↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Мистер & Миссис Поттер (гет)



Автор:
Беты:
Koraan Орфография, пунктуация и все по части русского языка, 7uplimonad Муз - главный ответственный за вдохновение
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Юмор, Романтика
Размер:
Макси | 1063 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ № 1: Не читать ночью! Возможны случаи непроизвольного пробуждения злых родственников и жестокого избиения ржущих напротив мониторов субъектов. За последнее автор ответственности не несёт!

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ № 2. УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ, 16 ГЛАВА ОПУБЛИКОВАНА ПОЛНОСТЬЮ!
 
Проверено на грамотность
ОН не планировал этого. ОНА не мечтала об этом. ОН никогда не думал, что так облажается. Но ОНА легко получила то, за что большинство молоденьких волшебниц Британии продали бы душу Волдеморту... ОНА стала его женой.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 4. Только через две недели

ОН

— Это всё, что я помню. — Закончил повествование Малфой.

Перед моими глазами мелькали те редкие, расплывчатые мгновения вчерашней ночи. Однако кусочек за кусочком мне удалось восстановить практически все воспоминания.

Малфой тем временем, сел на скамью и внимательно оглядел нас. В его глазах я видел непонятные мне эмоции. Невозможно было разобрать: радуется ли он тому факту, что ему удалось подложить мне нехилых размеров свинью или всё же он огорчен тем, что проиграл это идиотское пари и теперь ему придётся расстаться с деньгами?! Хотя, что за чушь я несу? Конечно же, он вне себя от восторга, что насолил мне таким образом.

— Да, теперь я припоминаю, что было вчера. — Мой голос нарушил приятную тишину солнечного летнего утра. — Ты помнишь эту церковь? — обратился я к Паркинсон.

— Смутно, — она скрестила руки на груди и смотрела в сторону.

— Я знаю, где она находится, — отозвался Малфой, выныривая из своего задумчивого состояния.

— Отлично. Покажешь дорогу. Нам нужно аннулировать брак, а пока займёмся более важными делами. Гермиона, ты можешь снять с нас это заклятье? — мой вопросительно-умоляющий взгляд был обращён на подругу.

Гермиона нахмурилась и с сомненьем посмотрела на нас с Паркинсон. Наконец, она взяла в руки палочку и, закрыв глаза, провела ею перед нами. Через несколько секунд она устало подняла веки и, смерив меня тяжёлым, укоряющим взором, покачала головой.

— Я ничего не смогу сделать, Гарри! — уверенно произнесла она. — Заклятье слишком сильное. К тому же на вас стоит блок против внешнего вмешательства. Разрушить блок и снять заклятье может только тот, кто наложил его на вас, или специалист по снятию подобных чар.

— Но кто мог это сделать? — я не хотел верить своим ушам. Всё происходящее было для меня настолько диким и невообразимым, что я ощутил, как непреодолимый холод сковывает моё тело.

— Думаю, вам стоит начать поиски с той самой церкви, — предложила Гермиона. — Кто же, если не священник наложил на вас это заклятье? Пока мы не узнаем наверняка, вы останетесь привязанными друг к другу. — Вынесла она неумолимый вердикт.

— Хорошо. Предлагаю сейчас же пойти в эту самую церковь и узнать, кто нас венчал. — Внезапно обратилась ко всем Паркинсон.

При этом её щеки слегка заалели, и она отвела свой взгляд. Не думал, что она умеет краснеть. Вид смущённой слизеринки был таким… странным и непривычным, но отчего-то одновременно волнующим.

— Да. Нам следует идти прямо сейчас, — я отступил от стены, направляясь к выходу из беседки.

— Я пойду с тобой, — Гермиона поспешно последовала за мной.

Выходя из беседки, я услышал несколько фраз, сказанных за моей спиной.

— Панс, я … Это вышло нечаянно, — тихо произнёс Малфой. Наверное, так звучал его «извиняющийся» тон, ведь на большее он, вряд ли, был способен.

— Драко, лучше заткнись! — огрызнулась в ответ брюнетка.

На этом разговор закончился. Дальше мы шли молча. А Малфой показывал путь.

ОНА

Мы направлялись в ту церковь, в которой, предположительно, произошло это безобразие. Я чувствовала себя весьма паршиво. Не припомню ни единого случая в своей жизни, когда положение дел казалось настолько безвыходным.

Подведём итоги. Мне скоро исполнится восемнадцать лет, а я уже замужем. И за кем?! За Спасителем всего волшебного мира. В мои планы это не входило уж точно. Ближайшие несколько часов, которые я хотела провести за сбором чемоданов и прощанием со всеми своими знакомыми, я проведу в компании двух гриффиндорцев и друга-предателя. Но Драко так просто не отделается. При этой мысли я устремила на него полный злобного умысла взгляд.

Но не будем отвлекаться от моих «баранов». Точнее барана. Ведь он же один. И называется «муж». Итак, вернёмся к моему мужу-барану. Насчёт того, что он настоящий идиот, у меня сомнений уже не осталось. Только такой идиот, как он, мог послушать Малфоя и те бредни, которые несёт этот белобрысый придурок. И только такая идиотка, как я, могла напиться до потери сознания, выйти замуж за гриффиндорца и, что самое обидное, не помнить ничего из вышеперечисленного. Ну, ладно! Прошлого не вернуть. Скорее бы развестись и забыть обо всем, как о кошмаре.

То, что меня сейчас больше всего беспокоило и доставляло ощутимые неудобства в виде периодического времяпрепровождения на горизонтальных, твёрдых поверхностях, так это чёртово Заклятье привязки, которое было наложено на нас с Поттером.

Оно не поддавалось воздействию извне и, вряд ли, в ближайшие пару часов я смогла бы отдалиться от Поттера более чем на десять ярдов. Одна лишь мысль об этом неимоверно выводила из себя. Мне лишь оставалось молиться Мерлину, чтобы он вырвал меня из этого кошмара наяву и мысленно клясться ему в том, что в дальнейшем я буду вести себя хорошо.

За такими не очень весёлыми размышлениями прошёл остаток пути до церкви. Не успела я оглянуться, как передо мной предстало старое, довольно мрачное, но красивое здание церкви. Чуть в отдалении виднелась колокольня с большим, потемневшим от старости колоколом. Местность вокруг неё выглядела пустынной и необитаемой. Ещё бы, ведь церковь располагалась довольно далеко от Хогсмида.

Постройка была возведена на невысоком холме. Мы поднялись по пригорку и оказались прямо напротив массивных дверей главного входа. Двери, украшенные затейливой резьбой, словно дышали стариной. Стальные дверные молоточки были выполнены в виде двух голов грифонов. Вообще, весь вид церкви — величественный и непостижимый — внушал если не страх, то неведомый внутренний трепет уж точно.

Переглянувшись между собой, мы попытались определить того смельчака, который первым постучит или попробует открыть эти двери. Желающих не нашлось. Подождав ещё пару секунд, Поттер (Ну, конечно! Кто же ещё?) обвёл нас насмешливым взглядом и, фыркнув, бесстрашно протянул правую руку к голове грифона. Сжав стальной молоточек в своих пальцах, он ударил им несколько раз. Мы ждали, наверное, минуты две или три, но нам никто не ответил и уж, тем более, не отворил.

— Попробуй толкнуть. Может, дверь открыта. — Предложила я ему.

— Нет. Она точно закрыта. — Ответил он уверенно.

— Откуда ты знаешь? — засомневалась я.

— Я уверен в этом, Паркинсон! — тоном «Я спокоен, как удав» ответил гриффиндорец.

Ну-ну, мистер Поттер! Однако, как легко вас вывести из себя. Нервишки шалят, да? Заключив, что это приятно и мне срочно необходимо на ком-то оторваться, я решила ещё немного поизмываться над своим «мужем».

— А ты проверил? — осведомилась я надменно.

— Да, проверил, — сжав кулаки, процедил бедный Потти.

— А я не видела, — я уставилась на него требовательным взглядом.

— Конечно! — раздражённо пробурчал брюнет. — Потому, что ты в этот момент смотрела в другую сторону.

— Неужели? — издевательски протянула я.

— О, Мерлин! — Поттер закатил глаза, резко подошёл к двери и толкнул её, пытаясь открыть. Та, без сомнения, не поддалась. — Ну? Теперь ты мне веришь?!

— Теперь возможно. — Улыбнулась я, получая удовольствие от вида доведённого до кондиции гриффиндорца.

— Да хватит вам лаяться, словно уже не первый год женаты! — рассерженным и строгим тоном прервала наши пререкания Грейнджер. Мы с Поттером мучительно покраснели. Сама только не поняла отчего.

Но как только Грейнджер замолчала, двери за её спиной заскрипели, затряслись и начали раскрываться, будто приглашая нас войти внутрь. Все взгляды были прикованы к открывающимся дверям. Надеюсь, ни Драко, ни Грейнджер не заметили нашего с Поттером необъяснимого смущения.

Я, конечно, не из робкого десятка. Но неожиданно отворившиеся створки меня слегка напугали. До этого момента я думала, чтобы меня испугать, нужно что-то по-настоящему эффектное, но эти чёртовы зловеще-скрипучие петли, да и вообще вся эта угнетающая обстановка действовали мне на нервы.

Пока я раздумывала об источнике своего страха, двери полностью отворились, позволяя нам разглядеть внутреннюю обстановку. Впрочем, церковь магическая мало чем отличалась от маггловской. Только наличие магии и другие символы веры. Широкий центральный проход вёл нас вглубь большого зала. По обеим сторонам от прохода ровными рядами располагалось несколько десятков деревянных скамей. В мутные окна заглядывал приглушенный, солнечный свет. В подсвечниках, прикреплённых к стенам в паре десятков различных мест, горело по три свечи. И, тем не менее, даже в этот летний солнечный денек света было недостаточно, чтобы осветить помещение церкви, которое выглядело слегка сумрачно. Прямо по центру, невдалеке от первых рядов, находилась небольшая кафедра, скорее всего, выполнявшая функцию алтаря.

За алтарем виднелась стена, сплошь увешанная всякими образами, стол, уставленный свечами и благовониями. С двух сторон от стены я заметила две совершенно одинаковые двери. Перед образом Святой Морганы, если я не ошибаюсь, сидела женщина. Я не могла рассмотреть её лица, так как она сидела к нам спиной. Насколько я могла судить по фигуре, женщина была полноватой. Одета она была просто. Её темно-серая мантия чем-то напоминавшая маггловский наряд монашек, свободно струилась вдоль её тела. Кажется, она молилась. Её шепот, усиливавшийся по мере нашего приближения к ней, подтвердил мою догадку.

Мы подошли достаточно близко, чтобы она нас услышала и ощутила наше присутствие, но женщина не поворачивалась, и нам оставалось лишь гадать, что делать дальше. Переминаясь с ноги на ногу и не желая отрывать женщину от её занятия, мы беспомощно переглядывались между собой. Слава Мерлину, ситуация разрешилась сама собой, когда через несколько секунд женщина, закончив молиться, осторожно встала с колен и обернулась к нам. И тут мы увидели неописуемо красивые и светящиеся счастьем и добром голубые глаза. На вид ей было около пятидесяти лет. Когда она заговорила, из её уст полилась ласковая и нежная, как и её взгляд, речь.

— Ах, это вы! — она посмотрела на нас с Поттером так, словно мы были давними знакомыми. — Рада видеть вас вновь, дети мои! Вчера мы не успели даже поговорить, — улыбнулась она тепло. — Вы так спешили обвенчаться, будто за вами гналась сама Смерть.

Мы с Поттером снова покраснели. Дементор подери, что за день такой, а? Почему буквально все пытаются нас смутить?! Ну, совершили мы глупую ошибку, но это же просто случайность, не более того.

— Меня зовут Марта Сандерс, — продолжила женщина. — Я жена местного священника — отца Джозефа Сандерса. Кстати, это он вчера вас венчал, — она очень выразительно посмотрела на меня и Поттера.

Если миссис Сандерс будет делать так каждую минуту, то не исключена вероятность, что через некоторое время я провалюсь от стыда под землю.

— Вы пришли за чем-то конкретным? — спросила она, посматривая на нас с затаившимися в глубине глаз смешинками.

— Да, миссис Сандерс, — проявил инициативу Поттер. — Нам очень нужно, нам необходимо знать, что именно вчера произошло в этой церкви.

— Ах, вот вы о чем, — внезапно захихикала женщина.

Я замерла. Мерлин, что мы ещё тут такого натворили? Нехорошее предчувствие начисто лишило меня дара речи. Поттеру, видимо, тоже стало не по себе, так как он поправил свои очки и нервно сглотнул.

— Прошу вас, расскажите всё. Это очень важно для нас. — Произнёс гриффиндорец.

— Ну, что же. Вам удалось сделать то, чего ещё не удавалось никому, — улыбнулась она. — Вам посчастливилось вывести моего мужа из себя, впрочем, оно и понятно. В три часа ночи, когда ты уже видишь десятый сон, к тебе заявляется пьяная в стельку парочка, которая и на ногах-то еле как держится, и требует, чтобы их обвенчали немедленно. Вряд ли это понравится любому другому человеку, тем более пожилому, уважаемому в округе священнику.

— Понимаете, тут вышла ошибка, — быстро проговорил Поттер, когда женщина замолчала.

— Тут не может быть никакой ошибки, — сказала она с мягкой улыбкой на губах. — Вы обвенчались пред ликом богов и узы брака, связывающие вас, священны.

— Вы не понимаете, это было дурацкое пари, — отчаянно воскликнула я.

— Не знаю, что именно вчера было, но теперь вы женаты и ваш брак зарегистрирован официально. О, кстати! Пройдёмте за мной. Вчера вы так спешили уйти, что забыли о свидетельстве. — Женщина прошла к левой двери и, отворив её, вошла внутрь небольшой комнатки, позвав нас за собой.

Мы послушно последовали за ней. По привычке я осмотрела новое пространство. Комнатка оказалась довольно крохотной. В ней практически не было мебели. Лишь старый письменный стол, старинный комод с ящичками для вещей, небольшое зеркало на стене и маленький платяной шкаф.

Пока я разглядывала комнату, Марта подошла к письменному столу и, отперев один из его ящиков, достала из него какой-то свёрнутый в трубочку пергамент. Подойдя к нам, женщина вложила его в мою руку и попросила прочитать содержимое вслух.

Я судорожно сглотнула и дрожащими пальцами развернула бумагу, оказавшуюся довольно плотной и приятной на ощупь. Где-то в глубине души я всё еще надеялась на то, что это просто шутка, чей-то глупый розыгрыш и не более того. Что Драко сейчас рассмеётся и начнет хвалиться, как ловко он нас всех провёл. Но ничего подобного не происходило.

Я постаралась сосредоточиться на тексте, но от волнения буквы расплывались перед моими глазами. Взяв себя в руки, через несколько мгновений я всё же смогла вчитаться в первую строчку.

«Мистер Гарольд Джеймс Поттер и мисс Персефона Аида Паркинсон с такого-то числа являются мужем и женой и т.д. и т.п.».

Перед глазами всё потемнело, и параллельно с этим я ощутила, что мне становится дурно. Я, наверное, упала бы, если бы в этот момент меня не встряхнул Поттер, незаметно оказавшийся рядом.

— Что там? — спросил он, выхватывая листок из моей руки и быстро пробегая взглядом по строчкам.

— Мне конец! — прошептала я трагически, приваливаясь к комоду в поисках хоть какой-то опоры.

— Да ладно тебе, не делай из пикси хвосторогу! — раздражённо отозвался гриффиндорец. — Посмотри на это с другой стороны. Мы же ведь можем аннулировать брак? — он обратился к Марте.

— Да, конечно. Но только через две недели, — просто ответила женщина.

— Почему через две? — озадаченно протянула Грейнджер, до этого не проронившая ни слова.

Мы с Поттером так же посмотрели на Марту, ожидая её ответа на этот, казалось бы, справедливый вопрос.

— Потому что это срок, когда заканчивается действие Заклятья привязки, наложенного на вас моим мужем, — сочувственно улыбнулась женщина.

— Кстати, про заклятье … — оживилась я.

— Вы не имели права накладывать его на нас, — повысив тон, сказал Поттер. Вау, сказал то же самое, что хотела сказать я.

— Ну, об этом поговорите с моим мужем, когда он будет здесь.

— Как это «когда он будет здесь»? А разве его сейчас нет? — ещё больше поразился брюнет.

— Нет. Сейчас он в командировке.

— В какой такой командировке? — изумилась я. Не думала, что у священников бывают командировки.

— Ну, это не совсем командировка. — Пожала плечами Марта. — Скорее ежегодный съезд священников.

— И когда он вернётся? — нетерпеливо спросил Поттер.

— Через две недели.

— Значит, — произнесла Грейнджер, рассуждая вслух, — мистер Сандерс специально наложил заклятье таким образом, чтобы никто не мог его снять? И чтобы сделать это мог только он сам, когда вернётся домой, не так ли, миссис Сандерс?

— О, называйте меня Мартой! — улыбнулась женщина. — Да, моё дитя. Вы совершенно правы.

«Пятьдесят очков Гриффиндору!», — с невольным раздражением добавила я мысленно.

— А неужели нет никакой другой возможности снять это заклятье раньше намеченного срока? — поинтересовалась гриффиндорка.

— Есть один способ, но он принесёт вам слишком много хлопот. — Обратилась она к нам. — Вам придётся собрать множество документов, а потом обратиться в Министерство Магии с просьбой расторгнуть ваш брак. Затем, ваше предложение будут рассматривать несколько дней. Не больше недели, естественно. И потом, если ответ будет положительным, Министерство вызовет взломщика.

— Взломщика? — не поняла я.

— Да. Так называют мага, который специализируется на ликвидации любых видов заклятий и проклятий, наложенных на других магов или магические места. — Объясняла Марта.

— То есть, вы хотите сказать, что эта процедура будет занимать примерно столько же времени, сколько понадобится на произвольную ликвидацию заклятья? — осведомился Поттер.

— Да. Хотя возможно, это будет длиться даже больше двух недель. — Задумчиво пробормотала женщина, словно подсчитывая что-то в уме.

— Хорошо. Если я правильно понимаю, то через две недели заклятье будет снято само по себе? — я решила разъяснить некоторые моменты.

— Именно так. А потом вы сможете аннулировать свой брак. Это уже займёт не больше одного дня. Вам только нужно будет пойти в Министерство и подать заявление. Или же то же самое сделать здесь, если вы боитесь огласки, — добавила она, на удивление быстро поняв мои переживания. Хотя, может, просто всё это было написано на моём лице?

— Хорошо. — Я посмотрела на кольцо, блестевшее на моём пальце. — Если у нас нет иного выхода, то я согласна подождать эти две недели.

— Ты сошла с ума? — чуть ли не заорал Поттер. — Неужели мы не можем просто найти мистера Сандерса и попросить его снять это заклятье?

— Я не думаю, что вы добьётесь своего сейчас. — Сказала Марта, качая головой. — Мой муж в душе добрый человек. Но, к сожалению, он имеет одну не очень хорошую черту характера. Он злопамятен. Если вы потревожите его сейчас или вообще покажетесь ему на глаза и, не дай Мерлин, каким-то образом разозлите его, то я боюсь, что он продлит срок действия заклятья.

— Его действия незаконны. За такое мы можем подать на него в суд, — воскликнул гриффиндорец, меряя комнатку размашистыми шагами. — Должен же быть какой-то иной выход.

— Гарри. — Голос Грейнджер отвлек Поттера от хождения из угла в угол. Он остановился и взглянул на свою подругу. — Боюсь, у вас нет выхода. Вам следует поступить так, как говорит миссис Сандерс.

— Да? И что же ты мне предлагаешь? Ты же знаешь прекрасно, что в ближайшее время у меня не будет возможности всюду таскаться со своей жёнушкой. Эти чертовы репортеры уже достали меня своими просьбами взять интервью и сделать колдографию.

При этом он взглянул на меня холодным, пронизывающим взором, в котором я почувствовала презрение и злость. Мне очень захотелось оказаться в другом месте, как можно дальше отсюда. Подальше от этого взгляда, полного укора и желчи.

— Гарри, ты перегибаешь палку. — Строго произнесла Грейнджер, схватив друга за запястье.

— Прости! — выдохнул он через силу.

— Не передо мной, а перед ней. — Указав на меня, сказала гриффиндорка.

— Извини, Паркинсон. — Процедил он демонстративно, не глядя на меня.

Я лишь кивнула, как бы принимая извинения.

— И что теперь? Вы будете ждать две недели, но где вы будете жить? — воскликнул Драко, который до этого почему-то молчал. А мы даже успели забыть про него.

— Заткнись, Малфой! — на удивление слаженно прорычали мы с Поттером, потом оглянулись друг на друга и, покраснев, опустили глаза в пол.

— Хорошо. — Поспешно согласился ехидно ухмыляющийся чему-то Драко и больше не возникал.

— Что ж, дети мои. Если я ответила на все ваши вопросы, то, пожалуй, я отдам вам свидетельство и попрошу вас уйти. У меня есть пара неотложных дел, которые я непременно должна разрешить сегодня.

— Хорошо, миссис Сандерс. Спасибо вам большое! — видя, что мы с Поттером не реагируем, Грейнджер отважно взвалила «церемонию расставания» на свои плечи. Потянув своего друга за руку и окликнув меня, чтобы я вышла из ступора, она повела Поттера к выходу.

— Мисс… — позвала её Марта, когда она была уже на полпути.

— Гермиона, — отозвалась гриффиндорка, подходя к женщине, — меня зовут Гермиона.

Я стояла в сторонке, не особо желая знать, зачем Марта подозвала к себе Грейнджер. Меня сейчас занимали совсем иные мысли.

ГЕРМИОНА ГРЕЙНДЖЕР

— Гермиона, — начала Марта спокойным голосом, когда я подошла к ней, оставив Гарри и слизеринцев наедине. — Я не хотела говорить этого при них, боясь травмировать ваших друзей ещё больше.

— Я понимаю. Они сейчас и так потеряны. Это была глупая и злая шутка. Зачем ваш муж так поступил? Они вовсе не любят друг друга. И … В общем, это большая ошибка.

— Ну, не знаю, не знаю. — Марта лукаво улыбнулась. — Мне показалось, что у них есть шанс. — Она смотрела куда-то поверх моего плеча. Я повернулась и поняла, что её взгляд был направлен на Гарри и Паркинсон.

— Так что именно вы хотели сказать мне? — поинтересовалась я, вновь сосредоточив внимание на женщине.

— Я хочу попросить вас, дитя моё, постараться передать своим друзьям в более мягкой форме следующее сообщение: «Через пять дней Заклятье привязки изменит свои свойства и вместо одиннадцати ярдов, которые сейчас не дают им разойтись, их будут объединять чуть больше двух».

— То есть, расстояние между ними сократится? — ахнула я. Вот так новость. И как я скажу об этом Гарри? Он же взбесится!

— Да. К сожалению, это так. Я умоляла Джозефа не наказывать их так жестоко, но он и слушать меня не хотел, мотивируя это тем, что преподаёт им хороший урок.

— Я даже не знаю, как мягче сообщить им об этом! — честно призналась я.

— Попробуйте что-нибудь придумать. — Попросила Марта.

— Хорошо, — согласно кивнула я.

— И не забудьте это, — она передала мне тот самый пергамент, который свидетельствовал о том, что отныне Гарри Поттер и Панси Паркинсон являются мистером и миссис Поттер, причём на законных основаниях. После этого мы вместе покинули церковь и отправились обратно в Хогвартс.

ОН

Из церкви мы вышли подавленными и морально уничтоженными. Теперь у нас не было никакой надежды избавиться от этой проблемы в кратчайшие сроки и без привлечения постороннего внимания. Решить эту проблему можно быто только через две недели.

Всё, к чему я планировал приступить после выпуска из Хогвартса, всё это теперь было разрушено. Все мои планы. А как же утренние упражнения? А как же мои подготовительные занятия для поступления на курс обучения и подготовки авроров? Как же мой летний отдых с друзьями, в конце концов? Совершенно всё накрылось медным тазом, имя которому Панси Паркинсон.

Я недобро взглянул на девушку, ставшую причиной моих бедствий. Однако голос разума подсказывал, что она ни в чём не виновата. Наоборот, ведь это я втянул её в эту авантюру. Она только подыграла, и то лишь потому, что была пьяна. В противном случае я получил бы пару оплеух по своей наглой роже и, проснувшись с утра с похмельем и больной головой, сейчас бы собирал вещи.

Тяжело вздохнув, провёл руками по лицу и заставил себя подумать о другом, не менее важном вопросе. А где мы будем жить? Хотя ответ на него был прост. Паркинсон придётся жить там же, где буду жить я. Соответственно, мы будем жить в доме № 12 на площади Гриммо, завещанном мне Сириусом. Слава Мерлину, что у меня теперь есть крыша над головой и мне больше не нужно возвращаться к своим «любимым» родственничкам.

Мысль о доме на Гриммо разворошила старые воспоминания, которые я хотел бы похоронить навсегда. Но тщетно. Перед глазами в то же мгновение возникла картина смерти крёстного. Прошло больше двух лет, но я никак не мог смириться с тем, что его нет. Представляю себе, как бы он сейчас потешался надо мной из-за поспешной женитьбы на слизеринке. Мои мысли вновь вернулись к Паркинсон.

Итак, сегодня нам необходимо было собрать вещи и ровно в пять вечера отправиться на Хогвартс-экспрессе в Лондон. А потом … Потом всё пойдет своим чередом. Но как мне уговорить Паркинсон совершать вместе со мной утреннюю пробежку и посещать занятия? Вот это уже большая проблема. Не думаю, что она легко согласится подниматься в шесть утра, чтобы пробежаться по сонным городским улочкам. Да уж. Она, скорее, убьёт меня и избавится от всех проблем одним взмахом палочки.

С этим я уж как-нибудь разберусь, но как быть с репортерами? Они, наверняка, будут преследовать меня, пока не докопаются до истины. Возможно, я найду способ, как провести их. Однако, как мне поступить с Паркинсон? Она ведь должна вернуться к своим родителям. Как она объяснит им своё двухнедельное отсутствие?!

От необходимости решать ненужные проблемы у меня испортилось настроение и опять разболелась голова. Поэтому я поспешно выкинул все тревожные мысли, запретив себе загадывать на будущее. Будем рассматривать эту ситуацию по мере её усложнения.

На секунду я скользнул взглядом по сжавшейся фигурке Паркинсон. Её симпатичное личико было мрачным и каким-то осунувшимся. Мне даже показалось, что она едва сдерживает слёзы. Интересно, о чём она думала в этот момент? Жалела ли о своём поступке? Я прекрасно осознавал, что вины слизеринки в случившемся практически нет, но всё равно не мог перестать злиться на неё.

Постепенно, где-то к полудню, мы добрались до Хогвартса. Малфой сразу же испарился в неизвестном направлении, ещё раз извинившись перед Паркинсон (в ответ она послала его куда подальше) и, бросив мне, что деньги он пришлёт через пару дней. Гермиона передала мне свидетельство о нашем браке и тоже побежала в замок за мантией-невидимкой, которая должна помочь нам передвигаться по школе, не привлекая внимания.

Оставшись наедине с Паркинсон в той же беседке, я начал внимательно всматриваться в документ, являвшийся подтверждением моей глупой ошибки. Я не мог оторвать взгляда от строк, выведенных красивым почерком. И слова «мистер и миссис Поттер» одновременно приводили меня в ярость и крайнее смущение. Порывисто свернув пергамент, я бросил его на скамью возле себя.

Мой взгляд остановился на сидящей ко мне спиной слизеринке. Она будто застыла, трогательно обняв себя руками. Её короткие волосы трепал летний ветерок. А я думал, что не таким представлял себе своё будущее. Не такую девушку и, тем более, жену хотел видеть рядом с собой. Паркинсон в моём понимании вообще не сочеталась со словами «семья», «уют», «тепло», «любовь». Слава Мерлину, что меня с ней связывает лишь фиктивный брак.

— Поттер, — она неожиданно обернулась и посмотрела на меня своими большими каре-зелёными глазами, — а где мы будем жить?

— У меня есть кое-какие соображения по этому поводу, но предупреждаю тебя сразу — тебе не понравится, — равнодушно произнёс я. Она промолчала, сцепила руки на груди и опять устремила свой взор в невидимую точку.

— А твои родители? — теперь уже спрашивал я. — Как ты им объяснишь всё это?

— Я не собираюсь им ничего объяснять. — Сказала она, не оборачиваясь. — Я просто совру им. Напишу, что отправилась отдохнуть вместе с друзьями. Этого вполне будет достаточно. Мои родители никогда не обращали на меня особого внимания. Иногда мне кажется, что я для них пустое место. Они только и ждут момента, чтобы… — внезапно она запнулась и замолчала.

— Чтобы что? — спросил я у неё.

— Это не твоё дело, Поттер! — грубо отрезала она и, гневно сверкнув глазами, покинула беседку.

Через несколько секунд я встал и прошёл к выходу, чтобы узнать, как далеко она смогла от меня «сбежать». Я увидел слизеринку в пяти ярдах от выхода. Она расположилась на большом пеньке, оставшемся после срубленного пару лет назад дуба, подперев подбородок сжатым кулачком.

В этот момент я заметил спешащую к нам Гермиону. В её руках поблескивала серо-серебристая ткань. Через минуту она достигла беседки. Тяжело дыша, она протянула мне материю. Паркинсон встала с пенька и подошла к нам, не отрывая заинтересованного взгляда от мантии в моих руках.

— Что это? — спросила она.

— Моя мантия, — коротко ответил я, не вдаваясь в подробности.

— Ты гонял свою подругу за какой-то мантией? Ты свихнулся, Поттер? На улице лето, жара, а тебе мантия понадобилась, — неожиданно взорвалась от негодования слизеринка.

— Вообще-то, Паркинсон, — сказал я, не отводя от неё взгляда, — это не простая мантия. Она поможет нам проникнуть незамеченными в наши комнаты и собрать вещи.

— Не говори глупостей, Поттер, — презрительно выплюнула девушка, окидывая меня высокомерным взглядом. — Ты думаешь, я поверю в то, что это мантия-невидимка?

Я не стал с ней спорить. Просто накинул на себя волшебную ткань и эффектно исчез из её поля зрения. Гермиона улыбалась, наблюдая за моими действиями и за реакцией, которая незамедлительно отразилась на лице слизеринки.

— Ого… — пробормотала Паркинсон, потихоньку отходя от шока. — Эй, Поттер, ты где? — брюнетка зашарила руками по воздуху, пытаясь поймать меня. Но у неё, конечно же, ничего не вышло. Я появился у неё за спиной и похлопал по плечу. Она взвизгнула и подпрыгнула на месте. Гермиона смеялась уже в открытую. А я лишь победно ухмыльнулся, проходя мимо слизеринки.

— Пошли. Нам нужно собрать вещи. Думаю, у тебя сбор займет не меньше четырёх часов, — издевательски протянул я, награждая Паркинсон насмешливым взглядом.

— Ничего подобного! — фыркнула брюнетка.

Гермиона пошла за нами, не переставая посмеиваться над нашими разборками. Когда мы вошли в замок, я быстро накинул на себя мантию и, приблизившись к слизеринке, прошептал:

— Я уступаю тебе. Сначала идём в твою комнату. Я подожду, пока ты будешь собираться. А потом пойдём в мою. Понятно?

— Что это ты раскомандовался, Поттер?

— А разве есть иной выбор?

— Хорошо. Признаю. Выбора нет. Придётся терпеть тебя две недели, — огорчённо произнесла Паркинсон, направляясь в подземелья Слизерина.

— Взаимно! — прошептал я таким же драматическим тоном, следуя за ней.

Гермиона отстала от нас ещё несколько минут назад, свернув в направлении гостиной Гриффиндора. Мы спускались вниз до тех пор, пока не оказались перед входом в змеиную «нору». В отличие от других факультетов, вход в Слизерин был искусно замаскирован под обыкновенную стену и, если бы не Паркинсон, я бы прошёл мимо него, даже не заметив.

Приблизившись ко входу, слизеринка произнесла пароль, но я его не разобрал, так как она говорила на латыни, к тому же, фраза была длинной и витиеватой. Впрочем, зачем мне сдался пароль слизеринцев? Всё равно я сегодня уезжаю из Хогвартса.

Тем временем каменная стена сдвинулась в сторону, пропуская нас внутрь. Паркинсон уже хотела переступить порог, как остановилась в нерешительности, а потом и вовсе быстро юркнула за стену, чтобы её никто не увидел.

— В чём дело? — спросил я шёпотом.

— А если кто-то увидит кольцо? — она подняла левую руку и посмотрела на золотой ободок.

— Веди себя естественно, и никто ничего не заметит, — уверил я.

— Ты думаешь? — с сомнением спросила она у пустоты. Со стороны, наверное, это выглядело смешно.

— Уверен, — подтвердил непоколебимым тоном. Паркинсон кивнула, вышла из «укрытия» и мы, наконец, миновали вход в гостиную Слизерина.

Внутри почти никого не наблюдалось. Тройка второкурсников играла в шахматы у окна. Парочка каких-то девчонок, кажется, пятикурсницы, листали «Ведьмополитен». Неподалеку от них сидела… Проклятье, а вот это уже проблема! Я увидел Миллисенту Буллстроуд. Кажется, она была близкой знакомой, или, если так можно сказать, подругой Паркинсон. У них вообще на Слизерине существует такое понятие, как «дружба»? По-моему, оно существует и выражается в виде таких подстав, которую, например, недавно устроил Малфой своей «подруге».

В тот миг, когда мы с Паркинсон проходили мимо, Буллстроуд как раз оторвала взгляд от книги, которую, позевывая, пролистывала, и узрела нас. Точнее только Паркинсон. Чёрт! Девушка улыбнулась, поднялась из кресла и окликнула Паркинсон. Вот дерьмо! Паркинсон запаниковала, но, взяв себя в руки, повернулась и ответила на приветствие подруги.

— Идём отсюда быстрее, пока ей не захотелось поболтать со мной! — прошипела слизеринка и устремилась налево к лестнице, очевидно, ведущей к спальням девочек.

Ступив на первую ступень, я ожидал, что и эта лестница начнет беситься, не пропуская в спальню девушек парней, как поступала наша родная лестница. Но здесь ничего подобного не произошло. Мы быстро поднялись вверх и оказались в коридоре. Пройдя до самого конца, мы уперлись в большую, тёмную дверь.

— Это моя комната, — проинформировала меня Паркинсон, хватаясь за палочку и делая несколько особых пасов. В замочной скважине тихо щёлкнуло, и дверь приоткрылась. Отворив дверь полностью, слизеринка двинулась вперёд и прошла в комнату. Я тоже было перешёл порог, но сию же секунду наткнулся на ладонь брюнетки. Её ручка упёрлась прямо в мою грудь, и она торжественно ухмыльнулась.

— Нет уж, Поттер! В свою обитель я тебя не впущу. — Покачав головой и не переставая ухмыляться, она толкнула меня назад, и я вновь оказался в коридоре.

— Не так уж и хотелось! — проворчал я закрывающейся вслед за мной двери. По ту сторону раздался лишь смешок. Хотя я врал. На секунду мне на самом деле стало интересно, и я захотел посмотреть, как живет староста Слизерина.

Прошло чуть больше получаса. Всё это время я терпеливо ждал свою «вторую половинку», облокотившись о стену. Но тут кое-что произошло. В коридоре показалась фигура Буллстроуд. Слизеринка, двигаясь быстрыми шагами, вскоре поравнялась с дверью, возле которой находился я, и постучала в неё.

— Кто там? — послышался голос Паркинсон.

— Панси, это я. — Отозвалась Буллстроуд.

— Сейчас открою, — сообщила староста. И вправду, через несколько секунд дверь отворилась, предоставляя Буллстроуд возможность войти внутрь. К счастью, заходя, слизеринка лишь прикрыла, а не закрыла дверь полностью. В последнюю секунду я ухватился за ручку и, потянув дверь на себя, незаметно вошёл вслед за подружкой Слизеринской стервы.

— Хм. Странно, — пробормотала Буллстроуд, подходя к двери и плотно запирая её за собой.

— В чём дело? — спросила Паркинсон, отрываясь от зеркала.

— Да ничего особенного. Просто сквозняк приоткрыл дверь. Я её заперла, — пояснила слизеринка, изучая наряд своей подруги.

— Да? — с сомнением протянула Паркинсон и, оглядевшись вокруг, настороженно присела на кровать таким образом, чтобы Буллстроуд не могла увидеть кольца на её руке. Я понял, что она взволнована. Смятение на секунду скользнуло по её лицу, но она быстро восстановила контроль.

Паркинсон сейчас была одета совершенно иначе. Вместо юбки её ноги обтягивали синие джинсы, а вместо блузки — чёрный корсет на шнуровке спереди. Плечи и руки прикрывал странный чёрный жакет. Почему странный? Потому, что меня поражала форма его покроя. Если длина обыкновенного жакета доходила до линии бёдер и прикрывала всю спину, то этот жакет словно обрезали чуть выше талии. Впрочем, весь её наряд смотрелся гармонично и стильно. Не замечал раньше, чтобы Паркинсон одевалась в маггловскую одежду. А это однозначно была именно она.

— Панси, хотела у тебя спросить кое-что. — Произнесла Буллстроуд, присаживаясь на кровать рядом с подругой. — Про что это вчера болтал Драко?

— Без понятия. А что он говорил?

— Он упоминал о каком-то пари и о том, что Поттер хочет …. — тут она запнулась, видимо собираясь с мыслями, — жениться на тебе?! — при последних словах она вопросительно приподняла брови и окинула подругу недоумённым взглядом.

Отдам должное слизеринке, взиравшей на подругу с великолепно разыгранным изумлением секунд этак пять, не меньше. Далее последовал громкий и весьма убедительный хохот. Даже я поверил. Однако в ней умирает потрясающая актриса.

— Мерлин, что ещё говорил Драко? Он случайно не говорил, что Грейнджер безумно в него влюблена, и что они собираются обвенчаться тайком? — продолжала она разыгрывать комедию, хохоча и правой рукой стирая слезы, выступившие на её глазах от смеха.

— Пожалуй, ты права. Драко просто выпил лишнего. Хотя… Знаешь, мне показалось или Поттер вчера весь вечер не сводил с тебя глаз?!

«Чушь!», — захотелось воскликнуть мне, но я сдержался.

— Чушь! — вторила моей мысли Паркинсон, плавно закидывая ногу за ногу.

— А жаль! — выдохнула Буллстроуд. — Чисто внешне вы очень подходите друг другу.

— Милли! — недовольно фыркнула Паркинсон.

— Что? — искренне недоумевала слизеринка. — Он брюнет и ты тоже. У него зелёные глаз. И у тебя тоже. Только не говори мне, что это невозможно потому, что он из Гриффиндора!

— Именно! Он из Гриффиндора! — возмущённо воскликнула Паркинсон.

— Погоди… — Буллстроуд загадочно улыбнулась. — Значит, если бы он не был гриффиндорцем, ты…

— Хватит, Милли! — резко оборвала её Паркинсон, вскочив с места. И… мне кажется или она покраснела? — Ты говоришь глупости!

— Интересная реакция… — задумчиво пробормотала девушка, хитро улыбнувшись. — Тебе нравится Поттер?

— О, Мерлин! — раздражённо проскрежетала Паркинсон сквозь зубы. — Это всё, о чём ты меня хотела спросить? — в её тоне чувствовалось острое желание быстрее выставить свою однокурсницу вон.

— Нет, конечно же! Ну не злись на меня, Панси. Я же пошутила. — Буллстроуд встала с места и подошла к подруге, заискивающе заглядывая в её глаза. — Я хотела попрощаться с тобой. Возможно, мы больше никогда не увидимся.

— Милли! Опять ты за своё. — Паркинсон с лёгким раздражением всплеснула рукой. — Я приеду на твою свадьбу с Тео. Разве ты забыла об этом?! — фыркнула девушка.

— О-у, совсем из головы вылетело. Столько хлопот, столько суеты. Я так боюсь, Панс. Я боюсь, что не смогу сделать его счастливым.

Паркинсон многострадально вздохнула. Было видно, что эта тема её мало волновала, но из вежливости, она, не задумываясь, приняла заинтересованный вид. Дослушав девушку, она сжала руку Миллисенты:

— Не волнуйся, Милли. Всё будет хорошо. Я же вижу, что вы любите друг друга. А это главное! — на губах Паркинсон расцвела бодрая улыбка. Не знал, что она способна на нечто подобное.

— Спасибо, Панс. Ты лучшая. — Буллстроуд вытерла слёзы, выступившие на её глазах от умиления, и подалась навстречу брюнетке, заключая ту в свои объятия.

Слизеринской стерве не оставалось ничего иного, как позволить себя обнимать и терпеливо ожидать конца этой пытки. Когда Буллстроуд отстранилась, Паркинсон проводила её и, ещё раз пожелав всего хорошего, поскорее затворила за ней дверь.

— Уф-ф! — медленно выдохнула Паркинсон, прислонившись к двери спиной и прикрыв глаза. Лёгкое раздражение и усталость, угадывавшиеся в выражении её лица и жестах, сменила полная расслабленность.

Впрочем, это продолжалось не более секунды. Уже в следующее мгновение Паркинсон резко открыла глаза и злобно огляделась вокруг.

— Поттер! — прошипела Паркинсон. — Я знаю, что ты где-то здесь. Покажись немедленно!

Она подошла к окну и одёрнула шторы, видимо, в надежде обнаружить там меня, но потерпела неудачу. Оставив шторы в покое, брюнетка развернулась и быстро прошла в центр комнаты, выставив руки вперёд. Наверное, она надеялась схватить меня, но у неё вновь ничего не вышло. А я даже и не думал показываться ей на глаза. Меня забавляли её действия, и я просто наблюдал со стороны.

— Поттер! — рявкнула она, теряя терпение. — Считаю до трёх, а потом берусь за палочку и произношу любые всплывшие в памяти заклятья. И мне наплевать, если ты в процессе обстрела лишишься чего-нибудь жизненно необходимого! — мерзко усмехнулась эта кобра. — Раз. Два, — она вытащила палочку, которую поместила в корсете, в ложбинке между своих грудей. — Три.

— Интригующее местечко для хранения палочки. — Прокомментировал я, появляясь прямо перед ней.

— Не завидуй, Поттер! — недовольно отрезала Паркинсон, спрятав свою палочку обратно в этот соблазнительный тайник. Закончив, она подняла на меня свой злющий взгляд. — Позволь поинтересоваться, какого гриндилоу ты потерял в моей комнате?

— Хотел поторопить тебя. — Объяснил я, избегая её взгляда и продолжая осматриваться вокруг.

— Понятно. — Буркнула она, немного остывая. — Ну, как? Удовлетворил своё любопытство?

— Ещё бы! — ухмыляясь, я в наглую разлёгся на её кровати, скрестив ноги и закинув руки за голову. Устроившись удобнее, я не забыл проверить кровать на упругость, для верности качнувшись на ней пару-тройку раз. Паркинсон, не сводившая с меня убийственного взора, презрительно сморщилась и закатила глаза к потолку. Готов спорить на сотню галлеонов, что в данный момент она думала «Все парни одинаковы и у всех голова забита одним и тем же». Ну, или что-то в этом роде.

— Чувствуй себя как дома, Поттер! — «любезно» пропела слизеринка, усаживаясь за письменный стол. — Мне нужно написать письмо родителям. — Объяснила она, поймав мой вопросительный взгляд, и достала чистый лист пергамента. Взяв в руки перо, она начала быстро исписывать бумагу.

Через пару минут Паркинсон закончила. Свернув письмо, она запечатала конверт и поставила на креплении печать своего рода. Встав из-за стола, девушка подошла к большой клетке, укрытой сверху тёмной тканью, и стянула с неё материю. Внутри дремал красивый чёрный филин.

Слизеринка осторожно постучала ногтём по прутьям клетки, зовя филина по имени: «Блэки, Блэки, просыпайся малыш!». Тот встрепенулся, поднял голову и громко ухнул. Паркинсон открыла клетку, выпуская своего пернатого питомца наружу. Он пролетел над нашими головами примерно три круга, так сказать — крылья разминал, а затем уселся на письменный стол и требовательно вытянул лапку, позволяя своей хозяйке привязать письмо.

— Отнесёшь письмо маме. Потом вернёшься ко мне. Ты знаешь, как меня найти. — Сказав это, она открыла дверь и выпустила филина в коридор. Выполнив всё необходимое, Паркинсон подошла к своему багажу.

— Редуцио. — Пара огромных чемоданов и средних размеров сундук сию же секунду начали уменьшаться, пока не стали напоминать вещички игрушечной куклы. Подняв их с пола, слизеринка закинула все вещи в небольшую сумочку. — Всё, я готова!

— Тогда пошли. — Я поднялся с кровати и направился к двери.

— Постой! — остановила меня девушка.

— Что ещё?! — недовольно пробормотал я.

— Хочу попрощаться. — Она обернулась, бросила последний взгляд на всю комнату и простояла так несколько секунд. После этого мы вышли. Я накидывал на себя плащ. Она накладывала на дверь запирающее заклинание. Я был рад поскорее убраться из мрачных подземелий Слизерина.

Точно таким же способом мы проникли и в мою гостиную. Только в отличие от Паркинсон, мои сборы почему-то заняли в два раза больше времени. Слизеринка проигнорировала мои протесты против её проникновения в мою комнату, мотивируя своё поведение фразой «В моей же комнате ты был, почему это я не могу взглянуть на твою?!». Логика у неё, признаюсь, была железная. Поэтому мне пришлось уступить и впустить её внутрь.

— Фу! Ну и бардак тут! — подвела она итог, осмотревшись вокруг. — Поттер, а ты не пробовал здесь убираться?

— Заткнись, Паркинсон. — Безразлично бросил я, проходя мимо и вытаскивая из-под кровати свой большой сундук. В ответ она лишь ехидно усмехнулась, уселась в глубокое тёмно-красное кресло и стала наблюдать за моими действиями. Через час я закончил сборы. Стрелка на моих часах показывала половину двенадцатого, и мы начинали опаздывать на поезд.

— Уже опаздываем. — Сказал я, привлекая внимание Паркинсон.

— Угу. — Не отрываясь от книги, она поднялась с кресла и уже хотела идти просто так, как я остановил её, вырвал книгу из её рук, на что она возмущенно зашипела, и быстро накинул на неё мантию-невидимку.

— Забыла, что ли? — укоризненно покачав головой, я открыл дверь своей комнаты, и мы покинули помещение, служившее мне домом последние семь лет.


* * *


Через двадцать минут мы стояли на вокзале в ожидании Хогвартс-Экспресса. Впрочем, он не заставил себя ждать долго и уже показался из-за поворота, постепенно приближаясь к ученикам, суетившимся на платформе. Гермиона и Рон стояли рядом со мной. Мимо нас в этот миг проходили слизеринцы, и до нашего слуха долетел вопрос, заданный кем-то из них:

— А ты не видела Панси?

— Нет. Она словно сквозь землю провалилась!

Спустя секунду все звуки и голоса потонули в оглушительных гудках поезда. Ученики зашевелились и начали прорываться вперёд. Кто-то толкнул невидимую Паркинсон и она удержалась на ногах лишь потому, что успела вцепиться в моё плечо мёртвой хваткой. В ту же секунду я ощутил, как острые ногти впиваются в мою кожу сквозь ткань.

— Полегче, — шепнул я ей, поморщившись от боли.

— Извини! — донесся до меня её едва слышимый голос.

Мы вошли в поезд и начали занимать места. Гермиона предложила нам уединиться, чтобы нас никто не тревожил. Мы так и поступили, пройдя в конец поезда и разместившись в последнем купе. Гермиона проводила меня и перед тем, как я вошёл в купе, шепнула мне на ухо такое, отчего я стал очень…. очень зол.

— Это Марта тебе сказала? — спросил я у подруги.

Она коротко кивнула. Я сжал кулаки в бессилии что-либо изменить. Эта ситуация и так тяготила меня. Вдобавок ко всему последняя новость усложнила и без того нелёгкое положение. Я не мог поверить, что этот чокнутый священник может быть настолько жесток. Два ярда! Чуть больше двух ярдов, мать его! Он совсем с катушек съехал, маразматик старый?!

— В чём дело? — осведомилась Паркинсон, посмотрев на меня встревоженно. Я взглянул на неё, не зная, как быть: сказать ей сейчас или лучше позже?! Не дай Мерлин она сейчас устроит истерику!

— Ничего! Всё в порядке. — Я вошёл в купе и закрыл за собой дверь, наложив на неё запирающее заклинание.

Паркинсон всё ещё не сводила c меня подозрительного взгляда, но уже ни о чём не спрашивала. Заняв место возле окна, она достала из сумочки ту самую книгу, которую начала читать ещё в Хогвартсе, и теперь, потихоньку помешивая сладкий чай, продолжила чтение.

Я, молча, уселся напротив неё и стал разглядывать уже знакомый вид за окном. Станция «Хогсмид». Задержавшиеся ученики, спешившие занять места. Опустевшая платформа. Гудки поезда и старт. Всегда одно и то же, но в этот раз… Это был последний раз. Вздохнув, я отвернулся от окна и начал искать себе какое-нибудь занятие, чтобы отвлечься. Дорога будет долгой. Чем бы заняться в это время?

Мой взгляд остановился на слизеринке, сидевшей напротив. Она была так поглощена чтением книги, что, казалось, даже не замечала того, что я наблюдаю за ней. Интересно, она вспомнила все события вчерашней ночи? Я, например, вспомнил всё до мельчайших подробностей.

Помнит ли она, что сказала мне, когда мы оказались в том гостиничном номере? Помнит ли она, что….

Перед глазами начали мелькать картинки вчерашних событий. Правда обрывочно, но пару моментов я запомнил так чётко и ясно, что теперь, вряд ли, когда-либо их забуду.


* * *


Мы нагло ввалились в гостиницу и потребовали комнату. Поддерживая друг друга, чтобы не упасть, мы с превеликим трудом добрались до второго этажа. Через минут пять безуспешного блуждания и вглядывания в номера комнат, мы, наконец, нашли свою. Я, едва держа палочку в руках, произнёс исковерканную «Алахомору». К моему большому удивлению, дверь всё же открылась.

— Что ты там роешься, Поттер? — раздражённо спросила Паркинсон, упираясь в моё плечо.

— Всё. Я открыл.

— Слава Мерлину. — Она вошла в комнату, добрела до кровати и в ту же секунду рухнула на неё. Не разуваясь.

Я закрыл дверь. Подошёл к ней, думая, что она отключилась, но я явно ошибался. Она неожиданно дёрнулась и приподнялась на руках, смотря на меня мутными глазами. Ухмыльнувшись, она потянулась к первой пуговичке своей блузки и расстегнула её. Затем вторую, третью, четвёртую. Стянув блузку, она принялась за юбку. Как бы неприлично это ни было, но я не мог отвести глаз. Наконец, она стянула с себя туфли и, оставшись лишь в нижнем белье, Паркинсон лениво потянулась всем телом. Её взгляд остановился на мне, и она вновь ухмыльнулась.

— Нравится, Поттер?! — вкрадчиво поинтересовалась она, устремив свой взор прямо в мои глаза. Я не ответил. По моему взгляду она поняла, что ответ положительный. Хрипло рассмеявшись, эта чертовка поманила меня пальцем. — Хочешь меня, Поттер? Ну же, иди ко мне!

Я встал, словно завороженный, подошёл к ней и опустился на кровать. Она приблизила ко мне своё лицо. Я, не отрываясь, смотрел на её губы, такие сочные, полные и манящие. Мне хотелось попробовать их. Желание овладевало мною всё больше с каждой секундой. Жар становился невыносимым. Проклятье, у меня не было секса уже несколько месяцев! А это так трудно. Я потянулся к ней, чтобы встретить её губы…

Но ещё секунда и… она обмякла. Отключилась. Вырубилась. Осела тяжёлым грузом прямо в моих руках. Как ещё описать её подлый поступок? Я лишь вздохнул и, прикрыв её сверху одеялом, улёгся спать рядом.


* * *


— Поттер?! Поттер?! Проснись, дементор тебя подери! — я очнулся от своих воспоминаний. Паркинсон встряхнула меня пару раз. — Эй, долго ты ещё будешь дрыхнуть?

— Я разве спал? — мой голос был хриплым и слабым.

— Нет, ты летал в стране фей и эльфов! Ну, конечно же, ты спал. Ты заснул почти сразу, как поезд тронулся. Мы уже прибыли, слышишь? Эй, Поттер? Даже не смей заснуть снова!

— Да встаю я, встаю. Только не кричи в ухо. — Я потянулся и сел. За окном уже стемнело. Я поднял глаза вверх и увидел пошатывающуюся на ветру табличку с надписью «Кингс-Кросс». Подхватив свой рюкзак, я направился к выходу из поезда. Укутанная в плащ-невидимку Паркинсон шла впереди меня.

Глава опубликована: 22.01.2011
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 2263 (показать все)
Elona Ganавтор
Владимир Некто
Не извиняю. Рекомендую почитать определение термина фанфикшн дабы прояснить ваши неверные представления о нем.

Неловко спрашивать, но что же вам косметика покоя не дает?
Ну и Вы почитайте определение фанфикшен. Подразделы АУ и ООС.

Потому что выглядит вся эта ситуация, мягко говоря, некрасиво.
Хотя бы основываясь на различных кодексах поведений (с которых Ро писала своих недоаристо) принимать знаки внимания от другого мужчины при наличии партнера, это мягко говоря некрасиво. Я бы сказал это попытка унизить своего партнера.
В особенности делая это так демонстративно. Да, шпроттера могли не видеть из-под мантии, но она сама то знала. Это абсолютное неуважение к своему партнеру.
Была бы она одна - могла бы делать вообще все что угодно, хоть сношать кентавра, но вот так показушно...
И если Вы полагаете что таким образом можно набивать себе цену, то хочу Вас разочаровать - это показатель что у человека есть ценник. И его можно купить.
Для полного осознания что именно имею ввиду приведу цитату из своей жизни: один друг выдал "Девушка. Красивая. Не продается. Но стоит очень дорого".
Те вся эта ситуация опускает потенциальную супругу из разряда Аристократки из ОверДревнего рода в разряд обычной дорогой куклы. Которую заменят по необходимости. Потому что такую можно купить.
Elona Ganавтор
Владимир Некто
Благодарю. Теперь мне понятно, что вы не вникли в основную мысль относительно отношений этой парочки.

Немного из психологии женщин: если женщина оказывается в каком-то фиктивном браке (а брак по сути фиктивный, если вы не поняли) с каким-то мужчиной и заранее планирует с ним развестись (а гг планирует), то она не будет считать этого мужчину своим партнером.

И да, несмотря на то, что брак фиктивный, конечно же отношения могут измениться в будущем.... но не на первый же день их совместного проживания? Хоть это вы могли бы учесть.
Elona Gan
Немного из психологии мужчин: Если мужчина почувствует пренебрежение в свой адрес, то исправить этот эффект будет ну очень проблемно. А уровнь доверия очень сильно упадет.
И все это если не появится брезгливость. Если интересно - можно почитать на си
http://samlib.ru/editors/s/sergeewa_h_s/6nuzs.shtml
Если что - писала девушка.

Ну и напоследок - даже если девушка намеряна развестись, то ТАК себя вести с человеком который может испортить жизнь парой слов... Это точно не слизеринка, а какая-то дурочка.
Elona Ganавтор
Владимир Некто
О, нет! Спасибо. Читать о чужих психологических проблемах не хочется.

Благодарю вас, что потратили свое драгоценное время на разбор нашего скромного фика. Всего наилучшего!
Elona Gan
Там не чужие психологические проблемы, ну да ладно - не мне Вас уговаривать что либо делать.

Спасибо за творчество и Удачи.
Токсик какой-то, Думающий, словно все знает про свой же пол. Говорящий обо всех. Априори это не так. Нужно читать, а не смотреть на буквы) Ждём проду))
Замечательный Перфекционист
Нормальные взаимоотношения всегда строятся на взаимном уважении.
Если Вам нравятся девиации, то Вам такое будет интересно. Но... Похоже именно девиации Вам и нравятся.

Удачи.
Автор вылитая Панси...обрывать такой Роман на интриге и морозить, наследство Снейпа То бишь Гоголя. ..гранату мне гранату
Princeandre
Автор вылитая Панси...обрывать такой Роман на интриге и морозить, наследство Снейпа То бишь Гоголя. ..гранату мне гранату

Фик так долго в заморозке, что граната не поможет, тут только напалм и ковровые бомбометания =)
А жаль... конечно фантазии есть у всех и дописать для себя не сложно, но всегда интересно мнение автора..
Princeandre
Потому и ждунов, подписавшихся на обновления тут уже штабелями укладывать можно)))
Сие не есть хорошо,ибо есть что есть и желаемое забивается потоками нового..
Elona Ganавтор
Princeandre Archi Вот, что значит "достучаться до автора".
Deskolador Онлайн
Elona Gan
С языка сняли :)
Archi
Предлагаю вычислить автора, похитить,запереть в подвале приковав к батарее и заставить писать проду. Кормить только если прода понравится аудитории, муахахахаха
Пегаса автору Пегаса и приклееть ...
Elona Ganавтор
Люди, вы только что свели на нет все старания Archi))) Хотела вернуться, но тут мне Пегасом угрожают. Прода откладывается.
Elona Gan
Люди, вы только что свели на нет все старания Archi))) Хотела вернуться, но тут мне Пегасом угрожают. Прода откладывается.
Как говорили казаки императрице Екатерине - «Мамо, прости засранцев!»

Не гневайтесь, ждём проду =)
ShiZZ
Archi
Предлагаю вычислить автора, похитить,запереть в подвале приковав к батарее и заставить писать проду. Кормить только если прода понравится аудитории, муахахахаха

Автор кандидат, если уже не доктор от юридических наук, вы б по-осторожнее с высказываниями 😉
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх