Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Ахтунг! Земля вызывает! (джен)


Авторы:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Humor/Comedy/Adventure
Размер:
Мини | 42 Кб
Статус:
Закончен
Капитану Ахтунгу поручена миссия по предотвращению межпланетной катастрофы. Вот только все идет не так, как он ожидал.

На конкурс "Далёкая галактика"
Номинация: "Space Adventure"
QRCode

Просмотров:826 +0 за сегодня
Комментариев:39
Рекомендаций:1
Читателей:50
Опубликован:30.09.2016
Изменен:30.09.2016
Конкурс:
Далёкая галактика
Конкурс проводился в 2016 году
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

*

3095 м.г.л., планета Бета-Зельцер, Центральное управление

— Внимание, сосредоточенность номер один! — громко провозгласил орг-майор Айс, главнокомандующий Седьмого сектора, в компетенции которого находилось предотвращение межгалактических преступлений. — Мы собрались здесь по неотложному и очень важному делу...

Капитан 5-й линии Ахтунг, сидевший в ближнем ряду, раздраженно поморщился, поморгал: ультраголубой холодный свет новейших нанодиодов нестерпимо бил в глаза, вызывая резь и почти жжение. И чем было плохо предыдущее освещение, на старых добрых фосфилатах? Мощно, удобно, совсем не энергозатратно, а теперь... Ахтунг сделал неуловимое движение подбородком, привычным усилием воли отключая блок чувств. Непрофессионально отвлекаться и думать о своем недовольстве, когда сидишь на секретном совещании для высшего состава Центрального управления Межгалактической Армии. Может, он теряет форму? Того и гляди, его слабость заметит начальство, и тогда уже медосмотром и капсулами восстановления не отделаться — уволят по профнепригодности. Куда ему потом? Он с юности служит в управлении, уже без малого двести тридцать шесть лет, и без этой работы не мыслит существования. Незаметно дрогнув антенными усиками на затылке, капитан Ахтунг сделал бесстрастное лицо. Внимательно посмотрел вперед, активировав режим супер-памяти, и принялся слушать шефа.

— ...Разведка из Шестого сектора своевременно донесла до нас опасную информацию, — тот сухо, сжато и максимально серьезно продолжал обрисовывать ситуацию. Серовато-гранитная кожа его лица заметно потемнела, превращаясь почти в антрацитовую — верный признак волнения, что было несвойственно обычно мрачному и невозмутимому орг-майору.

На миг повисла неприятная тишина, и все взгляды устремились на Айса.

— На нашу планету готовится нападение, — сообщил тот, оглядев своих подчиненных. — Будущие агрессоры — обитатели удаленной от основной цивилизации планеты под названием Земля. Нашим разведчикам удалось зафиксировать точные координаты. Требуется предотвратить нападение любой ценой. Для этого на упомянутую планету будет отряжен спецдесант, снабженный всем необходимым. — Айс окинул всех цепким взглядом, задерживая его на Ахтунге. — Капитан, эта миссия поручается вам, — решил он. — Вы достаточно опытны для этого. К вам в помощники назначаются ком-лейтенант Крейзик и зип-сержант Скотч. Для дальнейших инструкций проследуйте в сорок восьмой отсек, — с этими словами Айс нажал на панели несколько кнопок, вошел в выехавшую из камневидной стены прозрачную капсулу огнеупорного стекла и удалился. В сорок восьмой отсек, как справедливо предположил капитан 5-й линии Ахтунг, зная, что перед каждым заданием шеф всегда лично раздает указания и напутствует своих агентов.

Ахтунг поднялся с места, сканируя миниатюрным кетчером зал и безошибочно находя назначенных напарников — оба уже спешили к нему с четвертого ряда. Все вместе, ни слова не говоря, они вышли из помещения и отправились к означенному месту.


* * *

— Располагайтесь, — пригласил прибывших сотрудников Айс, указав щупальцевидным пальцем на спецблоки вокруг огромного экрана во всю стену. Агенты заняли свои места и выжидающе поглядели на шефа. Тот дернул рычаг на столе, выдвигая панель управления. — Как я уже сказал, вашей задачей будет отправиться на Землю, отыскать там местные формы жизни и замаскироваться под них, — объяснял он на ходу, быстро щелкая кнопками. — Внимание на монитор. Разведке удалось сделать снимок. Вот так выглядит почти высший представитель земной цивилизации.

На экране появилось довольно странное существо: слишком округлая голова с растительностью сверху, пятипалые конечности, вытянутое вертикально тело. Очень длинное и наверняка неудобное.

"Ну, хотя бы ноги две, так же, как у представителей Бета-Зельцер, — резюмировал про себя Ахтунг, хладнокровно изучая взглядом существо на экране. — Иначе дискомфорт от маскировки при выполнении задания достиг бы уровня девяноста трех процентов".

Нет, капитан 5-й линии Ахтунг был довольно вынослив, немногословен, никто никогда не слышал от него никаких жалоб... но никто и не знал, чего ему это стоило.

— Я успел отправить запрос в архив Межгалактического центра наблюдения, — продолжал Айс, — и получил ответ. Представители данной цивилизации называются "люди". Они не особо развиты, но в этом еще большая опасность — невозможно предугадать их действия, мотивы и логику. Будьте предельно осторожны, вы не должны вызвать подозрений. Вам всего лишь нужно обнаружить очаг предполагаемой диверсии, обезвредить его и вернуться домой. Вы справитесь, я уверен. Обращайте внимание на мелочи, любая может стать роковой. Все понятно?

— Истинно понятно! — четко по Кодексу отрапортовал Ахтунг, как старший группы, и отдал честь — кодекс и дисциплину он любил и чтил всю свою жизнь, это всем в управлении было известно. Поэтому он и считался таким ценным кадром: на его счету не значилось ни одного проваленного задания.

— Отлично, — Айс вскинул щупальца вверх. — Теперь отправляйтесь в проверочную, затем за нужным снаряжением, а следом — в путь, космо-капсула для вас уже готовится. Здесь — вся необходимая информация, — он протянул Ахтунгу микрочип с крохотной панелью, на которой резво мельтешили на разных частотах сигналы. — Изучите по дороге. Докладывать обстановку каждые... — он запнулся, опуская взгляд на чип, — два часа по земному времени. Это примерно наших три диля.

— Истинно докладывать! — гаркнул Ахтунг и решительно развернулся, дав знак своим напарникам следовать за ним. Он был не очень доволен — задание подвернулось слишком легкое, совершенно не его уровня. Но обсуждать приказы начальства не полагалось, поэтому оставалось лишь снова отдать честь и удалиться.


* * *

2009 год, Земля, с. Петряевка

Земля в точке посадки оказалась неровной, и космо-капсула накренилась. Зип-сержант Скотч слегка пожелтел, но, поймав неодобрительный взгляд капитана Ахтунга, тотчас сосредоточился и снова принял обычную для расы людей окраску. Получилось у него только со второго раза, и ком-лейтенант Крейзик, сморщив нос, пробормотал негромко, но так, чтобы было слышно:

— И зачем неопытную молодежь привлекать к миссиям?

Ахтунг промолчал, думая, что такое открытое неудовлетворение составом экспедиции было не особо умно выражать. Ком-лейтенант Крейзик не относился к числу партнеров, с которыми Ахтунг охотно работал: во-первых, никакого самоконтроля, во-вторых, слишком часто тот позволял эмоциям возобладать над разумом. Ошибок он не допускал и все задания выполнял успешно, но поворчать любил, хоть это было и без толку. Зип-сержанта Скотча же Ахтунг почти не знал — тот получил назначение в управлении всего пятнадцать лет назад и в крупных миссиях еще действительно ни разу не участвовал. Значит, боевое крещение — диверсия на слаборазвитой планете. Неплохо для начала.

Капсула медленно раскрылась, являя взгляду Ахтунга бледно-голубое небо и вытянутые деревянные с зеленью сооружения.

"Деревья", — сообразил он несколько замедленно. По дороге они с напарниками тщательно и подробно изучили всю информацию, предоставленную в их распоряжение, поупражнялись в течение целого диля, осваивая принятый в точке координат язык — что для них, владеющих режимом супер-памяти, не составило большого труда. И раз сто прогнали в своем сознании намеченный план.

Капитан Ахтунг обернулся к команде:

— Без доказательств подготовки диверсии огонь не открывать! — Айс повторил это несколько раз, и Ахтунг решил последовать его примеру, хотя и знал, что его напарники вряд ли могли об этом забыть. Становиться межпланетнымм преступниками, без весомой причины напавшими на чужую планету, никто не желал. — Оставаться на связи, при раскрытии действовать согласно плану, — Крейзик и Скотч только молча кивнули.

Поверхность Земли была достаточно твердой, и, как и предполагал капитан Ахтунг, ходить в таком вытянутом теле по ней оказалось не слишком удобно. Он приосанился, взирая на свои — точнее, человеческие — ноги с непривычной высоты, покрутился, заставляя организм адаптироваться. Махнул рукой, и напарники последовали за ним.

В отдалении стоял рядок низких деревянных зданий с тонкими крышами, высокими дверьми и еще какими-то блестящими прямоугольными дырками в стенах.

— Человеческие дома? — вполголоса спросил зип-сержант Скотч. — Какие они странные.

— Здесь все странное, но люди так живут, — буркнул Крейзик, снизу вверх взглянув на Скотча. Во время перевоплощения тот принял вид человека женского пола, молодого — даже для землян — возраста и теперь оказался выше обоих своих коллег. Судя по всему, внешний облик на Земле не был связан с положением человека в иерархии, но Ахтунгу все равно казалось, что зип-сержанту не стоило привлекать к себе так много внимания. Но тот утверждал, что внимательно изучил данные и такую внешность — светлая кожа, копна странно завитых желтоватых волос и "пла-тье" сочного голубого цвета в качестве одежды — земляне должны были воспринять как самую обыкновенную.

От маскировки зависела значимая доля успеха, и Ахтунг не стал возражать, тем более что подобные фигуры и впрямь были в файле на чипе с информацией. Обычная внешность — хорошее дело. Сам он выбрал облик землянина мужского пола среднего возраста и в яркие цвета облачаться не стал. А вот ком-лейтенант Крейзик...

Крейзик решил: чтобы завоевать у землян больше доверия и уважения, нужно перевоплотиться в пожилого человека. К заданию он подошел, конечно, ответственно, Ахтунг не мог спорить с этой логикой, но сейчас Крейзик плелся очень медленно и то и дело оправлял фиолетовую с рыжими цветами тряпку, висевшую у него на голове и спадавшую на лоб. Из-под тряпки торчали бледно-серые волосы, сильно напоминающие волосяной покров существ под названием "собака", о популярности которых в месте назначения говорилось в файле. Впервые увидев Крейзика в этом облике, Ахтунг даже пожалел, что у него не было возможности запечатлеть напарника в таком виде. Дети сестры посмеялись бы.

Разумеется, снимать агентов на задании с грифом "совершенно секретно!" было строго запрещено, но, с другой стороны, сами земляне агентами не являлись, их раса считалась малоизученной, потому информация об их мире, в том числе мультимедийная, поощрялась. Так что шанс порадовать племянников у Ахтунга все же имелся.

Но сначала — миссия.


* * *

Детальная проверка показала, что пункт назначения под названием "деревня" пустует, а все проживающие в ней земляне собрались возле леса, за ограждением в виде деревянных ворот зеленого цвета. Оттуда доносились довольно громкие возгласы и завывания, наложенные на мелодии, так что Скотч даже слегка испугался и затаил дыхание.

— Если они все там, значит, как раз и готовят атаку? — блеснул он интеллектом. — Что еще делать стольким людям в одном месте?

— Цель обнаружена, — кивнул Ахтунг, — приступаем к шагу два. Внедриться в толпу, вступить в контакт с населением и обнаружить признаки подготовки к диверсии.

— А если туда проход только по пропускам? — неожиданно подал голос запыхавшийся Крейзик.

— Принять облик землянина, а его самого обезвредить.

— Я так долго марафет наводил...ла! — недовольно процедил Крейзик. — Наверняка тут есть особи с внешностью, идентичной моей... — он вдруг замолчал и резким движением, совсем не сочетающимся с обликом, дернулся в сторону. — Тс-с, идут!

Ворота приотворились, и через щель проскользнул человек женского пола в дикой лиловой одежке с полупрозрачными штуковинами, развевающимися от бедер. Следом показался еще один человек, одетый похоже на Ахтунга, только с совсем чудно выглядящими волосами. Перед глазами красовались прямоугольные иллюминаторы на дужках — видимо, приборы особого видения.

Спрятавшихся гостей земляне, к счастью, не увидели и продолжили разговор. Один из них со смехом достал что-то из кармана, протянул своей спутнице, и Ахтунг с удивлением узнал в предмете "сигарету" — небольшой светлый сверток-трубочку из мягкого материала.

— Это яд, — сообщил он напарникам. — Медленного действия. Земляне из-за него меньше живут. Только я не понимаю, почему она так спокойно принимает это... — люди поднесли трубочки к губам, потом снова убрали, будто передумали. Выдохнули — и у них изо рта пошел настоящий пар.

Ахтунгу вдруг стало не по себе, а Скотч, видимо, понял, о чем думает командир, и подал голос:

— Они распространяют отраву! Нам будет нечем дышать! Мы умрем на чужой планете вдали от дома. Как герои, пытаясь предотвратить катастрофу...

— Глупости, — категорично отрезал Крейзик и, увернувшись от попытавшего остановить его Ахтунга, бодро вышел вперед.

Люди оторвались от своих сигарет и посмотрели на него. Мужчина, недоуменно сощурившись, произнес:

— Добрый день. Вы к нам? А вы кто?

— К вам, к вам, милок, — жизнерадостно протянул Крейзик. — У меня даже приглашение есть, — он подошел ближе и ни с того ни с сего зарядил мужчине оплеуху — тот покачнулся, покраснел и упал на землю. Его спутница издала вопль, но Крейзик отточенным движением вырубил и ее. — Делов-то, — воспользовавшись местным диалектом — явно начиная вживаться в роль — произнес он, разглядывая тела.

— Они мертвы? — опасливо спросил Скотч. — Нам ведь нельзя...

— Нет, просто, как его — "потеряли сознание", — произнес Крейзик, но все-таки неуверенно посмотрел на Ахтунга. Тот вздохнул.

— Можно было обойтись без насилия, но... — он оценивающе посмотрел на наряды людей. — Скотч и я можем притвориться ими.

— А я? — мгновенно ощетинился Крейзик и сорвал с головы мешающуюся тряпку. — Я что, зря старался?

— Ты старуха! — твердо объявил ему Скотч, наморщился и принялся принимать облик отключившейся барышни.

Ахтунг мимолетно подумал, что следующие пару... сотен операций он предпочтет проводить с другими напарниками.

— Найдете еще кого-либо, — нейтрально бросил он. — А пока, если что, скажем, что вы с нами. Человечество не считается особо разумной цивилизацией, думаю, мы без труда справимся. Только этих вот спрятать куда-то надо, — он кивнул на валяющихся под ногами людей. Внимательно рассмотрел мужчину и постарался как можно более точно воссоздать его внешний вид. Прежнее его тело было выше этого, и сейчас, опустившись ближе к земле, капитан Ахтунг ощутил себя увереннее.

Пока Скотч молча оттаскивал тела в один из пустующих домов, Ахтунг заглянул в приоткрытые ворота, чтобы предварительно разведать обстановку. Открывшееся глазам зрелище для него никакого смысла вообще не представляло, но он попытался хотя бы понять, как люди держат себя и как разговаривают. Несколько человек дергались более или менее в такт со странными визгами и мелодией. Источник этих звуков был, судя по всему, спрятан за светлыми тканями, образующими нечто, похожее на купол.

— Зип-сержант Скотч, ваша задача — проверить эту территорию, — кивнул Ахтунг в сторону сооружения. — А я... — он вдруг заметил медленно бредущую в сторону ворот ещё одну "старуху". Ею вполне мог притвориться Крейзик, и он, сделав глубокий вдох, ступил на чужую территорию. Рискнуть стоило.

— Бабуля, — позвал с улыбкой, — подойдете на минутку?

Бабуля послушно засеменила вперед, даже не спросив, зачем.

— Совсем плохо с памятью стало, — жалостливо приговаривала она на ходу, — кто ты, сынок, напомни? Свидетель? Был тут у нас похожий — как раз его и свидетельницу ищу. Дурная девка, но чего ждать от нынешней молодежи? Внучка говорит, мол, "лучшая подружка должна быть рядом со мной" и никого не слушает. А это ведь все ради нее! — бабуля потянулась рукой к лицу и потерла пальцами под глазами, будто смахивая что-то невидимое со щек. — Я ж только для того и дожила до девяноста лет, чтобы мою Вероньку замуж выдать... — выплыв за ворота, старуха перестала бормотать и окинула Ахтунга вполне сознательным взглядом, плохо сочетавшимся с ее речью. Ему на мгновение стало даже дурно — вдруг это тоже какой-то инопланетный агент под прикрытием, и их раскусили?

— Ба-атюшки, Сергеевна, ты, что ли? — вдруг спросила старуха, глядя Ахтунгу за спину.

Стоявший позади Крейзик вышел вперед и улыбнулся:

— Давно не виделись!

— Нет, ты не Сергеевна, — сообразила старуха, — а хто же ж тог... — в этот момент Крейзик, издав вопль, прытко скакнул вперед. Миг — и нейтрализованная бабуля плавно осела на землю.

— Ну вот, — удовлетворенно потер ладони Крейзик. — А теперь за дело.

Проникнув за ворота, все трое на мгновение остановились, обменявшись взглядами.

— Скотч — туда, — Ахтунг махнул рукой в направлении, откуда издавались раздражающие звуки, — Крейзик... — но договорить не смог: прямо перед ним вдруг вырос... наверное, мужчина, но сказать точно было сложно: его обтягивающая одежда была не слишком похожа на простой костюм, в который был облачен Ахтунг, а волосы опустились длиннее и были слегка кудрявыми.

— Вот вы где! Мы же все вас ищем, Марь-Пална! — он подхватил Крейзика под руку и поволок вперед, соблюдая, впрочем, некую осторожность. — И вас тоже все ищут, ребятки, — не оглядываясь, бросил он Ахтунгу и Скотчу, то есть, конечно, людям, которых они изображали. — Подойдите срочно к тамаде! Ну же!

— Значит, точно придется разделиться, — мрачно подытожил зип-сержант Скотч, разглядывая странную обувь на ногах своего человеческого тела.


* * *

— Горька, го-орька-а-а! — вопила толпа.

Ахтунг в очередной — наверное, сотый по счету за последние земные полчаса — попытался сосредоточиться и понять принцип действия подготавливаемой диверсии. Или хотя бы вычислить алгоритм. Сразу после того, как их группа разделилась, к ним со Скотчем подскочил довольно округлый женский представитель земной цивилизации.

"То есть, "женщина", — мысленно оправил себя Ахтунг — раз уж они на Земле, следовало выражаться принятыми здесь словесными конструкциями. И активировал память, вспоминая четко усвоенную им информацию. — Синонимы — "тетка", "тетя", мадам", "ма-де-му-а-зель", э-э... "бой-баба"?!" — Ахтунг нахмурился, методично перебрав в голове еще пару десятков бесполезных слов. Он помнил, что еще ее назвали непонятным определением "тамада", но этого слова не было в базе данных, и Ахтунг пока остановился на более приемлемом названии — "тётя". Просто потому, что оно было короче и понятнее для него.

Так вот, эта самая те-тя вцепилась в них с зип-сержантом мертвой хваткой и повела куда-то вперед, говоря на ходу зычным рокотом (именно в такой звуковой тональности работал при очередной поломке датчик температурного контроля на базе Бета-Зельцер):

— Где вы ходите, а? Свидетели, мать вас так! У меня конкурс горит, вы позарез нужны! Быстро сейчас бежим в предбанник — наряжаться!

"Какой предбанник?" — чуть не уточнил Ахтунг, но вовремя заставил себя молчать. Он обязательно узнает — какой, а задавать лишние вопросы не стоит, чтобы не вызвать подозрений.

— Так, вот тебе веревка и половник, — тетя протянула Ахтунгу странную штуковину с длинной ручкой.

Он машинально взял ее в руки, а тетя продолжала суетиться, роясь в каких-то мягких шуршащих емкостях — меш-ки или па-ке-ты. Она явно была очень взвинчена — Ахтунг даже без эмпатофона чувствовал дерганые вибрации ее эмоций, и это оказалось неожиданно утомительно. На Бета-Зельцер было не принято — даже неприлично! — так открыто выражать какие бы то ни было чувства.

— Что стоишь, Коля? — почти простонала земная тетя и всплеснула руками. Смотрела она при этом именно на Ахтунга, значит... обращалась к нему? Это он — "Коля"?

— А что? — спросил он на всякий случай.

— Что ты как не родной, ей-Богу, выпил мало, что ли? — продолжала стенать та. — Застыл столбом и в ус не дует! Давай, привязывай половник к поясу. А ты, — она повернулась к ошарашенно молчащему все это время Скотчу, — привязывай крышку от кастрюли! Да поживее! Уже пора в "Вечерний звон" играть!

Ахтунг опять обалдело поморгал, попутно недовольно отметив про себя, что еще и часа не прошло, как он на этой странной планете, а ему почему-то становится очень сложно держать себя в руках: железный самоконтроль, выработанный годами, куда-то уплывает, словно разъедается, разрушается из-за водоворота бурных эмоциональных потоков, в котором он сейчас болтается, не успевая выставить ментальный щит. Может, это местные применяют к ним какое-то усовершенствованное мощное оружие дезориентации?

"Невозможно! — щелкнуло в мозгу. — У них нет таких средств. Нас бы предупредили!" — Ахтунг переглянулся с таким же растерянным — по крайней мере, на человеческой вариации обличья была написана именно эта эмоция — Скотчем. Совместными усилиями они с неугомонной тетей прикрепили веревками к себе на торсы один — половник, другой — округлую жестяную штуку, ту самую "крышку".

— Во двор! — властно велела тетя и подтолкнула отмороженно-послушных гостей к выходу. — Там по ходу разберетесь.

Во дворе мельтешение и хаос были в самом разгаре. Невозможно работать в таких условиях! Как здесь отыскать главный очаг будущей диверсии? Нет, напрасно капитан Ахтунг считал это задание слишком простым — судя по всему, земляне являлись непревзойденными мастерами маскировки, и сейчас, возможно, прямо на их глазах, осуществляли свой жестокий план, но делали это так хитроумно, что Ахтунг не понимал, в упор не видел, где конкретно затаилась главная опасность и как ее ликвидировать. Пока. Что ж, значит, оставалось по-прежнему лишь наблюдать и фиксировать. Ах да, и с начальством не забывать связываться — он незаметно скинул в месседж-клапан короткий отчет, что все по плану.

— И-итак, гости дорогие! — заголосила тем временем тетя-"тамада", настойчиво тесня их на середину двора. Вокруг тут же начала образовываться толпа, все взгляды устремились на них. — Заскучали? Самое время повеселиться! Сейчас мы споем песенку! Я буду петь, а наши свидетели помогут мне! — она повернулась к Ахтунгу, требовательно кося блестящими глазами: — По моей команде будешь двигаться так, чтобы ударять половником по крышке кастрюли. По два раза, — объяснила она. — А в конце — четыре раза. Не перепутай! — не дожидаясь ответа, она довольно громко завыла непонятную конструкцию слов в особой тональности, а в конце взмахнула рукой, указывая мясистым пальцем на Ахтунга.

Тот понял: это какой-то тайный шифр. Он послушно вскинул бедра, неловко брякая железякой, болтающейся между ног по жестянке, болтающейся между ног у Скотча, и сосредоточился, стараясь вычислить код.

И не смог. То ли код оказался архисложным — в чем он лично очень сомневался! — то ли, наоборот, настолько простым, что у него не получалось постичь его своим супер-мозгом, но к тому моменту, когда пора было брякнуть по крышке завершающие четыре удара, он так и оставался в неведении. Это был явный провал. Как такое вообще возможно?! На Бета-Зельцер Ахтунг считался очень опытным специалистом дешифровки — он ведь даже окончил в молодости специальные курсы в Шестом секторе разведки. Однако же...

Ахтунг упрямо вскинул подбородок и незаметно сжал кулаки. Ничего, у их команды есть еще шанс, это вовсе не конец. Они обязательно справятся, иначе быть не может. Занятый своими мыслями, он не сразу заметил, как вдруг изменился эмоциональный фон, царящий вокруг. Люди забурлили, забегали, дружно перемещаясь на сорок восемь градусов вправо, раздались испуганные и недоверчивые вскрики... Ахтунг повернул голову.

Бабуля, в которую перевоплотился ком-лейтенант Крейзик, стояла на полусогнутых ногах и, оскалившись, тихо рычала. Перед ней валялось поверженное мужское тело без сознания, и все собравшиеся переводили ошарашенные взгляды то на Крейзика, то на это самое тело. Ахтунг внезапно ощутил, что невыносимый раздражающий шум вокруг прекратился, и установилась опасная тишина. Он тоже кинул долгий взгляд на своего продолжающего монотонно рычать (очевидно, ком-лейтенант включил режим медитативной перезагрузки) коллегу и окончательно решил подать по возвращении в управление рапорт о его увольнении. По профнепригодности. Потому что Крейзик просчитался: ведь, судя по всему, для того индивидуума, которым он стал, данные действия совершенно не свойственны. А значит, он проявил преступную халатность и навлек сейчас на себя ненужные подозрения. Дилетантам — не место в управлении.

— Н-ну, Марь-Пална!.. — бледнея от восторга и зависти, присвистнул молодой кучерявый парень в черном деловом костюме с бабочкой. — Как вы дядь Петю... прям с ноги!.. Обалдеть! Даже я так не смогу.

— Бабушка! — завизжала вдруг какая-то особь женского пола в странных белых одеждах с ворохом кружев — даже на голове болтался кусок прозрачно-белой ткани. Подхватив руками подол, особь в белом мчалась с противоположного конца двора, от какого-то узкого деревянного сооружения, стоящего особняком от основного дома. — Баб Маша, ты чего?! — запричитала она, подбегая, и начала что есть силы трясти ни на что не реагирующего Крейзика. — Ты не в себе? Как же ты так, а? Ты же болеешь, у тебя артрит! И сердце!.. Быстро, кто-нибудь! Валидол принесите! И валерьянки!

Своим видом и властным поведением она резко выделялась среди всех присутствующих. Ахтунг напрягся, но и выдохнул с облегчением. Наконец хоть что-то прояснилось: без сомнения, перед ним находился если не главарь диверсантов, то один из членов руководства. Что ж, по крайней мере, теперь ясно, в каком направлении работать дальше. Захватить, допросить, нейтрализовать. Все просто.

В этот момент Крейзик пошевелился, видимо, отключаясь от медитации и снова возвращаясь в сознание мыслящего существа. Огляделся, мгновенно оценивая обстановку, и молниеносно сориентировался:

— Ох, внуронька... — старательно прошамкал он, потом, спохватившись, незаметно сплюнул и исправился: — То есть, вну-чень-ка Веронька! Не тряси бабушку, а то худо будет, — в тоне явственно прозвучала угроза.

Особа в белом сразу поняла — видимо, тоже являлась профессионалом высокого уровня: она отпустила дряблые старушечьи плечи и начала настойчиво пихать ком-лейтенанту Крейзику какие-то пузырьки, уговаривая принять "лекарство".

Хотела снова вывести его из строя?

К чести ком-лейтенанта, тот отбивался довольно отчаянно, а потом снова зарычал. Все поспешно расступились, странно косясь. "Внучка Веронька" тоже предпочла шагнуть назад... и вдруг ласково-ласково улыбнулась:

— Бабуля, ты переутомилась, наверное, — ровно заговорила она, явно применяя практику нейролингвистического воздействия. — На улице так жарко. Идем, я тебя отведу в комнату — тебе надо прилечь...

Крейзик кинул быстрый взгляд на Ахтунга, поймал одобрительный кивок, хищно оскалился и охотно засеменил вперед. Ахтунг проводил удалившуюся парочку довольным взглядом: он был уверен, что его напарник правильно понял ситуацию и сейчас-то как следует и допросит подозрительную даму в белом. Уж он все из нее вытрясет, в этом можно было даже не сомневаться.

— Что-о ж! — громко раздалось прямо над ухом — это снова активизировалась та толстая тетя, мастер новейшего метода кодировки данных при помощи половника и крышки. — Поднимите кто-нибудь дядю Петю и... налейте ему, что ли. Ох, да вот он и сам очнулся — как про выпивку услышал! — радостно констатировала она и тяжело склонилась над пострадавшим: — Дядь Петь, ты как?

— М-му-у-у, — обморочно простонал дядя Петя.

— Выпить хочешь?

— Ясен пень, хочу! — заволновался тот и резво подскочил на ноги. Подковылял к столу и присосался к бутылке с прозрачной жидкостью. — Мне такой бред почудился, — сообщил между делом, — будто Марь-Пална мне ногой по роже врезала!

Наблюдая за ним, капитан Ахтунг впал в состояние, близкое к шоку: после особого удара агента Крейзика все живые существа обычно впадали в долговременную кому, иногда длящуюся аж до трехсот восьми дилей. Если перевести на местное время — получится немало. А этот земной дядя Петя очнулся в течение жалких десяти минут — и даже сам ходит! Вот это уровень подготовки! Да тут, судя по всему, и вправду все высококлассные профи! Нужно срочно активизировать все силы и умения. Капитан Ахтунг вдруг особо остро ощутил, как дорого может обойтись им и их планете каждая секунда промедления.

Он кинул требовательный взгляд на Скотча, давая знак следовать за ним, и направился к воротам, руководствуясь простейшей логикой: именно там они изловили в начале задания двух человеков, облики которых присвоили себе, значит, повторное появление тех же особей в том же месте не вызовет подозрений у населения. На всякий случай он достал из кармана те самые трубочки с ядом и демонстративно помахал ими в воздухе, чтобы отпали совсем уж все вопросы. Скотч последовал его примеру.

— Аня-а, ты куришь?! — тут же раздался негодующий вопль, и к ним весьма резво подскочила очередная тетя с высушенным лицом. — Это что такое?! Все отцу скажу!

Хладнокровно отодвинув ее с пути, Ахтунг и Скотч ускорили шаги. Тетя усилила темп речи и децибеллы в голосе. Подбавила эмоциональности. Потом, так и не добившись реакции, выскочила со двора вслед за агентами, гневно размахивая руками. Поморщившись, капитан Ахтунг взмахнул рукой, долбанув ладонью в лицо — в точности, как Крейзик до этого другим землянам.

Успев издать напоследок особо высокочастотный взвизг, женщина, обмякнув, свалилась вниз и наконец-то затихла. Скотч посмотрел на командира с интересом, но Ахтунг только нетерпеливо дернул плечом: его уже начинала утомлять и раздражать эта неразбериха, собственная беспомощность и полная потеря контроля над ситуацией.

— Зип-сержант, на позицию и наблюдать, — приказал он. — А я свяжусь с начальством, — он достал месседж-клапан, кое-как набирая неуклюжими человеческими пальцами кнопку голосовой связи. Вытянул переговорную трубку. — Внимание! Это Ахтунг! Это Ахтунг! — воззвал он в ровно засветившийся прибор. Прислушался.

— Доложить обстановку! — грянуло после непродолжительного молчания.

— Две новости — хорошая и плохая, — четко отрапортовал Ахтунг. — Хорошая — перехватили секретный шифр землян.

— А плохая?

— Не расшифровали.

— Тогда чем вы там занимаетесь?! — зарокотала трубка. — Если ровно через восемнадцать дилей я не получу от вас сообщение о положительном завершении миссии, на Землю будет послан спецотряд из Девятого сектора! Вы понимаете, что это значит?

Если бы Ахтунг был сейчас в своем родном обличье — он бы почернел от ужаса. Сейчас же, наоборот — побелел и почувствовал, как температура заимствованного тела повышается на несколько миллиградусов. Еще стало почему-то очень мокро и дискомфортно, а одежда прилипла к телу.

— Истинно понятно! — взяв себя в руки, ответил он. — Мы не подведем, шеф!

— Истинно надеюсь, — проворчал тот уже не так агрессивно и зло. — Жду отчета! — и отключился.

Ахтунг посмотрел на замершего возле него Скотча. Лицо того было почему-то пигментно-красным, а зрачки существенно расширены. Что еще за напасть?

— Зип-сержант, вы в порядке?

— Истинно, — по-уставному бросил тот, но сразу перешел на неофициальный тон и зачастил: — Как нам быть? Ведь Девятый сектор — это...

— Без тебя знаю, умник! — забывая про субординацию, зло оборвал его Ахтунг. — Лучше думай, как нам диверсантов вычислять! Замаскировались, хитрые твари...

— Шеф, а, может, того?.. — Скотч воровато, совершенно по-земному ("Быстро же он адаптируется!") взмахнул рукой и качнул головой на забор, за которым по-прежнему слышались вопли и эти... "пес-ни".

— Чего — "того"? — недовольно поторопил Ахтунг зависшего зип-сержанта.

— Накроем их всех из рассекателя? — предложил тот кровожадно. — И дело с концом? Нет диверсантов — нет диверсии на Бета-Зельцер.

— Зип-сержант, пребывание на этой планете не идет вам на пользу, — беря себя в руки, сухо сообщил ему капитан Ахтунг. — Вы стремительно деградируете. Или вы хотите в тюремный блок на астероиде Гамма-Шоушектен?

Скотч вдруг склонил голову набок и игриво намотал на палец прядку волос:

— Я просто соблюдаю ответственность, — низким бархатным голосом заявил он, — и отлично вжился в роль.

— Кто бы сомневался, — по-прежнему сумрачно отозвался Ахтунг. — А теперь постарайтесь использовать ваши таланты более опционально — для выполнения миссии, например. Идемте!


* * *

Отпущенные дили утекали сквозь щупальца, а цель по-прежнему была не достигнута. Капитан Ахтунг уже начал всерьез беспокоиться. Он пристально наблюдал и добросовестно анализировал все события, происходящие вокруг, собирал воедино факты, чтобы разгадать головоломку. И, как ему казалось, достиг некоторых успехов.

После того, как они с зип-сержантом вернулись во двор, путь им преградила мрачная старуха-Крейзик. Он буквально шипел и булькал, то и дело высовывая человеческий язык и ожесточенно скребя его пальцами: девка в белом, с которой он ушел, оказалась, как здесь говорят, "не лыком шита". Едва оставшись с ней наедине, Крейзик приготовился обездвижить ее, чтобы приступить к допросу, но та, применив хитрый отвлекающий маневр, успела влить ему в рот дозу какой-то вонючей земной дряни, после которой у него моментально вышел из строя блок контроля эмоций. И теперь супер-агент Крейзик невыносимо страдал, исходя то гневом, то каким-то диким весельем. А еще его неудержимо влекло танцевать, и он уже один раз не сдержался, лихо прыгая и вертя бета-зельцентрийские сальто. Простенькие, всего лишь тройные, но человеки вокруг опять впали в ступор и стали коситься. Разумеется, при таком раскладе он так и не сумел допросить потенциальную преступницу под кодовым названием "Белая дама".

Чтобы какая-то землянка заморочила мозги Крейзику — это было немыслимо! Капитан Ахтунг даже слегка опешил. Противник был силен и владел уникальными техниками. А может, это и вправду никакие не земляне? Вдруг это члены преступной группировки с Альфа-Омеги, находящейся в межгалактическом розыске! Десантировались сюда и работают под прикрытием, чтобы потом свалить свой очередной теракт на незнакомую мирную планетку.

Дослушав отчет своего подчиненного, Ахтунг поморщился и велел продолжать наблюдение, а сам вплотную занялся запланированным подробным анализом ситуации.

Итак, вот группа людей-мужчин села на стулья в ряд с местными аналогами передачи данных под названием "листы бумаги". Вторая группа людей-женщин, равная по составу, распределилась — каждая особь женского пола подошла к особи мужского и накрыла передатчик-лист частью тела под названием "зад-ни-ца", начиная отчаянно ерзать. При этом "тамада" объявила самое настоящее задание: порвать передатчики. На скорость.

"Значит, — сделал вывод Ахтунг, — так земляне уничтожают неудачные образцы разработок предстоящей операции. Неизвестно, почему они не делают этого руками или зубами — судя по генетике, вполне могли бы — но, видимо, именно пресловутая "задница" является у землян самым чувствительным органом на опасности, способным обнаруживать и перехватывать их".

Далее последовал какой-то непонятный ритуал — в сосуд под названием "туфля невесты" налили обеззараживающую жидкость со странным названием "вотка" и заставили все это выпить того самого курчавого парня в костюме с бабочкой.

"Вживляют необходимый генетический материал, базис от главаря!" — с торжеством догадался Ахтунг, потому что эта самая "туфля невесты" принадлежала никому иному, как "Белой даме". Теперь уже точно не оставалось никаких сомнений, что именно она и являлась руководителем операции.

Что ж, общая картина стала ясна, оставались последние штрихи — добыть доказательства. "Поймать на горячем" — как принято здесь говорить. И капитан Ахтунг вознамерился действовать решительно. Времени больше не было, оставалось всего пять дилей до десантирования на Землю отряда из Девятого сектора.

Капитан поднялся с места, намереваясь обезвредить неуловимую и очень хитрую "Белую даму" и все-таки допросить ее. Теперь уже плевать на маскировку, если надо — он с напарниками разнесет тут все в пыль, но своего добьется в любом случае. На кону не только его репутация, на кону — жизнь и безопасность родной планеты.

— Ком-лейтенант! — предупреждающим тоном позвал он.

Крейзик понимающе осклабился безо всякого добродушия на старом морщинистом лице и демонстративно хрустнул сцепленными в замок пальцами, разминая их. Зип-сержант Скотч, глядя на них, тоже напружинился, невольно вытягивая из кармана рассекатель, больше похожий на миниатюрную пробирку черного цвета.

— Приготовиться... — но отдать команду нападения Ахтунг не успел.

— А-а-а! — раздался из-за ворот крик, в целом не слишком похожий на человеческий.

"Неужели Девятый сектор прибыл раньше времени?" — мимолетно озадачился Ахтунг, но в этот момент ворота распахнулись, и прямо в толпу бросилась особо маленькая женщина, Ахтунгу по пояс, с деформированными чертами лица, но все равно похожая на человека.

"Ребенок", — понял Ахтунг. Девочка.

— У нас дома какая-то бабка на полу лежи-и-ит! — издал вопль ребенок. — Я в туалет пошла, а она там... мертвая-а-а!

Сразу стало оглушительно тихо.

— Какая бабка, Катюша? — спросил кто-то ребенка.

— Ну, такая... — ребенок неопределенно взмахнул руками, поозирался, заприметил Крейзика и вдруг ткнул пальцем: — Вот такая! Как баба Маша! — и шмыгнул носом, с интересом принимаясь разглядывать клон "бабы Маши".

Капитан Ахтунг напрягся: лишнее внимание им сейчас было ни к чему, особенно учитывая небольшой запас времени.

— Давай посмотрим, что там такое, — к ребенку вышла очередная человеческая женщина, и они направились в сторону ворот.

— Держись наготове, — шепнул Крейзику капитан. — Это может быть уловка. Маленький ребенок, чтобы мы не заподозрили заранее.

Если за всем этим стояли земляне — не такой уж неразвитой цивилизацией они были. Конечно, слишком много фарса, но найти весомые доказательства их преступной деятельности... не представлялось возможным. По-прежнему! Нужно будет предупредить шефа, что в будущем Земле стоит уделять больше внимания.

Ахтунг попытался считать на лицах окружающих признаки волнения из-за грядущей катастрофы, но не находил. Люди как будто забыли или предпочли проигнорировать странное происшествие и снова сосредоточили внимание на "туфле". Ахтунг поискал глазами Скотча — тот обнаружился неподалеку, но вряд ли услышал бы негромкую команду. Он попробовал подобраться ближе, но ровно в этот момент, как назло, сквозь ворота прорвалась только что ушедшая женщина.

— Баба Маша, Аня и Коля! — провозгласила она. — Лежат, не шелохнутся! — и разрыдалась.

И поднялся гвалт.

— Да глупости, вот же они, — попыталась успокоить всех "Белая дама".

Ахтунг сощурил свои неудобные человеческие глаза, силясь распознать ее план. Она делает вид, что защищает их?

— Анька, ты чего застыла? — обратилась она к Скотчу. Тот приосанился и попытался улыбнуться, раскрыв рот так, что показались зубы. "Белая дама" издала смешок: — Все в порядке, ну же! Давайте дальше праздновать! — настойчиво воскликнула она. — Потом разберемся!

— Да-а, теть Клава, ты, видно, перегрелась, — ехидно добавил чей-то мужской голос.

— Ага, водочкой перегрелась, — ввернул еще более ехидный женский.

— Да нет же! — оправдывалась упомянутая "тетя Клава". — Они там... я видела...

— Вон твои Анька с Колькой! И Марь-Пална тоже тут, чего ты городишь... — все отвернулись, подхватывая несчастную тетю Клаву под локти и таща к столу. Ахтунг подкрался к Скотчу и постарался незаметно ухватить его за локоть.

— Пора, — проговорил он напарнику в ухо.

— Открывать огонь? — ужаснулся Скотч. — Но нам...

— Нет другого выхода! — перебил его Ахтунг. — Красный код! До высадки Девятого сектора осталось...

Месседж-клапан в руке Ахтунга вдруг брякнул и затарахтел. Все снова обернулись к ним, глядя выжидающе.

— ВНИМАНИЕ! — раздался громовой крик, и все замерли с открытыми ртами. — Капитан Ахтунг, немедленно возвращайтесь с группой на базу! Повторяю: капитан Ахтунг...

— Но орг-майор Айс! — попытался возразить недоуменный Ахтунг — он ничего не понимал: ведь время еще не истекло. — Мы почти у цели, нам требуется всего несколько...

— ЭТО ПРИКАЗ! — проревело в трубке. Послышался щелчок, и Айс отключился. Ахтунг медленно поднял голову, обводя взглядом застывшую толпу. Все смотрели на него. И не шевелились. И молчали.

— А-а... — растерянно протянул кто-то, и в этой застывшей биомассе наметилось шевеление. — Что происхо...

— Группа, за мной! — тут же скомандовал Ахтунг и, сбросив теперь мешающий фальшивый облик, принял настоящую форму. Скотч и Крейзик немедленно последовали его примеру, и все трое под дружное "А-а-ах!!!" резким квантовым скачком переместились за забор, к невидимой человеческому глазу космо-капсуле. И сразу вязкая, будто ватная, оторопелая тишина разбилась. Послышались одновременно пронзительные визги, леденящий вой и крики вразнобой:

— Фу-у! — истерично вопил кто-то. — Что за марсианские жабы?!

— Держи их, ребята!

— Народ, это что — инопланетяне?! Настоящие?!

— Слишком много водки! Пьянство — смерть!..

— Глюки это!

— У всех сразу, что ль?

— На опыты в лабораторию!..

Дальше агенты Центрального управления Бета-Зельцера слушать не смогли: быстро погрузившись в капсулу, они мгновенно активировали двигатель, погружаясь в субпространство, и на всей возможной скорости понеслись домой.

Уже незадолго до посадки ком-лейтенант Крейзик подпихнул Ахтунга щупальцем в бок и, зевая, сказал:

— Все-таки занятные индивидуумы. Слишком суматошные, а так — весело. И лекарства у них хорошие, — он мечтательно причмокнул.

"Совсем распустился", — с неудовольствием отметил про себя капитан Ахтунг. Крейзик, не замечая его реакции, глубокомысленно заключил:

— Можно будет в отпуск туда слетать.

— Сначала отчитаться, — мрачно оборвал его Ахтунг. — Миссию мы так и не выполнили.

Крейзик только икнул в ответ.


* * *

3095 м.г.л., планета Бета-Зельцер, Центральное управление

— ...И я готов по всей строгости отвечать за свои действия и провал миссии. Нам так и не удалось собрать приемлемых доказательств планирующейся диверсии — противник оказался слишком хорошо подготовлен. Мы сочли недопустимым нападать без подтверждения. Конец, — Ахтунг сглотнул, — отчета.

Орг-майор Айс устало вздохнул. Хлопнул Ахтунга по плечу, и тот застыл на месте, готовясь выслушать... приговор? Нет, их выносит Высший трибунал, — решение? Упреки?

— Спасибо за рапорт, капитан, — произнес Айс. — Но дело в том, что... — он впервые на памяти Ахтунга замялся и даже посинел, словно глотнул сразу три горсти углекианских катышков. Что с ним? Айс продолжал: — В координатах была ошибка.

Ахтунг чуть наклонил голову и уставился на него, отстраненно успев подумать: если никакой диверсии на Земле изначально не планировалось, то... Что это было?

Орг-майор тряхнул головой.

— Виновные уже наказаны, — твердо сказал он, — в нужную точку отправлен отряд... из Девятого сектора. А на Земле не было никакой диверсии — о которой нам доложила разведка, во всяком случае. Но раз вы считаете, что там происходило нечто... — он поколебался, — странное...

"Дурдом там происходил", — подумал не успевший отключить режим земной адаптации Ахтунг, но решил не высказываться.

— Возможно, нам действительно стоит усилить наблюдение за Землей. Как вы считаете, капитан?

Ахтунг собрался с мыслями.

— Возможно... — начал он, осекся. Подумал и попытался снова: — Я думаю, те, кому будет поручена эта миссия, должны обладать... сверхвыдающимися качествами. Земляне — очень странный народ. Далеко не каждый сможет — нужна серьезная подготовка для полевых операций и крепкие нервы для наблюдения и отчетов.

— Значит, вы не отказываетесь от этого задания?

Начав медленно зеленеть, Ахтунг задумался.

— Истинно не отказываюсь! — направление-то перспективное, а работу он любит. — При одном условии: прошу добро для выбора в напарники ком-лейтенанта Крейзика и зип-сержанта Скотча. Им отменно удалась адаптация.

— Добро даю! — поспешно откликнулся Айс, и капитан кивнул в ответ.

Глава опубликована: 30.09.2016
КОНЕЦ


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 39 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх