↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Магия жизни (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Драма
Размер:
Мини | 10 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
ООС, Читать без знания канона не стоит
 
Проверено на грамотность
Строительство нового дома подходит к концу. Мирабель признаётся дяде Бруно, что вот уже несколько ночей ей снится, как магия оживает и возвращает Дары. Тот не решается признаться — он всем сердцем надеется, что волшебство ушло навсегда.
QRCode
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Дверь

Касита была мертва. Обломками волшебных комнат и тайных застенных проходов она лежала на месте своего магического возникновения. Жизнь, к которой за последнее десятилетие привык Бруно, тоже рухнула. Впрочем, ни в том, ни в другом не было обречённости: на помощь к семейству Мадригаль пришёл весь город, а Бруно не чувствовал, что ему нужно бежать и прятаться. Что именно с собой делать, он ещё не вполне понимал, но сбегать не хотелось. Вместе с роднёй он погрузился в строительство нового семейного гнезда, и наполненные утомительным, но плодотворным и оттого приятным трудом дни помогали сплотиться. Пока что — только вокруг общего дела; вести душевные разговоры Бруно было сложно и неловко, а адаптироваться к нахождению среди людей приходилось чуть ли не заново. К концу каждого дня ныли не только натруженные мышцы, но и голова — от взглядов, разговоров, прикосновений, направленных ему от общины и семьи.

Оттого он немало удивлялся, как Мирабель хватает сил после тяжёлой работы ещё и волноваться о переживаниях своих родственников. Его с племянницей приютила одна семья на время стройки — точнее, они пригласили Мирабель, а она попросила за дядю. Этому Бруно был чертовски рад — именно Мирабель он старался держаться; с ней было даже легче, чем с сёстрами. И вот, после каждого насыщенного дня Бруно хотел бы только упасть на постель и провалиться в сон, но временами Мирабель нужно было выговориться, и дядя всегда готов был её послушать. Она говорила прямо — можешь ничего не советовать, и в отсутствие такого давления Бруно мог не беспокоиться о том, как найти подходящие слова. Девушка сетовала на то, как не может не видеть, что Мадригалям не хватает былых сил. Они хорошо держатся, говорила она, но уж ей было заметно, как они переживают. Пепа грозит кулаком хмурым тучам и резким порывам ветра, но сникает, понимая, что не властна над ними. Мать помогает кому-нибудь со стукнутым молотком пальцем и поджимает губы, неспособная бесследно излечить. Луиза с удовольствием принимает помощь, но, оставшись одна, норовит поднять то, что уже не по силам… Мирабель всё сокрушалась — ведь для каждого из них это кризис личности, вот бы им помочь. Она и на него вопросительно косилась, но Бруно уверил её — кризис его личности связан с несколько другими событиями.

В ночь перед тем, как они вошли в свой новый дом, Мирабель призналась: вот уже который раз ей снится, как она распахивает дверь, и Касита приветственно зажигает лампы и стучит створками. Как магия оживает, проносясь мягким разноцветным огненным потоком по стенам, крыше, вырывается на улицу и искрами проносится по Энканто. И… семье возвращаются их Дары. Рассказывая, Мирабель воодушевлялась; возможно, на задворках её сознания раздавалось: вот уж этим Мадригали бы гордились. Бруно вдумчиво слушал и старался поддержать — гладил по волнистым шёлковым волосам, совсем не похожим на привычные пыльные спинки крыс. И так и не нашёл в себе сил признаться — он отчаянно надеется, что магия покинула их навсегда. Что никто и никогда не сможет убедить или вынудить его заглядывать в будущее. Что ему нравилась его новая башенка — не более высокая внутри, чем снаружи, без бессчётных ступенек и рек песка. Что на мгновение он испугался — вдруг волшебство покинуло всех остальных Мадригаль и перешло к Мирабель, и теперь она тоже обладает даром предвидения. Ведь и ему самому поначалу предсказания приходили в сновидениях. Перед новосельем он был нервознее обычного и помногу раз стучал по дереву, уповая на лучший исход. И всё же даже сейчас он не хотел бы знать наверняка, чем кончится вечер.

Блестящая золотистая ручка встала на своё место. Бруно заметил, что на миг Мирабель задержала дыхание перед тем, как повернуть её. Он тоже затаился: боялся, что вместе с новым вдохом его заполнит Дар. Дверь без скрипа отворилась. Касита молчала. Ни отголоска магии.

Прежде чем Мирабель вприпрыжку забежала внутрь нового дома и с улыбкой позвала остальных, её плечи на пару секунд понуро опустились. Бруно с облегчением выдохнул и набрал полную грудь свежего вечернего воздуха — он был свободен.

Глава опубликована: 13.06.2022

Дом

Дом наполнили гости, музыка, веселье, и он не магически, но ожил. Бруно робко теснился у стен, то и дело таща со стола закуски, а только руки освобождались, что-нибудь вкусное вручала заботливая Джульетта. Никак не унималось желание есть почаще и поразнообразнее — годы скудного питания не прошли без следа. Наверно, теперь, когда строительство окончено, он располнеет. И крыс откормит.

Жители Энканто к Бруно относились вежливо. В начале, на закладывании фундамента дома, он чувствовал, что без наставлений матери тут не обошлось, но теперь знал: к нему начали проникаться искренней симпатией, хоть всё ещё и считали эксцентричным. Некоторым из молодёжи и детей, не знавших или не помнивших, что он нагонял жуть на селян, эта его чудаковатость полюбилась. То и дело праздничным вечером кто-нибудь из малышей тянул его за полы руаны и просил покатать на плечах, надев на голову ведро. Он вспоминал, как иногда раньше катал племянников, и с удовольствием и кряхтением — когда на него норовили забраться сразу несколько детишек — выполнял просьбы.

Спустя часы радостная суматоха новоселья сходила на нет. Расходились жители селения, к этому дню уже начинающие входить в новый ритм жизни — без всесторонней магической помощи семейства Мадригаль. Им тоже приходилось нелегко, и то и дело проскальзывало в разговорах «эх, раньше и то, и это решили бы на раз-два». В такие моменты и Бруно видел то, что заметила Мирабель, — родственники как-то даже извиняющеся кивали и уходили от темы.

Последний гость — Мариано — наконец распрощался с Долорес, и в родовом гнезде осталась только когда-то бывшая волшебной семья Мадригаль. Предстояла уборка без помощи услужливой Каситы и жизнь — без Даров. Им всем уже стало ясно: за магическими заморочками, что занимали головы вот уже нескольких поколений, лежит ворох нетронутых семейных проблем. Пришло время их разгребать.

Многое, конечно, было связано с Бруно. Он извинялся и чаще — принимал извинения. Старался взглянуть на происходящее со стороны родных. Альме приходилось тяжко: надобность в матриархе изжила себя, и она не находила себе места. Держать в ежовых рукавицах всю семью уже не было ни возможности, ни желания, но властность характера никуда не девалась. В Энканто, конечно, всё ещё уважали её мнение, но она не хотела просто перевести фокус авторитарности на общину — ни к чему полезному это бы не привело. Она старалась расслабиться и не решать за других; часто бывала у Бруно, слушая его переживания или молча обнимая.

Он видел, как маялись сёстры: полвека жизненное предназначение было для каждой ясно, а теперь приходилось заново искать себя. Джульетта не потеряла любовь к готовке и занималась травничеством, всё ещё желающая помогать людям исцеляться — но теперь долгим путём. Пепа больше не могла, настроившись на нужный лад, спасти посевы от засухи или отогнать ураган, и много времени проводила с Антонио — любил он лезть к опасным зверям. Они не упускали возможности поделиться с Бруно чем-нибудь интересным: новым рецептом или хвостатым другом Антонио, а иногда, внезапно вспоминая, рассказывали что-нибудь, что произошло, когда он скрывался в стенах. Они теперь нередко собирались втроём, и Бруно чаще молчал, но с удовольствием слушал щебетание сестёр и жевал арепы.

Отношения с племянниками, перебарывающими свои зыбкие воспоминания о нём, приходилось практически заново, ну а с Антонио — буквально. Хотя, пожалуй, с последним было проще всего — мальчуган отнёсся к нему крайне добродушно и даже как-то покровительственно. Камило, кажется, чувствовал и некоторое разочарование, и облегчение, видя, каким безобидным был дядя по сравнению с образом, им построенным, за который теперь было стыдно. Луиза, в детстве боявшаяся, что дядя Бруно предскажет, что она сделает ошибку, и оттого его избегавшая, с удивлением обнаружила, что он странно и смешно шутит. Жалея, что никогда не каталась у него на спине, теперь она временами сама катала его, крепко держащегося и с опаской посматривающего на пол. Изабелла, единственная, кто избежал безрадостных пророчеств, была мягка, иногда в шутку протягивая ему свою ладонь, чтобы Бруно снова нагадал ей счастья. Тот вытаскивал из пальцев колючки кактуса и предсказывал, что в перчатках будет намного лучше. С Долорес было… как-то странно, неловко, что ли. Он не стал выяснять, почему она о нём так и не рассказала, — Бруно не знал, к лучшему ли было её молчание. Она в какой-то мере понимала его лучше других племянников и по секрету призналась, что рада была бы продолжению придуманных им теленовелл. Бруно пока не решался на это.

Мирабель, замечая иногда, как он утомляется от переизбытка общения, уводила его к себе, сама занималась шитьём, в том числе и пончо для него, а от дяди ничего не ожидала. Временами они обсуждали, как же похожи их судьбы в этой семье, но беседы эти навевали печаль, так что не затягивались. С племянницей можно было просто помолчать, подумать о том, как всем им нужно учиться понимать друг друга, причём даже тем, кто не исчезал на десять лет.

По вечерам он с удовольствием возвращался в свою комнату. В новой башенке было уютно и — по сравнению с магической громадой, стоящей здесь в прошлом, — тесно. Бруно был доволен. Пока никому он не решался выразить свою безграничную радость от осознания того, что свеча чудес погасла и заново не разгорелась. Он коснулся стены. Остаться без Каситы, конечно, было тоскливо, но, как бы жестоко не звучало, он переживёт это. Бруно не чувствовал такой внутренней идиллии уже слишком долго. Наконец он сможет примириться с самим собой.

Ему, как и всем Мадригаль, многое предстояло переосмыслить и заново влиться в жизнь Энканто. Будет непросто, но его поддерживало понимание: он любит свою семью, а она любит его.

Глава опубликована: 13.06.2022
КОНЕЦ
Обращение автора к читателям
нептуний: пожалуйста, поделитесь своим мнением о работе. спасибо! :з
Отключить рекламу

1 комментарий
kar_tonka Онлайн
Спасибо. Согласна с вами, Бруно без магии только лучше. А остальные привыкнут.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх