↓
 ↑

Фанфики

3 произведения» 
Поезд в Снежск
Джен, Мини, Закончен
211 8 10
Илья
Джен, Макси, Закончен
1k 0 21 1
Немного диалектики
Джен, Макси, Закончен
31k 101 550 21

Награды

15 наград» 
10 рекомендаций10 рекомендаций
7 сентября 2018
500 читателей500 читателей
17 мая 2018
2 макси2 макси
17 мая 2018
10 000 просмотров10 000 просмотров
21 апреля 2018
15 рекомендаций15 рекомендаций
4 января 2018
была на сайте вчера в 22:55
Реальное имя:Ольга Валькова
Пол:женский
Откуда:Москва
Образование:высшее
Зарегистрирован:17 ноября 2015
Рейтинг:1128
Показать подробную информацию

Блог



Пролистнула свои подписки. Как много замороженного!
Авторы, ау! Вас не забыли. Вас ждут.
Показать 2 комментария

Вот бывают элементы фанона, которые ничего дурного в себе не содержат, но раздражают. У каждого читателя, наверное, свои. Для меня это "Снейп - крестный Драко". Когда такое допущение нужно автору для построения сюжета - никаких возражений. Надо значит надо. Но чаще всего об этом упоминают просто так, без всякой надобности, просто как о вещи всем известной и самой собой разумеющейся.
А с чего бы? В каноне этого нет. И быть не могло: ну с какого бодуна гордящийся своей чистокровностью, богатый и высокомерный двадцатишестилетний Малфой пригласил бы в крестные своему первенцу и наследнику двадцатилетнего нищего полукровку?
Показать 20 комментариев из 28

Люди добрые, сами мы не местные... нет, не то. Может, кто-нибудь подскажет хорошо написанные фанфики по Стартрек ТОС (джен)?
Путника уже прочитала.
Показать 2 комментария

Показать 2 комментария

Я вот тут подумала. Нам, у которых древняя архитектура совсем другого стиля, любой намек на готику представляется романтичным - в силу удаленности. Американцам тоже, по другой причине, за полным отсутствием древней архитектуры. Но людям, имеющим у себя Кембридж, киношный Хогвартс должен казаться консервной банкой с дырками! Или нет?
Показать 6 комментариев

Чего у Роулинг никак не отнимешь - это поразительной точности воссоздания возрастной психологии. Её юные герои в каждый год своей жизни думают и поступают, видят мир, сверстников, учителей, других взрослых людей так, как свойственно именно этому возрасту.
Показать 20 комментариев из 32

Воля ваша, но для тех, кто знаком с академической кухней, "двенадцать способов применения драконьей крови" в соавторстве с Фламелем, создавшим философский камень, выглядят вполне типично. Бездарному аспиранту нужны публикации. Научный руководитель (ну не бросать же беднягу на произвол судьбы! и репутации ущерб, и просто жалко) со вздохом находит для него кусок, требующий только добросовестного повторения однотипных экспериментов. Потом доводит статью до ума, чтоб уж не позориться, и ставит свою фамилию рядом с фамилией ученика, чтобы приняли. Кусочек маленький, но практически полезный. Те, кто понимает, видят, что уровень не Фламеля, но прекрасно знают, зачем и почему такое делается.
А для журналистов и далеких от науки людей: ах! с самим Фламелем! ах! целых двенадцать способов!
Показать 20 комментариев из 24

Тарас Бурмистров о ГП. Взгляд нестандартный, поэтому и привожу.

- Всегда зверею, когда кто-то пишет что-то о "Поттере", какова бы ни была степень комплиментарности оценки. От полного неприятия и равнодушия до дифирамбов и панегириков.

Потому что это ВСЕГДА (за редчайшими исключениями) на уровне фотоотчёта "был в Эрмитаже, точнее пролетал над ним на вертолёте, вот снимок". Или условный снимок, на котором поместились сразу 100 картин, наложенных одна на другую.

Проблема русского читателя в том, что он совершенно не умеет менять скорость чтения и уровень концентрации внимания при чтении. Чтобы разобраться в "Поттере", надо каждую букву изучать под микроскопом. И это невероятно сладостное занятие, так что слово "надо" не очень-то и подходит.

Все читательские отклики на "Поттера", которые я видел - это на уровне "наш детский сад после экскурсии рисует Исаакий". На листках бумаги получится по-своему милый, но весьма условный и схематичный Исаакий.

Люди выхватывают оттуда самое-самое поверхностное, бросающееся в глаза. Магия (на самом деле в "Поттере" нет никакой магии, это метафора для волшебных возможностей англичан по сравнению, например, с индусами, в известную эпоху). Фэнтези (в "Поттере" нет ни малейшего душка фэнтези, наоборот, вся книга - это язвительная, саркастическая и ядовитая пародия на литературу типа Толкиена). "Роман воспитания" (ничего похожего, все эти схемы глубоко инвертированы у Роулинг).

Надо понимать, что "Поттер" - это такая же (переосмысленная) энциклопедия всех литературных ходов, изобретённых ранее, как ХТК был компендиумом всей добаховской музыки. И как Петербург стал "репликой" всей допетербургской европейской (и ещё немного восточной) архитектуры - только репликой живой, полемизирующей, где-то почтительно воспроизводящей мотивы, где-то спорящей с традицией, а где-то опровергающей её.

И вся эта реакция значима. Переделки Баха, упомянутого выше, вообще крайне любопытны. Когда он брался за Легренци, Вивальди и Альбинони, только перья летели. А вот Перголези (единственный случай в его творчестве) он воспроизвёл нота в ноту, фактически переписал. Потому что там улучшать некуда, даже с баховским музыкальным гением. Отношение же Баха к Лютеру-композитору, Куперену и Букстехуде где-то посередине - стиль воспроизведен точно и аккуратно, ломки особой нет, но музыкальная ткань заметно усложнена и развита.

Так же и с "Поттером". Он и был задуман как энциклопедия литературных ходов. Но они нигде не воспроизводятся ученически, везде в "обработке", переделке, переосмыслении, полемике с этими ходами.

Что-то похожее сделал Джойс, но в "Улиссе" фокус на языковых и стилистических возможностях литературы, а не на сюжетных, драматургических и психологических. Как по мне, первое менее интересно.

Только понимая всю огромность "Поттера" (как явления), можно браться за эту книгу - и очень важно понизить обычную скорость чтения в 1000 раз. У русского читателя проблемы с этим. Он всё читает с одной скоростью.

Ну, немного иллюстраций.

As Harry was helping himself to roast potatoes, the doors of the Great Hall opened again. It was Professor Trelawney, gliding toward them as though on wheels. She had put on a green sequined dress in honor of the occasion, making her look more than ever like a glittering, oversized dragonfly.

“Sibyll, this is a pleasant surprise!” said Dumbledore, standing up.

Уверенность Дамблдора во всех ситуация поразительна - Роулинг, как все знают, писала его с Черчилля, тот был такой же ушлый. Но всё же выражено и его удивление, из чего мы можем сделать вывод, что Professor Trelawney (третируемая другими учителями) всегда отсиживалась в своей башне, и не появлялась даже и на рождественских вечеринках. Можно представить, как ей там было тоскливо на Рождество, в прошлые разы, в одиночестве.

“I have been crystal gazing, Headmaster,” said Professor Trelawney in her mistiest, most faraway voice, “and to my astonishment, I saw myself abandoning my solitary luncheon and coming to join you. Who am I to refuse the promptings of fate? I at once hastened from my tower, and I do beg you to forgive my lateness…”

“Certainly, certainly,” said Dumbledore, his eyes twinkling. “Let me draw you up a chair -”

Оправдание стандартное, и гротескная картинка шарлатанки (почти "базарной гадалки"), как обычно, воспроизведена. Как мы знаем (прочитав весь 7-томник, для которого тема пророчества - одна из ключевых), это большой обман, и роль Сивиллы Трелони далеко не так проста.

Professor Trelawney, however, did not sit down; her enormous eyes had been roving around the table, and she suddenly uttered a kind of soft scream.

“I dare not, Headmaster! If I join the table, we shall be thirteen! Nothing could be more unlucky! Never forget that when thirteen dine together, the first to rise will be the first to die!”

“We’ll risk it, Sibyll,” said Professor McGonagall impatiently. “Do sit down, the turkey’s getting stone cold.

Среди всех, кто терпеть не может Трелони за шарлатанство, Макгонагалл в числе первых - и, конечно, она первая не удержалась от реакции. Примечательна резкая смена тона, между эфирным стилем изъяснения Трелони и (намеренно) грубовато-прозаическим ответом. Ситуация быстро начинает искрить - Роулинг умеет это делать в сценах за две-три реплики.

Professor Trelawney hesitated, then lowered herself into the empty chair, eyes shut and mouth clenched tight, as though expecting a thunderbolt to hit the table. Professor McGonagall poked a large spoon into the nearest tureen.

“Tripe, Sibyll?”

Гастрономическое обострение той же сцены. Маленькая кульминация, маленькая пауза, следующий раздел (как мини-акт в пьесе).

Professor Trelawney ignored her. Eyes open again, she looked around once more and said, “But where is dear Professor Lupin?”

“I’m afraid the poor fellow is ill again,” said Dumbledore, indicating that everybody should start serving themselves. “Most unfortunate that it should happen on Christmas Day.”

Здесь пошла очень сложная плетёнка мотивов. Псевдоболезнь Люпина, как мы знаем, центральная вещь для конструкции третьего тома. Тут же вовлекаются и другие ключевые участники процесса (то есть Снейп), но сначала бедную Сивиллу ещё раз размажут по стенке:

“But surely you already knew that, Sibyll?” said Professor McGonagall, her eyebrows raised.

Professor Trelawney gave Professor McGonagall a very cold look.

“Certainly I knew, Minerva,” she said quietly. “But one does not parade the fact that one is All-Knowing. I frequently act as though I am not possessed of the Inner Eye, so as not to make others nervous.”

“That explains a great deal,” said Professor McGonagall tartly.

Это уже сильный нажим, и Трелони защищается, как умеет:

Professor Trelawney’s voice suddenly became a good deal less misty.

“If you must know, Minerva, I have seen that poor Professor Lupin will not be with us for very long. He seems aware, himself, that his time is short. He positively fled when I offered to crystal gaze for him -”

“Imagine that,” said Professor McGonagall dryly.

За столом уже все, похоже, забыли - увлёкшись перебранкой - что сегодня Рождество. Кроме Дамблдора:

“I doubt,” said Dumbledore, in a cheerful but slightly raised voice, which put an end to Professor McGonagall and Professor Trelawney’s conversation, “that Professor Lupin is in any immediate danger. Severus, you’ve made the potion for him again?”

“Yes, Headmaster,” said Snape.

“Good,” said Dumbledore. “Then he should be up and about in no time… Derek, have you had any of the chipolatas? They’re excellent.”

The first-year boy went furiously red on being addressed directly by Dumbledore, and took the platter of sausages with trembling hands.

Ещё одна характерная деталь (в смысле для передачи характеров) - и снова о полной свободе, с которой Дамблдор ведёт себя в любых ситуациях. Его вмешательство всегда как маленький удар грома, и всегда разрезает конфликтный узел (временно, конечно) как ножом.

Но параллельно Роулинг пощупала сложную и длинно ветвящуюся тему о природе Снейпа (злой или благой, это постоянно мерцает в 7-томнике, через переосмысление его поступков, цепь их интерпретаций). И всё это на очень коротком протяжении.

Чтобы закончить это эссе, нужно ещё перечислить, к каким литературным пластам восходят все эти (упомянутые выше) ходы. Судьба, пророчества и предсказания, понятно - к античности. И ещё много чего к чему.

Но этот пост и так слишком затянулся. Так что - может быть - как-нибудь в следующий раз.
https://www.facebook.com/taras.bourmistrov/posts/1183484241790519
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 13 комментариев

"Ночной администратор", сериал. США, Великобритания, 2016.
Шпионский детектив о противодействии торговле оружием.
Хью Лори, конечно, велик. "Хауса" сделал он. Без убедительности созданного Лори образа это была бы еще одна претенциозная поделка о гениальном враче (менталисте, алиенисте, сыщике, барабанщике, нужное подчеркуть), какие всплывают каждый год. И в роли торговца смерью он не менее органичен. Обаяние, жуть; холодный, оценивающий, почти нечеловеческий взгляд опасной твари.
Отличный дуэт с Томом Хиддлстоном.
От души рекомендую.

Написала заявочку. Правда, очень бы хотела такое почитать.

Хотелось бы увидеть, как участвовали в канонных событиях или реагировали на них магловские спецслужбы. Ведь не знать о существовании магического мира они просто не могут - если уж родители маглорожденных школьников в курсе. А раз знают, то "всем известные товарищи, кому есть дело до всего" просто не могут не держать руку на пульсе. Изначально я сама собиралась об этом писать, но поняла, что не потяну. Чтобы было хорошо, это должно быть в духе "Августа 44-го" - с оперативными донесениями, докладами, перепиской, описанием шпионских будней. И нужно представлять себе, как такие вещи могут выглядеть. Чисто мужская работа.
Я не пишу, что конкретно должно происходить: вариантов масса, все интересные, на усмотрение автора.
Может, кто-нибудь все-таки сделает?
Показать 20 комментариев из 30

Автор, у которого хочется читать все. Это - о фанфиках.

А я всё опять про фанфики.
Кажется, я поняла, о чём мы забыли упомянуть, когда пытались разглядеть это стёклышко на просвет.

Контурность героя, да. Его кажущаяся непрорисованность. Наше детское убеждение в том, что графика – это не отдельный вид изобразительного искусства, а некая заготовка к широкоформатной и многоцветной картине. Шерлок Холмс у Дойла слишком графичен, слишком условен – общий абрис, небрежная имитация светотени, два-три резких, запоминающихся штриха – и всё… А хочется объёма, красок, тепла; хочется, чтобы жар от камина, тень от подсвечника, неожиданно крепкое, но бережное рукопожатие таких тонких и интеллигентских на вид пальцев… Всё это есть у Дойла, но там, глубоко под текстом, а снаружи – всё тот же привычный, знакомый до последнего нажима контур, бесплотный, строгий и непререкаемый. И вот мы, не удержавшись, достаём из школьной сумки фломастеры и начинаем, высунув язык, разрисовывать пространство внутри контуров дивным попугайским великолепием. Дорогой альбом авторской графики превращается в книжку-раскраску, в которую мы со всем пылом наивного школьника пытаемся вдохнуть жизнь, стараясь не замечать, что тем самым безнадёжно её губим.

Ещё один мотив – пригласить полюбившегося героя к себе на родину и сделать его хоть немножечко, но своим. Или наоборот – отправить в любимый сказочный мир своего соотечественника и тем самым хоть немножечко, но его колонизовать. Страшный соблазн, ага. ОЧЕНЬ понимаю Джамьянга Норбу, попытавшегося описать приключения Шерлока Холмса в его, Джамьянги, родном Тибете. Как и следовало ожидать, Тибет у него получился, а Шерлок Холмс – нет. Именно потому, что про Тибет он знает не понаслышке, а Холмса вот так же старательно, с высунутым от усердия языком, перерисовывает у Дойла, а потом заливает густой, лишённой полутонов детсадовской гуашью.

И, наконец, ощущение, что именно тот мир, который показал тебе автор, создан как будто нарочно для тебя. Что ты будешь, как рыба в воде, среди этих эльфов и назгулов или, допустим, среди викторианских джентльменов и викторианских же серийных потрошителей. Этот мир по каким-то причинам должен быть уютен и правилен именно для вас. К примеру, лично для меня мир фэнтези, как правило, неуютен не потому даже, что он редко предполагает, что у героя есть какая-то крыша над головой, кроме собственного рваного плаща, а ещё и потому, что он требует от героя слишком много самостоятельности и личной инициативы. А мир того же «Стар Трека» уютен и успокоителен потому, что если ты и отправляешься к чёрту в зубы на встречу с какой-нибудь инопланетной хренью, то делаешь это не по своей воле, а по приказу вышестоящего начальства.. Он очень чётко иерархически организован, этот мир, и никаким вольным бродяжникам там места нет. А я всё-таки, как ни крути, Савва Игнатьич. Я люблю делать то, что мне велено, а что не велено – тоже люблю, но почему-то никогда не делаю.
https://christa-eselin.livejournal.com/120941.html
Свернуть сообщение
Показать полностью

Дда... Первая вещь... и на ТАКОМ уровне... Автор, Вы потрясли дроу повторно. А вот ещё такой вопрос... Вы в ответе Orehov пишете, что Снейповы работы так и остались под спудом... но в тексте у Вас - авторский голос упоминает о работах Снейпа. Дроу казалось, что это именнно то, что хранилось у Флитвика... потому что Карл Келлер - это несколько иное... Дроу чего-то не понял? Или ситуация опять: *Истина - в глазах видящего*?)))
Показать 3 комментария

Показать 2 комментария

Рецензия

«Версальский роман» («Немного хаоса»/ «Маленький хаос») (2014, Великобритания, реж. А. Рикман)

Эту землю с отливом зеленым
Между нами по горстке деля,
Как стараются неутомимо
Бог, природа, судьба, провиденье,
Короли, спаниели и розы
И питейные все заведенья.
Сколько мудрости в этом законе,
Но и грусти порой — voila.
Булат Окуджава


Первое, самое простое из того, что, может быть, получится сказать, – о сюжете. Это – фанфик по эпохе Короля-Солнца; нет, даже не фанфик, а такая, знаете, фантазия, из тех, что и не пишутся-то обычно (фанфик – это все-таки по произведению, а не просто вот так, как намечталось), а просто проигрываются внутри себя склонными к этому людьми, — совершенно бессовестная, неудержимая, ни с чем не считающаяся мэрисьюшная фантазия для внутреннего пользования, в которой можно всё. Можно все, потому что обычно таким ни с кем не делятся.

Можно молодой талантливой дворянке (Кейт Уинслет), потерявшей семью в результате несчастного случая, освоить самостоятельно специальность, которую впоследствии назовут ландшафтным дизайном, — и работать по этой специальности. Во времена Людовика Четырнадцатого, а почему нет? И получить работу в самом великом проекте эпохи – создании садов Версаля, у великого Андре Ленотра, заинтересов его своим талантом и нестандартным подходом, обойдя при этом, конечно же, многих более именитых конкурентов.
И делать эту работу, упоенно и радостно, неудержимо, копаясь в грязи вместе с рабочими, забивая сваи, воплощая в акте торжествующего творчества все самые заветные замыслы ума и воображения.
И получать приглашения в Лувр, и познакомиться со всем двором, и завоевать его уважение, и вызвать интерес к своей личности у самого короля.
И говорить с ним, королем Людовиком Четырнадцатым, так, как не осмелился и не был способен говорить с ним никто другой.
И будет миг, когда король подаст руку женщине-творцу и поведет ее в танце.
И конечно же, опасности и приключения – как же без них?
И любовь – любовь между мэтром Ленотром (Маттиас Шонартс) и его удивительной помощницей. И любовь эта будет счастливой, несмотря на все сложности и препятствия.
И осуществится самая главная, самая тайная, самая заветная женская мечта. Ведь кто бы что ни говорил, а самая главная и заветная женская мечта – это не Золушка, не поцелуй прекрасного принца и не влюбленное чудовище, превращающееся в прекрасного принца. Самая главная, самая тайная, самая заветная женская мечта – это два человека, творящие вместе и понимающие друг друга без слов.
Скрываем-скрываем, горько и целомудренно, а тут вот некоторые взяли – и на весь свет поведали.
Вот это вот всё, как вы понимаете, должно было смотреться неловко и смешно. Оно обычно так и смотрится, поэтому люди, способные испытывать неловкость от чужой излишней откровенности, как правило, избегают читать фанфики.
Но получается иначе. Музыка (Питер Грегсон), пронзительность и свежесть зрительного ряда, печаль и тайная меланхолия, разлитая во всем, создающая ощущение удивленного, нежного и понимающего взгляда, что-то еще, исключающее неловкость, оставляют у зрителя чувство потрясающей доверчивости и беззащитности – как будто бы эту историю именно ему, этому конкретному зрителю, доверил кто-то очень закрытый. И предать эту доверчивость невозможно.
И если мне все-таки дозволено будет немного безответственно поиграть смыслами, я добавлю еще, улыбнувшись. Напрашивается предположение, что самый популярный актер самого фанфикоемкого цикла всех времен и народов осмыслил опыт общения с фанатами по-своему, в сугубо авторской, так сказать, манере. Уже невозможно отделаться от мысли, что любой, самый нелепый и беспомощный фанфик – попытка чьей-то неумелой души сказать о себе. Затаенные мечты, слепой порыв к прекрасному. Над этим не смеются.
Идем дальше. То, что принято называть проблематикой. Это история двух очень закрытых людей, идущих к пониманию друг друга. Они ведут свой диалог поступками, потому что словами у них не получается – или получается недостаточно полно и глубоко для того, чтобы по-настоящему, как они взыскуют, расслышать друг друга (привет Ильенкову: «В реальных делах человек демонстрирует подлинный способ своего мышления гораздо более адекватно, чем в своих повествованиях об этих делах» [Ильенков 1974, с. 117]). В этом диалоге поступками, в этом молчаливом, напряженном взаимодействии – застенчивое достоинство, безмерная бережность и деликатность.
Они – достоинство, бережность и деликатность — присутствуют и в отношениях героини с королем. Это не те отношения, к которым идут долго и трудно, чтобы остаться в них навсегда. Случайное соприкосновение двух душ, не меняющее жизнь, но остающееся в ней дальним трепетным светом. Не любовь, не связь единомышленников – касание двух одиноких живых душ, тайное и мгновенное «я здесь».
А еще этот фильм – гимн творчеству, творческому труду, тяжелому и радостному, взахлеб, без остатка. И в нем присутствует такая жгучая, такая реальная стихия творчества, что становится мучительно неподъемной уже душе. Фильм рекомендуется для просмотра молодым людям; инъекции повторять ежегодно. Не повредит.
Зрительный ряд. Пронзительная красота мира – души ли? Превосходная работа оператора: «эту землю с отливом зеленым» нам раскрывают не только зримо – но с влажностью, дыханием, структурой, вплоть до тактильных ощущений. Бесконечно реальный, бесконечно прекрасный мир мечты – той, что не сбывается. Поэтому во всем разлита меланхолия, глубокая печаль, сопровождающая самые радостные моменты. И трепетная радость во всем.
Временами грань совсем стирается, и мир становится совсем сновидческим – или дольним. Блистательный кружок дам двора Людовика Четырнадцатого оказывается кругом женщин, каждая из которых кого-то потеряла – и не может утешиться. Роза несет смысл, который мы мучительно стараемся понять – потому что сказано что-то важное, что-то, что мы упустили. В роще, где прогуливаются напудренные дамы и кавалеры, есть «древо желаний», и оно – прекрасное переживание, какое бывает только во сне.
И это очень реальный мир смеющихся, кокетничающих, нарядных, очень несчастных и одиноких людей.
И конечно, Кейт Уинслет. Ее вклад в неповторимую атмосферу фильма очень значителен. Мало существует актеров, способных не просто убедительно играть роль, но и создавать ощущение присутствия живой души персонажа, с ее аурой, с ее тембром. Еще меньше – тех, кто способен ауру распространить на все, происходящее на экране. Кейт это удалось. Ранимость и замкнутость ее героини, ее подлинность немало способствуют превращению фанфика во что-то, к чему нельзя отнестись безответственно.
И заключительные кадры, объясняющие название. Созданный героиней Уинслет «маленький хаос» – крошечный кусочек в бескрайнем совершенстве Версальских садов. То ли философский вывод о роли хаоса в мире творческого совершенства, то ли озорная, но совсем не злая шутка, предваряющая неизбежное феминистское толкование фильма. Поди разбери.
http://oduvan.org/?p=3319
Tags: Версальский роман, кино
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 9 комментариев

Добрый день, уважаемая Ольга Эдельберта!

Недавно перечитал "Немного диалектики" и совершенно не разочаровался (как оно порой бывает при повторном прочтении понравившегося текста).

Скорее, наоборот, - при новом прочтении всплыли некотоыре образы и детали, не зацепившие при первом прочтении. Как, к примеру, совершенно чудная история лорда Сент-Клера и Бастинды.

Но некоторые вопросы так и остались неотвеченными (или я пропустил ответы). Кто такой (или что такое) Фоукс? Он явно работает на противника, но каким образом магическое существо стало агентом влияния группы, опирающейся на науку и технологию?

Что стало с разработками Снейпа? Мы видели, как Снейп передал их Флитвику. Успел ли Флитвик передать их своим ученикам? Или эксперимент в эпилоге - это совершенно автохтонная разработка?

С уважением,
А.Орехов.
Показать 1 комментарий

Уважаемая Ольга Эдельберта,
Хочу лично (вне «комментов» и «рекомендаций») поблагодарить за удовольствие, доставленное «Диалектикой…». Уже лет 6-7 мне не попадалось вещей такого уровня. Единственное, что печалит, - ощущение (навеянное опытом), что тексты подобной «плотности» чаще всего пишутся, когда автор собирается высказать в них целиком и сразу всё, что у него наболело по этой теме. Иными словами, что он больше не собирается об этом писать. Было бы настоящим утешением узнать, что этот случай – как раз исключение. Если же нет (т.е. если Вы больше не собираетесь писать по ГП), то рискну спросить: где-то что-то Ваше еще опубликовано? Честно говоря, в то, что это первый опыт в создании художественного произведения, не верится совершенно.
В любом случае, еще раз большое спасибо. Успехов!
Показать 1 комментарий

Читаю ваш фанфик и не могу отделаться от мысли, что ваш Северус - это Иозеф Кнехт, а Флитвик - старый учитель музыки.
Показать 2 комментария
Имя:
Пароль:
 
Войти при помощи:

ПОИСК
ФАНФИКОВ


Активные конкурсы








Поддержи проект рублёмЧтобы Фанфикс рос большим

бесплатный фотохостинг создан специально для пользователей Fanfics.me

Книги жанра ЛитРПГ
Опубликуй свою книгу!

Следи за любыми произведениями с СИ в автоматическом режиме и удобном дизайне

О-о-о-очень длинные истории про Марти Сью и их подружек!

Старейший в рунете архив фанфиков





Закрыть
Закрыть
Закрыть