины остались от её коротких ногтей.

— Я бы сказал, что ученики великого учителя Годжо всех изгнали, но… — протяжно проговорил Сатору, сплетая пальцы в замок. Маруяма взглянула на отца.

— Красный огонь это ещё и незарегистрированная энергия, — строго произнёс Масамичи.

— Думаете, к нам пробрался посторонний? — попыталась скрыть взволнованный голос Утахиме.

— Он смог пробраться сквозь барьер мастера Тэнгэна? — недоверчиво вопросила Юмэй, подпитываемая сомнениями. Она уже помнила трагедию одиннадцатилетней давности, когда барьер оказался совершенно бесполезным, и повторения в летальных исходах в больших размерах ей не хотелось.

— Значит, барьер, скорее всего, не работает, — коротко сказала Мэй, озвучив самое логичное предположение. Директор Яга поднялся со своего места, а Юмэй повторила за ним, быстро встав на ноги. Не слишком хорошая ситуация под её недавнее желание размять ноги.

— Я отправлюсь к Тэнгэну, а ты, Сатору, защищай студентов вместе с директором Гакугандзи, — мужчина перевёл взгляд на полную решимости Юмэй. Он чувствовал, что дочь готова прямо сейчас сорваться с места, чтобы сделать хоть что-то. — Юмэй, иди с ними. Мэй останется здесь и будет наблюдать за всеми и поддерживать связь.

— Я всё поняла, — сладко проговорила Мэй-Мэй, — и рассчитываю на бонус.

Юмэй лишь в очередной раз фыркнула, недобро взглянув на женщину. Она быстро прошла между рядами кресел, остановившись рядом с Годжо.

— Ну же, старичок, пора прогуляться, — зычно произнёс мужчина, хлопнув в ладоши. — Вы ведь уже пообедали?

Ради Бога, Сатору, имей всё же совесть подумала Юмэй, пряча легкую ухмылку в рыжих локонах, прикрывающих лицо. Она взглянула на проход, а затем глаза метнулись к экранам. На них по-прежнему ничего не было. Мива так и осталась лежать на траве, захваченная лозами сна. Ничего не говорило о чужом присутствии или постороннем вмешательстве.

— Поспешим, — поторопила всех Утахиме. Маруяма согласно кивнула, тут же бросаясь к выходу из комнаты.

Храмовые постройки в традиционном стиле замелькали перед глазами, когда маги выбежали на территорию техникума, спеша к главным воротам. Юмэй заметила, как Сатору, высоко подпрыгнув, забрался на крыши, продолжая легко бежать по ним. У самой девушки начинало сбиваться дыхание, когда показались каменные блёклые тории и лестница. Она была не настолько сильна физически, так что подобный быстрый бег её утомлял. Юмэй подняла золотистые глаза в небо. Там, над частью территории техникума начинала расплываться завеса. Её желтоватые концы словно создавали некий фильтр вокруг захваченной местности. Усталость в теле сменилась напряженностью. С появлением завесы стало ясно, что кто-то явно решил помешать мирной программе обмена, и это явно было не дело рук директора Киото.

— Сатору, беги туда, пока завеса не опустилась, — крикнула Утахиме, набирая темп. Маруяма, старающаяся бежать рядом с ней, подстраиваясь под бег, согласно кивнула. Он был не только сильнее всех присутствующих, но и физически сильнее. Годжо бы успел забежать под завесу и никакие её правила бы уже не помешали. Но тот покачал головой.

— Не выйдет.

Утахиме издала возмущенный возглас, посмотрев снизу вверх на мага. Юмэй нахмурила брови, стараясь вглядеться в завесу. Неужели завеса уже завершена? Пронеслось у девушки в голове. Сам невидимый купол уже мог сомкнуться с землёй, производя нужный эффект, а образ видимой завесы лишь обман. Цветной купол, пожирающий небо, встал впереди чёрной стеной. Все маги резко остановились, замедляя шаг.

— Что ж, — протянул Годжо, — раз она уже опущена, то просто пробьёмся внутрь.

Мужчина подался вперёд, в надежде коснуться завесы и пройти внутрь, но протянутая рука в ту же секунду отдёрнулась. Ощущение было, будто бы его ударили током со всей силы, Сатору отпрянул, на шаг отступив назад. Юмэй с опаской посмотрела на барьер, к которому уже потянулась Утахиме.

— Эй, почему это тебя завеса отторгает, а меня нет? — рука женщины свободно прошла сквозь чёрное полотно, невидимая с другой стороны. Маруяма подошла ближе, касаясь барьера одними пальцами. Темнота поглотила пальцы, позволяя пройти дальше, словно окунаясь в чёрные воды. Девушка вытащила руку обратно, прижав к груди, словно на ней остались ожоги. Она покосилась на Сатору и заметила, что тот улыбнулся.

— Идите без меня, — проговорил маг, — похоже, эта завеса является барьером, который впускает и выпускает всех, кроме Сатору Годжо.

— Я бы сказала, что твоё эго выросло до размеров этой завесы, — с нервной ухмылкой протянула Юмэй, — но, судя по всему, так и выходит.

Утахиме ошарашено посмотрела на мужчину, а затем отвела взгляд на плотный барьер. Замдиректора ощутила, что женщина волнуется. Она и сама напряглась от такого исхода событий.

— Эти посторонние очень опытные мастера проклятий, — произнесла Юмэй, сглатывая ком в горле.

— И у них, похоже, есть информация на нас, — заметил Годжо, поднимая голову, чтобы рассмотреть завесу выше. — Ну же, ступайте. Не знаю, что им нужно, но одна неверная ошибка и мы проиграем.

Юмэй вдохнула полной грудью, набираясь уверенности, и кивнула. Она посмотрела на Утахиме, встретившись с ней взглядом. За весь день это был первый раз, когда она не смотрела на неё полными ненависти глазами. Быть может, это происшествие хоть чуть-чуть исправит их взаимоотношения? Протянув руку вперёд, замдиректора полностью погрузилась в завесу. На миг темнота охватила её с ног до головы, заполнив собою все чувства, но в следующий же миг, девушка вышла на другой стороне. Словно ветер, её обдало потоком проклятой энергии, ощущающейся по всей скрытой барьером территории. Юмэй слегка поёжилась. Она не привыкла ощущать чью-то сильную энергию кроме Сатору. Когда поток был настолько силён, как у «особого» уровня, проклятая энергия ощущалась почти физически, прилипая к языку. Девушке захотелось сплюнуть, ощутив на языке мерзкий привкус. Но тут всех троих магов отвлёк громкий голос.

Глава опубликована: 08.04.2022
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх