↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Подкидыш (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий, Фэнтези
Размер:
Мини | 53 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Серия:
Каждое магическое создание знало: западный Илинг являлся местом обитания Погибели, и зайти на его территорию – значило подписать себе смертный приговор. Вот только одно волшебное существо оказалось не в курсе неофициального правила.
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Подкидыш

Серость заполнила небо, и уже второй день радовала легкой, иногда прекращающейся изморосью. При такой погоде доставать зонт неловко — вроде, и не дождь вовсе. Насыщенный влажностью воздух, в комплекте с порывистым ветром делали нахождение на улице неприятным. А с приходом темноты и вовсе не выносимым — температура опускалась, и над землей расстилался туман.

Передернув плечами от холода, О’Нелли затянулся от самокрутки. Сырость, промозглость и постоянная облачность — три основных неприятных черты Лондона. Впрочем, присутствовал и плюс — обилие железа; именно оно ограничивало численность тварей в пределах города. Магические создания предпочитали селиться в «зеленных» районах на границе, и избегали центральную часть столицы. Впрочем, в срединном мире существовали места, где волшебные существа и вовсе отсутствовали — несколько уголков в Китае и России. Именно там можно было найти спасение — полностью скрыться от тварей и постоянного ощущения их присутствия поблизости. Но первую страну Брайан не любил, а на территории второй — обосновалось первое Бедствие. Пересекаться с ним О’Нелли не имел ни малейшего желания.

Вытерев лицо от влаги, Брайан посмотрел в темноту проулка — он знал, там пряталось магическое существо. Тонкий аромат мяты О’Нелли учуял еще в начале квартала. Думал, пройти мимо, но притормозил — от проблемы хотелось избавиться. Даже выпитая бутылка скотча не могла заглушить нутро — голод становился все настойчивее. Брайан завернул в проулок; тварь оказалась совсем молодой — по виду не достигшей возраста десяти лет. Сжавшись в комок, она устроилась на картоне рядом с мусорными баками. О’Нелли выдохнул несколько колец дыма, не понимая, как дальше поступить. Таких есть — себя позорить. Дети — это то, что должно находиться вне рациона; когда они подрастут — выйдут на пик силы, тогда другой разговор.

Присев рядом, Брайан затянулся новой порцией дыма и спросил:

— Заблудилась?

Вместо ответа тварь подняла голову и посмотрела на О’Нелли. Поняла ли она слова Брайана — сказать было сложно: ее лицо осталось бесстрастным, а взгляд равнодушным.

— Где твои родители?

И снова юное существо проигнорировало вопрос — даже не шевельнулось. О’Нелли тихо ругнулся; ему стоило бы уйти, но он знал — потом заест совесть. Как можно оставить совсем еще молодого детеныша на произвол судьбы?..

— Есть хочешь?

Продолжая отрешенно разглядывать О’Нелли, тварь молчала. На это Брайан вздохнул — затушил косяк и поднялся, протягивая руку:

— Пошли.

К его удивлению, тварь послушалась — словно привыкла к тому, что взрослые отдавали приказы и им нужно безропотно подчиняться. Снова ругнувшись, Брайан подхватил чужую ладонь и повел юное существо к расположенному через дорогу зданию. На свету тварь выглядела еще хуже: лохматая, в мешковатой одежде и босая. Ее запястья и щиколотки оказались в синяках, точно от кандалов. Видимо, этот ребенок успел познакомиться с жесткостью и хлебнул горя — заранее и беспощадно много. И также стало понятно, что отвратительный запах исходил не только от мусорных баков, а также и от твари. Она перебирала ногами быстро, подстраиваясь под шаги О’Нелли; а он только сжимал покрепче зубы. Никто не заслуживал страданий — особенно дети, даже если они принадлежали волшебному роду.

Лестничная клетка оказалась пуста; гостиная, плавно переходящая в кухонную зону, тоже. Все жильцы общажного здания разбрелись по своим комнатам, что являлось редким моментом. Брайан находил особое очарование в этом месте. Здесь царил постоянный шум — гвалт, почти каждый вечер собирался междусобойчик в гостиной, и не оставалось времени на тоску. Совсем не зря почти десять лет назад он купился на объявление в газете — не прогадал и получил именно то, что искал. Одиночество — постоянный спутник О’Нелли — поутихло, позволяя наслаждаться жизнью среди людей.

Заведя тварь в комнату, Брайан усадил ее на стул и направился к шкафу, проговаривая:

— Вначале тебя отмоем, потом накормим, — достав полотенце, он полуобернулся: — Возражения?

И снова тварь никак не отреагировала — будто и вправду не придавала значения происходящему. И для нее равноценно: будет ли причинен вред или проявлено добро. Помотав головой, Брайан в очередной раз тяжело вздохнул. Проблема заключалась не в магическом существе, а в его истории до появления на пути Погибели.

Проводив тварь в ванную комнату, О’Нелли повесил полотенце и, включив воду, отрегулировал ее температуру:

— Мойся.

Оставив юное существо в кабинке, он закрыл дверь, от души надеясь, что с этим вопросом у твари проблем не возникнет. И она хотя бы издалека знакома с техническим прогрессом людей.

Вопреки надеждам, Леи в комнате не оказалась — Брайан долбился уже полминуты, надеясь, что, возможно, учительница увлеклась делами, но…

— Она на свидании, — веселым тоном оповестил Дэнни, отрыв дверь соседней комнаты.

— Гадство, — выдохнул О’Нелли, ударив кулаком по створке и прижался к ней лбом.

На это Албертсон только рассмеялся; У Леи была особенность — она постоянно находилась на виду и прилипала с разговорами, когда это неудобно другим. И волшебным образом исчезала в неизвестном направлении в момент, когда оказывалась нужна.

Повернув голову в сторону соседа, Брайан спросил:

— Когда вернется, знаешь?

— Свидание третье, — отозвался Дэниэл, двусмысленно улыбаясь: — ее можно ждать только следующим вечером.

Отрываясь от двери, О’Нелли мрачно проговорил:

— Вечно с ней так.

— Что-то стабильно, — засмеялся сосед, прислонясь к косяку, — зачем она тебе?

Дернув плечом, Брайан только вздохнул.

— Да так, — уклончиво ответил он, смотря на дверь ванной комнаты, и после добавил: — Если Лея вернется ночью, попроси ее заглянуть ко мне.

— Без проблем, — пожал плечами Дэнни.

Вернувшись в комнату, О’Нелли залез в шкаф в поисках подходящей для подкидыша одежды. И если с футболкой проблемы не возникло, то вот с низом нарисовался большой вопрос. Шорты с завязками нашлись в самой глубине полки — теоретически они могли подойти юному существу.

В ванной комнате был слышен шум воды и никакого отзвука от твари — словно ее и не было вовсе. Если бы не аромат чужой магии — можно подумать, что юное сознание по-тихому сбежало. Постучав по двери, Брайан спросил:

— У тебя все нормально?

Ответом ему была тишина. Закрыв глаза, О’Нелли напомнил себе, что это нормально — магическое существо и до этого не издавало ни звука и не обязано вдруг резко заговорить.

— Я открою дверь, через десять секунд, — предупредил он.

Что-то такое Брайан и предполагал — тварь встала под поток воды и, закрыв глаза, полностью отрешилась от мира. Одежда и волосы прилипли к ее телу, грязь с тела немного смылась, но все равно требовалось пройтись мочалкой, чтобы ее полностью убрать. Выдохнув сквозь зубы, О’Нелли нанес гель на губку и протянул ее юному существу со словами:

— Сними одежду и оботри ей все тело, потом смой водой.

И опять тварь осталась безучастной — как будто привыкла, что с ней обращались, как животным, даже не спрашивая мнения. Словно она себе не хозяйка. Конечно, в этой ситуации был неоспоримый плюс — юное создание слушалось безропотно и точно выполняло приказы, что значительно облегчало с ним взаимодействие.

— После вытрись полотенцем, — Брайан показал на него рукой, — и надень одежду.

Закрыв дверь, О’Нелли прислонился к стене и надавил на глаза. Кто и зачем оставил ущербное существо у дома Погибели? Надеялся ли этот неизвестный с помощью Бэйна избавиться от ребенка? Будучи в постоянном опьянении Брайан уничтожал тварей, посмевших забрести в западный Илинг. Так бы и произошло с подкидышем — находись он в менее адекватном состоянии. Или вся эта ситуация — случайность?..

От размышлений Брайана отвлек звук открываемой двери кабинки. Юное создание точно выполнило инструкции и, держа в руках полотенце и свою одежду, смотрело на него широко раскрытыми глазами. После душа тварь стала выглядеть значительно лучше. На ее запястьях и щиколотках действительно оказались гематомы, как и на плече, частично выглядывающем из горловины футболки. Быть может, под одеждой скрывалось еще больше синяков — проверять это О’Нелли совсем не хотелось.

Криво улыбнувшись, он выключил воду и забрал у твари вещи.

— У тебя, — спросил Брайан, отжимая одежду, — есть имя?

В который раз юное существо проигнорировало вопрос, внимательно наблюдая за движениями О’Нелли.

— Ты, — обернувшись, он поймал ее взгляд, — говорить умеешь?

Судя по строению лица, в будущем тварь обещала стать красавицей — бонус от линии сидхэ(1). И имела тяжелый, подавляющий взгляд — подарок от родителя человека. Радужка подкидыша оказалась черной и полностью сливалась со зрачком. С такими глазами довеском шли проблемы — казалось, что, даже просто смотря, человек кидал невербальный вызов, провоцировал на агрессию.

— Ясно, — заключил Брайан и мотнул головой, предлагая идти следом: — Пошли есть.

Усадив тварь за стол, О’Нелли залез в холодильник — общий для всех арендаторов. Благодаря этому получалось значительно сэкономить на электричестве, следовательно, и на оплате счетов за обслуживание дома. Еда всех жильцов хранилась в нем; чужую брать категорически запрещалось. Нарушение этого правила служило поводом для постоянных склок и разоров — кто-нибудь да плевал на неофициальный закон. Чаще всего это был живущий на фастфуде Брайан, впрочем, и Дэнни бывало заставали за поглощением не своих блюд.

В очередной раз расчет не подвел — О’Нелли повезло: в стеклянном противне находилась чья-то початая лазанья. Достав ее, Брайан отрезал кусок и отправил тарелку с ним в микроволновку. Ощущение сверлящего спину взгляда ни на секунду не оставляло — гостья не прекращала наблюдение. Поставив перед подкидышем еду и приборы, Брайан устроился напротив.

— Ешь.

И вновь тварь пассивно подчинилась; будто не имела собственной воли — понимания, что она могла отказаться. Но вот с правилами приличия у подкидыша присутствовали проблемы — проигнорировав вилку, она подхватила кусок руками. И, словно не чувствуя жара, жадно в него вгрызлась. О’Нелли вздохнул; вероятно, Мэг, которой он планировал спровадить существо, не раз помянет Бэйна добрым словом. Сидхэ курировала загородное поместье «Манор-хаус Фэй» — воспитательный дом для брошенных детей магических существ. Именно в нем находили пристанище все подкидыши.

— О, это кто? — спросила Грэйс, заходя в помещение. — И почему она ест мою лазанью?

— Подкидыш, — ответил Брайан, покосившись на дверь своей комнаты, там находилась трава и бумага для самокрутки; ему отчаянно хотело прикурить косяк. — Скупишься поделиться с ребенком?

— Мне не жалко, — проворчала Смит, ставя сумку на стол, — но чужое брать позорно. Разрешение нужно спрашивать!

— Разрешишь? — Брайан кивнул на тварь.

Та безбожно испачкалась, и продолжала следить за О’Нелли, не обращая внимания на другого посетителя кухни.

— Компенсируешь, — кивнула Грэйс, присаживаясь и доставая бутылку вина. — Что, папаша, тебя нашла подружка и вручила плод ваших отношений?

Скривившись, Брайан передал соседке бокал и мотнул головой:

— Все не так.

— А как? — спросила Смит, сосредоточившись на откручивании крышки.

В ответ Брайан только махнул рукой в неопределенном жесте, поднимаясь:

— Она не моя, временно здесь. Присмотришь минут десять?

Вяло дернув плечом, Грейс промолчала; сочтя ее реакцию за согласие, О’Нелли посмотрел на тварь:

— Сиди смирно.

Стало бы значительно проще, если комендант согласилась провести телефонную линию в здание. Но жильцы выбрали общагу из-за стесненности в финансах, и лишние траты на обслуживание проводной связи не входили в их интересы. Добравшись до находящегося на соседней улице автомата, Брайан набрал номер; ответили ему сразу, на втором гудке:

— Манор-хаус Фэй.

— Соедините с ля Фэй, — вместо приветствия попросил Брайан.

— К сожалению, леди сейчас отсутствует. Желаете ли оставить ей сообщение?

Выдохнув сквозь зубы, О’Нелли прижался к стеклу кабинки. Сегодня явно не его день — возникшая проблема не хотела легко разрешаться. Все, так или иначе, подначивало Брайана к преступлению.

— Скажите, что Бэйн нашел подкидыша.

— Хорошо, мистер, — голос леди на том конце немного дрогнул, — О’Нелли. Желаете добавить что-нибудь еще?

— Да, — отозвался он, — лучше ей забрать его лично. На этом все.

— Всего до…

Не дослушав, Брайан повесил трубку и снова тяжело вздохнул; сорваться бы сейчас к Мэг, но как везти тварь на байке и не съесть в процессе?..

К его возращению юное существо успело разобраться с лазаньей, и с отсутствующим видом сидело на стуле. А Грэйс успешно прикончила треть бутылки вина.

— А она не разговорчива, — поделилась соседка, отпивая из бокала.

О’Нелли только пожал плечами. Подхватив полотенце со спинки стула, он подошел к твари и мокрым краем начал вытирать ее лицо. Аромат мяты усилился — трапеза послужила ничего таким подспорьем для восстановления.

— Вытяни руки, — приказал Брайан; юное существо беспрекословно послушалось, и он тщательно протер его ладони.

— Ты же, — произнесла Смит, покачивая бокал, — не состоишь ни в какой противозаконной организации?

— Спятила? — спросил О’Нелли.

Та только криво улыбнулась, подозрительно разглядывая Брайана. Помотав головой в недоумении, он вернулся к своему месту.

— Профессия плохо на тебя влияет, — мрачно констатировал О’Нелли.

Хмыкнув, Грэйс сделала глоток; а Брайан откинулся на стуле. Смит решила идти по стопам родителей и реализоваться в сфере юриспруденции. Чтобы не привлекать ненужного внимания и добиться успеха собственными силами, взяла фамилию матери и категорично отвергала предложения отца помочь. В итоге она постоянно сталкивалась с трудностями на работе; пробиться выше по карьерной лестнице без протекции — было почти невыполнимой задачей.

— Она похожа на бродяжку, — задумчиво протянула Грэйс, смотря на безучастную тварь.

Передвинув тарелку с конфетами ближе к юному созданию, Брайан развернул одну, показывая, как это нужно делать, и протянул ей кусочек шоколада.

— Поняла? — спросил он, ухмыльнувшись. — Обертку не едят.

Тварь безмолвно забрала конфету и засунула ту в рот — ее газа чуть расширились. Видимо, сладость пришлась по вкусу.

— Гадство, — выдохнул Брайан и, повернувшись лицом к соседке, саркастично заметил: — Да ладно.

— Кажется, ее держали в наручниках, — Грэйс кивнула на синяки твари, а потом залпом допила остатки вина в бокале.

— Вероятно, — согласился О’Нелли, наблюдая, как тварь потянулась за новым лакомством. — Ты снова вляпалась в мутную историю?

Вяло кивнув, Смит взяла вино:

— Старая проблема, — она наполнила бокал на четверть и поставила бутыль на стол, — между профессиональной этикой и личными отношениями.

На это Брайан тяжело вздохнул; не так давно Грэйс начала встречаться с коллегой из другой фирмы, и по мере развития отношений перед ними вставало все больше разногласий. Смит была идеалисткой и отчаянно радела за справедливость, а вот ее партнер придерживался мнения, что сложно всем и на многие вещи нужно закрыть глаза. Что и являлась самым спорным моментом — принципы Смит не позволяли согласиться с таким суждением.

— Это точно не твоя дочь? — внезапно спросила Грэйс.

О’Нелли отрицательно помотал головой.

— Откуда она? — начала прощупывать почву соседка.

Криво улыбнувшись, Брайан пожал плечами и ответил ироничным взглядом, сдержанно попросив:

— Осади, Грэйси.

— Чувствую, что-то здесь, — задумчиво протянула Смит, поигрывая бокалом, — неладно.

Утомленно скривившись, О’Нелли поднялся:

— Все не так просто, — он взглянул на тварь: — Пошли.

— Сбегаешь, Брай?

— Уложу ее спать, — он обернулся: — И поговорим.

— Жду, — усмехнулась Грэйс, — лучше бы тебе рассказать все нормально.

Заведя тварь в комнату, Брайан повесил полотенце, а потом кивнул на кровать:

— Ложись.

За этот короткий интервал он успел привыкнуть к беспрекословному подчинению и молчанию подкидыша. Укрыв юное существо одеялом, О’Нелли скептично на нее посмотрел.

— Спи.

Замерев, тварь продолжала следить за его движениями. От этого пристального внимания Брайану стало неуютно. Покачав головой, он поднялся и включил настольный светильник.

— Утром о тебе позаботятся. Спи спокойно, — подхватив набор для самокрутки и бутылку скотча, О’Нелли вышел из комнаты.

Закинувшая ноги на соседний стул Грэйс встретила соседа пытливым взглядом и словами:

— Время ответов, Брай. Кто этот ребенок, где нашел? — замолчав на несколько секунд, добавила: — И почему привел сюда?

Подхватив олд фэшн, Брайан опустился на прежнее место и налил скотч; вдохнув аромат, сделал маленький глоток и размеренно ответил:

— Подкидыш, нашел в соседнем проулке, завтра ее заберут.

— Почему ты называешь девочку «подкидышем»? — прищурившись, уточнила Грэйс.

Распределив траву на бумаге и свернув ее трубочку, О’Нелли встретился взглядом с соседкой:

— Присоединишься?

Дернув уголком рта, та чуть приподняла бокал:

— Мне моего достаточно.

Смочив конец бумаги, Брайан аккуратно его прижал и ответил:

— Потому что это так и есть. Таких детей подкидывают в чужой дом на воспитание, — чиркнув зажигалкой, О’Нелли начал раскуривать самокрутку.

— Какие-то устаревшие у тебя взгляды, Брай. В который уже раз у меня возникает ощущение, будто ты из другой эпохи.

На это он только пожал плечами, откидываясь назад. Скотч в совокупности с травой расслабляли — заглушали грызущий голод и позволяли отвлечься от аромата мяты в соседней комнате.

— Почему не обратился в полицию? — продолжила допрос Грэйс.

— Спятила? — риторически спросил Брайан, выдыхая порцию дыма. — Олд Билл(2) упекут на пару суток, не разбираясь. Сама же знаешь всю подноготную системы.

— Не имеют права! — яростно откликнулась Грэйс, подаваясь вперед.

Вместо ответа, Брайан красноречиво на нее посмотрел; та, смутившись своей реакции, откинулась назад и поспешила скрыть лицо за бокалом.

— Один звонок, и я тебя вытащу, — пообещала она, прежде чем сделать глоток.

— Не сомневаюсь, Грэйси, — кивнул О’Нелли, приподняв олд фэшн со скотчем. — Завтра подкидыша заберет знакомая из воспитательного дома. Дать их номер?

— Давай, — кивнула Смит, зарывшись в сумке, после чего достала из нее ежедневник с прикрепленной ручкой и передала их Брайану. Быстро начеркав информацию, он затянулся и многообещающе улыбнулся:

— Звони в любое время.

— И позвоню, — пообещала Грэйс.

О’Нелли не сомневался — действительно с ними свяжется, а потом еще и пробьет информацию по своим источникам — такой была натура Смит. Идти до талого и отпускать ситуацию, когда все факты подтверждены. Этим она и нравилась Брайану — верностью внутреннему кодексу. Даже когда все окружающие отворачивались, и оставалось исключительно одиночество.


* * *


Вторая встреча с тварью произошла спустя восемь лет — и снова небо Лондона закрыло низкими тучами, щедро делящимися изморозью. И опять О’Нелли плелся по темной улице, двигаясь в сторону дома, находящегося в западной части Актона. За это время он успел проститься с общагой и переехал в новое здание.

Ночного холода Брайан не чувствовал — принятый алкоголь неплохо прогревал — но вот от мелкого покапывания морщился. Толстовка и джинсы успели стать неприятно влажными. Он учуял знакомый аромат магии еще в начале улицы и изначально хотел пройти мимо. Но в голове моментально возник образ подкидыша — и не обращать внимания стало сложно. Поэтому, мысленно ругаясь, О’Нелли пошел по следу.

Ситуация и этот раз оказалась паршивой: трое подростков увлеченно запинывали сжавшееся на земле существо. Их хриплые выкрики разносились по всему проулку, а дыхание было тяжелым — видимо, процесс шел давно. Тварь даже не защищалась магией — все ее силы уходили на поддержание жизни. Кажется, подкидыш и до этих утырков находилась в истощенном состоянии.

О’Нелли сработал мгновенно — подлетел к компании и с резким выдохом нанес прямой удар ногой в спину самого ближайшего подростка. По инерции того отбросило вперед — он запнулся и, потеряв равновесие, упал на асфальт. Другие не растерялись — второй — самый длинный из группы, тут же замахнулся в прямом ударе в корпус. Брайан отклонился и, сделав небольшой шаг вперед, ответил атакой навстречу, попав в печень — сипло выдохнув, противник согнулся. В этот момент его попытался достать третий, но совершил глупость — вытянул не только руку, но еще и корпус, проваливаясь и подставляясь под ответный удар. Заблокировав выпад, О’Нелли прописал локтем по чужой челюсти. Этого хватило, чтобы отправить утырка в нокаут.

— Сука! — выдохнул первый, успевший за это время подняться; с его головы слетела шапка, открыв на лысо выбритый череп.

Когда он подбежал ближе, Брайан провел связку из двух прямых ударов — паренек успел их заблокировать. Сделав небольшой шаг правой ногой, О’Нелли левой пробил коленом по чужому корпусу. Пока бритый утырок отходил, он развернулся ко второму — длинному, тот как раз нацелился на новую атаку. Увернувшись, Брайан произвел маневр руками, отвлекающий внимание от блокировки лоу-кика во внутрь и хай-кика. Успешно выполненная комбинация поставила паренька на колени и заставила задыхаться. Чтобы бритый не успел окончательно восстановиться и ответить, О’Нелли нанес удар рукой с разворота, точно попав по чужой челюсти.

Встав в стойку, Брайан огляделся: один из утырков валялся на земле, длинный, стоя на коленях, мотал головой из стороны в сторону, а лысый, отброшенный инерцией к стене здания, поскуливая, держался за лицо.

— Еще добавить? — спросил Брайан. — Или сами уйдете?

Утырки поняли все правильно, пришедший в себя длинный парень поднялся и подошел к потерявшему сознание другу. Бритый отлип от стены и, не переставая постанывать, помог поднять нокаутированного приятеля. Не говоря ни слова, они обогнули О’Нелли — продолжающего внимательно наблюдать за их движениями — и побрели к выходу из проулка.

— Жди в гости, урод, — пообещал длинный, полуразвернувшись.

На это Брайан ухмыльнулся и приглашающе развел руки:

— Не заблудись, мудило.

Когда малолетняя компания скрылась из вида, Брайан присел рядом с тварью, мрачно ее рассматривая; пространство вокруг наполнялось свежестью — ароматом мяты. И в то же время запах подкидыша стал немного другим — к нему почти неуловимо примешивался привкус черники с оттенком алкоголя. И это означало, что она успела спутаться с гурагедд(3) и зачать от него дитя. Водный народ благоухал спиртосодержащими напитками и после поглощения неплохо пьянил; их потомство с другими тварями имело этот компонент.

Отделали молодое существо качественно — лицо опухло, тело было в гематомах — одно темное месиво — и в крови. Однозначно досталось внутренним органам, и пальцы правой кисти оказались вывернуты под разными углами — сломаны. Будь тварь человеком, ее потребовалось бы срочно отправить в больницу — и вопрос шел на минуты — иначе она загнулась. Но она являлась волшебным созданием и магия помаленьку ее латала. Той была-то совсем крупица — ровно, чтобы поддерживать жизнь и оперативно разбираться с самыми серьезными травмами. Как и в первую встречу, несмотря на боль, тварь смотрела на Брайана остро, внимательно — безмолвно. Внешне она сильно изменилась — вытянулась и повзрослела, а взгляд остался прежним — без дна.

— Давно не виделись, — ухмыльнулся О’Нелли и хмуро заключил: — А ты все также не вылезаешь из проблем.

В ответ тварь промолчала, замерев в напряженной позе и не шевелясь, хотя до этого ее потряхивало от боли. Поднявшись, Брайан криво улыбнулся:

— Не попадайся мне больше.

И к его удивлению, подкидыш протянула вперед руку, пытаясь вцепиться в ногу О’Нелли.

— Помгите, — едва слышно и невнятно просипела она.

Отступив на шаг, Брайан замотал головой в замешательстве.

— Это ты не по адресу.

Развернувшись, он направился к выходу из проулка, но ему в спину прилетело хриплое:

— Подалуста...

Закрыв глаза, О’Нелли выдохнул сквозь зубы и от души пнул лежащую на земле бутылку. Та звучно влетела в стену и осыпалась на асфальт стеклянными осколками.

— Поганый род, — пробормотал он сквозь зубы, возвращаясь; присев рядом, безрадостно уточнил: — И чем? Добить тебя?

— Помги… — выдохнула тварь и потеряла сознание.

О’Нелли ругнулся; поднялся, чтобы уйти, но потом снова опустился.

— Опять я это делаю, — пробормотал он, поднимая тварь на руки. — Опять лезу в чужое дерьмо.

У него еще мелькнула мысль — оперативно связаться с Мэг, но быстро скрылась. Если подкидыш не использовала магию и не позвала своих — то на это были причины. Кинуть кличь просто — один мощный выплеск, как следствие, при ее истощении обморок, и через секунду прибыли бы фэйри(4) и разобрались бы с утырками. Но тварь терпела и сдерживала магию — значит, не хотела, чтобы сородичи ее нашли.

На лестничной клетке до сих пор не заменили перегоревшие лампочки. Счет шел уже на третий день, но работники из организации, обслуживающий дом, не спешили разбирать с этим вопросом. Ругнувшись, Брайан чуть не потерял равновесие, когда запнулся о ступеньку — успел подстраховать себя магией. Дверь, находящаяся на втором пролете, открылась, и на пороге показалась объемная фигура соседа — мистера Пасса — нередкого собутыльника О’Нелли.

— Не знал, что у тебя есть подружка, — протянул он, ухмыляясь.

Остановившись, Брайан от души порадовался, что проблема со светом до сих пор не решена. Тварь выглядела жутко — здесь и положительная репутация не спасла бы О’Нелли. И уже через десять минут в дверь его квартиры долбились бы олд Билл, чтобы прояснять ситуацию.

— Да вот, — ответил Брайан, — встретил неподалеку подопечную знакомой, а она взяла и отключилась. Не бросать же. Как проспится, отправлю домой.

Врать он не умел, но пришлось научиться обходным маневрам; все фэйри рано или поздно обзаводились этим навыком — иначе не выжить. Самый оптимальный путь — искажать факты — подавать их под нужным ракурсом, чтобы даже чуткий собеседник не почуял фальши.

Покачав головой, Освин цыкнул и довольным тоном проговорил:

— Эх, молодежь! Совсем не умеют пить.

Усмехнувшись, Брайан согласно кивнул и начал подниматься по лестнице.

— Заглянешь, — спросил сосед, — на стаканчик-другой?

Помотав головой, О’Нелли с сожалением отозвался:

— Не сегодня, Оз — нужно присмотреть за ней. Сам знаешь, как это бывает в первый раз.

— Да-а, — протянул Пасс, — молодежь!

Брайан направился выше; а Освин добавил:

— Заходи, если передумаешь.

— Непременно, — полуобернувшись, кивнул О’Нелли.

Занеся тварь в квартиру, Брайан сгрузил ношу на диван и упал в кресло. При свете существо выглядело совсем погано. И он обоснованно беспокоился о том, сможет ли магическое создание восстановиться и не помереть в процессе. Его бы отдать в руки сидхэ — вот кто в полной мере помог бы в мгновение понять на ноги и залечить, но…

— Глупый ребенок, — тихо протянул О’Нелли, устраиваясь поудобнее.

Если к утру ситуация не изменится, то он наплюет на все и отдаст подкидыша Мэг, а если она таки очухается, то выставит ее за дверь. Главное — не отключаться — если Брайан заснет, то с тварью можно попрощаться — в бессознательном состоянии он поглотит всю чужую магию.

 

Зайдя в квартиру, О’Нелли обнаружил, что тварь не только пришла в себя, но еще и оккупировала ванную комнату. Дверь в последнюю оказалась закрыта, и до слуха доносилось приглушенное журчание воды. К рассвету состояние молодого существа улучшилось: опухоль спала, гематомы приобрели желтый оттенок, и рука полностью восстановилось — от переломов не осталось и следа. Хотя подкидыш по-прежнему находилась в беспамятстве. Тогда Брайан поспешил убраться подальше — жрать хотелось просто зверски, а аромат магии гостьи так и манил съесть все без остатка. Проведя пол дня за разъездами — заодно заглянув в гости к Мэтью Конваку, державшему антикварную лавку, куда нередко попадали артефакты из мира фэйри — домой О’Нелли вернулся только после четырех по полудню.

От усталости шумела голова, а тело молило об отдыхе — и тот факт, что тварь уже могла самостоятельно передвигаться, радовал. Это означало, что как только подкидыш выйдет из ванной, можно послать ее подальше и отдохнуть — выспаться.

Помотав головой, Брайан сгрузил пакет из Макдональдса и успокоил состояние глотком скотча, не глядя сворачивая косяк. Совокупность спиртосодержащего и травы, как ничто иное, сдерживало голод. Как только гостья показалась в гостиной, О’Нелли кивнул на входную дверь:

— Тебе пора.

За прошедшие годы тварь похорошела и — как он предполагал — стала красавицей. Она предпочла неформальный образ — отчасти бунтарский, сделав крутой ирокез и выбрив волосы с одной стороны. На правом предплечье существа оказалась набито тату на латыни — если зрение не подводило — «Memento аut vincere, aut mori» (5). Что он нашел достаточно ироничным.

Гостья не постеснялась и взяла одежду Брайана — на что он только вздохнул. Преодолев секундную заминку, она, как ни в чем не бывало, подошла ближе и устроилась за барной стойкой. Подтянув пакет с едой, достала один из гамбургеров и начала разворачивать упаковку; будто делала подобное каждый проклятый день. Поразившись чужой наглости, О’Нелли мотнул головой:

— Доешь и проваливай.

— Мне, — прожевав кусок, произнесла тварь, — некуда идти.

Закрыв глаза, Брайан досчитал до десяти и сделал несколько глубоких затяжек — помогло отчасти, но хотя бы он смог удержаться выплеска эмоции.

— Обратись, — спокойным тоном начал О’Нелли, — к ля Фэй.

— За мной охотятся, — опустила взгляд гостья. — Как только я выйду на улицу — они найдут и убьют.

— Обратись к ля Фэй, — терпеливо повторил Брайан.

— Она с ними.

Глубоко вздохнув, О’Нелли залпом допил содержимое олд фэшна.

— Бред.

— Можете не верить, — тварь подняла взгляд и остро посмотрела на хозяина дома, — но это правда.

И судя по тому, что он видел — подкидыш верила в произнесенные слова. В отличие от фэйри, их дети от людей приобретали возможность говорить ложь. Насколько Брайан знал — врать им было дискомфортно — суть сопротивлялась. Но при должном старании и тренировке в искусстве лицемерия они могли соперничать с коренными жителями срединного мира.

Тяжело вздохнув, О’Нелли поднялся и, подхватив стакан с бутылкой скотча, направился на балкон, бросив холодное:

— Чтобы через пятнадцать минут тебя здесь не было.

Вопреки ожиданиям, на улице лучше не стало — он все также ощущал яркий аромат мяты и желание его поглотить. Влажный воздух отдавал холодом, изморось закончилась, оставив после себя мокрые улицы и концентрирующуюся туманность.

Брайан уже давно утратил любые стремления — желание двигаться к цели; все, чего он хотел — спокойно коротать время и не встречать ни одну тварь. В идеале — покой, но тот был недостижим. Фэйри не умели жить мирно — Финниан только по тому и оставался на троне, что держал в кулаке подданных. Почти каждый век он нещадно проходился карающим мечом по восставшим — на какое-то время это помогало. А потом находились другие недовольные, и снова по небу неслась горящая колесница, а его светлейшество уничтожал мятежников. Про Бэвинн и вспоминать не следовало — не зря владыка гурагедд обладала титулом «ее темнейшество». О воинственном нраве водного народа в четырех мирах слагали легенды.

Допивая третью порцию скотча, Брайан почувствовал — тварь покинула квартиру. Но ушла недалеко, затаилась где-то в пределах дома — вероятно, на лестничной клетке. С силой надавив на глаза, О’Нелли зло выдохнул; что-то внутри сопротивлялось принятому решению. Подхватив подлетевший косяк, он на ходу его раскурил и пошел по следу чужого запаха. Брайан оказался прав — подкидыш оккупировала пожарную лестницу и сидела на мокрых ступенях, обнимая колени. Опустившись рядом, он выдохнул с дымом:

— Расскажи подробно о том, что произошло.

Продолжая смотреть вниз, тварь меланхолично поговорила:

— Несколько дней назад меня поймали сидхэ. Когда я очнулась, то оказалась в клетке — все вокруг было пропитано магией — не так, как здесь, — она замотала головой, — а словно…

— Словно даже крупицы воздуха из нее состоят, — мрачно продолжил он.

В ответ подкидыш кивнула и снова опустила голову, обнимая колени еще крепче. Будто желая сжаться — стать чем-то маленьким, незаметным — не находимым.

— Земли фэйри, — Брайан затянулся, — один раз побываешь — никогда не забудешь, — он замолчал на несколько секунда и добавил: — Даже если очень сильно захочешь.

— Меня держали под чарами и что-то делали… — запнувшись, молодое существо помотало головой: — Я не знаю, почти ничего не понимала — все было, как в дурмане. Уже потом, когда очнулась у вас дома, то смогла связать обрывки — они искали полукровок. Но зачем? Для чего?

Выдохнув несколько колец дыма, Брайан криво улыбнулся. Передряга, в которую угодила тварь, оказалась странной. У волшебных созданий существовал закон, запрещающий смешанные союзы — он являлся единым для всех: фэйри, дэмониус, ангэлус. Метисам не было места в магическом мире — они полежали уничтожению. Для тех, у кого союз стал прочным и на века — имелся выход — спрятаться в срединном мире; для других — подкинуть дитя людям, заменив их ребенком, и выкинуть из памяти. До того как два Бедствия обосновались в срединном мире, Коннахт и Бэвинн не раз проходились по нему карающим походом, уничтожая преступников и смесков, а вот потом… Заняв вакантное место правителя в землях фэйри, Финниан оказался значительно умнее брата и не лез за границы волшебного края. А ее темнейщество, чуть не став трапезой, запомнила обещание Погибели — «наведаться с ответным визитом» — и сидела тихо.

— Я даже не знаю, как мне удалось сбежать — чудом, не иначе. Пришла в себя, когда эти уроды начали раздевать — вмазала одному по яйцам, а потом…

Тварь замолчала, а О’Нелли сжал кулаки. Срединный мир был наполнен разными людьми — противоречивыми. И зачастую за каждой темной историей находилась своя — не менее мрачная подоплека.

— Почему ты считаешь, что ля Фэй с ними?

— Там были и другие полукровки, — повернув голову, подкидыш тяжелым взглядом посмотрела на Брайана, — королевского рода.

Выдохнув, О’Нелли возразил:

— Мэг заботится о воспитанниках и никому не позволяет причинить им вред. Тем более не отдает метисов сидхэ.

— Пусть так. Но если вы ошибаетесь? Я же оказалась в том месте. И другие…

Затянувшись, Брайан промолчал. После изгнания из земель фэйри Мэг несколько веков бредила идеей вернуться в родной край, но потом ее отпустило. Возможно, она удовлетворилась существующей властью. Полностью развернув амбиции, ля Фэй заняла главенствующее место в иерархии тварей. И, реорганизовав существовавшую структуру, всеми силами стремилась сохранять мир. Потенциальное участие в подобных делах совсем не вписывалось в политику старой сидхэ.

— Могу я… остаться с вами?

Медля с ответом, Брайан задумчиво посмотрел на подкидыша. Чтобы обратиться к Погибели за спасением, нужно совсем отчаяться. Впрочем, в срединном мире прятался Мор — первое Бедствие. Распространяющий отраву для любого магического существа дэмониус являлся более неудачным вариантом. К счастью для тварей, после освобождения из пекла он избрал путь затворничества, и забился в ядовитый город на просторах самого крупного континента.

— Ты знаешь кто я?

В ответ юное создание, не задумываясь, кивнуло:

— Фэйри называют вас Бэйном.

Криво улыбнувшись, О’Нелли отвел взгляд первым.

— Оставайся, — выкинув окурок, он встал и протянул руку: — Пойдем, здесь холодно.

Ухватившись за чужую ладонь, тварь поднялась; ее взгляд был противоречивым. Будто, с одной стороны, она радовалась, что от нее не отмахнулись, а, с другой — опасалась Брайана.

— Спасибо.

На это он помотал головой:

— Не благодари, — и направился к коридору. Почувствовав, что подкидыш осталась на месте, обернулся: — В чем дело?

— Нет, ни в чем, — опустив взгляд, она поспешила догнать О’Нелли.

Пожав плечами, он ухмыльнулся и устремился к своей квартире; тварь молча шла рядом. Зайдя в помещение, Брайан махнул рукой:

— Располагайся и ни в чем, — он усмехнулся, поняв, что эту мысль можно даже не озвучивать, — себе не отказывай.

Безмолвно кивнув, гостья присела на диван; а О’Нелли добрался до телефона. Увидев, что хозяин квартиры набирал номер, подкидыш вцепилась пальцами в сидение и подалась корпусом вперед.

— Расслабься, — выдохнул Брайан, слушая гудки, — проясню один вопрос и только.

После того как леди на том конце произнесла приветствие, он попросил:

— Соедините с ля Фэй.

И без того напряженная гостья болезненно скривилась; О’Нелли помотал головой — до чего же недоверчивое существо.

— Одну минуту, сэр, — произнесла дама, и через секунду заиграла мелодия.

Подкидыш отрыла рот, намериваясь что-то сказать, но быстро его закрыла, упрямо поджав губы. Отведя от нее взгляд, Брайан подхватил олд фэшн и приподнял, разглядывая жидкость в нем на свету.

— Слушаю, — отзывалась сидхэ, когда музыка резко прервалась.

— Интересные дела творятся, Мэг, — начал О’Нелли, сделав глоток скотча, — кто-то отлавливает ублюдков твоего рода.

— Милость сущего… — пробормотала она, — откуда ты?..

Брайан посмотрел на тварь, та взгляд не отвела; выражение ее лица с болезненного стало безэмоциональным. Словно она уже смирилась с тем, что обещание Погибели ничего не стоило — как и те, другие, что давали ей раньше. Приняла и то, что скоро ей суждено вернуться в клетку, а потом и вовсе умереть.

— Да так, птичка напела, — отмахнулся Брайан. — И у меня появился вопрос, Мэг. Ты в деле?

— О’Нелли! — возмутилась сидхэ.

— Не слышу прямого ответа, — вздохнул он, отпив из олд фэшна.

— Нет. Ни в чем подобном не замешана. Твои подозрения… — замолчав на мгновение, ля Фэй спокойным том продолжила: — Значит, кто-то охотится на метисов. Что еще известно?

Облегченно выдохнув, Брайан откинулся назад. Если бы старая знакомая оказалась причастна, то существующему в срединном мире равновесию пришел конец. Оставить ситуацию на самотек О’Нелли не смог — направился бы к Мэг, прояснять: «что за муть она затеяла». А дальше все понеслось по старой схеме — Погибель вышел бы на охоту.

— Ублюдков отлавливают и содержат в землях фэйри. Это единственное, что я знаю, — проинформировал О’Нелли. — Возможно, кто-то проворачивает свои дела скрытно от владыки. А, быть может, и с его согласия.

Шумно выдохнув, сидхэ ответила:

— Я свяжусь с его светлейшеством.

— У тебя сутки, Мэг, потом этим вопросом займусь я.

— Сутки, — коротко откликнулась ля Фэй и сбросила вызов.

— Всегда проблемы, — посетовал Брайан, положив трубку, и отставил телефон, — от вас всегда одни проблемы.

Опустив голову, тварь тихо спросила:

— Вы отдадите меня им?

Видимо, даже подслушанный разговор не изменил мнения молодого существа, и оно продолжало причислять Мэг к похитителям. И не то, чтобы О’Нелли не понимал позицию гостьи. Будучи беспомощным, слабым — даже не способным противостоять сидхэ — верить сородичам роскошь. Каждый мог являться врагом, в том числе, и ля Фэй. Если судить по тому, сколько веков она занимала руководящий пост — добросердечность — это дополнение. То, что она могла себе позволить; в основе находилась стремление быть наверху. И если перед Морганой поставить выбор: еще больше власти или сострадание — то можно даже не сомневаться в том, какой вариант она предпочтет.

— Нет, — мотнул голов Брайан, наполняя бокал на два пальца. — Кто бы ни пришел за тобой — уйдет обратно. А если не захочет, — он мрачно улыбнулся и отпил скотча, — я его уничтожу.

— Есть еще кое-что, — едва слышно протянуло существо.

— Что?

Вместо ответа подкидыш отвернулась и закусила губу, будто сожалея о вырвавшихся словах.

— Ты про дитя от гурагедд? — Брайан красноречиво посмотрел на живот твари: — Твоя жизнь — уже преступление, остальное это не перевесит. Грехом больше, грехом меньше — какая разница?..

Помимо официального закона, запрещающего появление метисов, было дополнительное табу — ребенок сидхэ и гурагедд не имел права на существование. В подобных детях конфликтовали противоположные сущности, и обычно это заканчивалось смертью. Выживали немногие — и если разлад стабилизировался, то смесок приобретал безмерную силу и стремился к разрушению. Словно разногласие переходило на личность, превращая существо в кровожадного монстра. Именно подобные создания стали причиной появления запрета на появление плода от смешанного союза.

— Откуда вы?.. — спросила она, в защитном жесте прижав руки к животу.

Криво улыбнувшись, О’Нелли покачал головой.

— Запах, — коротко ответил он.

— Что?.. — растерянно спросило юное создание.

— Все твари имеют свой — особый аромат. Ладно, — он в три глотка допил скотч и поднялся, направляясь в спальню: — В ближайшие пару часов меня не трогай — иначе съем и не замечу.

— Спасибо, — совсем неслышно проговорила гостья, когда Брайан закрывал дверь.

В очередной раз помотав головой, он упал на кровать. До чего же странным оказалось спасенное им существо; как и все другие фэйри — непостижимым. Благодарить Погибель — даже не смешно.

 

Разбудил О’Нелли настойчивый звон телефона — поднявшись с постели, он вышел в гостиную. Укрывшись пледом, тварь спала на диване; фоном доносились тихие голоса из включенного телевизора. Кухня и гостиная оказались вымытыми до блеска, а мусор — до этого заполнявший все пространство в помещении — складирован в шесть огромных пакетов. Кажется, за время пока Брайан отсыпался, гостья попыталась успокоить себя уборкой — ничего такое решение для воспаленных нервов и от грызущего ощущения безысходности.

Упав на стул, Брайан подхватил трубку надрывающегося аппарата и хрипло выдохнул:

— О’Нелли.

— Ты был прав, — вместо приветствия произнесла ля Фэй. — Айлехт искал и уничтожал потомков.

Ругнувшись, Брайан подхватил подлетевший косяк и чиркнул зажигалкой, прикуривая.

— С подачи Финниана?

— Нет, — ответила Мэг, — брат действовал за спиной владыки.

— Вот падла, — выдохнул с дымом О’Нелли. — Как же они достали, что ни век, так какую-нибудь дичь творить начинают. С какого он это затеял?

— Айлехт сказал, что… метис нашего рода должен дать жизнь третьему Бедствию.

— И опять старое оправдание, — мрачно констатировал Брайан, — чтобы затереть последствия грехов. Кто ему эту чушь наплел?

— Ганэм(6).

— Дерьмо.

— Его светлейшество нашел место, где Айлехт содержал детей. Все убиты, Сэлф, — беспомощно протянула ля Фэй, — все мои крошки…

Прижав руку ко лбу, О’Нелли тяжело вздохнул.

— Мне жаль, Мэг.

— Его запечатали в сосуде(7). Но этого мало… как же этого мало…

Скинув плед и выпрямившись, тварь напряженно смотрела на Брайана. Поймав ее взгляд, он отвел свой в сторону. И вместо того, чтобы успокоить сидхэ, О’Нелли умолчал о том, что один из местисов жив. Если подкидыш хотела оставаться в тени — это было ее законное право.

— Хочешь, приду за ним?

Лучше всего твари понимали силу. Она, как ничто иное, являлась аргументом и помогала урезонить распоясавшихся сородичей. Брайан обоснованно опасался, что почуявшие возможность фэйри захотели бы повторить действия младшего брата владыки. И чтобы заранее упредить — лучше всего напомнить магическим существам, что есть неофициальные правила — за нарушение которых следовал немедленный ответ.

Вздохнув, ля Фэй несколько секунд медлила с ответом, а потом холодно произнесла:

— Хочу. Но это не вернет моих подопечных — никого не вернет. Только спровоцирует войну.

— Мне жаль, — затянувшись от самокрутки, повторил Брайан.

— Знаю, — ответила сидхэ и оборвала соединение.

Положив трубку, О’Нелли затушил окурок и посмотрел на гостью. Она выглядела, точно натянутая пружина — того и гляди через секунду-другую распрямится и разнесет все один мощным выплеском магии.

— Твои похитители найдены. Можешь вернуться к ля Фэй.

Опустив голову, тварь перевела взгляд на колени и сдержанно спросила:

— А если я не хочу этого делать, то вы расскажете ей обо мне?

Подойдя к дивану, Брайан сел рядом и выдохнул короткое:

— Нет.

— Хорошо, — расслабившись, подкидыш посмотрела на экран телевизора.

Видимо, недоверие к сородичам намертво прописалось в ее сознании, и она прочно усвоила — от фэйри добра ждать не следовало. И никакие убеждения и доводы не помогли бы изменить эту точку зрения.

— Что будешь делать дальше?

— Я… — начало существо, сжав кулаки, но лицо осталось беспристрастным. — Затеряюсь среди людей.

Вздохнув, О’Нелли откинулся на спинку дивана.

— Оставайся здесь сколько угодно.

— Хорошо, — согласилась гостья.

Усмехнувшись, Брайан на нее покосился — что творилось в чужой голове оставалось загадкой. В этот момент из холодильника вылетели две банки Коллы и закончили путешествие в ладонях О’Нелли, а в микроволновку отправились пакеты с попкорном.

— «Горец» — отличный фильм, — произнес Брайан, протягивая напиток подкидышу.

Забрав предложенное, гостья безмолвно кивнула.

— Есть связка рун, — О’Нелли поднял руку, показывая татуировку, — они скрывают силу тварей — ни одно существо не почувствует, даже если встанешь рядом.

Внимательно рассмотрев украшение на предплечье хозяина дома, создание поймало его взгляд:

— Вам помогает?

В ответ Брайан криво улыбнулся:

— В моем случае это не работает.

— А зачем тогда?..

— Достались в подарок, — О’Нелли красноречиво посмотрел на руку твари, где была выбита надпись на латыни: — Решил оставить на память.

Проигнорировав провокацию, подкидыш отвернулась. Подхватив прилетевшие упаковки с попкорном, Брайан отдал одну из них существу и добавил:

— Набей связку на запястьях, щиколотках и шее. Их совокупность полностью тебя скроет, даже чары на крови родственников не помогут найти, — замолчав, О’Нелли глотнул напиток и закинул горсть попкорна в рот. — Правда есть нюанс — станешь слабее. Почти как человек.

Безмолвно кивнув, гостья опустила взгляд. По крайне мере Брайан сделал то немногое, что мог. И если молодое существо действительно желало скрыться от сородичей, то теперь знало способ. Быть может, так подкидыш сможет найти покой и почувствовать безопасность.

 

На следующее утро Брайан обнаружил, что остался один в доме — гостья ушла, не попрощавшись. Выйдя на балкон, О’Нелли усмехнулся; аромат мяты вел на запад Илинга — к границе города. Возможно, у молодого создания имелся план по дальнейшей жизни среди людей, а, может, она действовала, полагаясь на интуицию. И Брайану бы порадоваться, что проблема исчезла — но на душе царил сумрак. Вдохнув влажный воздух, он понял, что не спросил имя юного существа; так и останется в памяти — странный подкидыш с бездонным взглядом.

Усмехнувшись, О’Нелли вгляделся в низкое серое небо. Верх высоток, возвышающихся над низкими домами, пропадал в смоге где-то на пятнадцатом этаже. Порывистый ветер настойчиво выстужал тело; передернув плечами, Брайан прикурил подлетевшую самокрутку. Он любил Лондон и давно привык к его туманной и дождливой погоде. В последние годы правительство нацелилось вывести всю промзону за пределы города, что, безусловно, радовало жителей, но огорчало О’Нелли. Быть может, еще через десяток-другой ему придется перебраться на территорию Китая или помянуть старое и наведаться в Россию, чтобы закончить разговор с первым Бедствием. Впрочем, Брайан знал — с переездом он будет тянуть до последнего. К столице Британии О’Нелли питал слабость — даже несмотря на постоянные сюрпризы и кружащих рядом тварей.

 

 

 

 

 


1) «Сидхэ» народ чародеев.

Вернуться к тексту


2) «Олд билл» (англ. жарг.) — служба полиции.

Вернуться к тексту


3) «Гурагедд» водный народ.

Вернуться к тексту


4) «Фэйри» обобщающее название волшебных существ.

Вернуться к тексту


5) Memento аut vincуre, aut mori (лат) — помни: или победа, или смерть.

Вернуться к тексту


6) «Ганэм» народ провидцев.

Вернуться к тексту


7) «Сосуд» — тюрьма.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 22.05.2021
Следующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх