↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Я тебя выручу! (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Драма, Постапокалипсис, Пропущенная сцена, AU
Размер:
Мини | 22 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Гет, ООС, Читать без знания канона можно
 
Проверено на грамотность
История предательства и любви, потому что Half-Life - не исключение
QRCode
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Метко стрекотнула очередь, и форменная пластиковая маска брызнула кровавыми ошметками. И пока её владелец-комбайн дергался в конвульсиях, пачкая сукровицей замшелый бетон и суча конечностями, Аликс проскользнула мимо. В её планы не входило рассматривать поверженного врага, вперёд её гнала тревога. И не просто тревога, а стойкая, непроходящая обеспокоенность за человека, который, уйдя на задание, затерялся где-то тут, и который давно уже стал для неё не только коллегой, другом, помощником, а ещё и любимым человеком, единственным и неповторимым. И совсем неважно, что были они вместе всего лишь пару раз: сначала в дебрях Сити 17, потом — уже там, на базе, но этих двух раз Аликс вполне было достаточно, чтобы понять, кто же есть её настоящее счастье. Да, это Гордон Фримен, и более никто. Его мощь и напор во время ласк, его теплые нежные руки, его ищущий трепетный взгляд и его борода, в которой она так мечтала покопаться, теперь всегда были в её памяти и ощущениях, и когда Гордон, прощаясь, крепко обнял её и нежно чмокнул в кончик носа, это точно означало: "Дождись! "

А потом он ушёл в ночь, вдвоём с напарником, которому Аликс ни за что бы не доверилась: такой жёсткий, звериный, ненавидящий взгляд у того парня был. И чувак этот по имени Деймос практически никогда не улыбался, лишь ухмылялся неопределённо и криво, почесывая заросшую скулу. Неопрятный, небрежный в действиях и скупой на слова человечек. И вот теперь именно этот мутный тип, а не она, Аликс, подстраховывал Гордона, что вызывало резонный и рвущий душу вопрос: "Ну, почему??? Почему не я? За что такое недоверие?" Даже не спросить хотелось, а выкрикнуть, прямо в лицо капитану Притчеру, который и отдал приказ об операции. И даже несмотря на убийственные вроде бы капитанские доводы, что рейд необычайно сложный и опасный, чреватый большими неприятностями и причинением вреда здоровью, её душа не смогла бы успокоиться, и сердце было не на месте. Словно желая вырваться наружу, трепетно и сильно, оно билось о грудную клетку, и до боли сгрызая ногти, Аликс подспудно чувствовала какую-то наигранность в словах капитана, фальшь. Она не знала всех подробностей, а могла лишь догадываться о сути операции по подслушанным обрывкам фраз. И никак не могла понять, что же именно такого страшного и нелицеприятного могло произойти между Фрименом и всегда рассудительным Притчером, что повлияло на выбор в пользу первого. Конечно, Фримен никогда бы не оспорил приказ командира, но по факту, руководство базы сознательно проигнорировало её умение ориентироваться на местности, её навыки метко стрелять, изощренно шевелить мозгами, отлично водить и уметь быть осмотрительной. Тем более, та памятная атака страйдера и последовавшая затем клиническая смерть наложили на организм Аликс свой особый отпечаток: теперь её нервные окончания, будто бы сбросив мышечные покровы и эпителий, обострились до кончика иглы...


* * *


Вот и сегодня, она ускользнула с базы, никому ничего толком не сказав. Компас, галеты, аптечка, запасные обоймы, вода и фильтры — все это было прихвачено с собой, и когда ребята на форпосте что-то заикнулись про цель её ухода, ответ был резок и беспощаден. И никто даже не вякнул, не усомнился в её аргументах, а направление возможных поисков тут же обозначили. И Аликс уверенно шагнула в темноту.

Выход из базы окутала плотная химическая дымка, и пришлось временно одеть легкую фильтрующую полумаску. Звук надсадного дыхания забивал слух, а светящаяся стрелка компаса уверенно казала на восток, где за пяток миль от базы, в окружении смердящих отравой болот, обреченно догнивал свой век машиностроительный завод. И это было опасное и жуткое место, очень. Ржавые, угрожающе накрененные конструкции, обветшалые постройки, прогнившие емкости со всякой "химией", шатающиеся по территории зомбари, скопища крабов в укромных местах и притаившиеся во тьме прыгуны. Даже комбайны избегали этих мест, а если и посещали, то небольшими, мобильными, по 3-4 офицера группами, шустрыми и незаметными. И напороться на такой скрытый форпост, с большей долей вероятности, означало подписать себе смертный приговор. Отменное вооружение, изощренная программа тактики и стратегии уличного боя делала солдат Альянса не менее опасными противниками, нежели болотная нежить, но Аликс отчаянно надеялась, что ей в итоге повезет. Ну не может не повезти, как повезло с Фрименом, с его любовью...

Она шла ускоренным шагом, изредка пытаясь перейти на бег, но спустя некоторое время опять сбавляла ход. Делала короткий передых и продолжала путь. Прикрываясь зарослями, обходя места возможного скопления мутантов, по исходу трёх часов пути, появилась на окраине завода, у заваленной местами ограды и ворот, опутанных ржавой цепью. Присела у бетонного столба, ярдах в десяти от входа на территорию, достала из кобуры оружие: фабрика и болота вокруг вроде бы жили своей привычной жизнью. Булькали пузыри сернистого газа, где-то бродили, подвывая, жаждущие мяса зомби, знакомо цвиркали притаившиеся в ямках крабы, слаженностью звуков напоминая хор кузнечиков или цикад. И над этими убогими местами лениво восходило щербатое, похожее на подгнивший апельсин солнце. Его тусклые багровые лучи едва пробивали пелену фиолетово-зеленых облаков, которые неспешно тянулись куда-то на северо-запад, а короткие порывы низового ветра изредка пускали по вонючей жиже мелкую рябь.

Глядя на мрачные заводские корпуса, Аликс невольно поежилась: сложно было определиться с направлением поисков, но с чего-то нужно было начинать. Чтобы не спалиться раньше времени, приладила к "глоку" самодельный глушитель, хотя, если честно, предпочитала обходиться и без него: с глушителем убойная сила ствола существенно падала. Но комбайнам, если стрелять прямо в голову, должно было хватить.

— ...дьмой! Есть контакт! — донесся до Аликс настораживающий электронный звук, и часто, нервно сглатывая, она распласталась прямо тут же, за балкою столба.

— Седьмой принял! Сорок третий, что у вас? Приём!

— Рандеву состоялось! Наши взяли его! Живехоньким! Приём!

— Мне уже доложили, приём! Сейчас из него вытряхнут всё дерьмо, и можно будет отправлять трофей к советнику. Все тихо? Приём!

— Тихо! Зомби не в счёт! Приём!

— Принял, — подытожил седьмой. — Примерно через час-полтора снимаемся! Сорок третий, вы прикрываете отход! Приём!

— Сорок третий принял! Приём!

— Отбой!

Сопровожаемый специфическим электронным писком, напоследок протрещал эфир, и всё стихло, однако напряженная, как струна, Аликс уже приняла решение. Не заметив её, комбайны нечаянно выдали себя, и этот патруль нужно было уничтожить одним из первых. И времени у неё практически не было.

Сначала Аликс выставила на часах обратный таймер, затем, в полуприседе вдоль ограды, по краю буро-зеленой фонящей лужи, ужом проскользнула сквозь пролом в стене и под прикрытием обломков бетонных плит разделалась с троицей серией метких выстрелов: те так и не успели поднять тревогу.

— Всё! — она даже почувствовала некоторое удовлетворение, пришло зыбкое спокойствие, тем более, заводской двор был практически пуст, не считая группы зомби, что показалась из-за ближнего угла здания. Девушку они заметили почти сразу же, завыли надсадно, махая трухлявыми конечностями, но Аликс подхватила с трупа автомат с парой рожков, медкит, гранату, рацию и, пригнувшись, кинулась к воротам ближайшего к ней здания: кажется, это был сборочный цех.

Забежав внутрь, помчалась вдоль навеки застывших, побитых временем роботов, пока не уткнулась в шахту пассажирского лифта, что и вела на самую верхотуру.

* * *

Вертикальная лестница с сетчатым защитным кожухом тоже не устояла под натиском агрессивной среды, но Аликс, перекрестясь про себя и помолясь богу, проверила на себе крепление аммуниции и отчаянно полезла вверх. Лестница была ветхая, она жалобно скрипела и вздрагивала при каждом движении, вгоняя Аликс в холодный пот, и что будет, если вся эта труха рухнет вместе с ней, не хотелось даже и думать. Правда, это было немногим лучше блуждания по корпусу в поисках другой возможности подняться на крышу...

И вот, промокшая от напряжения насквозь, с петлями паутины на лице, Аликс выбралась на технический этаж. Здесь было также сумрачно, как и в самом цехе, пыль лежала толстым слоем, и скользящей походкой с оглядкой под ноги, отстреливая по пути одиночных крабов, Аликс направилась к ближайшему пролому в крыше. Осторожно, стараясь не задеть изъеденные края металла, выглянула в дыру, коими изобиловало кровельное железо: перед ней лежали руины фабрики. Сама территория завода представляла собой технологическую площадку неправильной пятиугольной формы, что своим тупым углом сходилась к козловым кранам у заброшенного причала пересохшей речки, и заросший редколесьем подкрановый путь отделял линию пакгаузов на берегу от остальной площадки.

Из-за пазухи Аликс достала компактный снайперский прицел: после небольшой доработки его можно было прикрутить практически к любому оружию или использовать в качестве бинокля. Что Аликс и сделала, не забывая о предосторожности. Аккуратно сняв защитные колпачки линз, припала к прицелу внимательным взглядом. Несколько минут, мучительно покусывая губы, исследовала доступную обзору территорию, но, кроме редких мутантов, ничего не обнаружила. К тому же, из-за формы здания, глазам девушки оказалась недоступна почти треть площадки, и Аликс перевела взгляд в другую сторону: строение напротив больше напоминало административный корпус, нежели цех. Красно-белого выветрившегося кирпича, с обильными лишайниками по фасаду и пустыми глазницами окон, оно состояло из двух прямоугольных корпусов, наверху, под тупым углом, соединенных стеклянным переходом, и со второго, дальнего, корпуса, как раз и можно было увидеть ту, недоступную ранее часть площадки.

Аликс скосила глаз на часы: на все про всё у неё было не более получаса, и в этот миг в одном из окон последнего этажа дальнего корпуса что-то сверкнуло. И это мог быть только...

— Снайпер, черт возьми...- невольно вырвалось у неё, потому что ошибиться было нельзя. Аликс сместилась на пару десятков ярдов вправо, и уже из четвёртой по счету дыры узрела в темном проёме слегка отсвечивающий ствол винтовки.

* * *

К снайперскому гнезду она подбиралась короткими перебежками, под прикрытием стен и перегородок. Сердце звоном отдавало в уши, горько-соленый пот заливал глаза, каждая клетка тела просила о помощи, а когда по дороге вдруг зашипела рация, это означало ещё больший дефицит времени. Теперь глушитель был прикручен уже к автомату, и когда в коридоре, столкнувшись с комбайнами нос к носу, Аликс отчаянно нажала на спуск и помчалась к двери, за которой по её расчетам и притаился враг, то через трупы перелетела чуть не кувырком.

Так в полуприседе и заскочила в комнату, сходу поняв, что не ошиблась адресом: офицер, приникший к прикладу, удивленно обернулся на непонятный шум, но для него уже всё было кончено...


* * *


Крупнокалиберная снайперская винтовка, стандартное оружие Альянса, была прикручена к лафету у ближайшего от неё окна и теперь одиноко, молчаливо пялилась в небо. Аликс подошла вплотную, прислушиваясь к обстановке до звона в ушах(было тихо!), и протянула к оружию дрожащие от нетерпения и возбуждения руки: приклад и цевьё были липкими, в чужой крови, но ситуация сложилась явно не для брезгливых. И Аликс решительно ухватилась за приклад, осторожно нащупывая курок: Альянс использовал отменную, с 10-ти кратным увеличением оптику, которая позволяла выследить и уничтожить кого угодно. Но её задача состояла не в том: сердце чуяло с Гордоном беду, и неизвестность тяготила пуще всего...

Крестик прицела опустился вниз, к руинам на дальнем конце площадки, сместился ниже по опоре ЛЭП и заскользил по мутно-зеленой, радиоактивной воде: болото подступило и сюда. Вот пара зомби плюхается на мелководье, вот мутант-крокодил кого-то жует и пережовывает, вот в клубок сцепились крабы, а это...

— Господи, Гордон, что с тобой?

За болотцем, на свободной от растительности проплешине, она увидела Фримена: тот полусидел-полустоял на какой-то кривой конструкции, торчащей из земли, и сам по себе выглядел неважно: разбито лицо, раскурочен скафандр, а свободный проход Гордону преграждал его т.н. напарник в окружении группы комбайнов. И все, кроме Фримена, неистово ржали: Аликс видела, как тряслись от смеха их плечи, но ей самой было абсолютно не смешно, ей было страшно и больно. И ещё ей руководили расчет и ненависть. Расчёт на внезапность и силу оружия. Ненависть — к серым солдатикам Альянса и особенно — к Деймосу и к тому, кто его послал...

Сухо щелкнул затвор: Аликс проверяла магазин. Он был полон, и его начинка из убойных остроконечных пуль была способна взрезать любые мозги, а сама винтовка, такая мощная, увесистая и в чем-то даже изящная, внушала ни с чем несравнимую уверенность.

— Сейчас, Гордон, я тебя выручу! — Аликс сделала глубокий вздох, отрешаясь от эмоций, и снова прильнула к прицелу: важно было так распределить себе цели, чтобы переполошившиеся от её выстрелов комбайны перекрыли бы друг другу сектора обстрела. Ну, а обоймы на их компанию должно было хватить с лихвой. Только Деймоса следовало оставить на десерт...

Невероятно послушная и ухватистая, винтовка негромко хлопнула, и ближайший к ней комбайн рухнул в лужу с пробитой головой. И в оптику Аликс видела, как встрепенулись и заметались враги, не понимая, откуда прилетела смерть, а снайперка всё вздрагивала и вздрагивала в её руках, отбивая убийственный счёт. И Деймосу тоже перепало: предатель прицелился было во Фримена, но тут же скорчился на левый бок — пуля вонзилась в плечо. Вторую пулю Деймос словил, как и хотела Аликс, прямо в ягодицу и теперь корчился на земле, прижав руки к животу.

— Так вам, сволочи, так! — она плавно повела стволом, выцеливая оставшихся в живых, а те, укрывшись за камнями, уже открыли по ней ответный огонь.

Понятно, что из-за дальности расстояния шансов на попадание у врага практически не было, но она всё же выругалась, крепко и по-мужски, на влетевший в соседнее окно фиолетовый трассер и, оттолкнув от себя ствол, мгновенно спряталась за простенок. Сменила в автомате магазин, не теряя времени, но уже не увидела, как заметно хромающий Фримен доковылял до Деймоса и, подобрав его оружие, открыл прицельный огонь. И почти сразу же возникла пауза: исчезло эхо автоматных очередей, прекратились стоны смертельно раненых, и над заводской территорией воцарилась странная, нездоровая тишина.

— Ааалллиииккс!

Она встрепенулась, рука непроизвольно метнулась к сердцу.

— Ааалииииккккс!

— Гордон!

Она подскочила в два счета, чтобы снова глянуть в прицел: её любимый и ненаглядный Фримен, стоя на коленях, приветственно размахивал рукой.

— Гордон, Гордон, я здесь! — крикнула Аликс полной грудью и показалась в окне. Она махала обеими руками, подпрыгивала от радости на одном и том же месте, даже не понимая, как и почему Фримен догадался об её присутствии, но это уже было неважно...


* * *


Путь к любимому показался Аликс несоизмеримо долгим. По дороге она старалась не связываться с мутантами, но когда выбежала на относительно сухую площадку между цехами, по которой можно было попасть в сектор бойни, то смачно выругалась: закуток территории кишмя кишел крабами. Чёрные, серые, кремовые, багряные, пятнисто-зеленые и желто-фиолетовые крабы копошились кучками, рыскали в поисках чего-либо, угрожающе выставив лапки, сражались за обладание самой желанной самкой и цвиркали на все лады, преграждая девушке путь. Это Гордон мог бы тут пройти, в своём "Марк-5", но не она, в джинсовой куртке и бриджах. Тут требовалось нечто посущественнее пистолета, и Аликс вспомнила про встроенный гранатомет: тот был заряжен. И ручная граната пришлась очень кстати: прикинув радиус поражения, Аликс спряталась за покосившимся фонарным столбом.

— Ну, держись, нечисть проклятая!

Ахнул мощный взрыв, за ним другой, разрывая на части, отбрасывая в сторону мерзких членистоногих, и Аликс ринулась вперёд, подчищая дорогу из автомата. Ноги разъезжались в желто-зеленой каше из кишок и члеников, в носу свербело от железистых миазмов, но какие тут могли быть неудобства, поскольку любимый был в беде!


* * *


Всё ещё нервничая и психуя, она выскочила на площадку, заваленную трупами комбайнов: в живых не осталось никого, и только Гордон, её любимый Гордон Фримен, стоя на коленях, сдержанно и болезненно улыбался. И Аликс со всех ног кинулась к нему.

— Гордон! Гордон! — она отбросила автомат, чтобы повиснуть у него на шее, чтобы впиться своими губами в его, но лицо Фримена исказила жуткая гримаса боли. И у него действовала лишь одна рука.

— Они... предали меня, Аликс... — голос Фримена охрип и дрожал. — Деймос и... капитан! И мы не нашли... никакого контейнера... никакой закладки... Потому что нас... сразу же... перехватили комбайны... Ловушка чистейшей воды.

— Я как знала... Как чувствовала, Гордон, — скрипнула зубами Аликс, — что Деймосу нельзя было доверять, но капитан...

— Я откручу башку этому ублюдку, а сейчас он ждет от Деймоса условный сигнал. Нужно успокоить гада..

— А где Деймос?

Фримен показал движением головы, и когда Аликс перевела взгляд в сторону, то увидела Деймоса: согнутый в крючок предатель валялся ярдах в пяти от них. И в Аликс снова вскипела ярость. Она чмокнула Фримена в здоровую щёку, прыжком встала на ноги и быстрыми скачками сократила дистанцию до бывшего напарника. Тот силился повернуть к ней лицом: вид Деймоса был ужасен. Кусок брони на плече был вырван прямо с человечьим мясом, обильно стекающая кровь уже образовала лужицу и подзапеклась. Вторая рана выглядела ещё фатальнее: по факту вонзившаяся чуть выше копчика пуля разворотила и размолола в кашу его живот, и теперь оттуда, сквозь растопыренные пальцы, струилась кровь, и проглядывали сизые обрывки внутренностей.

— Фу, — брезгливо отреагировала Аликс, опускаясь перед Деймосом на колени: в предсмертной муке тот уже закатывал глаза, из горла шла розовая пена.

— Что ты должен передать капитану?

Деймос закашлялся, из ран заструило сильнее.

— С..се... сем.. семь...

— Где коммуникатор, Деймос?

— В к.. в кахрр... — выдавил из себя предатель и обмяк, но Аликс уже догадалась и сама: безо всякого сострадания и брезгливости охлопала карманы окровавленного комбинезона и в одном из них нашла компактный коммуникатор. Кое-как протерла его от крови об одежду Деймоса, которой уже испускал дух, и найдя в списке черновиков сообщение "Отправить капитану", нажала "Ввод".

— Собаке собачья смерть, — просипел Фримен без тени улыбки, взирая на остывающий труп Деймоса. — И я не знаю, что я с капитаном сделаю...

— Догадываюсь, — покривила губами Аликс. — Надо бы, наверное, ещё раз обыскать его труп: вдруг мы что-то пропустили!

Превозмогая отвращение к личности предателя, Вэнс обшарила мертвеца, и в нагрудном кармане нашла то, чему со временем нашла бы применение: линзу в пластиковом прозрачном боксе и обычный, солидно потёртый стилус.

— Это что? — устало поинтересовался Гордон, когда Вэнс протянула ему ладонь с находками. — Лупа и стилус? Никогда не слышал, чтобы у Деймоса были проблемы со зрением.

— Это теперь неважно, хоть по факту всё это тоже улики. Но когда-нибудь мы, наверное, узнаем всю правду...


* * *


До заводоуправления они добрались на чистом драйве, отбиваясь от прыгунов и зомби в два автоматных ствола. И тащить с собой много оружия тоже было невозможно: Фримен сильно ослабел и едва держался на ногах. Аликс дважды уже делала ему перевязку, обработав раны кровоостанавливающим, вколола дозу антибиотика и напоила водой. Да, ни о ком другом, кроме отца, она так ранее не заботилась, но Гордон, её Гордон должен был выжить. Не по своей воле он влип в переделку, но в её силах доставить его на базу живым, обязательно живым.

С большим трудом им удалось подняться на второй этаж и забаррикадироваться в каком-то офисе, где ещё оставались остатки мебели: стол, стулья и даже продавленный кожаный диван.

Отдуваясь, Аликс дотащила Фримена до него и пристроила, как могла, а сама некоторое время понаблюдала из окна. Понятно, что старая утварь на входе в помещение не смогла бы надолго удержать натиск монстров, но надежда продержаться все-таки была.

— Что там? — Фримен силился улыбнуться, но получалось не очень. — Нас ещё не собираются растерзать?

— Нет, — Аликс была само спокойствие и уверенность, — но нам нужно убить время, пока нас не подхватит Рамон.

И достала из-за пазухи коммуникатор. Набрала шифрованное сообщение, отправила адресату и вернулась к Фримену, который полусидел-полулежал, опираясь на потрескавшиеся от времени и химических испарений подушки.

— Гордон? — покусывая от переживаний губы, Аликс сняла рюкзак и аммуницию, и свалила всё это на пол, прямо возле Фримена. Подсела ему под бок, чтобы её обняли здоровой рукой, пробежалась пальчиками по застежкам скафандра, ослабляя затяжку.

— Что ты делаешь, милая? — Гордон загадочно облизал пересохшие губы. — Не боишься, что я замерзну?

С ответом Аликс не задержалась ни минуты, словно готовила его всю жизнь. И пристально глянула любимому в лицо.

— Я хочу тебя, Гордон!

— Ты меня хочешь? — кажется, он ничуть не удивился. — И ты хочешь прямо здесь?!

— Да! — она слегка раскраснелась от волнения и эротических фантазий. — И ты не можешь мне в этом отказать!

Фримен снял руку с её плеча, чтобы похлопать себя по бокам.

— Мне нешуточно досталось, а в такой ситуации трудно блеснуть молодецкой удалью, как бы тебе ни нравился человек. В любом случае, мне требуется скидка!

Она потянулась к нему с страстным, но одновременно трогательным и нежным поцелуем.

— Ничего не нужно Гордон, — негромко прошептала на ухо, — я все сделаю сама. И я обещаю, что не причиню тебе боль!

— Я не боюсь боли, милая, а в твоем присутствии...

— Молчи, Гордон, молчи! Тебе нужно болеутоляющее, а слов одних будет недостаточно! — и накрыла его губы своими...


* * *


Да, эти стены повидали многое, но такого не было давно: забинтованный в нескольких местах мужчина в раскрытом по длине комбинезоне вытянулся во весь рост на старом, видавшем виды диване, а у него на бедрах красивая, полуобнаженная девушка исполняла любовные па. Она не кричала, нет, а лишь сдержанно, прерывисто дышала, прижимаясь с усилием к партнёру, пока они мощно и обоюдно не пришли к финалу. И Аликс опустилась Фримену на грудь, вздрагивая всем телом, и смогла вымолвить только одно:

— ... да, Гордон... третий раз был... не хуже первых двух, — и благоговея от удовольствия, улыбнулась...

Глава опубликована: 12.09.2021
КОНЕЦ
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх