↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Из огня да в полымя. Тайны Гвартариума (гет)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Попаданцы, Фэнтези, Первый раз, Приключения
Размер:
Макси | 438 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
Принуждение к сексу, От первого лица (POV)
 
Проверено на грамотность
Таис - инвалид детства и сирота. После детдома влачит унылое существование в скромной квартирке, не надеясь на то, что когда-нибудь её судьба изменится. Но вдруг на её пути появляется загадочный незнакомец. Красивый юноша по имени Марк встречает Таис на улице и рассказывает, что существует другой мир, где её болезнь исчезнет, и девушка сможет начать новую жизнь в качестве Императорской Кашири. Но прежде нужно принять Марка своим наставником, соединить их души магией Чистого Пламени, обучиться в специальной академии, чтобы пройти отбор. В случае отказа последовать за ним, таинственный незнакомец предрекает Таис страшную смерть в полном одиночестве. Уставшая быть изгоем, лишённая надежды практически на все земные радости, девушка решает рискнуть. Только всё ли так просто? И не попадёт ли Таис из огня да в полымя?
QRCode
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Глава 1

— Девушка!.. Эй, девушка!

Я продолжала двигаться, не оборачиваясь. Слишком привыкла получать обидные прозвища от разнузданных подростков. Не было ни одного дня, чтобы кто-то не кинул вслед: «Эй, каракатица рыжая, куда ковыляешь? Смотри, палку не потеряй, а то придётся тебя на скейте везти!».

В общем, всё в таком роде. Странно, что сегодня обозвали просто «девушкой», непривычно даже.

Я крепче вцепилась в палку, на которую опиралась при ходьбе, стиснула зубы и приготовилась перетерпеть боль, возникавшую всякий раз, как начинала подъём по ступенькам.

Ногу прострелило от бедра до самых пальцев, отчего на мгновение перехватило дыхание. Но я была готова. Сдержала брызнувшие от боли слёзы и упрямо полезла вверх, одной рукой цепляясь за перила, а второй подставляя деревянную клюку. Вода противно хлюпала в ботинках, капли холодного дождя стекали за воротник с натянутого на глаза капюшона. Да ещё проезжающая мимо машина окатила брызгами с головы до ног, пока я собиралась с духом шагнуть на тротуар.

Сегодня мне вообще не везло. Сначала сломался лифт, и, чтобы не опоздать на работу, пришлось ковылять по лестнице с четвёртого этажа. К концу пути перед глазами уже прыгали звёздочки, но нужно было продолжать идти вперёд: подняться назад в квартиру я бы уже не смогла. Так что, смирившись, я мужественно преодолела дорогу до газетного киоска, куда устроилась работать сразу же после выпускного в детдоме. Благо киоск находился неподалёку, в соседнем переулке на другой стороне улицы, и пройти нужно было всего четыре дома.

Отсидев в душной стеклянной коробке положенные восемь часов и прочитав очередное незамысловатое фэнтези, с чистой совестью направилась обратно домой. Торговля газетной продукцией не была пределом моих мечтаний, но прозябание всю жизнь инвалидом, запертым в четырёх стенах, казалось невыносимым.

Маленькую квартирку, которую мне дали после выпуска из детдома, я постаралась привести в божеский вид, придав ей подобие уюта. Сшила занавески, поставила горшки с цветами, купила скатерть и покрывало. Каждую зарплату обязательно наведывалась в хозяйственный магазин, чтобы приобрести чего-нибудь для дома. Это было моим главным удовольствием — дом. Теперь он у меня был. То место, куда хотелось возвращаться. И пусть меня никто не ждал, но там я чувствовала себя настоящей, живой, защищённой.

Осталось совсем чуть-чуть. Сейчас подъезд, немного ступенек, и я на месте. Дома.

Рука потянулась к двери, а глаза сами собой загорелись от счастья, но тут прямо передо мной возник он: худощавый парень лет двадцати, одетый в чёрную штормовку, появился из ниоткуда, напрочь заслонив проход к вожделенной двери.

— Привет! — брякнул он, широко улыбнувшись. Засунув руки в карманы, парень замер напротив, с лёгким интересом рассматривая моё лицо. — Ты чего не останавливаешься? Я тебя звал, звал!

— Так это ты?

Поёжившись от ледяного ветра, я с тоской подумала о горячем чае и оставшихся от вчерашнего ужина пирожках с клубникой. Стоять было неудобно, правая больная нога начинала предательски неметь.

— И зачем ты меня звал? — уныло спросила я, подняв голову и в свою очередь рассматривая незнакомца.

Парень был очень хорош собой, что сразу отвлекало и сбивало с мысли. Чётко очерченные скулы, волевой подбородок, прямой аристократический нос, покрытая ровным загаром смуглая кожа. А глаза!.. У меня захватило дух, как только я в них заглянула. Боже, какие это были глаза! Совершенно нереальная, почти оранжевая, словно яркое солнце, радужка поблескивала золотыми искорками. Они горели в ней, подобно россыпи звёзд, и отражали свет даже в такой серый и ненастный день, как этот. Радужку очерчивал тёмно-коричневый ободок, отчего глаза казались бездонными и пламенели огнём, как океан на закате. Они притягивали, гипнотизировали, поглощали… Я так долго не могла отвести от них взгляд, что, кажется, напрочь позабыла, где нахожусь и куда направляюсь. Поэтому, когда парень заговорил вновь, я вздрогнула, покраснела, поспешно опустила голову и незаметно перевела дыхание.

— Прости. Наверное, нужно было звать тебя по имени, но я как-то растерялся, — сверкнув белозубой улыбкой, продолжил незнакомец. — Ты ведь Таис, да? Таисия Ветрова, восемнадцать лет. Через два месяца исполнится девятнадцать. Живёшь в этом подъезде, в сорок четвёртой квартире…

— Ну да… А ты кто? — Я откровенно растерялась. Парень произносил всё таким тоном, словно зачитывал постановление суда.

— Марк, — представился он, отступив наконец от двери и пропуская меня вперёд. — Я твой куратор.

Странно это. Я не могла отвести от него взгляда и потому заметила, как золотые звёздочки в его глазах неожиданно погасли, а оранжевая радужка потемнела и почти слилась с ободком. Он как будто разом повзрослел, перестал излучать доброжелательность.

Я прошла в подъезд, отчаянно стараясь не волочить ногу и сохранить на лице что-то похожее на невозмутимость.

— Так ты из опеки? — спросила я снова, продвигаясь к лифту. — Или из соцзащиты?

— Из защиты, — кивнул Марк, насмешливо сузив зрачки. — Только другой.

— Не поняла.

Я остановилась у лифта, вдруг ощутив закравшуюся тревогу. Заходить с незнакомцем в лифт почему-то расхотелось. Да и вообще всё казалось слишком странным. Каким-то неестественным, что ли.

И опять эти глаза. Они смотрели на меня со смесью любопытства и странного превосходства, как будто со снисхождением.

— Лифт! — заметив, что я вновь застыла, Марк кивком указал мне на кнопку.

Словно загипнотизированная, я подняла руку и вдавила кнопку пальцем. И ничего. Ничего не произошло. Лифт по-прежнему не работал. Проклятье!

Чертыхнувшись от досады, я на время выпала из реальности, лихорадочно соображая, что делать теперь. Скосила глаза на Марка, наблюдая за его реакцией. Тот стоял всё в той же позе, расслабленно облокотившись о стену, и продолжал сверлить меня взглядом.

— Не работает, — процедила я сквозь зубы, начиная злиться.

— Угу, — он кивнул, и в его огненных глазах появился неприкрытый интерес. Даже какое-то предвкушение, словно лучшим зрелищем в его жизни могло стать то, как я карабкаюсь по лестнице на четвёртый этаж.

— Что тебе от меня нужно? — спросила я, уже изрядно взбешённая. — Может, расскажешь, раз уж мы тут застряли?

— Не-а. Здесь не место.

Марк выразительно обвёл взглядом грязный подъезд и покачал головой.

— Тогда зайди в другой раз! — огрызнулась я, решительно направляясь к ступеням. Стараясь пыхтеть негромко, стала подниматься.

Несколько секунд Марк недоумённо смотрел мне вслед, изящно вскинув красивые тёмные брови, затем вдруг шагнул ко мне и, подхватив на руки, легко, словно на крыльях, преодолел четыре этажа. Прежде чем мой рот открылся, чтобы что-то сказать, он мягко поставил меня на коврик перед квартирой.

— Э-э-э, спасибо, — сдавленно выдохнула я, нащупывая в кармане ключи.

Руки дрожали. Голова слегка кружилась после его прикосновений. В мозгах был полный бардак, и как я ни старалась, сосредоточиться ни на чём не получалось. Поэтому я покорно распахнула дверь квартиры, кивком приглашая гостя войти. На губах Марка опять расцвела улыбка, от которой по спине забегали мурашки. Он шагнул в прихожую, огляделся и скинул капюшон.

Чёрные как смоль длинные прямые волосы рассыпались по широким плечам, едва он стянул с себя промокшую насквозь штормовку. Оранжевые глаза хитро блеснули из-под чёрных густых ресниц, отражая в себе жёлтый свет бра, висевшего у зеркала в коридоре.

— А у тебя тепло, — радостно изрёк Марк, потопав босыми ногами по коврику, после чего отправился прямиком на кухню. — И уютно! — раздался уже оттуда его голос, заглушаемый звоном тарелок.

— Капец, приплыли! — фыркнула я себе под нос, чувствуя, что ещё немного, и полностью озверею от происходящего. А главное, помешать событиям или остановить их я никак не могла.

Пока раздевалась, Марк деловито хозяйничал на кухне, инспектируя мои припасы и невозмутимо воруя пирожки с клубникой.

Когда я, вымыв руки, наконец-то добралась до кухни, гость жевал предпоследний пирожок и разливал чай в большие зелёные кружки с изображением смеющегося и, похоже, слегка обдолбанного арбуза. Эти кружки я недавно купила по акции в супермаркете, но так и не достала из коробки. Зато теперь в них красовался ароматный чай, а на тарелках рядом румяной корочкой призывно шипел щедро приправленный зеленью горячий картофель с кусочками сала.

— Я подумал, что мучное — не слишком сытный ужин, — воровато покосившись на одиноко лежавший на блюде последний пирожок, жизнерадостно пояснил Марк. — Хотел котлеты пожарить, да фарш замороженный. А может, мы ещё тесто поставим — такие славные у тебя пирожки получаются!

Он предвкушающе потёр ладони, но потом взглянул на моё кислое лицо и замолчал, плюхнувшись на табуретку напротив.

— Ты хотел объяснить, зачем пришёл, — подчёркнуто тыкая в ответ на его безаппеляционность и стараясь не поддаваться так и прущей изо всех дыр мужской харизме, я уселась на старенький стул, демонстративно сложив руки на груди.

Марк перестал улыбаться, вздохнул и повторил мою позу, скрестив руки.

— Сначала поешь. Поговорим потом, — не допускающим возражением тоном неожиданно жёстко потребовал он.

— Не хочу.

Я упрямо поджала губы.

Марк продолжал сидеть молча, затем пожал плечами, выжидающе взглянув мне в глаза. Его зрачки расширились, превратившись в две бездонные чёрные дыры, и мне вдруг невыносимо захотелось есть. Голод накатил безжалостной волной так внезапно, что я едва сдержала слюни, заполнившие рот.

Марк усмехнулся, взял вилку и начал показательно жевать, продолжая наблюдать за мной чуть насмешливо.

И я сдалась. В конце концов, он был прав: разговор можно и отложить, тем более что картошечка оказалась на удивление вкусной. Я чуть не замурлыкала от удовольствия, чувствуя, как хрустят шкварки у меня на зубах.

Быстро покончив с едой, я не без удовольствия запила всё горячим чаем и, совершенно осоловевшая, откинулась на спинку стула, приготовившись слушать.

— Другое дело, — удовлетворённо кивнул Марк и подал мне салфетку. — Пери не может долго оставаться без еды, а у тебя с утра маковой росинки во рту не было.

— Откуда ты… — салфетка застыла в руке, и я опять почувствовала раздражение. — Что за Пери, чёрт тебя возьми! И кто ты вообще такой?!

Выбесил всё-таки!

— Хорошо, давай начнём сначала.

Марк досадливо поморщился, затем вдруг встал и завис надо мной, глядя с высоты своего роста. Ох, а я даже не заметила сразу, насколько он высокий! Макушкой почти задевал лампу, свисавшую с потолка. А потолки у меня, между прочим, два метра с хвостиком.

— Меня зовут Марк, — во второй раз представился он. — А если точнее, Маркус Аль Зорк Ифче. Я твой куратор, пока тебе не исполнится девятнадцать лет.

— Куратор — это…

— Учитель, наставник, защитник, воспитатель — называй как хочешь.

Он повёл плечами и вернулся на табуретку.

— И что ты будешь делать, Маркус Аль… как там ещё? — сбилась с толку я.

— Аль Зорк Ифче, — подсказал он. — Учить тебя, защищать, поощрять, наказывать — у меня широкие полномочия.

— Правда? — я тяжело сглотнула. — И кем даны подобные полномочия, можно узнать? — съязвила я, одновременно ущипнув себя под столом, чтобы развеять подозрения, что заснула где-то по дороге к дому или упала, потеряв сознание от боли, и сейчас это просто бред. Поморщилась, получив ещё один синяк на бедре. Нет, определённо не сплю. И не брежу. Но, вероятно, очень быстро схожу с ума.

— Конечно, — Марк тем временем невозмутимо кивнул. — Полномочия Зоркам выдаёт Высший совет Гвартариума, после окончания ими Магической академии Пламени. Там же нас распределяют на работу и выдают список Пери, которых необходимо разыскать и… — он слегка запнулся. — Инициировать.

Стоп-стоп-стоп! Притормозите! Иначе мой рот так и останется открытым до конца времён. Это что, какая-то шутка? Кому-то показалось мало изводить меня насмешками целыми днями, так надо поиздеваться ещё более изощрённо?!

— Ты не веришь, — Марк словно прочитал мои мысли, снисходительно улыбнулся и взял меня за правую руку. Сжал ладошку, перевернув её тыльной стороной, и провёл большим пальцем по моему указательному.

— Знаешь, что это?

Он кивнул на уродливое круглое чёрное родимое пятно, находящееся у основания фаланги и контрастно выделяющееся на фоне бледной, почти прозрачной кожи.

— Это у меня с рождения! — я попыталась отдёрнуть руку, но добилась лишь одного: мои пальцы оказались сжаты железной хваткой.

— Нет, — Марк спокойно качнул головой, неожиданно посерьёзнев. — Это метка, Пери. Ты относишься к Кашири императора Камрана Аль Малика. Её действительно поставили тебе при рождении, чтобы было легче разыскать, если вдруг… потеряешься, — добавил он еле слышно, ещё больше нахмурившись.

— Какого… — я аж задохнулась. — Какого дьявола ты тут сочиняешь?!

Мне всё же удалось его отпихнуть и даже выскочить из-за стола, опрокинув старенький стул.

— Ты больной?! Или считаешь меня идиоткой?! Убирайся сейчас же, пока я не позвонила в полицию!

Забыв про боль в ноге, я кинулась прочь из кухни, судорожно вспоминая, где оставила мобильник. Вспомнив, что так и не вытащила его из куртки, бросилась в прихожую и стала рыскать по карманам. Нащупав телефон, схватила его в руки, собираясь уже набрать номер полиции, но обернулась, чтобы увидеть, что делает мой незваный сумасшедший гость, да так и замерла с занесённым над кнопками пальцем.

Кухня была пуста. Прихожая, не считая меня, тоже. Заглянула в комнату, понимая, что гость не смог бы просочиться незаметно, но всё же… Там никого не было. С замиранием сердца проверила ванну и туалет — пустота. Исчезла даже штормовка, висевшая на крючке у двери, и высокие сапоги, что таинственный красавчик пристроил рядом с порогом на коврике.

Всё ещё не веря глазам и протестуя против творящейся у меня в квартире чертовщины, я облазила все шкафы, обследовала антресоли, кладовку и даже заглянула под мойку, вполне осознавая, что детина почти двухметрового роста вряд ли поместится в шкафчике рядом с мусорным ведром. Не обнаружив под мойкой никого, кроме единственного таракана, бодро перебиравшего лапками вдоль ржавой сливной трубы, я разочарованно захлопнула дверцу.

Позволив таракану беспрепятственно скрыться за плинтусом, я тяжело вздохнула и вернулась в прихожую. Подёргала запертую входную дверь, нащупала в кармане ключи и поплелась в комнату. Рухнула на кровать почти без сил и отключилась, не успев раздеться.


* * *


Разбудил меня непривычный шум, донёсшийся из маленькой кухни уже на рассвете. Приоткрыв один глаз, взглянула на будильник и обмерла. Половина пятого утра! Я проспала весь вечер и всю ночь. Да ещё и… Глянула на себя и взвизгнула. Меня раздели!

Подскочив на кровати, я потрясённо уставилась на нежно-голубую ночную сорочку, что обволакивала моё полностью обнажённое тело, и бежевое покрывало, заботливо накинутое сверху. Вот чёрт! От шока мгновенно онемели пальцы ног, а из лёгких выбило весь воздух. Схватившись за сердце, которое колотилось где-то у горла, медленно сползла с кровати и, стараясь не шуметь, схватила со стула старенький халат. Завернулась в него, одновременно пытаясь понять, где мои вещи. Не найдя ничего, даже белья, полезла в шкаф за новым. Дрожащими руками натянула трусы, каждый раз замирая, когда с кухни раздавался очередной звон посуды. Пригибаясь, как от снарядов, почти не дыша, направилась на звук, прихватив по дороге свою верную клюку и намертво сжав её в дрожащей руке.

— А, вот и ты!

Не успела я приоткрыть дверь, как раздался приятный мужской баритон, и на меня повеяло сногсшибательным запахом запекаемой пиццы с грибами. Потом раздались шаги, и передо мной предстал вчерашний гость. Одетый в чёрные модные штаны, серую водолазку и подпоясанный моим кухонным фартуком, он выглядел немного нелепо и слишком уж по-домашнему, что как-то сразу сбило весь мой боевой настрой. Его роскошные чёрные волосы были стянуты кожаным шнурком в низкий хвост, что сделало лицо ещё более мужественным и даже каким-то хищным. К тому же Марк совершенно искренне улыбался, полностью игнорируя праведное возмущение, застывшее на моём бледном заспанном лице.

— Завтрак почти готов, но тебе надо в ванную, — окинув оценивающим взглядом с головы до пят, он безапелляционно схватил меня за руку и потащил к санузлу. Впихнув внутрь, захлопнул дверь и, насвистывая, отправился обратно на кухню.

Да что же это такое! Я, как дурочка, снова повелась на его приказной тон, даже не сумев возмутиться как следует. Чувствуя себя полной идиоткой, послушно включила воду и забралась под душ. Мозг потихоньку закипал, но упрямо отказывался соображать. Дурдом продолжался, а я так и не успела придумать, как реагировать на эту ситуацию. В конце концов плюнула, решив, что будет лучше поговорить с Марком прежде, чем вновь грозить ему полицией. Судя по настойчивости и невероятной способности проникать в мою квартиру, он не отвяжется, а значит, стоило собрать о нём побольше информации, чтобы понять наконец, что происходит. Пока я мылась и чистила зубы, на ум пришёл сюжет из недавно прочитанного фэнтези, где к девушке-неудачнице является принц из другого мира, забирает её с собой, и они живут долго и счастливо. Да-а, только фэнтези мне сейчас и недостаёт! Я угрюмо вздохнула, прогоняя наивные грёзы. Очнись, Таисия! Ты не в сказке! Хватит мечтать о несбыточном! Неужели жизнь в детдоме ничему тебя не научила?!

Я вздохнула и взглянула в зеркало, чтобы вернуться в реальность.

— Нет, принц мне явно не светит! — подумала я, разглядывая отражение в зеркале. Конечно, уродиной я не была, но и ослепительной красавицей, на которую польстился бы целый принц из другого мира, тоже. Обычная внешность: светло-карие глаза, пушистые ресницы, нос чуть вздёрнутый, но это меня не портило. Тёмно-коричневые брови вразлёт, полные губы. Бледная кожа с вкраплениями веснушек и непослушные завитушки рыжевато-каштановых волос до лопаток. Фигура обычная, как у большинства девушек в моём возрасте. Талия, бёдра, грудь второго размера — негусто. Бедновато для «счастливой попаданки», что уж говорить. Особенно если учесть заплетающиеся при ходьбе ноги и постоянно разбитые коленки, вывернутые под неестественным углом и торчащие в разные стороны. Хороша невеста принца, ничего не скажешь! Можно в цирке уродов показывать. Хотя… может, принц — извращенец?.. Я хмыкнула, подавив глупую улыбку и вновь возвращая себя в реальность, взяла расчёску и, больше не мучаясь самокритикой, начала приводить причёску в порядок.

— Так, возьми себя в руки, Таисия, и наберись терпения! Чувствую, оно тебе понадобится! — пробубнила я себе под нос, решительно распахивая дверь, и проходя на кухню.

— Ты долго, — Марк сидел на вчерашнем табурете перед полностью сервированным столом и недовольно смотрел прямо на меня. — Всё уже остыло.

— Я не голодная, — буркнула я первое, что пришло в голову, стараясь игнорировать искушающий запах пиццы. — Мне нужно собираться на работу. Не знаю, как ты опять здесь очутился и почему решил, что можешь распоряжаться, но я…

— По-моему, вчера я тебе всё объяснил, — перебил Марк слегка раздражённо, накладывая мне в тарелку кусок пиццы.

— Вчера ты нёс какой-то бред! — отмахнулась я. — Либо объясни всё по-человечески, либо убирайся туда, откуда пришёл!

Его рука замерла над моей тарелкой. Он поднял голову и, не мигая, уставился на меня неестественными пламенеющими глазами.

— Ты прогоняешь меня уже второй раз, — странным, опустошённым тоном глухо произнёс он.

— И что? — взглянула я на него с вызовом.

— Со мной такое впервые.

Его рука дёрнулась, и кусок пиццы шлёпнулся мне на тарелку. Костяшки пальцев побелели, сжимая вилку. Марк о чём-то задумался, потом отодвинулся от стола и встал.

— Э-э… Ты куда?

Глядя, как он идёт в прихожую, я почему-то заволновалась. Сейчас опять смоется, не прощаясь, и я так и не узнаю, какого чёрта это было.

— Подожди!

Я кинулась за ним так быстро, как только позволяли больные ноги, и застала практически уже в дверях. Причём у открытой двери, которая, между прочим, была до этого заперта на ключ.

— Подожди! — повторила я, не понимая, зачем это делаю. — Извини!.. Может, нам и правда лучше поговорить спокойно? Останься и давай… попьём чаю, что ли?

— Не получится, — Марк качнул головой, бросив на меня угрюмый взгляд. — Ты прогнала меня во второй раз.

— И что?

— Сегодня я уже не могу остаться, — он обречённо вздохнул. — Вернусь завтра. Но если прогонишь в третий раз — всё.

— Что «всё»? — опешила я, окончательно растерявшись.

— Я больше не вернусь, — обречённо пояснил он. — Пришлют другого Зорка.

Развернувшись, он скрылся за дверью. Замок тихо щёлкнул, и наступила тишина.

Я без сил прислонилась к стене и долго не могла опомниться, медленно приходя в себя.

Глава опубликована: 22.06.2021

Глава 2

«Нет, это уже ни в какие ворота не лезет!»

Разбудил меня уже ставший привычным посторонний звук, доносившийся из кухни. Я повернулась на бок и посмотрела на часы. Стрелки будильника едва пересекли отметку «двенадцать». Полночь? Серьёзно?!

Я застонала, сползла с кровати, набросила халат и пошла на кухню, практически не сомневаясь, кого там найду. И точно! Одетый в белую рубашку, чёрные штаны и какой-то непонятный длинный плащ из чёрного шёлка, возле плиты стоял Марк, самозабвенно колдуя над очередным блюдом. Судя по всему, это был стейк, потому что запах вокруг стоял умопомрачительный.

— Только не спеши меня выгонять, — даже не обернувшись, попросил Марк. — Дай хоть поесть на дорогу.

— Ладно, — неопределённо кивнула я, невольно смягчившись. Всё-таки он прав: готовит-готовит, а поесть не может. Вон какой худой! Не кормят его, что ли?

Наблюдая за ним, я устроилась на стуле.

— Тебе поджарить? — Марк кивнул на сковороду.

— Нет.

— Как хочешь, — уныло пожал плечами он и даже спорить сегодня не попытался. Почему-то мне стало его жаль, и я решила проявить хоть каплю гостеприимства.

— Чай будешь?

— Если предложишь.

Он всё же обернулся, зыркнув оранжевыми глазами, потом переложил стейк на тарелку и подсел к столу. Я тем временем разливала чай.

— Поговорим? — вытащив из холодильника банку с клубничным вареньем, я поставила её перед ним.

— Сначала поем, — поспешно, словно боясь, что еду отнимут, Марк принялся жевать мясо. Он расправился с ним за несколько минут, запил чаем и с тоской взглянул на банку с вареньем.

— Угощайся! — правильно расшифровав его неуверенность, предложила я.

Пока Марк наворачивал варенье прямо из банки большой ложкой, я рассматривала его, пытаясь понять, что с ним не так. Внезапно увидела край татуировки, выглядывающей из-под рукава левой руки.

— Покажи, — попросила я тихо, решив первой завязать беседу.

Марк перестал жевать, подумал немного, затем приподнял рукав, оголив запястье, где до самого локтя красовалась татуировка в виде чёрного пламени. Она обхватывала руку по кругу и поднималась выше к плечу.

— Ого! — впечатлилась я. — Откуда это?

— Из академии, — Марк опустил рукав. — Это метка Зорков. Она по всему телу. Показать?

— Не надо! Я верю! — быстро мотнула головой я, отводя взгляд. — Слушай, у нас как-то не получается поговорить по-нормальному. Да и сейчас уже ночь, а мне на работу рано вставать. Я тебя не выгоняю, — поторопилась пояснить я, потому что он на глазах начал мрачнеть. — Просто хочу спросить: а днём никак нельзя встретиться? Я завтра могу пораньше с работы уйти, вот бы и посидели спокойно, поговорили… Никуда не торопясь и без нервов.

— У меня есть время только до рассвета, — Марк как-то разом обмяк и втянул голову в плечи.

— А что потом?

— Меня предадут Пламени как непригодного.

— То есть? — я открыла рот в абсолютном недоумении. — Может, всё же объяснишь?

— Зачем, если ты мне не веришь?

— Ну, всё это действительно напоминает бред. Ты являешься непонятно откуда, вламываешься в мою квартиру…

— Ты меня пригласила! — поправил Марк, с обидой вскинув голову.

— Да, наверное, — пришлось согласиться мне. — Но ты так ничего и не объяснил!

— Я пытался, но ты не дала мне шанса.

— Так вот теперь даю! — решительно выдохнула я, внутренне настраиваясь выслушать весь бред, что он расскажет. — Можешь начинать!

Марк несколько минут молчал, недоверчиво сканируя меня нечеловеческими глазами, затем неохотно кивнул.

— С чего начинать? — тихо переспросил он.

— Ну, хотя бы с себя. Прежде объясни, кто ты такой и откуда взялся.

— Хорошо, — Марк вздохнул. — На тебе метка императора Камрана Аль Малика, — покосившись на родинку на моём указательном пальце, устало заговорил он. — Меня прислали в этот мир, чтобы разыскать тебя и инициировать.

— Прислали из какой-то академии? — пытаясь не думать о том, как ненормально всё это звучит, я сжала зубы, твёрдо намереваясь покончить с этой историей раз и навсегда.

— Да, из Академии Пламени.

— Где это?

— В Гвартариуме. Это наш мир. Твой и мой, но, очевидно, ты совсем не помнишь его.

— Допустим, — глотнув чаю, я перевела дыхание. — Продолжай.

— В Академии Пламени есть специальное отделение, где готовят таких, как я. Делают из нас Зорков — кураторов, что разыскивают отмеченных при рождении Кашири и возвращают их на родину. Каждый Зорк обязан привести императору десять Кашири, только тогда он получит свободу и сможет вернуться к родным. Но даже если вернуться не удастся, Зорк уже не будет связан магической клятвой с академией, и его не предадут Пламени.

— Что значит — «предадут пламени»? — поёжилась я.

— Принесут в жертву Прародителям Огня, — спокойно пояснил Марк. — Наш мир питает огонь — Бездымное Пламя Первых Созданных. Этот огонь хранит мир в первозданном виде, оберегает от врагов, делая его невидимым и недоступным для чужаков. Но и Бездымное Пламя тоже нуждается в подпитке. Мы отдаём ему души умерших, однако их слишком мало, поэтому Пламени отдают и тех, кто провинился или просто стал бесполезен.

— То есть тебя могут сжечь? — ахнула я, позабыв про то, что весь рассказ изначально выглядел бредом.

— Если ты не примешь меня до рассвета, то да, — яркое солнышко в его оранжевых глазах погасло. — Меня признают непригодным, отдадут Бездымному Пламени, а к тебе пришлют другого Зорка, который сможет тебя убедить.

— Значит, ты должен вернуть меня в мой мир? — сглотнула я, ухватившись за главное. — Зачем? Что мне там делать?..

Всё, Таисия, привет из палаты номер шесть! Тебя уже затянуло. Но отступать некуда, придётся как-то выбираться из всего этого безумия.

— Ты должна стать императорской Кашири, — не слишком охотно пояснил Марк.

— Что значит — Кашири?

Марк поднял на меня глаза и опустил их, сохраняя молчание.

— Почему не отвечаешь? — разозлилась я. — Фантазия закончилась?

— Фантазия здесь ни при чём.

— Что же тогда?

— Я не могу тебе лгать, а рассказывать про Кашири не имею права, пока не прошла инициация.

— Значит, лгать не хочешь, а…

— Лгать нам запрещает закон, — поправил Марк, нахмурившись. — Каждый Зорк обязан неукоснительно следовать правилам, иначе его накажут.

— И одно из правил — не лгать клиенту? — хмыкнула я, внезапно успокоившись и даже расслабившись.

Я взяла чайник, поставила его на плиту и полезла в холодильник за пирожками. Мысленно махнула рукой на бессонную ночь, которая, по всей видимости, не скоро ещё для меня окончится. Сунула пирожки в микроволновку и опять уселась перед Марком, облокотившись на стол и подперев голову рукой.

— Что ещё запрещают ваши правила? — спросила я весело.

— Не разрешено впервые входить в дом, если тебя не пригласили. Нельзя оставаться рядом с Пери, если прогоняют.

— А «Пери» — это кто?

— Так в нашем мире называют прекрасных женщин.

— О, как! Прекрасных?! — я даже подскочила. Потом скривилась, не в силах скрыть язвительную усмешку. — По-твоему, я похожа на прекрасную Пери? — огрызнулась я, вытащив из-под стола больные ноги. — Это теперь так называется?!

— Ты о чём? — не понял Марк, рассеянно наблюдая за моим лицом, которое покраснело от негодования.

— Об этом! — задрав халат, я кивнула на синие кривые колени. — В вашем мире уродливые ноги — эталон красоты?!

— Нет.

Марк скользнул спокойным взглядом по моим коленям. Потянулся к плите, снял выкипающий чайник с огня и принялся наполнять кружки.

— Как только твою метку активируют, магические путы исчезнут, — невозмутимо продолжил он.

— Как?.. Какие путы? — обалдело повторила я, зависнув на мгновение. — Хочешь сказать, что моя болезнь…

— Это не болезнь, — Марк покачал головой. — Это магия, Пери. Как и твою метку, её наложили на тебя при рождении, чтобы уберечь от соблазна пройти инициацию раньше девятнадцати лет.

— То есть чтобы на меня, как на урода, никто не польстился?! — дошло до меня наконец, и я подпрыгнула. — И всё это время я мучилась лишь потому, что каким-то идиотам пришло в голову таким зверским способом оберегать моё целомудрие?!

— Кажется, ты начинаешь мне верить, — не ответив и понаблюдав за мной, Марк удовлетворённо кивнул.

— Да пошли вы все! — рявкнула я, почувствовав, как на глаза наворачиваются злые слёзы. — Придурки чёртовы!

— Опять прогоняешь? — уточнил Марк, невольно оглянувшись на дверь и пытаясь интерпретировать мои слова в правильном направлении.

Я шмыгнула носом, борясь с непреодолимым желанием послать его по прямому адресу, но всё же сдержалась. Мотнув головой, я попыталась успокоиться и взять себя в руки. В конце концов, он не виноват, что я так болезненно реагировала на свою неполноценность. И не вина Марка в том, что ни один врач так и не смог мне помочь, несмотря на то, что я половину своей короткой жизни таскалась по больницам.

— Нет, не уходи, — поторопилась уточнить я, пока он опять не исчез. — Это не к тебе относилось.

Достав из кармана платок, я смахнула проступившие слёзы и уже более осмысленно посмотрела на гостя.

— Так что там насчёт магии?

— Ты избавишься от заклятия сразу же, как только активируют метку, — повторил Марк.

Я взглянула ему в глаза, стараясь разглядеть насмешку или иронию, но не нашла ничего, кроме уверенного спокойствия.

— Ладно, — отмахнулась я, заставив себя проигнорировать глупое сердце, с надеждой ёкнувшее в груди. — Давай по порядку! Какие у вас там ещё правила?

— Всё рассказать я смогу тебе только в том случае, если ты примешь меня как своего куратора.

— А если не приму, явится другой? То есть от меня вообще теперь не отстанут?

— Отстанут, если ты откажешься от трёх.

— Так просто? — мои брови взлетели. — Мне лишь нужно прогнать ещё двоих, чтобы жить спокойно?

— Да, — помедлив, Марк кивнул. — Правила запрещают нам давить на тебя или заставлять. Ты можешь отказаться и остаться в этом мире, но тогда я буду обязан раскрыть тебе тайну будущего.

— Моего будущего?

— Именно так.

— И… что такого в моём будущем? — чувствуя какой-то подвох, насторожилась я.

— Ты проживёшь в одиночестве сорок лет, так и не познав ни одного удовольствия, предназначенного людям. Будешь скромно одеваться, скромно есть, бедно жить. Не познаешь ни любви, ни страсти, ни объятий мужчины. У тебя не будет детей, друзей, и даже животные в твоём доме не приживутся. Устав от бесконечного одиночества, ты выбросишься из окна своей квартиры в новогоднюю ночь, ровно через три дня после своего сорокалетия.

Я открыла рот и просидела так почти минуту, перестав даже дышать. Марк говорил обо всём так обыденно и просто, словно пересказывал сюжет дешёвого сериала. И, наверное, меня бы это позабавило, если бы не отведённая мне в этом сериале главная роль.

— С чего ты взял, что всё так и будет? — слегка заикаясь от потрясения, выдавила я. — Может, я буду счастлива?

— Нет, — он покачал головой, и его взгляд, устремлённый на меня, стал сочувствующим. — Против магии Пламени нет защиты, Пери. Всё предопределено в час твоего рождения.

— То есть это тоже какое-то чёртово колдовство?!

— Магия, — поправил Марк безрадостно. — Её можно только снять, но для этого тебе придётся вернуться в наш мир. Выбор за тобой, Пери.


* * *


Маркус Аль Зорк Ифче

А девчонка-то забавная оказалась! Вон как эмоционально реагирует! Только бы в обморок не грохнулась, а то опять объяснительную писать придётся, почему довёл Пери до морального истощения.

Ох, шайтан, как же надоело это всё! И кто бы мог предположить, что десятая Кашири такая нервная попадётся. Умудрилась ведь дважды меня вышвырнуть, даже рот не дала толком раскрыть. Я уже успел и с жизнью попрощаться, но хорошо хоть последняя тактика оказалась действенной. Не зря нас в академии учили, что жалость и глубокая ночь — лучшие друзья Зорка. Притворился голодным, намекнул, что больше не увидимся, прежде как следует раздразнил её любопытство — и вот оно! Девчонка повелась, сама того не понимая. Теперь главное — не пережать. А то вон побледнела вся, но держится стойко, молодец! Ничего, дам ей время всё хорошенько осмыслить, чтобы не получилось, как у моего приятеля Наби. Он чуть надавил, поторопился, и гордость у его подопечной взыграла. Ну и сиганула девочка из окна прямо у него на глазах! И такое бывает. А ведь десятая была в его списке, совсем как у меня. И рукой было подать до долгожданной свободы! Эх, Наби! Не повезло собрату.

Так, молчу и наблюдаю. Важно, чтобы никаких эмоций в глазах. Ни одной подсказки, как поступить. Выбор должен быть полностью добровольным, иначе незачёт. Девчонка неглупая, да и перспектива избавиться от хромоты в нашем мире её подстегнёт. Какой Пери не хочется стать красивой и быть не хуже других? Правда, имя у неё смешное — Таисия! На распределении полчаса хохотали, когда мне назначение выдали. И какой шайтан такое имечко придумал? Другое дело — моя Наргиз! Прекрасное имя и девушке подходит. Ох, только бы не сорвалось! Отделаюсь от этой Кашири и вернусь к своей малышке! Построю дом и забуду к чёртовой матери обо всём! Какое мне, в конце концов, дело до ужасной судьбы этих девчонок? Ну кто они мне? Просто моя работа. Вот и относиться к ним я должен как к работе. Правильно говорил ректор: не пускайте Пери в своё сердце, не давайте ей завладеть вашими мыслями. Никаких эмоций — только холодный расчётливый ум и дело. У них своя судьба, у вас — своя. Хотите выжить, вернуться домой— просто забудьте!


* * *


— Всё это чушь какая-то! — просидев в столбняке минут пятнадцать, я наконец-то взяла себя в руки и попробовала рассуждать здраво, что, учитывая глубокую ночь на дворе, было не так-то просто. — Во-первых, я не верю ни в какую магию! Где вообще доказательства, что ты не лжёшь? Во-вторых, даже если предположить, что ты не лжёшь, я ничего не знаю о твоём мире и не могу делать осознанный выбор. А вдруг для меня ваш мир вообще не пригоден? Может, я там сразу умру? И, в-третьих, с чего ты взял, что я — это я? Ну, что я — та, кого ты ищешь? Может, родинка на пальце — просто совпадение — и тебе нужна другая Пери?

— В Академии Пламени ошибок не бывает, но, если хочешь, могу воспользоваться своим правом на «Единственное доказательство», которое мне не запрещено, чтобы убедить тебя в правдивости моих слов.

— А ты уверен, что оно меня «убедит»? — не скрывая иронии, хмыкнула я.

Марк кивнул. Потом встал из-за стола и подошёл к плите. Зажёг горелку, жестом подзывая меня. Заинтригованная, я приблизилась, предвкушая какой-нибудь фокус и совсем не ожидая того, что произошло потом. Схватив меня за запястье, Марк сунул мою ладонь прямо в огонь. Я взвизгнула, инстинктивно отпрянув. От пальцев и до локтя руку мгновенно охватило пламя. Вспыхнув широкой огненной волной, оно затрещало, рассыпая вокруг себя ослепительные искры. Заорав как сумасшедшая, я вывернулась из цепкой хватки своего мучителя и бросилась к раковине, заливая пламя водой. Облако пара взметнулось к потолку и рассеялось с угрожающим шипением.

Задыхаясь от ужаса, я смотрела на руку и всё ещё не понимала, почему ничего не чувствовала. Может, это болевой шок и сейчас я потеряю сознание? Но тогда почему на коже не осталось никаких следов? Ни жутких ожогов, ни покраснения? Как, чёрт возьми, такое возможно?!

Я оглянулась на Марка, и по моему невменяемому виду он понял, что пора давать объяснения.

— Этот огонь слишком слаб, чтобы причинить вред тому, кто рождён огнём нашего мира, Пери, — подставляя собственную ладонь под пламя горелки, спокойно произнёс Марк. На его ладони тут же вспыхнул язычок огня и, поплясав на коже несколько секунд, исчез в кулаке. — Ты можешь проделать то же самое без всяких последствий. Для тебя огонь этого мира — всего лишь младенец, неспособный причинить боль.

Он выключил горелку и вернулся за стол. Я же ещё долго стояла, не в силах что-либо сказать. И, что самое страшное, я, кажется, начинала верить.


* * *


— Скоро рассвет, — бросив задумчивый взгляд за окно, проговорил Марк, когда, немного отойдя от произошедшего, я вернулась за стол. Выпив залпом две кружки чаю с вареньем, я почти вернула себе утраченное равновесие. — Время уходит, Пери. Ты должна дать ответ.

— Ты ничего не рассказал про ваш мир, — напомнила я, лихорадочно обдумывая, что мне делать.

— Что ты хочешь узнать?

— Для начала, кто мои родители? Как я оказалась здесь, в этом мире?

— Кто твои родители, мне неизвестно, — тут же качнул головой Марк. — В нашем мире это и не важно. Ты поймёшь, когда узнаешь его поближе. На второй вопрос ответ дать несложно: девочек, отобранных для становления императорскими Кашири, всегда отправляют в этот мир сразу после рождения. Так что ты вовсе не одна такая на Земле. Каждый год сюда переносят около ста потенциальных претенденток.

— Для чего?

— Чтобы девочки росли вдали от Пламени, — голос Марка стал чуть раздражённым. — Это довольно долгая история, Пери. Я непременно расскажу её, если ты выберешь меня наставником.

— Пф, и это всё?! — вспыхнула я, подобно спичке. — Больше о том, другом мире, ты ничего не скажешь?! Значит, мне предлагается выбрать между одиночеством здесь и туманным будущим там? Не слишком заманчивая перспектива, тебе не кажется? И не слишком честная!

— Я ответил честно на все твои вопросы, Таис! — тон Марка стал непривычно холодным. — Всё, что хотела знать, я тебе рассказал!

— То есть я мало задала вопросов? — заметив его оскорблённый вид, я наконец стала что-то понимать. — Тебе запрещено рассказывать самому, верно? Только отвечать на вопросы?

— Да, и я ответил на каждый, так что тебе не в чем меня упрекать.

— Хорошо, не буду, — я покорно кивнула. — Тогда ещё вопрос: что будет дальше? После того, как я дам согласие принять тебя своим куратором?

— Мы вернёмся в наш мир и отправимся в Академию Кашири. Там ты будешь учиться до девятнадцати лет.

— А ты?

— Я останусь твоим куратором и буду приглядывать за тобой.

— А что случится, когда мне исполнится девятнадцать?

— Ты пройдёшь специальный отбор, затем станешь Кашири… либо…

— Либо?.. — насторожилась я.

— Либо не станешь, — неохотно закончил Марк, пожав плечами и отводя глаза. — Всё узнаешь в процессе обучения, — немного поспешно оборвал он разговор. — Время, Пери! Скажи, что принимаешь меня, или я ухожу!

Он поднялся из-за стола и замер, глядя на меня сверху вниз.

Вот, чёрт! Что же делать?!

Я закусила губу, не зная, на что решиться. С одной стороны, всё это выглядело полным бредом, но с другой… Где-то в глубине души я понимала, что всё это правда и от моего выбора сейчас зависит вся моя жизнь. «Ну почему?.. Почему время так быстро летит?» — бросив взгляд на предрассветные сумерки за окном, я перевела его на ночного гостя. Марк смотрел на меня, в оранжевых глазах царили тьма, холод и пустота — будто в них не была места чему-то человеческому, столь привычному людям. Они не выражали ничего, кроме спокойного ожидания.

Ну и выдержка у человека! А ведь его сожгут, если он сейчас уйдёт!

И тогда я поняла. Поняла, что не смогу сделать иной выбор, кроме как довериться этим странным глазам. Не смогу обречь странного незнакомца на смерть и потом спокойно жить дальше, словно ничего не произошло. Пусть лучше пропаду в том, другом мире, чем останусь чудовищем здесь.

— Я согласна! — эти слова вырвались сами собой, прежде чем я собралась с мыслями. — Что я ещё должна сказать?

— Я принимаю тебя наставником и заклинаю Огнём, Маркус Аль Зорк Ифче! — подсказал Марк, напряжённо слушая, как я повторяю. — Отныне мы связаны до тех пор, пока Пламя не сожжёт сплетённые узы!

Едва я закончила произносить странную клятву, Марк подхватил меня на руки, свет померк и нас закружило в водовороте разноцветных огней.

Глава опубликована: 23.06.2021

Глава 3

Я пришла в себя в каком-то гулком помещении, где звуки отражались от стен, проникая в мозг оглушительными волнами. Они становились то громче, то тише, постепенно обретая ясность. Сперва я услышала чьи-то размеренные шаги, словно кто-то ходил по комнате взад-вперёд. Потом тихий скрип дверей, шорох одежды и смутно знакомый голос.

— Чистого Пламени, эфенди!

— Чистого Пламени, Маркус! — второй голос был ниже и с хрипотцой.

Я лежала на чём-то твёрдом и прохладном и слушала голоса, всё ещё не в силах открыть глаза. Моё тело мне не подчинялось, застыв, словно в смертельном стазисе, и я его почти не чувствовала.

— Рад, что ты справился, мой мальчик! — низкий голос прозвучал с ноткой одобрения. — Читал твои отчёты и, честно говоря, начал уже волноваться. Но вижу — напрасно. Ты, как и всегда, с честью прошёл испытание. Твоя десятая Пери доставлена, и осталось совсем недолго до последней инициации.

— Да, Светлейший. Слава Великому Пламени, осталось всего два месяца!

— Что ж, меня всегда восхищала твоя выдержка, Маркус. Надеюсь, эта Пери не доставит тебе много проблем. Всё-таки лучше возвращаться домой в полном здравии, верно?

— Конечно, эфенди.

Шаги приблизились и остановились. Сделав невероятное усилие, я заставила себя открыть глаза.

Рядом стояли двое. Маркус и морщинистый старик в коричневом одеянии до пола, чем-то напоминающем мантию. Он был смуглым и совершенно лысым. Гладкий череп украшала тускло поблёскивающая татуировка из языков пламени, которая плавно перетекала на шею и закрывала лоб до самых бровей. На измождённом годами усталом лице застыло выражение профессионального любопытства. Как я и предполагала, взгляд его пронзительных, необычайно живых шоколадных глаз был направлен прямо на меня.

— Приветствую в Академии Кашири, деточка! — улыбнулся старец, холодно оглядывая меня с головы до ног. — Быстро ты очухалась, даже удивительно!

Я приподняла голову и тут же со стоном опустила её обратно. Мне показалось, что голова стала весить не меньше тонны.

— Не спеши! — рассмеялся старик, переглянувшись с Маркусом. — На адаптацию уйдёт пара дней… А пока о тебе позаботится твой куратор. Ваши апартаменты уже готовы.

— Вы… Вы кто? — жалобно простонала я, поморщившись от головной боли.

— Я — Эмиран Аль Ифрит — ректор этой академии, — тон старика чуть изменился — стал слегка надменным. — А ты теперь моя адептка. Поэтому будь почтительна и послушна, договорились?

Я не ответила. Слабость и тяжесть во всём теле вынудили вновь закрыть глаза. Впрочем, моего ответа и не ждали. Сильные руки в который раз подхватили меня и понесли по бесконечным узким коридорам без окон.


* * *


«Шёлковые шаровары?! Прозрачный топик на бретельках?! Да вы издеваетесь!»

— Я это не надену! — со злостью откинув в сторону приготовленную для меня одежду, я решительно покачала головой. Прозрачное, почти невесомое одеяние упало скомканными тряпками на серый мрамор пола.

— Это одежда для адепток академии, Пери, — Марк вот уже полчаса пытался меня уговорить. — Самые лучшие шелка из столицы Гвартариума! Чем тебе не нравятся?

— Вот сам их и носи! — рявкнула я, продолжая метаться по комнате в поисках своих вещей. Но всё было напрасно. Исчезло даже бельё. Сейчас на мне красовалось лишь махровое полотенце, едва закрывающее самые пикантные участки тела.

Прошло уже три дня с того момента, как я очутилась в этой дурацкой Академии. Так мало того, что нам с Марком выделили — одни на двоих! — апартаменты, так ещё и он не оставлял меня одну ни на миг, сопровождая повсюду, словно тень.

Апартаменты включали в себя: две смежные комнаты с высокими сводчатыми потолками, больше похожие на отделанные мрамором залы, крохотную гостиную и небольшую столовую с низким столиком, где стулья заменяли накиданные на пол разноцветные подушки и пуфики. Окон не было. Вместо них в каждой комнате существовал неширокий проём, ведущий на общий балкон. Оттуда открывался чудесный вид на пестрящий всеми цветами радуги сад.

Впрочем, полюбоваться роскошными видами было некогда. Марк таскался за мной по пятам, не оставляя не единого шанса на личное пространство. Провалявшись в постели почти двое суток, я едва ли находилась в одиночестве несколько минут. Марк меня умывал, кормил, переодевал и даже водил в туалет. На мои возражения о том, что я вполне справлюсь сама, он просто не реагировал. Озверев от такой заботы, я заявила, что чувствую себя прекрасно и вполне готова приступить к занятиям. Воспользовавшись тем, что мой надсмотрщик отправился уточнить расписание, мне удалось проскочить одной в ванную, которая здесь была похожа на римскую баню с квадратным каменным бассейном. Но торжествовала я рано! Оказалось, что двери в ванную не запираются, и нет даже ширмы или какой-то другой загородки, чтобы нормально переодеться.

Со скандалом я выпроводила вернувшегося и совершенно невозмутимого при виде моих голых прелестей Марка. Далее выскочила из бассейна, завернулась в большое полотенце и тут же обнаружила, что моя одежда — точнее, ночнушка, халат и тапочки, в которых Марк забрал меня с Земли — исчезли!

Вместо них на постели были разложены синие, с бирюзовым отливом шелка, которые мне и предлагалось на себя нацепить.

— Я хочу свою одежду! — повторила я в который раз, усевшись на кровать, сложив руки на груди и упрямо вскинув подбородок. — Иначе никуда не пойду!

— Если ты не поторопишься — опоздаешь на вводную лекцию, — спокойно возразил Марк, игнорируя грядущую истерику. — Ректор будет недоволен.

— А мне плевать! — поджала губы, решив не сдаваться до конца. — Никто не смеет забирать мою одежду!

— Разве ты собиралась идти на занятия в халате? — он насмешливо приподнял бровь. — Или в ночной рубашке?

— Нет, но…

— Тогда в чём проблема? — перебил он.

— В том, что в этом, — я кивнула в сторону шелков, — я тоже не пойду!

— Прекрасно. Значит, пойдёшь прямо так! — улыбнулся Марк, и прежде, чем я успела что-то сообразить, щёлкнул пальцами.


* * *


«Караул!!! Мамочки!!!»

Я судорожно сглотнула, съёжившись и пожелав себе провалиться под землю прямо сейчас. Вцепилась в полотенце, как в спасательный круг, и зажмурилась, испугавшись полной тишины, которая повисла в аудитории с момента моего появления. Так и стояла, не в силах поверить, что Марк — чтобы его черти задрали! — приволок меня на занятия в одном полотенце!

— Кхм! — многозначительное покашливание ректора оборвало гнетущую паузу, заставило меня вздрогнуть, отчего я едва не выронила последнюю преграду к моему юному телу. — Как я понимаю, мы имеем честь наблюдать Таисию Ветрову?

Я сжалась ещё больше, мечтая просочиться сквозь щели в каменном полу.

— Что ж, я рад, что вы уже оправились после перехода и решили почтить нас своим присутствием, — между тем продолжил хрипловатый голос. — Будьте добры пройдите на своё место, адептка… Проводите её, Маркус, а сами подойдите ко мне.

Меня ухватили за локоть и почти грубо пихнули на ближайшее свободное место. Я плюхнулась пятой точкой на жёсткую лавку. Только сейчас заметила, что помещение, в которое попала, почти не отличалось от аудиторий высших учебных заведений на Земле.

Приготовившись услышать в свой адрес нелицеприятные замечания и колкие насмешки от других адепток, я очень удивилась, когда они не прозвучали. Опустив голову, чтобы хоть как-то скрыть пылающие щёки, исподтишка огляделась вокруг.

В огромном зале аудитории были заняты практически все места. Около пятидесяти девушек, одетые в одинаковые бирюзовые шелка, сидели за расположенными каскадом столами, и, что самое удивительное, почти никто из них на меня не смотрел. Словно моё появление на занятиях в одном полотенце было что ни на есть самым обычным делом.

Стоявшие полукругом возле стен одетые в чёрные до пола мантии юноши, судя по всему, Зорки, тоже не обращали на меня никакого внимания. Все взгляды сейчас были устремлены на Марка, который спокойно следовал к кафедре.

«Гад! Придурок! Идиот! Козёл!!!»

Какая только брань не крутилась в моей голове при взгляде на этого самоуверенного раздолбая.

«Прибью мерзавца! Закопаю! Удавлю своими руками! Вот только вернёмся в комнату, я ему…»

— Итак, Маркус, не успел я вас поздравить, как вы меня тут же разочаровали, — голос ректора оборвал мои мечты о зверском убийстве этого засранца, которые я старательно выстраивала в голове. — Как я понимаю, ваша Пери завалила первое испытание, и теперь вы должны ответить: кто в этом виноват?

— Я виноват, эфенди, — тут же отозвался Марк, опуская голову.

— Значит, мне следует спрашивать с вас?

— Да, я не нашёл правильных слов, чтобы её убедить.

— Что ж, распределять степень вины — ваше право, — подумав, ректор пожал плечами. — Кинжал или плети? — вдруг спросил он.

— Плети, — выдохнул Марк после короткой паузы.

— Три дня подряд или сразу?

— Сразу, — подумав, ответил Марк, и по рядам Зорков в аудитории прокатился встревоженный ропот.

— Что это значит? — я обернулась к соседке, пытаясь получить хоть какое-то объяснение о том, что здесь вообще творится.

Девушка, сидевшая рядом со мной, тоже обернулась, и я увидела её испуганное побледневшее лицо. Не говоря ни слова, она качнула головой и, быстро приложив указательный палец к губам, вновь отвернулась к кафедре.

Предчувствуя что-то нехорошее и всё больше волнуясь, я крутила головой, надеясь хоть что-то понять, но видела лишь мрачные, встревоженные лица ребят и девчонок, затаивших дыхание.

Тем временем Марк скинул свою чёрную мантию и обнажённым по пояс замер посреди кафедры.

— Джохар, можно вас попросить! — обратился ректор к одному из Зорков.

Светловолосый парень отделился от стены и понуро зашагал к кафедре. Встретившись взглядом с Марком, он слегка побледнел и опустил глаза.

— Шесть! — коротко бросил ректор, вручая Джохару мерцающие ледяным огнём плети. Тот сжал рукоять побелевшими пальцами и, размахнувшись, обрушил удар на спину Маркуса.

Тот тихо застонал, выгнулся, но стиснул зубы и устоял. Просвистел ещё один удар. И ещё. Плети с шипением хлестали кожу, и после каждого их прикосновения от спины Маркуса шёл пар, словно тело поливали кипятком. На пол кафедры брызнула кровь, а Марк, захлебнувшись болью, рухнул на колени. Четвёртый удар заставил его вскрикнуть и зайтись в удушающем кашле.

Глядеть на всё это было невыносимо. Я вообще не могла понять, как можно творить подобное варварство и почему все молчат?! Вне себя от негодования, вскочила, готовая заорать, чтобы прервать чудовищную средневековую экзекуцию, но тут кто-то навалился мне на плечи и зажал рот рукой, буквально вдавив обратно в лавку.

Вырвавшись из захвата, я возмущённо обернулась, но тут же встретилась с предостерегающим, испуганным взглядом соседки.

— Нет!!! — одними губами умоляюще шепнула она, вцепившись мне в запястье. — Молчи!!! Пожалуйста!!!

Ничего не понимая и больше не зная, как реагировать, я перевела взгляд на Марка.

Он уже не стоял на коленях, а просто лежал на полу, лицом вниз. Чёрную татуировку пламени на его спине изрисовывали глубокие кровавые борозды. Марк тяжело дышал, глотая воздух, словно рыба, вытащенная из воды. На какое-то мгновение мне показалось, что он вот-вот отдаст концы. Позабыв про чёртово полотенце, про нашу ссору и вообще про всё на свете, я в немом шоке наблюдала, как, вернув плети ректору, Джохар подхватил безвольное тело Марка под мышки и отволок к стене. Прошла секунда, и тело Маркуса исчезло, будто провалилось в скрытый портал.

— Сволочи! — сорвалось с моих губ, и прежде, чем я сумела с собой совладать, из глаз брызнули слёзы.

Тем временем ректор как ни в чём не бывало продолжил урок. Не в состоянии его слушать, я тихонько всхлипывала, закрыв лицо руками.

Кто-то легонько тронул меня за плечо.

— Записывай, иначе Маркусу опять влетит! — шепнули мне на ухо, выводя из ступора. — Потом поплачешь!

С трудом сдерживая рыдания, взяла лежавший передо мной лист бумаги и начала записывать. Строчки предательски расплывались перед глазами, а руки дрожали так, что вместо букв на листе вырисовывались одни каракули.

— Как я уже говорил, вас здесь ровно пятьдесят! — громко разглагольствовал ректор, расхаживая по мраморному залу кафедры. — И только четверо из вас превратятся в настоящих Кашири, удостоившись величайшей чести войти в императорскую семью. Эти девушки станут избранными — получат несметные богатства, почитание и неограниченную власть. С ними будут считаться, их будут прославлять, за их благоволение будут сражаться лучшие и самые знатные представители величайших родов империи! Стать императорской Кашири мечтает каждая женщина, рождавшаяся в Гвартариуме в любые времена. Поэтому так важен отбор, на котором будут учитываться все ваши достижения и неудачи. Я не хочу сейчас останавливаться на деталях вашего здесь обучения, а тем более на правилах поведения…

И тут ректор выразительно глянул прямо на меня.

— Скажу только, что в ваших интересах выполнять всё то, что советуют наставники. Они лучше всех знают законы империи, а также правила академии, и с удовольствием поделятся этими знаниями с вами. Если же вы посчитаете, что куратор, по каким-то причинам, не предоставляет вам полной информации, вы всегда можете обратиться напрямую ко мне, и я с удовольствием вам помогу, — ректор сделал паузу, обведя взглядом зал и, убедившись, что все записывают, продолжил: — На занятиях преподаватели научат вас всему, что необходимо знать потенциальной Кашири. Вы изучите: древний язык нашего мира, традиции, дипломатию, историю правящих рас, этикет; манеры, присущие аристократическим родам; танцы, принятые в высшем обществе, и, разумеется, Магию Пламени, что до этих пор хранилась в вас лишь в зачаточном состоянии. После окончания учёбы все девушки до единой пройдут инициацию с вашими кураторами, чтобы овладеть Магией и Духом Пламени в полной мере… Теперь, если у вас появились вопросы, я готов ответить на них. Обдумайте всё, не торопитесь. Каждая адептка имеет право только на один вопрос, и только сегодня. В другие дни я не позволю прерывать процесс обучения, и каждый вопрос будет расцениваться как неуважение к преподавателю. Ибо только невнимательность на уроке может служить поводом к повторению уже сказанного, а значит, подобное разгильдяйство наказуемо.

— Как мы должны обращаться к вам и к преподавателям? — раздался звонкий голос со второго ряда.

— Все вопросы, связанные с этикетом и правилами академии, вы должны уточнять со своим кураторам, — спокойно пояснил ректор. — Но раз вопрос был задан именно мне, я отвечу: ко мне вы можете обращаться «господин ректор» или «эфенди», но в отдельных случаях, если мы находимся в обществе, допустимо обращение по имени — Эмиран Аль Ифрит.

— Аль Ифрит — это фамилия или титул? — тот же звонкий голос.

— Второй вопрос недопустим, — оборвал ректор, холодно улыбнувшись. — Пери плохо меня слушала?

— Простите! — пискнула девушка, покраснев и опустив голову.

— Эфенди, вы сказали, что Кашири станут только четыре девушки, — подняв руку, заговорила брюнетка из моего ряда. — Но не сказали, что будет с остальными… Можете рассказать об этом поподробнее?

— Да. Несмотря на то, что все ответы по поводу Кашири будут даны вам на лекциях, я немного введу вас в курс дела уже сейчас. Итак: у нас есть два месяца до инициации и, соответственно, до финала, на котором решится ваша судьба. Однако, как правильно заметила Пери Мария, не всем повезёт дойти до финиша. Из пятидесяти претенденток двадцать пять отсеются уже через месяц, как непригодные. Их вернут туда, откуда они пришли.

— А остальные? — девушки, сидевшие в аудитории, начали рассеянно переглядываться.

— Это второй вопрос, Пери Мария! — жёстко оборвал ректор, зло сверкнув глазами. Девушка побледнела и, нервно тряхнув волосами, выдавила:

— Простите, эфенди!

— Следите за собой! Следующего рассеянного слушателя я накажу за непочтительность!

Все замолчали. В аудитории повисла гнетущая тишина.

— Раз все всё поняли, я продолжаю, — выждав несколько минут, вновь заговорил ректор. — Последующие четыре недели мы будем терять по пять претенденток. Выбывших в первую неделю перенаправят в заведение, осуществляющее подготовку по другому направлению. Эти Пери поступят в распоряжение к Силадам, где те сами выберут для них предназначение.

— Кто такие Силады? — рискнула задать вопрос следующая девушка.

— Силады — одна из многочисленных рас, проживающих в Гвартариуме. Их ещё называют Воздушными Магами. Более подробную информацию о расах нашего мира вы получите в процессе обучения. После второй недели выбывших претенденток направят под покровительство более сильных родов — Маридам. Они практикуют Магию Воды. Каждую неделю в ваших рядах будет оставаться всё меньше кандидаток на роль Кашири, но до окончания отбора и проведения инициации все Пери остаются в академии и продолжают обучение. Для тех, кто прошёл первые этапы отбора, начиная с третьей недели второго месяца обучения, правила ужесточатся, но зато появятся вознаграждения. Например, Пери, которые сойдут с дистанции после третьей недели обучения, смогут рассчитывать на одно желание, которое Совет Светлейших Магов обязуется выполнить. Но и это ещё не всё. Девушки получат возможность стать Жрицами в Храме Бездымного Пламени и удостоиться великой чести питать свои силы напрямую от его источника — таким образом, обретя бессмертие.

По аудитории пронёсся изумлённый ропот. Девушки всколыхнулись и зашумели, взволнованно обсуждая полученную информацию.

Только я сидела молча, угрюмо наблюдая за своими потенциальными соперницами, размышляя о том, что этот лысый старикашка не вызывает во мне никакого доверия, не говоря уже про уважение.

«Не нравится он мне! Не договаривает что-то, вот чувствую!»

Так и хотелось спросить: любезный, а в чём подвох? Я совершенно ничего не знала о мире, в котором оказалась, но кое-что всё же успела понять после общения с Марком. В этом мире солгать невозможно. Нет — конечно, возможно, но крайне нежелательно. Очевидно, это их непреложный закон, от которого зависит само существование мира. Как объяснил Марк, пока я валялась после перехода, сдыхая от слабости, ложь — это то, что загрязняет чистое Пламя, питающее мир. Ни одна магия не подчинится тебе, если ты не будешь сохранять в чистоте свои помыслы и деяния. Потому солгав хоть однажды, ты не только загрязнишь свою душу и обречёшь себя на проклятие, но и подпишешь себе смертный приговор. Не приемля грязи, Чистое Пламя захочет тебя очистить и просто сожжёт. Отсюда следовало, что ректор не лжёт. Наше будущее чётко определено, и увы, мы не сможем что-то изменить, кроме как попробовать взобраться на самый верх этой мрачной пирамиды. А то, что каждая девушка будет отчаянно сражаться за право стать Кашири — не вызывало никаких сомнений. Получить неограниченную власть, богатство, привилегии — лучше, чем вернуться в свой мир и помереть там от тоски либо отдать себя в распоряжение неведомых Силадов и Маридов. Что-то мне подсказывало, что ничего хорошего нас там ожидать не будет.

Размышляя об этом, я сделала себе мысленную заметку подробнее расспросить обо всём Марка, когда он… Сердце болезненно сжалось при воспоминании о несчастном парне. И что ещё хуже, я чувствовала себя виноватой в том, что с ним произошло. Ах, и зачем я стала спорить из-за этой чёртовой одежды?! Ну, нацепила бы на себя шаровары — что бы с меня убыло?! Кто ж знал, что здесь средневековье, мать твою! Но методы воспитания у них действенные, с этим не поспоришь! Вон как соседка вскинулась, видимо, уже разобралась, что к чему. Теперь бы и мне разобраться, пока не влипла ещё в какую-нибудь историю и не угробила своим поведением Марка! И хорошо бы ещё познакомиться с другими адептками — всё-таки вместе не так паршиво.

Скосив взгляд на соседку, незаметно подёргала её за край рукава. Она не обернулась. Просто качнула головой, прошептав: «Потом!»

Потом так потом. Я вздохнула, вновь сосредоточила всё внимание на старикашке, с видом венценосного монарха расхаживавшего вдоль трибун.

— Господин ректор, а как мы будем изучать магию, если в нас она пока спит? — раздался очередной вопрос от адепток, на который ректор благосклонно улыбнулся.

— Поздравляю! Вы задали единственный вопрос по существу, Пери Юлиана! И заработали первый золотой балл в свою копилку!

Девушка с короткой стрижкой и родинкой на щеке смутилась, расплывшись в довольной улыбке.

— Теперь отвечу, — бодро продолжил ректор, — Через несколько дней в нашей академии состоится бал в честь посвящения новых адепток Чистому Пламени. Да, вы не ослышались, Пери! Именно бал! Понимаю ваше недоумение, потому сразу хочу пояснить, что балу будет предшествовать поистине знаменательное событие. Каждая из вас пройдёт таинство, где ваша метка активизируются. Это означает, что заклятие, наложенное на вас при рождении, дабы сохранить в чистоте и неприкосновенности ваши тела, будет снято. Все ваши недуги спадут, и вы сможете веселиться и танцевать на балу до самого рассвета! После чего вас будет ждать выходной день, который вы вольны провести по своему усмотрению, как в Академии, так и вне её стен. Так же таинство Посвящения снимет ограничительные оковы не только с вашего тела, но и с ауры. И вы наконец обретёте то, что положено вам по праву рождения как представительницам магического мира Гвартариум! Вы обретёте Магию!

Аудитория взорвалась охами, ахами и аплодисментами, едва ректор кончил говорить. Девушки оживились, стали поздравлять друг друга, наперебой обсуждая потрясающую новость. Дав адепткам время переварить услышанное и немного порадоваться, ректор небрежно махнул рукой, и всеобщий гомон сразу прекратился.

— Что ж, после этого маленького отступления я готов продолжить повествование о том, что ожидает самых сильных, разумных и талантливых Пери, которые смогут достигнуть большего, чем их менее успешные соперницы, — посерьёзнев, заговорил ректор. — Итак, после трёх недель второго этапа отбора у нас останется десять претенденток на звание Кашири, а затем уйдут и ещё пять. Они также получат награду за свою стойкость и волю к победе. Им даруют право выбрать уже два желания, которые непременно будут исполнены. После чего всех пятерых Пери распределят по правящим домам Гвартариума, где их примут в свой род и даруют соответствующий титул. Таким образом, данные Пери никогда и ни в чём не будут больше нуждаться, — Эмиран Аль Ифрит сделал паузу, с удовлетворением наблюдая, как предвкушающе загораются глаза его слушательниц, затем продолжил: — И наконец, главное! Последняя пятёрка Пери, а если точнее: четыре из них, станут Императорскими Кашири и будут приняты в Семью самого Пресветлого Камрана Аль Малика! Они будут членами его высочайшей семьи, со всеми вытекающими отсюда благами. Более подробно о роли и привилегиях Кашири узнают лишь избранные Пери, и только после инициации. До тех пор никто из кураторов или преподавателей не имеет права обсуждать с вами тему Императорской семьи… И последнее… У каждой из вас наверняка сейчас вертится на языке: а что же станет с последней финалисткой, показавшей себя самой достойной из всех претенденток?.. Вы заинтригованы? Правильно! Потому что впервые за тысячу лет Император изменил условия отбора. Дело в том, что сейчас он не только отбирает в свой род Кашири, но и выбирает себе императрицу! Последняя Пери в этом отборе… станет его женой!..

— Интересно, а куда делась предыдущая жена? — зло буркнула я себе под нос, прежде чем аудитория взорвалась восторженными воплями очумевших от радости девушек.

— На этом вводную лекцию я считаю оконченной! — объявил ректор, изобразив на губах нечто подобие улыбки. — Можете вернуться в свои апартаменты и, по желанию, переодеться в форму академии… Все, кроме Пери Таисии! — уточнил он, снова взглянув на меня. — Раз ей так нравится полотенце, пусть ходит в нём ещё три дня!

— Сволочь! — прошипела я, ощущая, как от ярости заполыхали щеки и потемнело в глазах. Однако решила, что не доставлю удовольствия старому извращенцу и ничем не выдам своего бешенства, буквально клокотавшего в груди. Поэтому мужественно проглотила навернувшиеся злые слёзы и, даже не взглянув на кафедру, молча взяла со стола листок с каракулями и встала.

И вот здесь возникла ещё одна проблема, решить которую я была не в состоянии. Зорки подходили к своим Пери, подхватывали их на руки и один за другим исчезали прямо на глазах. Уже через пару минут из студенток я осталась в аудитории одна, лишь в компании с лысым диктатором.

Эмиран Аль Ифрит всё ещё стоял за кафедрой и, сложив руки на груди, наблюдал за мной с холодной и, как мне показалось, мстительной усмешкой. Это так взбесило, что позабыв об осторожности, я уставилась на него, вызывающе улыбнувшись в ответ.

— Что вы не уходите, Пери? — съязвил старый перечник, недобро сузив зрачки. — Может, у вас есть ко мне вопросы?

— Да, — рыкнула в ответ, вдруг сообразив, что у меня с собой нет даже моей верной клюки и, судя по всему, мне придётся просто ползти до своей комнаты. — Я не знаю дороги до апартаментов, эфенди, — решила идти напролом. — Не могли бы вы мне помочь? — и расцвела в обворожительной улыбке прежде, чем старый пень опомнился.

— Я — ректор, деточка, а не Зорк, — между тем так же театрально улыбнулся он в ответ. — Если не можете идти сами, дождитесь вашего куратора. Когда поправится — он вас переместит.

— Благодарю, эфенди, — процедила я сквозь зубы, намертво приклеив к лицу фальшивую покорность. — Тогда может, позволите мне подождать его здесь?

— Нет. В коридоре, — и он многозначительно кивнул мне на дверь.

Глава опубликована: 24.06.2021

Глава 4

Мысленно пожелав ректору провалиться в Преисподнюю и предав проклятию всех его родственников до седьмого колена, держась за стены, я гордо прошествовала в коридор, где меня едва не хватил удар, стоило только оглядеться. Передо мной предстал настоящий лабиринт. Из небольшого холла вверх и вниз вели лестницы и тёмный проход, больше напоминающий вход в подземелье. Не имея представления, где находятся мои апартаменты, я застыла, открыв рот и едва не заорав от отчаяния. Простояла в растерянности довольно долго, пока случайно не вспомнила высказывание одного седовласого волшебника из популярного на Земле фэнтези. «Если в чём-то сомневаешься — всегда полагайся на нюх!»

Решив использовать этот последний способ, я подошла к одной из лестниц, ведущей вниз, и принюхалась. В нос ударил свежий воздух, напоенный ароматами цветов. Ага! Значит, там выход на улицу! Проследовала к следующей лестнице, ведущей наверх, и уловила запахи кухни и выпечки. Так, возле моих апартаментов едой не пахло, — следовательно, мне не туда. Дальше логика подсказывала единственный правильный ответ: если мне ни вверх и не вниз, значит только прямо! Сжав зубы и стараясь не упасть на гладком полу, я отправилась вперёд по тёмному узкому коридору, уповая на то, что мой расчёт верен и апартаменты располагаются на этом этаже, а не где-нибудь в другом здании.

Узкий коридор тянулся довольно далеко, петляя и иногда резко поворачивая под прямым углом. Я шагала и шагала, и, казалось, бесчисленным поворотам не будет конца. После часа ходьбы мои ноги стали неметь и всё хуже слушаться. Ни одной лавки или стула мне по пути не попалось, так что ни разу не удалось присесть и отдохнуть. Когда стали дрожать колени, а ступни распухли до невероятных размеров, я рухнула прямо на пол и, облокотившись о стену, закрыла глаза.

Всё, Таисия! Вот и закончилось твоё сказочное путешествие в фэнтезийный мир! В этом мраморном мавзолее ты вряд ли встретишь прекрасного принца, который тебя спасёт. Скорее всего, тебя здесь вообще не найдут ни эльф, ни дракон. Так и погибнешь среди каменных стен в самом расцвете лет!

Я вздохнула, вымотанная до смерти. Сейчас желала только одного — принять горизонтальное положение и, по возможности, засунуть разваливающиеся на части ступни в холодную воду. Гладкий мрамор подо мной не располагал к отдыху, но из-за отсутствия выбора я постаралась устроиться поудобней, даже вытянула ноги, наплевав на все приличия. Полотенце давно съехало и задралось на спине, но поправлять его не было никаких сил. Послав всё по известному адресу, я сложила ладони под щёку и просто-напросто отключилась.

Разбудил меня странный шум, эхом прокатившийся по пустому коридору. Подняв голову, всё ещё плохо соображая, прислушалась. Вдалеке раздавались чьи-то отчётливые шаги, которые быстро приближались.

Что ж, симпатичный лесной зверёк на букву «П» подкрался незаметно! Сейчас что-то будет!

Я хмыкнула, приготовившись к очередным неприятностям, и уже внутренне согласилась с решением неведомых пока судей отправить меня обратно домой. В конце концов, там хотя бы не будет старых извращенцев с манией величия и я смогу спокойно переодеться!

Размышляя над покинутыми благами родной цивилизации, я уныло ждала окончания приключений.

Каково же было моё удивление, когда вместо ректора с плетьми в руке из-за поворота появился тот самый светловолосый парень, на долю которого сегодня выпало стать палачом для своего соратника по цеху.

— Джохар? — сразу вспомнив его имя, недоумённо протянула я.

— Молчи, Пери! — тут же оборвал он, обеспокоенно оглянувшись. После чего безапелляционно приподнял меня и, словно пушинку, понёс обратно по коридору.

— А куда э-э-э…

— Молчи! — цыкнул он, почти переходя на бег.

Не успела я толком сообразить, что происходит, как мы оказались перед дверью какой-то комнаты, куда Джохар проскользнул вместе со мной. Пока он сгружал меня в низкое, обитое алым бархатом кресло, я огляделась. Комната была чужая, но уже через секунду я поняла, где оказалась. Из соседнего помещения вышла моя соседка по парте, неся в руках поднос с кувшином и чашками.

— Меня зовут Витара, — проговорила она, слегка встревожено меня разглядывая. — А ты — Таисия, верно? Извини, что так долго. Пришлось дождаться, пока ректор отправится в свои покои, — она виновато улыбнулась, разливая горячий чай. — Ты пропустила ужин, поэтому вот, — она кивнула на вазу с печеньем и кусочками шоколада. — Перекуси пока этим, а Джохар что-нибудь приготовит.

Взяв печенье, я, в свою очередь, стала разглядывать свою спасительницу. Очень открытое, доброе и милое лицо, в котором угадывалось что-то восточное. Миндалевидные карие глаза, широкие брови вразлёт, прямой тонкий нос и пухлые красивые губы. Смоляные волосы заплетены в две аккуратные косы до пояса. На голове свёрнутый в тонкий обруч зелёный шёлковый платок. Такое же зелёное платье с юбкой-колоколом, но из плотной ткани, отделанное богатой золотой вышивкой, с украшенным орнаментом коротким жакетом. Из-под юбки по ногам струились свободные брюки, также отделанные орнаментом понизу. Изящные чёрные туфли на небольшом каблучке завершали ансамбль, напоминающий восточный национальный костюм. Надо сказать, подобное одеяние Витаре очень шло, о чём я не преминула сказать, едва прожевав печенье.

— Это — форма академии, — просто заметила Витара, проигнорировав благодарности, в которых я рассыпалась после того, как промочила горло восхитительным цветочным чаем.

— Как форма? — опешила я, вспомнив безобразные бирюзовые шелка, по-видимому, украденные из захудалого стриптиз-клуба Земли. — А что же тогда было сегодня?

Витара хмыкнула, затем обернулась к своему Зорку, словно спрашивая у того разрешения, после чего снова повернулась ко мне. Джохар же просто отправился на кухню.

— Понимаешь, — совсем тихо заговорила Витара, когда мы остались одни. — Дело в том, что подобные сюрпризы нам устраивают специально, чтобы проверить наше умение приспосабливаться и наши качества, как будущих Кашири.

— То есть ректор не зря упомянул про испытание, которое я завалила? — поразилась я своей бестолковости. — Это была проверка?

— Да. И ты её, к сожалению, не прошла, Таисия.

— Зови меня — Таис, — я поморщилась.

— Тогда ты меня — Вита, — она улыбнулась. — Так вот, подобных проверок, я думаю, будет ещё немало. И чтобы пройти их все, мы, в первую очередь, должны слушать наших наставников.

— Знаешь, я что-то уже сомневаюсь, что хочу утопать в славе, богатстве и роскоши! — огрызнулась, чувствуя себя полной идиоткой. — Готова сдохнуть в своём мире, так что пусть отправляют меня обратно в числе первых неудачниц!

— Куда обратно? — вздохнула Вита, печально взглянув мне в глаза.

— Как куда? В мой мир, конечно! Домой!

— Во-первых, это твой настоящий мир, Таис, — чуть слышно возразила Вита. — А во-вторых, — она сделала паузу, спустя пару секунд довершив мысль, — кто тебе сказал, что тебя отправят домой?

— Ну, как же… — я слегка растерялась. — Разве ты не слышала? Этот лысый сказал, что первых двадцать пять провалившихся на отборе отправят обратно!

— Нет, он совсем не это сказал, Таис, — Витара отчего-то побледнела и нахмурилась. — Эмиран Аль Ифрит произнёс следующее: «Из пятидесяти претенденток двадцать пять отсеются уже через месяц — как непригодные. Их вернут туда, откуда они пришли».

— Ну, и что? Какая разница? — продолжала тупить я.

— Разница слишком огромная, чтобы не брать её в расчёт! Разве ты ещё не поняла, где оказалась, Таис? Разве здешние порядки и имена тебе ни о чём не рассказали?!

— Постой. А о чём они должны мне были рассказать? — внизу живота что-то противно сжалось от дурного предчувствия. Я смотрела на свою новую знакомую и не могла понять, что заставляло её так нервничать.

— Ты должна понять только одно, — после долгого молчания вновь решилась заговорить Витара. — В этом мире нельзя лгать. Поэтому всё, что тебе говорят — правда. Но правда состоит и в том, что каждый воспринимает её так, как привык, и не понимает, что здесь имеет значение каждое слово. Я не могу рассказать тебе всё как есть, Таис, пока ты не догадаешься сама. Но могу помочь избежать тех ошибок, с которыми сталкивается большинство новеньких.

— Зачем? — внезапно резко оборвала её я. — Почему ты вдруг беспокоишься обо мне?

— Просто хочу тебе помочь, — почувствовав моё недоверие, Витара снова стала печальной. — Не знаю, почему, но ты мне понравилась. В тебе есть огонь, ты не боишься протестовать. Наверное, этого мне и не хватает. Я трусиха по жизни, и потому подумала… Нам будет легче вдвоём, если мы станем друг другу помогать. Но если ты против, то…

— Нет, я не против, — я вдруг устыдилась того, что заподозрила соседку в коварстве. — Извини, просто нервы ни к чёрту после сегодняшнего. Кстати, ты не знаешь, что там с Маркусом? Он жив?

— Да, жив. С ним всё будет в порядке, — поспешила заверить Витара, немного оттаяв. — Джохар очень переживает, ведь они с Марком друзья.

— Я и не догадывалась, что Джохар — твой Зорк.

— Лучше употребляй обращение «наставник», — смутилась Вита. — Зорк — нехорошее слово. Здесь так называют рабов.

— О, я не знала… — теперь настала моя очередь смутиться. — Но откуда тебе так много известно, Вита? Разве ты здесь уже давно?

— Нет. Все девушки родились в одном месяце — в декабре, по Земному календарю. Но здесь другое исчисление, и по местному — в месяц Мухаррам. Потому мы все находимся в этом мире совсем недавно и прибыли почти одновременно.

— Но тогда …

— Я жила в мусульманской стране, Таис, и читала мусульманские сказки. Там достаточно сведений об этом мире, но, увы, в них маловато истины, совпадения можно пересчитать по пальцам. Однако и их вполне хватило, чтобы осознать: мир, который упоминается в мифах и легендах, существует. И мы оказались именно в нём.

— Постой, ты из другой страны, тогда как же я тебя понимаю? — опешила я.

— Разве ты не заметила, что здесь мы все тут друг друга понимаем? — Витара лукаво прищурилась.

— Снова магия?

— Не думаю. Скорее, врождённое знание языка. Мы ведь все родились в этом мире, не забывай. Вернувшись, мы вспомнили язык предков. Зорки — другое дело. Они, напротив, родились на Земле и сюда попали только в тринадцать лет. Им пришлось учить язык в академии целых шесть лет.

— Зорки родились на Земле?! — ахнула я, ошеломлённая подобным открытием. — Откуда ты узнала?

— Джохар рассказал. Мы очень много с ним беседовали, прежде чем отправились сюда.

— Ты молодец, — невольно позавидовала я, в который раз упрекнув себя в глупости. — А я Маркуса выгоняла, вместо того, чтобы вытянуть из него как можно больше информации об этом мире!

— Не вини себя, Таис, ты ведь думала, что все его слова — бредовые сказки. И не сразу поверила, наверное.

— А ты разве сразу? — удивилась я.

— Нет, конечно, — Витара улыбнулась. — Сначала мы проговорили несколько часов подряд.

— И что тебя заставило поверить? — спросила я, не сумев сдержать любопытства.

— Не знаю… Возможно, всё сразу. Его поведение, манера общения и то, что он мне поведал.

— А мне ты поведаешь? — затаила дыхание, предвкушая море информации из первых рук.

— Я бы с удовольствием, Таис, но Джохар просил не рассказывать тебе слишком многого. Маркусу это может не понравиться, а ведь он — его друг. Но не расстраивайся, — поспешила она утешить, заметив, как я сникла. — Маркус сам тебе всё расскажет, когда будешь задавать ему вопросы. Это его обязанность как твоего наставника.

— Ладно, спасибо и на этом, Вита, — я дружески улыбнулась, хотя и немного разочарованно. — Я, наверное, засиделась тут у вас? — спохватилась я, взглянув на часы, стоявшие на каминной полке и показывавшие время далеко за полночь.

— Ты ещё не поела! — опомнилась Вита, оглянувшись в сторону кухни.

— Ничего, я не голодна, — я поднялась с кресла, пытаясь размять ноги. — Не знаешь, случайно, где мои апартаменты? Я пока что совершенно не ориентируюсь тут.

— Это мы уже поняли, — Витара рассмеялась. — Джохар долго тебя разыскивал. Он ведь не связан с тобой Пламенем, как Маркус… Ладно, идём, я тебя провожу.

— О! Прекрасно! Спасибо тебе, Вита! За всё спасибо! И Джохару… тоже! — выдохнула я покраснев.


* * *


Оказавших в своих покоях после долгих и изнурительных странствий, первым делом я направилась в ванную, мечтая поплавать, чтобы снять усталость и накопившееся напряжение. Каково же было моё изумление и возмущение, когда я не смогла раздеться, чтобы плюхнуться в воду с ароматными травами, которую для себя приготовила. Полотенце намертво прилипло к телу и не желало сниматься! Казалось, оно вросло прямо в кожу и оторвать его от себя можно было только с ней!

— Твою мать! — не выдержав, уже открыто ругнулась я, едва не зарыдав от отчаяния. — Да что же это такое, в конце концов?!

— Наказание, — раздался спокойный голос Марка, который вошёл в ванную. Всё такой же: холодный, невозмутимый, только немного бледный.

— Как ты? — я сразу позабыла про чёртово полотенце и шагнула к нему.

— Как я? — удивлённо переспросил Марк, приподняв брови. — Почему это тебя вдруг заботит, Пери?

Я покраснела, опустила голову и виновато прикусила губу.

— Ладно, ты прав, я накосячила, — призналась я, сгорая от стыда. — Совсем не хотела, чтобы вышло всё так… Извини, я действительно виновата…

Маркус долго молчал, словно не расслышал моих слов, затем коротко кивнул и вышел из ванной.

Поняв, что помыться уже не получится, я уныло поплелась за ним.

— Давно ты вернулась? — спросил он, разжигая камин.

— Нет, только что.

Он вскинул голову и встревоженно посмотрел на меня.

— Всё это время искала свою комнату?

— Нет. Сначала искала, но свернула не туда. Упала. Заснула. А потом меня нашёл Джохар и познакомил со своей Пери. Я посидела у них, после чего Витара меня проводила, — выложила я, ибо прекрасно понимала, что Марк всё равно всё узнает. Да и шифроваться сейчас не было никаких сил.

— На сколько тебя зачаровал ректор? — обдумав мои слова, вновь спросил Марк.

— На три дня, — призналась неохотно.

— Ещё легко отделалась, — он спокойно кивнул. — Мог бы и на месяц.

— Пожалел, значит? — съязвила не удержавшись.

— На жалость не рассчитывай, Пери, — он качнул головой. — Ифритам она неведома.

— Иф… Иф… Ифритам?! — бестолково повторила я, остолбенев и начав заикаться от потрясения. — О, нет!.. Только не говори, что Эмиран Аль… — и тут до меня дошло! — Аль Ифрит! — побелевшими губами договорила я. Ифрит, чёрт его побери! Ну, конечно!!! Восток! Сказки! Тысяча и одна ночь! Шахерезада, мать твою! Аладдин! Джинны безногие в лампе!!! О боже!

Я рухнула на пуфик, перестав держаться на ногах. Закрыла ладонями лицо и заскулила, как побитый щенок.

— Ифриты! — повторяла я как попугай, разбавляя причитания непереводимым фольклором. — Иф-ф-фриты! П-п-почему не сказал?! Почему сразу не сказал, ёж твою ять!!! — нервно икнула, захлебнулась воздухом, закашлялась, и вдруг впервые по-настоящему разрыдалась, как маленькая девочка, заблудившаяся в лесу.

Марк уселся напротив и не мешал. Просто наблюдал за моей истерикой, дожидаясь, пока пройдёт шок. А я всё никак не могла остановиться. Выплёскивая накопившееся за день чудовищное напряжение, я наслаждалась слезами, беззастенчиво обвиняя парня во всех смертных грехах. Ругалась, как пьяный слесарь, грозилась, проклинала и вообще отрывалась по полной. В горячке попыталась сорвать с себя ненавистное полотенце, но лишь надорвала кожу, заплакав уже от боли и жалости к самой себе.

— Ну, всё, перестань, — увидев, что я творю, Марк всё же решил прекратить безобразие — схватил меня в охапку, усадил к себе на колени и крепко прижал к груди, чтобы не трепыхалась. — Успокойся, Пери! — шепнул он, прислонил ладонь к щеке. Так и удерживал, другой рукой осторожно стирал бегущие слёзы. — Не нужно плакать! Всё будет хорошо, слышишь?.. Ты справишься!.. Всё будет хорошо!

От его утешений слёзы потекли с ещё большей силой, но нервное напряжение мало-помалу сходило на нет. Я всё ещё всхлипывала, прокручивая в голове всё, что происходило сегодня, включая разговор с Витой. «Из пятидесяти претенденток двадцать пять отсеются уже через месяц — как непригодные. Их вернут туда, откуда они пришли…»

«Вернут туда, откуда пришли…» — проносилось у меня в голове вновь и вновь, и теперь смысл этих слов стал до тошноты простым и понятным. Нас питает Бездымное Пламя этого мира. Мы — Его дети. Ему нас и вернут… Всё... Конец истории!.. Занавес!..

Я неприлично икнула, вконец замочив мантию Марка слезами, и вдруг успокоилась. Перестала рыдать. Выпрямилась, вызывающе расправила плечи и вскинула подбородок.

— А вот хрен вам!!! — произнесла я убийственно холодным тоном с какой-то потаённой неистовой яростью, и полубезумным взглядом посмотрела на Марка. — Не дождётесь!.. Посмотрим, кто кого!

Я отпихнула от себя растерявшегося от подобного выпада парня, решительно высвободилась из его рук, и пошла в спальню. Обнаружив там неизвестно откуда взявшуюся собственную ночнушку, упрямо натянула её прямо на полотенце и завалилась на кровать. Последнее, что запомнилось мне прежде, чем мозг протестующе взвыл и отключился — осторожные руки Марка, заботливо укрывающие меня плюшевым пледом.


* * *


Маркус Аль Зорк Ифче

Совсем умаялась девочка!

Я всё ещё стоял у кровати, наблюдая, как она стремительно погружается в сон. Как разглаживаются на лице напряжённые морщинки, чуть приоткрываются губы, слегка трепещут мокрые ресницы, словно крылья ночного мотылька. Смотрел на неё и не мог поверить, что эта хрупкая девчонка осмелилась бросить вызов неведомому врагу, пока даже толком не осознавая, с какими силами ей предстоит столкнуться. Наверное, не стоило так прямолинейно говорить ей об Ифритах, но и тянуть дальше тоже было нельзя. У Пери напрочь отсутствовало чувство самосохранения, а я не мог образумить её иначе, как заставить в полной мере осознать опасность. Понять, наконец, что это — не игра, и на кону её жизнь.

Сначала думал, что появление в полотенце среди толпы её усмирит, заставит притихнуть, но опять просчитался. Она не только не притихла, но и порывалась высказать ректору всё, что о нём думает. Глупый отважный воробушек! Спасибо Витаре — остановила маленькую дурочку! Я уж думал всё, конец моей Пери!

Взял её вину на себя и всю сразу целиком. Нутром чую — наказание не последнее. Нельзя растягивать на несколько дней, если что — два наказания я не выдержу. И опять Таис меня удивила! Надо же, начала извиняться за своё поведение, даже признала, что накосячила. Это значит, ей стыдно? Кто бы мог подумать, что такое бывает! Правду говорят, что девять Пери — это работа, а десятая — забота. Ох, предчувствую, скучать с ней не придётся. Небось, уже с утра посыпятся вопросы, которые она не успела задать на Земле. Даже странно, что тянула так долго.

Или она действительно мне доверяет? Вот ненормальная! Не знает же ничего про меня, разве так можно? Как её теперь образумить, чтобы не была такой наивной? Ладно Витара… Джохар говорит, что она — девушка правильная, воспитана в строгости, и откровенных гадостей от неё можно не опасаться. А другие? Каждый год ведь одно и то же! Сначала все знакомятся, дружат, делятся всем, даже вечеринки подпольные устраивают, но уже через месяц, как только претенденток жёстко отсеивают, начинается настоящая война. Ух, чего только не насмотрелся я за эти годы! И подставляют друг друга, и дерутся, и травят. А уж после того, как начинают владеть магией, тут уж только успевай спасать! Ну, и как объяснить всё это Таис, если ей в голову не придёт самой задать вопросы? Как её предупредить?

Да блин, куда это меня понесло?! О чём я думаю вообще?!

Я не сдержался и выругался от досады.

Марк, ты сошёл с ума! Какого чёрта ты делаешь? Размышляешь, как спасти взбалмошную девчонку?!

Одёрнул сам себя, понимая, что опять расслабился.

Нельзя! Нельзя давать волю эмоциям — до добра они не доведут! Просто наплюй на эту Таис, и всё! Тебе осталось два месяца, и отправишься домой к своей Наргиз! О ней и будешь переживать и заботиться, а о Пери не думай! Не смей, Маркус Зорк Аль Ифче! Не смей ломать свою жизнь из-за неё! Она того не стоит!.. Или…

Глава опубликована: 25.06.2021

Глава 5

Я проснулась перед рассветом с настроением боевого слона и кровожадным желанием разгромить весь этот мир к чёртовой матери. Мозг под таким напором наконец включился и заработал на полную мощность. Жаль только, тело никак не хотело ему соответствовать, отзываясь тянущей болью в каждой мышце, едва я поднялась с постели.

Ничего! Не в первый раз! Решительно сорвала с себя ночнушку, оставшись в одном полотенце, хромая, направилась в ванную. Почти не удивилась, повстречав в гостиной Марка, полностью одетого и серьёзного как никогда.

Ага! Чувствует кошка, чью мышку съела! Вон как напрягся! Знает, что теперь с него не слезу, пока не выпытаю все их гребаные тайны! А что? Мне терять больше нечего! Раз была такой идиоткой и позволила увлечь себя в эту авантюру, придётся выживать!

— Умойся сначала, — тихо посоветовал Марк, по моему зверскому взгляду правильно определив ход моих мыслей.

Я не ответила. Гордо прошлёпала в ванную и, стараясь не намочить порванное в нескольких местах полотенце, принялась за водные процедуры. Когда закончила, сухим местом на мне оставалась лишь голова. Полотенце всё намокло, и теперь меня трясло не только от боевого настроя, но и от холода.

— Ты что, совсем не спишь? — спросила я, вернувшись в гостиную.

— Зоркам это необязательно, — отмахнулся Маркус. — Позавтракаем?

— А есть чего?

— Да. Общую столовую откроют только после активации метки, а пока еду я буду приносить сюда.

— Хорошо, давай поедим, — пожала я плечами, стараясь не думать о том, какой вчера закатила концерт. Отчего-то стало стыдно. Ну, нечего, забудется! Главное теперь не расслабляться.

Прошла за своим наставником в нашу столовую и увидела накрытый стол. Омлет, каша, яйца, фрукты, сок. Почти как дома, только выглядит аппетитней. А может, я просто оголодала уже?

Решив отложить серьёзные разговоры на потом, принялась за еду. Марк не отставал, поэтому мы молча жевали, почти не разговаривая.

— Всё! — показательно отодвинув от себя пустую тарелку, я откинулась на большие подушки, заменявшие спинки стульев, и вызывающе взглянула на Марка. — Теперь давай рассказывай!

— Что? — он сделал вид, что не понял. Но вилку отложил, взяв в руки пиалу с чаем.

— То, что я должна знать, чтобы больше не косячить.

— Спрашивай, — просто кивнул Марк, не поддаваясь на провокацию. Вот же Зорк противный!

— Я хочу знать правила академии! — медленно, с расстановкой, пояснила я. — Что можно делать, что нельзя. Каковы твои обязанности. Что тебе запрещено, а что разрешено. Каковы мои обязанности и права… Сначала ответь на эти вопросы, потом перейдём к другим.

— На все вопросы сразу я ответить тебе сейчас не успею, — Марк покосился на часы. — Через полчаса начнутся занятия.

— Тогда пока сколько успеешь. И желательно про занятия, чтобы понять, что к чему.

— Ладно, — он оживился. Даже взгляд оранжевых глаз стал светлей. — Тогда начнём с правил поведения на занятиях.

— Слушаю, — я покорно сложила руки на груди, вся обратившись в слух.

— Главное правило: сидеть молча, если тебя не спрашивают. Не задавать вопросов, чтобы преподаватель не решил, что ты его плохо слушаешь. Если же позволено задать вопрос, то ни в коем случае не делай этого по прошедшей теме. Повторение считается оскорблением для учителя, поняла?

— Да, — я хмуро кивнула.

— Записывай и запоминай всё сказанное почти дословно. Каждое слово имеет значение, потому что ложь неприемлема.

— Да, в это я тоже уже врубилась! — пробурчала я, вспомнив, как нас вчера с лёгкостью развели, заставив поверить, что вернут домой. Даже перевернулось всё внутри от злости.

Понаблюдав за мной, Марк, по-видимому, остался доволен, потому что удовлетворённо кивнул и продолжил.

— Не высказывай недовольства, если что-то не нравится. Не вмешивайся в дела Зорков и не пытайся качать права. Не возмущайся и не комментируй слова и действия преподавателя, что бы ни происходило. В общем, не пытайся ничего исправить и доказать — сделаешь только хуже.

— Ясно. Сиди, заткнись и не рыпайся! — перевела я его наставления на привычный язык. — Будешь паинькой — дольше проживёшь!

— Именно так, — подтвердил мой наставник, невозмутимо глядя мне в глаза.

— Что будет, если я нарушу какое-нибудь из этих правил? — сразу решила уточнить я, чтобы знать, к чему готовиться.

— Получишь наказание.

— Какое?

— Не могу тебе ответить, — Марк опустил глаза. — Нам нельзя это обсуждать.

— А ответить, почему вчера всё так вышло… ты можешь?

— Что конкретно ты хочешь знать?

— Почему ты стал крайним в этом деле с полотенцем? — я понизила голос, который слегка дрогнул. — Ты взял мою вину на себя, я ведь поняла.

— Я взял свою вину, Пери, — поправил Марк, предупреждающе взглянув мне прямо в глаза. — За то, что не смог тебя убедить.

— Э-э-э… Ясно, — пробормотала я, почувствовав, что опять подняла скользкую тему. Чёрт! Придётся осваивать этот язык взглядов и жестов, пока не разберусь, что к чему! — Где взять расписание занятий? — спросила, быстро сменив тему. — И книги? Разве здесь нет учебников?

— Расписание занятий вывешено в холле, — напряжение в голосе Марка исчезло, и он тут же расслабился. — А нужные книги я буду тебе приносить, пока ты… — он взглянул на мои ноги. — Пока не пройдёт таинство снятия метки.

— Ты можешь показать мне академию? Ну, потом, когда я смогу нормально ходить? А то кроме этих комнат я ничего ещё не видела.

— Конечно, Пери, когда захочешь, — он чуть заметно улыбнулся.

— Так что там сегодня первым уроком?

— Устройство нашего мира. История.

— Мне что-нибудь понадобится?

— Нет… Если только, — Марк стащил с кресла красивый бежевый плед и накинул мне на плечи. — Чтобы согреться, — пояснил он коротко, подхватывая меня на руки. — Готова? — тихонько шепнул мне на ухо.

— Так точно, генерал! — отрапортовала я, безрезультатно стараясь проигнорировать мурашки, побежавшие по телу от его тёплого дыхания.

— Тогда вперёд! — усмехнулся Маркус, крепче прижал меня к себе и шагнул в образовавшееся рядом дымное облачко.


* * *


Мы очутились в огромной аудитории, где мраморные стены имели светло-золотой оттенок и казались светящимися изнутри. Марк осторожно опустил меня на одно из сидений поближе к выходу и прошёл на своё место у стены, где уже стояли Зорки. Видимо, наши наставники были обязаны присутствовать на всех занятиях в виде молчаливых статуй, чтобы не упускать нас из виду ни на минуту. Что ж, к этому, как и ко многому другому, придётся привыкать.

Я поискала глазами Витару и обнаружила её сидящей на самом последнем ряду. Она улыбнулась и помахала мне рукой. За её спиной стоял Джохар. Вчера, пребывая в полном раздрае, я так и не смогла хорошенько его разглядеть. Зато теперь рассмотрела красивое мужественное лицо, выразительные серые глаза, идеально вылепленный подбородок, нос чуть с горбинкой, безупречные губы, и всё это на фоне смуглой кожи и светлых вьющихся волос, достававших ему до плеч. Хм, да он красавчик! Такому любая поспешит довериться! Теперь понятно, почему Витара не устояла!

Засмотревшись на Джохара, я потеряла из вида Марка, но потом вдруг натолкнулась на его тёмный пристальный взгляд, которым он беззастенчиво сверлил во мне дыру. От такого внимания мне стало не по себе, и я отвернулась.

Аудитория была полностью заполнена адептами, когда на небольшую кафедру поднялся мужчина, так же, как и мы до этого, вынырнув из дымного облака.

Он не казался слишком молодым, но и старым тоже не выглядел. По земным меркам лет сорок пять — не больше. В движениях сквозила некоторая плавность и размытость, словно тело преподавателя состояло из потоков воздуха, облачённых в живую плоть. Большие голубые глаза особенно выделялись на фоне совершенно белых ресниц, белых бровей и длинной гривы таких же белых волос, небрежно рассыпанных по мощным плечам. Серебристая мантия до самого пола скрывала его ноги, и потому казалось, что он не идет, а летит в нескольких сантиметрах от пола. Суровое лицо с проступающей на лбу татуировкой пламени очерчивали острые скулы и волевой подбородок. Прямой нос с раздувающимися ноздрями и недобро поджатые губы завершали портрет.

Едва появился преподаватель, в аудитории установилась полная тишина. Студентки с любопытством разглядывали учителя, гадая про себя, чего от него можно ожидать.

— Я вижу, все собрались, — окинув помещение быстрым профессиональным взглядом, заговорил мужчина. — Меня зовут Айюмин Аль Силад — я ваш преподаватель по устроению, истории и расам этого мира.

Сегодняшний урок мы начнём с краткого обзора, а на последующих занятиях будем останавливаться на темах подробней. Итак, начнём…

Мир Гвартариума расположен в одной из параллельных Земле реальностей, полностью скрытой от других миров барьером, генерируемым Чистым Пламенем. Проходить через этот барьер и оставаться невредимыми могут лишь те, кто принадлежит к расам, обитающим здесь, и при наличии разрешения от Совета Магов. Если нет разрешения — пересечь границу Гвартариума вам не удастся. Чистое Пламя уничтожит любого, кто посягнёт на его безопасность. Далее… Наш мир состоит из четырёх проекций, расположенных одна над другой. Нижний Мир — покрыт снегами и вечными льдами, заполнен потухшими вулканами и мёртвой, каменистой почвой. Обогревается только в центре постепенно остывающим озером лавы. Населён низшими существами, постоянно враждующими друг с другом из-за мест обитания. В основном это животные или существа с ограниченной мозговой активностью, но, как и все в этом мире, обладающие магией: Албасты, Гидмеймуны, Гавгавы и другие.

Средний мир — в нём теплее и больше возможностей выжить. Как правило, его заселяют примитивные расы не способные развивать прогресс или науку. Я говорю о низших духах и деградировавших в ходе эволюции представителях магических конфессий. Одними из таких представителей являются Гули или, как называют их в народе, Упыри. Встречаются так же Удары, Карины и им подобные расы. Селиться они предпочитают на болотах, загрязнённых почвах, в сточных канавах и на кладбищах. Поедают всё живое, до чего доберутся, включая себе подобных.

Мир обогревается действующими вулканами и немногочисленными реками расплавленных металлов. В Среднем мире существуют заводы по переработке этих металлов, на которых трудятся каторжники и осуждённые на смерть преступники. Приблизительная продолжительность жизни на подобных производствах равна нескольким годам по местному времени. Если сравнить с Землёй, то от года до трёх. Я говорю вам это потому, чтобы вы понимали, что всяческие преступления и нарушения законов всегда влекут за собой справедливое возмездие, в каком бы мире вы ни оказались. И, к сожалению, на Гвартариуме тоже иногда появляются личности, предрасположенные к подрыву общественного строя и содействующие его разрушению.

Теперь о следующей проекции или следующем ярусе.

Итак, Верхний мир: расположен над двумя первыми и представляет собой довольно комфортное место для проживания. Судить об этом вы можете сами, так мы именно в нём и находимся.

Этот ярус самый большой, развитый, чистый, благоустроенный и тёплый из трёх перечисленных. В нём проживают практически все расы высоко цивилизованных существ, населяющих Гвартариум. Верхний мир обогревают Огненные проточины, берущие своё начало в ядре Чистого пламени и широкими меридианами расходящиеся по всей поверхности. Проточины делят ярус на зоны, где автономно существует одна из рас. Например: Силады — воздушные джинны, Мариды — джинны Воды, Ифриты — Огненные Джинны и многие другие, менее многочисленные. Каждая раса живёт по собственным законам и придерживается принятых у неё устоев и традиций. Однако все беспрекословно подчиняются Совету Магов, который, в свою очередь, так же беспрекословно исполняет волю императора. Передвижение между зонами ограничено, но не запрещено, если тебя пригласили. В Верхнем мире достаточно ресурсов и производств, позволяющих равномерно развивать магические технологии и науку, а так же учебных заведений, выпускающих нужных специалистов. Разумеется, наибольшее развитие здесь получают магические специальности, потому что наш мир, в противоположность Земле, чисто магический.

И, наконец, последний мир! — сделав паузу, торжественно объявил преподаватель. — Мир, в который мечтает попасть каждый! Это Высший мир или Мир Чистого Пламени! В него вход запрещён всем, кроме самых знатных и привилегированных родов Гвартариума. Только главы великих Родов и их семьи допускаются на земли Святыни нашей цивилизации и достойны видеть её воочию, а так же греться в её Пламени! Это ещё актуально и потому, что чем ближе вы находитесь к источнику Чистого Пламени, тем больше силы и энергии от него получаете. А значит, приобретаете практически бессмертие, неисчерпаемый запас магии и могущества.

В Высшем мире Пламя присутствует везде. Даже вода заряжена его Божественной Силой. Именно поэтому наш император так мудр и силён. Его власть наполнена Священной Чистотой, которой нет равной нигде более. И никто из нас, смиренных подданных императора, никогда не сможет затмить этот Свет или воспротивиться ему! И только вам, тем из вас, кто сможет доказать, что этого достоин, будет подарено высшее благо в этой Вселенной — увидеть, прикоснуться, испить из волшебного источника Чистого Пламени! Вам даётся беспрецедентный шанс войти в семью императора в качестве Кашири и разделить с ним могущество Пламени! — Айюмин Аль Силад замолчал, но в аудитории по-прежнему сохранялась полнейшая тишина. Все были впечатлены услышанным, и по лицам девушек было невозможно понять, что они чувствуют.

Я с трудом оторвала взгляд от бездонных, засасывающих в голубую бездну глаз преподавателя и заставила себя перевести его на застывших рядом студенток. Их лица были бледными и странно опустошёнными. Глаза не мигая смотрели куда-то прямо перед собой, руки судорожно сжимались в кулаки. На какой-то миг мне показалось, что девчонки просто окаменели или впали в какой-то чудовищный транс, но уже через минуту они стали отходить. Отмерли, пошевелились и, как и я, начали переглядываться.

— На следующем занятии мы будем изучать проекции мира более предметно, а пока я попрошу вас изучить и запомнить то, что уже было сказано, — подождав, когда все очнутся и смогут собраться с мыслями, объявил преподаватель. — Вопросы есть?

— А к какой расе относимся мы? — неожиданно раздался голос со второго ряда, и все вздрогнули. Взгляды девчонок вновь устремились на преподавателя, и повисла гробовая тишина.

Айюмин Аль Силад замер с открытым ртом, его скула нервно дёрнулась, в голубых глазах промелькнула белая молния.

— Это несвоевременный вопрос, Пери Магдалена! — рыкнул он голосом, который отчётливо зазвенел от напряжения. — Похоже, за восемнадцать лет вы так и не научились терпению! Придётся мне вам помочь! — мгновенный, почти неуловимый жест рукой, и девушки, сидевшие возле чересчур любопытной Пери, в ужасе закричали, шарахнувшись в разные стороны.

Я посмотрела на Магдалену и едва сама не заорала дурным голосом. Рот у бедной девочки просто исчез, и теперь вместо него, сливаясь с носом и подбородком, красовалась свежая розовая сплошная полоска кожи.

— Надеюсь, молчание в течение суток, а так же небольшая диета пойдут вам на пользу, Пери, — со злой насмешкой сверкнув глазами, промолвил воздушный маг. — А заодно и минус десять баллов в счёт ваших будущих достижений! — он крутанулся на месте, подняв небольшой ветерок всколыхнувшейся мантией, и исчез прежде, чем все пришли в себя.

«Ну, вот и первая смертница!» — пронеслось у меня в голове, и я прикрыла ресницы, чтобы не видеть полные слепого ужаса глаза Магдалены, натужно мычащей и, словно в эпилептическом припадке пытающейся ногтями разодрать кожу на лице. Меня вдруг замутило, и я была благодарна Марку, который не заставил дожидаться окончания представления. Он подхватил меня на руки, и через мгновение мы уже стояли посреди наших апартаментов.

— Спасибо! — хрипло выдохнула я, вдруг обнаружив, что мои руки машинально ощупывают дрожащие губы, словно пытаясь убедиться, что те ещё на месте.

— Не за что! — отозвался Марк, наполняя и подавая мне стакан с водой. — Возьми себя в руки, Таис. До следующего занятия десять минут.

— Правда? — я залпом проглотила воду, выдохнула, утирая ладонью вспотевший лоб, и несколько минут тупо стояла, пытаясь успокоится. Потом собралась с духом и кивнула. — Я готова. Что там у нас следующее?

— Этикет, — буркнул Марк, перенося меня в очередную аудиторию.


* * *


— Кружки, ложки, поварешки! — приговаривала я, в который раз пересчитывая лежавшие на столе приборы и понимая, что до великосветских раутов могу и не дожить. Чтобы запомнить, куда что ставить и за какую из восьми вилок хвататься, если, к примеру, тебе принесут маринованного Стрюлиса в Палладийском соусе, нужно, по крайней мере представлять, как этот проклятый Стрюлис выглядит! Впрочем, госпожа или ханум, как она велела к ней обращаться, Элиналия Аль Джинния, невысокая худощавая брюнетка с орлиным профилем, преподающая нам этикет, пообещала, что к концу обучения мы успеем перепробовать все блюда в нашей местной столовой, где быстро научимся пользоваться нужными приборами под угрозой остаться голодными.

— Так как все приборы на столах зачарованы, а время приёма пищи ограничено, — вещала она, расхаживая по периметру зала, в котором проходил урок, — вы не сможете прикоснуться к блюду с едой неподходящей вилкой или ложкой. А учитывая тот факт, что при открытии у вас магических каналов сил и ресурсов организма понадобится гораздо больше, то, не зная этикета, вы рискуете умереть с голоду. Я уже не говорю о том, что и бороться за место под солнцем на голодный желудок и с пустым магическим резервом будет для вас крайне затруднительно… А теперь тех, кто внимательно меня слушал, я попрошу взять в руки и поднять нужную вилку для Сорбского салата!

Все засуетились, и, в конце концов, вверх взметнулись несколько рук, торжествующе демонстрируя преподавательнице золотые вилки с шестью загнутыми зубцами.

— Прекрасно! — похвалила Элиналия, жестом останавливая опоздавших и судорожно меняющих неправильные приборы на верные. — Всем, кто первым дал правильный ответ — плюс один балл в их копилку! Остальным — пока незачёт по сегодняшнему уроку и ещё полчаса занятий, где они будут повторять пройденное. После этого мы проведём тест, и я вычту баллы у тех, кто не справится.

Застонав от отчаяния, я перенесла вес тела на другую ногу, с трудом представив, как смогу простоять неподвижно ещё полчаса. В начале урока нам разъяснили, что для всех без исключения занятий время в академии не регламентировано, потому оно может длиться ровно столько, сколько требуется преподавателю, чтобы охватить нужную тему. Кроме того, большинство занятий по этикету не предполагают нашего сидения за партой, так как вместо записей нам предстоит изучать учебник. Так что будем учиться, стоя возле столов, и полагаться только на свою память.

Господи, а я ещё удивлялась, что для обучения стольким наукам нам отведено всего два месяца! Да такими драконовскими методами кого угодно чему хочешь научишь! И ведь главное — не поспоришь! На этом уроке даже рта никто не открыл — вот как нас быстро обломали! И сейчас тишина такая, что слышно, как мозги скрипят, разгребая ту кашу, что образовалась в голове после трёх часов этикета! Блин, ещё бы вспомнить, какую вилку куда пихать, если спросят! А то ведь ещё полчаса я не простою! Уже сейчас звон в ушах и перед глазами черти прыгают. А ступни так вообще ничего не чувствуют!..

Так, Таисия, отставить истерику! Поздно пить «Боржоми», когда почки отвалились! Нужно срочно пинать мозг, чтобы включился! Итак, что эта «орлица» там вещала про вилки?..


* * *


Когда Марк вернул меня в наше, казавшееся мне теперь почти родным и самым желанным на свете гнёздышко, я завалилась на кровать и молчала почти час, отходя от так называемых занятий.

— Скажи, это правда? — наконец вяло поинтересовалась я, наблюдая, как Марк раскладывает на книжном столе принесённые из библиотеки учебники.

— Да, — ответил он без запинки, даже не дав договорить.

— Но я ведь ещё не спросила!

Маркус не оглянулся. Просто пожал плечами.

— Здесь всё правда, Пери, — хмуро уточнил он. — И всё по-настоящему.

— Я не про здесь! Я про… Это правда, что ты родился на Земле? — не давая ему снова увильнуть, выпалила я.

Маркус замер, потом повернулся и несколько секунд смотрел на меня, словно решая, отвечать или нет.

— Да, — наконец глухо бросил он. — Все Зорки родились на Земле — это правда.

— А как ты попал сюда? — невольно заинтересовавшись, села в постели.

— Очень просто. Меня сам этот мир притянул.

— Как? Расскажи!

Маркус вздохнул. Взглянул на меня задумчиво, затем устало плюхнулся на постель рядом со мной.

— После того, как погибли мои родители… Ну, я считал их родителями. Не знал тогда, что меня усыновили… Так вот, после того, как они попали в аварию, нас с сестрёнкой забрала бабушка. Но потом ей стало тяжело, и мы попали в детдом. Как-то с ребятами сбежали на речку и стали купаться. Там я вдруг почувствовал, что меня что-то тянет на дно. Стал тонуть, барахтаться, звать на помощь. Мальчишки помладше испугались, бросились наутёк. Один парень побежал за помощью, а Джохар бросился меня спасать.

— Вы с ним из одного детдома? — ахнула я.

— Да, мы уже тогда дружили, — неохотно отозвался Марк и, помолчав, продолжил: — Джохар схватил меня за руку, но удержать не смог. Течение в той реке очень быстрое, кругом камни. Короче, меня вынесло на самую стремнину, а Джохара ударило о камни так, что он тоже стал тонуть… Помню, как он исчез под водой и больше не показывался. Потом и меня накрыло, и я потерял сознание. Очнулись мы уже в этом мире, где нам объяснили, что мы Зорки, и пока не расплатимся с нашим миром за дарованную жизнь, свободы нам не видать.

— И вы так сразу поверили?

— Нет, конечно, — Марк криво усмехнулся. — Долго не верили и бунтовали, пока двоих ребят из нашего потока не сожгли заживо у нас на глазах. Так мы очутились в академии, где подписали магический контракт на обучение и отработку. Только выполнив все пункты контракта, мы сможем снять печать Пламени и вернуться на Землю.

— А ты уверен, что вас вернут? — я затаила дыхание.

— Да, уверен. К тому же, бывая на Земле, я встречал тех, кто когда-то был Зорком так же, как и я. Они живут спокойно. Никто их не трогает.

— А среди Зорков есть такие, кто не хочет возвращаться?

— Да. Есть те, кому просто некуда возвращаться. Они пытаются заслужить право остаться здесь, но это мало кому удаётся.

— Сколько тебе лет, Марк? — внезапно спросила, заметив, как меняется его лицо по мере повествования. Десять минут назад передо мной был молоденький парень с лукавыми чёртиками в глазах, но уже сейчас, глядя на него, я видела серьёзного устоявшегося мужчину с пронзительным, даже жестоким взглядом, в котором прослеживался холодный и расчётливый ум.

— По Земному летоисчислению мне скоро исполнится тридцать, — Маркус улыбнулся. — Но здесь возраст не так актуален, если живёшь в верхних мирах. Чистое Пламя действует как «живая вода» из сказок. Оно либо сильно замедляет процесс старения организма, либо прекращает его совсем. С тех пор, как я закончил академию и получил эту метку, — он кивнул на татуировку на запястье, — я практически не изменился.

— А тебе рассказали, откуда вообще берутся Зорки? — подобралась я к самому главному. — Последняя приставка в имени ведь обозначает расу, не так ли? Аль Ифрит… Аль Силад… Что обозначает твоя — Аль Ифче?

— Ты очень любопытная, Пери! — не сумев скрыть раздражения, Марк скривился. — И как сказал сегодня Айюмин Аль Силад: твой вопрос несвоевременный! Видела, что бывает, когда язык думает быстрее головы?.. — он угрожающе сузил зрачки. — Но так и быть, — его взгляд снова изменился, став усталым и насмешливым. — Я всё же отвечу, хотя и не обязан просвещать тебя на свой счёт. — Ифче — означает — Ифрит Человек. Я полукровка, Таис. Рождённый на Земле отпрыск Огненного Ифрита и соблазнённой им женщины. Иногда такие, как я появляются на свет непреднамеренно, но чаще Зорков зачинают специально, чтобы пополнить ряды бесплатных рабов в академии Пламени. Когда такому мальчику на Земле исполняется тринадцать лет и он вступает в период взросления, скрытый Огонь в его крови просыпается и его затягивает в этот мир сила Чистого Пламени.

— Тогда почему эта сила позволяет Зорку вернуться обратно домой? — не удержалась я от очередного вопроса.

— Потому что после окончания обучения дольше чем на десять лет мы здесь не нужны. После этого срока наш дух стремительно взрослеет, магический резерв существенно расширяется, и мы начинаем потреблять слишком много ресурсов Пламени. А так как мы всего лишь полукровки, не представляющие никакой ценности и не относящиеся ни к одной расе, наше пребывание здесь нецелесообразно и очень затратно для мира, существующего только благодаря магической энергии. Поэтому нас отпускают, чтобы заменить на более молодых и наименее затратных. Наша связь с Чистым Пламенем постепенно слабеет, потом исчезает вовсе, и бывшие Зорки доживают свой век на Земле как обычные люди…

— Почему преподаватель истории не ответил Магдалене на вопрос? — помолчав, совсем тихо спросила я, задумчиво рассматривая Марка и пытаясь понять, какой он на самом деле. И кто сейчас передо мной? Ифрит или всё-таки человек? Чего в нём больше?

— Ты узнаешь всё со временем, — словно прочитав мои мысли, ответил Марк сразу на все вопросы. — А теперь просто отдохни. Тебе ещё выучить нужно много. Я пока схожу в столовую за обедом, — и он исчез, оставив меня погружённой в безрадостные размышления.

Глава опубликована: 25.06.2021

Глава 6

Первые дни в академии пролетели как один миг, слившись в единый нескончаемый кошмар. Я ложилась за полночь, вставала на рассвете, не жуя, проглатывала завтрак, уткнув нос в очередной учебник. Поговорить с Марком, задать ему накопившиеся вопросы было некогда, да и перегруженный дымящийся мозг не желал трудиться сверхурочно.

Очнувшись однажды утром, я вдруг обнаружила себя голой и не сразу смогла сообразить, что моё наказание окончилось. Злосчастное полотенце отцепилось наконец от моего тела, и теперь сиротливо лежало скомканное под боком. Я схватила его и запустила через всю комнату, а сама ринулась в ванную.

Какое же блаженство!

Отмокая в тёплой воде с ароматными травами, я забила на завтрак и учебники. И, если бы не Марк, ввалившийся в ванную и силой вытащивший меня из неё, я бы, наверное, предпочла там утопиться, лишь бы не идти на занятия. А что? Помирать лучше чистой!

— Одевайся! И побыстрей! — кивнув на зелёный восточный ансамбль, заменявший нам форму, коротко приказал Марк. — Сегодня из уроков только дипломатия, остальные отменили. Дали вам время, чтобы приготовиться к таинству.

— Ты шутишь?! — я подпрыгнула, сбрасывая халат, и облачаясь в чистое бельё и приятно пахнувшую свежестью мягкую форму. — Таинство уже сегодня?!

— Да, вечером, — Марк стоял ко мне спиной, как всегда проявляя тактичность.

— И, как мы должны готовиться?

— К концу урока придёт ректор и всё расскажет. А пока прыгай ко мне, а то опоздаем! — он повернулся, подхватил меня на руки, и мы провалились в портал.


* * *


— Пери Таисия, продемонстрируйте нам поклон, принятый у женщин империи при встрече с представителем высокого рода! — докопался до меня Агатат Аль Марид — наш препод дипломатии. Одетый в синюю мантию, с синими как сапфиры глазами и тёмными волосами, маг воды выглядел впечатляюще. Он не был стариком, но на испещрённом морщинками холёном лице отпечатались прожитые годы, а в глубоких омутах глаз без труда угадывался недюжий ум и пережитый опыт.

Я встала, неловко переступив с ноги на ногу, и чуть наклонила голову, скрестив руки на груди.

— Верно, — кивнул маг Воды. — Теперь поясните, для чего вы держите руки в таком положении?

— Чтобы моя аура оставалась закрытой и не нарушила магический фон представителя высокого рода, — послушно пояснила я.

— А если этот представитель ниже вас по статусу? — не унимался препод.

— Я также должна держать ауру закрытой, чтобы не делиться с ним энергией.

— Правильно, — Агатат Аль Марид удовлетворённо кивнул, разрешив мне вернуться на место. Я устало плюхнулась на пятую точку, молясь про себя, чтобы пытка под названием «дипломатия» поскорее закончилась.

Похоже, рано мы обрадовались, узнав, что из уроков сегодня только дипломатия! Она длилась уже четвёртый час, в течение которого каждая из адепток успела ответить минимум на два вопроса. Меня тестировали даже трижды, и я знала, что за каждый ответ в мою «копилку» прибавляются или отнимаются баллы. Марк сказал, что в конце недели баллы появятся на магическом табло в холле, и мы все их увидим.

— Теперь небольшой тест на вашу сообразительность, — между тем продолжил маг Воды, обводя взглядом притихшую аудиторию. — Приведу пример: вы стали императрицей и временно ведёте дела во дворце. Ваш муж, исполняя важную миссию государства, отлучился на неопределённый срок. Неожиданно к вам, без предупреждения, приезжает важная дипломатическая делегация из очень высокопоставленных особ. Они прибыли к обеду, но накормить вы их не можете, потому, как трапеза не была рассчитана на такое количество людей. Ваши действия?.. Пери Анжелика?

Со своего места поднялась худенькая белокурая девушка и, помедлив, проговорила:

— Проведу гостей в сад, куда прикажу подать напитки. Займу гостей разговорами, чтобы слуги успели приготовить обед.

— Пери Мария? — выслушав Анжелику, препод перевёл взгляд на другую студентку.

— Приглашу гостей в переговорный зал и предложу обсудить их миссию, пока готовится обед.

— Допустим, — Агатат Аль Марид сухо кивнул. — Пери Диана, ваш вариант?

— Выделю гостям покои и предложу отдохнуть с дороги, — пролепетала смуглая брюнетка, уткнув глаза в пол. — А когда обед приготовят, приглашу в столовую.

— А сами?

— Пообедаю вместе с ними.

— Пери Катарина? — продолжал пытать препод очередную адептку.

— Предложу чаю и…

— Выгоню всех на хрен!!! — не удержавшись, рявкнула я, в отчаянии схватившись за голову, и окончательно озверев от нескончаемых дипломатических пируэтов.

Неожиданная мёртвая тишина, внезапно повисшая в аудитории, подсказала мне, что кажется, я высказалась слишком громко, и меня услышали.

«Упс!»

Я тяжело сглотнула и зажмурилась. Почувствовав, как от ужаса холодеет в груди и немеют кончики пальцев на ногах, медленно приподняла голову и, чуть приоткрыв один глаз, взглянула на препода. Агатат Аль Марид тоже смотрел на меня, но вместо перекошенного от гнева лица, как можно было ожидать в такой ситуации, я увидела озорной огонёк в синих глазах и лёгкое удивление.

— Встаньте, Пери Таисия! — приказал маг, начиная двигаться в мою сторону. Мне невыносимо захотелось залезть под стол, упасть на спину и притвориться мёртвой, но вместо этого я послушно встала, с силой вцепившись в край стола, как в спасительную соломинку. — Прошу вас, объясните мне ваше высказывание!

У меня затряслись ноги и вспотели ладони. Щёки опалило огнём. Взглянув на препода, я закусила губу, лихорадочно соображая, что говорить. Кажется, и без объяснений вылетевшая из меня фраза прозвучала достаточно красноречиво! В общем, я поняла, что мне всё равно конец, и потому, глубоко вздохнув, решила помирать с музыкой!

— Если делегацию из высокородных особ никто не ждал, так какого лешего они припёрлись?! — не сдаваясь, воскликнула я возмущённо, и меня понесло. — Почему гости не удосужились предупредить о важной дипломатической миссии? И почему я должна бросать все дела, отказываться от обеда из-за того, что кому-то приспичило встретиться с императором?! Я уже не говорю о том, что и меня дома вполне могло не оказаться! И вообще, почему я должна лезть в дела империи и выслушивать каких-то старых ослов в отсутствие моего мужа?! Разве это правильно?!

— Нет, это неправильно, — губы Агатата Аль Марид дрогнули в улыбке. — И несмотря на ваше импульсивное выступление, вы совершенно точно указали нам причины, по которым принятие подобных гостей абсолютно исключено. Запомните, — обернулся маг к аудитории. — Кем бы вы ни стали в дальнейшем, Пери не может принимать гостей в отсутствие супруга. Она не должна касаться дипломатических вопросов без специального на то разрешения. И уж, конечно, Пери не должна переносить время трапезы ради того, чтобы развлечь гостей — это нарушение всех традиций. Исходя из вышесказанного, я должен признать, что Пери Таисия во всём права. Выгонять высокородных персон «на хрен» я бы не советовал, но вежливо попросить их удалиться и нанести визит в другой день, когда император сможет их принять, — вполне целесообразно.

«Нет! Неужто реально пронесло?!»

Я осторожно перевела дыхание, всё ещё не надеясь на помилование. Между тем препод продолжил.

— Всем, кто дал неверные ответы — минус один балл. Пери Таисия получает от меня пять баллов за сообразительность, но лишается одного балла за несдержанность. Всё-таки дипломатия предполагает выдержку, хладнокровие и умение владеть собой в любой ситуации. Итого — четыре балла, адептка! И ещё, — уже уходя, тише добавил он, склонившись ко мне. — Примите к сведению, что высокородные делегации совсем необязательно состоят из «старых ослов». Встречаются там ещё и достаточно молодые! — и, оставив меня с открытым ртом, маг исчез в облачке тумана.

На этом урок завершился, но не успели мы облегчённо выдохнуть, как в центре кафедры материализовался ректор собственной персоной. Говорить о том, что всех сразу парализовало, не имеет смысла. Девчонки замерли и онемели, парни вытянулись в струнку, как солдаты на параде, а я закрыла наконец рот.

— Итак, вот и настал тот день, когда вы в полной мере сможете почувствовать себя частичкой нашего мира! — торжественно изрёк Эмиран Аль Ифрит, привычно изобразив улыбку на холодном лице. — Сегодня вечером, до ужина, каждая из вас пройдёт таинство снятия метки и обретёт долгожданную магию. Таинство состоится в Храме Пламени, куда вас переместят наставники. Попрошу всех Пери переодеться в специальные мантии и не опаздывать, а также очень внимательно слушать жрецов, которые будут вас направлять.

После того, как таинство закончится, за вами вернутся Зорки, которые и переместят вас обратно в академию. Завтра занятий не будет, но не спешите разбредаться кто куда. К вам придут портные, чтобы обеспечить каждую Пери необходимым гардеробом на каждый день и выбрать платье для бала. Ткань для такого платья, фасон, фурнитуру и украшения вы подберёте на свой вкус. Здесь вам полная свобода действий и никаких ограничений! Причёску тоже сделайте себе сами. По желанию вам будут предоставлены косметика и духи.

Бал состоится через два дня в одном из подходящих для этого залов академии. На него будут приглашены особые гости, представители разных рас и сословий, так что скучно вам не будет. Однако открывать бал вы будете со своими наставниками, с которыми обязаны находиться рядом, если никто из гостей вас не пригласил. Запомните: для Пери неприемлемо оставаться на любом многолюдном мероприятии без сопровождения. Покажите себя с самой привлекательной стороны, и золотых баллов в вашем активе заметно прибавится! — ректор снова растянул губы в улыбке и неторопливо шагнул в портал.

— Вот же, блин! — выругалась я, как только старый перечник скрылся из глаз. Мало нам занятий, так ещё и на балу оценивать намереваются! И при этом никто даже не заикнулся о правилах, принятых на подобных шабашах! Одевайтесь как хотите, цепляйте на себя что попало, причёску сами делайте! А потом что? Головой в унитаз или сразу на лопату и в печь? В чём подвох, дяденька? Каким на этот раз богам молиться, чтобы не загреметь в ваш «штрафбат»? Чуют мои выпуклости пониже спины, что не уйти нам с бала без потерь! Ох, Таисия, придётся вновь вгрызаться в Марка, и пусть только попробует увильнуть от ответов!


* * *


— Я в жизни не танцевала, и не собираюсь делать этого на чёртовом балу! — дойдя почти до нервного срыва, безапелляционно заявила я Марку, когда тот попытался показать мне несколько па.

— Тебе придётся танцевать, если кто-нибудь из гостей пригласит, — он вздохнул, привычно набираясь терпения. — Но ты права: лучше будет, если я поучу тебя танцевать после снятия метки.

— Как? Без музыки?!.. Ох, не нравится мне всё это! — я схватила подушку с пола и нервно смяла в руках. — Ладно, давай лучше обсудим таинство! — вспомнив о том, что предстоит вечером, я скисла ещё больше.

В отличие от других сокурсниц, меня совсем не воодушевляла идея получить магию. Во-первых, сразу возрастёт нагрузка на учебный процесс. Нас начнут дрессировать ещё и по магическим дисциплинам, а у меня и так мозг уже разваливался. Во-вторых, снятие метки повлечёт за собой обучение танцам и посещение столовой, где придётся строго исполнять этикет. Уже не насладишься любимой подливкой, душевно стирая её корочкой хлеба с тарелки! Если вообще успеешь чем-то насладиться, перепутав приборы! Ну, и самое главное, что вгоняло меня в тоску, хотя я и не признавалась себе в этом, — Марк больше не будет носить меня на руках! Больше не прижмёт к себе, как сегодня, и не шепнёт привычно на ухо: готова?

При воспоминании о его сильных руках и тёплом дыхании на моей шее почему-то сжалось сердце и бросило в жар. Я поспешно отвернулась, ругая себя последними словами.

Нет, Таисия! Только не впадай в эйфорию! Не вздумай ещё влюбиться в этого зануду и рыдать по ночам! Только этого не хватало для полного счастья! Он же Зорк, и ты для него — одна из многих! Всего лишь Десятая — он сам сказал! Ему нет дела до твоих чувств, как не было дела до остальных девчонок, бывших до тебя. Таких же одиноких калек, не искушённых ни жизнью, ни любовью. Наверное, они тоже млели, когда Марк осторожно прижимал их к себе. И тоже надеялись на чудо, когда он бережно укрывал их пледом, вздыхал от неуместных капризов, скупо улыбался в ответ на дурацкие шутки. Интересно, кого они видели в нём? Принца своей мечты, в силу обстоятельств обратившего на них внимание и разглядевшего в хромых неудачницах женщин? Или рыцаря, способного защитить от любой беды, жертвуя своим благополучием? Что чувствовал сам Марк, подставляя спину под плети вместо своей протеже? Вряд ли он испытывал добрые чувства и полон самоотверженности. Скорее всего, он просто сдался, как и все остальные в этом мире, а теперь элементарно пытается выжить… Возможно, он вообще разучился чувствовать за десять лет и сейчас лишь ждёт, когда его контракт закончится.

— Марк! — вдруг мучительно захотелось это выяснить. — Ответь: ты как-то заинтересован в том, чтобы я прошла как можно дальше в этом чёртовом отборе? Или тебе всё равно?

Он оторвался от книги, которую читал, сидя в моём любимом кресле, и неохотно поднял голову.

— Разумеется, я заинтересован в твоих успехах, Пери, — спокойно кивнул он.

— А почему? Тебя как-то поощрят, если я стану Кашири?

Марк долго молчал, и по его недовольному лицу можно было понять, что вопросы ему не нравятся.

— Не думаю, что подобная информация окажется для тебя полезной, — после долгой паузы сухо заметил он.

— Ну почему же? — мои брови возмущённо взлетели. — Возможно, мы могли бы помочь друг другу, разве не так?

— Чем? — Марк отложил книгу, встал и прошёлся по комнате.

— Ну, ты бы мог мне немного подсказывать, как лучше себя вести и как выгодней себя подать. Ты ведь всё знаешь про проверки и тесты. Какие они бывают, каковы их цели и что нужно сделать, чтобы их пройти. За десять лет ты наверняка стал спецом в этом деле. А я бы, в свою очередь, постаралась, чтобы у тебя из-за меня было как можно меньше проблем. А если тебя ещё и поощряют…

Не успела я договорить, как Марк неожиданно шагнул ко мне и схватил за плечи, да так резко встряхнул, что у меня клацнули зубы.

— Хочешь стать Кашири?! — с неожиданной яростью процедил он, сверля меня презрительным, полным непонятной злобы взглядом. — Не дают покоя безграничная власть и возможность красиво жить?! Мечтаешь перебраться в Высший мир, поближе к кормушке Вечной жизни?!

— Нет! — ответила я без всякой запинки, невозмутимо отцепляя от себя его руки. — Я лишь хотела понять, как ты ко всему этому относишься.

— И что, поняла? — глухо переспросил Марк, побледнев от негодования.

— Да, — я спокойно кивнула. — Но сейчас меня интересует другое…

— И что на этот раз? — его зрачки угрожающе сузились.

— Какое платье заказать себе на бал? — я ослепительно улыбнулась, покружившись на месте. — Раз уж танцев не избежать и отвертеться невозможно — придётся расслабиться и получить удовольствие!

Марк долго молчал, продолжая буравить меня мрачным взглядом. Похоже, мой беззаботный вид его нисколько не успокоил.

— Тебе совсем не интересно, что будет на таинстве? — наконец, раздражённо спросил он.

— Интересно, — я тут же кивнула. — Но какой смысл задавать вопросы, если ты не отвечаешь?

— У тебя плохая привычка задавать не те вопросы, Пери.

— А у тебя — всё вокруг — плохая привычка! — не выдержав, огрызнулась я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы.

Марк опешил. Он побледнел, и выражение его лица стало каким-то странным. Несколько секунд он всё ещё не двигался, пристально наблюдая, как я безуспешно борюсь со слезами, затем приблизился и осторожно взял меня за плечи.

— Не следует постоянно держать себя в таком напряжении, Таис, — совсем тихо шепнул он, позволяя уткнуться носом в своё плечо. — Долго ты так не протянешь.

— Что ты предлагаешь?

— Расслабься… — его ладони пробежали по моей спине, а губы мягко прикоснулись к виску. Замерли там, позволяя оценить их нежность. Потом спустились на шею и медленно проскользили по пульсирующей венке, едва касаясь кожи.

У меня сорвалось дыхание и потемнело в глазах. Судорожно вцепившись в плечи Марка, я едва устояла на ногах, потеряв равновесие. Сердце сбилось с ритма, рухнув куда-то в низ живота, и от него по телу разошлась горячая волна, от которой стало нечем дышать.

— Отпусти! — жалобно попросила я, чувствуя, что ещё мгновенье, и потеряю последние остатки самообладания. Самой оттолкнуть эти умелые руки и искушённые губы не было никаких сил.

— Не бойся, я не трону до инициации, — обдав горячим дыханием, на ухо прошептал Марк, едва ощутимо прикусывая зубами нежную кожу за мочкой. — Просто расслабься, воробушек… Закрой глаза… Вот так… — его губы отыскали и накрыли мои, но слегка, почти не касаясь. Едва ощутимое тепло, даже не поцелуй, а скорее иллюзия — и мир вокруг меня перевернулся. Одной рукой поддерживая меня за талию, другую Марк осторожно продвигал по моему телу, массируя усталые мышцы изощрённой лаской и срывая с дрожащих губ короткие стоны. Несколько раз, набравшись решимости, я порывалась прекратить эту сладостную пытку, но каждый раз Марк прижимал меня к себе, не позволяя вынырнуть из омута новых неизведанных ощущений, готовых поглотить меня полностью. Когда же я ослабла настолько, что больше не могла стоять, Марк подхватил меня на руки, и бережно, словно бесценный хрупкий сосуд, уложил на постель.

— Поспи немного, Пери, — улыбнулся он одними глазами, встретив мой всё ещё затуманенный негой взгляд. — Я разбужу, когда придёт время…


* * *


Маркус Аль Зорк Ифче

Это работа, Марк! Всего лишь твоя работа!

Сидя под цветущим кустом на своей любимой лавочке в комнате отдыха, я зарылся голыми ступнями в тёплый речной песок и, пользуясь тем, что сегодня здесь было почти безлюдно, пытался обрести хоть немного покоя.

Песок, которым были щедро усыпаны дорожки в оранжерее, источал запах реки и приятно согревал ноги, но даже он не мог согреть сердце, застывшее от холода и одиночества.

«Это всего лишь работа! — повторял я, упрямо гоня от себя мысли о вздорной девчонке. — Я должен довести её до конца и выбраться отсюда! Должен найти Наргиз, а всё остальное неважно!»

Тогда почему на душе так отвратно? Почему я чувствовал себя подлецом после того, что произошло сегодня? Разве я не проделывал это множество раз, заставляя Пери потерять бдительность, едва кто-нибудь из них начинал слишком много анализировать? Вот и Таис сегодня затронула тему, которая слишком опасна. Она решила, что я не понял, куда она клонит, пытаясь вызнать истинную роль Зорков в этой игре. Ей хочется понять, на чьей я стороне и можно ли мне доверять. Девочка умная, в лоб не спрашивает. Старается добыть информацию обходными путями, чтобы не подставлять ни себя, ни меня. Только не понимает, что всё это зря. Что моя роль как раз и заключается в том, чтобы не давать ей сориентироваться в обстоятельствах и разобраться в том, что происходит. Все, без исключения, в этой академии служат одной этой цели. Кашири должны быть спокойны, заняты всем чем угодно, кроме поиска истины. Должны хотеть победить и без всякого сопротивления принять свою участь. А Зорки, в свою очередь, обязаны им в этом помочь. И не важно, какие методы пойдут в ход. Лгать нельзя, зато можно воспользоваться тем, что у девушек не было раньше возможности почувствовать себя в руках опытного и искушённого мужчины. Недаром в академии Пламени нас столько времени натаскивали в способах обольщения женщин, ведь даже инициация у Кашири должна проходить без всякого принуждения. А как это легче устроить? Правильно! Влюбить в себя наивную дурочку, чем раньше — тем лучше. Тогда у Пери не останется времени, чтобы выскользнуть из заготовленных для неё сетей. Она и сама не заметит, как перестанет искать подвох и копаться в вопросах, ответы на которые ей знать не положено.

Чёрт, тогда почему мне так хреново, если я делаю всё, как обычно?! Ну чем эта Кашири отличается от остальных? Зачем я вообще так много о ней думаю?! Всё, Марк, пора заканчивать с вредными мыслями! Ничего в этой Пери особенного нет! Девчонка как девчонка. Губы, глаза, руки… Правда губы такие мягкие, нежные, сладкие, как пропитанный нектаром бутон розы… Глаза невероятного янтарного цвета и такие солнечные, чистые… А руки, они…

Блин, опять понесло! Я выругался, призвав поплывший мозг вернуться в реальность. Хватит дурить, Марк! Лучше вспомни, что после снятия метки тебе придётся быть вдвойне внимательным. Настают весёлые денёчки, теперь только держись!

Глава опубликована: 25.06.2021

Глава 7

Марк разбудил меня на закате. Заставил надеть уже приготовленный воздушный балахон из невесомой бурой ткани, полностью скрывающей моё тело от шеи и до пят. Белья под такой наряд не полагалось. Пришлось смириться и остаться в чём мать родила, надеясь лишь на то, что балахон несильно просвечивает.

Ровно в восемь вечера мы все собрались перед входом в огромный храм, возвышающийся неприступной величественной крепостью над остальными зданиями, располагающимися вокруг.

Девчонки с любопытством оглядывались по сторонам, пытаясь рассмотреть как можно больше, но окружающий ландшафт был настолько непривычным, что глаза разбегались, не в силах сфокусироваться на чём-то одном. Дома не были похожи на дома, деревья на деревья, а узкие проёмы между зданий вместо земли сплошь устилали совершенно гладкие плиты из чёрного камня. Даже тонкие деревца — и те росли прямо сквозь дыры, проделанные в этих плитах. Ни цветов, ни травы нигде не было видно. Гладкий мрамор — везде, куда ни падал взгляд. Правда, многого рассмотреть не удалось, но кое-где мы всё же разглядели фонтанчики, бившие рядом со странными сооружениями, отдалённо напоминающие огромные трубы, торчащие из земли. Воздух возле них клубился лёгким паром, создавая вокруг труб призрачное марево.

Храм окружала невысокая стена, отделявшая Святыню от всех остальных построек. Сам Храм выглядел монолитной горой, уходившей ввысь кровавыми острыми пиками. И вообще, какой-то определённой формы он не имел. Вместо дверей — огромная арка, и чернеющий за ней проём жутко напоминал вход в Преисподнюю.

Едва мы оправились после длительного перехода через порталы, ибо храм находился в отдалённой зоне, как раздался звук, напоминающий удар огромного колокола. Кровавые пики на крыше заблистали, подобно языкам пламени.

Все разговоры разом стихли, чёрный проём впереди озарился голубоватым матовым свечением, почва под ногами содрогнулась, и прямо перед храмом появился жрец.

Укутанный с головы до ног в алые одежды, развевающиеся на ветру как разгорающийся костёр, мужчина сложил руки на груди и поклонился присутствующим. После чего отступил назад и исчез, а мы, опираясь на своих наставников, цепочкой проследовали в храм.

Внутри Святыня больше напоминала огромную пещеру с отполированными до блеска чёрными стенами и уходящим в необозримую высь сводом. Честно говоря, я была немного разочарована, ожидая увидеть… сама не знаю, чего я ожидала, но пустой круглый каменный зал впечатлил меня разве что своими размерами.

Несмотря на то, что в храме не было никаких окон и не проникало ни одного лучика солнца, внутри не было мрака, а от пола шло приятное тепло. Пока я вертела головой и осматривалась, не заметила, как исчезли Зорки, оставив нас на попечение неизвестно откуда появившихся жрецов.

Точнее, жриц.

Я поняла это по их плавным движениям и хрупкому телосложению, безошибочно угадывающемуся, несмотря на мешкообразные бесформенные балахоны, в которые они были облачены. Одеяния жриц полностью скрывали их внешность, оставляли открытыми только глаза. Очень напоминало мусульманский никаб, с той лишь разницей, что здесь кожу вокруг глаз скрывала маска, а уже от неё вниз шёл непроницаемый кусок воздушного шёлка, загораживающий нижнюю часть лица и спадающий на грудь. Как и положено, в храме Пламени балахоны были красного цвета, но не однородного, а с затемнёнными и осветлёнными подпалами, полностью вторившими цвету огня.

Жрицы, а их было ровно десять, молча брали каждую Пери за руку и отводили к стене, где оставляли на широкой золотистой линии, опоясывающей весь зал по кругу.

Как только всех расставили в своеобразный хоровод, в центр круга вновь вышел жрец и, поклонившись, обвёл притихших Пери внимательным взглядом. Причём, встретившись с его неестественно красными глазами лишь на миг, я ощутила неприятное чувство, будто меня вывернули наизнанку, вытащив наружу не только все мысли, но и саму душу.

— Приветствую, Пери! — от низкого грудного голоса, эхом отразившегося от гладких стен, я подпрыгнула и у меня на голове зашевелились волосы. Одновременно с этим вдруг навалился такой страх, что перехватило дыхание.

«Что-то мне эта сказка наяву нравится всё меньше! Пожалуйста, разбудите меня кто-нибудь! Прямо сейчас! Не хочу продолжения! Не хочу-у-у!»

Я переступила с ноги на ногу, ощущая, как от нервного напряжения к горлу подкатывает тошнота. Тем временем жрец продолжал речь.

— Я вижу, многие из вас всё ещё пребывают во власти мира, которому вы были отданы по воле обстоятельств и который покинули не так давно. Земля вырастила вас, Пери, но она — не ваш настоящий дом, а потому не может дать того, что вы обретёте лишь здесь, в великом и могущественном мире Чистого Пламени! Забудьте прошлую жизнь, где вы прозябали в роли бесправных калек, не познав ничего, кроме унижения и жалости! Ваш мир готов заключить вас в свои объятия и наделить тем, чего вы были лишены до сих пор. Здоровье, сила, магия — вот, что вы обретёте здесь и сейчас! Не нужно бояться! Не нужно сомневаться, Пери! Смело шагайте навстречу своей судьбе вместе со жрицами Пламени, которые поведут вас!

После этих слов жрец исчез. Не успели мы опомниться, как всё свободное пространство внутри образовавшегося круга заполнила воронка ревущего пламени. Вращаясь против часовой стрелки, огонь шипел и плевался искрами, взметаясь в вышину до самых небес.

Девчонки взвизгнули и попятились, вжимаясь в стену, закрывая руками лица, в попытке защититься от невыносимого жара. Я же просто застыла с открытым ртом и с единственной мыслью: «Мне — хана! Точнее, нам всем, поскольку сейчас мы дружно станем хворостом для этого весёленького пионерского костра! Только галстучков не хватает для полного погружения в тему. Зато пионервожатые-пироманты уже на посту! »

Словно подтвердив мои опасения, жрицы храма тут же зашевелились. Они проходили по кругу, выбирали Пери и, схватив их за руки, вытаскивали из толпы, подталкивая к адской воронке. Девушки, те, кто успел хоть как-то прийти в себя и осознать действительность, отчаянно сопротивлялись, упирались, визжали, хватались за стоявших рядом оцепеневших от ужаса подруг. Однако хрупкие на первый взгляд жрицы оказались замаскированными качками, пережравшими протеиновых батончиков, поскольку сопротивление девушек пресекали на ура. Ловко отцепляли их друг от друга и уверенными, отточенными огромным опытом движениями направляли тех к краю огненной пасти. Потом, недолго думая, просто толкали в пламя и шли выбирать себе новую жертву. Тела девушек, словно сухие былинки, моментально вспыхивали ярким факелом и исчезали, растворяясь в глубине гудящей жаровни.

По какому принципу проходил кастинг, оставалось тайной, но когда одна из жриц приблизилась ко мне, я чётко решила для себя, что просто так не дамся! Поэтому прежде, чем меня оторвали от спасительной стены и кинули на сковородку, я размахнулась и со всей дури залепила жрице кулаком в нос. Пока та, скорчившись, пыталась натянуть на лицо съехавший окровавленный платок, я, недолго думая, прыгнула прямо на неё. Словно обезьянка, намертво обхватила её руками и ногами. Жрица как-то странно задёргалась, заскулила, стала извиваться, в отчаянии пытаясь высвободиться, но вдруг поскользнулась и, не удержавшись, полетела прямо в огонь, увлекая меня за собой.

И прежде, чем нас обеих охватило пламя, я увидела перед собой огромные, начисто лишённые ресниц, полные слепого ужаса красные глаза и обнажившийся на лице уголок бурой сморщенной кожи. В следующее мгновение меня ослепило, тело как будто разлетелось на куски, и я закричала от безумной боли, пронзившей собой каждую клеточку.


* * *


Не помню, сколько я летела сквозь пламя и сколько длились мои мучения, но в себя меня привёл голос, прозвучавший очень близко.

— Не могу понять, почему она осталась жива, — произнёс кто-то, нарушив плотную тишину вокруг. — Пламя отпустило её, невзирая ни на что. Оно наказало жрицу, но не тронуло Пери, хотя с точки зрения закона, Таис виновна в нападении на служительницу храма. Быть может, это знак, Дельфис?

— Не знаю, Эмиран. Происходит что-то непонятное. Жрецы не могут объяснить произошедшее на таинстве. Похоже, Пламя не сочло Таис виновной. Возможно, это просто стечение обстоятельств и несчастный случай, который сам по себе ничего не значит.

— Что бы это ни было, нам следует быть начеку, мой друг. Передай Маркусу, чтобы не расслаблялся! Если что, спросим с него.

— Я думаю, он это хорошо понимает, Светлейший, и всё ещё заинтересован в том, чтобы вернуться к своей Наргиз невредимым.

— Кстати, что там с его девчонкой? — послышались лёгкие шаги, и голоса стали удаляться. — Твои Карины не потеряли её из вида?

— Нет, Эмиран. Ты же знаешь, в моей Академии Пламени не бывает проколов. Карины не зря едят свой хлеб. От них никому не скрыться…

Дальше я уже не слышала. Хлопнула дверь, отрезая все голоса и возвращая меня обратно в небытие.


* * *


— Вставай, соня! Портнихи уже пришли! Так ты и бал проспишь! — весёлый голос Витары прорвался сквозь безвременье и тут же разогнал навеянный сон.

Я открыла глаза, ещё не понимая, где нахожусь, и растерянно огляделась.

Привычная обстановка и обнимающий меня тёплый плед говорили о том, что я в своей комнате и, странным образом, всё ещё жива. Хм! А может, мне всё это приснилось? Проклятый храм, обгорелая жрица, разговор ректора с незнакомцем, и… поцелуи Марка? — при последнем воспоминании зарделось лицо и ёкнуло сердце.

«Стоп! Хватит!.. Не надо об этом думать, Таис!» — одёрнула я саму себя, переключаясь на Витару, кружившую вокруг кровати в победном танце дикарей. Только сейчас заметила, что та больше не хромает, а её красивые стройные ноги демонстративно подчёркивает короткий халат, едва доходивший до середины бёдер.

— Значит, — судорожно сглотнула я, задрожав от волнения. — Значит, проклятие снято?!

— Конечно! — Вита радостно подскочила ко мне и уселась рядом на кровать. — Вставай, лежебока! Все уже давно на ногах, одна ты валяешься!

— Все? — у меня вытянулось лицо. — Значит, все живы, Вита?! — тупо уточнила я.

— Разумеется, живы! — подруга опешила, недоумённо вскинув брови. — С чего им помирать?

— Ну, я думала… — я растерялась окончательно, встретив непонимающий взгляд. — В том пламени невозможно выжить…

— Каком пламени?.. Ты о чём, Таис? — карие глаза Виты искренне распахнулись.

— Ну, там, в храме… — пролепетала я, чувствуя себя полной идиоткой. — Разве ты не помнишь?

Витара несколько секунд молчала, затем выражение её лица стало озабоченным, а взгляд встревоженным.

— В храме не было никакого пламени, Таис, — тихо, словно говорит с больной, проронила она, покачав головой. — Нас всех провели под каменной аркой, и заклятие было снято. Потом отправили обратно в Академию, где все девчонки сразу отключились. По-видимому, перестройка организма потребовала слишком много сил…

«Нет! Это невозможно!»

Я смотрела на Витару и понимала: солгать она бы не смогла. Значит, действительно верила в то, что говорила. Для неё и для других девчонок всё закончилось под той аркой. И не было ни страшного пламени, ни перекошенных от ужаса лиц, ни чудовищной боли…

«Может, действительно, не было, а я просто схожу с ума?»

— А жрицы?.. — ухватилась я за последнюю соломинку. — Ну, те, с обгорелыми лицами?.. Они толкали всех в огонь, и…

— По-моему, тебе просто приснился кошмар! — перебила Вита, на всякий случай, тронув ладонью мой лоб. — Нет, жара вроде нет. Видимо, ты всё ещё не проснулась, Таис! — она стянула с меня плед и помогла подняться. — Знаешь что, иди-ка ты умойся для начала, может, и мозги встанут на место! А я пока чаю заварю. Наши парни отправились на собрание, а без них мы скоро разучимся дышать самостоятельно.

— Марка нет? — вскинулась я, замерев на месте. — А ты как здесь оказалась?

— Так мы же теперь свободные пташки — летаем где хотим! — Витара рассмеялась. — Марк попросил меня подежурить, пока ты не очнёшься. Очень переживал за свою Пери! — и она лукаво подмигнула.

— А твой Джохар? — не осталась я в долгу. — Он за тебя переживает?

Витара покраснела. Потом смущённо подняла на меня загадочный взгляд и чуть заметно кивнула.

— Очень! — тихо выдохнула она, пряча улыбку. — Джохар — необыкновенный, Таис!

«Ну, всё, поплыла подруга», — поняла я, поспешно отворачиваясь, чтобы спрятать от Витары, проступившую на лице скептическую мину. Кажется, все Зорки отлично знали своё дело. Вот и ещё одно доказательство того, что дураков здесь не держат. Ещё бы! Чтобы выжить в подобных условиях, нужно не только уметь манипулировать такими дурочками, как мы, но и просчитывать наперёд каждый свой шаг. Ведь наверняка парней в Академии Пламени гоняли по учёбе не меньше нас, если не больше. И не два месяца учили, а целых шесть лет! Плюс почти десять лет практики в боевых, так сказать, условиях. Это тебе не фунт изюма! И не простое везение! Тут нужен характер! Особая хватка! Талант!..

Впрочем, чего ещё я ожидала? Чтобы Марк объявил всем войну и как храбрый рыцарь бросился меня спасать? Но от кого?.. Зачем?.. Знать бы ещё!

Я вздохнула, понимая, что выбрала неподходящие время и место, чтобы мечтать о несбыточном. Сейчас бы разобраться в той чертовщине, что творится вокруг…

Но и этого не вышло! Едва взглянув на свои ноги, я тихо пискнула, напрочь позабыв обо всём остальном.

Мои корявые, уродливые, многострадальные ноги — исчезли! Вместо них, белея чистыми изящными коленями из-под ночной сорочки, торчали идеально ровные, стройные, красивые ноги! Безупречные икры, плавная линия бёдер, круглая, хм, попа, подтянутый плоский живот, и всё это завершалось осиной талией! Хотя почему завершалось? Я взглянула на свою грудь и не поверила глазам! Грудь округлилась, подросла и теперь выглядела так вызывающе соблазнительно, как бывает только на фотках знаменитостей после пластических операций!

«Мама дорогая! Это точно я?!»

Позабыв про осторожность, я бросилась в ванную, но споткнулась на ставших неприлично длинными ногах, едва не растянувшись на полу. Хорошо хоть Витара была готова к нечто подобному и успела поймать меня в полёте, благородно подставив дружеское плечо.

— Тише ты, сумасшедшая! — рассмеялась она, помогая вновь обрести равновесие и выпрямиться на новообретённых конечностях. — Давай-ка, я тебя лучше провожу, а то ведь убьёшься с непривычки!

Она довела меня до ванной, где и оставила, прежде убедившись, что я немного адаптировалась.

Очутившись перед огромным зеркалом во всю стену, я тут же скинула сорочку и замерла, разглядывая себя новую.

Оказалось, что Пламя не просто убрало заклятие с моих ног, оно изменило во мне буквально всё!

Моя кожа очистилась, приобретя нежно-персиковый оттенок. Исчезли вечные царапины, синяки, прыщики, родинки и даже веснушки! Взглянула на указательный палец правой руки — метки больше не было!

Глубоко вздохнув, стала изучать себя дальше.

Каштановые волосы посветлели, наполнились насыщенным огненно-рыжим блеском и удлинились наполовину, доходя концами почти до талии!

Ресницы тоже выросли и теперь красивым тёмным шлейфом очерчивали глаза, которые сияли, словно кусочки янтаря в лучах солнца. Я прикусила губу, всё ещё не в силах поверить, что это я! Разве так бывает? Неужели под личиной вечно хромающей калеки пряталась такая симпатичная, и даже вполне привлекательная девчонка? А может, и не пряталась? Может, я её просто не замечала, лишний раз избегая смотреться в зеркало, каждый раз боясь разглядеть в нём калеку и уродину?

Почувствовав, как по щекам потекли слёзы, я отвернулась от зеркала и пошла умываться. Долго брызгала в лицо холодной водой, пытаясь успокоиться, но потом плюнула и, погрузившись в ванну, прорыдала ещё почти час, выплёскивая со слезами копившееся всю жизнь обиду и боль.

Витара меня не беспокоила. Только один раз постучалась, чтобы убедиться, что со мной всё в порядке. Кажется, она очень хорошо понимала моё состояние, ведь сама прошла через ту же беду.

Когда же я наконец вышла из ванной, она подошла ко мне и просто обняла. Я обняла её в ответ, и мы долго стояли так, понимая друг друга без всяких слов. Потом пили чай, болтали ни о чём, по молчаливой договорённости избегая касаться тем, грозящих испортить нам настроение. После чего Витара ушла к себе, а ко мне заявилась портниха, обещанная ректором.

Ещё молодая, но очень деловая тётенька, просившая называть её Ирин без всяких титулов, быстро сняла с меня мерки, что-то записала в огромной книге и, выложив на стол многочисленные образцы тканей, велела выбирать. Потом мы обсудили с ней фасон платья и подходящую фурнитуру, перенюхали сотню пробников духов, разобрали косметику и, в конце концов, условились встретиться завтра, чтобы утвердить окончательный вариант моего бального имиджа.

Пока я была занята с портнихой, вернулся Марк. Устроился на диване с чашкой зелёного чая и молча наблюдал, как мы вдохновенно обсуждаем подходящие туфли для платья.

— Похоже, бал больше не кажется тебе глупой затеей? — как только Ирин ушла, с лукавой улыбкой поинтересовался он. — Кстати, отлично выглядишь, Таис.

— Да, магия творит чудеса! — буркнула я, лихорадочно обдумывая, как выяснить, что же действительно происходило в храме прошлым вечером. Но что Марк мог знать, если его там не было?..

И тут до меня дошло! Какая же я… идиотка! Это ведь проще простого! Нужно всего лишь узнать…

— Витара сказала, что вы были на собрании, — закинула я удочку, придав лицу безразличное выражение. — Очередной слёт бывших выпускников Академии Пламени или что-то посерьёзнее?

— Инструктаж, — не став вдаваться в подробности, коротко бросил он.

— По поводу предстоящего бала?

— Верно, — и опять сухой, ничего не значащий ответ. Даже выражение глаз не изменилось.

— Так вы же уже закончили обучение! — искренне возмутилась я, подсаживаясь к нему на диван. — Неужели за десять лет не запомнили, как проводятся подобного рода мероприятия? Наверняка же каждый год одно и то же!

— Ну, во-первых, не за десять лет, а почти за одиннадцать, — небрежно поправил Марк. А когда я недоумённо вскинула голову, пояснил: — Шесть лет — обучение, год — стажировка, десять лет — работа. Так что это одиннадцатый бал на моём счету… А во-вторых, каждый бал отличается приглашёнными на него персонами, а значит, и степень безопасности всегда разная.

— Так вы ещё и за безопасность важных персон отвечаете? Неужели этим больше заняться некому, кроме как выпускникам академии?

— Зорки отвечают только за безопасность своих Пери, Таис.

— Разве на балу нам что-то угрожает? — я насмешливо приподняла брови. — Или ваш ректор боится, что нас затанцуют до смерти?.. Кстати, ты никогда не рассказывал про вашего ректора. Он такой же крутой, как и наш?

— Даже круче, — Марк невесело усмехнулся.

— И как же его зовут?

— Зачем тебе это знать, Таис?

— Мне интересно, — улыбнулась я, помня, что нельзя лгать. — Он тоже — Аль Ифрит? Или это тайна?

— Не тайна, — неохотно сдался Марк, однако во взгляде тут же появилась напряжённость. — Дельфис Аль Ифрит — его имя.

— Эм-м… Прикольно звучит! — пролепетала я, изо всех сил стараясь оставаться спокойной, хотя внутри всё оборвалось.

Значит, Дельфис?!!! Твою мать! Так и знала, что мне не приснилось! Кто-нибудь может мне хоть что-то объяснить? Какого чёрта здесь вообще творится?!

— Так мы будем учиться танцевать или нет? — неожиданно вспомнил Марк, и мне пришлось сменить выражение лица на более беспечное.

— А как же! Только бы ещё представить здешнюю музыку! Что тут в моде, Марк? Вальс, твист, фокстрот? А может, пляски тумба-юмба?

— Всё вместе, — он рассмеялся. — Но медленный танец больше похож на вальс.

— Как прозаично, — вздохнула я разочарованно, позволяя Марку стянуть меня с дивана и поставить перед собой. — Ладно, учи, мучитель, — благосклонно разрешила я, вложив свою ладонь в его. — Танцевать — всё же лучше, чем работать.

— Золотые слова! — хмыкнул Марк и под счёт «раз-два-три» закружил меня по комнате.

Глава опубликована: 29.06.2021

Глава 8

"— Освободи!.. Освободи меня!.. Выпусти!.. Найди меня!.. Помоги!.."

Голос звучал то громче, то тише, вторгаясь в мой сон и наполняя душу тягостным чувством отчаяния и безысходности. Он проникал в самое сердце, бил набатом в мозг, разгоняя предрассветную негу, мучая, как затянувшийся кошмар.

"— Найди меня!.. Выпусти!.. Помоги!.."

Последнее слово прошелестело, как тяжёлый вздох, и, вздрогнув, я заметалась и открыла глаза.

Ощущение тревоги постепенно спадало, но всё ещё давило на грудь, мешая осознать себя в реальности. Голос продолжал звучать в ушах, но сам сон я вспомнить не могла. В памяти остались лишь обрывочные видения: тёмная комната; ложе, устеленное разноцветными шелками; золотые ветви, покрытые изумрудными листьями; огонь, пожирающий всё вокруг; чей-то тёмный силуэт и пепел, разлетающийся меж высоких деревьев странного леса. Этот лес казался до боли знакомым и одновременно сказочным и нереальным: высокие деревья, уходящие макушками в небеса; белый туман, стелющийся вдоль корней; неестественная тишина застывшей в неподвижности природы…

С трудом стряхнув остатки сна, я поднялась с постели и поплелась в ванную.

Настенное зеркало отразило заспанную физиономию, мутные зрачки и мешки под глазами.

— Красотка, блин! — хмыкнула я, потянувшись и зевнув во весь рот. — И что теперь с этим делать? — спросила у своего отражения, которое не соизволило ответить, лишь недовольно перекосилось.

Не желая мочить волосы, я собрала их в тугой пучок, и огляделась, прикидывая, чем бы заколоть, но взгляд случайно зацепился за мелькнувшее в зеркале отражение моей шеи сзади.

— А это что такое?..

Повернула голову и застыла, разглядывая проступившие вдоль шейных позвонков символы. Три треугольника с различными линиями посредине, выстроились в ряд и отчётливо темнели татуировкой на тонкой нежной коже спины. Два из них располагались остриём вверх, один смотрел вниз. Не знаю отчего, но при взгляде на них мне стало не по себе, и я поёжилась.

— Ну вот, теперь ещё и заклеймили, как лошадь! — ощупав пальцами татуировки, я недовольно поморщилась. И что это значит? А ведь хотела сделать высокую причёску на бал, но выставлять на всеобщее обозрение такую «красоту» почему-то не вдохновляло. И вообще, после беспокойной ночи и тревожных сновидений я чувствовала себя разбитой и не выспавшейся. Соответственно, настроения веселиться не было никакого.

Кое-как приведя себя в адекватное состояние и приличный вид, вышла из ванной и сразу же натолкнулась на Марка. Вот кто всегда выглядел «огурцом»! Можно только удивляться, как этому парню удаётся так себя бдеть! Когда бы ни появился, всегда бодрый и одет «с иголочки». Он что, в отдыхе совсем не нуждается?

— Привет! — вяло поздоровалась я. — Ты чего так рано?

— Принёс твоё платье для бала.

— Правда? — я метнулась в комнату, и тут же увидела разложенное на кровати изумрудное чудо. Всегда хотела платье такого цвета, но на мою скромную зарплату киоскёра я могла себе позволить только поясок от него.

Задержав дыхание, осторожно приподняла платье и прислонила к себе. Повернулась к Марку.

— Ну, как? — спросила с волнением.

— Сначала надень, — посоветовал он, скользнув по мне отрешённым взглядом.

Я помедлила, но потом отмахнулась.

— Лучше сделать это после завтрака.

— Там таблицу вывесили, — наблюдая за моими метаниями по комнате, как бы между прочим заметил он.

— Ох!

Я резко затормозила и замерла. Как не настраивалась заранее, что не буду нервничать, всё же пробрало.

— И… что там? — спросила запинаясь.

— Ты на девятнадцатом месте… — мрачно буркнул Марк и сухо прибавил: — Снизу!

— М-м-м… — на мгновение я потеряла ход мыслей, испытав настоящий шок. После недели занятий я в числе «смертниц»?! И ещё это видение… сон… или чёрт знает что, тогда, в храме! Может, это моё будущее?!

Мне стало плохо. Во рту пересохло, по лопаткам пробежал холодный пот. Уронив платье, я без сил опустилась на ближайший пуфик.

— Что делать, Марк? — спросила совсем тихо, стараясь не стучать зубами. — Ты можешь, хоть что-то посоветовать?

— Только одно: не повторяй своих ошибок, Таис. Насколько я смог выяснить, тридцать баллов тебе сняли за полотенце.

— Но это ты меня приволок в нём на занятия! — взвилась я. — И ты не мог не знать, чем всё это закончится! Лучше бы мы вообще не пошли на эту грёбаную лекцию!

— Непосещение лекции грозит потерей ста баллов, Пери, — его тон стал холодным. — Опоздание — пятидесятью. Я выбрал наименьшее зло из всех.

Ничего себе! Моё возмущение сразу как-то сдулось, и я замолчала.

— Есть вероятность, что я смогу подняться за три недели? — после долгой паузы сдавленно поинтересовалась я.

— Всё зависит только от тебя.

— Марк, просто ответь: ты можешь помочь или нет? — я подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Я не имею права влиять на ситуацию, — помедлив, он качнул головой. — Не могу подсказывать. Каждое решение здесь принимаешь только ты. И только от твоего выбора зависит твоё будущее, Таис. Выключи эмоции. Думай головой. Не торопись и проявляй осторожность — это всё, что я могу тебе посоветовать.

Я задумалась над его словами и долго сидела молча, отрешённо разглядывая платье, валявшееся на полу. Да, фэнтези в книжках, которые я когда-то читала, были явно повеселей.

— На бал идти обязательно? — чувствуя, что ещё немного и сорвусь, снова спросила я.

— Не пойдёшь — потеряешь возможность изменить ситуацию, — Марк неопределённо пожал плечами.

Изменить в какую сторону?! Вот ведь противный Зорк — умеет же ответить так, что ничего не поймёшь!

Я встала, подняла платье, аккуратно положила его обратно на кровать.

— А это что? — сразу не заметила лежавшие рядом перчатки. Из тончайшей кожи, под цвет платья, длинные, выше локтя.

— Аксессуар к платью, Пери.

— Я должна их надеть?

Марк не ответил, продолжая сверлить меня тёмным взглядом.

— Ясно, — вздохнула, возложив перчатки рядом с платьем. — А где туфли и косметика?

— В коробках, — он кивнул куда-то в сторону.

Я проследила за его взглядом и обнаружила несколько коробок, стоявших на ковре возле стены.

— Пора на завтрак, — не дав мне времени всё рассмотреть, поторопил Марк.

— Ладно, идём, — вяло кивнула я, всё больше убеждаясь, что идти на бал расхотелось окончательно.


* * *


— Таис! — едва мы появились в столовой, ко мне подскочила Вита. — Ты видела таблицу? — тут же спросила она.

— Видела…

Мы проходили через холл, и я уже имела возможность убедиться в словах Марка. Девятнадцатая снизу, как он и сказал. Вита занимала одиннадцатую строчку сверху. Первой была моя соседка — Хелен. Второй — миловидная блондинка по имени Роза. Мы уже успели немного познакомиться, когда прогуливались по саду перед сном. Кстати говоря, сад оказался довольно странным. С балкона он выглядел цветущим оазисом, но впечатление оказалось обманчивым. Вместо земли сад полностью покрывал песок, отчего цветы казались искусственными, хотя и завораживали красотой. Тропинки заменяли дорожки, состоявшие из узких кусков отшлифованного камня. Их обрамляли низкие кустики явно магического происхождения. Как пояснил Марк, почва Гвартариума в большинстве своём состояла из песка, потому и растения приходилось выращивать магическим путём. Содержать такой «садик» могли позволить себе лишь самые богатые учреждения или очень состоятельные персоны из числа местных олигархов. Честно говоря, единственная прогулка по магическому саду не вызвала ни капельки воодушевления. Деревья и кусты напоминали безликие статуи. Цветы, хоть и росли, выглядели мёртвыми.

— Нужно срочно исправлять твой рейтинг! — между тем шепнула мне Вита, взглядом подсказывая, какую вилку выбрать к салату из спаржи. — Ты на бал идёшь?

— Не хочу, если честно.

— Обязательно иди! Я позже заскочу к тебе с Джохаром, посмотрим, что лучше сделать с твоим имиджем. Да и с причёсками друг другу поможем, согласна?

— Конечно.

Мы быстро позавтракали и разошлись по комнатам. Поскольку бал назначили на вечер, я решила потратить оставшееся время на заучивание конспектов. Сейчас, когда проснулась магия, прибавятся новые дисциплины, и…

И тут до меня дошло! Магия!!! Во мне теперь есть магия!!!

— Марк! — окликнула я дрогнувшим голосом. — Скажи: я уже должна чувствовать в себе магию или нет? Что-то должно было измениться после снятия метки?

— Должно. И изменилось, — он спокойно кивнул.

— Что изменилось? И почему я ничего особенного не чувствую?

— От тебя за версту фонит магией, Таис, просто ты пока её не распознаёшь. Потерпи немного, скоро научишься.

— А я уже могу что-нибудь сотворить? — мои глаза заблестели предвкушением. — Ну, самое простенькое?

— Думаю, можешь, если будешь знать как.

— Покажи что-нибудь, пожалуйста! — я умоляюще сложила ладошки и подняла на Марка взгляд кота из мультика про Шрека.

— Таис, дождись занятий, там вас всему научат.

— Ну, пожалуйста!!! — откровенно заканючила я, не в силах преодолеть любопытства. — Тебе ведь нетрудно!

— Ладно, дай руку, — сдался наставник, обречённо хмыкнув. Я сунула ему свою ладонь. — Теперь закрой глаза и сосредоточься. Думай о том, что хочешь увидеть на своей ладони, когда откроешь глаза…

«А что я хочу увидеть?»

Я выполнила инструкции Марка, лихорадочно соображая, чего бы возжелать. Вспомнила магический сад, и первое, что пришло в голову… Сосредоточилась, и…

Обалдеть!!! Я даже рот раскрыла, узрев на своей ладони яркий красный мак с капельками росы на лепестках! И он был живой, я могла бы в этом поклясться! Нежный, трепетный, напоённый соком и источавший тонкий аромат свежести! Прохладные лепестки пронизывали тончайшие жилки, слегка присыпанные жёлтой пыльцой, на которой мелко дрожали бусинки воды. Зелёные листочки щекотали кожу бархатными ворсинками, а изящный стебель до сих пор сочился влагой, словно только что был оторван от корешка.

— Вау! — выдохнула я, вспомнив, наконец, что нужно дышать. — Это я сделала?!

— Не совсем, — Марк загнул мои пальцы, вынудив закрыть ладонь, отчего цветок сразу исчез. — Ты — представила, а я — помог твоей магии обрести форму, закольцевав её со своей. Когда ты научишься управлять потоками энергии, будешь делать это сама.

— Потрясающе! — всё ещё взволнованная, я не могла прийти в себя. — Это как… Как первый поцелуй! Нет, даже круче!..

И тут я поняла, что ляпнула. Посмотрела на Марка и встретила его задумчивый потемневший взгляд. Что ж, самое время выпытать у него то, что вот уже несколько дней не давало мне покоя. Набрав в лёгкие побольше воздуха, я мысленно скрестила пальцы и решительно вздёрнула подбородок.

— Мне нужно, чтобы ты объяснил мне одну вещь, Марк…

— Например? — он настороженно прищурился.

— Я хочу знать, что подразумевается под инициацией? Ты тогда сказал, что разыскал меня на Земле, чтобы переправить в этот мир и инициировать. Так вот: что это значит?

— Инициация — это переходный этап, когда маг обретает полную силу и может задействовать все резервы своего организма без ограничений.

— Это я знаю, — стиснула зубы, понимая, что Марк опять уходит от прямого ответа. — Теперь расскажи, как именно проходит инициация! — потребовала я.

— Ну, — он задумался, подбирая слова. — Я помогу тебе высвободить твои резервы…

— Маркус Зорк Аль Ифче! — рявкнула я, перебив. — Ты собираешься отвечать или нет?!

— Нет! — оранжевые глаза вмиг потемнели, став пугающе холодными. — И не спрашивай больше, Пери! Придёт время — узнаешь! — обрубил он.

— Ты… Ты просто циничный, бездушный… Зорк! — от обиды и возмущения мои губы задрожали, и я бессильно сжала кулаки. — Можешь не говорить, я и сама узнаю! Но если это то, о чём я думаю, лучше сразу забудь! И не смей ко мне приближаться!..

Марк шагнул было ко мне, но остановился, со злостью глядя мне в глаза.

— Сними свой запрет! — прошипел он угрожающе, моментально перестав быть похожим на того непрошибаемого бесшабашного парня, к которому я привыкла. — Немедленно отмени запрет к себе приближаться, Пери!

— Не то что?! — я пошла вразнос.

— Не то вляпаешься в такое дерьмо, что и не разгребёшь! — выдохнул он, прожигая меня разъярённым взглядом. — Делай, как я говорю, Таис! Не будь дурой! Сними запрет!

— Сам дурак! — огрызнулась я, но здравый смысл всё-таки возобладал, и чуть помедлив, я проглотила упрямство и прибавила: — Хрен с тобой! Можешь приближаться. Я… снимаю запрет…

Марк ничего больше не сказал. Смерив меня угрожающе мрачным взглядом, он развернулся и ушёл в свою комнату, хлопнув напоследок дверью.


* * *


— Марк! — Джохар постучал и заглянул в комнату. — Ты чего здесь прячешься?

— Я не прячусь, — Марк вздохнул, жестом предлагая другу войти. — Присоединишься? — он кивком указал ему на кальян, который потягивал, развалившись в кресле и прикрыв ресницы.

— Опять девчонка довела? — сочувствующе протянул Джохар, устраиваясь рядом на диванчике. — Что на этот раз?

— Запретила к себе приближаться.

— Да ладно? — насмешка тут же слетела с губ Зорка, и он нахмурился. — Не повезло тебе, друг, с этой Пери! Вот чёрт! — выругался он. — Надеюсь, всё обошлось? Успел её образумить?

— Да, Таис вовремя опомнилась. Сняла запрет, но теперь знает, что в любой момент может меня отшить.

— Плохо. Если воспользуется запретом на инициации, тебе не поздоровится.

— Знаю, — Марк угрюмо кивнул. — Придётся пускать в ход тяжёлую артиллерию. Не хотел я доводить до этого, но иначе её не образумить.

— Погоди, не горячись, — Джохар ободряюще хлопнул друга по плечу. — Вы связаны пламенем. Воспользуешься своими чарами — получишь откат. И неизвестно, по кому из вас ударит сильнее. Помнишь, что произошло с одним из Зорков два года назад? Бедняга не сумел убедить девчонку по-хорошему, и что он сделал? Применил свои чары, чтобы та согласилась на инициацию! Что в итоге? Её инициировал, а сам отправился домой, где спустя неделю повесился от раскаяния и неразделённой любви. Это был откат, о котором нас предупреждали в академии. С тобой может так же случиться, если потеряешь голову.

— Что ты предлагаешь?

— Не торопись. Может, всё ещё наладится. Если нет, поиграй с ней в любовь. Заставь сомневаться, ревновать. В крайнем случае, покажи ей, на что способен, пусть сойдёт с ума от желания. Проделай всё то, чему нас учили, — Джохар лукаво прищурился. — Можно ведь и без инициации довести девушку до безумия. Насколько я помню, ты никогда не страдал от застенчивости, да и на общей практике у тебя всё здорово получалось.

— Таис не такая, Джо, как ты этого не понимаешь?! — Марк с досадой отодвинул от себя кальян.

— Не такая? И какая же? Чем она отличается от остальных?

— Она умная, проницательная, решительная… А ещё очень ранимая и…

— И всё это не имеет никакого значения, учитывая то, что её ждёт, — жёстко прекратил Джохар излияния друга. — Тебе следует помнить об этом, Марк, если хочешь вернуться живым к своей девочке… А Таис… Ей ты всё равно ничем не поможешь.

— Ты прав, — помолчав, Маркус устало кивнул. — Я должен думать о Наргиз.

— Идём, пора работать, — вновь хлопнув друга по плечу, Джохар поднялся и первым направился к двери, ведущей в гостиную.


* * *


Они появились как раз в тот момент, когда девушки, приподняв струившиеся по плечам роскошные волосы, рассматривали свои татуировки.

— А у меня только один треугольник, — растерянно заметила Витара, отчего-то расстроившись. — Интересно, это как-то может повлиять на наше будущее?

— Знать бы ещё, что это вообще за дерьмо! — хмыкнула я, подняв на вошедших ребят обвинительный взгляд, и язвительно добавила: — И ведь спросить не у кого! Все такие таинственные!

— Какие проблемы? — Марк смолчал, а к нам приблизился Джохар. — Что Пери хотят узнать?

— Например, что это такое? — я с вызовом кивнула на татуировки.

— Это отметка о лояльности вашей ауры к тем или иным магическим стихиям. У Витары — символ огня. Это означает, что другие стихии она не приемлет. У тебя, Таис, более широкий спектр. Твоя магия совместима со стихией огня, воздуха и воды.

— Это… хорошо или плохо? — напряжённо поинтересовалась Вита, вступив в разговор.

— Смотря, с какой стороны взглянуть, — Джохар повёл плечами. — Символы указывают обычно на ту зону, в которую вы можете попасть, если не станете Императорскими Кашири. Как правило, любое сообщество магов охотнее берёт себе подобных. Таис, к примеру, могут забрать Мариды, Силады и Ифриты. То есть у неё есть все шансы вылететь из отбора на любом этапе, если кто-то из магов решит, что она им подходит, а её рейтинг при этом не дотягивает до избранных. У Витары другой случай, хотя и он не менее опасный, если рейтинг вдруг упадёт. Её могут отсеять на самом первом этапе или отдать в Храм в качестве жрицы. Но если она попадёт в финальную пятёрку, у неё будет неоспоримое преимущество перед другими претендентками на трон, потому что наш Император — маг Огня, и Пламя — его единственная стихия.

— То есть опять ничего определённого, — хмыкнула я, тут же решив, что не пойду на бал, сверкая меткой.

— Всё будет зависеть от вас, — Джохар невозмутимо улыбнулся. — Ещё вопросы есть?

— Нет, — покачала головой Вита.

— Есть! — упрямо подтвердила я.

— Слушаю, — теперь и у Зорка подруги стало такое лицо, словно он только что проглотил лимон.

— Какие гости пожалуют на бал? Вы наверняка уже в курсе, ведь так?

— Известно, что на бал приглашены высокочтимые представители всех направлений магии, — коротко обозначил Джохар, зачем-то переглянувшись с Марком.

— Мы должны с ними танцевать?

— Пери должны делать всё только по своему усмотрению.

— Зашибись! — фыркнула я, с трудом сдерживаясь, чтобы не разразиться проклятиями. — Опять этот ничего не значащий ответ! Тогда зачем вы нам нужны, можно поинтересоваться?! Если мы сами всё решаем?!

— Но вы не можете сами отвечать за свои ошибки, — с лёгким презрением, в тон мне бросил Джохар. — Будущим Кашири нельзя причинять вреда, даже если они являются на занятия в одном полотенце!

Он замолчал, а я покраснела, вспомнив, за что Марка наказали плетями. И в том, что Джохару пришлось собственноручно наказывать друга, тоже всецело моя вина.

— Ещё вопросы, Пери? — издевательски мурлыкнул Зорк, склонившись почти к моему уху.

Я покачала головой, чувствуя себя дрянью.

А этот Джохар совсем не белый и пушистый — умеет зубки показать! Впрочем, все они — Зорки! И этим всё сказано!


* * *


— Ты такая красивая! — восхищённо протянула Витара, когда полностью одевшись, мы стояли возле дверей огромного зала, дожидаясь своей очереди, чтобы пройти внутрь. — Жаль только, с причёской не получилось!

— Всё нормально, Вита, мне нравятся распущенные волосы.

Целый день, пребывая в какой-то прострации после ссоры с Зорками, я не стала слишком заморачиваться со своей внешностью. Шикарное изумрудное платье в пол, с открытой спиной очень мне шло, и я посчитала этого достаточным. Чуть-чуть тронула тушью ресницы, немного зелёных теней на веки, и розовый блеск для губ — завершили образ. И, конечно, нацепила перчатки, раз уж их навязали, хотя и жутко неудобные. Оказалось, что перчатки закрывают почти все руки, поднимаясь выше локтя и заканчиваясь у основания кожаным браслетом с вкраплениями изумрудов.

Витара тоже надела перчатки, но платье на ней было чёрно-серебристого цвета и более скромное, без шокирующего декольте и открытой спины. Тоже в пол, узкое, оно плавно облегало красивые бёдра и изящно струилось вверх по фигуре. Драгоценностей мы почти не выбрали, хотя было из чего. Всё шикарное, вычурное, дорогое. Бриллианты, рубины, сапфиры, золотые подвески, серьги, колье. Я надела поверх перчатки только узкий браслет и маленький кулон с овальным камушком на шею, чтобы заполнить пустоту. Вита ограничилась бриллиантовой заколкой для волос, которая очень выгодно дополняла ансамбль. Духами мы пользоваться не стали, рассудив, что на балу и так будет слишком много парфюма, и любой запах утонет, растворившись в других.

Наши кавалеры перед выходом отлучились на несколько минут, а когда явились обратно, на них уже были чёрные строгие смокинги, чёрные рубашки, украшенные только белоснежными шейными платками из тончайшего шёлка. Волосы аккуратно расчёсаны, убраны в низкие хвосты, перевязанные кожаными шнурками. Примерно так же выглядели и остальные парни, зато девчонки…

Мама родная! Чего только мы не увидели, осмотревшись вокруг!

Больше всего девушки почему-то разрядились в восточные костюмы. По-видимому, каждая из них решила, что шаровары и открытый пупок увеличат её шансы обратить на себя внимание. Как ёлки, увешенные драгоценностями, в боевой раскраске, звеня золотыми поясами, они оживлённо болтали между собой, ревниво осматривая своих конкуренток. Некоторые студентки не решились зайти столь далеко, ограничившись короткими юбками или узкими платьями с провокационными разрезами до самых бёдер, а также туфлями на огромных шпильках. В общем, девчонки, что называется, дорвались. Вырвавшись из оков покалечившей их магии, каждая поспешила наверстать то, чего была лишена всю жизнь. Косметики не жалели, духов тоже, а про причёски можно было написать научный трактат. Несмотря на то, что волосы у всех студенток отросли, некоторые умудрились обрезать их вновь, соорудив на голове нечто невообразимое. Настоящий фурор произвела одна из адепток, выбрав для себя стиль крутой байкерши, упаковавшись в кожаную юбку до колен и такой же кожаный обтягивающий топик с заклёпками. Насколько я успела запомнить, встречаясь с ней на занятиях, девушка, как и я, выросла в России. Кажется, её звали Людмила. Ха! Знай наших! И только пять или шесть студенток предпочли классические бальные платья с утягивающим корсетом и пышными юбками. Причём перчатки натянули на себя далеко не всё. Я заметила этот аксессуар лишь у трети приглашённых.

— Слушай, может, зря мы это нацепили? — шепнула Витаре, отвлекая её от созерцания дивы в кожанке. — По-моему, эти перчатки смотрятся на нас, как седло на корове!

— Не вздумай снять! — предупреждающе прошипела подруга, даже не повернув головы.

— Хм… — её грозный вид, и раздражённое выражение на лице невольно остудили мой пыл, и я заткнулась.

В этот момент подошла наша очередь, и, ухватив Марка за локоть, я чинно вплыла в сияющий тысячами ярких огней, праздничный зал.

Глава опубликована: 02.07.2021

Глава 9

Да-а-а! Бал был организован, как говорится, с размахом! Отполированный до блеска чёрный мраморный пол словно зеркало отражал свет многочисленных хрустальных люстр, пылающих искрящимися огоньками. Возле стен были расставлены круглые столики, накрытые кружевными скатертями. На них разнообразные напитки, изысканные закуски, названий которых я даже не знала. У дальней стены располагался большой оркестр и стояли незнакомые инструменты. Оркестранты встречали нас прекрасной мелодией, под которую сразу же захотелось закружиться в танце. И как бы ни была я скептически настроена против бала, атмосфера вокруг и счастливые лица девчонок, в первый раз в жизни собирающихся потанцевать, невольно сглаживали негативные эмоции, заставляя окунуться в праздник.

— А где гости? — рассмотрев всё до мельчайших подробностей, я наконец-то вспомнила про своего кавалера и подняла на него взгляд.

— Думаю, скоро появятся.

Марк выглядел серьёзным и довольно напряжённым. Сканировал зал своими оранжевыми глазами так внимательно, словно выискивал вражеского диверсанта.

Впрочем, все Зорки выглядели отнюдь не расслабленно. То здесь, то там я натыкалась на пронизывающие, колючие взгляды ребят и их хмурые лица.

— Марк, что происходит? — всё-таки решилась я спросить, заметив, как он обменивается с кем-то из своих непонятным коротким жестом. — Мы, кажется, пришли на бал, а не на бандитскую стрелку. Какие-то проблемы?

— Надеюсь, никаких, — он как-то неуверенно повёл плечом. Потом вдруг обнял меня за талию и притянул к себе. — Просто держись рядом, Пери, и всё будет хорошо, — шепнул он мне в волосы.

Тут заиграла музыка, и прежде, чем я успела что-то понять, Марк уже кружил меня в танце.

Под музыку посреди сверкающего зала меня захватили непередаваемые ощущения восторга и трепета. Я скользила в вальсе так легко, что, казалось, мои ноги вообще не касаются пола. Чувствовала себя птицей, вырвавшейся на волю и воспарившей над облаками. Хотелось смеяться и плакать одновременно. Боже! Я даже не думала, что танец может доставить столько неописуемого удовольствия! Марк смотрел на меня, а я наслаждалась каждым мгновением в его уверенных сильных руках, больше не понимая, где нахожусь. Мир вращался, огни рассыпались звёздами, голова шла кругом, а мы всё кружились, позабыв про всё на свете, ничего не видя, кроме обращённых друг на друга глаз…

Музыка оборвалась так внезапно, что, остановившись, я ещё некоторое время приходила в себя. Мои щёки раскраснелись, глаза лихорадочно сияли, а с дрожащих губ не сходила блаженная улыбка.

Марк проводил меня на место, и я увидела Витару, также раскрасневшуюся после танца. Хотела подойти к ней, но заметила, что подруга чем-то расстроена. На её лице не было улыбки, а в карих глазах застыли напряжение и боль.

Что могло случиться? Поссорилась с Джохаром?.. Может, заболела?..

Я решила, что обязательно подойду к ней и выясню, но тут тишину разорвал приветственный туш, на месте дверей вспыхнула бледно-голубая арка, и из портала вышел ректор нашей академии.

Эмиран Аль Ифрит был облачён в чёрные кожаные штаны, белую рубашку, чёрный кожаный жилет, поверх которого красовался длинный плащ из тёмно-красного полотна. Таким же тёмно-красным был и шейный платок, красиво подвязанный у самого ворота. Руки прятались в тонкие чёрные перчатки, на которых мерцали рубиновые застёжки, а на пальцах сияло несколько дорогих перстней.

Ну, прямо вампир, не иначе!

Сложив руки на груди, ректор поклонился всем присутствующим, затем прошёл на середину зала.

— Рад приветствовать наших дорогих Пери на балу Академии Кашири! — громко и торжественно проговорил он. — Сегодня особый день для каждой из вас! Наш мир наконец-то вернул вас, своих детей, а вы, Пери, вернулись домой! Я скажу только одно: «Добро пожаловать!» Здесь вы по-настоящему нужны и желанны, и этот праздник в вашу честь!.. А теперь давайте поприветствуем наших дорогих гостей! — Эмиран сделал паузу, вновь обернувшись к арке портала. — Встречайте! Ахмад Аль Ифрит!

Голубоватое свечение чуть встрепенулось, и из портала вынырнул высокий смуглый брюнет в точно таком же одеянии, как и ректор. Как было принято, он поклонился и прошёл к стене.

— Кирсан Аль Марид! — тем временем объявил ректор, и из-под арки в зал шагнул довольно молодой синеглазый шатен, в чёрном костюме и в синих плаще и галстуке.

Следующим Эмиран назвал преподавателей академии: Агатата Аль Марид и Айюмина Аль Силад. После чего, как из рога изобилия, посыпались незнакомые имена, и я оставила все попытки запомнить хотя бы одно из них. Никаких титулов. Только имена и принадлежность к магической ветви. Все гости были одеты согласно своей Стихии, каждый кланялся и проходил в зал. Воспользовавшись небольшой передышкой, я протиснулась поближе к Витаре и уже хотела было окликнуть её, но взглянув на лицо подруги, замерла с открытым ртом.

Витара стояла рядом с Джохаром, вцепившись в его руку, и безотрывно смотрела на кого-то из гостей. Но нет, не просто смотрела! В её прежде добрых карих глазах сейчас горела настоящая лютая ненависть. Глубокая, смертельная, беспощадная! Её красивое лицо превратилось в застывшую маску, сделалось почти белым, пухлые губы сжались в тугую линию. Витара вся дрожала, и это было заметно даже издалека. Я увидела, как Джохар плотнее прижал её к своему телу, обнял, стараясь загородить собой от посторонних глаз. Потом что-то тихо шепнул, и едва снова зазвучал оркестр, оба двинулись в сторону приоткрытой стеклянной двери, ведущей на балкон. Только тогда я сообразила взглянуть в ту сторону, куда смотрела подруга, чтобы понять, кто стал причиной для столь бурной реакции. Рядом со столиками, а именно туда был направлен взгляд Витары, стояли двое: наш ректор Эмиран и самый первый из гостей — Ахмад Аль Ифрит. Тот самый высокий и смуглый брюнет, что невольно привлёк моё внимание. Не старый, лет сорока на вид. С чёрными огненными глазами, жёсткими, словно выточенными из камня чертами лица, довольно привлекательный и, судя по всему, опасный. Он о чём-то негромко беседовал с ректором, и всё это время взгляд гостя заинтересованно скользил по рядам девушек. Странно, чем этот Огненный маг мог так выбесить тихую и всегда спокойную Витару? Он ведь только появился… А может, она на ректора так среагировала? Или вообще на кого-то другого, кто уже отошёл?.. Ответов на эти вопросы у меня не было, и я махнула на них рукой. Тем более что музыка звучала всё громче, и мне ужасно хотелось танцевать.

— Марк! — я требовательно дёрнула его за рукав. — Почему мы стоим и не танцуем?

— Потому что того требует этикет, Пери, — тихо пояснил он. — Нужно дать гостям возможность выбрать себе пару. Так что будем чередовать танцы с отдыхом. Пока можешь что-нибудь перекусить или выпить.

— О, нет! Не дай бог, вилки перепутаю или бутерброд не тем концом в рот засуну!

— Здесь нет вилок, Таис, — Марк рассмеялся. — На фуршете только канапе и маленькие пирожные.

— Вам в детдоме часто предлагали канапе? — буркнула я недовольно.

— Ты их ни разу не ела? — понял Марк, сочувствующие кивнув.

— И даже не нюхала. Понятия не имею, что нанизано на этих зубочистках!

— Канапе бывают с разными ингредиентами, Пери, но ты права — лучше попробуешь их в другой раз. Сейчас могу предложить ариамский напиток. Очень вкусный и освежающий!

— Ладно, тащи свой напиток, — согласилась я, всё ещё чувствуя себя разгорячённой.

Пока Маркус ходил за напитками, мой взгляд невольно обратился на таинственного гостя, стоявшего рядом с ректором. Что-то в его внешности не давало покоя, но что именно, не могла объяснить. Черты лица у Ахмата Аль Ифрит были очень мужественными, притягивающими, пугающими, с ярко выраженной, почти неземной харизмой. Но это была красота хищника — дикая, неукротимая, смертельная. От неё веяло опасностью и бросало в дрожь.

Засмотревшись на гостя, я вздрогнула, вдруг обнаружив, что и он смотрит на меня. Встретившись с его чёрными, с огненным отблеском глазами, поспешно отвела взгляд и отвернулась. Потом не выдержала, снова покосилась в его сторону и чуть не вскрикнула. Ахмад Аль Ифрит шёл прямо ко мне!

«Мамочки!!!»

Я пискнула, лихорадочно разыскивая в толпе Марка. Но тут чей-то голос прозвучал прямо над ухом.

— Пери, окажите мне честь и потанцуйте со мной!

Я обернулась и выдохнула с облегчением, мысленно возблагодарив всех Богов. Рядом стоял наш препод по дипломатии и с улыбкой протягивал мне руку в перчатке.

— С удовольствием! — ослепительно улыбнулась я, краем глаза заметив чёрную фигуру Ахмата, растворявшуюся в толпе.

Тут же появился Марк. Он обменялся с моим кавалером приветственным поклоном, и Агатат Аль Силад вывел меня в центр зала. Этот танец был более медленным, но препод вёл меня так легко, что я опять позабыла про всё на свете, наслаждаясь музыкой и атмосферой праздника.

— Вы отлично танцуете, Пери, — легонько поддерживая меня за талию, похвалил он. — И я рад, что именно вы оказались в списке тех немногих партнёрш, с которыми я могу потанцевать.

— Немногих? — я недоумённо вскинула брови. — Почему, эфенди? Уверена, с вами не откажутся потанцевать многие девушки!

— Вы очень добры, Таис, — он рассмеялся. — Но, увы, не все из них испытают от этого удовольствие.

— Почему? — я искренне опешила.

— Просто потому, что на них нет метки магии Воды, моя Пери, — наклонившись к самому уху, заговорщицки поведал препод. — Вы ведь не испытываете дискомфорта оттого, что я рядом и так нежно обнимаю вас за талию? — лукаво стрельнув глазами, спросил он, продолжая меня кружить.

Я быстро проанализировала свои ощущения и покачала головой.

— Откуда вы узнали? — я машинально поправила волосы.

— Милая, мне не нужно видеть твои метки. Я легко считываю ауру. А на твоей так много синего, что это услаждает мой взор.

— А что ещё… есть на моей ауре? — я затаила дыхание, одновременно взглянув в хитрые глаза препода, явно разгадавшего мою уловку.

— На ней есть всё то, что и должно быть! — загадочно усмехнувшись, обломал меня Агатат. — Но можете приготовиться к тому, что сегодня очень многие гости захотят пригласить вас на танец.

— Даже… маги Огня? — спросила я в лоб.

— Не думаю, — он на миг посерьёзнел и стрельнул глазами в сторону Ахмата Аль Ифрита, всё также стоявшего возле столиков с напитками. — Но если это всё-таки произойдёт, не стоит им отказывать, — многозначительно прибавил он после паузы.

— Спасибо! — шепнула я чуть слышно, встретив открытый взгляд умных синих глаз.

— Не за что, — препод вновь улыбнулся. — Надеюсь, я могу рассчитывать ещё на один танец этим вечером?

— Конечно, эфенди, вы замечательный кавалер!

— Очень рад был услышать это из ваших уст, прекрасная Пери! — музыка смолкла, и, галантно поцеловав мне руку, Агатат проводил меня на место. — Не забудьте про своё обещание! — попросил он напоследок и скрылся в толпе.

— Что ещё за обещание? — мгновенно вскинулся Марк, собственнически притянув меня к себе.

— Обещание на второй танец, — упрямо отстранившись, я взяла из его рук бокал с напитком, который он по-прежнему держал. И пока наслаждалась потрясающим вкусом ариамских ягод, наблюдала за очередной партией танцующих пар, кружившихся по залу. Многие девушки танцевали с гостями бала. Вот что я заметила: все приглашённые Пери были в перчатках!!! Гости тоже! Даже Зорки!!!

Те девушки, что не сочли нужным примерить этот аксессуар, скучали возле стен, провожая завистливыми и искренне расстроенными взглядами своих соперниц.

— Я так понимаю, перчатки зачем-то нужны, — размышляя, проговорила я вслух.

— Правильно понимаете, Пери! — раздался низкий приглушённый голос где-то сзади, и я обернулась. Передо мной стоял всё тот же загадочный гость, сверливший меня огненным демоническим взглядом.

— Ахмад Аль Ифрит, — повернувшись к Марку, представился он с лёгким поклоном. — Позвольте украсть вашу Пери на танец.

Несмотря на то, что Маркус вежливо поклонился гостю, отвечая на приветствие, я заметила, как он нахмурился. Его рука напряглась на моей талии, но всё же соскользнула, предоставляя мне право выбора.

— С радостью с вами потанцую, — вспомнив предупреждение препода по дипломатии, уверенно кивнула я. И, передав Зорку пустой бокал, храбро вложила руку в ладонь мага. И тут же почувствовала то, о чём говорил Агатат, намекая на дискомфорт. Между нашими ладонями словно пробежал разряд электричества. Пальцы слегка онемели, кожу закололо иголочками. И это через перчатки! А что бы случилось, не надень я их?!

— Вероятно, без перчаток вы упали бы в обморок, — словно прочитав мои мысли, спокойно заметил мой партнёр. В этот момент оркестр заиграл новую композицию, и мы поплыли в лёгком вальсе.

— Перчатки антимагические, — заключила я, задумчиво кивнув. — Защищают от негативного воздействия…

— Верно. И не только, — Ахмад чуть растянул губы в улыбке, однако лицо при этом осталось почти неподвижным. — Перчатки не позволяют одному магу вытянуть силы из другого при контакте. Другими словами — выпить его, опустошив резерв.

— Такое возможно? — навострила я уши, пользуясь неожиданным откровением собеседника.

— Конечно, и случается сплошь и рядом. Более сильные магические сущности выпивают резерв более слабых, чтобы стать могущественнее.

— А как определяется, кто сильнее?

— Некоторые Стихии изначально сильнее остальных.

— Например: Огонь? Он самый сильный, да?

— Всё зависит от того, какой это Огонь, — маг загадочно усмехнулся. — Но вам пока не стоит забивать подобными нюансами свою замечательную головку, Пери. Уверен, такой очаровательной Кашири ничего не грозит… — он как-то странно взглянул мне в глаза, и моё сердце упало.

«Ох, что-то мне нехорошо!»

Чем дольше продолжался танец, тем сильнее я ощущала потребность вырваться из объятий Ахмата. Тело уже горело, а в местах, куда касались руки мага, кожу нестерпимо жгло огнём.

Похоже, он тоже что-то чувствовал, потому что наблюдал за мной слишком внимательно. Такое впечатление, что ему было любопытно, как долго я смогу выдержать воздействие чужеродной ауры, которое с каждой секундой становилось всё невыносимей.

В какой-то миг я едва сдержалась, чтобы не послать засранца по известному адресу, а ещё лучше хорошенько врезать по надменной демонической роже. Но воспоминания о рейтинге и девятнадцатом месте снизу, заставили меня стиснуть зубы и даже изобразить улыбку.

«Чёрт с ним! И не такое приходилось терпеть! Соберись, Таисия! Эх, где наша не пропадала!»

— Как вам бал? — завела я светскую беседу, пытаясь абстрагироваться от ощущения раскалённых игл, пронзающих моё тело в тех местах, где лежали ладони гостя.

— Сейчас нравится гораздо больше, — многозначительно усмехнулся тот, неуловимым движением притянув меня ещё ближе к себе. Тело пронзила острая боль, словно в позвоночник ударила молния. Я сжала зубы, чтобы не застонать.

— Вы отлично держитесь, Пери, — чёрные глаза насмешливо блеснули в свете хрусталя. — Позвольте узнать ваше имя?

— Конечно, — делая вид, что не замечаю его странной, садисткой игры, я расплылась в кокетливой улыбке. — Таисия… Таис Ветрова.

— Я запомню, — кивнул маг, внезапно прекращая танец и выпуская меня из своих цепких рук. Мне показалось, что его обещание запомнить прозвучало как-то угрожающе. — Благодарю за доставленное удовольствие, — с поклоном произнёс он. — Вы были неподражаемы, Таис.

— Рада, что мы познакомились, — бросила я ему в тон, продолжая искренне улыбаться.

— Я тоже, — кивнул демонический засранец, провожая меня к Марку и передавая из рук в руки.

— Ты как? — едва он отошёл, встревоженно поинтересовался тот. — Воды принести?

— Обойдусь, — я махнула рукой, делая вдох-выдох. — Мы можем выйти на балкон?

— Конечно, но… не сейчас.

— Почему?

Ответ на свой вопрос я получила через секунду.

— Пери, вы потанцуете со мной?

Я открыла было рот, чтобы отбрехаться от очередного кандидата, но так и застыла, внезапно осознав, что этот уверенный, приятный тембр мне чертовски знаком. Передо мной стоял довольно молодой мужчина. Светлые, почти белые волосы небрежно рассыпаны по плечам. Волевое приятное лицо, белёсые брови и ресницы, выразительные серо-голубые глаза. Дорогая чёрная одежда, как у всех, но плащ белый и того же цвета шейный платок.

— Эм-м…

— Прошу прощения, я немного опоздал, потому меня не представили, — не дав мне ответить, продолжил маг. — Дельфис Аль Ифрит. Маркус хорошо меня знает, но с вами, Пери, я счастлив познакомиться, — он поклонился и протянул мне руку. — Приглашаю вас на танец! — повторил он, не давая опомниться.

Мне ничего не оставалось, как вложить свою ладонь в его.

— Таис Ветрова, — тихо представилась я, когда мы вышли на середину зала.

— Я знаю, — Дельфис спокойно кивнул. — Ваш Зорк — выпускник моей Академии Пламени, и он рассказывал о вас.

— Неужели? — я попыталась придать голосу беззаботность, но не могла совладать с ощущением нереальности происходящего.

— Почему вы так напряжены, Таис? — после того, как я пару раз оступилась, Дельфис сбавил темп и повёл меня более плавно. — Вы боитесь меня?

— Нет, конечно, — улыбнулась я, чувствуя, как вспыхнули щёки. Проклятые дурацкие правила, по которым нельзя солгать! — Просто немного нервничаю.

— Отчего?

— Мне казалось, что все… Ифриты — маги Огня.

— И вы испугались, что моя аура причинит вам боль? — понял Дельфис. — Не волнуйтесь, Пери, моя Стихия — Воздух, а не Огонь. Ифриты тоже бывают разные. Расслабьтесь.

— Расскажите мне про вашу Академию, — попросила я, чтобы хоть как-то отвлечься от воспоминаний, которые навевал его голос.

— Боюсь, это малоинтересная тема, — уголок его губ дрогнул, изображая улыбку. — Давайте, лучше поговорим о вас, Пери… Вы уже заметили, что ваша персона довольно популярна на этом балу?

— Я не думала об этом, эфенди. К тому же мне не с чем сравнивать — это мой первый бал и, возможно, единственный.

— Уверен что, это не так, Таис, — он обнял меня плотней и взглянул в лицо. — Насколько мне известно, в вашей академии будут как минимум ещё два бала. И я заранее ангажирую танец с вами на каждом из них.

— Несмотря на то, что я оттоптала вам все ноги?

Маг рассмеялся, потом уверенно кивнул.

— Несмотря ни на что, Таис, — задумчиво подтвердил он. — Три Стихии на ауре — достаточно редкое явление… К тому же вы очаровательны!

— Благодарю!

Я опустила ресницы, делая вид, что польщена комплиментом, но на самом деле прятала злость и отчаяние, от которых хотелось взвыть. Гостей на бал явилось штук тридцать! Мне что, придётся со всеми перетанцевать?! И как узнать, кому из них можно отказать, а кому нет? Вдруг откажешь особо важной персоне и всё: пиши пропало!

Наверное, мои эмоции всё же отразились на лице, потому что Дельфис Аль Ифрит неожиданно наклонился к самому моему уху и шепнул:

— Я смотрю, вы не очень любите драгоценности? Неужели вас не прельстила ни одна из предложенных коллекций?

— Увы, нет. Все драгоценности были прекрасны, без сомнения, но я не привыкла их носить.

— Вы скромны — это хорошо, — он улыбнулся. — Обычно девушки не могут устоять против блеска камней… Впрочем, как и большинство высокородных мужчин. И чем значимее род, тем больше перстней на себя цепляют…

«Ого!!! Это что, подсказка?! Ректор Академии Пламени решил мне помочь?!»

Я подняла голову и растерянно взглянула ему в лицо. Дельфис Аль Ифрит смотрел на меня пристально и серьёзно, а в глубине его зрачков пульсировали голубые огоньки.

— Советую вам немного отдохнуть, — неожиданно проговорил он, обрывая танец. — Этикет позволяет Пери принимать приглашения через раз. Маркусу следовало вас предупредить.

— Он предупредил, но я… Мне так хотелось танцевать… — сама не знаю почему, поспешила я заступиться за парня. — Но, по-видимому, я немного не рассчитала свои силы.

— В любом случае, я получил истинное удовольствие от вашего общества, Пери, — он проводил меня на место и поцеловал руку. — Был рад знакомству, — вежливо добавил он и ушёл.


* * *


— Я накосячила? — спросила у Марка сквозь зубы, когда мы остались вдвоём. То, что ректор оборвал танец, показалось мне зловещим предзнаменованием.

— Нет, всё нормально.

— Тогда почему он не стал танцевать дальше?

— Просто уже сделал то, что хотел, — коротко ответил Марк, а я задумалась.

«Что ректор хотел? Ну, не потанцевать, так уж точно! Предупредить меня? Помочь?.. — верилось с трудом. — И всё же он дал подсказку, как отличить высокородного гостя от менее важной персоны. Чёрт! Я с этими загадками с ума сойду!»

В течение последующих двух часов я перетанцевала почти со всеми сколько-нибудь значимыми особами и под конец бала уже чувствовала себя развалиной: ноги гудели, меня покачивало, нестерпимо хотелось содрать с себя неудобное платье, скинуть туфли, завалиться на кровать и больше не двигаться.

— С бала можно уйти? — жалобно спросила у Марка, расставшись с очередным кавалером. То ли от духоты, то ли от усталости и постоянного напряжения начала болеть голова. — Может быть, перенесёшь меня в комнату хотя бы ненадолго?

— В целях безопасности все перемещения в пространстве заблокированы, — поломал мои надежды Марк. — Но мы можем выйти на балкон.

— Отличная идея! — сразу подхватила я. Вцепившись в руку Марка, первая потащила того к вожделенной прохладе.

Уже подходя к балкону, увидела Витару, идущую на танцпол под ручку с огненным садистом по имени Ахмад Аль Ифрит. Выражение лица подруги было каким-то странным и немного мрачным.

«Ну, они хотя бы одной Стихии! — почувствовав тревогу, успокоила сама себя. — Витаре от этого демона ничего не грозит».

Грянула музыка, и тут словно по команде произошло сразу несколько событий. Здание академии встряхнуло, раздался грохот. Я увидела, как балкон перед нами раскололся и полетел вниз, подняв в воздух столбы пыли. Марк дёрнул меня назад в зал и, повалив на пол, закрыл собой от летящих сверху камней. Послышались визги, стоны, пол заходил ходуном, а в зале началась паника. Зорки хватали своих Пери, но переместиться не могли — потому прикрывали их своими телами.

Тем временем земля дрожала всё сильней. С оглушительным треском лопнули мраморные плиты пола. Они вздыбились, поползли друг на друга, обнажая за собой чёрный провал земли и извергая наружу десятки огромных грязно-коричневых монстров, которые стремительной волной хлынули прямо в зал.

— Гули!!! — крикнул кто-то из Зорков, но этот крик тут же утонул в сотне других, наполненных ужасом и болью. Едва выбравшись из провала, монстры, больше походившие на полуразложившихся кладбищенских упырей, прыгали в толпу и, захватив первую попавшуюся жертву, острыми когтями раздирали плоть и вонзали в неё свои зубы. Через минуту по залу уже растекались реки крови, а Гули всё прибывали и прибывали.

Марк рывком поднял меня с пола и прижал спиной к стене, а сам повернулся в сторону возникшей опасности. Зорки, кто успел, тоже отправили своих Пери под защиту стен, выстроившись перед врагом живым щитом.

И тут в дело вступили маги. На монстров обрушился град заклятий. Засверкали огненные вспышки, над провалом взметнулось ослепительное пламя, полетели ледяные стрелы, воздушный вихрь подхватывал монстров, засасывал в своё чрево и крошил на мелкие части. Однако Гули нескончаемой вереницей продолжали выпрыгивать из чёрной бездны.

Казалось, им нет конца. Никакие заклятия не могли справиться с чудовищным напором и численным превосходством атакующих монстров. На смену погибшим тут же вставали другие, а резерв магов стремительно редел. Заклятия обрушивались всё реже, становились всё слабее, и волна монстров всё прибывала. В конце концов, чудовища всё же прорвали оборону и, воспользовавшись тем, что магам требуется время на восстановление, бросились на Зорков. Те не дрогнули. Взявшись за руки, они образовали замкнутый круг, создав силовой барьер, за который монстры проникнуть не могли. Маги оградили себя Стихийными щитами, время от времени посылая в ряды противника огненные или ледяные шары. Ситуация сложилась патовая. Сотни Гулей метались по огромному залу, пытаясь добраться до своих жертв, оказавшихся в смертельной ловушке, из которой не было выхода. Открыть порталы сейчас — означало дать монстрам шанс заполонить собой всю академию. Кроме того, неизвестно еще, сколько смогут продержаться Зорки. Было очевидно, что они намерены сражаться до последнего, но в то же время их резерв магии тоже не может быть бесконечным, а значит, силовой барьер скоро рухнет.

Очевидно, монстры тоже это осознали, потому что все до единого стали дружно кидаться на невидимую стену, изматывая врагов, лишая их сил.

Девчонки, стоявшие вторым кругом позади своих защитников, вжимались в стены и плакали, растирали слёзы по забрызганным кровью лицам. Некоторые визжали при каждой попытке Гулей разрушить барьер.

Я обхватила себя руками и сжалась в комочек, каждый раз вздрагивая и ожидая свой конец. Всё произошло так стремительно, что мозг напрочь отказывался анализировать ситуацию, а из эмоций остался только всеобъемлющий парализующий ужас.

Не знаю, сколько это длилось, но время шло, и страх постепенно спадал, сменяясь безрассудной яростью. Вдруг стало безумно обидно помирать вот так безропотно, словно глупая овца, приготовленная на заклание. Столько пройти, столько пережить в детдоме, в больницах, в этой чёртовой академии, чтоб потом позволить себя съесть какой-то вонючей твари?!

«Ну, нет! Не дождётесь!!! — повторила я сама себе, выпрямляясь во весь рост и упрямо расправляя плечи. — Мы ещё поборемся, чёрт возьми! Русские не сдаются!»

Глава опубликована: 05.07.2021

Глава 10

Стоило разозлиться, паника отступила, и мозг заработал в полную силу.

Я ещё не понимала, что можно сделать, но точно знала, что не позволю каким-то протухшим полуфабрикатам включить меня в своё меню! Хрен им, а не Таисию Ветрову! Обломаются!

Медленно выдохнув, обвела взглядом разрушенный зал, стараясь не акцентировать внимания на разорванных телах и залитом кровью мраморе. Гули продолжали планомерно раскачивать невидимый силовой барьер. Они бросались на него всем телом, рычали и скалились, неистовствовали от ярости, но пока все их попытки добраться до вожделенной добычи терпели неудачу.

Нужно было срочно что-то придумать! Но что?!

И тут меня осенило: магия!!! Я опять забыла, что во мне теперь есть магия!!!

Как там учил Марк?.. Закрыть глаза, сосредоточиться и отчётливо представить себе, что хочу…

Но чего я хочу?!..

Тут в голову снова пришёл спасительный сюжет из когда-то прочитанной мною книги-фэнтези. Только там были Умертвия, а тут… Гули!.. Кажется, в той книжке их надо было упокоить… К чёрту! Да какая, блин, теперь разница?!..

Я закрыла глаза, внутренне собрала всю свою злость. Понадобилось несколько секунд, чтобы настроиться.

Какое-то время ничего не происходило, но потом вдруг почувствовала, как во мне просыпается и нарастает горячая волна непонятной энергии. Она ветерком пробежала по венам, просочилась в кровь и стала стремительно разрастаться внутри подобно весенним побегам, оплетая меня словно ветви дерева.

Это ощущение было настолько непривычным, что невольно меня напугало. Сердце ушло в пятки, руки затряслись, на висках выступил холодный пот.

Первым порывом было остановиться, сдержать просыпающуюся силу, но, собрав волю в кулак, я заставила себя продолжать. Глубоко вздохнула и расслабилась, позволяя энергии беспрепятственно захватить моё тело.

Неизведанная, неприрученная, дикая по своей природе магия хлынула в меня неукротимым потоком, за считанные мгновения затопив до краёв. Я перестала ощущать своё тело, не чувствовала больше ничего, кроме распирающей меня изнутри бурлящей силы. В ушах угрожающе зашумело, в груди разгорелось невидимое пламя и охватило меня всю.

Я открыла глаза и обалдела.

Мир вокруг стал пятнистым. Образы расплывались, но сейчас я отчётливо видела ауру каждого, кто находился в зале. Синие, белые, огненные цвета магов, и странные, смешанные — у Зорков. А у девчонок… Ни хрена себе!!! Я даже застыла на мгновение, шокированная увиденным. Ауры девушек были зелёными!!! Да, в них присутствовали и другие цвета, но подавляющая часть была изумрудно-зелёного цвета!!! Мне хватило секунды, чтобы это осознать, но поразмышлять над открытием можно и потом. Тем более, что ещё один факт едва не сбил меня с ног. Ауры Гулей тоже были… зелёными! Не такими чистыми, не такими светлыми и яркими, но всё же…

Кое-как переварив свалившуюся на меня информацию, я заставила себя вновь сосредоточиться на происходящем. Обвела взглядом силовой барьер, выстроенный Зорками. Теперь он не казался мне прозрачным. Я чётко видела разноцветные силовые вплетения, видела, что кое-где они истончились настолько, что готовы были порваться в любой момент. Оставалось несколько ударов по ним монстров, и всё. Это подхлестнуло меня к действию, тем более, что магия внутри уже грозно гудела, стремясь вырваться наружу.

Я замерла на мгновение, снова сосредоточившись.

«Отбросить тварей назад, засыпать землёй, задавить и утрамбовать к чертям собачьим!» — приказала я неведомой силе, удерживая в сознании образ врагов.

— Поехали! — шепнула сама себе, и… обрушила весь свой запал на монстров!

Помню, как пол закачался, а в центре зала угрожающе поднялся и начал разрастаться земляной вал. Он вознёсся до потолка, потом вся эта громада разом обрушилась на монстров, погребая под собой большую их часть. Рёв высвободившейся стихии всё нарастал, заглушая визги и рычание врагов. Всё вокруг заволокло пылью, видимость свелась к нулю, и стало нечем дышать. Затем из центра зала донеслись сдавленные хрипы, хруст костей, а на меня накатила чудовищная слабость.

Дальше помню, как упала на пол, больно ударившись всем телом о мрамор. Вокруг кто-то кричал, суетился, меня кто-то тряс, а потом всё вокруг померкло, и я погрузилась в блаженную тишину.


* * *


— Таис!.. Таис, очнись!.. Открой глаза, девочка, ты меня слышишь?!..

Густую, вязкую пелену сознания навязчиво разрушал чей-то встревоженный голос. Он проникал в мозг, не давая мне полностью раствориться в небытии и погрузиться в плотный бесконечный мрак.

Я пребывала где-то между мирами, в гулкой пустоте, в невесомости, на зыбкой границе между жизнью и смертью.

— Таис, пожалуйста, держись! Ты справишься! Не умирай, воробушек, слышишь?!..

И опять этот голос… В нём столько отчаяния… Столько тоски… Почему?.. И как мне ему ответить, если у меня больше нет тела?..

Я летела среди звёзд, но сама не знаю куда. Меня просто уносило невидимым ветром, словно сухой листок, сорванный с мёртвого дерева.

— Таис!!! — крик, полный боли и безысходности, вновь вернул меня к жизни, оттаскивая от последней черты, к которой я приближалась. — Таис, не сдавайся!!! Не смей уходить!!!

«Что это?.. Больно!.. Меня кто-то трясёт…»

Сердце гулко ухнуло в груди, и моё тело медленно стало возвращаться. Я почувствовала холод в кончиках онемевших рук, лёгкое покалывание на застывших щеках и обжигающий жар чьих-то ладоней.

— Бесполезно, Марк. Её нужно отправить к целителям!

Я услышала чьи-то шаги, но пока не могла шевельнуться. Открыть глаза тоже не получалось, веки стали просто неподъёмными.

— Нельзя! Они ищут её! Если найдут…

— Но резерв Таис опустошён! Она может выгореть, и тогда тебя тоже казнят!

— Нет, Джохар, я не отдам Таис Верховным! Она спасла нас всех и не заслуживает того, что они с ней сделают! — горячие ладони коснулись щек, и я почувствовала тепло, растекающееся по всему телу.

— Смотри! Кажется, работает! — раздался изумлённый возглас.

Ещё одни ладони коснулись моих рук, обхватив запястья. Благодатное тепло вонзилось в моё тело и разошлось по венам, разгоняя кровь. Боль отступала, и становилось легче дышать.

— Слава Пламени! — я услышала чей-то облегчённый вздох, сопровождаемый неприкрытой нежностью в голосе. — Резерв начал восстанавливаться! Спасибо, Джохар!..

— Марк, послушай, завтра выходной, но одного дня не хватит, чтобы Таис поправилась. Боюсь, тебе не удастся скрыть от преподов её состояние. По тусклой ауре они всё равно догадаются, кто обрушил магию на Гулей и кто их призвал.

— Таис не призывала монстров, Джохар! Это сделал кто-то ещё!

— Возможно. Но как ты теперь это докажешь? Ни у одной из оставшихся в живых Пери магический резерв не пострадал. А у тех, что погибли, — уже не проверишь. Если не найдут свидетелей того, что Таис здесь ни при чём, подозрения так или иначе падут на неё!

— Не падут! Я был с Таис всё это время и знаю, что она непричастна к событиям на балу! Могу поклясться в этом перед Верховными, если понадобится!

— Ладно-ладно, не горячись, — голос стал тише. — Просто подумай на досуге: стоит ли тебе лезть в эту передрягу? Девчонка жива, но дальнейшее — не твоя забота. Хватит уже того, что девятеро наших погибло. Не хочется оплакивать ещё и тебя… — голос смолк, послышались лёгкие шаги, хлопнула дверь и… всё стихло.

Чьи-то руки обняли меня, а нежные губы коснулись моих, согревая трепетным теплом.

Я вздохнула, отключаясь от реальности и погружаясь в сладкий спасительный сон.


* * *


— Привет, подруга! — едва открыв глаза, я обнаружила Витару, сидевшую рядом со мной на краешке кровати. — Как ты? Марк сказал, что тебе сильно досталось!

— Ничего страшного, просто слегка треснулась головой о пол, — я потёрла затылок, на котором и правда набухла болезненная шишка.

— Выглядишь не очень… — Вита скептически меня осмотрела. — Но есть кое-что, что тебя взбодрит.

— Например? — теперь настала моя очередь скептически поморщиться.

— Твой рейтинг скакнул до небес! Ты… на третьем месте!!!

— Да ладно?! — я подпрыгнула в постели, мигом позабыв про слабость и головокружение. — Ты шутишь?!

— Ты забыла, что нам нельзя лгать? — Вита лукаво прищурилась. — Так что давай заканчивай валяться, и идём с нами в город, отмечать!

— Отмечать?.. Сейчас?.. — я опешила, вдруг вспомнив про окровавленные куски тел, разбросанные по залу; про рухнувший балкон, на котором находились несколько девушек со своими наставниками; про разговор, который я слышала, когда валялась в полубреду, и из которого следовало, что погибло девять Зорков. — Но, Вита… Тебе не кажется, что не уместно сейчас устраивать праздник?.. Разве никто не погиб?

— Погибли, — Вита сразу сникла, покраснела и, тяжело вздохнув, посмотрела на меня умоляюще. — Но я больше не могу, Таис! — неожиданно призналась она. — Больше не могу думать о плохом и выносить это напряжение! Если не вырвусь отсюда хотя бы на день, не отвлекусь от всего — просто сойду с ума! Пожалуйста, не осуждай меня! Прошу: давай сходим в город, посидим где-нибудь, поговорим… Порадуемся хоть чуть-чуть!..

— Эм-м-м, понимаешь… — ну, как ей объяснить, что я на ногах едва держусь после неконтролируемого выброса магии? А пока лихорадочно искала нужные слова, кто-то постучал в дверь.

— Ты кого-то ждёшь? — брови подруги изумлённо поползли вверх, и мы переглянулись.

— Нет, — я плюхнулась обратно на подушки, натянув одеяло до самого подбородка. — Кстати, где Марк?

— Их с Джохаром вызвали в Академию Пламени, — отмахнулась Витара и пошла открывать.

Назад она вернулась бледная как смерть. Взглянула на меня ставшими огромными карими глазами, молча отошла к стене.

Я открыла было рот, чтобы спросить у неё, в чём дело, но тут же его захлопнула, увидев, кто зашёл в комнату.

Мама дорогая!!! Ахмат Аль Ифрит — собственной персоной!!!

Сейчас, при свете дня, он казался ещё более пугающим, чем вчера на балу. Весь в чёрном, включая длинный атласный плащ. Черты лица заострённые, прямо как у хищника, и глаза… горели потусторонним пламенем…

«Всё, мне — крышка!» — пронеслось почему-то в мозгу при одном взгляде на этого демона. Сейчас увидит мою ауру и… А может, он один из этих… Верховных? Ой, что-то мне поплохело!..

Между тем гость остановился возле кровати и вежливо поклонился, скрестив руки на груди.

— Прошу прощения за мой неожиданный визит, Пери, — глухим, замогильным голосом произнёс Ахмат. — Я узнал, что вы больны, и не мог не прийти, чтобы выразить вам пожелания скорейшего выздоровления. Вчера на балу вы произвели фурор своей красотой, стойкостью и мужеством! Честно признаюсь, я не ожидал встретить среди адепток академии такую необыкновенную девушку! Примите моё искреннее восхищение и благодарность, Пери. А также, со всем уважением, позвольте преподнести вам маленький подарок, который поможет быстро снять то негативное воздействие, которое вы получили на балу в силу возникших обстоятельств, — Ахмат извлёк из складок плаща небольшую плоскую коробочку из чёрного бархата и протянул мне.

Я замешкалась, окончательно растерялась, не зная, как поступить в подобной ситуации. Вдруг это очередная проверка?! Вот сейчас возьму презент демона и… прости-прощай, Таисия! Пакуй вещички и передавай привет жрицам! Ковёр-самолёт уже ждёт за окном!

Глянула на Витару в надежде на подсказку, но та не смотрела на меня. Стояла, сцепив побелевшие пальцы, и сверлила взглядом пол.

— Со всем уважением, — разгадав мои сомнения, повторил Ахмат Аль Ифрит. — Не бойтесь, Пери, я бы ни за что не посмел причинить вред такой чудесной и бесстрашной девушке, как вы.

Он продолжал протягивать мне коробку, и мне ничего не оставалось, как уступить. Слегка дрожащими руками приняла подарок и подняла крышку. На белом шёлке внутри лежал небольшой кулон в золотой оправе и на тонкой золотой цепочке. Он был в форме треугольника и переливался цветами от светло-зелёного до насыщенного коричневого.

— Это артефакт, Пери, — пояснил Ахмат Аль Ифрит, наблюдая за моей реакцией. — Лечебный амулет. Наденьте его и носите, не снимая. Он не причинит вреда. Напротив, уберёт всякие последствия причинённого вам урона… Ну, же!.. Смелей!.. Надевайте! — с нажимом поторопил он.

«Ох, что-то не нравится мне всё это!»

Я неуверенно извлекла кулон из коробки и дрожащими руками надела прямо через голову.

Прохладный камень коснулся груди и тут же ожил. Заискрился, переливаясь зелёными волнами.

— Совсем как ваши глаза!

Мне показалось, или демон улыбнулся?

— Благодарю! — не зная, что ещё нужно сказать, хрипло выдавила я. — Замечательная вещь… То есть подарок…

— Рад был снова увидеться с вами, Пери! — гость наклонился, протянул руку в перчатке, осторожно взял мою кисть и поцеловал. Я ойкнула от неожиданности, почувствовав, как кольнуло ладонь. Правда, боль тут же исчезла.

Не меняя выражения на лице, Ахмат Аль Ифрит выпустил мою руку, поклонился и покинул комнату.

Я перевела дыхание. Затем взглянула на Виту, всё ещё пребывавшую в неподвижности.

— Как думаешь, эта штука… — я кивнула на артефакт. — Может, не стоило её принимать?

Витара не ответила. Прошло несколько секунд, прежде чем она отмерла и взглянула на меня более или менее адекватно.

— Ты что-то сказала? — рассеянно переспросила она.

— Да, я, в общем… — махнула рукой, почувствовав её настроение. — Забудь.

— Так мы пойдём в город? — она взглянула на меня с надеждой.

— Попробуем, — решилась я, осторожно скидывая ноги с кровати. Странно, но ни слабости, ни головокружения почти не ощущалось. Усталость как будто прошла.

Взбодрившись, я прошла в ванную, потом быстренько нацепила простенькое платье из того, что сшила мне Ирин, собрала волосы в хвост, перетянув их незамысловатой резинкой, и была готова. Тут как раз появились наши наставники, и мы отправились в город.

Оказалось, городок располагался совсем рядом с академией — всего полчаса неторопливым шагом — и мы на месте.

Узкие улочки, наглухо устеленные каменными плитами или мощёные круглыми булыжниками; двухэтажные или одноэтажные дома, стоявшие впритык друг к другу, покрытые одной длинной крышей на всех; чахлые деревца, торчавшие из песка, и многочисленные фонтанчики для питья — вот и всё, чем мне запомнился сам город.

Более примечательными выглядели жители.

Как и на Земле, одежда на них была разнообразная, но большинство мужчин всё же предпочитали лёгкие шаровары и рубашки с длинными рукавами на восточный манер. Сверху что-то похожее на жилет, расшитый золотой вязью или полудрагоценными камнями. На головах фески, у некоторых — просто банданы.

Женщины были одеты в платья из довольно непривычных фасонов, но все как одно закрытые сверху и длиной до щиколоток. Волосы были убраны в замысловатые плетения, украшенные сверкающими маленькими заколками. Смотрелось это, кстати, очень красиво и элегантно. Тем более что у женщин волосы обладали необычными цветами: от снежно-белого до иссиня-чёрного с многочисленными оттенками. Я разглядела даже огненно-рыжую девчушку, прогуливающуюся с мамой по площади.

— Куда пойдём? — рассмотрев всё, что могла, я обернулась к Марку.

— Есть одно местечко… — вместо него отозвался Джохар, лукаво блеснув глазами. — Только там столики рассчитаны на двоих.

— Не проблема — сдвинем! — я пожала плечами. — Ведите!

Миновав площадь, оказались на окраине, где дома не соседствовали в тесноте, а стояли на небольшом расстоянии друг от друга. В один из таких домов нас и повёл Джохар.

Перешагнув порог одноэтажного песчаного цвета домика, мы очутились в полутьме небольшого зала, где прямо в центре бил хрустальными водами фонтан и звучала приятная, негромкая музыка. По бокам вдоль стен стояли вполне себе земные столики, рядом высокие пуфы. Уже пройдя вглубь заведения, я разглядела несколько музыкантов, сидевших прямо на полу. Полуприкрыв глаза, они самозабвенно играли на странных инструментах, больше напоминающих помесь гитары и губной гармошки. Причём, что во что превратили, было непонятно. Но звучали инструменты очень мелодично и красиво — мне понравилось.

Мы сдвинули два высоких стола, поставили вплотную друг к другу. Не успели рассесться, как к нам уже подбежал шустрый паренёк лет четырнадцати. Вручил парням меню и, поклонившись… исчез! Нет, не ушёл, а именно исчез! Растаял прямо в воздухе на наших глазах.

— А-а-а… — я сглотнула и закрыла рот. — Что это было?

— Так это же Джинны, Пери, — рассмеялся Марк, взглянув на моё озадаченное лицо.

«Всё-таки он очень привлекательный, когда вот так улыбается! — подумалось мне, и я вздохнула. — Ну почему всё так?.. Почему мы не встретились при других обстоятельствах?!»

— Чем хоть здесь кормят? — сердце защемило, и я поспешила перевести тему. Сунула нос в меню, но увидела только горящие золотом закорючки на бумаге.

— Хочешь выбрать? — хмыкнул Марк, протянув мне набор иероглифов.

— После тебя! — съязвила я с досадой и отвернулась.

Витара последовала моему примеру и тоже заглянула в меню.

— Мне мороженое! — твёрдо заявила она, угрюмо сопя. — Два!

— И мне! — грозно подтвердила я, поддержав подругу.

— А ужин? — Джохар поднял на нас невинный взгляд.

— Разумеется!.. Но потом — мороженое!

— Как прикажут прекрасные Пери! — Джохар шутливо поклонился и щёлкнул пальцами.

Из воздуха вновь возник юный паренёк. Ребята сказали ему несколько фраз на тарабарском, после чего на наших столиках как по волшебству материализовались разнообразные блюда со съестным. Все горячие, аппетитные, а какой арома-ат!.. У меня слюнки потекли, когда я увидела блинчики с янтарной корочкой, украшенные свежими засахаренными ягодами. Разнообразные овощи, соусы, подливки!.. М-м-м! Пироги, булочки, нежнейший хлеб из тонкого теста и… мясо!!! Сочное, мягкое, усыпанное специями!..

«Всё, Таисия! Ты попала в Рай!!!»

Плюнув на все приличия, я схватила первую попавшуюся вилку и набросилась на еду как изголодавшийся крокодил. Как же давно я нормально не ела!!! Этот грёбаный этикет — мать его через забор! — в могилу сведёт скоро! Всё, с этого дня ужинаю только здесь! И пусть меня отчисляют, зато хоть помру сытой!

— Марк, похоже, ты мало заказал, — хихикнул Джохар, оценив мой аппетит. — Не учёл период активного восстановления организма.

— Не фсмей надо мнфой рфжать! — зло осадила я, поспешно жуя очередной кусок мяса. — А то и тьфебя софжру на хрен! — и для пущей убедительности окинула наглеца откровенно плотоядным взглядом.

Джохар чуть не подавился, а Марк и Витара покатились со смеху. Я затряслась, но мужественно дожевала кусок и только потом рассмеялась вместе с ними.

Так, перебрасываясь шутками, мы дружно расправились с ужином и принялись за мороженое. Оно, как и все остальные блюда, было восхитительным!

Одно плохо: несмотря на то, что я практически в одиночку смела со стола всё, до чего смогла дотянуться, голод не отступал. Похоже, выброс магии всё же не прошёл для организма бесследно. Хотя странно, как могут быть связаны магия и мой желудок?..

Ладно, потом разберёмся! Я махнула рукой, потребовав у Марка ещё одну порцию мороженого.

— Таис, ты в порядке? — пока ребята отвлеклись на заказ, встревоженно шепнула Витара. — Ты ешь как не в себя… Может, это артефакт так действует?

— Какой артефакт? — мгновенно отреагировал Марк, быстро обернувшись.

«Блин, ну и слух у него, однако!»

— Ахмад Аль Ифрит подарил Таис лечебный амулет, — сдала подруга. — На шее у неё, — подсказала она, кивнув на меня.

Улыбка тут же слетела с губ Зорка, и он помрачнел, сразу превратившись в того самого угрюмого зануду, которого я знала.

— Покажи! — мрачно потребовал он, сверля меня пристальным взглядом.

Зная, что спорить — себе дороже, я послушно достала из-за пазухи медальон. Повертела им перед глазами у Марка и убрала обратно.

— А я всё гадаю, как это она так быстро оклемалась! — пробормотал Джохар, переглянувшись с другом. — Значит, свидетели всё же были…

— Какие свидетели? — вскинулась я. Витара тоже навострила уши.

— Свидетели твоего… падения, — сквозь зубы отозвался Марк. — И всего остального.

Ребята долго молчали, перебрасываясь лишь короткими взглядами, потом Джохар щёлкнул пальцами и, расплатившись с мальчиком-джинном за ужин, решительно поднялся и пошёл к выходу, увлекая Витару за собой.

— Не уходи! — остановил меня Марк, когда я собралась последовать их примеру. — Нужно поговорить, Таис. Пожалуйста, присядь!

— Я не должна была принимать от Ахмата подарок? — предположила я первое, что пришло в голову, но Марк лишь качнул головой.

— Это бы ничего не изменило.

— Тогда что?

— Он тебя выбрал, Пери, — помолчав, глухо изрёк Зорк. — Теперь мне ясно, кто так взвинтил твой рейтинг.

— Ты хочешь сказать, что этот маг Огня…

— Боюсь, он не простой маг Огня, Таис, — похоронным тоном перебил меня он.

— А кто? — в душе шевельнулось плохое предчувствие, и мне стало нехорошо.

— Помнишь, перед балом нас собирали на инструктаж? — после напряжённого молчания Марк всё же решился.

Так-так, неужели меня сейчас посвятят в закулисные интриги? Я даже выпрямилась, вся превратившись в слух.

— Так вот, — продолжил он. — До ректора дошли слухи, что на бал собирается прийти сам Император. Потому и меры безопасности были усилены.

— Так ты думаешь…

«Господи! У меня перехватило дыхание!»

— Ифриты с лёгкостью меняют внешность, — уловив суть моего вопроса, Марк пожал плечами. — Вполне возможно, Ахмат Аль Ифрит вовсе не тот, за кого себя выдаёт.

— Но тогда настоящий Ахмат…

— Настоящий Ахмат Аль Ифрит существует. Это действительно очень сильный Огненный маг — приближённый Императора.

— Но Марк… Почему ты мне всё это рассказываешь? — опомнилась я. — Разве вам не запрещено?!

— Запрещено, конечно. Только о нашем разговоре никто не узнает, Таис. Мы с тобой связаны Пламенем, и умрём оба, если ты проболтаешься.

— Я не собираюсь болтать, — заверила я спокойно, но всё же стало отчего-то неприятно. — Объясни хотя бы толком, что значит «связаны Пламенем»?

— Это значит, что мы связаны магической клятвой, сделавшей наши жизни единым целым. До инициации эта связь неразрывна. Если что-то случится с тобой — меня предадут Пламени. Если умру я — то же самое будет с тобой.

— Значит, поэтому инициацию проходят все, даже те, что выбывают с отбора первыми?

— Да. Даже первые выбывшие девушки остаются в академии до окончания отбора и проходят инициацию. По-другому связь между ними и Зорками не разрушить. Кроме того, куда бы ни отправились Пери после отбора — нужно, чтобы они вступили в полную магическую силу.

— Зачем? — спросила я, почти не надеясь на ответ. — Зачем вообще всё это нужно, Марк? Этот отбор… Мы все… Зачем мы здесь?

— Я не могу тебе сказать, Таис, прости, — он тяжело вздохнул и отвёл взгляд. — Меня убьют, если скажу, а мне очень нужно вернуться домой… К Наргиз… — едва слышно добавил он.

— Это… твоя девушка? — сердце остановилось и рухнуло вниз. Отчего-то вдруг стало больно и невыносимо тоскливо.

— Нет… Сестрёнка… — взглянув мне в глаза, Марк покачал головой. Потом взял мою руку и тихонько сжал в своей. — В этом мире время течёт в два раза быстрей, чем на Земле, Таис, — совсем тихо продолжил он. — Наргиз было восемь, когда я исчез. Сейчас ей шестнадцать с половиной. На Земле прошло почти девять лет, а здесь — целая вечность. У Наргиз никого нет, кроме меня. Она совсем одна, но… дело не только в этом… — Марк вдруг сжал мою руку, словно боялся, что я её заберу. — Понимаешь, когда Наргиз была ещё малышкой, у неё на шее вдруг появилось родимое пятно в виде треугольника, смотрящего вверх. Такое же, как у меня… — Марк оттянул ворот рубашки, и я увидела похожий на татуировку небольшой треугольник. — Тогда я думал, что ничего особенного в этом нет, просто похожие родимые пятна, ведь мы — брат и сестра. Теперь я знаю, что мы не могли быть братом и сестрой в полном смысле этого слова. Не могли быть родными. Вероятно, её удочерили так же, как и меня, просто мы об этом не помнили. Но этот знак… У мальчиков он означает Зорка, а вот у девочек — совсем другое…

— Что же? — затаив дыхание, я смотрела на парня и чувствовала, как ему больно.

— Он означает, что девочка предназначена Пламени, Таис, — с трудом выговорил Марк сквозь стиснутые зубы. — Мальчиков, рождённых от Ифритов, делают Зорками. А девочек, рождённых от подобной связи — в семнадцать лет отдают в храм и приносят в жертву… Об этом я узнал только обучаясь в академии. И теперь я не могу позволить, чтобы единственного близкого мне человека убили! Я должен вернуться на Землю и защитить сестрёнку! Я должен, Таис, понимаешь?! Иначе нельзя!

— Марк, ты говоришь так, словно за что-то оправдываешься, но я всё понимаю!..

— Нет, не всё, воробушек, — он сник, обречённо опустив голову. — Я не могу помочь вам обеим… — он сделал паузу, затем поднял голову и уже твёрдо взглянул мне в глаза. — Тебе не могу, Таис… Прости!..

— Это из-за татуировки, что на твоём теле? Ты тоже связан клятвой?

— Да. Я раб, Пери, до тех пор, пока не выполню все пункты контракта, — он отвёл взгляд, но я заметила в его глазах промелькнувшее отчаяние.

— Что ж, — я помолчала, обдумывая ситуацию. — Тогда просто скажи: у меня есть шанс выбраться из всего этого дерьма невредимой?

— Я не знаю, Таис, — он вздохнул, задумчиво покачав головой. — Но в любом случае тебе, как и мне, придётся идти до конца.

Глава опубликована: 12.07.2021

Глава 11

Вернувшись из города в паршивом настроении, я сразу отправилась спать. Говорить больше ни о чём не хотелось, да и не было сил.

Марк прямо дал понять, что надеяться на его помощь бессмысленно, верить в чудо наивно. Придётся барахтаться в этом дерьме одной, хочу я того или нет.

Завалившись на кровать, я натянула одеяло на уши и закрыла глаза, пытаясь победить горечь, оставшуюся на сердце после его слов. Чтобы не думать о них, на миг представила, что я снова дома, в своей уютной квартирке на четвёртом этаже. От этого стало ещё хуже. Слёзы сами собой потекли по щекам. Через минуту я уже откровенно рыдала, всхлипывая и содрогаясь всем телом.

— Таис… — Марк подошёл неслышно, сел на постель, коснулся ладонью плеча.

— Оставь меня в покое! — задыхаясь, выдавила я, отворачиваясь к стене.

— Ну, чего ты? — он лёг рядом, тихонько обнял, развернул к себе. — Не нужно плакать! — попросил шёпотом, стирая слезинки с щёк. — Мы ведь ещё живы — значит, есть надежда… Ты не должна сдаваться, воробушек!.. Слышишь?.. Не смей раскисать!

Тёплые ладони легли мне на щёки, Марк склонился надо мной, и я увидела совсем близко его глаза. Они мерцали крохотными огоньками, были нежны и немного задумчивы. Его тонкие пальцы пробежали по вискам, губы приблизились и, помедлив, накрыли мои мягким, осторожным поцелуем.

У меня померкло в глазах. Первым порывом было отстраниться, но Марк удержал, не давая отвернуть голову, лишь усилил напор, терзая мой рот с жадной нежностью. Руки скользнули ниже, отбросив в сторону одеяло, и поползли по моему телу. Их обжигающее прикосновение проникало сквозь тонкий шёлк надетой на мне рубашки, мгновенно воспламеняя кожу и разносясь по всему телу огненной волной.

— Марк! — сорвалось с моих губ, когда его поцелуи перешли на плечи и устремились к груди. — Марк!..

— Всё хорошо… Не бойся! — шепнул он, не давая мне опомниться.

Край сорочки взметнулся вверх, и я захлебнулась воздухом, едва мужские руки коснулись моего живота и заскользили дальше по бёдрам. При этом он не прекращал медленно целовать мои плечи, подбираясь всё ближе к груди. Когда настойчивые губы захватили её в плен, я выгнулась дугой и заметалась, едва не спятив окончательно. Марк тут же прижал меня к себе одной рукой, а другой проник между бёдер и стал тихонько поглаживать там.

— Нет! — чувствуя, как стремительно уплывает рассудок, забилась в его руках, изо всех сил борясь с накрывающим меня безумием. — Не надо!

— Тише! — Марк удержал в крепких объятиях, но руку убрал, переместив на талию. — Ничего не случится, Таис… Доверься мне…

Его глаза вновь оказались напротив и сейчас смотрели пристально и завораживающе. Но теперь в них бушевал огонь — тёмный, властный, пугающий.

— Отпусти! — выдохнула я, почувствовав, что ещё немного, и этот огонь превратится в пламя, которое сожжёт меня дотла. — Я сказала: отпусти меня, Марк! — решительно повторила, молясь про себя, чтобы голос не дрожал так же, как моё тело.

Помедлив, Зорк неохотно убрал свои руки и отстранился.

— Ты не должна меня бояться, — хмуро наблюдая, как я, схватив одеяло, поспешно натягиваю его до самого подбородка, негромко произнёс он. — Ничего плохого я тебе не сделаю.

— Тогда что сделаешь?! — бросила я с вызовом.

— Просто помогу расслабиться. Тебе это нужно.

— Не нужно! — упрямо отрубила я, поджав губы.

— Таис, ты не понимаешь, — Марк вздохнул, взглянув на меня очень серьёзно. — К тебе вернулась магия, но ты всё ещё не можешь ею управлять. Именно поэтому на балу едва не выгорела полностью, когда защищалась от Гулей. Выброс силы был неконтролируемым, и он сильно разбалансировал весь организм. Теперь любой стресс может убить тебя, если не перенаправить энергию на что-то другое. Тебе нужно расслабиться. Необходимо восстановить равновесие. Я помогу тебе… Просто доверься мне и ничего не бойся. Я не трону. Лишь избавлю от негатива.

— Моё равновесие в порядке! — хрипло уверила я, замотав головой. — Ахмат сказал, что его артефакт полностью уберёт любое неблагоприятное воздействие! Так что спасибо за заботу, Марк, но я обойдусь!

— Ладно, — после длительного молчания он заговорил почти холодно. — Как хочешь, Пери. Но учти: мы не знаем точно, что это за артефакт, но если выброс силы повторится — он либо убьёт тебя, либо навсегда лишит магии. И тогда… ты станешь никому не интересна в этом мире, и больше не будешь здесь нужна, — сказав всё это, Марк поднялся и ушёл в свою комнату.


* * *


На следующее утро Марк разбудил меня на рассвете и как ни в чём не бывало отправил завтракать. Мне всё ещё было не по себе после вчерашнего, но волнение перед предстоящими занятиями, среди которых теперь числилась и магия, невольно затмевало всё остальное. Кроме того, я боялась, что преподаватель заметит изменения в моей ауре и поймёт, кто явился причиной произошедшего на балу. Поэтому, вернувшись в комнату сразу после завтрака, я первым делом приступила к марку с расспросами.

— Марк, скажи: ты видишь ауру?

— Почему ты спрашиваешь? — нахмурился он.

— Просто ответь!

— Различать ауры могут только самые сильные маги, Пери, — пояснил Марк неохотно. — Я могу рассмотреть лишь небольшое свечение.

— Тогда почему ты решил, что моя аура выгорела почти полностью?! — вскинулась я.

Марк вздохнул, потом неопределённо повёл плечами.

— Твоё свечение практически погасло, — бросил он коротко, даже не повернув головы.

— А сейчас? — я требовательно дёрнула его за локоть, заставляя обратить на меня внимание.

Марк обернулся, спокойно посмотрел мне в глаза, потом окинул взглядом всю, от макушки до пят, и сухо заметил:

— Сейчас нормально.

Не знаю почему, но этот небрежный, почти безразличный тон невольно резанул по сердцу.

«Да что же со мной происходит, чёрт возьми?! Ну, что я за дура такая — сама не понимаю, чего хочу!»

— А цвет ауры ты различаешь? — спросила я с надеждой.

— Это видят только очень сильные маги, — повторил он раздражённо, и я заткнулась. Говорить о том, что в пылу неконтролируемых эмоций я тоже увидела ауры у всех участников событий, мне расхотелось. Да и не время сейчас. Пора отправляться на занятия. Стащила со стола конспекты, что могли пригодиться, и направилась к дверям.

— Таис! — требовательный голос Зорка остановил меня у порога.

— Что?

— Сними артефакт!

Опешив, я невольно потянулась рукой к груди, нащупала под блузкой треугольный кулон. Подумав немного, покорно сняла цепочку через голову и убрала артефакт в карман. Потом развернулась и первой вышла из комнаты. Марк молчаливой тенью последовал за мной.


* * *


Перед началом занятия, когда все студенты собрались в аудитории, я невольно заметила, что наши ряды поредели: не было Анжелики — худенькой блондинки из комнаты напротив; Катарины, вечно нервной и дёрганой; Людмилы, бросившей вызов обществу в костюме крутой байкерши, и ещё нескольких девчонок, имён которых я так и не успела узнать…

Неужели они все погибли?

Меня бросило в холодный пот, на душе стало тяжело и муторно. Вспомнились слова Марка о том, что «связанные Пламенем» не смогут выжить друг без друга. Если погибнет один, то…

О боже!!!

Я задохнулась от открывшейся мне чудовищной истины! Девять Зорков погибло, а значит девчонок… Их тоже… уничтожили!!!

В глазах потемнело, запульсировало в висках, и где-то в груди начала разрастаться удушливая волна отчаяния. Чувствуя, как она заполоняет меня всю, рискуя в любой момент вырваться наружу неконтролируемой силой, согнулась пополам и зажмурилась, часто-часто дыша.

— Таис!!! — кто-то схватил меня за плечи, и встряхнул. Потом хлёстко ударил по щеке, приводя в чувство.

Я охнула, вздрогнула всем телом, приоткрыла глаза и увидела рядом с собой Марка, глядевшего на меня серьёзно и озабочено.

— Держи себя в руках! — процедил он, сквозь зубы. — Успокойся!!!

Я перевела дыхание, прикусила пересохшую губу и посмотрела в сторону кафедры. Препода пока не было, но до его появления, скорее всего, оставались считанные минуты. Нужно было поскорее взять себя в руки, пока моё состояние не привлекло слишком много внимания.

Хорошо хоть сегодня я устроилась на последнем ряду, в самом углу, а Марк стоял, загораживая меня от остальных студентов собой.

— Я уже в порядке… Спасибо! — шепнула ему, чувствуя, как волна магии постепенно спадает, растворяясь в крови.

Марк ещё несколько секунд пристально наблюдал за мной, затем всё же выпустил плечи и отправился на своё место к стене.

Я обвела взглядом зал. Никто на меня не смотрел. Значит, не заметили… Поискала глазами Витару и, помахав ей рукой, как можно беззаботней улыбнулась. Подруга кивнула мне, приглашая пересесть к ней, но тут воздух у кафедры всколыхнулся, в аудитории материализовался Эмиран Аль Ифрит собственной персоной.

О нет! Беззвучно застонала я, вдруг осознав, что ректор будет преподавать у нас магию. Это открытие едва не добило меня окончательно! Я выразительно взглянула на Витару, но та лишь закатила глаза и поспешно отвернулась.

— Приветствую, Пери! — Эмиран поклонился и начал лекцию. — Вот мы и добрались до самого значимого в вашей жизни события. Как я уже говорил, магия является основой нашего мира. Без неё не может существовать прогресс. Но давайте по порядку…

Итак, магия представляет собой довольно широкий спектр разновидностей: стихийная магия, некромантия, менталистика, боевая и так далее. Но едиными для всех её ветвей являются стихии. Их четыре: Огонь, Вода, Воздух и Земля. Некоторые стихии изначально сильнее других, но и они, как правило, неоднородны.

После снятия меток вы все наверняка обнаружили у себя знаки принадлежности к той или иной её ветви. Теперь давайте остановимся на этом подробнее.

Треугольник, смотрящий вверх, означает стихию Огня. Вниз — Земли. Чёрточка в треугольнике, расположенная у основания — Вода; если чёрточка расположена у вершины — Воздух. Теперь встаньте те, у кого всего один знак на теле!

С места поднялись только три студентки, в том числе и Витара.

Эмиран окинул их внимательным цепким взглядом и удовлетворённо кивнул.

— Что ж, всё верно. У этих Пери присутствует лишь одна стихия, к которой они лояльны. Что это означает, я сейчас вам продемонстрирую. Пожалуйста, Пери, подойдите ко мне!

Студентки гуськом двинулись к кафедре. На их лицах волнение соседствовало с любопытством.

— Пери, Магдалена, я вижу на вашей ауре знак Воды. Моя сущность — Огонь. Теперь давайте посмотрим, как эти противоположности реагируют друг на друга! — ректор шагнул к побледневшей Магдалене и взял её за запястье. Девушка ощутимо вздрогнула, и через несколько секунд выдернула руку и отшатнулась. Её глаза наполнились слезами.

— Что вы ощутили, Пери Магдалена? — между тем спокойно поинтересовался ректор, наблюдая за ней с лёгким презрением.

— Боль, эфенди, — голос Магдалены слегка дрожал. Она никак не могла прийти в себя.

— Ну, до настоящей боли было ещё далеко, — Эмиран снисходительно улыбнулся. — Скорее, вы почувствовали дискомфорт. Я тоже его ощутил, но так как я более сильный маг, а вы ещё даже не инициированы, моё длительное воздействие может оказаться для вас смертельным… Вернитесь на место, Магдалена.

Та поспешила уйти, и на её лице проступило явное облегчение.

— Теперь давайте рассмотрим магию Воздуха, — тем временем продолжил вещать ректор. — Пери Сара, дайте мне вашу руку! — и он протянул свою.

Сара приблизилась и боязливо вложила ладонь в его. На этот раз прошло немного больше времени, прежде чем лицо студентки исказила гримаса боли и она отдёрнула руку.

— Хм, похвально, — отчего-то обрадовался Эмиран, взглянув на Сару с одобрением. — Вы довольно долго терпели моё воздействие, Пери. Это означает, что у вас достаточно много магических сил, которые вы сможете использовать на благо нашего мира! Идите на место, Сара.

Она ушла, и на кафедре осталась только Витара.

— И, наконец, Огонь! — с предвкушением объявил ректор, повернувшись к ней. Потом протянул Витаре руку.

Без всяких колебаний та коснулась кисти препода и замерла, прислушиваясь к ощущениям. Прошла минута, и ничего не происходило. Потом ректор загадочно усмехнулся, и на месте сплетения их рук вспыхнул яркими языками огонь. Постепенно он захватывал всё больше пространства, поднимаясь вверх по телу. Витара всё ещё стояла не шевелясь, испуганно наблюдая, как пламя перебирается на плечи.

Тут Эмиран легонько повёл по воздуху свободной рукой, и огонь моментально погас.

— Как видите, родные стихии способны дополнять и даже усиливать друг друга, — обратился он к студентам. — В этом есть свои минусы и плюсы. Плюс в том, что при необходимости тандем магов способен в несколько раз умножить коэффициент действия заклинания. А минус — один чародей может «выпить» резерв себе подобного, если тот окажется слабей. Поэтому, как ни силён маг, обладающий одной стихией, преимущество всё же будет у тех, кто владеет несколькими. Потому что «выпить» чужеродную стихию у вас не получится.

Конечно, существуют очень сильные маги, которые могут «выпить» даже часть энергии из вашей ауры, не опасаясь получить ответный урон от враждебных стихий, но таких в нашем мире единицы. Ещё меньше тех, кто способен увидеть цвет ауры своего оппонента, чтобы заранее определить весь спектр её составляющих.

Открою вам секрет: на прошедшем балу присутствовали гости, относящиеся к категории «очень сильных магов», так называемых — Верховных. Все эти чародеи входят в Высший Совет Гвартариума. Они присматривались к вам, выбирали, дарили бонусные баллы тем, кто по каким-то причинам им приглянулся. Очень жаль, что некоторые адептки пренебрегли советом своих наставников и не надели магические перчатки. Как вы теперь поняли, высокочтимые гости просто не могли пригласить их на танец, не рискуя причинить девушкам вред. Соответственно, оценки таких кандидаток существенно снизились… Но давайте продолжим нашу лекцию…

Рассмотрев примеры с чистой однородной стихией, перейдём к смешанным. Пожалуйста, встаньте те, у кого на теле имеются три метки Стихий.

«Ох, и до меня добрался старый пень!»

Я встала, всей пятой точкой предчувствуя неприятности. Вслед за мной поднялись ещё две студентки.

Ого! Значит, я не одна такая «универсальная»!

Пока шла к кафедре, заметила устремлённые на меня любопытные и не слишком доброжелательные взгляды соперниц. Похоже, каждая из нас считала себя чуть ли не уникальной! Надо бы запомнить их имена, на всякий случай.

— Как видите, — едва мы подошли, вновь заговорил ректор. — Три метки — это такая же редкость, как и одна. Но давайте проведём исследование… Пери Лилиан, прошу вас! — маг протянул руку. Яркая брюнетка грациозно шагнула вперёд и вложила свою ладонь в руку Эмирана с таким видом, словно оказывала ему честь.

Ректор лукаво сверкнул глазами и замер, выдерживая паузу.

— Что вы чувствуете, Пери? — спустя полминуты поинтересовался он.

— Ничего, — Лилиан небрежно повела плечами, при этом горделиво вздёрнув хорошенький носик. — Ваше воздействие не доставляет мне проблем, господин ректор.

— Замечательно!.. А сейчас? — он хитро прищурился, и мы все увидели, как в один миг краска схлынула с лица Лилиан, и она вдруг задрожала так, словно случайно схватилась за оголённый провод. Волосы у неё на голове встали дыбом, глаза полезли из орбит, а зубы начали громко клацать. Лилиан вся побелела и стала извиваться, пытаясь высвободиться из хватки ректора. Тот отпустил её сам и даже не моргнул, когда, потеряв равновесие, Лилиан грохнулась на пол у его ног.

— Зорк, заберите свою подопечную и проводите на место, — небрежно приказал Эмиран, потеряв к ней всякий интерес.

Пока один из парней забирал с кафедры Лилиан, ректор уже приступил к следующей жертве.

— Итак, сейчас вы имели возможность наблюдать, как чувствует себя маг, когда кто-то пытается опустошить его резерв. Скажу честно, ощущения довольно… паршивые. Однако существует способ закрыть свою ауру от постороннего вмешательства. Сейчас Пери Анна попробует это сделать, а вы все смотрите и запоминайте… Пери, дайте руку! — потребовал маг. Анна молча повиновалась, несчастно озираясь на подруг, сидевших напротив. — Теперь закройте глаза, сосредоточьтесь и постарайтесь мысленно, но как можно отчётливее нарисовать вокруг себя прочный щит из любых враждебных мне стихий.

Анна закрыла глаза и вся напряглась, стараясь исполнить наставления мага. Эмиран наблюдал за ней, чуть наклонив голову набок, при этом в его глазах пульсировали яркие огоньки пламени. Выждав минуту и дав время Анне собраться, он чуть прикрыл ресницы и тоже сосредоточенно замер.

Сначала Анна держалась довольно стойко, лишь слегка подрагивала под магическими ударами, пытавшимися пробить её оборону, но потом что-то произошло. Она дёрнулась всем телом и завизжала, рухнув на колени. Попыталась вырвать руку, но Эмиран, по-видимому, держал её мёртвой хваткой. Так продолжалось несколько секунд, пока Анна вдруг не упала на пол, перестав шевелиться.

Ректор вздохнул, выпустил её руку, которая безвольно шлёпнулась вниз, потом загадочно улыбнулся.

— Пери Анна была не слишком внимательна и упорна, выполняя мои указания, — пояснил он притихшей аудитории. — За что и поплатилась. Мне удалось выкачать из неё часть магии Огня, и теперь Пери предстоит довольно-таки неприятный период восстановления. Думаю, на следующей лекции она нам расскажет, что ощущает маг, когда подвергается атаке на свой резерв. А чтобы узнать, что чувствую я — вам самим следует научиться подпитываться магией от других. Это умение очень важно, так как помогает сохранить жизнь, скажем, при тяжёлом ранении. Или во время битвы, когда ваш резерв истощен и вы уже неспособны применять заклинания. К тому же Кашири, как представительнице Дома Императора, необходимо уметь восполнять свой резерв в случае опасности. Поэтому сейчас, с Пери Таисией мы попробуем обратный вариант. Она будет пытаться пробиться в мой резерв и «откусить» от него хотя бы крохотную часть. Я не буду ей мешать и не стану защищаться, потому что наши силы изначально не равны… Итак, — ректор растянул губы в ухмылке. — Вы готовы меня ограбить, Пери?

— Если вы об этом просите, эфенди, — я пожала плечами, заранее ожидая от этого садиста очередной пакости. Не зря же он оставил меня на «десерт»!

Глянула на Марка, и внутри всё похолодело. Зорк смотрел на меня со смесью обречённого отчаяния и ужаса. Его глаза пылали, губы были плотно сжаты, а меж бровей пролегла глубокая морщинка. Наши взгляды встретились лишь на мгновение, но этого хватило, чтобы понять: на этот раз я влипла по-крупному!

Что же делать?!

Не зная, чего ожидать, я не могла ничего сообразить. Пока мысли лихорадочно разбегались по черепной коробке, Эмиран сам взял меня за руку.

— Сосредоточьтесь, Пери! — объяснив мои метания растерянностью, посоветовал он, снисходительно взглянув на меня. — Попробуйте притянуть к себе мою стихию и оторвать от неё кусочек.

— Хорошо, — я храбро кивнула и закрыла глаза, пытаясь представить, как огромное пламя, по имени Эмиран Аль Ифрит, разделяется на несколько частей, одна из которых тянется ко мне.

«Боже!!!»

Едва это представила, как в груди вновь начала разрастаться бушующая волна энергии. Я покачнулась и поспешно переключилась на другое видение. Представила свою силу и, стиснув зубы, затолкала её обратно в бездну, из которой она явилась. Потом открыла глаза…

«Мамочки!!!»

Я едва не заорала от ужаса, увидев, что вместо привычных студентов на скамьях восседают сплошные ауры!!! Все образы размылись и почти исчезли, зато разноцветные свечения облегающие тела, горели ярко и отчётливо! Но и это не всё!.. Стихии Огня, у кого они присутствовали, все до единой дружно тянули ко мне свои язычки пламени!

Я бросила взгляд на Эмирана и обомлела… От него ко мне тянулся широкий шлейф огня и, касаясь кожи, растворялся где-то внутри…

«Боже мой!!! Я сейчас выпью ректора!!!»

— А-а-а!!! — заорала я как сумасшедшая, закрутила головой, не зная, как это остановить. Попыталась отдёрнуть руку, но маг словно впал в ступор, намертво вцепившись в мою ладонь. — Марк!!! — закричала в отчаянии, наблюдая, как аура Эмирана тускнеет прямо на глазах.

И тут всё вдруг завертелось. Ко мне подскочил мой наставник, но вместо того, чтобы оторвать меня от ректора, обнял, всем телом прижав к себе. Потом, недолго думая, впился мне в губы неистовым, умопомрачительным поцелуем.

Я охнула, потеряла связь с реальностью и погрузилась в безмятежное чувство сладостного наслаждения. Марк целовал меня долго, упоительно, страстно, и постепенно колени мои подогнулись, мозг заволокло туманом, и я расслабилась.

Когда же поцелуй неожиданно прервался, я даже сразу не поняла, что всё ещё стою на кафедре, у всех на виду, а рядом, бледный как смерть, находится наш ректор. Он ещё ничего не говорил, но Марк уже встал между нами, загородив меня собой.

В аудитории было так тихо, что, казалось, в ней никого, кроме нас троих нет. Не знаю, понял ли кто-нибудь, что в действительности произошло, но наш страстный поцелуй с Марком видели, конечно, все. В том числе и Эмиран Аль Ифрит, продолжающий пялиться на меня каким-то странным полубезумным взглядом.

«Всё!!! Прощай академия! Прощай жизнь! Прощай Маркус Аль Зорк Ифче! Спасибо, что подарил мне последний, такой потрясающий поцелуй, который я буду помнить до самой… В общем, недолго буду помнить!»

Я вздохнула, понимая, что нужно смириться с неизбежностью. «Против лома — нет приёма» — старая проверенная жизнью истина. Посчитав, что терять мне больше нечего, подошла к Марку и встала рядом.

— Простите, эфенди! — обратилась я к ректору, изобразив на лице извиняющуюся улыбку. — Я не смогла выполнить ваше задание. Что-то со мной произошло, и я запаниковала. Если бы не мой… Зорк… — смущённо опустила глаза, излучая вокруг откровенное раскаяние. — Простите! — повторила почти шёпотом. — Я готова понести наказание.

Эмиран долго молчал, угрюмо размышляя о чём-то, затем нервно дёрнул головой.

— Принимаю ваши извинения, Пери, — слегка охрипшим голосом проговорил он. — И признаю,

вам всё же удалось меня удивить. Пожалуй, я не буду вас наказывать, поскольку был неосмотрителен и сам позволил вторгнуться в свою ауру. Нужно было учесть ваш слишком бурный темперамент и тот факт, что вы ещё не умеете управлять силой, которая в вас пробудилась. Над этим придется как следует поработать, потому я добавлю в ваше расписание индивидуальные занятия с одним из педагогов. Вам же, Маркус, — повернулся он к Зорку, — я настойчиво советую тщательней применять те знания, что вы получили, обучаясь в Академии Пламени. Вряд ли ваш ректор будет доволен, узнав причины, по которым стал возможен сегодняшний инцидент… На этом лекция завершена! — объявил Эмиран уже для всей аудитории и, крутанувшись на месте, исчез в лёгком облаке тумана.

Глава опубликована: 16.07.2021

Глава 12

— Марк, ты спятил?! Дельфис из тебя всю душу вытрясет, когда узнает, что ты опять её пожалел!..

Голос Джохара раздавался из нашей маленькой гостиной. Я невольно замерла за дверью, прислушиваясь и стараясь не выронить книги, которые только что притащила из библиотеки. Два пухлых фолианта по магическим дисциплинам, а также увесистый переводчик древнего языка джиннов. Теперь мы изучали ещё и его, потому что почти вся обучающая литература представляла собой набор символов и иероглифов, по примеру тех, что были написаны в меню известного мне ресторанчика.

— Сам знаю, что облажался, — угрюмо огрызнулся Марк. — С этой девчонкой вообще всё сложно! Видел, что она сегодня сотворила?

Так-так… Я навострила уши. Не знаю почему, но появилась уверенность, что разговор Зорков идёт обо мне. Тем временем голоса зазвучали вновь.

— Все наши это видели, Марк. И все всё поняли, — Джохар выразительно вздохнул. — Сегодня тебе удалось погасить её выброс, а что ты будешь делать дальше? С каждым днём магия Таис будет только возрастать. Если не подчинишь её сейчас, то на инициации, когда гормональный и магический всплески достигнут апогея, — эта лавина тебя просто сметёт. Зелье Морока уже не поможет. Смирение Пери вовсе не означает покорность её магических сил. Ты просто погибнешь…

«Зелье?!.. Покорность?!.. О чём это он?!»

Я почувствовала, как моё сердце упало и заколотилось где-то под рёбрами. Так вот, значит, как? Если не дам согласия на инициацию и не буду паинькой, то вольют сто грамм зелья для «храбрости»? Лихо, однако!.. Сдержав рык праведного возмущения, я приблизила ухо к самой двери и, затаив дыхание, стала слушать дальше.

— Как ни крути, но тебе придётся исполнить то, что до́лжно, приятель, — устало заметил Джохар. — Дельфис велел передать, что ещё одно подобное происшествие с твоей подопечной, и можешь забыть про возвращение домой. Тебя не отпустят, даже если Таис вдруг станет женой Императора! Вот так-то, друг!.. — Джохар снова вздохнул. — Наш ректор был очень зол. Сейчас вообще все как с цепи сорвались после того, что случилось на балу. Кстати, как мы и предполагали, нападение Гулей не было запланировано. Это — не проверка, Марк. Их призвал кто-то из своих.

— Значит, есть вероятность повторного вторжения?

— Дельфис опасается, что да. Верховные считают, что тварей призвала одна из адепток.

— Глупости! Ни у одной из них не хватило бы на это сил! Да и магией они управлять пока не умеют.

— И всё же для призыва была использована именно их магия, Марк, — Джохар говорил совсем тихо. — Гули шли на зов родной Стихии. Ни у кого из гостей в ауре не присутствовала Земля, всех проверяли несколько раз.

О-пань-ки!!! Я аж подпрыгнула от озарения, едва не уронив книги. Как полезно, оказывается, иногда подслушивать чужие разговоры! Так вот что означал зелёный цвет ауры — это Земля! У всех адепток, кроме отпечатавшихся на их телах символов, присутствовала ещё и эта Стихия! И она — основная! А у меня, значит… О господи!!! У меня — целых четыре!!!

Это открытие так ошеломило, что я прослушала часть разговора. Когда же опомнилась и вновь приложила ухо к двери, Зорки уже беседовали о другом.

— Витара в последнее время чем-то обеспокоена, — сказал Джохар. — Мрачная, задумчивая… Спрашиваю, в чём дело, — молчит.

— Может, всё, как и всегда, Джо? Влюбилась девчонка?

— Я тоже так думал поначалу, но… нет. Не похоже это на любовь, Марк.

— Тогда что?

— Без понятия. Не могу понять, что у неё на уме. Кроме того, уж слишком подозрительно быстро она сбрасывает мои чары. Вроде и поддаётся внушению, но иногда возникает чувство, будто она притворяется… Ничего похожего ни с одной Пери у меня не было…

— Витара тебе нравится?

— Я и сам не понимаю… — Джохар немного помолчал. — Вроде не хуже других, даже красивее, но… Марк, с ней что-то не то. Пытаюсь разобраться, что именно, но ответ всякий раз ускользает. Придираться особо не к чему, и всё же… Интуиция шепчет, что эта девочка совсем не простая.

— В таком случае, не расслабляйся, друг. Интуиция тебя ещё ни разу не подвела! Помнишь, тогда в детдоме...

Разговор плавно перетёк на отвлечённые темы, а я бесшумно оторвалась от двери и на цыпочках вышла из апартаментов. Отдышалась, собралась с мыслями и вошла обратно, при этом топая как слон.

— Ты долго, — Марк тут же выглянул из комнаты, а за ним на пороге возник и Джохар. — Много народу в библиотеке?

— Да, все как сговорились! — пробурчала я, плюхая на стол тяжеленные книги и разминая онемевшие руки. — Привет, Джохар! — поздоровалась, переведя взгляд на парня. — Витара с тобой?

— Нет, она занимается.

— Жаль! Собиралась пригласить её на чай, но теперь…

— Возможно, она уже закончила. Если хочешь, я схожу за ней.

— Сделай одолжение! — я широко улыбнулась, стараясь подавить навязчивое желание придушить обоих засранцев.

«Ах, зелье, значит?!.. Внушение!.. Я им покажу кузькину мать! Такую инициацию устрою — на всю жизнь запомнят!»

Пока я переодевалась, Джохар вернулся с Витарой. Марк принялся заваривать чай, а мы с подругой разбирали принесённые мною учебники.

— Не хочешь рассказать, что произошло сегодня на лекции? — пользуясь тем, что парни застряли в гостиной, тихо спросила меня Вита. — С чего вдруг Марк воспылал к тебе такой страстью, что полез целоваться прямо под носом у ректора?

— Да чёрт его знает, что произошло! — нисколько не покривив душой, пискнула я. — Я даже понять ничего не успела! Только почувствовала, как меня что-то распирает изнутри, словно газы обожравшегося бегемота, а ректор синеет прямо на глазах! Я запаниковала!

— Да, Эмирану явно поплохело, — Витара хихикнула. — Ты бы видела его лицо! У него был такой вид, словно ему самое важное прищемили!

— Сам же разрешил! — я лукаво подмигнула, и мы рассмеялись.

— Вечно с тобой одни заморочки, подруга! — Витара покачала головой. — Не умеешь ты спокойно жить!

— Ну, я-то ладно! — отмахнулась, потом посерьёзнела. — Лучше расскажи, что с тобой происходит, — тихо потребовала я.

— А что со мной? — Вита как-то сразу напряглась, отведя взгляд.

— Брось, я видела тебя на балу… Заметила, как ты смотрела на… — сделала паузу и решила пойти ва-банк, — на Ахмата Аль Ифрита!.. Не поделишься, подруга, что у тебя с ним за тёрки? С чего вдруг такая… неприязнь? Над тобой разве что молнии не сверкали!

— Это… — Витара покраснела, потом побледнела, нервно переплетя пальцы. Её явно выбил из равновесия мой вопрос. — Это… личное, — не смея соврать, выкрутилась она, пряча взгляд. — Я расскажу тебе, но… потом, — оглянувшись на двери гостиной, растерянно пробормотала она. — Как-нибудь после, Таис…

— Ладно, — удостоверившись, что мне не показалось и моя подруга действительно что-то скрывает, я твёрдо решила непременно это выяснить. Пока что перевела разговор на другую тему. — Как у тебя с Джохаром? — поинтересовалась я с самым невинным видом.

— Нормально, — Вита передёрнула плечами, всё ещё думая о другом. — Он очень хороший… Заботится обо мне, помогает…

— Ты ему доверяешь?

Витара ответила не сразу. Подняла голову, и я заметила, как затуманились её зрачки. Несколько секунд она молчала, печально глядя куда-то вдаль, потом решительно покачала головой.

— Зоркам нельзя доверять, Таис, — неожиданно призналась Витара, переведя на меня ставший холодным и твёрдым взгляд. Точно такой же я лицезрела у неё на балу. Жёсткий, решительный, непримиримый. Девушка уже не напоминала ту нежную, ранимую Витару, которой предстала передо мной вначале нашего знакомства. Джохар был прав: она изменилась. Что-то с ней действительно стряслось… но что?..

— Джохар чем-то тебя обидел? — сделав вид, что всё ещё не понимаю, я взяла её за руку.

— Давай отложим этот разговор, — услышав приближающиеся шаги, Витара высвободилась и, нацепив на лицо невозмутимую маску, обернулась к дверям. — Ну, что, чай готов? — беззаботно спросила она у появившегося Марка.

— И даже с пирожными! — улыбнулся тот, жестом приглашая нас к столу.


* * *


День летел за днём, а я только успевала бегать по лекциям, зубрить учебники и время от времени перехватывать в столовой что-нибудь съестное. Мой рейтинг стоял на месте, но радоваться было рано, поскольку обновлялся он только раз, в конце недели. С замиранием сердца я ждала, где окажусь после того случая с ректором. Больше за мной грехов вроде не наблюдалось, так что всё будет зависеть от него.

Поговорить с Витарой о её странном поведении тоже не получалось. Будучи занятыми с рассвета и до глубокой ночи, мы находились в состоянии полутрупов — просто падали на кровать, не в силах даже раздеться. Обычно моим переодеванием занимался Марк, на что я давно махнула рукой, предоставив Зорку полное право быть моей нянькой.

Одно воодушевляло: приближался выходной — значит, можно постараться уговорить ребят вновь посетить тот уютный ресторанчик в городе. Вот где я оттянусь по полной!..

Промучившись на уроке этикета с очередными вилками, изучив несколько новых па на танцах и сломав язык о древние иероглифы, я почти расслабилась, отправляясь на занятия по магии. Оно было последним на сегодня.

И всё! Завтра выходной! Ура!!!

Дав себе слово сидеть тихо как мышка и не высовываться, я беззаботно вошла в аудиторию и сразу направилась к Витаре. Всё же рядом с подругой страдать веселей!

Однако дойти до места была не судьба. Неожиданно меня нагнал Марк и, придержав за локоть, развернул, направив обратно к дверям.

— Э-э-э, — растерялась я, — Марк, что происходит?

— Объясню в коридоре. Идём! — он потащил меня к выходу. Выставив за двери, взял за руку и потянул за собой. — Ректор назначил тебе индивидуальные занятия с другим преподавателем, — на ходу пояснил он. — Мне сообщили только сейчас. Так что общие лекции по магии ты посещать пока не будешь.

— А как же?.. — я попыталась что-то сказать, но Марк уже остановился, подпихнув меня к дверям другой аудитории. — Это здесь. Иди!

— А ты? — застыла в недоумении. Так уже привыкла, что он повсюду за мной таскается, что идти куда-то без него почему-то стало страшновато.

— Мне нельзя, — коротко бросил он. — Занятия строго индивидуальные. Ступай!.. Я подожду здесь, — и, распахнув дверь, Марк втолкнул меня в аудиторию.


* * *


— А вот и вы, Пери Таисия! — раздался чей-то голос из-за кафедры, и я увидела Агатата Аль Марида, одетого в элегантный чёрный костюм и привычный тёмно-синий плащ. — Что же вы стоите у дверей? Проходите, не стесняйтесь.

Поборов невольную растерянность, я послушно двинулась к кафедре.

Подошла, поклонилась, как учили, скрестив руки на груди. Агатат ответил тем же, потом несколько секунд молчал, пристально изучая меня с головы до ног.

— Вы похудели, Пери, — внезапно заметил, недовольно скривившись. — Проблемы с этикетом в столовой?

— Не совсем, эфенди. Просто много сил забирает учёба.

— Тогда не нужно так надрываться, — он покачал головой. — Иначе на следующем балу придётся танцевать с вашим призраком!.. Вы помните, что должны мне ещё один танец, Таис?

— Хм-м, — опешила я, не зная, что ответить. Но Агатат вдруг рассмеялся, окончательно меня обескуражив.

— Как легко, оказывается, вас смутить, Пери, — посерьёзнев, добавил он. — Ректор прав: вы очень эмоциональны… Но давайте займёмся тем, зачем мы здесь… Как я понимаю, вам удалось то, чего не удавалось никому в стенах академии с момента её основания, — вновь заговорил маг после короткой паузы, — Вы умудрились за несколько секунд выкачать из резерва Эмирана почти половину магического запаса.

— Я… э-э-э… — потупила глазки, изобразив раскаяние. — Я не хотела…

— Не хотели? — брови препода взлетели вверх. — Не хотели исполнить требование ректора?

— Нет… То есть да… Но…

«Ух! Что-то он меня совсем запутал!»

Взглянула на мага, пытаясь понять, шутит он или нет, но синие словно омут глаза Агатата были предельно серьёзны.

— Я хотела исполнить требование ректора, — собравшись с духом, проговорила я уже твёрже.

— Хорошо, — маг спокойно кивнул. — И что же произошло с вами дальше?

— Я представила, как ко мне тянутся язычки пламени, затем почувствовала внутри себя непонятную силу…

— Прекрасно, — Аль Марид вновь кивнул. — Что потом, Пери?.. Что заставило вас запаниковать?

— Ну, я увидела… — и тут я поняла, что влипла! Прикусила язык, но было поздно! Агатат сверлил меня тёмным взглядом — обмануть его не было никакой возможности.

Повисла пауза.

— Вы правы, Таис: сейчас уже поздно выкручиваться, — разгадав всё по моему лицу, маг снисходительно улыбнулся. — Вы всё сказали, а я всё понял… Стоило только задаться вопросом: почему вы запаниковали настолько, что пришлось звать на помощь Зорка? С ваших слов, выходит, что вы прекрасно «видели», что происходит.

— И… что теперь, эфенди? — сникла я, устало облокотившись на возвышение кафедры.

— Теперь я буду учить вас обходиться без помощи Зорка, Таис, — подумав, негромко произнёс препод. — Но прежде вам придётся дать мне клятву, что все полученные вами знания, плюс то, что я буду вам говорить, до поры останется между нами. Проболтаетесь — пеняйте на себя.

— Я… готова поклясться, — согласилась я, понимая, что другого выхода нет. — Но вы сказали «до поры»… Что это значит?

— Это значит, что сможете нарушить клятву, когда я вам разрешу, — подчеркнул аль Марид. — А теперь повторяйте за мной! — он взял меня за руку. — Эрэнимус… Мас… Фортина… Солтэ…

Стараясь не ошибиться, я тщательно выговаривала все буквы, повторяя слова неизвестной клятвы. Стало страшно, но отступать было некуда. Да и что мне терять? Либо довериться Агатату, либо… Не хотелось думать, что произойдёт в противном случае.

Покорно проговорив загадочную тарабарщину до конца, я ощутила, как по венам пробежал огненный вихрь.

— Что это за клятва? — поинтересовалась я, растирая руку, которую слегка обожгло.

— «Блокада Разума», — отступив от меня, Агатат скинул мантию, бросив ту на скамью. — Относится к разряду Ментальной магии. Если вы захотите выдать чей-то секрет или вас, скажем, начнут пытать, чтобы заставить это сделать, магия выжжет ваш разум вместе со всей информацией.

М-да… перспектива, прямо скажем, безрадостная… Я представила, как мои мозги плавятся, превращаясь в бульон, отчего меня передёрнуло.

— Итак, теперь, когда вы немного ознакомились с особенностями менталистики, можем продолжить наш разговор, — обрывая мои фантазии, оживился препод. — Как уже выяснилось, вы можете видеть потоки энергии и различать ауры. Отсюда возникает вопрос: какие цвета вам удалось увидеть, Таис?

— Красный, — ответила я без запинки, невинно опустив ресницы.

Агатат подавил улыбку, потом вздохнул и осторожно похлопал меня по плечу.

— Браво, адептка! Очень убедительно!.. Только давайте договоримся, что вы будете рассказывать мне всё. Так мы сэкономим моё и ваше время.

Я покраснела, но потом вдруг разозлилась.

Да чёрт возьми, почему я должна бояться каких-то учителей?! Мне что, пять лет?! Может, я вернулась в детдом и должна слушаться?! С какой стати мне откровенничать, когда все вокруг только и делают, что скрывают правду?! Преподаватели, Витара, Марк, Джохар?!.. У каждого из них есть тайны! Так почему мне нельзя иметь свои?!

— Простите, эфенди, но не думаю, что эта информация будет для вас полезной, — спокойно, почти холодно проговорила я, припомнив слова Марка. — Это урок, а не исповедь. Может, я и не умею пока управлять силой, но хорошо понимаю, что любой маг поостережётся выдавать собственные секреты другому. Вы, например, свои не раскрываете, так почему требуете этого от меня?..

— Браво, милая! — Агатат хоть и нахмурился, но всё же оценил мою смелость. — Оказывается, ваш потенциал как дипломата вовсе не ограничивается посыланием «на хрен» высокопоставленных особ! Сейчас вы очень мило и вежливо послали «на хрен» и меня!

— Сожалею, если мои слова показались вам грубыми, эфенди, — «включив» дипломатию на полную, я пожала плечами. — Но поправьте меня, если я неправа.

Маг долго молчал, наблюдая за мной со смесью раздражения и искреннего интереса.

— Что ж, признаю, вы меня обезоружили, Пери, — хмыкнув, наконец согласился он. — Ваша осторожность похвальна, но ваше недоверие ко мне не совсем оправдано. Не помню, чтобы я чем-то его заслужил.

— Со всем уважением, эфенди, но вы только что заставили меня дать клятву. Если вы не доверяете мне, то как я могу доверять вам?

— Логично. Только я не доверяю не вам, а вашей способности выдержать давление со стороны. Вы умны и достаточно осторожны, но ещё слишком молоды. Кроме того, очень мало знаете о нашем мире, чтобы противостоять системе.

— Так расскажите мне о нём, эфенди, — не сдавалась я. — Научите отличать друзей от врагов — вы ведь здесь за этим?

— Хорошо, — внезапно став совершенно серьёзным, препод задумчиво кивнул. — Хотите нырнуть в омут с головой — извольте, — он шагнул ко мне и протянул ладонь. — Коснитесь моей руки и закройте глаза! — жёстко приказал он.

Я подчинилась.

— Теперь разбудите вашу силу, вообразив, как она тонкой ниточкой струится от вас ко мне.

Я представила. Тут же охнула от обрушившейся на меня лавины энергии.

— Слишком много, Таис! — сквозь нарастающий шум в ушах прозвучал предупреждающий голос препода. — Не открывайте глаз! Сосредоточьтесь!.. Заставьте магию сузиться до одной точки… Медленно… Не толкайте её!.. Мысленно обнимите и начинайте сжимать… Вот, так…

Я старалась изо всех сил. Голова раскалывалась, между лопаток стекал холодный пот. Магия, словно облако, расплывалась в разные стороны, просачивалась сквозь невидимый барьер, которым я пыталась её удержать. Сминалась, выгибалась, выскальзывала из захвата, словно кусок мыла. На миг мне даже почудилось, что она недовольно зашипела, когда я стала её сжимать.

Выругавшись сквозь зубы, я утрамбовала нахалку до состояния чернильной кляксы, обернув в несколько слоёв защитного поля.

— Уже лучше, — похвалил Агатат Аль Марид, ободряюще сжав мои пальчики, дрожавшие от напряжения. — Зафиксируйте ваши ощущения, Пери! Запомните, что вы сейчас чувствуете до мельчайших подробностей и попробуйте чуть приоткрыть созданный барьер… Совсем немного… Вот так… Видите лучи? Оставьте один, остальные уберите!

Я следовала указаниям, испытывая невольный восторг от того, что у меня получается. С болью, проклятиями, неимоверным напряжением и безумной затратой сил — но у меня всё получается!!!

— Остановитесь и переведите дыхание, Таис! — услышала я голос препода, когда сумела запечатать лишние лучи магии обратно в «кляксу». — Удерживайте в сознании лишь полученный результат, а тело постарайтесь расслабить. Каждую мышцу по очереди, не торопясь… Умница, девочка!.. Теперь, не напрягаясь, работая только головой, направьте этот поток ко мне. Словно струйку дыма… Протяните его к моей руке.

Я сосредоточилась и мысленно потянула за кончик луча, перенаправляя его к ладони препода. К моему удивлению, лучик беспрекословно подчинился, устремившись, куда было велено.

Едва он дотянулся до цели, Аль Марид крепче сжал мою ладонь.

— Глубоко вздохните, Пери, и откройте глаза! — выждав немного, велел он.

Очень осторожно последовала приказу и приоткрыла один глаз. Потом другой. Посмотрела на Агатата, затем на наши руки и ахнула. Над ладонями струились магические потоки. Они сплетались разноцветными линиями, мерцая и рассыпаясь фейерверком огней.

— Что вы видите? — спросил маг, пристально наблюдая за мной.

— Потоки энергии, эфенди.

— Каких цветов?

— Разных, — помолчав, бросила я. — Только ведь вы и сами это знаете… — обречённо заметила, вспомнив, как он направлял меня, словно сам видел всё происходящее.

— Верно, — взгляд синих глаз стал насмешливым. — Тактильный контакт, — он кивнул на наши сплетённые ладони, — позволяет мне читать вас словно книгу, Таис… И даже с картинками! Поэтому сейчас мне станет известно, что видите вы, глядя на мою ауру!

Вы… менталист!!! — я подпрыгнула от ужаса, когда меня озарило. — Читаете мысли и…

— И теперь знаю все ваши тайны, — склонившись к моему уху, доверительно шепнул маг.

— Но ведь это… Это… — я зажмурилась, вдруг осознав, что на сей раз мне точно конец. Ноги внезапно отказались держать. Я покачнулась, едва не грохнувшись на пол.

— Ну-ну, — перехватив меня за талию, Агатат не дал упасть. Вместо этого аккуратно усадил на лавочку. — Не стоит так нервничать, дитя. Вы ведь хотели знать мои секреты? — лукаво прищурился он. — Это один из них.

— Вы меня обманули! — пропищала я, задохнувшись от негодования и всхлипывая как обиженный ребёнок. — Это нечестно! Непорядочно!.. Подло!.. Это… не по-мужски!!!

Слёзы сами собой потекли по щекам, и я разрыдалась.

Агатат Аль Марид вздохнул, затем прошёл к кафедре, раздобыл где-то стакан с водой и протянул мне.

— Выпейте! — попросил он устало, уже без усмешки взглянув мне в лицо. — Не бойтесь, Пери… Я не использую ваши тайны для того, чтобы вам навредить… Можете мне верить.

— С чего это вдруг?! — огрызнулась я, дрожа от обиды и злости.

— Ну, должен же существовать хоть один человек, которому вы сможете довериться? — маг улыбнулся искренне и печально. — Не обижайтесь на меня, Таис. Я должен был убедиться, что и вам тоже можно доверять…

Последние слова заставили меня прекратить рыдания и посмотреть в изрезанное морщинками мужественное лицо. Потом заглянуть в умные синие глаза.

Нет, эти глаза не могли лгать. Не знаю почему, но я сразу успокоилась. От Агатата исходило какое-то тепло плюс невероятная сила и уверенность, словно он мог защитить меня от всего мира, заслонить от любой беды… Таким, будучи ещё маленькой девочкой, я представляла своего отца. Ворочаясь бессонными ночами на жёсткой детдомовской кровати, мечтала, как он придёт, обнимет меня сильными руками и, прижав к груди, унесёт в новую счастливую жизнь…

— Выпей! — повторно возникший передо мной запотевший стакан с водой прервал воспоминания, возвратив в суровую реальность.

Сделав несколько глотков, я вернула стакан магу.

— Сегодня вы отлично справились, Таис, — его глаза блеснули радостью, замерцав, как морская гладь на солнце. — Но сейчас вам лучше отдохнуть. Жду вас через три дня в этой же аудитории. И постарайтесь не перебрать на вечеринке…

— На какой вечеринке, эфенди? — уже уходя, замерла я в дверях, недоумённо оглянувшись.

Агатат не ответил. Неопределённо хмыкнув, он отвесил небольшой поклон и исчез в облачке тумана.

Глава опубликована: 25.07.2021

Глава 13

Маркус Зорк Аль Ифче

Предстоящий выходной совсем не радовал. Пока ждал Таис после индивидуальных занятий, появился Джохар и сообщил, что на эту ночь назначен «сбор урожая». Пойдём со стажёрами — теми, кто закончил обучение в Академии Пламени всего месяц назад.

Помню, нас тоже водили в «Эдем» сразу после шестого курса. Тогда погибли пятеро новичков с моего потока и один наставник. Он полез выручать подопечного и поплатился. Так и не нашли беднягу.

Теперь настала наша очередь вести новичков. Они ещё толком не представляют, что их ожидает в проклятом лесу. Думают, всё так просто. Наивные… А я как вспомню, что тогда было, до сих пор поджилки трясутся. Потом целый год от этого ужаса отходил — мучили кошмары. Ладно бы только по ночам, так они ещё и наяву являлись. Один парень умом тронулся из-за этих видений. Помню, всё ходил кругами — разговаривал с пустотой. Потом исчез куда-то. Наверное, отдали Пламени…

Сейчас мы, конечно, посильнее стали, но магия Духа — она ведь ещё та зараза! Чуть задержишься в «Эдеме», такую дозу на мозги получишь, что забудешь собственное имя! Зачем пришёл, не вспомнишь и дорогу назад не найдёшь. Будешь бродить в темноте, пока не угодишь прямо в объятия одной из тварей. А они ведь только этого и ждут. Схватят мужика, заморочат своей магией, получат то, что хотят, оплетут корнями и высосут все соки. Им же свежая плоть нужна для размножения — такова их природа…

Помылся, переоделся в удобный костюм, поужинал в последний раз на всякий случай. Предупредил Таис, что не вернусь до утра, и отправился на инструктаж.

Дельфис Аль Ифрит собрал всех в актовом зале Академии Пламени и сразу распределил по парам. Мне достался невысокий паренёк: светлый шатен, с живым взглядом голубых глаз и открытой улыбкой. Немного нервный, но это, учитывая обстоятельства, нормально.

— Ален, — представился он, протягивая руку. — Рад познакомиться с ветераном нашей гвардии.

— Марк, — ответил я на рукопожатие. На этом замолчали, переключив внимание на ректора.

— Сегодня третья ночь полной луны месяца Мухаррам, — негромкий голос Дельфиса был отчётливо слышен в гнетущей тишине зала. — Каждый год по установленной традиции выпускники нашей Академии принимают участие в так называемом «Сборе урожая» в лесу «Эдем». Они отправляются туда с наставниками, уже имеющими определённый опыт в этом деле.

Скажу сразу: это не увеселительная прогулка, и любая оплошность может стать роковой.

Несмотря на то, что Эдем необширен — площадью несколько километров — в нём находится нечто, что имеет колоссальное значение для нашего мира — плоды тамошних деревьев. Чаще всего их можно найти в густых зарослях, куда добраться очень трудно. Кроме того, плоды усиленно охраняются обитающими в Эдеме существами. Забрать находку и вынести её за пределы леса совсем не просто. Твари будут яростно защищать своё всеми силами. Эти существа невосприимчивы к магии, потому противопоставить им вы ничего не сможете, кроме огня, которого они боятся. Открытого огня — не магического…

У каждого из вас с собой будет факел. Он послужит источником света, заодно и защитой. Ваша задача: как можно скорее разыскать и переправить найденный плод в портал. Сделать это нужно после заката и вернуться до наступления зари. С первыми лучами солнца оболочка плода разрывается, он укореняется с землёй настолько крепко и глубоко, что получить его вы уже не сможете.

Каждой паре Зорков необходимо добыть только один плод. Новичок его переносит, полностью отвечая за сохранность, наставник — прикрывает новичку спину. Поскольку проникнуть на территорию леса могут исключительно Зорки, не ждите никакой помощи извне. Портал охраняется лишь с этой стороны, во избежание проникновения сюда существ. С рассветом «дверь» закроется, и тот, кто не успел выбраться, останется в лесу навсегда.

Теперь о самом главном… Отыскав плод, обращайтесь с ним очень бережно и аккуратно. Его нельзя ронять, ударять, переворачивать, а также вскрывать оболочку. Тот, у кого плод будет повреждён, может заранее попрощаться с жизнью.

Старшим группы назначается Джохар. От него вы получите дальнейшие инструкции по прибытии к лесу, а я буду ждать подробного отчёта по возвращении.

Это всё. Желаю удачи! — ректор смолк, жестом приказав парням двигаться к выходу.


* * *


Зорки

Всё началось, как в прошлый раз. Нас запустили в портал, возле которого дежурили парни с огнемётами в руках. Пара секунд, и вот мы уже стоим на опушке густого девственного леса. Деревья высятся над нами молчаливыми великанами, упираясь верхушками куда-то в облака. Меж стволами стелется густой туман, делающий тишину вокруг ещё более непроницаемой.

Дождавшись, когда из портала выберется последняя пара Зорков, Джохар начал инструктаж.

— До заката мы должны цепью окружить лес. Расходимся на расстояние двести метров друг от друга. Затем по моему сигналу начинаем двигаться в центр. Смотрим внимательно под ноги. Плоды всегда лежат на земле. К деревьям не притрагивайтесь. Не ломайте ветки и не вздумайте что-то поджигать! Когда увидите тварей, не приближайтесь, не позволяйте себя коснуться. Не слушайте, о чём они говорят, не поддавайтесь их зову! Если подойдут близко — отгоняйте огнём.

Как только обнаружите плод, аккуратно поднимите и тут же возвращайтесь. Существа будут вас преследовать, всячески пугать, морочить, соблазнять… Не обращайте внимания! Ваша задача добраться до портала и передать плод Верховным. Думайте лишь о миссии — только так останетесь в живых… Вопросы есть?

— Как выглядит плод? — спросил один из новичков. — И где его искать?

— Представьте себе огромный арбуз, сделанный из плотного желе зелёного цвета и опутанный тонкими стебельками листвы. Издалека такой плод практически незаметен. Ищите в высокой траве, зарослях, среди молодого кустарника.

— А что за существа здесь обитают, Джохар? Может, расскажешь подробней? — раздался ещё один голос в толпе. — Должны же мы знать, кому противостоим!

— Рассказывать не имеет смысла, — поразмышляв, Джохар тяжело вздохнул. — Пока не увидите, всё равно не поймёте.

— Но название ведь у этих тварей существует?

— Конечно, Дриады. Слышали о таких?

— В сказках, — ответил кто-то. Остальные растерянно молчали.

— В чём подвох, Джохар? — вперёд выступил низкорослый широкоплечий паренёк и хмуро уставился на Старшего. — Почему именно мы должны лезть в этот чёртов лес?.. И почему ночью?

— А нас не жалко! — раздражённо бросил кто-то из толпы. — Не Верховным же рисковать своей задницей!

— Причина не в этом, — Джохар угрюмо покачал головой. — В лес могут проникнуть лишь обладатели Стихии Земли. Мы родились на Земле и потому обладаем ей с рождения. Все прочие навыки достались нам от отцов — Ифритов или Маридов. Помните, чему учили в Академии? Магия Земли никому не подчиняется, обуздать её может лишь тот, у кого на ауре значится зелёный… Вы ещё не спрашивали себя: почему именно мы инициируем Кашири?.. Думаете — это привилегия?.. Как бы ни так! Просто маги других Стихий не справятся с Землёй, а выброс силы при инициации их просто прикончит…

Что же касается вопроса: «почему ночью»? Плоды появляются в лесу только на закате Второй Луны. А уже к рассвету укореняются, превращаясь в молодые деревья.

— Джохар, тебе известно, для чего вообще эти плоды используются? — после долгой паузы, во время которой новички переваривали услышанное, вновь спросил всё тот же паренёк.

— Поверьте, вам лучше не знать, — коротко бросил Джохар, прекращая разговор. Потом посмотрел на горизонт. — Солнце садится, — тихо заметил он. — Пора на позиции.


* * *


Маркус Зорк Аль Ифче

Пробирались по лесу тихо, стараясь лишний раз не шуметь и не подавать голоса. Я шёл впереди, разгоняя обрывки тумана огнём факела. Ален ступал след в след, настороженно озираясь и замирая каждый раз, как только из чаши доносился какой-то звук. Судя по всему, кто-то из наших уже начал поиски. Зря. Плоды не будут лежать где попало.

Тропинок в лесу не было, потому пробирались через нагромождения валежника и мёртвые стволы поваленных деревьев. С каждым шагом лес становился всё гуще, темнота непроницаемее. Какое-то время мы видели соседние пары, но вскоре и они исчезли среди переплетений ветвей.

Я ступал по прелым прошлогодним листьям, невольно вспоминая, как всё было тогда, в мой первый раз. Сколько мы шли? Тридцать минут? Сорок? Прежде чем увидели ИХ?.. Вот тогда и поняли, что подошли совсем близко. И начался кошмар…

Сколько же времени прошло сейчас? Пожалуй, даже больше. И ничего… Ни единого шороха, странная тишина… Лес словно вымер… Что это значит? Может, плодов больше нет? Или твари сменили тактику?

Жестом приказав Алену остановиться, я внимательно огляделся вокруг и прислушался. Лёгкий ветерок гулял в высоких кронах, создавая впечатление, что деревья перешёптываются между собой. А может, так оно и есть?

Поднял голову, вглядываясь в вышину. Превосходное зрение, доставшееся от папочки-ифрита, позволяло видеть всё до самых макушек. Нет, плодов на стволах не было. Так где же они?

— Марк! — донёсся до меня шёпот новичка, и я оглянулся. — Смотри!

Ален кивнул мне на одно из деревьев, у подножья которого лежал большой круглый плод.

— Стой! — одёрнул я, едва Ален направился к нему. Тот замер, а я осторожно, маленькими шагами, двинулся вперёд. Ковёр листвы под ногами мягко пружинил, приглашая ступать смело и уверенно.

До плода оставалось всего несколько шагов, когда справа послышался отрывистый истошный крик. Он прозвучал неожиданно и тут же смолк, растворившись в зловещей тишине.

«Твою мать!!! Кажется, на этот раз твари подготовились!!!»

— Ален! — не оборачиваясь, позвал я парнишку. — Замри на месте, и ни шагу, ясно?

— Х-хорошо! — не увидел, но почувствовал, как тот кивнул.

Сосредоточившись, пристально уставился на ковёр листьев впереди, мысленно заставляя их истлеть, обратившись в пепел. Часть листьев стала быстро темнеть, превращаясь в прах, но больше половины так и осталась нетронутой, продолжая лежать сплошной широкой полосой.

«Морок! Я так и думал!»

Приблизился к нему, осторожно коснулся факелом. Видение затрепетало, пошло волнами и исчезло, а перед нами открылся глубокий провал с торчащими острыми корнями на дне. Представил на мгновение, что я туда нырнул, и меня прошиб холодный пот.

Так, спокойно! Теперь бы ещё плод заполучить! Хотя… Уж больно он аккуратно лежит!.. Потянулся, стараясь достать его факелом. Достал!

Плод съёжился, и…

«Опять морок, мать твою!!!»

Я едва успел отскочить назад от бросившейся на меня осатанелой твари! Грохнулся на спину, выставив перед собой факел, словно копьё. Боковым зрением успел заметить, что Ален тут же оказался рядом и тоже принялся размахивать факелом.

Взвизгнув, тварь шмыгнула в тень и в ней растворилась.

Я поднялся и, стряхнув с себя листья, повёл напарника дальше, время от времени останавливаясь, чтобы определить морок.

Как вдруг лес внезапно ожил! Со всех сторон послышались крики, вопли, ругательства. Как же я сразу не догадался, что твари наложили Полог Тишины?! Заманивали, сволочи!

Что-то грохнуло слева. Истошный визг разрезал ночную мглу. Похоже, кто-то из наших подпалил одну из дриад. Плохо! Теперь они вообще озвереют…

— Марк!!! — раздался позади сдавленный всхлип, и я обернулся. Алена не было. Поднял голову и увидел его высоко над землёй, болтающегося между ветвей. Паренёк бился в агонии, судорожно хватаясь за толстенные лианы, намертво перекрутившиеся вокруг шеи. Факел выпал из его рук, и он беспомощно дёргал ногами, слабея с каждым мгновением.

Чёрт! Что же делать?!.. Бросить его тут?..

По инструкции мы не должны спасать друг друга, пока не получен плод. Не вправе отвлекаться от главной задачи, теряя время на бессмысленную битву. Ален сейчас умрёт, а мне ещё нужно разыскать плод. Возвращаться без него нельзя.

Поколебавшись несколько секунд, плюнул на всё, схватил оба факела и кинулся к дереву.

— Отпусти!!! — заорал как безумный, полоснув огнём по стволу. — Отпусти, иначе сожгу на хрен!!!

Подпалил сухую листву у корней, отпрыгнул в сторону, уворачиваясь от цепких ветвей, хлестанувших по плечу.

Дьявол! Только этого не хватало!!!

Одежда лопнула, обнажив глубокий порез, из которого хлынула кровь. Всё, мне конец! Сейчас все твари сбегутся на запах!

Зажав рану одной рукой, очертя голову кинулся на врага. Заработал факелами, как жонглёр в цирке, метя в самую крону. Дерево закачалось, корни, словно змеи расползлись, прячась в землю, а я всё продолжал наносить удар за ударом, больше не обращая внимания на раны, что получал в ответ.

Чуть выше собственного роста заметил дупло. Недолго думая, сунул в него факел.

Оглушительный рёв и скрежет разнёсся по всему лесу. Дерево согнулось, словно в припадке, скрючилось, хаотично замахало ветвями, уронив на землю своего пленника.

Выдернув факел, подскочил к парнишке, отволок подальше.

Ален натужно кашлял, хватая воздух посиневшими губами и усиленно растирая шею. Понадобилось минут пятнадцать, чтобы оклемался и смог нормально дышать.

— Ну, что, идём дальше? — подал ему руку, помогая подняться. Ален кивнул. Говорить он был не в силах, горло опухло. Ладно, хоть жив, а горло вылечат.

Мы обошли злополучное дерево по широкой дуге и направились глубже в чащу. Я по-прежнему шёл первым. Меня шатало, словно пьяного, — видимо, от потери крови. Сорвал с себя рубаху, кое-как перетянул распоротое плечо.

Преодолев завал из бурелома, мы вышли на поляну. Полная луна ярко освещала сочную молодую траву, разросшуюся по берегу небольшого ручья, бежавшего среди камней.

Ален жестом указал на своё горло, потом на воду, спрашивая, можно ли попить.

— Даже не думай! — осадил я, мотнув головой. — Весь лес зачарован. Выпьешь — перестанешь быть собой.

— Пей, не бойся! — мелодичный высокий голос прозвучал прямо в ушах, заставив нас подпрыгнуть на месте.

Проклятье, началось!

Прежде чем напарник среагировал, я схватил его за куртку, потянув за собой.

Поздно!

На поляну со всех сторон выходили юные девы. Стройные, как молодые осинки, обнажённые, прекрасные! Их гибкие тела сияли в лунном свете. Длинные золотые волосы, украшенные изумрудными листьями, развевались на лёгком ветру. Каждая отличалась неземной красотой. Зелёные глаза светились завораживающим призывным огнём. Розовые губы слегка улыбались, придавая лицам выражение безмятежного спокойствия и неги.

Юные прелестницы ступали бесшумно, будто проплывали над землёй. Они тянули к нам руки, смотрели с такой мольбой и нежностью, что на какой-то миг я позабыл про всё на свете, очарованный их красотой.

— Марк, кто это? — ошеломлённо шепнул Ален, во все глаза разглядывая лесных нимф.

— Дриады!!! — наверное, в моём голосе послышался откровенный ужас, поскольку он побледнел, дёрнулся, потом перехватил покрепче факел, выставив его перед собой.

— Выпейте воды! — прожурчал голос в голове, но при этом ни одна из нимф даже не шевельнула губами. — Раны заживут… Боль уйдёт…

— Вы так устали! Отдохните! — послышался вкрадчивый шёпот. — Поспите немного!..

Голоса звучали навязчиво и гипнотически, мешая сосредоточиться, чтобы разогнать окутывающий мозг туман.

— Чего они хотят, Марк? — став спиной к спине, мы держали факелы наготове, мешая дриадам приблизиться.

— Не бойтесь! — хрустальный смех едва не пробил нашу оборону. Руки, сжимающие единственное оружие, задрожали, наливаясь тяжестью. — Мы подарим вам удивительное наслаждение!.. Посмотрите на наши тела! Они так соскучились по ласке, истомились по мужским объятиям!

Нимфы сладострастно и откровенно оглаживали свои совершенные формы, при этом лукаво поглядывали на нас. Их коралловые губы были приоткрыты и слегка блестели влагой. Жемчужные зубки поблескивали в лунном свете.

— Не слушай их, Ален! — рыкнул я, с трудом отводя взгляд от исходивших страстной истомой прелестниц. — Если поддашься — тебе конец! Лучше вообще не смотри!

Тот какое-то время не реагировал, потом опомнился, опустил глаза.

— Марк, чего они хотят? — повторил он, тряся головой, пытаясь отстраниться от колдовского призыва.

— Хотят, чтобы мы их оплодотворили! А потом сожрут нас, чтобы вскормить свежей плотью зародыш!

— Твою бабушку!!! — всхлипнул Ален, отгоняя осмелевших тварей дрожащей рукой. — Что будем делать?! Они повсюду!!!

— Прорываться!

— А плод?

— Поищем по дороге! Плоды где-то неподалёку!

— Х-х-хорошо! — Ален судорожно кивнул.

Дождавшись, когда дриады немного отступят, мы дружно рванули через ручей, под сень вековых сосен. Стараясь не касаться тесно стоявших стволов, петляли по лесу, не разбирая дороги.

Несколько раз чудом избежали хитроумных ловушек, проваливавшейся под ногами земли, выраставших на пути сетей из корней и лиан. После часа безумного метания неожиданно наткнулись на спрятанный в крутом овраге плод. Юнец схватил тот обеими руками, а я вооружился двумя факелами.

Темп пришлось сбавить и назад продвигаться осторожно. Но всё равно торопились. Небо на востоке начало светлеть, и вместе с этим лес словно сошёл с ума. Впечатление было такое, будто началась буря.

Деревья стонали и раскачивались. Летели листья, сучья, огромные ветви. Всё пространство заполнили крики, вой, рыдания и визг. То тут, то там ввысь взметались языки пламени, сопровождаясь утробным рычанием и чьими-то стонами.

Ален тащил скользкий плод, а я работал за двоих, проверяя тропу и отгоняя преследующих нас дриад. Они больше не походили на невинных красавиц, завлекающих своими телами. Их прекрасные лица перекосились от ненависти, губы искривились проклятиями, зелёные глаза пылали лютой злобой. Нимфы шипели и рычали, набрасываясь на нас со всех сторон, кидаясь под ноги, взметая перед нами непроходимые валы земли. Деревья тянули к нам свои ветки, цеплялись за одежду, хлестали по лицу. Каждый листок, каждая травинка стали для нас врагом, норовя уколоть, порезать, задушить, разорвать на куски.

Едва выскочив из леса, мы бросились бежать в ту сторону, где голубоватой аркой отсвечивали врата.

Трава впереди покрылась инеем и заскользила, превратившись в лёд. Земля колыхалась, уходя из-под ног, набухала кочками, проседала предательскими ямами. Ветер гнал пыль, которая забивалась в рот, не давая дышать, и застилала глаза.

Я тащил Алена за собой, ухватив за локоть, из последних сил преодолевая оставшийся путь. За нами точно так же пробивались другие пары Зорков, кому посчастливилось остаться в живых, заполучив проклятый трофей.

Преодолев большую часть пути по открытой местности, последние до портала метры мы буквально ползли на карачках. Дриады не отставали. Стараясь вернуть плоды, они забрасывали нас видениями, путали, сбивали с направления, ослепляли.

Голова разваливалась от боли, в глазах рябило, к горлу подступала тошнота. Повязка на плече давно съехала, рана хлюпала от крови, и я был очень близок к тому, чтобы потерять сознание.

Последние несколько шагов не я тащил Алена, а он меня, закинув себе за спину, как мешок с картошкой.

Когда перешагнули заветную черту, отделявшую нас от проклятого леса — не помню… Едва закружился спасительный вихрь портала, я таки вырубился, очнувшись уже в лазарете среди таких же «счастливчиков». Там узнал, что очередной «Сбор урожая» стоил жизни двенадцати новичкам и двум Зоркам…


* * *


Академия Пламени. Через полчаса после рассвета.

— Чистого Пламени, высокочтимый Ахмат! — Дельфис Аль Ифрит низко поклонился, подобострастно сложив ладони. — Мы вас ждали.

— Думаю, не стоит объяснять, зачем я здесь, — сухо отозвался Огненный маг, скользнув холодным взглядом по Дельфису и стоявшему рядом Эмирану. — Правитель хочет знать, каковы результаты сегодняшнего сбора плодов.

— О, уважаемый Советник, Императору, как и всегда, не о чем беспокоиться, — ректор довольно ухмыльнулся. — Все плоды собраны и доставлены в Академию. Больше полусотни, и ни один из них не пострадал… Как раз сейчас наши доверенные маги занимаются распаковкой… Желаете взглянуть?

— Да, — Ахмат Аль Ифрит коротко кивнул, первым направляясь к дверям. Оба ректора поспешили за ним в подземный зал, надёжно скрытый магией от посторонних глаз.

Войдя в большое, от потолка до пола каменное помещение, увидели длинные ряды узких и тоже каменных желобов, заполненных круглыми зелёными плодами. Вдоль желоба стояли маги, аккуратно срезая опутывавшие плоды ветки и промывая очищенные шары проточной водой.

— Почти всё готово, Светлейший, можно вскрывать! — обратился к Советнику один из чародеев, руководивший процессом.

— Начинайте! — приказал Огненный и замер, сложив руки на груди.

Начальник кивнул группе магов, и те с большой осторожностью принялись вскрывать желеобразные плоды, понемногу срезая у них оболочку маленькими, похожими на изогнутые скальпели, ножами. В конце концов плоды лопались, и наружу выливалась светло-зелёная жидкость. Бережно раздвигая створки пузырей, маги доставали из них живых младенцев, которые тут же оглашали подвал недовольными истошными криками.

— Все живы? — холодно поинтересовался Ахмат, проходя по рядам, внимательно оглядывая каждого ребёнка.

— Да, эфенди, — Дельфис вновь согнулся в поклоне. — Пятьдесят восемь прекрасных девочек.

— Хорошо. Поставьте им клеймо, наложите заклятие «ножных пут» и сразу же прикажите Каринам переправить Кашири на Землю. Не следует слишком долго держать их под воздействием Чистого Пламени. Если промедлить, невозможность укорениться погубит младенцев. На Земле же они будут в безопасности. В мире без магии инстинкты дриад быстро ослабевают, и до созревания организма им ничего не грозит.

— Как прикажете, уважаемый, — Дельфис покорно кивнул.

— Вы позаботились о «корме» для Эдема на этот год? — Ахмат перевёл разговор на другую тему.

— Да, Светлейший, — теперь отозвался Эмиран Аль Ифрит. — Выбрали самых сильных мужчин, как вы и приказывали. За три месяца перевели с каторги в верхний мир, чтобы они восстановили силы. Следили за питанием и здоровьем. Сегодня их отмоют, обработают и на закате отправят в лес. Так что следующий «урожай» получите в срок.

— Что ж, я вами очень доволен, — помолчав, Ахмат снисходительно кивнул. — Доложу Императору, что вы прекрасно справляетесь с порученным делом. Думаю, в качестве поощрения он найдёт возможность передать нескольких Кашири Академиям, специально для их служителей.

— Благодарим, высокочтимый Советник! — Эмиран и Дельфис расплылись в подобострастных счастливых улыбках. — Спасибо, что не забываете о своих покорных слугах.

— Заканчивайте здесь побыстрей, — вместо ответа приказал Огненный маг. Крутанулся на месте и тут же исчез.

Глава опубликована: 25.04.2022

Глава 14

Таис. Днём раньше.

Вымотавшись до состояния варёной трески, я едва доползла до комнаты и первым делом погрузилась в ванную. Марк только что ушёл, сообщив, что его не будет до завтра, поэтому ничто не мешало мне нежиться в ароматной пене целых два часа. Неторопливо закончив с купанием, посушила волосы, надела свободные брюки, водолазку и отправилась на ужин. Витара была уже там. Приветливо кивнула, освобождая мне край стола.

— Джохар тоже ушёл? — спросила я, выгружая с подноса принесённые блюда.

— Все Зорки ушли, Таис, — подруга отчего-то помрачнела.

— Значит, мы на свободе? — лукаво прищурилась, стараясь выглядеть беззаботной. — Может, в город сходим?

— Давай лучше завтра, — не поддержав моего оптимизма, Витара устало качнула головой. — Сил никаких нет. На лекции по магии Эмиран всю душу вытряс.

— Тебе?

— Всем! — Витара поморщилась. — Помнишь Мартину — девочку, которая сидит с нами на истории? Такая невысокая, с коротким хвостом?..

— Ну, да, — я напрягла память и кивнула.

— Ректору показалось, что она его плохо слушает, — она вздохнула.

— И что?

— Отрезал её Зорку ухо.

Я поперхнулась, раскрыв глаза от ужаса. Аппетит мгновенно пропал.

— Вот же тварь!!! — вырвалось помимо воли, и я задрожала от возмущения. — Блин, Вита, тебе не кажется, что надо с этим что-то делать?! Сколько можно позволять этим козлам творить беспредел?! Они же обращаются с нами как со скотом?!

— Тише! — Витара схватила меня за руку, настороженно оглядевшись вокруг. — Не здесь, Таис!

Я замолчала, продолжая трястись от ненависти. Щёки пылали, в горле стоял ком.

— Нужно собрать девчонок, кто не боится, и пообщаться! — подумав, решительно заявила я, сгребая тарелки обратно на поднос. — Знаешь таких?

— Они уже и сами решили собраться. Завтра в полдень, в городе. В том ресторане, где мы были с ребятами, — совсем тихо пояснила Витара. — Если не передумаешь, приходи!

— Тогда стоит выспаться, — ответила я мрачно, первой покидая столовую.


* * *


После разговора с Витой сон не шёл. Ворочалась, не в силах успокоиться. Внутри всё переворачивалось от ненависти и сдерживаемой ярости. Хотелось выскочить из постели и идти убивать. Замочить всех учителей разом, а ректора показательно помучить! В голове одна за другой проносились кровожадные картинки, где, обернув Эмирана в мокрое полотенце, я ржавой иглой зашиваю ему рот, отгрызаю уши и напоследок охаживаю ледяной плетью по всем причинным местам!

«У-у-ух, как я зла!!!»

Прометавшись в нервном угаре полночи, кое-как уснула, провалившись в нагромождение зыбких тревожных образов. Перед внутренним взором то и дело возникал призрачный лес, слышался надрывный плач, чьи-то голоса, вокруг витали неясные тени. Потом их сменили истошные крики младенцев, стоны и рыдания невидимых матерей.

Я проснулась в холодном поту, открыла глаза раньше, чем смогла понять, что вынырнула из сна. Потому решительно откинула одеяло и встала, даже не соображая пока, что хочу делать.

«Помоги! — прошелестел в мозгу чей-то голос, — Спаси нас!»

Повертела головой, стараясь определить, откуда он звучит, но никого не увидела. Пребывая в странной гипнотической полудрёме, прямо в ночной сорочке, босая направилась к дверям.

«Помоги!.. Спаси!.. Отыщи нас!..»

Голоса звучали всё настойчивей, и в них было столько горя и безысходности, что разрывалось сердце. Я шла вперёд, не разбирая дороги, подчиняясь неведомому зову. Не думая об опасности, не замечая ничего вокруг, миновала коридоры и лестницы, бесчисленные повороты, отпирая запертые двери одним усилием воли. Где-то краем сознания отметила, что нахожусь в том коридоре, в котором плутала в самый первый день обучения, когда Эмиран выгнал из аудитории в одном полотенце. Только сейчас коридор был тёмен и выглядел чёрным провалом, уходящим в бесконечность.

Я шла и шла, совершенно не думая о том, куда и зачем. Меня вели голоса, с каждой секундой становившиеся всё громче. На этот раз хватило сил преодолеть весь путь, и, дойдя до конца коридора, я оказалась в небольшом зале, подсвеченным лишь мерцающим голубоватым светом портала. Свет излучала стоявшая посередине каменная арка. Недолго думая, шагнула в неё. Несколько секунд вращающегося вокруг мира, и я очутилась в другом похожем зале. Вышла в узкий коридор и сразу почувствовала, как на меня обрушилась лавина беспредельного, невыносимого отчаяния. Не в силах больше терпеть, побежала, стремясь успеть на зов и плач незнакомых голосов.

«Помоги!.. Спаси!.. Скорее!.. Приди!.. Спаси!..»

Призывы звучали всё громче, перебивая друг друга, смешиваясь в один сплошной хор голосов. Спотыкаясь, налетая на стены, я уже задыхалась от быстрого бега, но останавливаться казалось сейчас кощунственным. Я должна успеть! Должна помочь! Спасти, пусть даже ценой собственной жизни!.. Кроме меня — некому. Я это знала. Чувствовала. Я должна остановить всё это!

Что остановить? Кого спасти? Ответы мне были не нужны. Главное сейчас — продолжать двигаться вперёд!

Пробежав бесконечное множество коридоров, спустилась по лестнице в какой-то подвал и тут же натолкнулась на тяжёлую каменную дверь. Она была заперта, но меня это не смутило. Даже не усомнившись в собственных силах, сосредоточилась, заставляя камень осыпаться на пол мелкими песчинками. Смело вошла в образовавшийся проход и… увидела шестерых младенцев, тянущих ко мне ручки, захлёбывающихся при этом в немом крике. Что-то подтолкнуло в спину, и я двинулась дальше, на ходу рассматривая множество сваленных в желобах зелёных оболочек. Приблизилась к первым двум младенцам, осторожно взяла их за ручки. И тут же сознание чуть не взорвалось от хлынувших в него потока видений.

Лес… Обнажённые юные девушки с золотым волосами поют и танцуют завораживающий танец в лучах полной луны. Юноши, почему-то все коротко стриженные, окружили поляну плотным кольцом и не отрываясь наблюдают за прекрасными нимфами. На их губах блуждают блаженные улыбки, в глазах горит страсть. Один за другим они не выдерживают, покидают своё убежище, присоединяясь к танцующим. Руки и тела сплетаются под звёздным ковром небес, и вскоре поляна пустеет. Пары уединяются под сень одетых яркими цветами деревьев. Те склоняют ветки, образуя над влюблёнными искрящийся в лунном сиянии живой шатёр. Лес наполняется стонами и жаркими криками наслаждения. Нежные голоса, нетерпеливый шёпот и хриплое дыхание разрывают привычную тишину девственной природы. Возлюбленные не расстаются до первой утренней звезды, и лишь перед рассветом, утомлённые ласками, засыпают в объятиях друг друга.

Солнце золотит макушки высоких деревьев, и сплетённые за ночь брачные шатры осыпаются на землю истлевшими бутонами. Юные девы крепче обнимают своих спящих возлюбленных. Их конечности удлиняются, покрываются молодыми листьями и опутывают мужчин с головы до ног, при этом быстро врастая появившимися корнями в землю. Тела девушек исчезают, превращаясь в переплетение тонких зелёных ростков. Несколько судорожных движений, и незадачливые любовники, не успев толком проснуться, коротко вскрикивают и мгновенно умирают, пронзённые корнями насквозь. Очень скоро их тела растворяются в чреве быстро растущих молодых деревьев, с созревающими на них маленькими зёрнышками плодов…

Видение затрепетало, пошло волнами и исчезло, а вместо него возникло другое.

Тёмная ночь. Хрустят ветки, чей-то топот слышен в глухой тишине. Он приближается. А вместе с ним накатывает и безмерный ужас. Полная луна серебрит верхушки деревьев, выхватывая из темноты лица молодых мужчин. Одно из них кажется знакомым. Зорки выходят на поляну, останавливаются, испуганно озираясь. Тот, что выше ростом, оборачивается, и я узнаю его… Марк! Боже мой, что он там делает?!

На поляну выходят лесные нимфы, но юноши отгоняют их огнём. Потом бегут, по пути подхватывая с земли долгожданный трофей. Тот самый плод «любви» между одной из юных красавиц и неизвестным мужчиной с короткой стрижкой. Только теперь плод вырос, став похожим на переспевший арбуз.

Лес защищается в попытке вернуть своё дитя, но Зорки безжалостны. Они отгоняют существ огнём и утаскивают плод в портал…

Картинки оборвались, сменившись следующими.

Чьи-то руки орудуют ножом, срезая слой за слоем зелёную оболочку. Плод трескается, и из него достают новорождённого ребёнка…

 

В полутёмном помещении подвала искрами рассыпаются заклинания. Младенцы, а их бесчисленное множество, скрючивают ножки, вопя от боли. На крохотных ручонках, в районе указательного пальца правой руки, медленно проявляется уродливое родимое пятно круглой формы…

 

Плотные тени, по внешнему виду напоминающие людей, по очереди берут младенцев из каменного жёлоба и исчезают вместе с ними в призрачном свете портала…

Видения оборвались так же внезапно, как и начались. Я всё ещё держала младенцев за ручки, и невольно мой взгляд зацепился за кроваво-красное, похожее на свежий ожог, родимое пятно у одного из них. Кашири… Так вот кто мы такие… Но почему? Зачем? Ради чего мы здесь?

Ответов по-прежнему не было, но теперь многое прояснилось. По крайней мере, понятно, что Зорки, судя по всему, часть этой схемы, и им всё известно. Значит, им также ведомо и продолжение истории. Они знают её начало, должны знать и конец…

Вновь посмотрела на малышек. Спасти их я сейчас не могу. И не имею пока представления, как помочь тем, кто остался в том лесу и потерял своих детей. Но теперь я ещё больше убеждена, что должна что-то сделать. И, в первую очередь, развить свою магию! Потому что мне нужно оружие, чтобы разворошить это поганое осиное гнездо!

Задумавшись, я вдруг вздрогнула, почувствовав чьё-то приближение. Выскочила из подвала, жестом вернув дверь на место, и укрылась в тёмной каменной нише коридора. Увидела несколько плотных теней, просочившихся прямо сквозь стену и через пару секунд возвратившихся обратно. На полупрозрачных руках тени держали младенцев. Всех шестерых. Последних…

Непонятные существа нырнули в образовавшуюся арку, а у меня защемило сердце. Нетрудно было догадаться, что портал ведёт на Землю… Едва сдержала безумный порыв броситься туда следом за ними. На глаза накатили слёзы. Как не вовремя! Но сдержать их уже не могла. Сползла спиной по стене и, уткнув лицо в колени, тихо заплакала, проклиная свою беспомощность.

Назад я брела уже осмысленно, прячась от посторонних шорохов в хитросплетениях коридоров. Странно, что никто не встретился мне по дороге сюда. Наверное, голоса вели меня заведомо безопасным путём.

Выйдя в центральный холл, внезапно поняла, где нахожусь. Судя по многочисленным изображениям огня на стенах, это была Академия Пламени. Огляделась, пытаясь вспомнить, где вынырнула из портала, но место казалось незнакомым, и тогда я осознала, что влипла по-крупному. Если в ближайшее время не отыщу портал в свою академию — вряд ли вообще когда-нибудь туда вернусь.

За окнами быстро светлело. Хлопали двери, всё чаще звучали чьи-то шаги — академия просыпалась. Я двигалась по коридорам, то и дело замирая, вжимаясь в стены, прячась по тёмным углам. Наткнулась на помещение, показавшееся мне знакомым, но голубоватой арки там уже не было. То ли я ошиблась, то ли портал просто закрыли.

«Всё. Маленький лесной зверёк на букву «П» гаденько мне улыбнулся и помахал лапкой».

В этот момент в коридоре за поворотом послышались многочисленные шаги, которые стремительно приближались. Я заметалась, решая, куда спрятаться, но коридор вёл прямо, и в нём, кроме нескольких дверей, не было никаких ответвлений. От паники потеряв последнюю способность что-либо соображать, начала дёргать подряд все ручки. На третьей мне повезло. Дверь оказалась незапертой. Она распахнулась, и я буквально ввалилась в полутёмную комнату. Перестав дышать, прижалась к стене спиной, ощущая, как бешено колотится сердце.

Шаги прозвучали совсем близко и стихли в отдалении. Я перевела дыхание и только потом позволила себе оглядеться. Комната была просторной и богато обставленной. Резной стол посередине, красивые диваны, расшитые пуфы, ковры, зеркала… Судя по всему, я находилась в чьей-то гостиной, потому что в противоположной стене обнаружилась ещё одна дверь, ведущая, по-видимому, в спальню.

«Мамочки!!!»

Едва до меня дошёл сей факт, я схватилась за ручку двери, намереваясь немедленно сбежать, но тут в коридоре снова послышались шаги. Теперь их ощутимо прибавилось, и звучали они с разных сторон. Похоже, коридор оказался довольно оживлённым. Шаги почти не смолкали. Как только стихали одни, слышались другие, перемежаясь со звуками голосов. Хватило десятиминутного бдения под дверью, чтобы понять, что сейчас покинуть своё убежище для меня смерти подобно. Первый, кто обнаружит меня в подобном виде — босую, в ночной сорочке, и к тому же в чужой Академии — тут же сдаст ректору. Пришлось отказаться от мысли бежать прямо сейчас и молиться, чтобы хозяин роскошных апартаментов не возвращался как можно дольше.

Чёрт, как же я замёрзла! Меня трясло как паралитика, ноги буквально заиндевели на холодном полу. Поёжилась, переступив с ноги на ногу и сдерживая неприятное клацанье стучавших зубов. Когда шла сюда, не думала о холоде, даже не замечала его. А теперь наступил отходняк. Плюс нервное перевозбуждение…

«И ещё в туалет жутко хочется, вот блин!..»

Снова огляделась и, как и предполагалось, обнаружила ещё одну дверь. Узкую такую, почти неприметную. На цыпочках прошла через гостиную, потянула ручку, и… Бинго!!! Передо мной, сияя безупречно отшлифованным мрамором, предстал санузел. Туалет, огромная ванна с джакузи, небольшой каменный бассейн и даже скромная душевая кабина. Как говорится, на любой вкус! Рядом в стеклянном шкафчике располагались разноцветные махровые полотенца, халаты, а внизу… Бог, мой! Тапочки!!!.. С тонкой подошвой, переплетённые на манер римских сандалий несколькими кожаными ремнями, на треть больше по размеру моей ступни, но всё же!.. Я едва не закружилась в победном танце, отыскав сие сокровище!

Первым делом натянула поверх рубашки тёплый халат, сунула ноги в тапочки и простонала от блаженства! Несколько минут тупо грелась, расхаживая по цветастому пушистому коврику. Потом, словно чёрт дёрнул! Наплевала на все предосторожности, включила горячую воду, разделась и прыгнула в джакузи. Ох, вот где кайф!!!

Пролежала в благодатном тепле довольно долго, окончательно разомлев и потеряв остатки бдительности. Когда распаренная, сонная, расслабленная покидала ванную комнату, мне было уже всё по барабану. Пусть хоть убивают теперь — по фигу! Главное, сейчас мне тепло…

Однако опьянённый негой, растёкшийся от горячей ванной мозг вмиг протрезвел, едва столкнувшись с холодной реальностью.

Вернувшись в гостиную, моментально поняла, что там что-то изменилось. И не просто «что-то», а, можно сказать, всё сразу!

Стол посередине комнаты был полностью накрыт к трапезе. Стояли серебряные блюда, расставлены тарелки, лежали приборы. Хрустальные бокалы были наполнены золотистым напитком. В общем, хозяин вернулся и, судя по всему, ждал гостей.

«Хм… Да-а-а… Приплыли!..»

Удирать было слишком поздно, да и куда? В коридоре по-прежнему стоял топот, да и хозяин наверняка уже обнаружил моё присутствие, услышав шум воды в ванной… Хотя стоп!!! Может, стол накрывали слуги, а они не решились заглядывать в ванную, подумав, что там находится гость?.. Или гостья?.. Может, хозяин апартаментов вообще ещё не приходил, и…

— Увы, но должен вас разочаровать, Пери, — услышала я знакомый голос, и меня чуть не хватил Кондратий. — Ваши умозаключения ошибочны. Особенно учитывая тот факт, что я вообще отсюда не уходил, а мирно спал в соседней комнате, когда вы изволили посетить мою скромную обитель…

Скрипнул диван, и я увидела нашего препода по дипломатии, смотревшего на меня строго и одновременно насмешливо.

«Опаньки!!!.. Вот это жопа… Нет, лучше так: ЖОПА-А-А-А!!!.. Причём полная и безоговорочная!»

— Ну, что же вы застыли? — елейным голосом поинтересовался Агатат Аль Марид, приподняв уголки губ в пугающей, кровожадной улыбке. — Как вы правильно заметили: удирать слишком поздно. Поэтому прежде, чем мы решим, что с вами делать, может, составите мне компанию за завтраком? — он указал на сервированный стол. — Прошу вас, присаживайтесь. И соизвольте немного подождать, пока я слегка освежусь. Должен извиниться, но некоторые обстоятельства в виде одной прекрасной Пери лишили меня возможности совершить положенное утреннее омовение.

Не дожидаясь моего согласия, Агатат поднялся с дивана и проследовал в ванную, по дороге бросив мимолётный взгляд на мои тапочки. При этом его брови удивлённо приподнялись. Ничего не сказав, он хмыкнул и скрылся за дверью.

Прошло минут десять обречённого ожидания, и маг возвратился. Он сразу же подошёл к столу, снял крышки с приготовленных блюд и уселся напротив.

— Приступим? — поинтересовался он насмешливо, с лёгким недоумением разглядывая моё одеяние. — Вам чрезвычайно идёт этот цвет! — неожиданно заметил он, указав на зелёный махровый халат, в который я была закутана. — А вот обувь лучше сменить, не то вы рискуете наступить на собственный тапочек.

— Я учту, — мрачно огрызнулась я, отчётливо уловив издевательские нотки. Пододвинула к себе блюдо с жарким и положила пару кусков на тарелку. Потом плюнула и выгрузила почти всё. В конце концов, приговорённому на смерть полагается последний завтрак! Так нечего мелочиться!

Агатат сделал вид, что не замечает моего шокирующего поведения. Подождал, пока я прожую несколько кусков, после чего галантно протянул мне бокал с напитком.

— Попробуйте! Это эренийское вино. Очень лёгкое, но хорошо бодрит.

— Да? — подозрительно уставилась на бокал, вдруг вспомнив разговор Зорков о Зелье Покорности.

— Ничего общего с зельем это вино не имеет, уверяю вас, — улыбнулся маг, делая из моего бокала большой глоток. — Пейте, не бойтесь! — и снова протянул его мне.

Я взяла. Помедлила. Потом решилась и тоже немного отпила. Вино оказалось превосходным! Не алкоголь. Просто шикарный букет ароматных ягод и фруктов, напоминающий волшебный нектар.

Некоторое время мы молчали, наслаждаясь чудесным напитком.

— Думаю, мы вполне можем совместить приятное с полезным, — наконец оборвал паузу препод. — Поэтому давайте продолжим нашу светскую беседу, Пери… Итак, — он отложил вилку и откинулся на спинку дивана, сверля меня пристальным взглядом своих синих глаз. — Что вы делаете в Академии Пламени, Таис?

— А вы? — вырвалось у меня прежде, чем я сумела прикусить язычок. Блин, вот не время сейчас провоцировать ситуацию! Однако Агатата мой вопрос не смутил.

— Как видите, я здесь временно проживаю, — заметил он несколько сухо, — Но не дипломатично отвечать вопросом на вопрос. Я ведь вас не этому учил, Таис… Что вы здесь делаете? — уже строже поинтересовался он.

— Завтракаю! — вновь огрызнулась я, подцепив вилкой очередной кусок мяса и показательно запихивая его в рот.

— И принимаете ванну, я так полагаю, — препод устало кивнул. — А ещё воруете чужие вещи.

Я покраснела и отвела взгляд. Ответить на эти обвинения было нечем.

— Таис, вы понимаете, что мои вопросы чисто риторические? — тон Агатата стал раздражённо ледяным. — Я восхищён вашими попытками спрятать от меня свои мысли, но уверяю — это бесполезно. В вашей голове столько красноречивых образов, что, задавая вам вопросы, я лишь хочу уточнить некоторое детали — не более.

— Простите, ничем не могу помочь, — я вытерла губы салфеткой, решительно поднимаясь из-за стола. — Благодарю за завтрак, эфенди, и, надеюсь, вы будете столь же любезны, проводив меня обратно в мою академию.

— Не наглейте, Таис, — глаза препода предупреждающе вспыхнули. — Я и так был чересчур любезен с вами. Теперь ваш черёд проявить чуточку уважения ко мне.

— В каком виде я должна проявить это уважение? — спросила с вызовом. — И зачем оно вам, если вы бесцеремонно копаетесь в моих мозгах?

— Я могу пообещать вам не делать этого, если вы взамен пообещаете быть со мной откровенной.

— Лучше убейте меня сразу, — обречённо выдавила я, вспомнив о несчастных младенцах, которым так и не смогла помочь, и как-то сразу растеряла весь свой боевой запал. Плюхнулась обратно на диван, ощущая себя слепым котёнком, тонущим в ведре, и понимая, что кроме детской бравады ничего не могла противопоставить своему врагу. Агатат умнее, сильнее, опытнее, ему ничего не стоило сдать меня Верховным прямо сейчас.

«Впрочем, когда-то моё везение всё рано должно было закончиться, так почему не сегодня? Жаль только Марка… Конечно, он Зорк и гад, который всё знает и скрывает, но всё равно его жаль… Он ведь раб… Что он может изменить? Ведь честно предупредил, что ничего… Но и я ничего не могу изменить, Марк, прости! Не повезло тебе с десятой Кашири. Не повезло…»

— Всё верно, Таис, Маркус не сможет вас спасти… — тихо откликнулся препод, отвечая на мои мысли. — Зато я смогу… Вам лишь нужно довериться мне…

— Спасти от чего? — я подняла голову, встретившись с бездонным омутом синих глаз.

— От приговора быть отданной жрецам, в качестве жертвы… От Советника императора Ахмата Аль Ифрита, положившего на вас глаз… От жуткой участи, приготовленной всем Кашири…

Агатат говорил тихо, но с каждой фразой я чувствовала, как волосы на затылке шевелятся и встают дыбом. Странно, но даже и мысли не было, что маг говорит не искренне. И несмотря на отчаянное нежелание верить — я ему верила.

— Что вы потребуете взамен? — стараясь не поддаваться эмоциям, поинтересовалась я всё так же холодно.

— Ответной услуги. Я помогу вам, а вы поможете мне, когда придёт время.

— Я здесь в положении бесправной рабыни, точно так же, как и Зорки. Чем же я смогу быть вам полезной?

— Позвольте до поры не отвечать на этот вопрос, — Агатат тяжело вздохнул. — Но если вы хотите что-то изменить, подумайте над моими словами. Я вам не враг, Таис, хоть это и кажется странным.

— Значит, вы друг? — спросила я прямо, не сводя с него глаз и пытаясь по их выражению определить истину.

— Всё зависит от вас, Таис, — отрезал Агатат, потом поднялся и протянул мне руку. — Идёмте, я переправлю вас обратно в Академию Кашири, пока там не хватились. Встретимся на занятиях, тогда и дадите мне ответ… Да, и вот ещё что… — уже открывая портал, небрежно добавил он. — Не нужно сильно расстраиваться, когда увидите свой рейтинг. Иногда намного спокойней оставаться в тени.

С этими словами мы закружились в воздушном вихре и через секунду вынырнули из него уже в моих апартаментах. Выпустив мою руку, Агатат спокойно поклонился и исчез, словно его и не было.

Глава опубликована: 29.04.2022

Глава 15

Время пролетело незаметно. Вернувшись из академии Пламени, я напялила первое попавшееся платье и сразу спустилась в холл, чтобы взглянуть на таблицу рейтинга. Так и есть, самые мрачные предположения оправдались. Агатат не обманул: теперь моё имя красовалось на пятнадцатом месте! Витара на шестом. На первых трёх: Мартина, Клер и Алекса — наши отличницы. Всегда держались вместе и в свою компанию никого не принимали. Ну, и ладно!

Уже хотела уходить, как вдруг заметила, что список претенденток опять сократился. Вместо сорока одной участницы присутствовало тридцать девять…

Боже мой! Значит, кто-то из Зорков погиб!.. И, кажется, я даже знаю, где и как…

Это открытие окончательно выбило из колеи. Захотелось зажмуриться и просто исчезнуть. Сейчас почти жалела, что не сиганула в проклятую арку следом за призраками. Может, это был мой шанс вернуться домой и я его упустила? А что? Метки на мне больше нет. Ноги в порядке! Как бы меня нашли?!.. От подобных мыслей захватило дух, но одновременно я понимала, что всё равно не смогла бы уйти и приговорить Марка на смерть. Не знаю, что я за дура такая, но этот парень стал мне как-то по-особенному дорог. Да, он гад, Зорк, и всё такое, но в том, что происходит, его вины нет. Марк тоже жертва. И, возможно, ему ещё хуже, чем мне, ведь он всё знает…

Погружённая в мрачные раздумья, я вернулась в комнату. Глянула на часы. До полудня ещё далеко, пожалуй, можно заняться уроками… Взяла учебник, повертела и бросила обратно на стол.

«Могу спасти от жуткой участи, приготовленной всем Кашири», — пронеслись в мозгах слова Агатата.

Ну, и на хрена мне тогда учёба?! Впервые в жизни захотелось напиться… Почему бы и нет?!

Решительно поднялась, я накинула кофту и вдруг вспомнила про кулон, подаренный Огненным магом… Повинуясь «шестому» чувству, надела на шею, спрятав зелёный камень под вырезом платья, и, не дожидаясь назначенного срока, отправилась в город.

Долго плутала по узким улочкам, пока не отыскала дорогу к заветному ресторану. Чем буду расплачиваться за угощение — не думала. Марк объяснил, что адепткам академии в заведении джиннов предоставляется кредит, который оплачивается из бюджета города. Что ж, халява — наше всё! Будем разорять капиталистов!

Я вошла в ресторан и огляделась. Ничего не изменилось, словно и не уходила отсюда. Только музыкантов пока не было. Наверное, они играли исключительно по вечерам, так что зал выглядел пустоватым. Я заняла столик у окна и, по примеру Джохара, щёлкнула пальцами. Рядом образовался клубок дыма, явив пред очами знакомого мальчика-джинна. Лукаво усмехнувшись, паренёк положил передо мной меню.

— Э-э-э, любезный! — окликнула я, жестом поманив парнишку. — В прошлый раз нам подавали чудесное мясо. Не помню, как оно называется… — уткнулась глазами в меню, делая вид, что внимательно изучаю.

— Кварье из Онимуса, — пришёл на выручку мальчишка, улыбнувшись во весь рот. — Прикажете подать?

— Угу, — я поспешно согласилась. — И тот салат с…

— Повторить?

— Обязательно! — я облизнулась. — И мороженое!

— Непременно, Пери! — паренёк с готовностью кивнул и исчез, а стол заполнился аппетитно пахнущими блюдами. Я схватила вилку, но, поколебавшись, снова щёлкнула пальцами. Джинн вернулся.

— Что-то не так, Пери? — озабоченно поинтересовался он.

— Как тебя зовут? — первым делом спросила я, потому что не знала, как здесь принято обращаться к официантам.

— Назикир, госпожа, — парень с достоинством поклонился, сложив руки на груди. — Или просто Зик.

— Отлично! Я — Таис… — улыбнулась я как можно дружелюбнее. — Скажи, Зик, а в вашем заведении есть спиртное?

— Что, простите? — тёмно-серые глаза джинна недоумённо округлились.

— Хм-м, — вероятно, о спирте они здесь не слышали, как стало мне ясно. Что ж, попробуем по-другому… — Вино есть? — спросила я прямо.

— Хмельные напитки запрещены уставом академии, — сделав непроницаемое лицо, продекламировал пацан. — У нас приличное заведение, и поэтому…

Дослушивать я не стала. Закатила глаза и выразительно тяжело вздохнула, продолжая требовательно взирать на парнишку.

— Есть эль, — поколебавшись, признался тот, поддавшись на мою молчаливую мольбу. — Обычно он очень свежий, Пери, и не хмельной. Но сейчас перебродил чуток, потому прямо не знаю, подавать его или нет. Как бы не было дурного…

— Подавать! — уверенно кивнула я, для пущей убедительности похлопав ладонью по столу. — Всю ответственность беру на себя.

— Ну, если Пери настаивает… — он пожал плечами.

— Ещё как настаивает! — повторила я своё движение ладонью.

Парень больше не стал спорить. Магией перенёс на стол запотевший кувшин и вместительную глиняную кружку.

Вот это по-нашему! — хмыкнула я, сразу ополовинив кувшин.

Немного отхлебнула, пробуя напиток на вкус. Кисловатый, с ароматом специй и трав. Похож на бражку. Зачётно!

Большими глотками затолкала в себя сразу всю кружку и налила ещё. Краем глаза заметила Назикира, наблюдающего за мной из-за уголка тёмного занавеса, скрывающего вход на кухню.

«Пьяная тётка — не лучший пример для несовершеннолетних», — подумалось мне, но совесть услужливо промолчала. И потому, закусив восхитительным мясом, я почти залпом опустошила вторую кружку эля.

— Славно! — промурлыкала я сама себе, чувствуя, как по телу разносится блаженное тепло, а мозг медленно, но верно погружается в туман. — Напиться, забыться, и пошло оно всё лесом!.. — уже заплетающимся языком пояснила подглядывающему за мной джинну. — Эх, Назикирчик, нам ли быть в печали?!.. Кстати, — вздохнула, поманив пацана пальцем. — Ты не сказал, как тебя величать по батюшке… То есть, — я икнула, пытаясь совладать со ставшим непослушным языком. — Как тебя там по Стихии?

— Назикир Аль Марид, — с достоинством отозвался джинн, усаживаясь против меня на стул.

— Ага! Водный, значит!.. И как тебе тут живётся, Водный? Не обижают?

— Кто? — парень изумлённо посмотрел на меня.

— Ну, не знаю… Огненные, например?

— Огненные сюда не заходят. У них своя таверна, в южном районе города.

— А ты, значит, академию обслуживаешь?

— По большей части, да, — он вновь улыбнулся, наблюдая, как я поглощаю принесённые блюда. — Вкусно?

— Ещё как! — кивнула я со значением. — Мясо — пальчики оближешь!

— Фирменное блюдо, — мальчишка с гордостью распрямился. — Все Кашири его обожают. Особенно, когда их магия просыпается. На второй половине обучения каждый день ко мне прибегают, чтобы голод свой унять. Им ведь перед инициацией столько калорий требуется!

— И что же, городская казна всё оплачивает? — несмотря на сумрачное сознание, навострила я уши. Но чтобы не спугнуть джинна, увлечённо принялась за мороженое.

— А куда им деваться? — он многозначительно хмыкнул. — Кашири ведь потом всё окупают. За них Верховные столько золота отваливают, что полсотни академий прокормить можно!

— Прямо-таки полсотни? — я недоверчиво подняла глаза, а сама затаила дыхание.

— Конечно, — парнишка снисходительно фыркнул. — Вечная молодость немалых денег стоит. Никому ведь неохота помирать раньше времени!

Я замерла с открытым ртом, не в силах переварить постигшего меня потрясения. Мальчишка тоже смолк, видимо, поняв, что сказал лишнее. Его лицо посерело, глаза испуганно распахнулись.

— Пери… — в ужасе пискнул он, затравленно озираясь. — Пери, прошу вас… — Зик вдруг слетел со стула и плюхнулся на колени, вцепившись в мои щиколотки. — Прошу вас, не выдавайте!!!.. Я не хотел!!! Не нужно было этого говорить!!! Умоляю, забудьте то, что я наболтал по глупости!!! Не губите, Пери!!!

— Перестань! — я задёргала ногами, стараясь высвободиться. — Хватит! Да отцепись ты! — вырвалась, тоже вскочив со стула.

Пацан продолжал канючить, даже губы задрожали.

— Не дрейфь! Я своих не выдаю! — ухватила его за плечи и легонько встряхнула. — Слышишь?.. Мне бы со своими проблемами разобраться!

— Вы не расскажете, Пери, правда? — джинн с надеждой поднял потухшие серые глаза.

— Правда, не расскажу, — пообещала я мрачно, вспомнив про Агатата, любящего копаться в чужих мозгах.

— Если об этом узнают, меня сожгут, — пискнул пацанёнок, обречённо поникнув. — Скажут, что много болтаю… А я ведь не нарочно! Само как-то…

— Ладно, обещала ведь, что не выдам, — устало махнула рукой, понимая, что теперь мне придётся согласиться на мировую с Агататом и довериться магу, хочу я того или нет. Ну, как говорится: «Коль пошла такая пьянка, режь последний огурец»! Была — не была! Терять всё равно нечего!

— Хотите ещё мяса? — с надеждой спросил мальчик-джинн, несчастно и одиноко стоя возле моего столика.

— Нет. Хочу, чтобы ты рассказал мне всё, что тебе известно про Кашири, — потребовала я, не спуская с мальчишки строгого взгляда. — Терять тебе всё равно уже нечего, так что колись! А я за это буду молчать аки рыба!

— Да я особо ничего и не знаю, — помедлив, он рассеянно повёл плечами. — Слышал просто, о чём папка говорил с гостями.

— О чём он говорил? — прищурилась я.

— Ну, вроде бы Кашири как-то молодость продляют Верховным… Что те платят за них мешками золота…

— Что ещё?

— Ну, ещё… — Зик вновь побледнел. Однако всё же набрался смелости и выдохнул: — Говорил, что после инициации Кашири такие голодные, что готовы на что угодно, лишь бы насытиться. Что тогда их и используют, а потом…

— Что потом? — моё сердце замерло.

— Не знаю я деталей! — буркнул Зик отворачиваясь. Но помолчав, еле слышно добавил: — Вроде умирают они после этого жуткой смертью…

«О-па-на!!! Ни хрена себе приплыли!!!»

Я застыла словно громом поражённая, не в силах больше вымолвить ни слова.

«Умирают?!.. Жуткой смертью?!.. Твою… ма-а-а-ть!!! Это ж… Это же…»

Несколько секунд я беззвучно шевелила губами, пытаясь сформулировать рвущиеся из души вопли, но нужных слов так и не нашла. Схватила пустой кувшин из-под эля и грохнула им об стол, многозначительно ткнув пальцем. Зик понял, сделал пасс руками, и кувшин мигом наполнился.

Хлебнув приличную дозу «успокоительного», я подпёрла ладонью щёку и задумалась. Мысли наползали одна на другую, но в какую бы сторону ни сворачивали, везде выходило безрадостное: «Нам всем писец! Раньше ли, позже ли, но бежать некуда. Окружили, демоны!»

Паренёк-джинн наблюдал за мной с нотой беспокойства в тёмно-серых глазах.

— Что ты ещё знаешь? — спросила я хмуро, вцепившись в него взглядом.

— Больше ничего, Пери, — он потупил взор.

— А этот ваш… — я снова приложилась к кружке. — Ну, как его… император! Он тоже молодость продляет?

— Не знаю, Пери. Император в Высшем мире живёт. Его Чистое Пламя питает… Кашири вроде как ни к чему… По крайней мере, раньше так было.

— А что изменилось? И когда?

— Папка говорил, что много лет назад Кашири вообще не было. То есть они были, но их не использовали. Потом с императором что-то случилось, и он приказал построить Академии.

— А его самого ты когда-нибудь видел?

— Нет, что вы! — джинн искренне удивился. — На наш уровень такие высшие особы не заглядывают! Только советник Императора иногда приходит, чтобы проконтролировать, что здесь и как.

— Ахмат Аль Ифрит?

— Ну, да, — Зик растерянно развёл руками.

— Скажи, а портрета Императора у тебя, случайно, нет?

— Портрета? — джинн недоумённо распахнул глаза. — А что это?

— Ну, картинка… Изображение… Как ваш правитель вообще выглядит?

— Никогда не слышал о таких вещах, — Зик покачал головой. — У нас в мире нет никаких портретов, Пери.

— Ясно, — угрюмо кивнула я, ещё раз отхлебнув из кружки.

«Что-то я уж слишком быстро трезвею… Блин, даже напиться толком перед смертью не могу!»

— Вы правда никому не расскажете обо мне? — вновь поинтересовался Зик. Похоже, этот вопрос всё ещё волновал беднягу больше всего.

— Сама никому не расскажу — это уж точно, — клятвенно пообещала я. — Только и ты не проговорись, ясно?

— Слово джинна!

— Во-во! — я торжественно подняла кружку и хмыкнула. — Теперь у нас с тобой общая тайна!

— Вы бы поосторожнее с этим элем, Пери, — посоветовал Назикир, тревожно наблюдая, как я приканчиваю второй кувшин бражки. — Коварная штука, хоть Кашири и любят её. Сегодня утром ваши девушки заказали целый бочонок к полудню.

— К полудню?.. Ах, ну, да… — тут я вспомнила про то, что днём здесь намечалось тайное собрание. Только сейчас оно показалось мне уже неактуальным. По сравнению с тем, что здесь творится, мы со своими детскими заговорами кажемся наивными идиотками. Поэтому принимать участие в бессмысленных дебатах мне расхотелось. Но и уходить из этого уютного местечка раньше времени и возвращаться в чёртову Академию хотелось ещё меньше.

— Зик, а у вас тут нет, случайно, отдельных кабинок или чего-то в этом роде? — сонно спросила я, чувствуя, как голова снова тяжелеет, а язык предательски заплетается. — Чтобы посидеть одной в тишине?.. Подумать?..

— Нет, Пери. Но вы можете посидеть в моей комнате, за кухней. Там тепло, тихо, да и поспать немного можете, если захотите.

— А ты? Куда ты денешься? — заволновалась я. Неудобно настолько злоупотреблять добротой пацана.

— Ой, да вы не переживайте, Пери! — Зик широко улыбнулся. — Я теперь из зала не уйду до самой луны! Батя по делам уехал, а мне ещё ваших обслуживать! Так что можете смело занимать мою комнату. Я вам и стол там накрою!

— Ну, коли так… Ведите! — процитировала известную фразу из фильма, торжественно проследовав за джиннёнком за тяжёлые портьеры, отделяющие зал от подсобных помещений и кухни.


* * *


Почти три кувшина бражки-эля всё-таки сделали своё дело, и, несмотря на убийственное настроение и тягостные мысли, я задремала прямо за столом в маленькой уютной каморке, любезно предоставленной мне мальчиком-джинном.

Когда очнулась, едва не грохнувшись лицом в салат, то даже не сразу поняла, где нахожусь. Однако мозг услужливо включился и, как ни странно, напомнил мне обо всём, что произошло. И хотя слабость в теле ещё сигнализировала, что я, без сомнения, перебрала с местным алкоголем, голова не болела, а сознание работало чётко и ясно. Этот факт поначалу изрядно удивил, но потом я вспомнила про висевший на моей шее лечебный артефакт и всё поняла. Ахмат Аль Ифрит сделал мне поистине царский подарок, хотя вряд ли он рассчитывал на то, что я буду использовать его подобным образом. Не знаю, входило ли тяжёлое похмелье в перечень лечебных способностей данного камушка, но мысленно я воздала ему хвалу. А заодно и подумала, что у каждой медали должна быть оборотная сторона, а значит, подарок сделан не просто так, и Ахмат Аль Ифрит не стал бы заботиться о моём здоровье чисто по доброте душевной. Ну, да ладно, на сегодня хватит с меня уже тревог. Сейчас правду всё равно не узнать, а значит, не стоит и ломать голову. Лучше подумать над словами Назикира и решить, как воспользоваться полученной мной информацией.

Шум, донёсшийся из недр ресторана, напомнил о том, что вечеринка Кашири, получивших нежданную свободу, уже началась. Что ж, стоило, наверное, посмотреть, кто решился прийти и послушать, о чём разговор.

Выходить из подсобных помещений в зал у всех на глазах почему-то не хотелось. Подставлять маленького джиннёнка — тоже. Потому я выскользнула из комнаты и тихонько приблизилась к тяжёлым гардинам, закрывающим проход. Чуть раздвинула их и сквозь щель заглянула в зал.

Хм, вот, кого не ожидала увидеть, так это наших отличниц! Мартина, Клер и Алекса сидели в самом центре сдвинутых в один большой круг столов и безмятежно попивали эль из глиняных кружек. Рядом с ними веселились те, кто по общему рейтингу занимал верхние строчки таблицы. Девчонки были явно довольны собой и слегка надменно и горделиво поглядывали на своих менее успешных соперниц, сидевших напротив. Никакого тайного собрания, разумеется, не было и в помине. То ли приход отличниц был не запланирован и спутал все карты, то ли собрание решили не проводить, вместо этого выразив своё возмущение и протест активным потреблением местной браги.

В любом случае, я порадовалась тому, что обошлась сегодня без столь многочисленной компании. Жаль, конечно, что не захватила с собой Витару, но тогда бы вряд ли узнала столько интересного у Назикира. Впрочем, моя подруга, судя по всему, тоже неплохо проводила время. Восседая на стороне «счастливых» обладательниц высокого рейтинга, она улыбалась, о чём-то беседуя с нашей соседкой по парте — Лизой. Та ей что-то рассказывала, по ходу уплетая золотистые ломтики овощей, жутко напоминающие простую русскую жареную картошку. Обе девушки, как, впрочем, и большинство за столом, были непривычно расслаблены и разговорчивы. То там, то здесь слышался смех, громкие восклицания и мечтательные вздохи. Как можно было догадаться, речь шла о парнях.

Только на другой стороне стола преобладало скорбное молчание. Те, кто не сумел подняться по «карьерной лестнице», угрюмо жевали, уткнувшись носами в тарелки. Было заметно, что откровенное веселье подруг их раздражает. Особенно если учесть, что осталась последняя неделя до того, как победители в этой безумной гонке окончательно определятся. Внезапно накатило желание выйти к девчонкам и «вправить им мозги», рассказав всё, что мне известно.

Но нельзя!

Во-первых, магическая клятва, данная Агатату; во-вторых — на кону жизнь маленького джинна, которого было искренне жаль. К тому же я сомневалась, что девчонки смогут достоверно притвориться, что им ничего не известно. В общем, рассказать им правду сейчас — значило, завалить всё дело. А мне ещё предстояло придумать, как самостоятельно выпутаться из той ловушки, в которой я оказалась. Арргх, сплошной замкнутый круг!

Пока я обдумывала ситуацию, сзади кто-то требовательно дёрнул меня за кофту. Обернулась и увидела Назикира, многозначительно прижимавшего палец к губам. Он кивнул мне, приглашая следовать за собой. Поколебавшись, я неуверенно отправилась за ним в одну из дальних подсобок.

— Вам надо уходить, Пери! — шепнул джиннёнок, едва мы оказались вдалеке от чужих ушей. — Тут сейчас такое начнётся!..

— О чём ты говоришь? — сразу насторожилась, я невольно оглянувшись в сторону зала.

— Нам запрещено вмешиваться в ваши дела, но я видел, как две Кашири подсыпали в некоторые напитки дурман-траву. Это штука безвредная сама по себе, но в больших количествах способна надолго вывести из строя. Если вам не хочется быть причастной ко всему этому, лучше вам уйти, Пери, пока никто не увидел! — и он потянул меня за кофту, кивнув на узкий коридор, ведущий, судя по всему, к запасному выходу.

— Подожди, я не могу уйти! — высвободилась и застыла на месте, лихорадочно обдумывая сложившееся положение. — Там Витара! Она моя подруга! Я не могу её бросить! Да и остальные девушки…

— Пери, не будьте наивной!

Ого! Кажется, мальчуган разозлился, потому что взгляд его вдруг потемнел, перестав быть по-детски невинным. Я даже растерялась от его внезапного напора и преображения.

— Кашири уже напились дурмана — им вы ничем не поможете! Уходите сейчас же, пока Зорки не появились! Они уже в пути!

— Откуда ты знаешь?

— Знаю! — серые глаза джиннёнка угрожающе сверкнули, и он опять подтолкнул меня к выходу. — Давайте уходите скорей! Возвращайтесь в академию!

Больше спорить не стала.

Прислушавшись к собственной интуиции, я выскочила из ресторана и почти бегом направилась в академию. Шла задними дворами, плутая в переплетениях незнакомых улиц. Хотя городок был небольшим, я всё же умудрилась заблудиться. Тут ещё налетели тучи, поднялся ветер, взметнув высоко слой пыли и песка. Видимость упала почти до нуля. Я была вынуждена остановиться, чтобы разобраться, куда идти. Как назло, на улице не было ни одного прохожего. Жители попрятались по домам, только я продолжала двигаться навстречу ветру, скрываясь под защитой каменных стен. Обнаружив какой-то непонятный проулок, свернула туда и наткнулась на дверь. Рука сама собой потянулась и я постучала. На стук никто не откликнулся. Попробовала ещё раз. Никого. По наитию дёрнула ручку. Дверь легко поддалась.

Я очутилась в небольшом тёмном помещении, заваленном различными коробками, ящиками и всяким хламом. Похоже, на склад. Замёрзнув на холодном ветру и изрядно вымотавшись в борьбе со стихией, недолго думая, сдёрнула с первого попавшегося ящика ткань, обмоталась в неё, словно в плед. Сразу стало теплей. Присела, решив перевести дух, а заодно переждать бурю.

За дверью бушевала природа, грохотал гром, хлестали косые нити начавшегося ливня. В каморке было сухо и гораздо теплее, так что покидать своё убежище я не торопилась. Привалилась спиной к стенке и, кажется, задремала под монотонный шум дождя.

Разбудили меня чьи-то шаги и скрип открывшейся двери. Сердце в груди ухнуло и испуганно заколотилось. Я вскочила с ящика, на котором так удобно устроилась, и тут же оказалась лицом к лицу с Марком.

— Таис!!! — рявкнул он, не давая мне опомниться. — Какого чёрта?! Что ты здесь вообще делаешь?! — он схватил меня за плечи и стал быстро ощупывать, желая убедиться, что со мной всё в порядке. — Где ты шляешься весь день?! Я едва тебя нашёл!

— Я просто… ходила пообедать, но тут начался дождь и…

Марк не дал договорить. Сдёрнув с меня пыльное покрывало, сорвал с себя плащ и укутав в него, обнял. Меня сразу охватило нежное тепло, и я непроизвольно прижалась к груди Зорка, впервые ощутив себя в безопасности за прошедшие сутки. Как же мы всё-таки сблизились с этим парнем — я даже не подозревала. Только теперь, стоя в его крепких объятиях, поняла, что он стал мне не просто наставником, а единственным родным человеком в этом безумном мире. Конечно, я осознавала, что это лишь иллюзия, что верить Марку по-прежнему нельзя, но так хотелось наплевать на здравый смысл, отключить разум и поддаться эмоциям. Так хотелось обрести хоть кого-нибудь, чьё присутствие и поддержка позволили бы перевести дыхание и вернуть утраченное равновесие.

Марк словно почувствовал моё настроение. Теснее оплёл руками, уткнулся тёплыми губами в шею.

— Я едва с ума не сошёл, когда вернувшись, не обнаружил тебя в академии, — признался он хриплым шёпотом, обдав мою шею горячим дыханием, отчего у меня тут же по спине побежали мурашки. — Бросился в город, но Зик сказал, что ты давно ушла.

— А как ты меня нашёл?

— Мы связаны Пламенем — забыла? — Марк взял ладонями моё лицо и заглянул в глаза. — Бегал по всему городу по твоим следам, пока огонь в сердце не привёл сюда…

Он замолчал. Его лицо приблизилось. В глубине тёмных зрачков вспыхнули звёзды. Ещё мгновение, и мягкие губы припали к моим, размывая окружающий мир разноцветным фейерверком.

Марк целовал нежно и одновременно жёстко. Его губы с каким-то голодом и отчаянием терзали мои, не позволяя отстраниться и перевести дыхание. Мир тут же перевернулся, потонув в вихре охвативших меня ощущений. Перестало существовать всё, кроме этих упрямых губ, нежных сильных рук, скользивших по телу. Кроме мерцающих глаз, ослепляющих и завораживающих незнакомым диким огнём.

Я сама не поняла, как оказалась на сброшенном с меня покрывале прямо на полу. Почувствовала лишь непривычную прохладу спиной и тут осознала, что полностью обнажена.

«Когда Марк успел меня раздеть»? — пронеслось в мозгу, но прежде, чем получила ответ на свой вопрос, едва не потеряла разум от ошеломляющего, невероятно острого ощущения. Рука Зорка проникла между бёдер и теперь ласкала там, умело отыскивая и возбуждая кончиками пальцев самые сокровенные уголки.

— Марк! — застонала я, извиваясь в его руках. Умоляя то ли прекратить, то ли продолжать эту пытку. — Марк!..

Мир стал быстро меркнуть. Оранжевые глаза напротив взорвались золотом, отвечая на мой хриплый протяжный стон. Меня колотило от страсти и в безумном водовороте уносило прямо в небеса.

— Марк! — следующий крик он заглушил долгим поцелуем, одновременно перехватив мои руки и сцепив над головой. Потом продолжил ласки, но уже более решительно и агрессивно. Я перестала дышать. Сознание просто выключилось, сорвавшись в пропасть. Даже не услышала своего крика и поняла, что кричу, только когда рухнула с небес на землю.

Тело ещё долго содрогалось в конвульсиях, а я больше не чувствовала ничего, кроме необычной приятной расслабленности и полного опустошения.

Марк чуть отодвинулся, посмотрел мне в глаза, лукаво улыбнулся и вновь поцеловал, но делал это легонько и нежно.

— Тебе хорошо? — вопросительно шепнул он, продолжая осторожно оглаживать мой живот и бёдра. — Понравилось, Таис?

— Я… хочу одеться… — почему-то его пронизывающий взгляд и прямой вопрос меня смутили. Стало неловко, даже стыдно. Почувствовала, как щёки заливает краска.

— Нет! — внезапно решительно пресёк мои попытки подняться Марк, перехватив руки, что тянулись к одежде. — Не спеши, Пери!.. На первый опыт ты реагировала слишком остро. Сейчас нужно просто расслабиться…

— Марк, не… надо! — я всхлипнула и дёрнулась, когда его рука вновь оказалась между бёдер. Попыталась перевернуться и выскользнуть, но объятия Зорка стали неожиданно уверенными, даже жёсткими.

— Хватит глупостей, Таис. Лежи спокойно! — одёрнул он, бесцеремонно раздвигая мне бёдра и начиная покрывать поцелуями живот. — Я не трону до срока, ты же знаешь…

— Марк, хватит! — взвизгнула я, отчего-то впадая в панику. — Не надо!

Он остановился, приподнялся на локтях, задумчиво взглянул мне в глаза. Почему-то от этого взгляда меня обдало жаром. Потом стало трясти, словно в ознобе.

— Не принуждай меня тебя заставлять, — тихо проговорил Зорк, объясняя моё состояние. — Я не хочу так поступать с тобой, Таис, но ты не оставляешь мне выбора…

Блин! Как же стало горько!.. И обидно!.. В душе невольно креп протест. Нет, скорее не протест, а откровенный животный ужас…

— Насиловать будешь?! — спросила я с вызовом, но голос предательски дрогнул. И всё же решила: «Не дамся! Вот теперь ни за что не дамся, лучше умру!»

— Я не насильник, — Марк спокойно покачал головой и криво усмехнулся. Между тем оранжевые глаза хранили предельную серьёзность. — Этого не потребуется.

— Позволь мне одеться, Марк, и давай поговорим, — изменив тон на более холодный, решила я зайти с другой стороны. Потянулась к одежде. Мою руку тут же перехватили, прижав к полу.

— Ни насиловать, ни уговаривать больше не буду, воробушек, — голос Зорка стал почти холодным. — Но если попробуешь возражать — заставлю. Я это умею, Таис. И я это сделаю.

Марк говорил ровно, сухо констатируя факты. И я нисколько не сомневалась в его угрозах. Но врождённое чувство упрямства и внутреннего протеста, разгоралось с новой силой, не позволяя сдаться.

— Только попробуй воспользоваться своими чёртовыми способностями, Марк, и клянусь…

Угроза так и осталась висеть в воздухе, потому что в следующий момент меня едва не перекосило от вспыхнувшего во мне желания.

Грудь обожгло огнём, воздух застрял в горле, в глазах зарябило, и я утонула в требовательном и жарком поцелуе.

— Маленькая, глупая птичка! — шептал Марк, рисуя на моём теле замысловатые узоры и прокладывая бесконечные дорожки из поцелуев. — Ты же как сухой тростник на ветру… Нужна только искра… — он ласкал и ласкал моё тело, не останавливаясь ни на секунду. Я исходила от страсти, кричала и билась в его руках, не в силах бороться с собой. Несколько раз он поднимал меня на самую вершину наслаждения, одними только лёгкими прикосновениями заставляя сходить с ума, пока я не обессилела до такой степени, что с трудом могла шевельнуться.

Очнулась и открыла глаза от очередного нежного поцелуя в губы. Марк смотрел на меня тепло и немного печально.

— Теперь можешь ненавидеть меня вполне искренне, — улыбнулся он, встречая мой затуманенный негой взор. — Только не жди моего раскаяния, Таис. Его не будет, — и, больше не говоря ни слова, Марк, словно пушинку, подхватил меня на руки, прижал к себе и шагнул в раскрывшийся портал. Перенёс в мои покои в академии и бережно уложил на диван. — Полежи немного, отдохни, я приготовлю ванну, — спокойно проговорил он и ушёл, оставив меня в полностью растрёпанных чувствах.

Глава опубликована: 05.05.2022

Глава 16

Маркус Зорк Аль Ифче

Как я и предполагал, Таис крепко уснула сразу же, едва я вытащил её из ванной. Разомлевшая, усталая, злая… Сверкала глазами и материлась всё время, пока я её купал. Потом, правда, замолчала, но всё равно не сдавалась: отворачивалась, хмурила брови, отстраняясь всякий раз, как только к ней прикасался. Чёрт! Джохар был прав, нужно было давно это сделать! Не дожидаться, пока Кашири начнёт что-то подозревать. Приручить девчонку до того, как она сориентируется в происходящем. Вон другие парни не стали слишком щепетильничать и привязали к себе Пери в первую же неделю, теперь у них ни забот, ни хлопот. Их Кашири только и думают о ласках и поцелуях, а моя… Что с ней происходит — вообще не пойму. Сегодня, когда отыскал Таис на складе, почувствовал, будто бомбу в неё заложили и она вот-вот взорвётся. На вид девчонка вроде спокойная, но внутри… Медлить больше было нельзя. Если не хочу дождаться суицида или магического всплеска — нужно срочно погасить напряжение. Перенаправить энергию на сексуальное удовлетворение, которое на время укротит гормоны. То, что Таис начнёт сопротивляться, было предсказуемо, и потому я не дал ей опомниться. Сам чуть не спятил, но довёл её до высшей точки несколько раз, прежде чем она успела по-настоящему разозлиться.

Блин, это девчонка ещё не знала, что теперь её запреты на прикосновения на меня не действуют. До тех пор, пока я не касался её, Таис могла отказаться от инициации, но теперь всё. После сегодняшнего единения наших эмоциональных каналов защиты больше нет. И с каждым днём, несмотря на её протесты, привязанность Кашири ко мне будет только усиливаться.

Что ж, я сделал то, что делал всегда, однако на этот раз пришлось себя заставлять. Несмотря на мою ненависть к Кашири и даже гибель друзей этой ночью в лесу, я почему-то не мог причинить боль Таис, сорвать на ней злость, хотя понимал, что она — всего лишь одна из этих тварей. Раньше осознание подобного факта помогало избавиться от неуместного чувства вины, сомнений, жалости… Так почему сейчас не работало? Почему мне так хотелось защитить эту девчонку? Откуда взялось дурацкое чувство отчаяния и ужаса перед грозящей ей опасностью? Как избавиться от жалости, что раздирала душу и не давала успокоиться?

Похоже, ответов мне не найти, и никак не унять поселившуюся в сердце тоску. Да ещё, как нарочно, я до сих пор чувствовал на губах вкус её поцелуев и жажду прикоснуться к ней вновь. Так хочется утешить, наговорить ласковых слов, обнять крепко-крепко и не отпускать никогда…

Стук в дверь оборвал поток горестных мыслей и немного привёл в чувства. Тихо, чтобы не разбудить Таис, выскользнул из её комнаты и пошёл открывать. Как и думал, на пороге увидел Джохара. Только он был не один. На его руках, безвольно уронив голову, висела Витара.

— Чёрт! — я выругался, сразу заподозрив неладное. — Неужели опять?!

— Дурман-трава, мать её! — трясясь от злости, подтвердил приятель. — И где они её только берут?!

— Много успела выпить? — я приблизился к девчонке, которую друг уложил на диван. Джохар провёл по её щеке и резко отдёрнул ладонь — холодная как лёд. Выходит, прилично хватанула. Сутки проспит или двое.

— Я этого Назикира сотру в порошок! — Джохар был вне себя от ярости. — Уверен, именно он снабдил Кашири этой дрянью!

— Зачем?

— Шайтан его разберёт! Кроме него, больше некому!.. Придушу поганца!

— Лучше подумай о том, как Витару привести в себя и побыстрее, — оборвал я его тираду. — Сто баллов за неявку на лекции опустят её рейтинг ниже плинтуса. Если попадёт в конец списка — вас обоих на дрова пустят.

— И с нами ещё тринадцать парней! — Джохар плюхнулся в кресло и закрыл глаза. — Как же я устал от всего этого! — выдохнул он обречённо. — Иногда хочется, чтобы убили, наконец, и дело с концом. Больше не могу, Марк! Проклятая академия все соки из меня выжимает, нервы ни к чёрту!.. Эти Кашири!.. Этот чёртов лес!.. Мальчишку, моего подопечного, деревья опутали корнями и разорвали на куски!.. Я не успел ничего сделать!.. Потом двое наших передрались за плод. Не успевали до рассвета, а возвращаться без них нельзя. Покалечили друг друга, а трофей всё равно раздавили. Ребёнок погиб. Остались ребята в лесу, не пошли обратно. Сказали, лучше в объятиях тварей сдохнем, чем в пламени. Новички тоже с ними… — Зорк побледнел, ошалело смотрел в одну точку, словно ещё пребывал в дриадском лесу, раз за разом переживая ужасы «удачного» похода… — Жалею, что сам вернулся. Нужно было послать всё к чёрту уже тогда!

— Джо, перестань! Не время падать духом, на тебя это не похоже… — я уселся напротив, пытаясь обдумать сложившуюся ситуацию. Виновников происшествия нам уже не найти. Назикир вряд ли здесь замешан — его сто раз проверяли. Нет, джинн не стал бы рисковать всем ради нескольких монет. Да и не в первый раз уже такое. Почти каждый год Кашири где-то берут Дурман-траву и устраняют подобным образом соперниц. И, как правило, пострадавшим ничем помочь нельзя. Трава действует на Кашири как наркоз. Можно привести девушку в чувство, но соображать всё равно ничего не будет. Иногда сутки или двое после отравления Кашири напоминают восставших зомби. Кожа ледяная, глаза ненормальные, рефлексов никаких. Можно делать что хочешь — не реагируют. Только раньше Дурман-траву подсыпали, как правило, ближе к финалу. Никто не ожидал, что в этом году начнут пакостить так рано.

Я снова взглянул на Витару, оценивая вид: неподвижная, бледная, словно мертвец. Кожа отливала желтизной. Плохо. Значит, доза слишком большая. За двое суток не выкарабкается, а это двести баллов. Джохар прав: положение безнадёжное.

— Много Кашири пострадало? — спросил я, чтобы чем-то занять повисшую паузу.

— Восемь. Назикир позвал, когда те уже сознание терять начали.

— Не сказал, кто зачинщик?

— Молчит, как и всегда, — Джохар вздохнул, с досадой сжав кулаки. — Убью гадёныша!

— Таис тоже там была, только ушла раньше… — внезапно вспомнил я.

— Так может, это она? — Джохар недобро прищурился. — Что ты потупил глаза?.. Столы были накрыты заранее. Подсыпала девчонкам дурмана и спокойно ушла, мол, я здесь ни при чём!

— Вряд ли Таис стала бы вредить Витаре, — возразил я, но сердце неприятно сжалось. Почему-то подумалось, что она могла так нервничать именно из-за отравления. Других причин её безумному напряжению вроде не наблюдалось.

— На войне как на войне, — пробормотал Джохар, не согласившись. — Видел, как рухнул рейтинг Таис? Не спрашивал, в чём дело?

— Не спрашивал пока. Но всё равно, не думаю, что это она…

— Ты чересчур её превозносишь, Марк, — помолчав, Зорк осуждающе качнул головой. — Слишком очеловечиваешь… Она всего лишь Кашири. Отродье тех самых тварей, что убили наших друзей.

— Мы с тобой тоже чьи-то отродья, Джо! — сорвался я, не выдержав. Было невыносимо, что друг практически озвучил то, что само зудело в голове. Нет! Не верю, что Таис прибегнула к такой подлости! Она не такая! Она… В общем, не верю, и всё!

— Где сейчас Таис?

— Спит.

— Так рано? — Джохар помрачнел.

— Она после… — я недоговорил, но друг всё понял.

— Разбуди! — жёстко потребовал он, упрямо стиснув кулаки. — Нужно допросить. Сейчас только одно сможет спасти всех пострадавших — если мы найдём виновных! Ты знаешь, ректорату нужны доказательства!

— Но Таис ушла раньше!

— Она могла что-то видеть! — не сдавался Джохар. — Разбуди её, Марк! Иначе мы все — трупы!

— Ладно, — кивнул я, понимая, что друг прав. Если предоставим ректорату отравителя — это шанс для тех, чей рейтинг иначе завтра сойдёт на нет.


* * *


Я спала так крепко и так сладко, что с трудом очнувшись от довольно бесцеремонных тычков в бок, едва не заорала от ярости. Такой прекрасный сон! Светлый, радостный, неповторимый!

Я была дома! Кружилась по комнате с маленьким сыночком на руках, а рядом на диване сидел Марк и улыбался! Потом подошёл и обнял нас обоих, а мне вдруг стало так хорошо-хорошо! Спокойно, тепло, уютно! Я была так счастлива несколько мгновений…

«Блин, но почему это был всего лишь сон?! Я хочу вернуться в него! Ну, пожалуйста! Хватит меня трясти! Прекратите!..»

— Таис! — голос Зорка всё же прорвался сквозь дрёму, вынуждая осознать реальность. Я застонала, едва не зарыдав от отчаяния. Несколько секунд счастья, и вот, опять облом! Я в проклятой академии, а Марк — снова сволочь. Ничего не меняется, твою ж бабушку!

Потерев глаза, я села в кровати, осоловело уставившись на своего мучителя.

— Чего тебе? — спросила сухо, краем глаза покосившись на густые сумерки за окном.

— Оденься! Нужно поговорить.

— А так нельзя?

— Нет. Мы не одни, — Марк кивнул в сторону гостиной, потом развернулся и вышел.

Помедлив, я накинула халат и потопала вслед за ним.

Едва увидев Витару, неподвижно застывшую на диване, я сразу всё поняла. Взгляд Джохара, пронзительный, угрожающий, напряжённый — объяснил всё остальное. Хоть я и была ни при чём, по спине всё равно забегали противные мурашки. Кажется, Назикир знал, о чём говорил, когда выпроваживал меня из ресторана.

— Что тебе известно? — недолго думая, Джохар тут же приступил к допросу. — Ты там была, Пери. Видела, кто это сделал?

— Что с ней? — вместо ответа я села на диван, взяла Витару за руку. Боже мой! Холодна как лёд. — Она жива? — я испуганно дёрнулась.

— Тебе задали вопрос! — не унимался Джохар, буравя меня злым взглядом.

— Тебе тоже!

Не знаю почему, но его обвиняющий тон и слишком красноречивые намёки меня взбесили. Несколько мгновений мы убивали друг друга взглядами, пока не вмешался Марк. Встал за спиной, опустил руки на плечи.

— Таис, восемь девушек сейчас находятся в подобном состоянии, — тихо заговорил он. — Их отравили, и пару дней они не смогут очнуться. Завтра лекции, и если Пери не явятся — это станет для них концом. Ты ведь понимаешь, правда? Единственный способ их защитить — найти виновного. Поэтому нам так важно выяснить, что ты видела. Пожалуйста, расскажи. Может, ты что-то услышала, заметила?

— Я ничего не знаю, — обрубила я сразу, не давая перейти к обвинениям. То, что эта парочка подозревала меня, не было никаких сомнений. Назикир видел, кто всё замутил, но раз не сказал он, мне тоже говорить не следует. А вот помочь Витаре и остальным несчастным вполне можно попытаться. Недолго думая, я стянула с себя подаренный Огненным магом кулон и, приподняв голову подруги, надела ей на шею. Джохар успел только податься вперёд, чтобы остановить, но тут камень на кулоне ослепительно полыхнул красным и начал переливаться радужными волнами. Мы все замерли, наблюдая, как щёки Витары постепенно окрашиваются в розовый цвет, уходит желтизна, кожа быстро теплеет.

Прошло всего минуты три, как подруга глубоко вздохнула и открыла глаза.

— Таис? — раздался её слабый голос. — Ты чего здесь?.. Что случилось?..

— Пить надо меньше! — хмыкнула я, улыбаясь растерянной Витаре. — И закусывать больше! — наклонилась, обнимая всё ещё ничего не понимающую подругу. Погладив её по голове, приказала ещё полежать, потом обернулась к Джохару.

— Спасибо! — выдохнул Джохар с таким облегчением, словно до этого кто-то прищемил ему самое дорогое, а теперь вдруг отпустил.

— Да пошёл ты! — выразительно прошипела я одними губами, потом стряхнула с плеч руки Марка и встала. — Пусть кулон ещё побудет немного на Витаре на всякий случай, — уже вслух проговорила я. — Потом пойдём спасать остальных. Думаю, за ночь управимся, и завтра все будут свеженькими как огурчики, — пошатываясь, я вернулась в спальню. Рухнула на постель и уставилась в темноту. Видеть никого не хотелось. Особенно Марка. После произошедшего на складе во мне как будто что-то умерло. Не из-за его действий — нет. Из-за его слов. Просто поняла, что никаких чувств там не было. Да и какие чувства у Марка могут быть к Кашири?! Он ведь наполовину Ифрит! А я — дочь тех созданий, у которых Зорки воруют детей! Отбирают собственными руками, чтобы отправить на Землю, вырастить, словно скот, вернуть сюда и продать Верховным как омолаживающую косметику! При этом Зорки отлично знают, что шансов выжить у нас никаких. Они и обращаются с нами соответственно, как с дорогим товаром — не более! Подставляют себя, лишь бы не повредить драгоценную жертву. Готовы на всё, даже изобразить любовь, только бы не потерять возможность жёстко контролировать каждый шаг. Именно этому Зорков столько лет учат в академии. Марк делал лишь то, чему его обучили. Как запрограммированный робот. Тупая, пустая, холодная железяка, которой наплевать на то, что чувствуют другие. Ему всё безразлично, кроме желания выжить. Наверное, мне тоже нужно стать такой. Пока не поздно. Пока ещё есть время сопротивляться уготованной мне судьбе.

Хватит бояться! Хватит осторожничать и прятать голову в песок. Больше никакой людской морали, никаких дурацких чувств и никаких сомнений! Агатат хочет сотрудничать — что ж, я рискну! И Витару попробую вытащить! Но сначала вытрясу из неё всё, о чём та молчит. Пойду ва-банк, терять всё равно нечего!

Вот так я лежала, злилась, накручивала себя, призывая быть храброй и стараясь не вспоминать про предательство любимого… Да, любимого! Пора было это признать, и я признала! И, да, предательство! Впрочем, сама виновата, идиотка! Начиталась сказок! А в жизни всё проще. Принцев нет, рыцарей тоже. Главное, вовремя это осознать и надеяться только на себя…

Провалявшись в постели полчаса, я решительно встала, поправила платье и зашагала обратно в гостиную.

Когда пришла, Витара уже сидела на диване и пила чай, приготовленный кем-то из Зорков. Я улыбнулась подруге, игнорируя направленные на меня взгляды мужчин. Больше никаких «тёплых» перемигиваний, доверительных отношений и рыданий в плечико не будет! Ни одна сволочь меня не коснётся — я твёрдо поклялась себе в этом. А если всё же вынудят — то получат пустую деревяшку вместо наивной млеющей девочки!

— Рада, что ты уже в норме, — я снова улыбнулась Витаре, беря чашку и тоже наливая чаю. — Как себя чувствуешь?

— Как заново родившейся!

— Значит, кулон помог, — буркнула я удовлетворённо, переводя взгляд на её шею. — Ты позволишь? — наклонилась к подруге, ткнув пальцем в камень.

Витара встрепенулась, послушно стаскивая цепочку через голову. Протянула мне, но вдруг застыла, уставившись на камень, что сжимала в руке.

Я стояла между ней и парнями, а потому они не видели, как остекленели глаза Витары, побелели её щёки и задрожали руки. Мне даже показалось, что её сейчас снова хватит удар.

— Вита! — стараясь не привлекать лишнего внимания, тихо окликнула я, протягивая руку и выцарапывая из её застывших пальцев цепочку. Она вздрогнула всем телом, взглянула на меня большими испуганными глазами и быстро опустила голову. Я видела, что ей ужасно хочется меня о чём-то спросить, но она не решается при Зорках. Что ж, возьмём на заметку и запытаем подругу по-полной, когда останемся одни.

— Тебе необязательно ходить по пострадавшим с нами, — поняв, что я собираюсь продолжить целительскую миссию и отправиться к отравленным вместе с парнями, спокойно предупредил Марк. — Я возьму кулон, и мы сами обойдём больных. Утром верну…

— Ну уж нет! — я сжала цепочку изо всех сил, решительно качнув головой. — Прости, но я не могу доверить такую ценную вещь даже тебе! Так что либо иду я, либо выпутывайтесь сами!

— Таис, завтра трудный день, — попробовал увещевать Марк. — У вас много занятий, и ещё дополнительные по магии. Тебе нужно отдохнуть, иначе ты просто не выдержишь! Позволь нам…

— Нет! — не дала договорить я, показательно напяливая на себя цепочку с кулоном и с вызовом оглядывая парней.

— Пошли, время уходит! — первым сдался Джохар, направляясь к дверям.

Большими глотками допив чай, я подмигнула всё ещё бледной Витаре и выскочила в коридор вслед за Зорками.


* * *


Агатат Аль Марид

— Назикир! — отыскал я мальчишку на кухне, где тот сидел прямо на полу за огромными котлами и трясся, словно лист на ветру. — Вылезай, это я.

С тех пор, как я подобрал брошенного младенца на улице, парнишка вырос, став незаменимым помощником во всех делах. Привязался ко мне, как к родному отцу. Да и я, что уж греха таить, не смог отнестись равнодушно к его искренней сыновей любви. К тому же Зик был единственным существом в этой Вселенной, которому я мог довериться без опаски. Да и смышлёным был малец, ничего не скажешь! Умным, сообразительным, изворотливым. Ещё очень добрым и заботливым. Называл меня папкой — никак иначе. Своим папкой, которого у него никогда не было…

Помню в тот день, как и сегодня, была сильная буря. Стена песка поднялась такая, что ни одна защита не выдерживала. Я как раз открыл таверну для академии. Выкупил полуразрушенное помещение в ближайшем городке, обустроил, привёл в божеский вид и нанял пару Маридов, чтобы готовили и обслуживали посетителей. Нужно было прикрытие для моих частых отлучек, и я решил, что бизнес — самое лучшее оправдание.

Вложив все свои скудные сбережения в дело, даже не рассчитывал, что оно так быстро пойдёт в гору. Но не прошло и нескольких месяцев, как Академия Кашири заключила со мной контракт на обслуживание, а потом и Академия Пламени подтянулась. О таком развитии бизнеса можно было только мечтать! Дело не в большой прибыли, хотя и она не была лишней, а в сплетнях и полезной мне информации. Вот уж, действительно чему не было цены! Особенно когда подрос Зик, начал снабжать меня этими сплетнями.

Сегодня, продираясь сквозь тучи песка, вспомнил, как тогда, много лет назад, услышал чей-то писк под горой сваленных в кучу отходов. Удивляюсь даже, что вообще что-то разобрал сквозь завывание ветра и шум дождя. Хотел было пройти мимо, но звук показался мне таким странным и жалобным, что невольно пробудил моё любопытство. Магией я разворошил мусор и увидел грязнущего младенца, завёрнутого в рваное тряпьё. На худом замызганном личике чистыми оставались только большие серые глаза. По впалым щекам растекались дорожки слёз. Увидев меня, малыш смолк, потом вдруг улыбнулся так, что засияли глазки, потянул ко мне ручки. Признаюсь, поначалу я растерялся. Огляделся даже в поисках матери ребёнка. Потом что-то кольнуло в груди и, повинуясь необъяснимому порыву, я поднял мальчонку с кучи мусора и, прикрыв плащом, понёс в ресторан. Передал на поруки слугам, велев разузнать всё, что можно, о родителях малыша. Те отчитались через несколько дней. Мол, везде спрашивали, с кем возможно говорили, но про новорождённого никто ничего не слышал. Только поговаривали, что на днях в городе побывала ярмарка и заезжие гастролёры. А после них, как правило, всяко разно на улицах находили. И кошели подрезанные, и животных брошенных, а бывает, и младенцев безродных. В общем, родителей искать без толку. Сиротка, стало быть, ваш паренёк. Предложили переправить его жрецам, чтобы те Пламени отдали. И, чтобы, дескать, не мучился горемыка один на белом свете.

Но я так и не решился. Проверил его ауру и убедился, что он Водный, совсем как я. Это знак: пусть останется со мной. Выбрал имя, заплатил слугам, чтоб блюли пацана честь по чести, а сам в академию вернулся преподавать. Частенько навещал Назикира, так что вырос малый на моих глазах. Как-то незаметно стал называть меня папкой, а я так же незаметно прикипел к нему, как к родному. Теперь для всех он — мой сын, — а я — его отец, — хотя оба мы знали, что фактически это не так…

— Ну, что опять приключилось? — вылезшего на свет Зика я окинул строгим внимательным взглядом. — Кашири что-то учудили?

— Да потравили опять друг друга, — Назикир с досады прикусил губу. — Дурман-травой. Зорки меня целый час допрашивали — убить грозились!

— Опять решили, что это ты?

— Угу.

— А кто траву сыпал, видел?

— Конечно, я ведь всё время в зале нахожусь, хоть меня и не замечают.

— И кто?

— Одну Селена зовут. Другую — Дария. Подруги вроде.

— Сколько девчонок пострадали?

— Восемь. Было бы больше, но часть стаканов я успел заменить, пока подружки отворачивались. Да ещё одну я спрятал, чтобы не высовывалась.

— Кого спрятал? — я серьёзно смотрел пареньку в глаза.

— Ну, ту, что ты просил предупредить насчёт Верховных… Таис… Я всё сделал, как ты хотел. Проболтался, как будто не нарочно, изобразил раскаяние. Умолял не выдавать…

— Таис поверила?

— Ну ещё бы! — Зик лукаво хмыкнул. Потом вновь посерьёзнел. — Только она пробовала ещё вопросы задавать про Кашири и даже про императора. Спрашивала: какой он, зачем ему Кашири, нет ли у меня его изо… избра… картинки с его лицом, — пояснил джиннёнок. — Умная и цепкая эта твоя ученица, — в конце концов подытожил он. — Боюсь, теперь будет пытать меня при каждом удобном случае, пока всю правду не вытрясет.

— Пусть пытает — это даже хорошо, — удовлетворённо кивнул я, по-отечески взъерошив пацану волосы. — Мы придумаем для Таис ответ.

— Па, а зачем она тебе?

Мне показалось, или в голосе Назикира мелькнула нотка ревности? Я взял его ладошку, сжал в своей.

— Тебе не о чем беспокоиться, Зик. У меня никогда не было сына, но теперь он есть, и я ни за что с ним не расстанусь, понял?

— Но я ведь тебе не сын, — паренёк сник, опустив голову. Помолчал, потом нехотя продолжил: — Знаешь, что я слышал?

— Что?

— На днях в таверну заходили купцы. Они набрались хорошенько и стали болтать о Среднем мире, где недавно побывали. Так вот, один сказал, что там, на рудниках, на каторгах, работают не только мужчины, но и женщины — воровки всякие, убийцы. Надсмотрщики иногда пользуются ими, и получаются дети. Якобы этих детей те конвоиры, что пожалостливее, отправляют в наш мир вместе с торговыми обозами, чтобы младенцев пристроили в какую-нибудь семью. А торговцы плату возьмут, но заморачиваться с небезопасным живым товаром не рискуют, вот и выбрасывают младенцев на помойки в небольших городках. Потом говорят, что те умерли по дороге… Как думаешь, может, и я… — Назикир тяжело сглотнул, не решаясь поднять взгляд. — Может, и меня так же?.. Ты ведь меня на помойке нашёл… А вдруг и я сын какой-нибудь каторжницы? — совсем тихо выдохнул он.

— Зик, всё, что ты слышал — забудь! — я крепче сжал его руку, заставляя поднять взгляд. — Ты — мой сын! — твёрдо посмотрел ему в глаза. — Запомни это и прекрати нести всякую чушь!.. Или тебе плохо со мной?

— Что ты! — тёмно-серые глаза мальчонки искренне распахнулись. — Как ты мог такое подумать, па?!

— Тогда прекратим этот разговор! Больше не хочу слышать ни о чём подобном, ясно?!

— Угу, — Зик кивнул, но его плечи облегчённо расслабились. — Ты сегодня здесь останешься или уйдёшь?

— Мне нужно вернуться в Академию, чтобы узнать, что там с пострадавшими, — признался я с сожалением. — Хотел остаться, чтобы помочь тебе с уборкой, но… Зик, может нанять для тебя помощников? — предложил я в который раз. — Трудно ведь одному! Скоро Кашири отсюда вообще вылезать перестанут — совсем тяжело придётся!

— Никаких помощников мне здесь не нужно, — по-хозяйски отмахнулся он, подбоченясь и состроив обиженную рожицу. — Что я, маленький, что ли?! Сам управлюсь! Да и лишние болтуны нам ни к чему!

— Ладно, — махнул я рукой, не в силах сдержать улыбки. — Тогда оставляю тебя главным и единственным хозяином! — рассмеялся. — Что касается Зорков, которые угрожали тебе — я с ними разберусь! Как их зовут?

— Не знаю, — буркнул Зик, сразу помрачнев. — Хотя одного припоминаю: главный у них — Джохар.

— Вот как? — я невольно нахмурился. Сердце предательски ёкнуло. — Его Пери тоже пострадала? — спросил я осторожно.

— Тоже, — Назикир кивнул, чем вынудил меня торопиться вдвойне.

Глава опубликована: 12.05.2022

Глава 17

Последняя неделя отборочного месяца началась кошмарно. Несмотря на то, что нам всё же удалось вытащить девчонок из зомбического состояния, достойно выдержать лекции смогли не все. Преподы словно сговорились — устроили из обычных уроков сущий кошмар, предупредив при этом, что намерены жёстко отсеять всех, кто окажется слишком слаб. Поэтому гоняли нас до седьмого пота по всему пройденному за эти недели материалу. За каждый неверный ответ сдирали три шкуры, а точнее, три золотых балла, которые тут же отражались на рейтинге. Даже Агатат Аль Марид в этот раз никого не щадил. Двум девчонкам особенно досталось. Не знаю, за что он вдруг на них взъелся, но, когда лекция закончилась, Селена и Дария уверенно возглавили пресловутую таблицу баллов… с конца.

Неожиданно досталось и Витаре. Агатат засыпал её вопросами об обязанностях слуг на званом ужине, и за каждый неверный ответ заставлял её Зорка нырять лицом в чан с супом — так маг назвал стоявший посреди кафедры огромный чёрный котёл с непонятной серо-бурой жидкостью. Сначала это выглядело даже потешно, но после десятка таких «купаний» лицо парня стало напоминать обгоревшую свёклу. Оказалось, что Водный маг каждый раз делал «суп» всё горячее. Заметили мы неладное, когда из чана начал подниматься лёгкий пар, а потом он и вовсе повалил столбом. В последний раз макнув Джохара мордой в котёл, препод по дипломатии подверг подобной экзекуции ещё двух Зорков, объяснив это тем, что не всегда сильный мира сего бывает справедливым, однако каждый должен помнить, что на любого силача обязательно найдётся кто-то ещё сильнее. Не знаю, на что Агатат намекал, но он явно хотел, чтобы парни это запомнили.

Когда Водный добрался до меня, я уже нервно вздрагивала и отчаянно пыталась подавить зевки. Бессонная ночь и недолеченное похмелье всё же совершили своё чёрное дело, превратив нервы в комок оголённых проводов. Моё имя, прозвучавшее в гнетущей тишине аудитории, заставило подпрыгнуть и застыть по стойке «смирно». Изо всех сил распахнув слипающиеся веки и сделав «морду кирпичом», я приготовилась к очередному каверзному вопросу, но вместо этого лишь получила напоминание о том, что через два часа меня ждут в другой аудитории на дополнительные занятия и почему-то вместе с моей соседкой, то есть с Витарой.

Оставив меня в полном недоумении, а бедную Витару в шоке, Агатат исчез в облаке тумана, даже не попрощавшись.


* * *


Пребывая «в состоянии нестояния», я благоразумно решила не снимать кулон Ахмата Аль Ифрита перед предстоящими дополнительными занятиями. Кто знает, что там придумает Водный, а мне необходимо быть собранной и во всеоружии. Прямого запрета на ношение целебных артефактов в академии не существовало, поэтому ничто не мешало мне использовать подарок Огненного так, как мне нравится.

Переодевшись после занятий, сунула кулон поглубже за лиф платья и побежала на обед. Марка не стала дожидаться, хоть он и просил. Мой неусыпный страж отправился с Джохаром в целительский корпус, чтобы подлечить тому физиономию. Мелькнула мысль одолжить Джохару кулон, но я тут же прогнала её прочь, вспомнив, как этот Зорк ко мне относится. В общем, зловредно решила, что ещё полчаса мучений ему не повредят. А я пока хоть пообедаю спокойно.

Проходя мимо «турнирной» таблицы, я мельком кинула взгляд на строчки и остолбенела. Все рейтинги изменились! Наши постоянные фаворитки Мартина, Клер и Алекса уползли вниз на несколько пунктов, существенно ослабив свои позиции. Бедные Селена и Дария печально красовались на самых нижних строчках, а мы с Витарой дружно упали в середину. Она на четырнадцатом, а я — на тринадцатом месте.

«Ничего не понимаю!»

Конечно, это ещё не трагедия, но где-то внутри зашевелился червячок страха. Если так дальше пойдёт, то не успею я и пискнуть, как окажусь у жрецов. Тогда прощай, всяческая надежда что-то изменить! Даже побороться как следует не успею! Впрочем, до конца обучения всего набора нас никому не отдадут, ведь инициация проходит у всех одновременно, а это только после объявления победительниц. Значит, время всё-таки есть. Что ж, будем брать, что дают! И чёрт с ним, с рейтингом!

С такими вот невесёлыми мыслями я уселась за стол и машинально схватила первую попавшуюся вилку. Блюдо передо мной затрепетало, расплылось в воздухе и исчезло, а я буквально почувствовала, как в коридоре на таблице моё имя сползло на деление ниже. Теперь на четырнадцатом! — ругнулась про себя, мрачно рассматривая оставшийся салат и чашку с соком.

Так, что тут у нас? Вгляделась в аккуратно наструганные кусочки спаржи, белое мясо и соус, похожий на крем-фиш. Что опять за хрень, мать твою! Я отшвырнула тарелку, с досадой сметя рукой все вилки на пол. Пусть сами жрут свои деликатесы! А я мяса хочу! Из «Омнибуса»! «Назикир, одна надежда на тебя, родненький!» — всхлипнула, стараясь подавить так некстати пробудившийся зверский голод и придумать, как заставить Марка переместить меня на ужин в город.

Лучше с голоду помру, чем стану прогибаться под их бессмысленные правила! Особенно теперь, когда известно, что всё это долбанное обучение — лишь ширма — и оно может мне пригодиться разве что в Аду! Вряд ли Верховные потащат меня на императорский обед перед тем, как «использовать». Кажется, мы нужны им именно голодными — так Зик выразился. Надеюсь, нас не заставят жрать своих клиентов?! Мурашки побежали по коже, и аппетит тут же поубавился.

«Ладно, Таис, прорвёмся! — сказала я самой себе, мрачно вылезая из-за стола и несолоно хлебавши убираясь восвояси. — Пока чаю попью, а там видно будет».

С таким настроем я решительно постучала в апартаменты Витары. Она открыла сразу же, словно стояла за дверью и ждала.

— Ты чего не на обеде? — спросила я, придирчиво осмотрев подругу, вид у которой был откровенно подавленным. — Расстроилась из-за рейтинга?

— Что?.. А, нет… — она ответила рассеянно, пренебрежительно махнув рукой. — Просто не хочу.

— А я помираю с голоду, — честно призналась я, взглянув на изящный чайный сервиз, стоявший на столе. — Представляешь, опять перепутала чёртовы вилки!

— У меня булочки с вареньем есть. Будешь? — подруга, как и всегда, проявляла редкостное понимание.

— Само собой! — я потёрла ладони, в предвкушении облизнув губы. — Джохар ещё не вернулся?

— Нет.

— Может, поговорим тогда? — осторожно спросила я, наблюдая, как Витара разливает чай.

Она помедлила с ответом, но всё же кивнула, усаживаясь напротив за столом.

— Я знала, что ты придёшь с вопросами, — нехотя созналась она.

— И ты готова отвечать?

— Готова или нет — этот разговор необходим, — она вдруг стала предельно серьёзной.

— Ладно, не будем тогда терять времени! — согласилась я, откусывая полбулки сразу. Пока жевала, обдумывала, с чего начать, но Витара внезапно заговорила первой.

— Откуда у тебя этот кулон? — спросила, требовательно взглянув мне в глаза.

Какой кулон она имела в виду, уточнять не было нужды. Я сунула руку за лиф платья и, достав камень, повертела в руках.

— Он тебе знаком? — заметив, как щёки Витары опять побледнели, задала встречный вопрос. Но подруга лишь кивнула, продолжая сверлить меня тёмным взглядом. — Его принёс Ахмат Аль Ифрит, — всё же решила признаться я. — Сразу после бала… Когда я… Ну-у…

— Когда ты осталась без магии после неконтролируемого выброса, — помогла подруга, понимающе склонив голову. — Таис, скажи: это ты тогда уничтожила Гулей, ведь так?

Ого! Я собиралась выпытывать ответы у Витары, но, похоже, она решила сделать то же самое со мной!.. Однако!..

Кажется, мой несколько пришибленный этим открытием вид ответил за меня лучше всяких слов. Витара помрачнела, потом снова взглянула на медальон, но спросила совсем о другом.

— Что тебе известно о Кашири?

— В смысле? — захлопала я ресницами, судорожно пытаясь придумать, что ответить. Но возможности сориентироваться мне не дали. Подруга потянулась и мягко взяла меня за руку.

— Времени мало, Таис, — очень тихо пояснила она, проникновенно и печально глядя мне в лицо. — Мне нужна твоя помощь.

— Какая помощь? — отчаяние в голосе Витары заметно напрягло.

— Я должна найти… одного человека… Точнее… джинна. Он где-то рядом, но, возможно, изменил облик.

— Но что это за чело… джинн? Зачем ты его ищешь?

— Я всё объясню, но сначала ответь: что ты знаешь о Кашири? — повторила она свой вопрос.

— А ты?

Наши взгляды сцепились в молчаливой борьбе, и каждая сейчас гадала, можно ли довериться. Лгать было нельзя, да и слишком поздно. Как правильно заметила Витара, времени оставалось всё меньше, поэтому нужно было на что-то решаться. И я решилась.

— Я знаю, что Кашири — маги Земли, — начала издалека, но потом махнула рукой и выпалила: — Что нас используют для омоложения Верховных! И ещё то, что Кашири — дети…

— … Дриад, — закончила за меня Витара, облегчённо выдохнув. — Спасибо, Таис! — вдруг улыбнулась она, и её напряжённый взгляд потеплел. — Спасибо, что нашла в себе силы и доверилась мне! Теперь я убедилась, что не одна в этой борьбе.

— Да, но как ты узнала правду?

— Я всегда её знала, — она оглянулась на дверь, понизила голос до шёпота. — Точнее, вспомнила сразу, как только к нам вернулась магия. До этого я считала себя такой же Кашири, но…

— Но ты — другая, — настала моя очередь подсказать.

Витара еле заметно кивнула, отчего-то смущённо порозовев.

— Прости, что не сказала тебе правду сразу, ты ведь понимаешь… — она вновь сжала мою руку. — Трудно было довериться, да и пугать тебя раньше времени не хотелось. Я могла лишь наблюдать за тобой, чтобы дождаться подходящего момента.

— Так ты не Кашири? — странно, но мне вдруг показалось, что я всегда чувствовала неуловимую разницу между Витарой и другими студентками, только не осознавала её.

— И да, и нет, — загадочно отозвалась она, устало улыбнувшись. — Я появилась на Земле так же, как и остальные Кашири, но я не дочь Дриад, Таис… Я… — она сделала паузу, потом чуть слышно выдохнула: — Я их Королева.

— Что?! — у меня закружилась голова и непроизвольно отвисла челюсть. Хорошо хоть не жевала в этот момент, иначе бы точно подавилась. Несколько секунд я ошеломлённо глядела на подругу, но так и не придумала, что нужно сказать. Все мысли куда-то делись, разлетевшись, как стая перепуганных птиц. Повисло долгое молчание.

— Но как ты оказалась здесь, с нами? И почему тебя до сих пор не вычислили? — наконец, с трудом оклемавшись, рассеянно пробормотала я.

— Никто не знает, что я жива, — растолковав мой вопрос по-своему, попыталась объяснить Вита, но я отчаянно замотала головой и замахала руками, прерывая на полуслове.

— Нет, Витара! Больше не говори ничего! — подняла я ладони. — Стоп!

Она замолчала, сбитая с толку моей бурной реакцией. Наверное, вид у меня и правда был несколько неадекватный, потому что подруга виновато закусила губу, по-видимому, уже сожалея, что начала этот разговор.

Тем временем я пыталась унять едва не выскочившее из груди сердце, лихорадочно прокручивая в голове всю полученную информацию.

— Ты знаешь, кто такие менталисты? — внезапно спросила я, многозначительно взглянув на подругу.

Витара замерла, перестала дышать, потом побледнела как смерть и медленно кивнула.

— В академии есть менталист? — побелевшими губами переспросила она, и на её лбу проступили мелкие капельки холодного пота. Как быстро она всё поняла…

Я не ответила. Хотела было, но не смогла. Какая-то сила на время парализовала язык и тело. Я просто оцепенела, словно большая жаба, выразительно выпучив глаза.

— Он связал тебя клятвой! — так и не дождавшись ответа, догадалась Вита, обречённо прикрыв ресницы и о чём-то задумавшись. — Значит, он знает и обо мне… — пробормотала она после некоторого молчания. — Но до сих пор нас не выдал… Почему? — Витара подняла голову и долго смотрела на меня, стараясь хоть что-то вычитать на моём застывшем лице. — Ладно, — наконец махнула рукой и встала. — Рано или поздно мы всё поймём, Таис. А сейчас, — она посмотрела на часы, — нам лучше поторопиться на занятия к Агатату, пока он и нас в своём котле не сварил.

Мои мышцы тут же расслабились, обретая прежнюю подвижность. Я вздохнула с облегчением. Кто знает, что за клятву меня заставил произнести проклятый маг? Вдруг я бы до конца дней осталась парализованной? Немного воспрянув духом и размышляя над тем, как предупредить Витару об Агатате, я неторопливо зашагала за ней к дверям. В коридоре догнала, схватила за руку. Подруга оглянулась, внимательно посмотрела на меня, но ничего не сказала. И даже не вздрогнула, когда перед тем, как зайти в аудиторию, я изо всех сил сжала её ладонь.

— Прорвёмся! — шепнула она, показав тем самым, что разгадала моё молчаливое предупреждение, и первая шагнула за дверь.


* * *


Агатат Аль Марид встретил нас всё в той же синей мантии, которая так шла к его бездонным глазам. Маг оставался спокоен, смотрел холодно, и лишь его короткий жест, мгновенно превративший все стены в магическую водяную завесу, выдал некоторое напряжение. Взглянув на Витару, Агатат жестом указал ей на первую парту.

— Надеюсь, вы понимаете, Пери, почему я решил потратить своё драгоценное время на такую бестолковую ученицу, как вы? — обратился он к ней, пока полностью игнорируя моё присутствие. — Сегодня вы не дали и четверти правильных ответов на уроке, за что я вынужден был наказать вашего наставника, который плохо следит за тем, как вы готовитесь к занятиям. Конечно, я понимаю, что парочки, вроде вашей с ним, предпочитают учебникам более, хм… приятное времяпрепровождение, но согласитесь, подобные пристрастия не служат оправданием для столь безответственного поведения. Тем более, если ваша личность уже обратила на себя внимание некоторых высокопоставленных особ…

Агатат многозначительно смолк, рассматривая побледневшую Витару сверху вниз.

— К моему большому сожалению, я вынужден считаться с выбором довольно влиятельных личностей и прислушиваться к их пожеланиям, иначе вы бы уже сегодня завершили свою карьеру в нашем заведении, Пери. Но меня попросили дать вам ещё один шанс, чтобы доказать, что вы достойны большего, чем позорно вылететь с первого этапа отбора. Поэтому я даю вам возможность реабилитироваться за те часы, что потрачу на обучение другой студентки. Сейчас вы возьмёте книгу по дипломатии, откроете двести шестнадцатую страницу, и выучите наизусть параграф, посвящённый поведению слуг на торжественных приёмах императорского дворца. Советую не отвлекаться, Пери Витара, потому что шанс что-то изменить в своей судьбе у вас исчезнет сразу же по окончании этого урока. Время пошло!

Маг хлопнул в ладоши, и перед Витарой материализовалась пухлая книжонка в твёрдом коричневом переплёте. Понаблюдав несколько секунд, как девушка ищет нужную страницу, Агатат, наконец, обернулся ко мне. В тот же момент зрачки его напряжённо сузились, брови искривились, выражение лица стало чуть презрительным.

— Вы решили нарушить нашу договорённость, Пери? — вкрадчиво поинтересовался Агатат, нехорошо улыбнувшись. — Думали, я не узнаю?

— Не понимаю, о чём вы, — пожала я плечами, мысленно посылая всё к чёрту. — Разве мы уже о чём-то договаривались?

— Подойдите! — приказал маг, протянув мне руку, и ожидая, что я её приму. Однако не на ту напал. Я приблизилась и показательно переплела руки на груди, приняв позу Наполеона. Агатат нахмурился, но свою руку опустил. Какое-то время смотрел на меня, словно что-то обдумывал, затем вдруг шагнул вперёд и ловким движением сорвал с моей шеи цепочку с кулоном.

— Что за… — я не успела толком открыть рот, чтобы возмутиться, как маг уже крутил артефакт в пальцах, внимательно его рассматривая.

Первым порывом было выхватить артефакт из его рук, но меня остановил неожиданно потемневший взгляд мага. Синие глаза почернели, как океан перед бурей. Мне даже показалось, что я увидела в них молнии, на миг опалившие зрачки. Пальцы, сжимавшие кулон, побелели, и Агатат стиснул зубы так, что те хрустнули.

Сжав камень в кулаке, препод долго меня разглядывал, затем быстро оглянулся на Витару, которая не успела изменить выражения на лице с отчаянного на невозмутимое.

— Откуда это у вас, Таис? — наконец процедил он, продолжая почему-то сверлить взглядом мою подругу.

— Мне подарили, — я даже запнулась — таким ледяным и угрожающим прозвучал вопрос. Словно не расслышав, Агатат вернул мне пронизывающий взгляд, отчего захотелось немедленно залезть под парту и заорать, зовя на помощь.

— Вы знаете, что это? — пророкотал маг, с усилием разжимая пальцы и поднося кулон к моему лицу.

Блин, мне стало по-настоящему страшно, потому что в этот момент глаза Агатата реально превратились в жидкую бездну. Казалось, ещё немного, и она втянет меня внутрь, поглотит и упокоит не хуже зомбаков на кладбище. Не в состоянии что-либо ответить, я покачала головой, выдавив что-то нечленораздельное.

Впрочем, маг и не нуждался в подробных объяснениях. Я практически чувствовала, как мои мозги подрагивают в черепной коробке так, словно их обрабатывают чудовищным пылесосом, перетряхивая слой за слоем. В глазах стало быстро расплываться, я покачнулась, скорчившись от стремительно разрастающейся боли.

— Перестаньте!.. Остановитесь!.. Она не знает, что это!

Голос Витары, полный слепого ужаса, донёсся сквозь толстый слой ваты, и боль в моей голове тут же исчезла, оставив после себя лишь мучительную тошноту и чувство полного опустошения. Мир вокруг всё ещё вращался, и, потеряв равновесие, я стала заваливаться на бок, но чьи-то руки вовремя подхватили, усадив моё обессилевшее тельце на лавку.

Я не видела, просто почувствовала, как на шею вернулась цепочка с кулоном. Потом в лицо полетели капли ледяной воды, заставляя всхлипнуть и открыть глаза.

— Нужно поработать над защитой, — перестав сыпать искрами, вполне буднично произнёс Агатат, слегка встревоженно глядя мне в глаза. — Пригодится, если рядом окажется другой менталист…

— Не поняла… Это что… был урок? — я тяжело сглотнула и поморщилась, облизнув пересохшие губы.

— Не совсем, — маг снова помрачнел. — Но для вас урок, Пери. Не следует принимать подарки от кого ни попадя! И уж тем более надевать такие вещи на занятия!

— Но он сказал, что артефакт лечебный… Что можно носить не снимая!

Он сказал? — переспросил Агатат, презрительно фыркнув. — Конечно, он так скажет! — не уточняя имени, передразнил маг. — Но я считал вас умнее, Таис!

— К чёрту! — я даже подскочила, позабыв про слабость. — Может, хватит уже загадки загадывать! Объясните, наконец, что здесь происходит?!

Но препод молчал. Его взгляд, в который раз изменился. Неожиданно в нём проступили боль и обречённость, но сейчас этот взгляд почему-то был устремлён на Витару. Я посмотрела на подругу и вообще перестала что-либо понимать. Витара плакала, закрыв лицо руками; её слёзы капали на раскрытую страницу учебника, на которой отдельным листком лежала записка. Насколько я могла разглядеть, всего пара непонятных строчек, выведенных аккуратной вязью незнакомых мне иероглифов.

— Идите, Таис! — одним жестом сняв со стен водную защиту, Агатат кивнул мне на двери. — Поговорим позже. Сейчас вам лучше отдохнуть.

— Но… — я замялась, полностью сбитая с толку, и не решаясь бросить подругу одну в таком состоянии.

— Витара скоро к вам присоединится, — правильно расшифровав мои сомнения, почти ласково заверил препод. — А пока постарайтесь, чтобы ваш Зорк не заметил, как вы перевозбуждены… Иначе я оторву ему руки…

Последнюю фразу Агатат произнёс почти неслышно, но с таким убийственным холодом, что я невольно ему поверила. Больше не желая провоцировать мага, поспешила выбежать из аудитории и помчалась в свою комнату.


* * *


Агат Инсар

— Сальвита!.. — вырвалось у меня прежде, чем я смог справиться с собой.

Господи, я уже и не думал, что мои губы когда-нибудь вновь произнесут это имя! Что я смогу увидеть её! Так близко! Дрожащую, заплаканную, несчастную! И пусть тело сейчас другое, но я бы узнал её из миллиона! По глазам! Самым дорогим глазам на свете! Милая, любимая, родная! Что бы я отдал, чтобы произнести эти слова вслух, чтобы обнять тебя, прижать к себе крепко-крепко и повторять о своей любви бесконечно! Сальвита!.. Вита!.. Девочка моя!..

Я смотрел на неё, на вздрагивающие плечи, на незнакомое, но всё равно такое родное лицо, и не мог насмотреться. Ругался, унижал, был вынужден притворяться, изображая из себя строгого преподавателя, пока моё сердце разрывалось, колотясь где-то у горла — чтобы только не выдать тебя, моя Пери! Моя любовь! Моя бесконечная мечта! Моя единственная!..

Лишь только двери за Таис закрылись и аудиторию вновь накрыла плотная непроницаемая волна стихии, Вита подняла на меня заплаканные глаза.

— Агат Инсар!

Боже! Моё имя прозвучало из её уст, как райская музыка. Своего настоящего имени я тоже не слышал слишком давно. И она произнесла его первой…

— Сальвита! — повторил я, почувствовав, как земля уходит из-под ног.

Она бросилась ко мне, обхватила дрожащими руками за шею, уткнулась в грудь мокрым от слёз лицом. Господи! Стоило ждать тысячу лет, чтобы остановить это мгновение! Чтобы почувствовать её рядом, вот так, как сейчас. Ощутить каждой клеточкой близость тела, его тепло, хрупкость, нежность… Тонкие руки, дрожа, обвивали мои плечи, а я был готов до бесконечности баюкать её в своих объятиях, незаметно прикасаясь губами к тёмному шёлку волос.

— Не могу поверить!.. Не могу поверить, что это ты! — всхлипывала Вита, вновь и вновь вглядываясь в моё изменившееся лицо. — Ты был так близко всё время, а я… — она улыбалась и одновременно плакала, гладя своей ладошкой по моей щеке. — Но как ты меня узнал, Агат? Я ведь совсем другая теперь!

— Для меня ты всегда единственная, Сальвита! — шепнул я, накрывая её ладошку своей. — Это про себя я уже не вспомню, как должен выглядеть, но тебя узнаю всегда…

— Мне нужно столько тебе рассказать! — по её лицу пробежала тень, и она сникла. — Ты должен знать, что… — она отстранилась, отступила на шаг, вытерла слёзы. Надела привычную для себя маску холодной вежливости.

— Думаю, я уже знаю, — перебил я, с сожалением выпуская любимую из рук.

Всё правильно, счастье не могло длиться вечно. Кто она, и кто я? Мы давно смирились. Только глупое сердце никак не хотело признавать истину… Тысяча лет прошла, а оно всё не успокоится.

— Я давно подозревал, что в Высшем мире творится что-то ужасное, — между тем заговорил я вновь, стараясь ничем не выдать бушевавших во мне чувств. — Слишком многое изменилось. Сначала построили эти академии, затем стали отлавливать Зорков и продавать Кашири… Я не мог понять, почему Император всё это поощряет, почему ты позволяешь ему это, Сальвита!

— Теперь… ты понял? — прекрасное лицо Дриады стало мрачнее тучи. — Император давно мёртв, Агат… Твоего брата Камран Аль Малика убили. Теперь его место занимает бывший советник — Ахмат Аль Ифрит.

— Шайтан! — всё же новость, хотя я и был готов к нечто подобному, едва не сбила меня с ног.

Бедный мой брат! Несмотря на то, что мы не виделись с тех пор, как я вынужден был перебраться в этот мир, я любил Камрана. Мы вместе выросли; он не был виноват в том, что оказался старшим братом из нас двоих. Что наши традиции не допускали ни малейшего соперничества в праве на трон. Для того, чтобы избежать распрей и возможной войны, младший наследник после достижения возраста девятнадцати лет, если старший принц жив, должен был навсегда исчезнуть из жизни брата, а ещё лучше — умереть. Но Камран никогда даже в мыслях не допускал убийства младшего. С тех пор, как мы остались без родителей, погибших в кровавом мятеже магов Земли, он заменил мне отца и мать. Буквально вырастил с пелёнок, за что я всегда был ему благодарен. Когда же мне исполнилось девятнадцать, то, несмотря на все уговоры Высших магов и увещевания Советника, Император не отправил меня на каторгу, не отдал в жертву Пламени. Наплевав на закон, требовавший от него уничтожить меня, понимая, что младшего принца всё равно будут искать, он позволил изменить имя, внешность и укрыться в Верхнем мире. С тех пор мы больше не виделись, и я должен был сам заботиться о себе. Что, собственно, я и делал, пока не заподозрил неладное о происходящем во дворце.

— Как же ты выжила, если вы с моим братом были связаны Пламенем, Сальвита? — задал я мучивший меня вопрос, хотя вспоминать о том проклятом дне, когда моя любимая была вынуждена стать женой Императора, мне было больно даже теперь.

— А я и не выжила, Агат, — её прекрасные глаза подёрнулись облачком тумана. — Ахмат Аль Ифрит всё точно рассчитал — Пламя убило меня, как только умер Камран. Я сгорела заживо, а мой пепел разлетелся по лесу. Советник до сих пор считает, что я мертва, поэтому и творит, что хочет. Только он не знает, что чаша терпения Дриад переполнилась. Одичавшие, истерзанные муками, страдающие по своим погибшим детям, не в силах больше терпеть варварство Высших, Дриады собрали все силы Земли и призвали Древнюю Магию. Лес возродил свою королеву из пепла, дабы я защитила свой народ. И теперь я здесь, в качестве Кашири. Ведь только в этом образе я смогла покинуть Лес, чтобы проникнуть в Высший мир и попытаться разделаться с убийцей моего мужа, что крадёт наших детей и собирается официально вступить на трон, заключив брак Пламени с самой сильной Кашири!

— Так вот зачем Ахмату понадобилась Таис! — я сам не заметил, как до боли стиснул кулаки. — Четыре Стихии! Он хочет взять власть во всех мирах, включая Лес Эдем!

— Да, Агат, — Сальвита печально кивнула. — А ещё он разыскивает тебя… Лишь ты, как брат Императора, стоишь на его пути к трону. Все знают, что Камран тебя не убил, поэтому Советник не успокоится, пока не устранит преграду в твоём лице.

— Или не найдёт возможность занять трон другим способом… — задумчиво пробормотал я. — Кстати, а как ему удавалось тысячелетие скрывать ото всех, что Император мёртв?

— Возможно, он и не скрывал, — Сальвита вздохнула, покачав головой. — Просто купил молчание и покорность Высших Магов возможностью получить вечную молодость. Чистое Пламя продлевает жизнь, Агат, но молодость не возвращает. Никому не хочется иметь вечную старость, если существует столь заманчивая альтернатива.

— Ты права, — трудно было не согласиться с такими доводами, хоть они и не укладывались в голове. — Но ты затеяла довольно опасную игру, Сальвита. Советник Ахмат Аль Ифрит всегда был очень хитёр и изобретателен. Кроме того, он один из сильнейших магов Огня и чародей, с которым с трудом справлялись даже мои родители. Не забывай, что именно благодаря Ахмату восстание магов Земли было подавлено. До тех пор, пока Дриады и Императорский дом не заключили политический союз, связав Пламенем Королеву Эдема и Старшего Принца, Огненный маг с успехом подавлял любой бунт в каждом из миров Гвартариума. Не знаю, как ты намерена действовать, но, даже подобравшись к Советнику в качестве Кашири, ты не сможешь победить его в одиночку. Позволь мне помочь тебе, прошу! Предатель заслуживает возмездия, а я не смогу жить, пока не отомщу ему за смерть брата!

— Тогда мы сделаем это вместе, Агат! — помолчав, Сальвита осторожно взяла меня за руку и сжала в своей. — Я не отказываюсь от помощи — особенно твоей… Только пообещай, что будешь следовать моему плану, и не оставишь в беде Таис, если что-то случится со мной!

— Конечно, обещаю! — не удержался, поднёс к губам тонкие пальчики, коснулся поцелуем почти неощутимо. — Не знаю почему, но судьба Таис небезразлична мне… Я чувствую с ней какую-то связь… Словно она… часть меня.

— Тогда защити её! — в глазах Дриады появилась мольба. — Только не рассказывай пока всей правды. Таис очень впечатлительная и ранимая. Я боюсь, как бы она не натворила каких-нибудь глупостей, как тогда, на балу.

— Я почти не сомневался, что Гулей на балу уничтожила она, но… кто их вызвал, Сальвита?

Она покраснела, отвела взгляд, потом тихо призналась:

— Это я… Сама не знаю, как такое вышло, но когда увидела Ахмата… Не смогла сдержаться! Захотелось разорвать его на части! Потом пожалела о своём порыве, но было слишком поздно. Устранить Гулей у всех на глазах я уже не могла… Если бы не Таис… Она спасла меня… Спасла всех нас!

— И, к сожалению, этот её поступок тут же привлёк к себе нездоровое внимание Советника, — кивнул я, обдумывая ситуацию. — Не зря же он подарил ей кулон, который как никакой другой способен быстро восстанавливать магический резерв. Ахмат испугался, что девчонка может выгореть, тогда весь его план рухнет. А я-то ломал голову, отчего она так быстро пришла в себя… После такого выброса — это практически невозможно! Так же, как за ночь перебороть яд Дурман-травы…

— Ты догадался… — Сальвита всё же улыбнулась, и глаза её сверкнули в полутьме. — Да, это она нас вытащила с помощью кулона Камрана. Видимо, Ахмат так и не узнал, что кроме исключительных целительских качеств, этот артефакт являет собой символ Императорской семьи. И что таких кулонов, созданных гениальным мастером древности, на самом деле два.

— Только вряд ли мне когда-нибудь ещё придётся надеть свой, — заметил я спокойно, любуясь, как от улыбки на щеках любимой заиграли ямочки. — Камран настоял, чтобы я взял артефакт с собой, поскольку надеялся, что с его помощью однажды разыщет меня в этом мире и вернёт домой. Хотя каждый из нас понимал, что это невозможно…

Я смолк. Молчала и Вита, прекрасно понимая мои чувства. Несколько секунд мы просто смотрели друг другу в глаза, невольно стараясь продлить украденное у судьбы мгновенье.

— Мне пора… — в последний раз мягко сжав мои пальцы в своей ладошке, Дриада с тоской оглянулась на выход из аудитории. — Нельзя, чтобы кто-нибудь тебя заподозрил, Агат… Прошу, будь осторожен!

— Я прошу тебя о том же! — шепнул я, с трудом заставляя себя оставаться на месте, когда Вита зашагала к дверям. Снял защиту, с тоской наблюдая, как она исчезает в глубине коридора, оставляя меня наедине с горестными мыслями.

Глава опубликована: 18.05.2022

Глава 18

После памятного занятия с Агататом я и Витара нигде помимо лекций почти не встречались. Четвёртая неделя была так загружена занятиями, что напоминала марафон на выживание, а не учёбу. Я буквально валилась с ног после бесконечных опросов, тестов и рефератов. Нас не только гоняли по пройденному материалу, но и умудрялись впихивать много нового. С трудом дождавшись конца злополучной гонки, я уже предвкушала выходные, как на нас обрушилась шокирующая новость.

А началось всё с неожиданного появления на лекции парочки жрецов. Закутанные с ног до головы в алые мантии, они возникли посреди аудитории как посланники самого Ада и, не обращая внимания на проводившего урок Айюмина Аль Силада, стали расхаживать между рядов, делая какие-то пометки в своих бумагах. Лица жрецов скрывали чёрные платки, так что открытыми оставались только глаза, которыми они сверлили в нас дыры. Девчонки нервно ёжились и бледнели под их пронизывающими взглядами, втягивали головы в плечи, стараясь стать как можно незаметнее. Какое-то время я наблюдала за всем происходящим со стороны, пока один из служителей Пламени не приблизился ко мне, замерев прямо напротив. Ощутив на себе его цепкий промораживающий взгляд, я почувствовала, как моё дыхание сбилось и по спине забегали мурашки. Жрец долго стоял, пристально меня разглядывая, потом сделал какой-то жест рукой своему собрату и что-то отметил в блокноте.

Мне поплохело. А когда второй служитель культа подошёл и тоже застыл напротив, волосы на моей голове зашевелились и встали дыбом.

В следующее мгновение по телу пронёсся обжигающий порыв ветра и накатило знакомое уже ощущение лёгкой дезориентации. В мозг словно засунули пылесос, который принялся хозяйничать там, перетряхивая всё вверх дном. К горлу тут же подступила тошнота, в глазах потемнело.

«Блин! Всё, мне конец!» — пронеслось прежде, чем я успела вспомнить, чему учил Агатат на последнем занятии. Тогда он сдержал своё обещание и принялся натаскивать меня по защите против ментального воздействия. Кое-что я успела запомнить, но применить на практике прямо сейчас, когда голова раскалывалась от боли, — было выше моих сил. Чудовищный «пылесос» всё глубже проникал в голову и мне оставалось лишь судорожно стиснуть зубы, чтобы сдерживать дурноту.

«Только вот зачем её сдерживать?» — эта мысль была единственной, промелькнувшей в моём сознании и я за неё ухватилась. Перестав бороться с охватившими желудок жестокими спазмами, я с лёгкой душой и превеликим облегчением извергла в сторону стоявших почти вплотную жрецов весь честно съеденный в столовке обед.

А что? Хотели узнать, что у меня внутри — вот пусть и любуются!

Из меня хлынуло как из прорвавшегося гейзера, окатив мантии служителей культа по всему периметру. Жрецы отпрянули, но было слишком поздно. Зато давление на мозг сразу исчезло, и я ощутила блаженное облегчение. Мир вокруг прояснился, пелена спала, и я смогла наконец вздохнуть. Подождав, пока спазмы утихнут полностью, подняла невинный взгляд на изрядно побагровевшие видимые участки кожи жрецов и состроила страдальческую физиономию.

— Извините! — пролепетала, виновато закусив губу. — Я не хотела…

Служители в прямом смысле обтекали, буквально испепеляя меня разъярёнными взглядами, но мне было уже всё равно. Воспользовавшись повисшей паузой, я лихорадочно возводила блоки в памяти на случай, если поганцы вздумают продолжить. Но продолжать они, по всей видимости, желанием не горели. Потому что исчезли в дымке портала сразу, как только смогли отмереть.

— Пери Таис! — раздался возмущённый голос Воздушника, и я всё-таки вспомнила, что нахожусь в аудитории. Встала, сконфуженно опустив голову.

— Простите, эфенди! — выдавила я, обречённо вздохнув.

— Минус пятьдесят баллов к вашему рейтингу! И останетесь после лекции, чтобы всё здесь убрать!.. Всё! Занятие окончено! — рявкнул Айюмин в толпу и поспешил скрыться.

Пока Зорки суетливо уводили своих подопечных прямо через порталы, ко мне подошёл Марк и угрюмо покосившись на «плоды моих трудов», покачал головой.

— Супер! — только и смог процедить он, с досадой сжав кулаки. — Потерять пятьдесят баллов на последнем уроке четвёртой недели!.. Ты хоть понимаешь, что попала, Таис?!

Пожала плечами, философски размышляя о том, что уборка не займёт много времени, потому что большую часть моего обеда жрецы словили на свои мантии.

А всё-таки я неплохо обломала этих мозголомов! Будут теперь знать, как издеваться над бедными девушками!

Пока собирала конспекты, Марк притащил откуда-то ведро с водой и тряпки.

— Поторопись, — буркнул он сквозь зубы, вручая мне швабру. — Через полчаса собрание.

— Какое собрание? — я замерла, почувствовав нехорошее шевеление под ложечкой.

— Ректор будет подводить итоги и информировать о дальнейших планах обучения. Опаздывать нельзя.

— Ясно, — хмыкнула я, принимаясь за дело. — Помочь не хочешь? Магией, например?

— Не могу, — усевшись на парту, Марк устало вытянул ноги, наблюдая за тем, как я драю шваброй пол. — Айюмин приказал ТЕБЕ всё убрать.

— Хорошая отмазка, — я кивнула, подумав о том, что Витара тоже смылась, даже не предложив помощь. А ещё подруга называется! Совсем странная стала после тех занятий у Агатата. Не подходит почти, словно избегает. Так и не объяснила толком ничего. Может, передумала втягивать меня в свои дела? Или не доверяет, узнав, что Водный маг менталист?

Чёрт! Я внезапно разозлилась. На неё, на себя, на Марка и на гребаных мозголомов, что беззастенчиво лезли в мою голову при всяком удобном случае! И ещё настроения не прибавляло осознание, что пятьдесят потерянных баллов, вполне возможно, станут для меня роковыми. Об этом думать не хотелось. Оставалось только надеется, что набранные за неделю очки не позволят скатиться в самый низ «турнирной» таблицы. Хорошо хоть у меня есть ещё месяц, чтобы продумать, как действовать дальше. Одна мысль по этому поводу уже созрела. Марк, сам того не понимая, подсказал мне выход на крайний случай. Правда, я очень надеялась, что воспользоваться этим выходом мне всё же не придётся. Значит, нужно активнее шевелить мозгами, пока есть ещё время… Да и визит дрянных жрецов не давал покоя! Что им понадобилось в академии за месяц до положенного срока? Зачем явились? Что вынюхивали? Почему полезли в мозги именно ко мне?.. Ответов не было, но на этом мрачном фоне зарождалось нехорошее предчувствие. Я загривком ощущала, что что-то здесь не так.

Впрочем, как следует поразмышлять над ситуацией не было возможности. Как только я закончила отмывать пол, Марк утащил меня переодеваться, а потом мы бегом кинулись на собрание.


* * *


Едва успели влететь в зал, где обычно проходили подобного рода заседания, как появились все наши преподы во главе с ректором. Рассевшись полукругом на возвышении кафедры, учителя скучающе разглядывали своих абитуриентов, изредка о чём-то переговариваясь между собой. Вскоре к ним присоединились и жрецы. Переодетые в чистые мантии служители культа молчаливыми статуями замерли возле кафедры. В конце концов, адептки расселись по своим местам, Зорки как всегда примостились у стен, и Эмиран Аль Ифрит начал свою речь.

— Итак, дорогие Пери, вот и настал так называемый момент истины! Для некоторых из вас обучение в нашей академии подошло к концу. К сожалению, некоторым девушкам не хватило ни воли, ни сил, чтобы успешно побороться за своё место под солнцем. Как я уже говорил вам в начале обучения, на следующий этап отбора перейдут только двадцать пять участниц. Остальным же придётся отправиться туда, откуда они пришли…

И снова эта лаконичная формулировка! Ни слова лжи, но и правды тоже! И всё та же приторная улыбочка! Гадёныш, блин!..

Я нервно потёрла вспотевшие ладони, стараясь не смотреть в сторону жрецов. При взгляде на них почему-то невольно приходила ассоциация с палачами, дожидающимися своих жертв у плахи.

Тем временем Эмиран продолжал.

— В связи с тем, что в этом году была совершена дерзкая попытка врагов прорваться на территорию академии, чему мы все стали свидетелями, девушек, покидающих отбор, осталось всего четырнадцать. Чтобы не подвергать выбывающих лишнему риску, руководство академии сочло целесообразным несколько изменить устоявшиеся правила. Отныне Пери, покинувшие отбор на том или ином этапе, проходят инициацию сразу же и уже на следующий день отправляются на место своего назначения.

«Что???»

Я подпрыгнула вместе с половиной сидевших в зале девчонок, не сумев сдержать полного ужаса возгласа. Аж в глазах потемнело!

Эмиран же просто сменил тему и невозмутимо продолжил:

— По традиции, после первого месяца обучения, прежде чем будут объявлены имена покидающих академию, должен состояться бал, на котором вы все сможете развеяться, зарядиться хорошим настроением и просто потанцевать. И не волнуйтесь, на этот раз безопасность будет обеспечена жрецами и их магией Чистого Пламени, поэтому никаких эксцессов не предвидится. Находящиеся здесь Верховный жрец Фализ Аль Ифрит и его светлейший помощник Гирам Аль Ифрит — лучшее тому доказательство. Бал состоится завтра на закате. Присутствие всех Пери обязательно, потому что к нам опять пожалуют высокочтимые гости, так что у вас ещё есть возможность завоевать их благосклонность и изменить рейтинг. После праздника такого шанса уже не будет, и в конце вечера я оглашу список неудачниц. Так что наряжайтесь, готовьтесь и настраивайтесь на лучшее!

После этих слов ректор вежливо откланялся и первым скрылся в портале. За ним потянулись преподаватели. И только жрецы продолжали стоять застывшими изваяниями, холодно сканируя зал красными глазами до тех пор, пока из него не исчезла последняя Кашири.


* * *


Марк проводил меня до комнаты и куда-то исчез, оставив мучиться неизвестностью. Я нервно мерила шагами комнату, когда в дверь постучали и явилась Витара.

— Прости, что бросила тебя в таком состоянии, но Джохар просто взбесился после появления жрецов! — проговорила та с порога, не дав мне собраться с мыслями. — Утащил меня силой, едва получив разрешение.

— Зачем жрецы приходили? Он что-нибудь сказал?

— Нет. Но и так ясно, что служители Пламени выбирали для себя подходящие жертвы. Таис, тебе нужно быть осторожной! — не выдержав, выдохнула Витара. — Айюмин не зря вычел у тебя пятьдесят баллов! Похоже, он со жрецами заодно!

— Они здесь все заодно, — проговорила я безжизненно, с каждой минутой всё больше чувствуя, как земля уходит из-под ног. — Зачем Зорков вызвали, не знаешь?

— Нет, но думаю, что им дают наставления перед балом. И… перед инициацией, — Витара опустила голову. — И как только тебя угораздило поцапаться со жрецами?!

— Они менталисты, Вита. Полезли мне в мозги, ну, я и не сдержалась…

— Ладно, не кисни, — подруга помрачнела, но тем не менее ободряюще сжала мне кисть. — Мы что-нибудь придумаем! В конце концов, ещё будет бал!

— Жаль, Гули ещё тогда всех не прикончили! И зачем я только влезла! — вызверилась я, отворачиваясь, чтобы подруга не заметила, как дрожат мои губы. Потом глубоко вздохнула, преодолевая отчаяние. — Не хочешь сходить в город? — поспешно сменила тему. — Я бы поела чего-нибудь вкусненького.

— Как раз собиралась тебе это предложить, — Витара вымучено улыбнулась. — Зорков ждать будем?

— Да пошли они… лесом! — зло буркнула в ответ, хватая первое попавшееся платье из шкафа и быстро переодеваясь. Потом собрала волосы в хвост, и мы отправились в наш любимый ресторан.

Пока шли, разговор не клеился. У меня были сотни вопросов к подруге, но я не решалась их задать. И вообще в свете последних новостей накатила апатия. Хотелось забиться в какой-нибудь угол и просто разреветься как маленькой.

— Смотри, кто это там?

Голос Витары внезапно вклинился в зарождающуюся депрессию и оборвал мрачные мысли. Она дёрнула меня за рукав, вынуждая остановиться, а потом и вовсе утащила за угол, не дав возможности сообразить, что происходит.

Только оказавшись в тени небольшого дома и осторожно выглянув наружу, я поняла, что заставило Витару напрячься.

По дороге торопливо шли две наших сокурсницы в сопровождении жрецов! Девушки выглядели хмурыми, напряжёнными и явно не испытывали восторга от своих попутчиков. Они нервно озирались по сторонам и старательно делали вид, что оказались в подобной компании случайно.

— Интересно, куда это они? — пробормотала Витара, пристально наблюдая за адептками, которые ускорили шаг, стараясь затеряться среди прохожих. — Это ведь Дария и Селена. Те девушки, которых Агатат…

— Опустил в самый низ рейтинга, — продолжила я за подругу, потому что та внезапно смолкла. Витара посмотрела слегка виновато, но потом всё же кивнула, чем заставила меня разозлиться.

— Мы вроде договорились доверять друг другу! — вспыхнула я, краем глаза наблюдая за удаляющимися жрецами. — В чём дело, Вита? Ты передумала? Или уже списала меня со счетов, когда я потеряла баллы?

— Что ты, Таис?! Я даже не думала… — она покраснела. — Просто всё так запуталось… Но ты не бойся, мы обязательно выкрутимся, вот увидишь! Кстати, почему бы нам не узнать, куда это так спешат почтенные служители культа? — ловко перевела она разговор. — Очень уж подозрительно они выглядят в компании адепток!

— Ладно, пошли, — пробурчала я, хватая её за локоть и утаскивая за собой под сень низких крыш домов.

Прячась в тени строений за каждым углом, мы осторожно продвигались вдоль улицы, стараясь, чтобы странная компания нас не засекла.

Жрецы торопливо шагали вперёд, лишь изредка оглядываясь на семенивших за ними Дарию с Селеной. Пройдя довольно далеко по главной улице, они свернули в проулок, потом ещё в один и долго плутали среди хаотичного нагромождения каких-то построек непонятного предназначения. Наконец, когда мне уже стало казаться, что жрецы заблудились и собираются бродить по городу до темноты, они вдруг остановились у неприметного строения из неотёсанного серого камня. Мы с Витарой тоже замерли за очередным углом, наблюдая, как, сказав девушкам несколько слов, служители культа скрываются внутри дома вместе с ними.

— Ну, и что дальше? — задала я повисший в воздухе вопрос, нетерпеливо переступив с ноги на ногу. — Мы так и будем здесь стоять или как?

Витара закусила губу, лихорадочно обдумывая ситуацию, затем в её карих глазах сверкнул авантюристский огонёк, и, решительно махнув рукой, она уже сама потащила меня к злополучному дому.

Согнувшись в три погибели, ступая на мысочках, мы как заправские шпионы обогнули здание по всему периметру, надеясь заглянуть в окна, но таковых в наличии не оказалось. Пришлось рискнуть и нырнуть за приоткрытую дверь. Внутри нас встретили мрак и запах душной сырости, какой бывает только в подвальных помещениях. Впрочем уже через несколько секунд стало понятно, что дом — никакой не дом вовсе, а самый настоящий бункер, уходящий под землю на несколько метров.

Постояв перед крутой пыльной лестницей пару минут, мы, не сговариваясь, отправились дальше. Лестница оказалась гораздо длиннее, чем мы ожидали, но возвращаться обратно было слишком поздно, да и нездоровое любопытство гнало нас вперёд, не оставляя шанса пойти на попятную.

Преодолев первое препятствие, мы с Витарой очутились в небольшом каменном холле, в котором находилось несколько узких дверей. Бесшумно ступая, обошли каждую, настороженно прислушиваясь. Возле одной из дверей различили голоса девчонок, но сам разговор приглушали толстые стены, и что-либо разобрать было невозможно. Пока Витара соображала, что делать дальше, я, словно по наитию, взялась за ручку и потянула дверь на себя. Та приоткрылась бесшумно, пахнув в лицо смесью странных благовоний и сладковатого дыма, от которых слегка закружилась голова. Тем не менее голоса сразу же зазвучали отчётливее, и мы поняли, что девчонки в комнате не одни.

— Поторапливайтесь! — раздался голос одного из жрецов, потом послышались его шаги, словно он расхаживал взад и вперёд по каменным плитам. — Чтобы заслужить право стать прислужницами в храме, нужно уметь вертеться! И учтите: я ещё не передумал подарить ваши тела Чистому Пламени. За то, что вы провалили одно простое задание, вам нужно сильно постараться, чтобы получить наше прощение.

— Но, эфенди, мы всё сделали! — всхлипнула одна из девушек, по всей видимости, Селена. Таис показалось, что она узнала её голос, который сейчас дрожал от отчаяния. — Подсыпали траву всем, кто занимал самый высокий рейтинг! Они все отключились — мы сами видели! Не понимаем, как им удалось так быстро прийти в себя и…

— Мне не интересны подробности вашего провала! — прошипел жрец, обрывая жалкие оправдания Селены. — Каждый год мы выбираем двух избранных адепток, которые ни разу нас не подводили! С помощью нехитрого приёма с дурман-травой Чистое Пламя всегда получало не жалкие отбросы с «барского стола», а сильных Кашири с огромным потенциалом магии! Или, по-вашему, в храм следует отправлять только мусор?!

— Я этого не говорила, Светлейший! — судя по голосу, Селена заплакала. — Мы слышали разговоры других адепток. Кажется, в дело вмешались Зорки и одна из учащихся. Вроде у неё был какой-то амулет, которым она и вылечила всех!

— И что же это за волшебница такая? — съязвил жрец с едкой иронией. — Как её имя?

— Таис, кажется… Таис Ветрова, — чуть слышно отозвалась девушка в перерывах между сдавленными всхлипами.

— Фализ, это та самая Кашири, которая пыталась возводить блоки, когда я сегодня её сканировал, — вмешался другой голос. По-видимому, в разговор вступил помощник Верховного Жреца. — Девица непростая и явно что-то скрывает. К тому же обладает четырьмя Стихиями. Вот кого бы хорошо заполучить для инициации! Твоё тело ещё немного, и начнёт разлагаться. А моё уже разваливается на куски! Промедлим год, и нам не хватит сил, чтобы совершить слияние!

— Знаю, Гирам, — Верховный сразу посерьёзнел, и его голос зазвучал напряжённо. — Айюмин вычел у девицы пятьдесят баллов, и она скатилась в конец рейтинга. Но он предупредил, что этой Кашири заинтересовался сам Ахмат Аль Ифрит. В прошлый раз он вступился за девушку, увеличив её рейтинг сразу на двести баллов. Если и сейчас случится то же самое — нам её не видать. Но всё же попытаться стоит, — Фализ Аль Ифрит вновь зашагал по комнате, словно что-то обдумывая. — Ты уверен, что советник императора прибудет на бал?

— Слухи ходят, но точно никто не знает.

— Тогда так, — помолчав, продолжил Верховный. — Дадим нашим нерадивым помощницам шанс реабилитироваться перед Сиятельным Пламенем. Пусть застелят ложе здесь и в соседней комнате, а после отправляются обратно в академию. Завтра на балу они позаботятся о том, чтобы эта Таис, а заодно и её подружка Витара, которую ты также отобрал для слияния — не смогли заработать ни одного очка. Думаю, будет проще, если они вообще не явятся на бал. Вы меня поняли, девушки?

Молчание подтвердило, что девушки прониклись.


* * *


Мы бежали так, словно Чистое Пламя уже лизало нам пятки. Едва голоса жрецов стихли, мы выскочили из подвала и помчались прочь, не разбирая дороги. Петляя между домами по незнакомым улицам, стремясь как можно дальше убраться от злополучного бункера, мы не останавливались до тех пор, пока не кончилось дыхание. Судорожно хрипя, согнувшись пополам, привалились к стене какого-то строения и долго кашляли, стараясь вернуть в лёгкие воздух.

— Что… будем… делать? — с трудом шевеля губами, выдавила я, как только дыхание немного восстановилось. — Вернёмся в академию?

— В таком состоянии? — Витара посмотрела на меня как на слабоумную. — Зорки нас тут же вычислят… Нет, нельзя сейчас в академию, — помолчав, она качнула головой. — Лучше прежде успокоиться и всё обдумать.

— Тогда пошли в ресторан, а то нас кто-нибудь увидит, и придётся тогда объяснять, что мы тут делаем.

— Хорошо, пошли, — Витара согласно кивнула, и, примерно определив нужное направление, мы зашагали к ресторану.

Глава опубликована: 26.05.2022

Глава 19

— Добро пожаловать, Пери! — Назикир, как всегда, расплылся в дежурной улыбке, едва мы появились на пороге. Смахнув несуществующие пылинки с уютного столика у окна, он позвал нас приглашающим жестом. — Что будете заказывать?

— Всего и побольше! — тут же распорядилась я, игнорируя недоумённый взгляд подруги.

— Ты так голодна? — осторожно поинтересовалась она, рассеянно наблюдая, как стол заполняется разнообразными блюдами.

— Нет, но нужно приготовиться к тому, что в академии мы будем сидеть на голодном пайке как минимум до завтра, — когда Назикир исчез, чуть слышно заметила я. — Не знаю, как ты, а я теперь в рот и крошки не возьму, чтобы не дать Селене и Дарии нас чем-нибудь отравить. К тому же, чтобы мы не трепыхались перед инициацией, нас собираются напоить зельем Покорности.

— Откуда ты знаешь? — Витара даже побледнела.

— Слышала, как Джохар с Марком это обсуждали, — мрачно жуя мясо Омнибуса, буркнула я. — Так что советую поесть как следует, — и кивнула на расставленные блюда.

Витара помедлила, но всё же прислушалась к совету и тоже принялась за еду. Несколько минут мы молча жевали, хмуро оглядывая пустующий зал, где кроме нас двоих никого не было.

— Интересно, Назикир здесь? — безуспешно вглядываясь в пространство, я пыталась уловить хотя бы шорох, но всё было тщетно.

Витара поняла мои опасения и тоже огляделась.

— Назикир? — тихо позвала она, но никто не отозвался.

— Похоже, ушёл, — я облегчённо вздохнула. — Итак, что мы имеем, — преодолев невольную дрожь, решила сразу обсудить ситуацию. — Нас с тобой приговорили, но сначала решили использовать для омоложения. Как они это делают, ты знаешь?

— Нет, но догадываюсь, — Витара побледнела.

— Выкладывай! — требовательно выдохнула я, вцепившись в подругу пытливым взглядом. — Хватит недомолвок! Я хочу знать!

— Ладно, — Витара судорожно сглотнула, неуверенно кивнув. — Только сначала тебе необходимо узнать кое-что о нас… В общем, сначала проходит инициация, во время которой высвобождаются скрытые в нас силы, и мы становимся теми, кем родились…

— Дриадами?

— Да.

— Мы меняемся?

— Да, очень сильно. Особенно внутренне… Но можем и внешне, если захотим, — она запнулась, и её взгляд стал каким-то затравленным. — В нас пробуждаются инстинкты…

— Что это значит?

— Это значит, что мы уже не можем себя контролировать, потому что включается процесс размножения.

— Дальше! — поторопила я, нервно вцепившись в край стола.

Витара сделала глубокий вздох и продолжила.

— В этот период нам необходим мужчина, — совсем тихо отозвалась она. — С которым мы могли бы зачать… Обычно им является тот, кто проводит инициацию. Он отдаёт свою жизнь, чтобы мы смогли продолжить род.

— Мы его убиваем, — подсказала я, вспомнив своё недавнее видение.

Витара опустила глаза и кивнула.

— Такова наша природа, — сдавленно призналась она. — Чтобы зачать и выкормить плод, нам нужно не только семя, но и кровь избранника. Она даёт жизненную силу плоду, которой хватает на то время, в течение которого плод развивается…

— На год?

— Да, у Дриад на год, а у королевы… на тысячу лет. И мой плод будет зреть столько же…

— То есть ты можешь зачать лишь раз в тысячу лет? — опешила я.

— Именно так, — Витара кивнула. — И мне необязательно убивать любовника, нужна лишь капля его крови. Остальным делится сам лес. Эдем забирает всю кровь у остальных мужчин и питает плоды. Он же распределяет ресурсы по всем корням, отдавая часть королевскому наследнику. Точнее, наследнице, — поправилась она.

— Так… И как это связано с омоложением? — переварив информацию, помрачнела я.

— Понимаешь, после инициации и зачатия мы обретаем ужасающую силу. Магия, данная для продолжения рода, заполняет каждую клеточку нашего тела и требует выхода. В этот период мы не можем ей управлять. Она подчиняется только нашим инстинктам, по которым Дриада обязательно должна укорениться, чтобы оставить плод. Для этого нужна земля. Необходимо оплести любовника корнями, поглотить его соки и передать их лесу. Но если земли рядом нет, Дриада не может завершить процесс размножения. Не может избавиться от плода, который зреет внутри неё и требует пищи. От этого Дриаду начинает мучить голод. Дикий голод, практически непреодолимый. Он затмевает разум, лишает воли и сил, раздирает на части. С ним невозможно справиться, его нельзя перетерпеть. Пока плод находится в чреве, голод стремительно нарастает. В конце концов Дриада теряет разум и готова на всё, лишь бы избавиться от мучений.

— И этим пользуются Верховные, — мрачно продолжила я за подругу, вспомнив, о чём обмолвился однажды Назикир, рассказав, что Кашири нужны магам «голодными».

Витара снова кивнула и негромко продолжила:

— Я не знаю подробностей, но думаю, Верховные дожидаются, пока голод и мучения Дриады достигают апогея, и предлагают ей «слияние».

— Что это значит?

— Они предлагают ей взять их кровь, чтобы накормить плод, но взамен требуют кровь самой Дриады.

— Но как? — я почувствовала, как моя челюсть вот-вот упадёт на пол.

— Магия Земли — это и Магия Жизни, Таис. В нас они переплетены и при инициации достигают своего пика. Только в такой момент мы способны на слияние и обмен кровью. Подобная способность нам дана для того, чтобы сохранить жизнь своему возлюбленному, если таковой появится.

— То есть Дриада не обязательно убивает своего партнёра? — ахнула я.

— Нет. При желании, если Дриада любит своего избранника, она может обменяться с ним кровью. И тогда он разделит с ней вечную молодость. Это и называется «слияние». Правда, совершить подобное Дриада способна лишь после инициации. В другом состоянии у неё просто не хватит сил.

— А как происходит это слияние? — не удержалась я от вопроса.

— Дриада прорастает корнями в партнёра и происходит обмен соками. После, за счёт живительной магии, партнёр Дриады быстро восстанавливается и обретает молодость.

— А нельзя выкачать из жреца соки и ничего не давать ему взамен, чтобы тот просто сдох?! — вырвалось у меня в запале.

Витара печально улыбнулась и покачала головой.

— Вспомни, Таис, в этом мире нельзя лгать и нельзя нарушить клятву, — чуть слышно произнесла она. — Если Дриада согласилась на «слияние», у неё нет другого пути, как только исполнить обещанное и отдать свою кровь. Иначе Чистое Пламя сожжёт её заживо.

— Ясно, — внутри меня всё упало, и по спине пронёсся холодок. — Что происходит потом, Вита? — упавшим голосом спросила я.

— Плод очень быстро вытягивает из тела Дриады кровь, что она получила при обмене, и буквально иссушает её. В конце концов, он разрывает тело матери, чтобы найти способ укорениться. После этого Дриады неизбежно умирают, Таис.

— А плод? — у меня потемнело в глазах.

— У него есть только несколько секунд, чтобы соединиться корнями с землёй. Если этого не произошло, и земли рядом нет, плод тоже гибнет.

— Но если всё так, то почему Дриады соглашаются на «слияние»?! Если знают, что их всё равно ждёт смерть?!

— Ты не понимаешь, Таис, — Витара обречённо вздохнула. — После зачатия Дриада себя не контролирует. Все её инстинкты работают лишь на то, чтобы накормить своё дитя. Спасти плод от голода любой ценой. Дриада не способна рассуждать здраво в такой момент.

— А как… как всё происходит в лесу, Вита? — не удержалась я от вопроса, хотя мои зубы выразительно стучали.

— В лесу, после зачатия, Дриада забирает кровь у своего партнёра, после чего тоже происходит «слияние», но уже с самой природой. Лес забирает себе плод и питает тело матери. Земля возвращает Дриаде силы, принимая на себя заботу о её ребёнке…

Витара смолкла, и мы надолго замолчали, думая каждая о своём.

— Мы не сможем даже спрятаться, Зорки найдут нас везде, — перебрав мысленно все варианты, я обречённо покачала головой. — У них всё продумано, Вита. Мы обречены.

— Нет, — та печально улыбнулась, тихонько взяв меня за руку и ободряюще сжав. — Не бойся, Таис, это ещё не конец! Я уверена, мы сможем выпутаться. Только верь в себя, ладно? Мы ещё поборемся!

— Но… как? — мои глаза защипало, и я почувствовала, как по щекам потекли упрямые слёзы. — Что мы можем сделать? Я уже внизу рейтинга, и завтра меня либо сожгут, либо… — перед глазами всё поплыло, и, не удержавшись, я всхлипнула.

— Ну, рейтинг не проблема, — преувеличено бодро заверила Витара. — Я знаю того, кто тебе его поднимет. Ты главное, не отчаивайся, подруга! До завтра ещё полно времени — мы обязательно что-нибудь придумаем! Сейчас позаботься только об одном: чтобы без потерь добраться до завтрашнего бала. Ничего не пей и не ешь в академии, поняла? И ещё успокойся, иначе Зорки почувствуют наше состояние и… Ну, в общем, ты меня поняла! — снова сжав мою руку, улыбнулась она. Потом уверенно потянула меня из-за стола. — Идём! Нам лучше вернуться, пока не стемнело и нас не начали искать.

Глубоко выдохнув, я покорно последовала за Витарой к выходу.


* * *


Маркус Зорк Аль Ифче

Нас собрали в одном из залов Академии Пламени для того, чтобы объявить имена «счастливчиков», которым завтра предстоит попрощаться со своими Пери, а заодно и с ненавистной академией. Обычно невозмутимые лица большинства Зорков сейчас были взволнованными и немного бледными. У кого-то в глазах отражались неприкрытая надежда и даже предвкушение. Кто-то смотрел зло и холодно, раздражённо взирая на декана и жрецов, но таких присутствовали единицы. Большая часть откровенно радовалась предстоящей свободе и уже строила планы на спокойную жизнь на Земле. Я же пребывал в какой-то прострации и не мог определить, что чувствую. Надежду? Горечь? Отчаяние? Или всё-таки облегчение?

Посмотрел на Джохара и, к своему удивлению увидел, что друг тоже неспокоен. Его взгляд был потухшим, на лбу проступили морщины, словно Зорк о чём-то напряжённо размышлял.

И вот, наконец, в руках Дельфиса появился предварительный список, и все застыли, затаив дыхание.

Когда прозвучало имя Таис, я почувствовал, как мои колени ослабли, а сердце пропустило удар. Несмотря на то, что подсознательно был готов к подобному, мне стало трудно дышать. Пока я приходил в себя, не заметил, как список имён закончился, и декан начал традиционную речь о том, как будет происходить инициация. Я уже не слушал, мой мозг словно выключился. В ушах звенело, перед глазами плыли круги. Появилось непреодолимое желание закричать и броситься прочь. И если бы не Джохар, который внезапно оказался рядом и до боли сжал моё плечо, я бы, наверное, не выдержал.

— Марк! — послышалось сдавленное шипение друга, и Джохар слегка меня встряхнул. — Не сходи с ума! Возьми себя в руки сейчас же! Дельфис заметит!

Я с трудом сглотнул вставший в горле ком и приказал себе поднять глаза на декана. Дельфис, оказывается, тоже смотрел на меня. Не знаю, закончил ли он свою речь, но сейчас на его губах проступала гаденькая улыбочка. Чуть кивнув, декан жестом распустил аудиторию, пальцем поманив меня к себе.

Джохар снова сжал моё плечо, потом отпустил и не торопясь направился к выходу. Я же поплёлся к кафедре.

— Поздравляю, Маркус! — елейным голоском пропел декан, всем своим видом выражая благодушие. — Кажется, ваша служба в нашем мире подходит к концу. Жаль, конечно, что ваша подопечная не смогла продержаться дольше и заработать для вас некоторые бонусы, что позволили бы вам какое-то время существовать на Земле безбедно, но что поделаешь! Зато вы наконец-то сможете воссоединиться с сестрой, не так ли? — он хитро прищурился и вновь холодно улыбнулся. — Кстати, посоветовавшись со жрецами, мы всё-таки решили поощрить вас за безупречную службу. Теперь вам не придётся искать свою сестрёнку по всей Земле. Наши верные Каримы уже отыскали её и, как только вы закончите все свои дела здесь, сможете вернуться вместе с ней домой.

— Наргиз у вас?! — вырвалось у меня прежде, чем я смог совладать с бурей эмоций, обрушившихся на меня словно ураган. — Здесь???

— Да, мой мальчик, — Дельфис перестал излучать добродушие, и его взгляд похолодел. — До нас дошли слухи, что вы несколько… запутались в собственных приоритетах. Поэтому мы решили вам помочь. Надеюсь, вы теперь знаете, как поступить, не так ли?

— Могу я увидеть сестру? — покачнувшись от нестерпимой боли в сердце, я стиснул зубы, заставив себя взглянуть в почти прозрачные глаза декана.

— Разумеется! — тот растянул губы в ледяной улыбке. — Как только пройдёт инициация, вы обязательно увидитесь.

— Что я должен делать? — спросил я глухо, понимая, что это ещё не всё.

— Не мешаться под ногами, — коротко бросил декан, небрежно швырнув на стол список и перестав изображать показную вежливость. — Не искать Таис и не проявлять инициативу, пока вас не позовут. Потом сделаете то, что должны, и свободны!

— Я понял, — с трудом кивнул я, едва сдерживая пробившую меня дрожь.

— Тогда идите, Маркус, — холодно разрешил Дельфис, отворачиваясь.

Шёл я, не видя ничего перед собой, и почти не помнил, как добрался до академии Кашири, и до своей комнаты. Таис не было. Я ощущал её где-то в городе, и пламя в душе требовало немедленно разыскать её и вернуть, но я не двигался с места. Спустя полчаса зашёл Джохар. Молча протянул мне пузырёк с прозрачной жидкостью и ушёл на кухню заваривать чай.

— Зачем ты меня сдал? — едва он вернулся, глухо поинтересовался я, подняв на друга обвиняющий взгляд. — Они притащили сюда Наргиз…

— Поэтому и сдал, — Джохар вздохнул, устало опускаясь рядом на диван. — Пока вы с Таис драили полы, меня вызвал Дельфис, Марк. Он был со жрецами. Ты ведь уже знаешь, что один из них менталист?

Я безрадостно кивнул, прекрасно понимая, куда друг ведёт.

— Они интересовались Таис и… тобой. Спрашивали, какие у вас отношения и можно ли тебе доверять. Я молчал и юлил до тех пор, пока Верховный не полез ко мне в голову… Прости, но справиться с его воздействием я не смог. Пытался, конечно, но… — Джохар тяжело выдохнул. — Тогда они привели в комнату Наргиз…

— Ты её видел?! — моё сердце подпрыгнуло.

— Видел, — Джохар опустил голову, не в силах скрыть отчаяния. — Она… очень выросла, Марк. Стала настоящей красавицей, — несмотря на подавленность, в голосе Зорка прозвучала нежность, а глаза засветились мягким внутренним светом. — И ещё Наргис выглядела очень испуганной. Думаю, меня она даже не узнала, ведь столько лет прошло с тех пор, как мы виделись в последний раз… — он замолчал, погрузившись в воспоминания.

— Что было дальше? — ощущая, как накатывает безысходность, всё же выдавил я.

— Наргис увели, даже не позволив нам поговорить, — нехотя продолжил Джохар. — Потом приказали мне выкладывать всё, как есть, если я не хочу, чтобы Наргиз завтра отдали Пламени вместе с Кашири. Мне пришлось отвечать на их вопросы, Марк. Пришлось поклясться, что я не буду ни во что вмешиваться.

— Ты о чём? — уловив в голосе друга странные нотки, поднял на него пронизывающий взгляд.

— Жрецы хотят не только Таис, — совсем тихо откликнулся Джохар, нервно сжав кулаки. — Витару тоже… Не знаю, что они задумали, ведь у неё хороший рейтинг, но вот… — он полез в карман и вынул оттуда точно такой же пузырёк с зельем Покорности, что передал мне.

Я закрыл глаза и долго сидел, не в силах даже дышать. В груди рокотали ярость, ненависть и одновременно бессилие. Я понимал, что ничего не могу сделать. Не могу бороться, сопротивляться, потому что связан по рукам и ногам. Я даже не могу быть уверен, что отпустив со мной Наргиз, жрецы не вернут её обратно, ведь они не давали клятву оставить её на Земле. Проведя на Гвартариуме столько лет, я уже понял, что для сильных мира сего нет никаких запретов. Даже дав клятву оставить Наргиз в покое, они вполне могут переложить «заботу» о моей сестре на того, кто такой клятвы не давал. Или, едва ей исполнится семнадцать, её заберёт само Пламя. Притянет так же, как когда-то притянуло нас с Джохаром…

— Что будем делать? — с трудом преодолевая отчаяние, я с надеждой посмотрел на друга.

— Боюсь, нам ничего не сделать, Марк, — Зорк обречённо покачал головой. — Ты и сам это знаешь. Мы можем только надеяться, что Наргиз всё же отпустят… Что же касается Таис и Витары, то… лучше нам забыть о них. Как забывали о прежних Кашири. Подумай о Наргиз, Марк. Подумай о себе. Мы не можем так рисковать. И мы связаны с Кашири Пламенем. Нам не разорвать эту связь без инициации… Всё равно придётся подчиниться… Лучше смирись…

Я стиснул зубы, зажмурившись и застонав от душившего меня бессилия. Мысли бились в голове, но куда бы не направлялись везде был тупик. Вдруг накатило отчётливое осознание, что всё это время я лгал самому себе. Я не смогу спасти вообще никого. Ни Таис, ни мою сестрёнку… Только себя. Может быть… Свою жалкую жизнь… Которая мне без них не нужна. В которой навсегда останутся только боль, воспоминания и одиночество. Я буду жить, и до конца своих дней помнить о том, как струсил, как предал любимых мне людей и предпочёл сунуть голову в песок, чтобы просто выжить… Теперь я понимал тех Зорков, что сходили с ума, едва вернувшись на Землю. Нам говорили, что это откат, но это не так. Это были муки совести. Нестерпимая боль от потерь и ненависть к самому себе. Меня ожидает тоже самое, потому что уже сейчас я чувствую, что не выдержу. Просто не смогу… Не сумею ни забыть, ни простить самого себя… Внутри вдруг что-то оборвалось, и поднялась такая волна отчаяния и протеста, что потемнело в глазах.

— К чёрту!!! — рявкнул я яростно, швырнув о стену ненавистный пузырёк с зельем Покорности, который до этого до боли сжимал в кулаке.

Взгляд зацепился за лежавшее на диване янтарного цвета бальное платье для Таис, принесённое сюда портнихой, пока нас не было. Я зарычал и, вскочив с места, рванул к нему.

— Марк! — Джохар кинулся наперерез, успев схватить меня прежде, чем я коснулся мерцающего шёлка. — Не сходи с ума! Бал — это её шанс, Марк! Последний шанс, понимаешь?! У вас появится время! Возможность всё обдумать! Пожалуйста, не делай глупостей!.. Только не сейчас!

Я вырывался как помешанный, но Джохар удерживал меня мёртвой хваткой, пытаясь достучаться до воспалённого сознания. В конце концов его слова всё же стали доходить до меня и, задыхаясь, я постепенно сдался.

— Отпусти! — процедил хрипло, обретая шаткий контроль над эмоциями.

Друг помедлил, но всё же ослабил хватку, готовый в любой момент снова меня удержать.

— Марк, я знаю, о чём ты думаешь, — подтянув меня к дивану, Джохар заставил опуститься на чёрный бархат. — Знаю, что ты хочешь сделать…

— Попробуешь меня остановить, и я убью тебя, Джо, — ярость вдруг погасла, уступив место ледяной решимости. — Поэтому лучше уходи!.. Теперь я сам по себе.

— Это стопроцентное самоубийство, ты хоть понимаешь? — помолчав, Зорк вздохнул, устало плюхнувшись рядом.

— Тебя это больше не касается! Уходи!

Друг не шевелился. Просто долго смотрел на меня, задумчиво хмуря брови, и таким взглядом, словно видел впервые.

— Я с тобой, — наконец выдохнул он, положив руку мне на плечо. — Ты прав, Марк, к чёрту всё! Мы столько лет ходили по краю, каждую минуту ожидая смерти, что заслужили полное право встретить её лицом к лицу! И пусть теперь ни она нас выбирает, а мы выберем её! Так будет справедливо! К тому же, я не прощу себе, если не попытаюсь спасти Наргиз…

— Ты дал клятву не вмешиваться…

— Да, но не уточнил, во что, — он криво усмехнулся. Потом решительно потянул меня за рукав. — Идём! Нужно постараться выяснить, где они держат твою сестру.

— И что потом? — клокотавшее во мне бешенство по-прежнему мешало собраться с мыслями. Я поднял голову, с надеждой вглядываясь в напряжённое лицо друга.

— Решим по ходу, — коротко бросил Джохар и вновь потянул меня за собой.

Глава опубликована: 30.05.2022

Глава 20

— Ты уверена, что в комнате никого нет? — Дария схватила подругу за рукав, вынуждая замереть перед резной деревянной дверью. Вдвоём они почти час следили за комнатой Таис, пока наконец не убедились, что Зорки ушли. — Уверена, что Таис в городе?

— Она в это время всегда в городе, — тихо шепнула Селена, упрямо закусив губу. — Но если вдруг не ушла, извинимся, скажем, что пришли узнать насчёт инициации. Мол волнуемся, переживаем и всё такое… В общем, придумаем что-нибудь! Идём!

Дверь оказалась запертой, но Селена быстро извлекла из кармана невзрачный камушек, который дали им жрецы, и прислонила к замочной скважине. Что-то тихо щёлкнуло, и дверь, скрипнув, открылась.

Девушки проскользнули внутрь, быстро огляделись и облегчённо вздохнули.

— Слава Пламени, никого! — вырвалось у Дарии, и она чуть ли не бегом кинулась к платью Таис, лежавшему на диване, на ходу доставая какой-то пузырёк.

— Только аккуратней, сама не облейся! — предупредила её Селена, скрываясь в соседней комнате.

— Шайтан! Да где же он?! — Селена нервно перебирала вещи Таис, заглянула в тумбочку, перетряхнула покрывало и матрас.

Потом взгляд её упал на маленькую шкатулку, стоявшую на столе, прямо на виду. Ни на что особо не надеясь, Селена машинально приподняла крышку.

— Бинго! — взвизгнула она, увидев почти неприметный кулон с зелёным камнем. — Вот так просто?! — схватив кулон, она быстро захлопнула шкатулку и принялась поспешно убирать следы произошедшего обыска.

Поправив постель и вернув на места разбросанные в панике вещи, Селена выскочила в гостиную.

— Ты закончила? — трясясь, словно осиновый лист, спросила та у подруги.

Дария кивнула, судорожно выдохнула, начиная трясущимися руками закручивать крышку пузырька.

— А ты нашла? — спросила она с надеждой, и, получив утверждающий кивок в ответ, расплылась в торжествующей улыбке.

— Теперь бежим! Нам ещё к Витаре нужно… — Селена метнулась к двери и, прислушавшись, махнула рукой. Подруги выскочили из комнаты, лихорадочно прижали к замку амулет и, убедившись, что дверь снова заперта, исчезли в глубине коридора.


* * *


Маркус Зорк Аль Ифче

— Марк!

Едва пересекли порог Академии Пламени, мы натолкнулись на Алена, нервно расхаживающего по коридору. После того, как вернулись со «сбора урожая», парень проникся ко мне повышенным чувством благодарности и слегка раздражающей опекой. Пока я валялся в больничном крыле, являлся пять раз на дню, заботился словно нянька, таскал фрукты и шоколад. После выписки я натыкался на него постоянно и уже устал объяснять, что его искреннее желание мне в чём-то помочь неуместно, и здесь, в Академии, может быть неправильно растолковано.

— Ален, прости, мы спешим! — не сбавляя шага, я попытался обойти паренька, но тот словно клещ вцепился в мой рукав.

— Марк!

— Ну, что тебе? — огрызнулся я, не сумев скрыть раздражения. Нервы были оголены до предела. Дёрнул локтём, пытаясь вырваться.

— Нам нужно поговорить! — едва не взмолился Ален. — Это важно!

— Тебе ведь сказали: отвали! — рявкнул Джохар, чуть не накинувшись на паренька.

— Стой! — я перехватил бросившегося было в драку друга и, стиснув зубы, обернулся к Алену. — Ладно, говори, только быстро! — процедил, набираясь терпения.

— Ты ведь кого-то ищешь, Марк? — понизив голос, чуть слышно заговорил тот, многозначительно на меня уставившись.

Сердце ёкнуло. Мы переглянулись с Джохаром.

— Что ты знаешь? — прошипел я, хватая Алена за грудки и с размаху впечатывая в стену.

— Не здесь! — пискнул парнишка, поморщившись от удара, который выбил из него весь воздух.

— Пошли! — сообразив всё быстрее меня, Джохар оторвал меня от Алена и потащил по коридору.

Мы почти бегом миновали многолюдный коридор и, не сговариваясь, прошмыгнули в душевую, где в этот час обычно никого не было. Джохар торопливо проверил все закоулки и встал у дверей на страже. По его знаку я включил воду в душевой и только тогда вновь повернулся к Алену.

— Говори, я тебя слушаю!

— В общем, ты ведь знаешь, что новичков перед инициацией собирают на инструктаж отдельно, — поколебавшись немного, Ален наконец заговорил. — Ректор велел нам прийти к одиннадцати в его кабинет. Мы все пришли, но немного раньше. Тогда, Феликс, ну, один парень из моего потока, от нечего делать решил покуражиться и стал вертеть всякие статуэтки, что расставлены в прихожей на полках…

— Короче! — поторопил я его, теряя терпение.

— Ладно, — Ален понимающе кивнул и продолжил: — Внезапно у одной из статуэток отвалилась голова. Феликс жутко перепугался и начал пытаться эту голову обратно прилепить, но ту мы все услышали голос Дельфиса. Он исходил прямо из полости туловища этой статуэтки! И так громко и чётко, словно декан стоял прямо перед нами! Мы все оцепенели от неожиданности, а Феликс едва не поседел! Короче, мы все стали невольными свидетелями разговора декана со жрецами. И разговор шёл о тебе, Марк!.. — тут Ален смолк и настороженно оглянулся на Джохара, замершего возле дверей. Я перехватил его взгляд и, поняв опасения, уже спокойней кивнул.

— Не бойся, Джохар не выдаст. Продолжай! — подбодрил я.

— Ректор говорил что-то о твоей сестре. Сказал, что Каримы схватили её и провели через барьер прямо в академию. И что ты её непременно будешь искать. Поэтому они решили отправить девушку в Эдемский Лес. Мол, оттуда ты её точно не достанешь…

— В Лес?! — я подпрыгнул, едва не закричав от ужаса. — Ты это точно слышал?!

— Да, Марк, — Ален сочувствующе глядел на то, как я без сил сполз по стене. — Дельфис так и сказал: отправили её к Дриадам в Лес. Но это ещё не всё…

— Что ещё? Говори! — Джохар слышал наш разговор и теперь оставил свой пост у дверей, подошёл к нам, видя, что я не могу больше выдавить не слова.

— Дельфис упомянул, что обещал опустить Марка и его сестру после инициации на Землю, — тихо продолжил Ален. — И что он не может теперь нарушить обещание. На что жрец ему ответил, что никто вас держать и не будет, но Марку придётся самому искать Наргиз в Лесу. Если, мол, он её отыщет, то и заберёт. А если сгинет где-то в Эдеме, то их вины в этом не будет, — Ален замолчал, хмуро оглядывая друзей.

— Ладно, пошли, Марк! — после долгой напряжённой паузы, Джохар взял меня за локоть и решительно потянул, заставляя подняться на ноги, которые меня уже не держали. — Нужно подумать…

— Постойте! — едва мы направились к дверям, Ален бросился следом.

Мы остановились. Он подлетел к нам. Его лицо было бледным и взволнованным, а в глазах горел лихорадочный огонь.

— Вы должны знать, что весь наш поток слышал разговор Дельфиса со жрецами! — сверкая глазами, мрачно продолжил он. — И теперь никто из наших не верит в то, что нам удастся дотянуть до возвращения домой. Жрецы поступают подло, и больше никто не желает иметь с этими мразями никакого дела! Если они так обходятся с лучшими из Зорков, то им нет никакого доверия! В общем, мы всё обсудили с ребятами и решили, что… мы с вами! Что бы вы ни задумали, можете рассчитывать на нашу поддержку! И ещё: у многих парней в академии есть друзья, которым тоже можно доверять. Мы говорили с ними, и они сыты по горло этой академией и её правилами. С нас довольно! Лучше смерть, чем рабский ошейник!

— Нам не нужна ваша помощь, — подумав немного, Джохар решительно качнул головой. — Забудьте о нас и постарайтесь здесь выжить. Иначе вас всех просто поджарят, и дело с концом…

— Но, ты пойми… — попробовал было возразить Ален, но Джохар не дал продолжить.

— Бунты в Академии бывали и раньше, — устало перебил он. — Зорки устраивали погромы, и их убивали как скот. Вы ничего не докажете и ничего не добьётесь. У нас связаны руки и нет никаких рычагов давления на тех, кто правит этим миром. Они всё предусмотрели, Ален.

— Нет, не всё, — тот вдруг вздёрнул подбородок и упрямо поджал губы. — Есть кое-что, чего они боятся, Джохар... Очень боятся!

— И что же это?

Ален криво усмехнулся и произнёс одними губами:

— Магия Земли!

— А ведь он прав, Марк, — теперь в голосе друга прослеживалось невольное уважение и он уже по-иному взглянул на новичка. — Почему мы об этом раньше не подумали?

— Что ж, теперь самое время хорошенько подумать, — я мрачно кивнул.

— Если поднимать восстание, то нужен тот, кто нас поведёт, — после многозначительной паузы вновь заговорил Ален. — Джохар, — он посмотрел на него. — Мы все тебе верим… Марк сейчас слишком взбудоражен, чтобы возглавить бунт, а здесь нужна холодная голова. Мы решили, а я говорю сейчас от имени всех Зорков, что именно ты должен нас координировать. Просто скажи, что нужно делать, и мы пойдём за тобой!

— Все? — зрачки Джохара недоверчиво сузились.

— Да, все те, кто больше не хочет жить в рабстве! Остальные пускай выбирают или катятся к чёрту!

Джохар долго молчал, что-то решая про себя, затем коротко кивнул.

— Хорошо. Кажется, я знаю, что делать, — он посмотрел в глаза Алену. — Собери тех Зорков, что будут сражаться, но каждый из них должен дать клятву, что не выдаст друзей и не отступит. Я приду вечером, и мы обсудим наш план.

— Я всё сделаю, — решительно кивнул парнишка и тут же умчался выполнять задание.

— Ты думаешь, у нас есть шанс? — тихо спросил я друга, хотя заранее знал ответ.

— Не знаю, — Джохар вздохнул, чуть заметно качнув головой. — Но теперь Зорки всё равно не остановятся, так пусть лучше сражаются и погибнут в бою, чем их перебьют поодиночке.


* * *


Агатат Аль Марид. Академия Пламени.

Весь день на душе было неспокойно. И хотя волноваться вроде бы не было особых причин, я бродил по комнате из угла в угол, едва сдерживаясь, чтобы не разыскать Витару прямо сейчас и убедиться, что с ней и с Таис всё в порядке. Я уже видел сегодняшний рейтинг Кашири, и мне совсем не понравилось, что Айюмин вычел у Таис пятьдесят баллов.

Пока шёл по академии, успел прочесть мысли попавшихся на пути Зорков и понял, что вины Таис в произошедшем не было. Уж кому, как ни мне, знать, как девочка реагирует на вторжение в свой мозг. Жрецы явно не слишком церемонились, когда её сканировали, и Айюмин ни мог этого не видеть. Значит, Таис просто подставили. Нарочно, чтобы заполучить сильную Кашири раньше, чем её заполучит Советник Императора. Теперь оставался один выход: поднять рейтинг Таис, воспользовавшись завтрашним балом. Сейчас я этого сделать не мог. Таблицу уже заблокировали, да и резкий взлёт балов после окончания занятий, вызвал бы множество ненужных вопросов. Значит, нужно предупредить девчонок, чтобы были осторожны и проследить, чтобы они добрались до завтрашнего бала невредимыми. Но как это сделать, не привлекая к ним лишнего внимания? Сейчас в академии Кашири находились жрецы, и моё появление там без веской на то причины, скорее всего, вызовет подозрение. Придётся срочно что-то придумать…

Пока размышлял над этим, тело внезапно пронзил короткий болезненный импульс. Так всегда происходило, когда Назикир нуждался в моей помощи. Я научил пацанёнка пользоваться ментальным вызовом на случай опасности. Сейчас сын, по-видимому, отчаянно во мне нуждался, потому как импульс повторился, чего никогда раньше не было. Забыв про всё на свете, я бросился на зов…

— Что случилось?! — ворвавшись в двери ресторана, я почти сразу налетел на побелевшего от тревоги пацана. — Кто обидел, Назикир? Ты в порядке?

— Я — да! — он бросился ко мне и активно закивал, развеивая мои худшие предположения. — Дело не во мне, па… Тут такое!.. — он запинался, путаясь в словах, не в силах собраться с мыслями. — Тут… В общем…

— Зик, успокойся! — я крепко сжал его худенькие плечи, заставляя прийти в себя. — Что случилось? — уже строже повторил свой вопрос.

— Тут были Кашири! — судорожно вздохнув, выпалил он. — Таис и её подруга! Они разговаривали, а я подслушал!..

— И что же ты услышал?

Сердце невольно ёкнуло, но я упрямо стиснул зубы, дожидаясь, пока пацан выговорится сам и не желая лезть тому в голову.

— Они говорили про жрецов, па… — переведя дыхание, затараторил Зик. — Про то, что те хотят провести обряд слияния завтра. Про то, что нельзя ничего есть и пить, потому что их сокурсницы Дария и Селена, возможно, захотят их отравить! Как я понял, Таис с подругой следили за девчонками и слышали, как те сговаривались со жрецами, чтобы помешать им прийти на бал.

— Жрецы говорили и о Витаре тоже? — сам не заметил, как вцепился в плечи сына, отчего тот болезненно поморщился. Опомнившись, быстро отдёрнул руки. — Извини…

— Ерунда! — отмахнулся Зик, потирая плечи. Потом кивнул. — Да, Витару тоже решили забрать, — тихо подтвердил он, обеспокоенно вглядываясь в моё лицо, потому что я не смог сдержать эмоций и навеянная магией иллюзия моего облика пошла мелкой рябью. — Ты так сильно переживаешь из-за неё? — Зик смотрел на меня задумчиво и серьёзно. — Почему?

— Я обязательно расскажу тебе… — с трудом восстановив контроль над аурой, я рассеянно кивнул. — Потом. А сейчас мне нужно идти! — развернулся и шагнул уже было к дверям, но пацаненок схватил меня за руку.

— Не уходи! — отчего-то испуганно пискнул он, задрожав, как осиновый листочек. — Не надо связываться со жрецами! Не бросай меня, пап!.. — его глаза вдруг наполнились слезами и потемнели от отчаяния.

Я остановился, развернулся к нему и долго смотрел в лицо пацана, запоминая дорогие черты. Сердце предательски защемило. Легонько потрепал торчащие вихры на затылке и заставил себя улыбнуться.

— Я вернусь, — пообещал тихо, поглубже заталкивая собственные сомнения. — Просто верь в меня, сын.

— Я могу тебе помочь? — он всё ещё не отпускал руки, словно боясь, что я вдруг исчезну. — Ты только скажи, и я…

— Если мне понадобится твоя помощь, я позову, — я поспешно кивнул, понимая, что так ему будет легче. — Всё, что ты слышал, должно остаться в тайне, договорились?

— Обижаешь, — он вымученно улыбнулся, горделиво вскинув подбородок. — Не маленький уже, понимаю.

— Тогда я пошёл, — хлопнул сына по плечу, незаметно высвободив ладонь из его цепких пальцев.

Зик не ответил, но задержать больше не пытался. Просто стоял и смотрел, как я скрываюсь в дверях.

Пока шёл, лихорадочно обдумывал ситуацию. Козни жрецов сбили весь тот план, что я скрупулёзно подготавливал, чтобы спасти Витару и Таис, когда придёт их время. Теперь этот план летел к чертям, потому что я совсем не ожидал столь молниеносного развития событий. До сегодняшнего дня рейтинги девушек были в порядке, и я был уверен, что у нас ещё есть время. Как же я казнил себя за подобную самонадеянность! Но, увы, рвать на себе волосы было уже слишком поздно. Нужно было действовать и немедленно! Потребность убедиться, что с девушками всё в порядке, стала почти невыносимой. Я должен был найти повод проникнуть в Академию Кашири прямо сейчас и любым способом с ними увидеться. Но как? Как это сделать под носом у жрецов, декана и сотни Зорков, чтобы не вызвать подозрений и не навлечь ещё одну беду на Таис и Витару? После окончания занятий вход на территорию Академии для преподавателей был закрыт. Даже изменив внешность с помощью иллюзии, я бы не смог выдать себя за кого-то другого и пробиться сквозь усиленную защиту, потому что та считывает ауру. Да и оставаться незамеченным в самой академии мне бы не удалось. Послать Назикира в самую гущу врагов я тоже не мог. Даже невидимым его на раз обнаружат, и тогда моего мальчика сожгут в Пламени без суда и следствия. Нет, не могло быть и речи о том, чтобы так рисковать сыном, и подобный вариант я отмёл сразу. Оставалось только одно: любым путём получить допуск от самого Дельфиса. Нужно убедить ректора Академии Пламени в том, что мне необходимо срочно… Срочно что?..

Сбившись с шага, до боли сжал виски ладонями. И тут меня осенило! Я замер на месте, от возбуждения забыв, как дышать. Вот болван! Как же я сразу не подумал! Жрецы!.. Вот он мой шанс!

План в голове созрел молниеносно, и я бросился прямиком в Академию Пламени.

Дельфиса в ректорате не оказалось, и мне пришлось разыскивать того по всей академии. Наконец обнаружил его в парке, возле главного корпуса, но... вот чёрт! Он был со жрецами! Увидев меня, они вопросительно подняли брови, и отступать было уже поздно. Пришлось натянуть на лицо улыбку и двинуться прямо к ним.

— Агатат, любезный, вы что-то хотели? — первым подал голос Дельфис, сканируя меня холодным взглядом.

— Чистого Пламени, уважаемые! — подходя, я поприветствовал всю троицу, усиленно делая вид, что чрезвычайно доволен нашей встречей. — С вашего позволения, я искал господина ректора, чтобы просить его разрешить мне вернуться в Академию Кашири и встретиться там с пресветлым Фализом Аль Ифрит. Но Боги благоволят ко мне, и я встретил его здесь, — я смиренно поклонился.

— И что у вас за дело ко мне? — жрец чуть прикрыл глаза, всем своим видом выражая равнодушие.

— Прошу у всех прощения, но не могли бы мы поговорить наедине?

Фализ чуть поколебался, потом небрежно повёл плечами.

— Хорошо. Только недолго. У меня много дел.

— Не сомневаюсь, Светлейший. Я не задержу вас надолго, — я вновь поклонился, благодаря за оказанную честь.

Верховный жрец оторвался от своей свиты, и мы проследовали по тропинки вглубь сада.

— Не тяните, Агатат. Что вам нужно? — сухо поинтересовался Фализ, недовольно морщась, словно от зубной боли.

— Светлейший, я бы хотел просить вас о милости, — убрав с лица ненужную теперь улыбку, я тяжело вздохнул. — Дело в том, что моё здоровье сильно пошатнулось. Лекари не могут найти причин, объясняя недуг изношенностью организма. Мне с каждым днём становится всё хуже, и я хотел бы попросить…

— Кашири для вас у меня нет, Агатат! — резко перебил жрец, сразу определив, куда я клоню. — Если бы мы не потеряли столько особей из-за Гулей, возможно, я бы и смог вам помочь, но в данных обстоятельствах это исключено. Ждите вашей очереди и молитесь Пламени, чтобы оно дало вам сил.

— Светлейший, я молюсь неустанно, — огорчённо протянул я, опустив голову. — И даже подумывал преподнести храму большое пожертвование. Я бы смог заплатить и за Кашири, если б вы только позволили…

— Никакие пожертвования не будут для Пламени столь благодатны и праведны, как тела юных дев, в которых скрыта кладезь магических сил! — раздражённо перебил Фализ. — Святое Пламя постепенно ослабевает, и ваш недуг вызван именно этой причиной. Поверьте, чем больше Кашири мы принесём в жертву, тем скорее ваши силы восстановятся. Не забывайте, что мы все, живущие на этом благословенном островке земли, зависим от силы Источника Чистоты, и будет слишком эгоистично присваивать одному себе то, что принадлежит остальным… Советую вам ещё раз обратиться к Пламени в своих молитвах, Агатат. Если оно посчитает нужным снизойти в своей благодати и исцелить вас, так тому и быть. А я всего лишь недостойный слуга, который не вправе распоряжаться Святыней. Всё, чем я могу вам помочь — это призвать Великий Огонь, чтобы вы смогли ему помолиться.

— Спасибо, Светлейший! — я сделал вид, что взволнован оказанной мне милостью.

Припал к ладони жреца и поцеловал её.

— Идите сейчас в Храм и скажите Старшей Жрице Фатиме, что я приказал разжечь для вас Пламя. Пусть она вас сопровождает в вашем скорбном бдении, — сказав это, Фализ ушёл, больше на меня не взглянув.

Мне ничего не оставалось, как только благодарно поклониться и скрипнуть зубами от досады. Опять весь план летел к чёрту! Мало того, что не удалось пробраться в Академию Кашири под предлогом срочного разговора со жрецами, так ещё и в Храм теперь необходимо было явиться, иначе Фализ точно что-то заподозрит! И проторчать в Храме придётся до самого утра, изображая из себя мученика. Пламя на полчаса не разжигают!

Рассказ о моём недуге не был ложью. В последнее время возраст и правда давал о себе знать. Да ещё и постоянная подпитка чужеродной ауры отнимала много сил. То, что Пламя в храме как-либо повлияет на иллюзию и захочет вернуть мне истинный облик принца Агата Инсар Аль Малика, меня не беспокоило. Иллюзия не считалась обманом, являясь лишь обыкновенной магией, на которую Пламя не обращало внимания. Плохо было другое. Мне не удастся попасть в Академию Кашири до завтра, а значит, придётся сходить с ума от беспокойства за судьбу Таис и Виты. Полная неопределённость и невозможность контролировать ситуацию выбивала почву из-под ног, с каждой минутой уменьшая шансы без потерь пережить завтрашний день. Впервые я вынужден был бездействовать, позволяя обстоятельствам брать надо мной верх. Чувство бессилия бесило до дрожи в руках, но я ничего не мог поделать. Шёл к Храму и молил всех Богов, чтобы дали хоть немного терпения.

Глава опубликована: 25.06.2022
И это еще не конец...
Обращение автора к читателям
Кот-Бродяга: Дорогие друзья! Без ваших отзывов мне не пишется! Чем больше обратной связи, тем быстрее выходят главы)))
2 комментария
Начало интересное. Спасибо. Легко читается
orientesa
Очень рада)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх