↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Гарриет (Гарри) и Межмирье (джен)



Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения, Комедия, Драма
Размер:
Макси | 59 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU, ООС, Фемслэш
 
Проверено на грамотность
В Англии наступило затишье. Вся страна завоёвана, маглы порабощены. Горстка волшебников во главе с Дамблдор, готовая противостоять режиму леди Волдеморты, скрывается в подполье. Но Хогвартс вне досягаемости врага. Провалившись в неизведанное измерение, называемое Межмирьем, он застрял там. И обе стороны пойдут на всё, чтобы его заполучить.
В это самое время в темнице Азкабана ютится Гарриет Поттер, ещё ничего не знающая о вторжении в её мир чужака, как две капли воды похожего на неё.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

2 глава: отряд Гарриет

После побега из Азкабана Гарриет оказалась вынуждена залечь на дно, хоть и рвалась в бой. Но на этом настояла не только Дамблдор, но и Сирил. А идти против воли так сильно переживающей о ней крёстной в открытую было бы слишком большой наглостью и неблагодарностью. Но про себя Гарриет решила посидеть в штабе Ордена не больше недельки, чтобы бдительности у её надсмотрщиков поубавилось, а там можно и снова готовиться к действиям.

Ни с кем из "старичков" Гарриет никогда не советовалась, потому что все так или иначе отчитывались перед Дамблдор. Все, кроме Муди. Старая аврор не трепала языком почём зря и не тряслась над Гарриет как над фарфоровой куклой, но была достаточно опытна, чтобы подкинуть действительно дельный совет. Была у Гарриет и своя команда на случай вылазок — Рони и Герман, теперь в неё попала ещё и Дракона. Раскаяние старой врагини стало для Гарриет тем ещё сюрпризом, но Волдеморта держала где-то в плену её родителей. В Азкабане Малфоев-старших не оказалось, нужно было искать дальше, а Гарриет вызвалась помочь новообретённой подруге. Оставалось лишь одно недоразумении в виде её копии из параллельного мира.

Гарри Поттер слонялся без дела из комнаты в комнату, игнорируемый всеми, но так раздражавший Гарриет одним своим видом. Даже очки, сидящие на носу этого мальчишки, были такие же, как у неё. И шрамы ничем не отличались. Желание быть уникальным в своём роде свойственно всем людям, и Гарриет чувствовала, что одной Поттер в этом мире более чем достаточно.

Чтобы немного развеять скуку и стараться не пинать медленно готовящего ритуал Германа, Гарриет занялась Гроххом. Переделать лицо ожившего голема оказалось не так-то просто. Когда Гарриет выковыривала пуговичный глаз и искала что-то более приличное, Грохх дрожал как массажное магловское кресло — то ли от боли, то ли ещё от чего, понять было невозможно, ведь он не умел говорить.

Они устроились в помещении, использовавшееся в качестве склада для всякой ненужной, но всё-таки вдруг понадобившейся утвари, так и было написано на табличке перед входом "Хлам, но вдруг пригодится. Не выкидывать!!!"

Увидев то, как переделали Отдел Тайн, Гарриет долго гадала про себя, кому пришло в голову поручить Рони установку указателей. Герман всё объяснил, сказав, что Рони вызвалась сама, а больше всего равно было некому. Переживающая за мать и Гарриет, заключённых в Азкабане, обычно страдающая бездельем, подруга становилась невероятно деятельной, что не могло не восхищать. А с их освобождением Рони вернула себе прежнюю улыбку, что также стало одним из наблюдений Германа.

Грохх сидел на деревянном стульчике и был недвижим, пока Гарриет над ним колдовала. Она наша пару жемчужин, которые бы вполне сгодились в качестве глаз, но не знала, как их приклеить к камню, чтобы Грохх не дрожал, иначе получится криво.

— Это тот самый голем? — послышалось за спиной.

Гарриет обернулась. У входа стоял Гарри, она отвернулась обратно, недовольно скрестив руки на груди. Вторженец жеста то ли не понял, то ли не захотел понять, он подошёл ближе, встав рядом.

— Неужели ты создала его без волшебной палочки? — поразился Гарри.

— Так и есть, — горделиво отозвалась Гарриет. — В этом теле такая волшебная сила, что тебе и не снилось.

— Если ты можешь, то и у меня должно получиться, — задумчиво протянул Гарри — похоже, он её даже не слушал.

Гарриет грубо толкнула Гарри в плечо подальше от голема, у того очки съехали на бок. Прищурившись и поправив очки, Гарри прямо посмотрел на неё:

— И чем я тебя так не устраиваю? Мы ведь разные версии одного человека.

— Прикуси язык! — вспылила Гарриет. — Ничего подобного. Видел, на что я способна? Ты мне и в подмётки не годишься. В поединке я бы тебя на лопатки уложила.

Гарри хмыкнул:

— У тебя даже волшебной палочки нет, принцесса. Так я должен тебя называть, да? А то все так с тобой носятся, удивительно, что ковёр под ногами не стелют из роз, когда идёшь куда-нибудь.

— Что сказал?!

Гарриет бросилась на Гарри с кулаками. Он не ожидал и не успел вернуться от её кулака, вонзившегося прямо в живот. Согнувшись пополам, Гарри воинственно закричал и побежал на Гарриет, сбив её с ног. Цепкие руки девушки повалили Гарри следом. На полу завязалась перепалка. Гарриет вырывала своей копии волосы, Гарри пытался от неё отвязаться и, схватив локон волос девушки, резко дёрнул, его владелица укусила Поттера за руку. И тут из кармана Гарри показалась волшебная палочка. Выплюнув чужую руку, Гарриет схватила палочку, отпихнула противника и вскочила на ноги, наведя оружие прямо ему в лицо.

— Теперь у меня есть палочка, — сказала она с бравадой. — Раз уж мы с тобой такие одинаковые, то твоя палочка и мне подойдёт.

Гарри заскрежетал зубами, вокруг были разбросаны выдранные из его головы волосы. Возвышавшаяся над противником победительница, повернулась к Грохху, наставив палочку на него, она собиралась использовать заклинание оцепенение, чтобы заставить того сидеть смирно. Гарриет взмахнула палочкой:

— Иммобулюс!

Ни с того ни с сего в воздухе что-то вспыхнуло, послышался сильный хлопок. Гарриет отбросило к одному из шкафов, который доставал чуть ли не до потолка. Больно ударившись спиной, Гарриет услышала странный зловещий скрип, вещи из шкафа полетели прямо ей на голову, а вскоре должен был рухнуть и сам шкаф. Рефлекторно Гарриет прикрыла голову руками, но не рискнула снова использовать волшебную палочку. Послышался грохот, похожий на топот слона. Огромная каменная рука поставила шкаф на место, подхватив остатки падающих вещей и отбросив их в сторону. Гарриет с открытым от удивления ртом смотрела на увеличившегося вчетверо голема. В его каменной голове сияли угольками глаза, а каменный рот растянулся в улыбке. Гарриет поднялась с пола, отряхиваясь.

— Спасибо, Грохх. Снова ты меня спас. А ты, — она швырнула палочку обратно Гарри, — теперь видишь, что мы совсем не похожи? Тошнит от тебя. Идём, Грохх.

Вместе с големом, кое-как пролезшим через дверь, они покинули склад.


* * *


В одном эта высокомерная выскочка Гарриет была права — Гарри не место в этом мире. И никто не хотел говорить с ним — никто, кроме Драконы, не делал этого с охотой. А женская копия Драко Гарри пугала. Ему попросту становилось не по себе рядом с ней. Большую часть времени Дракона проводила в большой кухне, созданной из вещей, найденных то тут, то там Моллисом Уизли и собранных его женой — Артурией. До того момента, как эта парочка стала хозяйничать в штабе Ордена Феникса, вся еда была исключительно из консервных банок. Но Моллис считал, что не дело борцам за свободу питаться как попало, и кормил жителей Отдела Тайн до отвала, а Дракона ему в этом помогала.

Такая воспитанная и обходительная, умеющая слушать других, безумно красивая, на взгляд Гарри, Дракона никак не вязалась с образом заносчивого и трусливого Драко Малфоя. Но при этом, зная Гарриет, он нисколько не удивлялся тому, что раньше девушки враждовали. Сразу после потасовки на складе Гарри пришёл на кухню — единственное место в штабе, да и во всём этом мире, где ему были рады.

В воздухе пахло свежеиспечёнными печеньями с корицей. Новую партию Дракона как раз вытаскивала из духовки. Завидев Гарри, она улыбнулась, но уже через секунду в голубых глазах замелькало беспокойство.

— Что случилось, Гарри? — снимая на ходу прихватки, Дракона подошла к нему. — Вид у тебя какой-то потрёпанный. Ссадина на лице, — коснулась щеки.

Гарри осторожно отодвинул от себя чужую ладонь.

— Просто с Гарриет повздорили, — сообщил он. — Я совсем ей не нравлюсь. А благодарить меня за помощь в спасении она даже и не собиралась.

— Какой печальный настрой, — проговорил Моллис, полноватый рыжий мужчина с мягким, но полным озабоченности лицом. — Иди, съешь печенье с молоком.

Он отошёл от духовки, поставил на круглый деревянный стол тарелку с печеньями и стакан холодного молока.

— Спасибо, — отозвался Гарри, опускаясь на стульчик.

Дракона села напротив.

— Гарриет — непростой человек, — сказала она. — У нас с ней вечно были стычки, пока учились в Хогвартсе.

— Кстати, о Хогвартсе, — протянул Гарри, макая печенье в молоко. — Что сейчас со школой? Она во владениях Волдеморты?

Дракона отрицательно мотнула головой.

— Между Волдемортой и Дамблдор завязался поединок прямо на территории Хогвартса. Это было небывалое зрелище. Но в том поединке никто не победил, произошло нечто странное, и школа провалилась в Межмирье, так мы называем это место. Большинство учеников и преподавателей так и остались заперты внутри. Проникнуть на территорию Хогвартса теперь могут лишь призраки, но обратно они не возвращаются. Ещё одна проблема для Дамблдор и Волдеморты тоже, потому что Хогвартс — очень важный стратегический объект. Без него Англию нельзя считать завоёванной, даже если всех маглов держишь в страхе. Некоторые из нас, что находились во время произошедшего во дворе школы, унесли с поля боя несколько вещей, их ты мог увидеть в Отделе Тайн. До сих пор не могу поверить, что Герман взял тарелку Амбридж. Пф...

Гарри не верил ушам. По сравнению с тем, что творилось в этом мире, в его собственном просто тишь да гладь. Он сделал большой глоток из стакана и вытер губы тыльной стороной ладони.

— Очень вкусно. Спасибо.

— Кушай на здоровье, — улыбнулся Моллис довольно, суетясь возле плиты.

Дракона наклонилась к Гарри через стол, так близко, что он почувствовал запах её лавандовых духов.

— Наверное, рад, что домой скоро вернёшься? — поинтересовалась Дракона.

— Сложно сказать. Ведь мой крёстный погиб. И это моя вина, потому что сунулся туда, куда не следовало, — Гарри помрачнел. — Может, Гарриет и права насчёт меня.

Дракона поднялась на ноги, хлопнув ладонями по поверхности стола.

— Ну, всё, хватит посыпать голову пеплом, — она схватилась за предплечье Гарри и потянула в сторону двери. — Пойдём, покажу кое-что.

Гарри поддался на уговоры. И вот он уже шёл вслед за Драконой по неизведанному коридору, в который одна из свисающих с потолка табличек велела ни в коем случае не заходить. Они прошли в большое помещение, пол которого был покрыт ковром из битого стекла. Ничем примечательным эта комната не отличалась. Гарри подумал, сколько склянок нужно разбить, чтобы получить так много осколков. Он мысленно порадовался толстой подошве своих кроссовок. Такая мелочь, казалось бы, которую прежде даже не замечал, теперь уберегла его от ран.

— Ступай осторожно, — предупредила Дракона. — Хоть ты и считаешь себя никчёмным, всё же ты нужен Гарриет. Более того, вы оба нужны другу, — она остановилась у одного из почти опустевших стеллажей и сняла с него стеклянный шар, заполненный серой дымкой, протянула Гарри. — Держи.

Гарри принял предмет, вгляделся в него, и сквозь дым разглядел вытянутое лицо, вроде бы похожее на лицо его учительницы прорицаний, но с длинной хлипкой бородёнкой. В его голове зазвучал потусторонний голос:

— Грядёт та, у кого хватит могущества победить Тёмную Леди... рождённая теми, кто трижды бросал ей вызов, рождённая на исходе седьмого месяца... и Тёмная Леди отметит её, как равную себе, но не будет знать всей её силы... И одна из них должна погибнуть от руки другой, ибо ни одна не может жить спокойно, пока жива другая...

Вздрогнув, Гарри выронил шар, но Дракона успела подхватить его и поставить на место. Теперь Гарри знал, что нужно было Тёмному Лорду из его вселенной в Отделе Тайн, но легче от этого не стало, скорее наоборот, гораздо тревожней. Хоть и следовало ожидать подобного. Ведь Волдмеморт пытался убить его с самого рождения, и с Гарриет наверняка творилось то же. А значит, у них не было иного выбора, кроме как защищать себя, чтобы однажды, скопив достаточно сил, сокрушить своего врага.

Он повернулся к Драконе:

— Гарриет знает?

— Ага. Узнала, недавно. Теперь понимаешь?

— Кажется, да. Но Гарриет ни за что не примет мою помощь.

Дракона улыбнулась:

— Тогда тебе придётся заслужить её доверие, Гарри.

Он вздохнул, отходя от девушки.

— Нет, знаешь, это всё меня не касается. Скоро Герман откроет портал, и я вернусь домой.

Улыбка на губах Драконы растаяла, она больше ничего не сказала. А Гарри поспешил покинуть комнату, полную разбитых пророчеств. После услышанного желание вернуться в свой мир только возросло. А Гарриет пусть сама разгребает свои проблемы.


* * *


По просьбе Гарриет Рони уменьшила Грохха до прежнего размера, чтобы тот занимал меньше места и не громыхал своими каменными конечностями почём зря. Хотя Гарриет запомнила на будущее трюк с увеличением, который, несомненно, пригодится в бою против серьёзного противника. Неделя её правильного поведения в угоду крёстной и Дамблдор почти закончилась, и настало время созвать всех верных друзей и разработать план действий. Собрались возле арки, потому что в зал со зловещим артефактом редко кто заходил. Это было местом Рони и Германа, а теперь ещё и Гарриет.

— Почему Орден Феникса не приглашает тебя на свои собрания? — поинтересовалась опустившаяся на диван Дракона, обращаясь к Гарриет.

Поттер заняла широкий, покрытый стопками пергаментов стол, поверх которых стояла чернильница. Откинувшись на спинку стула, она водрузила ноги на столешницу.

— Потому что я ценность, которой требуется постоянная охрана, а не человек с собственными желаниями и волей, — ответила Гарриет. — По крайней мере, так ко мне относится Дамблдор. Но скажи я ей это в лицо, она будет так убедительно отпираться, что, скорее всего, и меня заставит думать иначе, чем сейчас. Поэтому у меня свой Орден, ясно?

Дракона ухмыльнулась:

— И что даже название есть?

— Это секретный орден, — отозвалась Гарриет, прищурившись. — Название ни к чему.

Напротив Гарриет за столом устроился Герман и неторопливо пил чай из чашечки, держа крохотную ручку указательным и большим пальцами. Вид у друга был очень умиротворённый, а ведь должен был готовить ритуал для возвращения Гарри Поттера в его мир. Гарриет выпрямилась, переводя взгляд на Германа:

— Когда откроешь портал? Сегодня, завтра? Неделя уже минула.

Герман тяжело вздохнул и откусил печеньку, размокшую в горячем напитке. Такая реакция Гарриет совсем не понравилась. Она взглянула на Рони, расположившуюся рядом с Драконой с очередным выпуском комикса в руках.

— Он рассказал мне сегодня утром, — сообщила подруга, — что не открывал никакого портала в параллельный мир, а пытался открыть проход в Межмирье.

— Проще говоря, ты не знаешь, как вернуть второго Поттера обратно? — уточнила Гарриет мрачно, поворачиваясь обратно к Герману.

— Я честно пытался, но ничего не вышло. Тебе придётся сказать ему об этом.

Гарриет возмутилась:

— Почему мне?

— Сказать о чём? — послышался голос Поттера со стороны вдруг отворившейся двери.

Гарриет громко цыкнула — просила же Рони запереть на замок. Хотя стоило ей попросить об этом, как Герман зарделся и зашептал: "а вдруг подумают, что мы занимаемся чем-то непристойным". "Стану я с тобой целоваться," — с усмешкой отозвалась тогда Рони, на что друг почему-то крепко обиделся. А дверь так никто и запер.

Поднялась Дракона и вышла Гарри навстречу, положила руку ему на плечо и произнесла:

— Мы не сможем отправить тебя обратно.

Гарри опешил. Он переводил взгляд с одного присутствующего на другого, но никто не сказал: "Розыгрыш".

— Но что, если это знак? — продолжила Дракона, обращаясь теперь ко всем. — Что, если Гарри попал в наш мир не случайно?

Гарриет разозлилась. Она стукнула кулаками по столу, так что все вздрогнули, а пузырёк с чернилами опрокинулся, разлив своё содержимое на пергамент.

— Две Поттер в одном мире — это неправильно! Ничего хорошо из этого выйти не может!

Глаза Германа ни с того ни с сего расширились от удивления. Гарриет проследила за взглядом друга. Расставшись с сосудом, удерживающим их, густые чернильные капли превращались в картинку, подчиняясь не закону притяжения, а чьей-то невидимой воле. Спустя минуту на пергаменте появился рисунок Визжащей хижины, последним штрихом оказалась обозначена дверь. Затем всякое движение остановилось.

Гарриет схватила листок, подняв его над головой, повернула картинкой к остальным присутствующим. Лицо Драконы стало задумчивым, Рони — недоуменным, а физиономия Гарри так и не успела расстаться с отпечатавшимся на нём расстройством.

— Вот ЭТО знак, — сказала Гарриет уверенно, поворачивая к себе картинку. — А точнее, послание. На что угодно спорю, что оно от Луна.

— Очень похоже на один из его рисунков, — согласился Герман. — Но что может значить это послание?

— Мы все понимаем, что оно значит, — заметила Дракона, подходя к Гарриет, скрестив руки на груди. — Но к Визжащей хижине нам не подобраться и на милю. Весь Хогсмид под контролем дементоров и Пожирателей Смерти. А Волдеморта всё ещё жаждет твоей головы.

Гарриет скорчила недовольную физиономию, повесив нос. Её друзья смогли, наконец, подать пусть маленький, но знак о том, что с ними всё хорошо, что они живы. А в итоге она ничего не могла сделать?

— Какой бред, — пробормотала Гарриет сердито.

— Всё равно от тебя никакого толку без волшебной палочки, — резонно заметил Гарри.

Гарриет сверкнула в его сторону гневным взглядом:

— Вот у тебя есть палочка, а толку?

У Гарри нервно задёргался левый глаз, он всплеснул руками.

— Я застрял в твоём мире не по своей воле! И что мне прикажешь делать?

Гарриет цыкнула. Она поняла, что погорячилась. Друзья смотрели в её сторону с укором, а Герман ещё и с досадой. Нужно было как-то сгладить ситуацию, но Гарриет ничего не могла поделать со своей злостью. Не получалось смотреть в сторону Гарри без раздражения. Слишком его присутствие ей досаждало.

— Мы занесём твою беду в общий список, — отозвалась Гарриет как можно серьёзней, стараясь, чтобы её слова не звучали как издёвка. — Спасение родителей Драконы, возвращение Хогвартса из Межмирья, открытие портала в мир Гарри Поттера.

Герман хмыкнул. Рони бросила прочитанный журнал на диван и встала:

— Гарри прав, нам нужно вернуть твою волшебную палочку.

— Пытаться подобраться к Волдеморте в миллион раз опасней, чем пытаться пробраться в Хогвартс, — проговорил Герман, кладя ногу на ногу. — Тем более, то, что она носит палочку Гарриет с собой, всего лишь догадки.

— У нас нет ничего, кроме догадок, — сказала Гарриет, взглянув на друга. — К тому же, если бы Волдеморта хотела прикончить меня, то давно бы уже это сделала. Значит, шанс есть.

— Постойте-ка, — вдруг вмешался Гарри, на секунду забывший о своих личных проблемах, — почему Волдеморта оставила тебя в живых? Ведь пророчество гласит, что...

Гарриет нетерпеливо топнула:

— Забудь ты об этой чуши.

— Эта чушь обрекла наших с тобой родителей на смерть, — мрачно добавил Гарри.

— Нет. Наших родителей обрекла на смерть вера людей во всякую чушь.

Поттер и Поттер стояли, сверля друг друга взглядами. Одно это накаляло атмосферу до предела, заставляя остальных чувствовать себя неуютно. И лишь фраза Драконы заставила их отвернуться:

— Дамблдор ничего по этому поводу не сказала?

— Нет. Лишь выразила радость, что я цела, — Гарриет обошла стол и приблизилась к Грохху, мирно стоящему на полу рядом с аркой, опустилась рядом с ним на корточки.

Голем выглядел спящим, каменные веки были сомкнуты, хотя едва ли нуждался в отдыхе. Его присутствие обнадёживало Гарриет, внушало веру, что она способна на многое и без волшебной палочки. Но всё же пальцы истосковались по прикосновению остролиста. Палочка Гарри была похожей на ощупь, но при этом совсем другой. Гарриет выпрямилась, повернувшись к друзьям:

— Если Дамблдора что-то знает, нам нужно это выяснить.

— А заданий, менее невыполнимых, у тебя в списке нет? — поинтересовалась Рони.

Дракона подошла к Гарриет и встала рядом с ней плечом к плечу:

— Мы выбрались из Азкабана, а значит, справимся с чем угодно, — затем она резко указала на вздрогнувшего от неожиданности Гарри. — Но он нужен нам.

Гарриет посмотрела на Гарри, переборов себя, спросила с неохотой:

— Будешь и дальше изображать несчастного потеряшку или с нами пойдёшь?

— Пойду с вами, — резко ответил Гарри, встав в защитную позу, хоть Гарриет и не собиралась на него набрасываться.

— Значит, решено, — сказала она, подводя итог сегодняшнего собрания.


* * *


С самого начала Гарри считал своё вмешательство в дела чужого мира дурной идеей, в этом он был солидарен с Гарриет, пусть в остальном их мнения мало сходились. Но Дракона так сильно настаивала на предопределении и так мило улыбалась Гарри, когда говорила с ним, что он оказался просто не в силах отойти в сторону. Даже когда план, придуманный Гарриет, погрузил его в глубочайшее уныние.

Они находились в комнатке Гарриет. Та оказалась не намного больше чулана, в котором они когда-то провели целое детство, но с высоким потолком. И хозяйка комнаты даже умудрилась впихнуть сюда тяжёлый сундук, в котором хранила вещи. Когда Гарриет отворила его, Гарри заметил жуткий беспорядок, в котором пребывали вещи. В этом месиве трудно было что-либо разобрать. Он поморщился:

— Ужас какой-то. Тебе свои вещи не жалко? А я-то думал, все девочки аккуратные.

Гарриет метнула в его сторону убийственный взгляд.

— Не нравится беспорядок, можешь взять и навести порядок, — раздражённо отозвалась она, отворачиваясь, продолжая что-то бурчать себе под нос, но конец фразы Гарри не расслышал и оказался этому очень рад.

Хлопнув крышкой сундука и заперев его на ключ, который затем утонул в глубоком кармане джинсовых брюк, Гарриет выпрямилась. Она критически оглядела Гарри с головы до ног, держа в руках коричневый бумажный свёрток.

— Тебе стоит избавиться от школьной формы. Мы не в Хогвартсе всё же. И форма привлекает много внимания.

Гарри поставил руки в боки.

— И во что прикажешь мне переодеться? В одежду Германа? Не уверен, что она мне по размеру. Сама должна знать, какого это — носить что-то большое, висящее на плечах, как тряпка, — он нахмурил брови, вспоминая, как едва не поперхнулся хлопьями за завтраком, когда Герман по настоятельному совету Гарриет переоделся в магловскую одежду и предстал в таком виде перед всеми.

Настоящая причина, на самом деле, заключалась не в размере, пусть Герман и был достаточно плечистым парнем. На его мешковатой розовой кофте красовалась парочка ярко-жёлтых зайцев. От сочетания двух этих цветов у Гарри чуть глаза не вытекли. Хотя Герман выглядел чрезвычайно довольным своим внешним видом, и даже Рони ничего по этому поводу не сказала. Саму кофту дополняли аккуратные бежевые брючки, казавшиеся каким-то недоразумение на фоне яркого верха.

— Пф... — Гарриет закатила глаза. — Пытаешься давить на жалость, — она положила свёрток на незаправленную постель, одеяло и простынь которой напоминали тряпочный ком, и широко распахнула одёжный шкаф.

— Собираешься меня в свои вещи нарядить, — недоверчиво проговорил Гарри, но, оглядев Гарриет с головы до ног, сразу притих.

Её одежда выглядела более чем нейтрально. Клетчатая бордовая рубашка с закатанными рукавами одетая поверх чёрной футболки и джинсы с протёртыми дырками в области колен, коричневые ботинки. Гарри встал рядом с Гарриет, начав с интересом разглядывать вещи в чужом шкафу, немного потеснил их хозяйку, засунув свой нос чуть ли не в самое нутро шкафа.

— О, да ради Основателей, выбирай, что хочешь, — рассердилась Гарриет, отходя в сторону и прислоняясь к стене, скрестила руки на груди, недовольно прищурившись.

Оказавшийся один на один с гардеробом, Гарри остановил свой выбор на синей серой футболке с изображением снитча, синей толстовке и чёрных джинсах. Он удовлетворённо улыбнулся, начав расстёгивать рубашку, бросил на Гарриет осуждающий взгляд:

— Так и будешь смотреть?

В какой уже раз закатив глаза, Гарриет показательно отвернулась. Заканчивая с футболкой, Гарри услышал, как Гарриет бьётся лбом о стену. Очевидно, она держалась изо всех мыслимых сил, чтобы снова ему не врезать, как тогда на складе. Гарри поразился подобной силе воле, потому что сам такой точно не обладал. Наконец, полностью переодевшись, он сказал:

— Я готов.

Гарриет обернулась.

— Теперь чуть меньше похож на придурка, — буркнула она.

Не зная, как лучше среагировать, но уже кое-что зная о Гарриет, Гарри счёл это за комплимент. Девушка тем временем уже разворачивала бумажный свёрток, она достала из него мантию-невидимку. Гарри снял очки и тщательно протёр их, водрузив обратно на нос. Ещё один предмет, так сильно напоминающий ему о доме. Интересно, как сильно эта мантия отличалась от его собственной?

— Она досталась тебе... — начал он.

— От матери Джейн, — закончила фразу Гарриет. — А моего отца звали Леандр.

Гарри кивнул, сглотнув. Во рту почему-то стало совсем сухо.

— Когда мы будем готовы выходить? — поинтересовался он.

— Как только Снейп закончит трепаться с Дамблдор. На обед она не остаётся, так что, думаю, у нас не больше получаса, — Гарриет взглянула на треснутый будильник, стоящий на квадратной полочке, прибитой над самой постелью.

— Тогда я загляну на кухню.

— Как хочешь. Но будь у выхода не позже положенного времени.

Гарри кивнул, выходя. Перед началом их небольшой вылазки ему захотелось увидеть Дракону. Утром она предстала в изящной платье тёмно-зелёного цвета длиной до колен с короткими узкими аккуратными рукавчиками. У Гарри дыхание перехватило от столь удивительного зрелища. Не мог он представить себе, что в любом из миров существует столь притягательный Драко.

Переступив порог кухни, Гарри не учуял аппетитных паров, что обычно обволакивали помещение милостью Моллиса Уизли. Очевидно, мужчина куда-то отошёл. Зато за столом обнаружились Дракона и Рони. Вторая была полной противоположностью первой. Наряженная в мешковатый коричневый комбинезон поверх красной футболки, что была велика на пару размеров, Рони как обычно излучала беззаботность и громко над чем-то хохотала.

— А, это всего лишь ты, — выдохнула девушка, чей смех оборвался как рваная струна.

— Всего лишь я, — обидчиво пробормотал Гарри.

— Просто мы тут план обсуждали, вот и... — начала Дракона объясняться и вдруг остановилась, её внимательный взгляд скользнул по новой одежде Гарри. — Я вижу, Гарриет одолжила тебе часть своего гардероба.

— Да. Всё отлично подошло, — Гарри налил себе стакан воды и, сделав глоток, сел за стол вместе с остальными. — Кстати, где вы взяли все эти вещи? Тоже нашли в отделе?

— Я бы не советовала тебе одевать то, что можно найти в отделе, — усмехнулась Рони, развалившись на стуле.

— Миссис Уизли принесла, — ответила Дракона.

В кухне воцарилось неловкое молчание, в котором, как показалось Гарри, было неловко только ему. Дракона отвела взгляд в сторону, глядя куда-то в стену и явно думая о чём-то своём. Рони беззаботно наматывала рыжий локон на указательный палец и качалась на стульчике туда-сюда. Осушив стакан полностью, Гарри всерьёз забеспокоился, не сделал ли он что-то не то, чтобы заслужить такое равнодушие Драконы, прежде всегда к нему радушной.

Тишину оборвал резкий удар. Дверь кухни ударилась о стену. В кухню ворвалась Гарриет.

— И долго ты будешь здесь штаны просиживать? — уставилась она на Гарри, крепко держа мантию под мышкой. — Сколько я ещё должна ждать? Тебе просто повезло, что Снейп задержалась в кабинете Дамблдор дольше обычного, сам Герман пришёл и сообщил мне об этом. А ты чем тут занимаешься? Прохлаждаешься?

Гарри успел лишь открыть рот, как с места вскочила Дракона.

— Почему я не могу пойти с тобой, Гарриет? Я бы пригодилась тебе. Как тогда в Азкабане, помнишь? — голос девушки звучал расстроенно.

Гарри закрыл рот обратно, наблюдая за сценой.

— Если что-то пойдёт не так и кого-то из нас возьмут в плен, мы так или иначе останемся живы, — ответила Гарриет ровно. — А тобой рисковать я не могу.

Заметив, как сильно зарделись щёки Драконы после последней фразы, Гарри часто заморгал. Он просто не поверил глазам. И пока в его душе нарастало смятение, а Дракона смиренно кивала, Рони рухнула вместе со стулом на пол.

— Какого гиппогрифа, — ругнулась она, потирая ушибленный затылок.

Гарриет протянула подруге руку, помогая встать, затем повернулась к Гарри, одним резким движением расправляя мантию-невидимку подобно ловкому тореадору. Гарри поднялся из-за стола и шагнул вперёд, чтобы в следующую секунду исчезнуть.

Глава опубликована: 10.08.2016
И это еще не конец...
Предыдущая глава
4 комментария
Че то херь какая-то. Весьма проходная калька Женского мира.
Кантор , это приключенческая история, дабы развлечь. Не нравится, проходите мимо.
Какой грубый автор.
baaska, грубый читатель - грубый автор. Вежливый читатель - вежливый автор. Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Древняя истина.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх