↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Неучтённый фактор  (джен)



Автор:
Бета:
Ребекка орфография и пунктуация
Фандом:
Персонажи:
Рейтинг:
General
Жанр:
Приключения
Размер:
Макси | 254 Кб
Статус:
Закончен
Ошибка в арифмантических расчётах приводит к непредвиденным последствиям. Волдеморт на страже магического мира! Хронофик.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 11. По своим местам

Сквозняк шевелил волоски на шее Тёмного Лорда — из треснувших стекол сильно дуло. Да и сама оконная рама не выдержала напора магического выброса и вспучилась странным образом. Забившиеся на зимовку в щели мухи приобрели голубовато-хрустальный оттенок и недовольно шевелились. Если это само не пройдёт, то проснувшиеся с теплом насекомые запросто наплодят новый вид волшебных мух…

Уже покинул территорию школы свергнутый Дамблдор. Надо отдать должное старику — беспалочковое заклинание Гламура он наложить на себя не забыл. Тем самым не дав повода орденцам брать штурмом свой бывший кабинет. И даже умудрился успокоить МакГонагалл, объяснив её заключение за горгульей сбоем в работе чар, а сцену в круглом кабинете — нелепым недоразумением. Он, мол, уже извинился перед министром и его секретарём. И предупредил, что покидает замок, ибо оставаться здесь небезопасно, да и Малфой его видел… Поверила ли Минерва — неизвестно, но кивала она исправно.

Успел погаснуть пожар в подземельях, когда комната полностью выгорела. К счастью, ничего ценного Снейп в своём кабинете не хранил, а до кладовой ингредиентов и готовых зелий пламя не добралось. Ну, может, куча-другая студенческих эссе испепелилась, так вряд ли кто-то о них будет плакать. В крайнем случае, Северус велит студентам заново написать — с него станется. И даже коллекцию заспиртованных страшилищ при желании можно восполнить. Да, было бы желание! Жизнь в Хогвартсе вернулась на круги своя. Если бы не выходной день, то и уроки шли бы в обычном режиме.

А Волдеморт всё ещё сидел на обитом ситцем стуле в круглом кабинете. Его одолевали тяжкие думы.

Что ни говори, а в разработке ритуала Перехода-За-Грань Гарри Поттер участия почти не принимал. А если уж совсем честно, то теоретическими изысканиями занималась одна Гермиона. Басти в науках также не был силён, но он хорошо разбирался в магических обрядах и тонкостях Тёмных искусств — мог на пальцах объяснить, почему этого делать нельзя, а вот это — вполне прокатит. Всё же знания даже самых умных выпускников Хогвартса не могли сравниться с традиционным домашним образованием представителей старинных семей. Ну откуда магглорожденной Гермионе знать базовые структуры Магии Крови, если эта отрасль волшебства была запрещена Министерством, а за одно хранение книг по этой теме сажали в Азкабан? Вспомнить только, с каким остервенением Молли Уизли сжигала ценнейшие древние инкунабулы в кухонном камине особняка Блэков…

Совсем уж отлынивать Гермиона другу не позволила — Гарри Поттеру тоже пришлось перелопатить гору книг, выискивая крупицы нужной информации, а также выслушать все снисходительно-пространные лекции, которыми Рабастан соизволил осчастливить его и мисс Грейнджер. И даже помогать с варкой зелий… Но в памяти не сохранилось ничего об обсуждении временного парадокса. Почему? Не могли же Гермиона и Басти не подумать о том, что заброшенному в прошлое Гарри Поттеру придётся в одиночку разрывать временную петлю! Почему не проинструктировали?

«Прорвать ткань времени… И что с этим делать-то теперь? Как предотвратить?» — Тёмный Лорд порывисто вздохнул. Впрочем, предрекаемая Дамблдором глобальная катастрофа наступит не сегодня и даже не завтра. Это подождёт. На данный момент есть более насущные дела.

Тряхнув смазанной жиром шевелюрой, Волдеморт осторожно покосился на потерявшегося в думах зельевара. Собственно, его реакции он и дожидался. В душе Снейпа бушевали такие чувства, что Гарри-Том не рискнул бы поставить и медный кнат на то, какая эмоция одержит верх. И как к такому подступиться? А перетянуть на свою сторону Снейпа надо. Оставшись один, без должного присмотра, он такого может наворотить! Северус — человек сильных чувств.

Осознав, что до сих пор крутит в руках отнятую у Дамблдора волшебную палочку, Гарри-Том брезгливо отбросил её в сторону и вытер пальцы о подол мантии. Старшая Палочка была ему совершенно не нужна. И более того, вызывала у Тёмного Лорда стойкое чувство отвращения. Уж слишком кровавый след тянулся за ней из глубины веков… Но и оставлять один из могущественных Даров Смерти старому магу было бы крайне опрометчиво. Разобиженный Альбус вполне мог придумать и осуществить с её помощью что-нибудь нехорошее. Например, от наложенной Клятвы избавиться — потом хлопот не оберёшься! Да и с фениксом как-то неловко получилось. Это ж надо — забрать волшебного фамилиара у одного из сильнейших магов современности! Поистине, на такое способен только Гарри Поттер! О своей истории с Нагини Тёмный Лорд предпочёл не вспоминать.

Брошенная волшебная палочка звонко запрыгала по полу и закатилась в щель рядом с мирно посапывающим Люциусом Малфоем. Гарри Поттера он прижимал к себе, как дорогое сердцу дитя. Мальчик улыбался во сне и пускал слюни на мантию Министра. Идиллия.

Солнце заглянуло в витражные окна. Блики заиграли на осколках стекла на полу, пуская солнечных зайчиков по шушукающимся портретам. Созерцая игру света в дымке над тлеющим ковром, Тёмный Лорд отстранённо думал, что надо бы позвать домовиков и навести тут порядок, да и вещи Альбуса собрать…

— Вы зря отпустили Дамблдора, милорд, — ожесточённо прошипел Снейп, напугав почти задремавшего Волдеморта. — Будьте уверены — он не успокоится. Вы ещё пожалеете…

* * *

Экстренный выпуск «Ежедневного пророка»:

«Арестованный накануне Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, один из почтеннейших волшебников нашего времени, чьё имя не нуждается в представлении, оправдан по всем статьям! Однако, благосклонно приняв искренние извинения чиновников Министерства, выразивших досаду оттого, что нелепый приказ бывшего Министра Магии Корнелиуса Фаджа не был вовремя отменён, вернуться на занимаемые ранее посты он категорически отказался. Вот что он заявил журналистам: «Друзья мои, я прожил длинную, плодотворную, полную свершений жизнь. И уже недалёк тот день, когда я отправлюсь в своё последнее приключение. А сейчас… Всё, чего жаждет моё усталое сердце, — это маленький домик в глуши, тёплые вязаные носки, чай с плюшками у камелька и любимые книги. Я не прощаюсь, друзья. Двери моего дома всегда открыты для вас, а распахнутое окно легко найдут почтовые совы. И напоследок я хочу сказать самое главное: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка!»

Тёмный Лорд бережно разгладил помятый уголок газеты. Этот эпохальный номер он намеревался сохранить на долгую память. Ещё бы! Ведь сейчас Гарри-Том держал в руках реальное доказательство окончания войны. С передовицы ему отечески улыбался Альбус Дамблдор, и даже на черно-белом снимке было хорошо видно, как заговорщицки поблёскивают его голубые глаза.

Да-а, роль Альбуса Рабастан Лестрейндж исполнил просто блестяще! Настоящий же Дамблдор в это время зализывал душевные раны в задних комнатах трактира «Кабанья голова» — на попечении брата Аберфорта. Похоже, у бывшего директора случился нервный срыв. Как выяснили агенты Эйвери, у Альбуса действительно имелся небольшой дом где-то в захолустье, которым он изредка пользовался. А носки и книги Гарри-Том был готов собственноручно посылать бывшему директору хоть каждый день. Чего не сделаешь ради мира во всём мире.

Раскинув руки в стороны, Тёмный Лорд рухнул на кровать, устланную разнообразными магическими изданиями, словно покрывалом. Они так и эдак освещали сенсационное интервью бывшего главы Визенгамота, бывшего директора Хогвартса, и много ещё кого бывшего… Наступала новая эпоха — эпоха без мудрого руководства Альбуса Дамблдора. Под диктатурой Гарри-Тома.

* * *

Заседания Ближнего Круга Гарри-Том просто ненавидел — сплошная головная боль. К сожалению, без этих шумных сборищ в кабинете за длинным столом обойтись не получалось — соратники требовали неусыпного внимания. После весьма неожиданной и бескровной победы выяснился прискорбный факт — ответственных постов на всех сподвижников не хватило. Да и рутина многих министерских должностей никак не соответствовала живым и деятельным натурам Пожирателей Смерти. А это было чревато. Одно время Гарри-Том даже всерьёз подумывал организовать какой-нибудь массовый несчастный случай для самых рьяных своих сторонников. Тем более что большинство из них в мирной жизни было совершенно бесполезно. Как ни странно, спас ничего не подозревающих штурмовиков адвокат Томсон. Однажды на вечерних посиделках в волдемортовой гостиной он с юмором рассказал о маггловском благотворительном концерте камерной музыки, куда был вынужден пойти для встречи с особо ценным клиентом. Окончания истории Гарри-Том уже не слышал — его поразила простота решения труднейшей, казалось бы, задачи. Благотворительность! Три дня он усиленно обдумывал возникшую идею, а затем его верные Пожиратели Смерти получили крайне сложные, но почётные задания, рассчитанные даже не на годы — на поколения! Задания, которые автоматически переводили бывших головорезов в разряд почтенных меценатов. Политическая выгода-то какая!

Правда, сами соратники были не в восторге от предстоящих свершений. Только Волдеморту ведь не возразишь. Такова очередная прихоть Тёмного Лорда.

И совсем другие собрания проходили в гостиной Волдеморта по вечерам. Здесь собирались только доверенные лица, которым сидеть за одним столом с Ближним Кругом было уже зазорно: братья Лестрейнджи, Малфой, адвокат Томсон и Эйвери. У всех — большие чины, должности и звания. Устраивать дебоши никто из них не пытался, и Тёмный Лорд просто отдыхал душой, слушая неспешную беседу. Недавно в круг избранных по протекции Рудольфуса вошёл глава Отдела Тайн Августус Руквуд. К удивлению Гарри-Тома, он оказался удивительно интересным и разносторонне образованным волшебником с неординарным мышлением.

— Уже не первое десятилетие Отдел Тайн пытается донести до правительства простую мысль: без обособленных, полностью закрытых от глаз магглов обширных территорий интенсивное развитие магического мира невозможно! — выразительно размахивая руками, напористо вещал Руквуд. — Одного Хогсмида совершенно недостаточно. Нам придётся выжить магглов из трёх-четырёх смешанных деревень и закрыть территорию новейшими модификациями Фиделиуса. Простецы забудут о них навсегда. И никакие их хитрые технологии не смогут проникнуть за завесу нашей тайны. А если сместить пространственные векторы — деревни окажутся в непосредственном соседстве. Сюда же перенести замки и поместья старинных родов с их угодьями, и мы получим единую территорию — Волшебные земли.

— Так ведь в конце восемнадцатого века уже пытались объединять — не вышло ничего, — напомнил не менее эрудированный адвокат Томсон.

— Именно! — словно обрадовался подсказке Руквуд. — Тогда ничего не получилось, ибо самодурство и упёртость волшебников сравнимы разве что с гоблинской жадностью! Но сейчас у нас есть Милорд, слово которого — закон! Кто посмеет ослушаться? То-то же! И в завершении я предлагаю объединить новую территорию с Хогвартской долиной. Хогсмид вполне может стать довольно крупным городом — столицей Магического Мира, если хотите. Не причиняя никакого притеснения обитателям Запретного леса и школьным землям. Места там более чем достаточно. Ещё и волшебные расы…

Тёмный Лорд тихонько вздохнул. То, что предлагал глава Отдела Тайн, было, безусловно, нужно. От магглов надо надёжно спрятаться, и лучше сделать это сейчас, а не спустя годы. Кто спорит? Но сколько времени и нервов потребуется для реализации этого проекта! Вон у господина Министра какое задумчивое лицо — прикидывает уже, на кого бы большую часть ответственности спихнуть. И что делать потом с этими Волшебными землями?

Вспомнился вдруг совет Басти, высказанный в ответ на заявление Гермионы о необходимости прогресса в Магическом Мире: мол, когда Гарри в своё детское тело перенесётся, то он непременно должен продвигать маггловские технологии в жизнь и быт волшебников.

«Скажите, о великомудрая грязнокровка, зачем мне, чистокровному магу в двадцатом поколении, ваш телефон? — вальяжно развалясь на диване и закинув ногу на ногу, поинтересовался Рабастан. — Ах, с друзьями поговорить? А что мешает мне воспользоваться каминной сетью? Ах, камина под рукой нет? Так сова с письмом слетает. Ах, долго летит? Так патронуса пошлю с сообщением. Да что вы говорите! Магглы могут увидеть! А откуда в моём поместье магглы? Да и в окружении моих друзей магглы точно не водятся. Ну, так и быть, воспользуюсь Парными Листами. Напишу письмецо другу — текст тут же отразится на втором листе. Гарантирую — магглы не увидят. Ах, дорогое удовольствие эти листы? Так я отнюдь не беден, как и мои друзья. Есть ещё сквозные зеркала, переговорные медальоны… Что же вы замолчали, мисс Грейнджер? И на Поттера не оглядывайтесь, он вам ничего умного не подскажет. Самолёт? А зачем мне ваш самолёт? Я аппарировать ещё не разучился. А в Америку портключ можно купить. Вон, Поттер так вообще на метле через океан махнул бы… Предки же наши с комфортом на ковре-самолёте летали. Магнитофон? Это что за зверь? А. Ясно. Простейший аналог — музыкальные поганки. Есть ещё запоминающие кристаллы, даже думосброс приспособить можно: тут вам и звук, и картинка. Ах, телевизор лучше? Ну на вкус и цвет… А радио ваше так и не прижилось в Магическом Мире, мисс Грейнджер. Была на него мода, была, но быстро увяла. Даже я по молодости лет… Вы видели у кого-то новейшие модели? Нет? И не увидите. Это касается и многого другого, что грязнокровки пытаются втащить в наш мир. Ваша беда в том, что вы не знаете истории, не умеете пользоваться артефактами и упорно лезете туда, где совершенно не нужны!»

Да-а, при всей своей экспрессии, Рабастан был прав в одном — Магическому Миру маггловский путь развития не подходил. Волшебники были прирождёнными консерваторами, и изменить это не получится. Как ни смешно звучит, но именно застойное болото — естественная среда обитания волшебников. Пусти в это болото проточную воду новизны — и магию смоет, растворит… Идти следовало иным путём — развивать саму магию.

* * *

Отложив недочитанный журнал с увлекательнейшей статьёй о квиддиче, Тёмный Лорд недовольно уставился на доверенного секретаря. Тот невозмутимо положил перед ним на стол папку с документами.

— Смета и счета из Хогвартса, милорд, — бесстрастно прокомментировал Рудольфус Лестрейндж.

— Опять? — с некоторой досадой воскликнул Гарри-Том. — Неделю назад подписывал… Что ещё там Северус придумал?

— Полную реконструкцию давно не используемого северного крыла подземелий под ученические лаборатории и мастерские, мой Лорд. Директор Снейп упирает на то, что раз уж в школьную программу вновь вводят Артефактологию, Магию Крови и углубленное изучение Рунной магии, то необходимы и специальные помещения для изучения и создания артефактов.

Тёмный Лорд удручённо кивнул. Уговорить Снейпа занять положенное ему директорское кресло было очень нелегко. Как и обуздать его пламенные порывы к немедленной мести Дамблдору. Его, видите ли, обманули! Нежный какой. Не его одного. Переживёт.

Гарри-Том разворошил аккуратную стопку документов, вытаскивая счета наобум и подписывая их почти не глядя. Рудольфус хмурил брови, но благоразумно молчал. В финансовые махинации Волдеморта он старался не вмешиваться.

И дико бесило упорное нежелание Снейпа признать в Тёмном Лорде повзрослевшего Гарри Поттера. Бывший декан Слизерина даже мысли подобной не допускал, наплевав на очевидные доказательства. В этом был весь Северус Снейп: Гарри — сын Джеймса Поттера, но никак не Лили Эванс; Гарри — самодовольный, избалованный, наслаждающийся своей славой, пусть и полуслепой, недокормленный, в ужасающих обносках с чужого плеча… Снейп был неисправим.

Впрочем, даже такой твердолобый и упёртый, Северус был очень полезен. Главное, предельно загрузить его делами, чтобы времени на глупости не оставалось. Вот Тёмный Лорд и дал ему карт-бланш. Запущенное Альбусом хозяйство школы очень нуждалось в твёрдой руке. Сам Гарри-Том не мог всё время быть в Хогвартсе, хоть и очень хотел — статус и обязанности Тёмного Лорда не позволяли. И всё же за пасхальные каникулы ему удалось проделать колоссальную работу по восстановлению охранных чар и мелкому ремонту в замке. Однако дух Хогвартса находил всё новые и новые неполадки. Его послушать — так замок без хозяина в любой момент мог рухнуть и рассыпаться в мелкий щебень!

А ещё хотелось устроить себе апартаменты на верхних этажах заброшенной Восточной башни. Какой оттуда открывался вид… Эх, придётся потерпеть до лучших времён.

* * *

Сладостное сумасшествие мая прорвалось даже в ментальный мирок. Чайки парами кружили над волнами. Особо настойчивые самцы самозабвенно вытанцовывали на берегу перед своими крылатыми красотками, не обращая ни малейшего внимания на Тёмного Лорда. Забытое чайками зубастое чудище рассекало лазурную гладь, недоумённо взрёвывало, било хвостом, даже прикидывалось бездыханным трупом — всячески нарывалось, но птицам было не до него. Что поделаешь — весна-а…

Гарри-Том пресыщено потянулся и закинул руки за голову. Губы сами собой расползались в довольной улыбке. Мисс Элида Нотт оказалась горячей штучкой! И совершенно безотказной. А уж какой ненасытной… В самый раз для подросткового либидо Тёмного Лорда. Ну до чего же хороша! Главное — успеть бросить в неё Силенцио, когда она перешагивала порог спальни. Есть такой тип женщин — они таинственны и притягательны ровно до того момента, как откроют рот. К сожалению, Элида была из их числа. С другой стороны, особого ума от неё никто и не ждал — не за тем приглашали. А там, где надо, она очень даже сообразительна…

Пляж дрогнул и на миг подёрнулся мелкой рябью, а море породило маленькое, но наглядное цунами. На песок шагнул разъярённый Гарри Поттер.

— Поэтому, да? Потому, что я твой крестраж, да? Поэтому ты со мной по-хорошему? — едва сдерживая злые слёзы, крикнул Гарри. Тёмно-синяя, в ярких фениксах, его пижама была так измята, что стало ясно — прежде чем уснуть, мальчик в переживаниях весь искрутился на кровати.

— С чего ты взял? — искренне удивился Тёмный Лорд, внутренне обмирая.

— Не смей мне врать! — заорал Поттер, вспугнув увлечённых брачными играми чаек. Птицы, оглушительно галдя, заметались над пляжем.

— Да больно надо, — фыркнул Тёмный Лорд и демонстративно отвернулся. Он бы и вовсе на песок улёгся, но летающие чайки могли гадко отомстить на лицо за прерванное игрище. — Крестраж, крестраж… Я вот — тоже крестраж, но истерик по этому поводу не устраиваю.

— Чего?! — начавший было новую гневную тираду Гарри от неожиданности поперхнулся.

— А ты как думал? Во мне тоже кусок души Волдеморта. И ничего, живу.

— Это другое, — решительно отмёл Поттер. — Ты просто такой, и всё.

— Как скажешь, — легко согласился Гарри-Том.

— Я не хочу умирать! — Гарри вдруг горько всхлипнул, уткнувшись лбом в колени.

— Вот дурень! — восхитился Тёмный Лорд. — Да кто ж тебя убивать будет? На меня не рассчитывай — сразу говорю.

— Да что ты понимаешь?! — снова закричал Гарри, забыв про слёзы. — Ты вообще не человек!

— Будешь истерики закатывать — отдам на усыновление Снейпу, — сердито прошипел Тёмный Лорд, обидевшийся на «не человека». — Он мне как раз намекал на твоё дурное воспитание. Вот и воспитает. — Поттер испуганно захлопнул рот и даже немного отполз назад. В дети к Снейпу он не хотел.

— А ты, собственно, чего завёлся-то? — решил не доводить дело до ссоры Гарри-Том. Не время.

Растерявший былой запал мальчик неуверенно почесал шрам на лбу, глубоко вздохнул и подсел поближе к Тёмному Лорду.

— Хедвиг поздно вечером письмо от Дамблдора принесла. А там… Это правда, что я крестраж?

— Скорее всего, да, — лицемерно пожал плечами Волдеморт. — Это объясняет и нашу ментальную связь, и твою способность говорить со змеями, и…

— Как мне теперь жить? — несчастно глянул на него Поттер. — Профессор Дамблдор пишет, что крестраж в любой момент может захватить моё тело и…

— Столько лет не мог, а сейчас вдруг захватит? Маленький осколок — полноценную душу почти взрослого мага? Что ж он тебя младенцем не подчинил? — Тёмный Лорд расслабленно потянулся. — Дурак твой Дамблдор. Или, попросту, нас с тобой стравить хочет. Вон в Нагини тоже крестраж был, но он и её, простую змею, захватить не мог. А ты переживаешь… Эх, мне бы твои заботы!

— Что мне делать? — Гарри доверчиво заглянул в тёмно-вишнёвые глаза.

— Вообще-то у тебя есть три пути: во-первых, уничтожить крестраж путём специального ритуала, — рассудительно стал загибать пальцы Тёмный Лорд, — но тогда ты уже не сможешь общаться со мной ментально. Для Нагини я именно это и сделал. Живая змеюка всё ж, жалко. Да и привязался я к ней. Во-вторых, мы можем перевести крестраж в активное состояние и заставить его слиться с твоей душой, раствориться в ней, но тогда неизбежны некоторые изменения твоей личности и характера, да и магии тоже. И в-третьих, оставить всё как есть — до лучших времён. Решать тебе.

— Когда я должен дать ответ? — невнятно спросил Поттер, сосредоточенно грызя ногти.

— Ты вообще никому ничего не должен, — ухмыльнулся Волдеморт. — Это твоя жизнь, братишка.

— Тогда… тогда я подумаю до летних каникул, ладно?

Распахнув глаза, Гарри-Том постарался успокоить отчаянно колотящееся сердце. Он едва дождался ухода Гарри. Показывать мальчишке свою тревогу нельзя было ни в коем случае — Поттер мог наделать глупостей. Дамблдор! Скатившись с кровати, Тёмный Лорд лихорадочно напялил брюки прямо на пижаму и, накинув мантию, кинулся к остывшему за ночь камину. За окном едва занялся рассвет.

Несмотря на срочный призыв повелителя, Рудольфус был бодр, собран и готов к подвигам. У адвоката Томсона из-под мантии торчал край ночной рубашки, он тайком позёвывал, ежился на утреннем холодке, но саквояж с документами не забыл. Жаль, что дома не было Басти и Эйвери, но призывать их через Тёмную Метку Гарри-Том не стал — время дорого. И только заспанный Люциус в роскошном стеганом халате решился проявить любопытство:

— Что случилось, мой Лорд?

Первые лучи солнца окрасили бороду Альбуса Дамблдора в золотисто-розовый цвет. Он умер, сидя в придвинутом к открытому окну кресле. Великий чародей, несокрушимый, как английская монархия, со взором, устремлённым в светлое будущее. Он ушёл из жизни на год раньше, чем в первой жизни Гарри-Тома, но, как и тогда, до мелочей спланировал собственную гибель.

Тёмный Лорд отстранённо наблюдал за слаженной работой соратников. Как Малфой колдует над золотой чашечкой-песочницей на столе, пытаясь заставить песчинки сложиться в воздухе в том порядке, в каком они прилипли к влажным чернильным строчкам последнего письма. Как Рудольфус обследует подоконник с помощью некоего артефакта, одновременно записывая результаты в блокнот. Как адвокат Томсон изымает предсмертную записку из-под руки покойного и, следуя строгому приказу, не читая, прячет в кожаную папку…

— Судя по остаточному следу от магии почтовых сов, писем было пять, мой Лорд. — Рудольфус закончил свою работу первым. — Одно послание отправлено на несколько часов раньше прочих. Возможно, оно было приготовлено заранее, а остальные письма требовалось написать. Отсюда и временной промежуток. Адресатов выявить вряд ли возможно.

— С песком также неудача, милорд, — оставив песочницу в покое, подошёл Малфой. — Песок старый, давно используемый — в связный текст его не сложить. А писчее перо совсем новое, им ещё не писали…

— Как Альбус смог обойти Клятву? — разжал стиснутые зубы Гарри-Том. — Как это вообще возможно?

— Если он не дорожил своей жизнью и был готов пустить сокрушительный магический откат на свой род, то обойти Непреложный Обет вполне реально, — меланхолично произнёс Лестрейндж. — Есть темно-магический ритуал, совершив который можно выгадать несколько часов жизни. Правда, требуется человеческая жертва, но и пара-тройка домовиков сгодится. Готов поспорить на свою любимую зубочистку, что и Аберфорт Дамблдор неожиданно для себя сегодня ночью отбыл в мир иной. Во имя Всеобщего Блага, разумеется.

— Так я в Гринготтс, милорд, — вздохнул адвокат Томсон, передавая повелителю папку. — Не любят гоблины Дамблдора, но вдруг всё же согласились письма кому-нибудь передать? Или документы. А у меня в банке есть хорошие знакомства… — Было видно, что ему очень хочется задать какой-то вопрос Волдеморту, но, так и не решившись, он отбыл.

С трудом отведя взгляд от потухших глаз бывшего директора, Гарри-Том рявкнул во всю силу лёгких:

— Акцио почтовые совы с письмами Альбуса Дамблдора!!! — не то чтобы он надеялся… Конечно же, ничего не произошло. В волшебном мире чудес не бывает. Соратники почтительно подождали немного, но время поджимало.

— Будем инсценировать естественную смерть, милорд? — размял пальцы Лестрейндж. Гарри-Том устало кивнул, и уже выходя на крыльцо, услышал малфоевское:

— Без целителя справимся, Руди?

— Не в первый раз, Люци.

Странно, но Гарри-Том никак не ожидал, что смерть Альбуса так его расстроит. И дело было даже не в последней пакости Дамблдора. Кто знает, как бы он сам на его месте поступил? Хотя, конечно, хлопот теперь будет масса. Вряд ли старик удержался в письмах от упоминания Даров Смерти и не известил надёжных людей, что Старшая Палочка находится у Волдеморта. А дураки всегда найдутся… И ведь натравил бы Поттера на Тёмного Лорда! Если бы не ментальная связь и с таким трудом завоёванное доверие мальчишки, ещё неизвестно, как бы всё обернулось. Да, тут Дамблдор просчитался. А вот на Волдеморта начнётся настоящая охота — для смены хозяина Старшей Палочки убивать-то необязательно! Можно и из-за угла Экспеллиармусом огреть. Только бы у Сириуса хватило ума оградить Гарри от доброхотов из Ордена…

Первый удар пернатого ядра сбил Тёмного Лорда со ступенек. Второй настиг его уже на земле в лопухах.

— Какого Мордреда?!! — заорал побитый Волдеморт, отплёвываясь от птичьих перьев. И тут же получил в живот третьей совой. От контрольного удара четвёртой спас Люциус, принявший птицу на себя.

Гарри-Том заторможено повозился, стараясь восстановить дыхание. Однако распластавшийся на нём Люциус здорово мешал «оживанию» и, видимо, на фоне контузии странно елозил на поверженном Волдеморте, бормоча в ухо несвязные глупости.

— Кхм, сов было всего четыре, милорд, — тактично кашлянул с крыльца Рудольфус. — Пятая, скорее всего, уже достигла адресата.

«Да, Поттер письмо уже получил» — мысленно согласился Тёмный Лорд. Спихнув с себя невменяемого Малфоя, Гарри-Том недоверчиво разглядел «ядра». Сильно помятые совы были живы. Они гневно глядели на волшебников, но ни взлететь, ни даже уковылять прочь не пытались. Это было невозможно. Такого просто не могло быть! Наверняка птицы успели далеко улететь — простым Акцио достать их было нереально. Хотя… Как бы он ни относился к Старшей Палочке — он её хозяин. И, похоже, не так уж важно, ею он колдует или нет. Гарри-Том аккуратно снял с лап перевязанные лентами письма, отряхнул с мантии прилипшие пух и перья и посмотрел в пронзительно-синее небо. Начинался новый день.

Глава опубликована: 22.02.2012
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 229 (показать все)
Очень понравилось, и юмор, и сюжет, и герои. Все-все понравилось.
Понятное дело, ничем серьезным не назвать, но для расслабона почитать - самое то.
Спасибо за чудное произведение)
Хорошая такая история. Классный сюжет, местами ржала в голос.Спасибо автору за отличный стиль, остроумный стеб, интересную композицию: контраст охваченного чумой мира и прекрасное сейчас. Без контраста было бы слащаво и плоско, а так - очень даже натурально и эмоционально.
Спасибо! Очень интересно было читать, кажется это самое лучшее попаданство которое я читала.
Очень очень рад вашему возвращению!
Посвящается уважаемому Читателю. Спасибо за идею!
А кому все же? Жуть как интересно!
Супер.с юмором и хорошим поворотом сюжета.концовка только немного грустная.а так дочитаеш на одном дыхании
Очень круто! такая банальная тема, но так захватывающе и искренне написано. Гарри-Том как живой, такой подкупающий своей неоднозначностью персонаж.
А уж последние слова о знаменитой поттеровской удаче - мои аплодисменты!
Просто отпад. Море удовольствия получила, самое любимое сочетание - лихой сюжет и прекрасный юмор.
Очаровательная история, немного более ребячливая, чем предполагают сеттинг и возраст персонажей, зато очень, очень забавная! %))
Бросила читать в тот момент, когда стало ясно, что автор оставил Поттера тем же самым придурком, а проблемы решаются сами собой. Детский сад.
Больше всего не понравилось в этом фике, что он кончился.
Очень понравилось! Очень-очень!!! И таки да! жаль, что кончилось!..
Страсть как хочется узнать, кому же писал Дамблдор перед смертью,кроме Гарри!
Автор, спасибо за чудесный фанфик, слишком сочтёте возможным, ответьте, пожалуйста, на вопрос)))
gorde-anna, спасибо на добром слове.))) Кому писал дорогой Альбус? Честно признаюсь - не мне. Скорее всего, тем из своего клуба по интересам, кто обладал хоть какой-то силой и властью. Афроанглу Брустверу, Люпину, который тоже мог хорошенько нагадить, загадочному Динглу... Может, Минерве... Мда.
Черные бригады ликвидаторов...
Это просто восхитительно! Как говорится, каждому по потребностям от каждого по способностям!
Жаль, что некоторых героев канона "умолчали" по ходу повествования, но представленные просто великолепны! Очень понравилась щекотливая двусмысленность Люциуса Малфоя, вот не думала, что из него можно сотворить эдакого сатирического миньона. А бравая четверка "отцов" Поттера-младшего: Поттер-старший, Люциус, Сириус и Северус? Не проси исполнения желаний у мироздания слишком часто - может сработать по накопительной)
Браво автору! С нетерпением жду ваших следующих работ!
Я в моменте, где он понял все про ритуал, заплакала. Думала, что он всех там спас. А вот оно как было на самом деле.
Спасибо автору за интересное чтиво :-) Легко, без спотыканий, приятно, сюжет с юмором и не только.
Как написал читатель выше - плохое в этом фанфике только то, что он кончился!
Честно говоря, ожидал большего. Прочел за один присест, и вроде бы интересно, но после прочтения не отпускает чувство, что очень много чего еще можно было бы сделать. Вообщем не мой фанфик, явно. Грешит тем, чем грешат почти все истории о попаданцах, а именно удивительно гладким стечением обстоятельств. Роялей в кустах много, а знания будущего выглядят слишком блекло, как будто и не нужны вовсе. Но как развлекательное чтиво пойдет, конечно)
Один из моих самых любимых фанфиков. Перечитывала уже раз 7, ибо: прелестный и грамотный слог, хорош сюжет, отсутствуют логические ляпы и дыры, отличное сочетание качественной драмы и стеба. Что касается определенных "роялей в кустах"... Ну, по сравнению с каноном от мамы Ро, здесь их, можно сказать, и нет.)))

***
*Метну тапочек (мягонький, домашний). "Инкунабула" - это, конечно, красивое слово, от которого так и веет средневековой древностью. Но крайне сомневаюсь, что у волшебников имелись такие книги. Магические трактаты, предназначенные для пользования одной-двумя семьями, печатать на станках? Зачем? Общество, до конца ХХ века юзающее пергамент и перья, а главное - владеющее заклинаниями автоматического письма и копирования, в принципе не нуждается в печатных технологиях.
Фанфик изумительный. Читать его- настоящее наслаждение. Автор, большое Вам спасибо!
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх