↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

От перестановки мест слагаемых (джен)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения
Размер:
Мини | 17 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, ООС
После беседы с Дамблдором, Гарри возвращается в Запретный лес. Но что-то идет не так
На Турнир минификов, тур второй. Пара № 36. События: Гарри - девочка, Гарри стал вампиром, потеря памяти.
Отключить рекламу
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Последнее, что увидел Гарри — растворяющаяся в белой мгле фигура Дамблдора. Гарри несся вперед по туманному коридору, подальше от скрючившегося остатка души Волдеморта, от раздражающего стука и шебуршания. Гарри чувствовал, как облачная дымка вокруг медленно растворяется, уступая место боли, неизвестности и страху. Через мгновение он снова ощутил свое непривычно тяжелое тело, отчаянно бьющееся сердце, холодную и чуть влажную почву под собой. Ноздри щекотал запах прелой листвы, волосы развевал прохладный ветер. Ему непривычно было ощущать себя живым — казалось, что за столь короткое время он успел отвыкнуть от такого естественного чувства. Со всех сторон доносились тревожное перешептывание и удаляющиеся тяжелые шаги.

Гарри всеми силами старался сконцентрироваться, пытаясь представить, что сейчас творится вокруг него, и почему не слышны радостные возгласы Пожирателей, но что-то не давало ему покоя. Некий зудящий голос звенел в голове. Словно искалеченный обломок души Волдеморта пытался вырваться наружу, завладеть мыслями Гарри.

Собрав остаток сил, Гарри попробовал закрыть свой разум, как его когда-то учил Снейп. Но навязчивый голос, как докучливый сосед, что-то безостановочно тараторил. Гарри не мог разобрать и слова. На мгновение ему показалось, что хоркрукс в нем не уничтожен, и план Дамблдора не сработал. Гарри похолодел от ужаса, представив, что теперь ему придется всю жизнь делить свой разум с Волдемортом. Может, это он пытается говорить с Гарри на парселтанге? Гарри сконцентрировался и вытеснил незваного гостя из головы.

В лесу было все так же тихо, не считая перешептываний и торопливых шагов. Гарри приоткрыл глаза и быстро огляделся. Вокруг него суетились Пожиратели — перед глазами мелькали их черные мантии. Впереди лежало чье-то тело. Но Гарри как ни силился не мог разглядеть, кому оно принадлежало. Он закрыл глаза, когда неожиданно близко раздался холодный властный голос, а следом — хлесткий удар и женский крик:

— Проверь, жив ли мальчишка.

Гарри напрягся. Множество мыслей пронеслось в его голове. Кого отправил Волдеморт констатировать его смерть? А следом новая мысль — как ему утаить биение своего сердца? Он слышал чьи-то мягкие шаги и нетерпеливое дыхание Волдеморта совсем близко. Мышцы уже сводило судорогой от напряжения, но Гарри боялся выдать себя малейшим движением. Казалось, еще мгновение, и его притворство раскроют. Гарри в страхе ждал прикосновения кого-то из Пожирателей, но ничего не происходило.

— Он мертв, — Гарри узнал сдавленный голос Нарциссы Малфой.

Сердце перестало биться.

«Как, мертв? — пронеслась в голове Гарри мысль. — Неужели что-то пошло не так?» Но не успел он как следует подумать над этим, как снова услышал голос Нарциссы, на этот раз совсем близко, прямо над ухом:

— С тобой все в порядке?

Гарри совсем не ожидал от нее такого сочувствия, особенно после того, что они совсем недавно учинили в ее поместье. Наверное, хочет узнать, что с Драко. Гарри не мог решить, стоит ли доверять Нарциссе. Но времени на обдумывание решения не было, и он коротко кивнул. Нарцисса нетерпеливо прошептала:

— Тогда чего же ты лежишь на земле? Вставай.

Гарри еле заметно выдохнул и прошептал в ответ:

— Не могу пока. Волдеморт может меня заметить.

— Темный Лорд заметит, если ты сейчас же не встанешь. Поднимайся, Белла.

Обращение подействовало на Гарри как удар электрошоком. Он судорожно дернулся и открыл глаза. Первое, что он увидел — встревоженное лицо Нарциссы. Она подала ему руку и помогла подняться. Гарри быстро огляделся по сторонам: Волдеморт стоял над чьим-то телом, а к нему подтягивались Пожиратели. Гарри все не мог сообразить, что же пошло не так. Он обернулся к Нарциссе и только теперь понял, что стал выше. Он заметил, что на нем был черный балахон Пожирателя смерти, а на лицо спускались длинные спутанные волосы. Гарри стало трудно дышать, и он запустил руки в нечёсаные патлы. На краю поляны уже столпились Пожиратели, а Волдеморт, направив палочку на бездыханное тело, холодно рассмеялся.

— Мальчишка Поттер мертв! Больше никто не посмеет встать на пути у лорда Волдеморта!

Гарри чувствовал, как сдавило грудь, а дышать стало не возможно. Он бестолково открывал рот, пытаясь сделать хоть один глоток воздуха. Нарцисса Малфой грубо схватила его за руку и оттянула в сторону.

— Белла, — ее голос дрожал, — что с тобой такое?

— Я не Белла, — только и смог ответить Гарри.

— Круцио! — Волдеморт потешался над мертвым телом.

Гарри, не в силах на это смотреть, обернулся к Нарциссе и только тут заметил, что Нагайна осталась без защиты. Она свернулась кольцами и лежала недалеко от него, без покровительства Волдеморта. Гарри машинально поднял палочку — заклинание само всплыло в его голове, хотя он был точно уверен, что никогда его не знал. Видимо, это заклятье знала Беллатриса. Гарри смотрел, как из палочки вырвался Адский огонь и охватил Нагайну. Она полыхала, безумно извиваясь. Гарри чувствовал, как сила огня проходит по его руке обратно, как где-то в глубине его сознания заходится истерическим хохотом Беллатриса. Тот самый смех, что он слышал в Министерстве, в комнате Смерти. Из воспоминаний о гибели Сириуса его вырвал истошный вопль Волдеморта. Он в бешенстве расталкивал своих приспешников и торопился к змее. Но от Нагайны уже осталась лишь горстка пепла. Волдеморт, яростно дыша, обернулся к Гарри:

— Беллатриса! Что ты натворила?

Но Гарри чувствовал в себе столько чужой не вымещенной ярости и злобы, что даже не удосужился ответить. Он направил палочку на Волдеморта, и сразу же в голове появилось нужное заклятье. Гарри чувствовал, что произносит заклинание не он, но, видимо, часть сознания Беллатрисы не осознавала, что выступает против своего любимого Темного Лорда. Гарри как мог подавлял ее волю, оставляя место лишь жестокости. Никогда еще Гарри не видел Волдеморта таким растерянным. Вспышка зеленого света — Волдеморт даже не успел поднять палочку — и, резко изогнувшись, его тело упало грузной кучей.

— Белла, что ты натворила? — раздался позади крик Нарциссы.

Гарри, как во сне, видел разбегающиеся в стороны фигуры Пожирателей. Нарцисса что-то кричала, но он ее уже не слышал. Голова нестерпимо болела — разум Беллатриссы стремился вырваться на волю, вытеснить Гарри, а возможно и отомстить ему за смерть Волдеморта. Он смутно осознавал, какие именно заклятья посылал в Пожирателей. Одни падали замертво, другие корчились от боли. В него летели десятки лучей, но опыт Беллатрисы в применении боевой магии давал о себе знать. Ее палочке словно и команды не нужны были, она сама выдавала одно заклятье за другим. Все вокруг смешалось в один разноцветный вихрь. Гарри снова проваливался в пустоту. Мелькали чьи-то лица, Люциус оттаскивал Нарциссу, спешившую помочь ему. Долгое время после этого в лесу было тихо. Гарри то возвращался в сознание, то снова проваливался во мрак. Последнее, что он запомнил, были неясные темные тени, склонившиеся над ним. А потом в голове прозвучали слова Хагрида «В Запретном лесу каких только тварей не водится». Дальше была тьма и резкая боль в руке.


* * *


Гарри чувствовал себя опустошённым. Его глаза были закрыты. Вокруг была только тьма и мелькающие цветные пятна, порожденные сознанием. Он постарался сконцентрироваться хоть на одной плавающей точке, но стоило какому-то пятну сформироваться, как оно тут же распадалось и сливалось с другими. Перед глазами начали всплывать разрозненные картинки. Многие из них исчезали настолько быстро, что Гарри не успевал в них как следует разобраться. Он осознавал, что они должны быть ему знакомы. Гарри чувствовал смутную радость, возбуждение и одновременно с тем боль утраты. Снова вспышка огней, а следом новая картинка. К нему приближалась высокая фигура в черном балахоне. Из-под капюшона на Гарри смотрело бледное лицо с красными глазами. Мужчина протянул руку и по-отечески ласково произнес:

— Подойди ко мне.

Гарри протянул руку и почувствовал прикосновение длинных и холодных пальцев незнакомца. Тот закатал ему рукав на левой руке и снова произнес:

— Ты готов, мой мальчик.

Волшебник откинул капюшон. Теперь у него была длинная седая борода, пронзительные голубые глаза за очками-половинками и нос с горбинкой. Он достал палочку и направил на предплечье.

— Ты получишь метку, — тихо произнес он, и в ту же секунду руку пронзила страшная боль…

…Гарри мчался сквозь водоворот огней, вспышек и цветных вихрей. Он чувствовал, как проваливается все ниже. Пространство вокруг него постепенно сгущалось, пока полностью не сформировалось.

Гарри открыл глаза. Вокруг все казалось размытым и неясным. Постепенно глаза привыкли к тусклому свету, пробивавшемуся из-за плотных бархатных штор. Гарри лежал на кровати в незнакомой комнате.

Он попытался вспомнить хоть что-нибудь из предшествующих событий, но в голове было пусто, лишь неясные вспышки. В горле першило. Жажда была нестерпимой, но Гарри не был уверен, что сможет утолить ее. Он оглядел себя и увидел забинтованную левую руку. Очередные вспышки воспоминаний заполнили сознание, и Гарри снова провалился в темноту.


* * *


Гарри видел множество вещей сразу. Каменные стены бесконечных коридоров, балки перекрытий, витые лестницы, витражные окна и распахнутые двери. Гарри несся вдоль них, замечая яркие образы. Через мгновение он очутился на странном трехногом табурете в одной из комнат. На голове у него была старая поношенная шляпа, которая шептала ему на ухо:

— Сложный вопрос. Столько желания себя проявить я не часто встречаю в новичках. И смелость вдобавок. Куда же мне определить тебя?

Гарри чувствовал, как его руки впиваются в табурет.

— Только не в Гриффиндор, — отчаянно подумал Гарри.

— Не в Гриффиндор? — переспросила Шляпа. — Я вижу в тебе все задатки величия. Ты мог бы стать избранным. Гриффиндор тебе в этом поможет. Но если ты уверен, тогда… Слизерин!

Крик Шляпы эхом отдавался у Гарри в ушах. Он снова очутился в бескрайней области света. Вокруг него непрестанно формировались фигуры и тут же растворялись. Гарри открыл глаза и опять оказался в неясном пространстве комнаты. Переходы света и тени сбивали его с толку. Расплывающиеся очертания и линии постепенно сложились в фигуру женщины, сидящей в кресле. Гарри моргнул и попробовал сфокусироваться на ней. Длинные светлые волосы, тонкие черты лица — она казалась ему смутно знакомой. И как только он об этом подумал, в висках запульсировала боль. Какая-то часть его сознания рвалась на волю. Он словно со стороны видел, как схватил женщину за руку, грубо притянул к себе и прокричал:

— Драко в замке! Забери его!

А дальше снова была тьма.


* * *


Гарри начал замечать периодически возникающие и исчезающие среди круговорота случайные образы. Они были настолько мимолетные, что Гарри не мог их уловить. Словно давно забытые колдографии. Гарри пытался понять, что для него значат эти образы, но они двигались слишком быстро. Это его сбивало с толку, потому что Гарри чувствовал, они каким-то образом важны для него. Он пытался отстраниться, но в голову лезли обрывки каких-то полузабытых фраз. Издалека донесся странный звук. Он был чистый и высокий, словно бестелесный. Звон оставался на границе слышимости, так что Гарри как ни старался, не мог как следует его расслышать. Он то затухал, то снова набирал громкость. Гарри прислушивался изо всех сил, старался приблизиться к источнику звука. Звон становился все явственней, сначала мало-помалу, а потом внезапно приблизился и зазвучал где-то рядом.

Гарри резко открыл глаза. Рядом с ним по-прежнему сидела светловолосая женщина. Она с тревогой смотрела на Гарри, теребя кружевной платок в руках.

— Белла, как ты себя чувствуешь? — тихо спросила женщина.

Гарри был сбит с толку. Он ощущал себя если не мужчиной, то уж юношей точно. Гарри осторожно заглянул под одеяло и обнаружил, что был одет в длинную ночную сорочку. Это, конечно, еще ничего не доказывало, но некоторые выпуклости недвусмысленно говорили о принадлежности к слабому полу. Гарри пытался разобраться в себе, но размышления прервала женщина:

— Белла? С тобой все хорошо?

— Я — Белла? — решил на всякий случай уточнить Гарри. Женщина кивнула. — А вы?

Гарри заметил, что у нее на глаза навернулись слезы.

— Я Нарцисса, твоя сестра.

— У меня есть сестра? — искренне удивился Гарри. — Всегда мечтал о брате или сестре.

Нарцисса промокнула глаза платком и сдавленно простонала.

— Ты совсем ничего не помнишь? — отчаянно спросила она.

— Кое-что помню, — напрягся Гарри. — Какие-то обрывки воспоминаний всплывают.

— Какие обрывки? — уточнила Нарцисса.

— Я помню, как пришло письмо из Хогвартса. Мне было одиннадцать.

— Ну, это уже хоть что-то, — отозвалась Нарцисса.

— Да, — Гарри попытался вспомнить подробности того события. — Помню, я тогда получил знатную взбучку от дяди. Он еще и в чулане меня тогда запер.

— В каком еще чулане? — оторопело спросила Нарцисса. Она потянулась к тумбочке и взяла небольшую склянку.

— В чулане под лестницей, — со смехом ответил Гарри. — Дядя частенько меня там запирал. Особенно, когда я говорил слово на букву «М».

Нарцисса вытерла слезы и уточнила:

— Какое слово? Магглы?

— Магия, — ответил Гарри и удобнее устроился в кровати.

— Да, конечно, — отозвалась Нарцисса и протянула Гарри пузырек. — Ты выпей микстуру. Тебе нужно отдохнуть.

Гарри выпил горькое зелье, поставил пузырек на тумбочку и через мгновение провалился в глубокий сон без сновидений.


* * *


Гарри проспал почти весь день. Проснулся только вечером. Он потянулся и попытался встать с кровати. В комнате было душно, а в горле все еще першило. Гарри подошел к окну и раздвинул тяжелые шторы. Солнце уже опустилось за резные башни поместья. Его левая рука все еще была перевязана. Гарри хотел было сорвать повязку, но внутренний голос, невесть откуда взявшийся, твердил: то, что находится под бинтами, его совсем не обрадует. Гарри чувствовал ужасный голод. На тумбочке он обнаружил свой ужин. В предвкушении вкусной еды, он взял серебряную вилку, но она тут же обожгла ему пальцы. От неожиданности Гарри выронил столовый прибор. Он склонился над тарелкой, но еда больше не казалась ему аппетитной. Отодвинув тарелку, он подошел к шкафу и принялся рыться в нем в поисках подходящей одежды.

Гарри смог найти рубашку, брюки и легкую мантию. Вещи оказались ему большими, поэтому рукава пришлось подкатить. Гарри пытался рассмотреть свое отражение в большом зеркале, но как ни старался, не мог разглядеть своего отражения. Он пожал плечами и счел это своеобразной магией места.

Гарри решил осмотреться и пройтись по поместью. На пролете второго этажа одна из дверей оказалась приоткрытой. Он уже хотел было пройти мимо, но услышал голос Нарциссы. Осторожно подкравшись к комнате, он прислушался.

— Люциус, она моя сестра! Я не могу ее бросить, особенно теперь, когда она…

— Сошла с ума, — закончил мужской голос, очевидно принадлежащий Люциусу. Гарри почувствовал, что часть его сознания отчего-то недолюбливает этого человека. Вероятно, он уже как-то встречался с ним.

— Не говори так. Она многое пережила. Белла просто не справилась с тем, что на нее свалилось, — защищала сестру Нарцисса.

— Что она пережила? — не унимался Люциус. — Нарцисса, она убила Темного Лорда!

— Не говори, что ты опечален этим событием, — ответила Нарцисса. — Мы все выдохнули с облегчением.

— Мы все равно не сможем долго ее держать у нас. К счастью, она еще не вспомнила, кто ее укусил в лесу. Как только Белла поймет, что стала вампиром, она убьет и нас.

— Она уже давно могла это сделать, — вступилась Нарцисса.

— Ты хочешь подождать? — удивился Люциус. — Подумай о Драко. Я лично не хочу, чтобы его убила твоя ненормальная сестра!

Люциус продолжал говорить, но Гарри его уже не слушал. Он сорвал повязку с руки и обнаружил на предплечье метку, изуродованную чьими-то зубами. У Гарри закружилась голова, и он привалился к стене. Только сейчас Гарри понял, что неясная тоска в душе улеглась. Теперь он знал, что ему нужно делать.

Ни Нарцисса, ни тем более Люциус никогда не смогут его понять. Ему нужны его сородичи. Только вампиры смогут принять его таким, каков он есть. В конце концов, Гарри нужен наставник, покровитель. Тот, кто обратил его. Тот, кто научит его всему. Судорожно соображая, что делать, Гарри вбежал по лестнице.

Он обыскал еще несколько комнат и обнаружил чей-то старый школьный рюкзак. Гарри вернулся в свою комнату и принялся собирать вещи. В рюкзак сложил найденный в тумбочке осколок зеркала и теплую мантию из шкафа. В столе лежала старая карта графства Уилтшир. Гарри подумал, что она сможет ему пригодиться. Кроме того, он обнаружил пачку писем, адресованных Беллатрисе неким волшебником по имени Родольфус. Гарри решил, что на досуге сможет их разобрать, поэтому сунул пачку в рюкзак. Не найдя, что еще взять с собой, он надел на плечи рюкзак и вышел из комнаты. Осторожно спустившись по лестнице, открыл тяжелые дубовые двери и вышел на залитую лунным светом лужайку.

Гарри уже представлял, как в скором времени окажется среди вампиров. На мгновение перед глазами предстала другая яркая картинка — пожилой волшебник зовет его в неизвестность и говорит: «Пустимся в погоню за коварной обольстительницей, имя которой — приключение!» Гарри понял, что как раз приключений ему и не хватает.

Он поправил рюкзак на плечах и двинулся в путь.

Глава опубликована: 17.06.2015
КОНЕЦ


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 45 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх