↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Берегитесь рекламы Хагрида (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Юмор, Драббл
Размер:
Мини | 37 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, ООС
Зарисовка из жизни студентов Хогвартса, впервые попробовавших на вкус крутой алкогольный напиток.
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Драббл первый - В котором Гарри и его друзья снова нарушают правила

— Ну что, принесли?

— Ага, купили. Как раз, где Хагрид и сказал, — два гриффиндорца, тщательно закрыв за собой дверь факультетской спальни, прошли внутрь. Комната во время их отсутствия была слегка изменена друзьями: кровати отодвинуты, а посреди стоял учебный стол.

— Мы, на удивление, быстро нашли домик нужной нам старушки. К тому же в Хогсмиде не так много улочек, где можно заблудиться, — пока Симус это рассказывал, Дин открыл свой рюкзак и вынул оттуда огромную бутыль с прозрачной жидкостью.

— Это оно, да? — уточнил Невилл, с восторгом разглядывая покупку. Хагрид им уже все уши прожужжал о том, какой классный Са-мо-гон у тёти Долли.

“Ну просто, вах!” — при этом лесничий причмокивал и качал своей косматой головой, изображая экстаз.

— Эй! А закуску? — возмутился Симус, когда Невилл, сгорая от нетерпения, пытался справится с упрямой затычкой, чтобы открыть бутыль.

— Ща парни, всё организуем… — Гарри вынул из сундука блюдо, “украденное” на ужине. И теперь на столе, помимо самогона, стояла огромная тарелка с макаронами, заправленными яйцом и беконом, а рядом с ней встали две чаши с салатиками — в самый раз под такую выпивку. Раздав каждому участнику тарелки и приборы, Гарри принялся раскладывать всем их порции, не забыв отложить немного для Рона.

— Мы же не будем ждать, пока Рон вернётся с отработки? — наблюдая единогласную поддержку его идеи друзьями, Гарри улыбнулся. — Ну, я так и предполагал, — он убрал пятую порцию обратно в сундук, накинув на неё чары консервации. Затем наколдовал всем по маленькой рюмочке, так как подобной посуды с ужина нельзя было прихватить.

Когда все уселись у накрытого стола, Дин, хлопнув в ладошки и довольно потирая ими, не торопясь, потянулся к бутыли.

— Открываем?!

— Да не тяни ты книззла за яйца! — не выдержал Гарри, которому давно хотелось попробовать что-то покрепче Огневиски. Наконец-то появилась такая возможность, а Дину лишь бы покрасоваться перед всеми. Впереди был весь вечер и вся ночь, но Гарри не терпелось уже начать — всё-таки Хагрид очень аппетитно расхваливал этот продукт.

— А пахнет-то как?! М-м-м… — разливая каждому, он передавал рюмки из рук в руки.

— Точно, запах свежего винограда, — с наслаждением вдыхая, подтвердил Невилл.

— Напиток-то прозрачный! Помните, Хагрид твердил, что самогон обычно мутноват, а тут смотрите: “Как горный хрусталь!” — процитировал он лесничего.

— Итак, поднимем рюмки! Наш первый тост, за…

— А как же еда?

— Симус, перед первой не едят. И если честно, то мне лень придумывать тост, так что, пробуем?! — Дин приподнял стопку на вытянутой руке, и друзья потянулись, чокаясь наколдованной посудой.

Затем раздалось дружное “Ху”, и парни опрокинули в себя новое пойло.


* * *


Гарри что-то мешало, почему-то было холодно и кое-где мокро. Он хотел смахнуть помеху, но рука онемела и двигаться не хотела. “Странно”, — Гарри прислушался к своему телу, удивляясь тому, что онемела не только рука, но и шея. С трудом разлепив глаза, Гарри испугался, так как первое что он увидел — была непривычно огромная макаронина. Сфокусировав взгляд, благо очки, на удивление, всё ещё были на нём, он понял, что его лицо лежит в тарелке с ужином! Мысленно выругав себя за то, что вырубился прямо за столом, Гарри кое-как поднял свою голову. Тело не желало его слушаться, всё-таки поза для сна была не из удобных.

Он прекрасно помнил, как парни после последнего урока убежали за самогоном, выпросив у него мантию-невидимку. И пока их не было, он вместе с Невиллом отодвинул кровати к стенам спальни. В середину комнаты они поставили учебный стол, с которого смахнули все пергаменты и учебники, а также принесли из ближайшего класса три стула. Помнил, как Дин хвастался покупкой, и даже как он сам, Гарри, раскладывал еду. А вот что было дальше… Гарри мысленно почесал затылок.

“Мерлин!” — всё тело ныло от неудобного лежания, и ему пришлось подвигать пальцами, покрутить шеей, предварительно смахнув с лица прилипшие и уже основательно высохшие макароны. “Ох, это сколько времени мы были в отключке, что макароны подсохли?!”

Наколдовав всё ещё онемевшими руками Темпус, Гарри присвистнул: “Три часа ночи! Мордред! Вот это нас приложило! Покруче Ступефая!”

Он взглянул на своих друзей. Те дрыхли рядом за столом. Хотя нет, Невилл неудачно упал вместе со стулом, и Гарри даже пожалел друга, так как собственная поза, хоть и причиняла ему максимум неудобств, да и лицо непонятным образом очутилось в тарелке с едой, но все же он лежал не вверх тормашками, смешно задрав ноги. Странно, что во время сна Невилл не сполз со стула, а словно принял его форму, вот только руки подвернул под странным углом. Приглядевшись к Невиллу и убедившись, что тот не проломил от встречи с полом свою многострадальную голову, Гарри принялся будить друзей!

— А я говорил, что не надо пить натощак! — хмурый Симус вытирал тыльной стороной ладони своё лицо, очищая его от салата, сплёвывая прямо на пол куски помидоров, что оказались у него во рту.

— Вот зануда! — Дин покрутил шеей, разминая её. Ему относительно повезло: в отличие от Гарри, он приземлится лбом в стол, вот только от соприкосновения с вилкой у него на лице сейчас был отпечаток, спорящий своей вычурностью со шрамом в виде молнии.

— Но если бы мы нормально поели, то не вырубились бы… — не унимался Симус, помогая Гарри поднять всё ещё сонного Невилла.

— А кто-то хоть что-нибудь помнит? — Гарри не мог поверить, что их вырубил всего лишь один глоток адского пойла. Поэтому был заинтересован в восстановлении цепочки событий.

— Помню, как разливал… — очень серьёзно произнёс Дин. — А потом блек-аут какой-то.

— Вот и у меня блек-аут после того, как мы чокнулись, — простонал Невилл. — Черт, как же больно!

Он разминал свой локоть с нескрываемыми мучениями на пухлом лице.

Воцарилась тишина, каждый из парней попытался вспомнить, что пошло не так, и почему они все вместе вырубились.

— Слушайте — я голоден, как оборотень! — Гарри махнул рукой на свою затею понять хоть что-то, когда желудок очень откровенно заявил о своем желании громким урчанием.

— Гарри, не шути так! — Дин наигранно схватился за сердце.

— Нет, реально, а что с едой-то? — не унимался Поттер.— Может, разогреем чарами наш ужин…

— Бе-е-е! И ты это собрался есть? Они же не только остыли, но и мумифицировались! Гадость какая! Я не буду такое есть!

— Тогда жуй салатик, а я буду есть еду для мужчин, и заберу твою порцию себе, иначе сдохну от голода прямо сейчас. Парни, я даже у Дурслей не доходил до такой стадии голодухи, а ведь они, бывало, по два дня не кормили меня!

Гарри принялся активно махать палочкой над тарелками, но после того, как он удалил слишком сухие макароны, их порции значительно уменьшились.

— Слушайте, а ничего, если мы порцию Рона съедим, всё равно рыжик не явился до сих пор…

— Точно, Гарри, давай его порцию нам — Рону явно не до ужина, а мы все голодные.


* * *


Спустя полчаса

— Рискнём ещё по одной?

— Нет, я пас!

— Да ладно тебе, Нев, неужели не интересно… — уговаривал друга Гарри.

— Мы же уже поели! — как очень важный аргумент выдал Симус, поддерживая Гарри с идеей продолжить “праздник” и рискнуть пойти на вторую попытку. — Пацаны не сдаются после первой рюмки!

— А там реально даже на один дринк не было, нет, братцы, мы должны срочно перепробовать это дело! — придвинув бутыль к себе, Гарри разлил всем самогон по рюмкам. В этот раз он налил побольше, чем половину порции. Всё-таки они плотно подкрепились едой.

— Окей, уговорили, но я на всякий случай лучше переберусь на свою кровать.


* * *


— Какого лысого тролля?! Кто там стучит? Ох, — Гарри на секунду почувствовал d?j? vu. — О нет, только не снова... — он зажмурился, не желая признавать очевидное. — Мордред!

— Откройте парни! Вы что там — померли все, что ли?! — Рон уже негодовал от возмущения. И даже сонный Гарри понял, что если он сейчас же не откроет другу, то с того станется запустить Бомбарду в дверь. С трудом шевелясь, Гарри поднялся, но лишь для того, чтобы вытащить из заднего кармана джинсов свою палочку. Гарри уже не удивлялся тому, что он снова вырубился за столом. Одно утешало — тарелки были пустые. А это значит, что на его щеке, помимо отметины от оправы очков, красовалось лишь грязное подсохшее пятно неизвестного происхождения да вмятина от тарелки. Подправив на носу очки, он снял запирающие чары с двери и завалился на свою кровать, с блаженством вытягивая ноги.

— Ого! Ну вы даёте! Эй, ребят, уже десять утра! Вы знаете, что проспали воскресный завтрак?!

Гарри следил за Роном, как тот будил Дина и Симуса, и ещё он позавидовал Невиллу, единственному из всей компании поступившему умно, и как результат не страдающему онемевшими членами тела. Что-то не давало ему покоя, пока он наблюдал за просыпающимися ребятами, и, присмотревшись к Рону, Гарри вдруг понял, что его не мутит, как обычно случается после ночи попойки, что голова не болит, мысли чисты, и единственное недомогание, испытываемое им на данный момент, это легкая ломота в мышцах от сна в непривычной позе, а так — самочувствие хорошее. А факт того, что во рту не ощущалось неприятного осадка и не воняло перегаром, ещё больше обрадовал Гарри. Он лежал и глупо улыбался, глядя на пологи кроватей друзей.

— Эй! Да вы нажрались! И без меня?!

— Остынь, Рон, что ты такой шумный с утра-то, а? — ворчал Дин.

— А где ты был всю ночь? — поинтересовался Симус. На что Гарри хмыкнул — друзья явно не спустят рыжему его слишком активное поведение, да ещё так рано. Кажется, они вырубились к четырём утра. Действительно интересно, почему Рон не вернулся после отработки вечером?

— Опа, да наш Рони покраснел! — в один голос заулюлюкали Симус с Дином, чем ещё сильнее смутили рыжего.

— Да ладно вам… — попытался отмахнутся от друзей Уизли, но те не успокаивались, посвистывая и двигая бровями, нахально намекали Рону на определенно бурную ночь.

— Завидуйте молча, парни, и да — я всю ночь провел с девушкой!

— Поздравляем, дружище!

— Спасибо. Слушайте, а это отличный повод выпить, а?!

— А ничего, что сейчас ещё утро? — поинтересовался Невилл.

Рон тем временем, окинув взглядом “накрытый” стол, даже не заметил, что на нём стоит лишь грязная посуда с остатками засохшей еды. И, скорее всего, эльфам придется очень усердно потрудиться, чтобы отскоблить тарелки. Уизли подошёл к столу только, чтобы посмотреть на самогон, о котором был наслышан от Хагрида. И реально удивился, разглядывая всё ещё полную бутыль — и это после “бурной попойки” друзей!

— Я не понял, парни, вы пили вообще?! — Рон взболтнул самогон в бутыли, заставив его внутри кружить водоворотом, затем открыл пробку и даже понюхал. — А ничего так, — оценил он приятный запах. — Ну так что, кто выпьет со мной за компанию?

— Рон, мы уже попробовали, а тебе, как опоздавшему — штрафной, так что пить ты сейчас будешь один. Только садись на свою кроватку.

— Зачем на кровать? Я и за столом могу. Странные вы какие-то… — Уизли уже отодвинул стул, когда Дин приобнял его за плечи и насильно повёл к койке. Гарри приподнялся с кровати, подобное он ни в коем случае не мог пропустить.

— Стол пускай пока эльфы приберут, а так как тебе не терпится попробовать, то пошли к кровати.

— Что вы меня всё на кровать пытаетесь усадить?! — попытался брыкнуться Рон, но Дин удержал его за плечи.

— Дык, мы же только о тебе заботимся, неужели тебе не противно за грязным столом пить? — на что Уизли безропотно сел, куда указали.

— Слушайте, а что — реально крутое пойло, да?! — Рон не сдерживал любопытства. — И пахнет вкусно.

— Да, — подхватил беседу Невилл. — Лично я впервые в жизни пробовал алкоголь со вкусом винограда.

— Ты, Нев, ври, но не завирайся — у тебя дома погреб от вина ломится.

— Дин, ну не сравнивай! Вино хоть из винограда сделано, но не пахнет, как этот самогон. Гарри, я правильно назвал этот божественный напиток?

— Правильно. Ладно, парни, не мешайте Рону снимать пробу, — Гарри уже поднялся с кровати и подошёл к друзьям. Те обступили так ничего и не понимающего Уизли, который всё ещё сидел с рюмкой в руках, но пока не торопился пить.

— Только ответь, ты ведь позавтракал, да? — получив утвердительный кивок, Гарри успокоился. Рону показалось этого не достаточно, и он на всякий случай уточнил:

— Я глазунью поел и тост... сладкий. А вы точно меня не разыгрываете? — услышав дружное “Нет”, Уизли кивнул и, запрокинув голову, проглотил свой дринк. Затем передал пустую рюмку Дину. Широко улыбнулся и вырубился, как подкошенный, наклоняясь вперёд.

Четверо друзей, не отрывая взгляда от Рона, тщательно следили за тем, как он выпил, а потом, в считанные секунды, закатив глаза, начал падать. Каждый из них пытался представить себя на месте Уизли, только сейчас сообразив, насколько опасен их самогон, особенно после увиденного воочию действия новоприобретённого питья. А Рон тем временем чудом не поцеловался с полом, так как его тело неуклюже наклонилось, и тот чуть не ткнулся лбом в пол. Благо Гарри вовремя подхватил друга и уложил его на кровать, а затем аккуратно накрыл пледом. Мысленно Гарри похвалил себя, что он не так быстро вырубился после второй рюмки и помнил до момента, когда лично заткнул бутыль самогона. А это побольше пары секунд!

— Не, я больше не буду слушать байки Хагрида, — озвучил общую мысль Симус.

— Самогон, конечно, крут, но как-то меня больше не тянет на повторные подвиги.

— Ладно, пошли, ребята, пускай Уизли выспится, тем более, что ночью он активно работал, — Дин скабрезно заулыбался, ставя пустую рюмку на стол.

— А мне кажется, что я выспался на ближайшие пару лет! — заверил друзей Гарри и, перед тем как выйти из спальни, позвал эльфа, чтобы тот прибрал их комнату. Так что, когда они все вместе через несколько часов вернулись, их кровати были на своих местах, а Рон всё ещё дрых, пуская слюни.

Уизли друзья разбудили вечером. Рон, протерев глаза, первым делом принялся расхваливать самогон.

— Это же самый классный напиток! Я обязательно должен угостить близнецов — они наверняка оценят, да и Чарли с Биллом не откажутся попробовать. Слушайте, а отдайте мне то, что осталось, а?

— Эй, не наглей!

— А не слишком ли… — друзья загомонили одновременно, словно договорились заранее не давать рыжику больше самогона. Или их мучила проснувшаяся совесть, ведь утром они очень некрасиво подставили друга, и напоили его только затем, чтобы увидеть реакцию на алкоголь, что был в бутыли, а сейчас дружно сожалели о содеянном.

Громче всех возмущался Гарри. Он-то уже точно знал, что самогона у них больше нет, так как лично позаботился о том, чтоб избавиться от бутыли с реально убойной субстанцией. Теперь же, чтобы избежать неудобных вопросов и возмущений от Рона, Гарри попытался воззвать к его чувству самосохранения.

— Рон, это не обсуждается! Мы не дадим тебе это ядреное пойло, способное свалить и гиппогрифа, — Гарри перешёл на серьёзный тон, зная, что только такая манера разговора могла подействовать на друга. Рон не умел противостоять Гермионе, когда она начинала командовать, с легкостью добиваясь, чтобы он сделал, как она велит. Поэтому Гарри и воспользовался этим трюком, и не прогадал. Рон сник на глазах.

— Ни капельки не дадите, да? Может хоть пару дринков для пробы братьям, а?

— Нет, Рон, и это — окончательный ответ, — в душе же Гарри был рад, что успел избавиться от опасного напитка, вручив его Хагриду. Хотя Невилл считал, что это заранее неудачная затея — Хагрид напьётся, и никому от этого не будет никакой пользы. Ведь ни для кого не секрет, что когда Хагрид пьян, то, он то и дело горланит свои песни, распугивая младшекурсников. Поэтому Невилл предлагал отдать самогон мадам Помфри на благое дело, утверждая, что лучшего наркоза и придумать нельзя: один дринк — и пациент в отключке. И мадам Помфри обрадовалась бы такой оригинальной анестезии.

А Симус с Дином предложили отдать сей напиток профессору Снейпу. Он его изучит, исследует, использует как основу для зелий, а потом изобретёт что-то очень важное, может быть даже новое лекарство или яд. Благо материала для его опытов в бутыли вполне достаточно! А о том, что профессор захочет попробовать самогон, они даже не думали. Но Гарри не желал иметь дело ни со Снейпом, перед которым пришлось бы отчитываться, ни с Помфри, которая тоже не удержалась бы от поучительной лекции. А всё же решил отдать бутыль именно Хагриду, так как после его рекламы они побежали покупать самогон, а значит ему теперь и расхлёбывать. Причём реально выпить одному! Так как Гарри больше не поведётся ни на какие уговоры. Он для себя урок усвоил и другим скажет, чтобы меньше слушали советы полувеликана.

Глава опубликована: 18.08.2015

Драббл второй - В котором Хагрида лечат от пьянства

В хижине лесничего Хагрид, насвистывая весёлый мотивчик, налил себе халявного самогона и поудобнее уселся на деревянной скамейке.

Когда Гарри вручил ему полную бутыль, Рубеус несколько опешил. Он даже попытался отмахнуться от Поттера с таким подарком, понимая, что со стороны это выглядит так, как будто он выпросил его себе. Но Гарри настоял, и чуть ли не силой впихнул ему бутыль. На что Рубеус повздыхал, маленько расстроенный тем, что не угодил гриффиндорским парням, поудобнее перехватил заветную емкость, замотанную для конспирации в мешковину, и потопал к себе в хижину. Если Гарри захотел подарить ему отличный самогон, как он может противиться такому дару?!

Хагрид всегда любил подарки, да еще и такие щедрые! Окинув взглядом бутыль, он мысленно прикинул, что её ему надолго хватит и, налив себе стаканчик, наконец-то выпил столь желанный напиток, не закусывая, лишь тряхнул косматой головой, буркнув: “Хорошо пошла, родимая!” — и затянул любимую песню, при этом наливая себе новую порцию самогона.

Заводной ритм бурлил в крови, настроение зашкаливало, и вот слова припева готовы сорваться с языка, но спеть их Хагрид уже не успел, потому что отключился точнехонько посреди фразы и захрапел. Да так музыкально, словно во сне всё ещё пытался допеть.

Поэтому не удивительно, что он не услышал, как дверь в его дом отворилась, и двое первокурсников скользнули внутрь хижины.

— Вил, пошевеливайся. Не копошись. Иди сюда! — Рейф, рыжий парнишка, поторапливал своего друга.

— А может не надо… — Вилсон, темноволосый пацанёнок, с опаской рассматривал жилище полувеликана, всё ещё придерживая тяжёлую дверь, тем самым как бы обеспечивая им, в случае чего, быстрое бегство.

— Не волнуйся. Ты же слышишь, как он храпит, а значит, спит крепко. По-моему он надолго вырубился.

— А если проснётся? — тихо лепетал Вилсон. — Он же громадный! Легко нас догонит и поймает.

— Не переживай и хватит шептать. Не слышит он ничего! Даже если мы устроим тут музыкальное шоу с барабанами, — как в доказательство Рейф хлопнул в ладоши, чем сильно испугал своего друга — Вил трусливо присел и побледнел ещё больше.

— А знаешь, что? — Рейф решил не мучить друга. — Ты лучше последи за входом и, если увидишь кого-нибудь, то свистни, ладно?

Друг сразу обрадовался, закивал и поторопился покинуть хижину лесничего. Но отбежал недалеко, лишь до места их недавнего укрытия, так как оттуда был удобный обзор окрестностей.

Первоклашки следили за лесничим уже долгое время, и как раз сегодня выдался шанс! Обидно было, что Вилсон оказался трусливее, чем можно было предположить, но Рейф от задуманного решил не отступать. По плану он должен был сплести четыре косички с разноцветными лентами. Уж очень хотелось насолить именно лесничему, а не его имуществу, например банальными надписями на стене хижины “Хагрид -Тролль”. Тем более, что с увлечением полувеликана спиртным тот мог попросту не заметить порочащей его надписи. А какой толк в шалости, если её даже не видно?

Рейф вынул из кармана заранее прихваченную расчёску, смазанную маслом для лучшего скольжения спутанных волос, и принялся за дело. Благо опыт плетения косичек у него был. Хоть какая-то польза от младшей сестрёнки. Под размеренный храп Хагрида Рейф быстро закончил с бородой и подумывал чего бы такого наколдовать для пущего эффекта волос лесничего, когда услышал свист Вилса с улицы. Быстро распихав по карманам свои вещи, он выбежал из хижины. Как оказалось вовремя — у огорода Рейф чуть не столкнулся с Гарри Поттером.

-оОо—

Успокоить Рона получилось только ближе к ужину. Убедившись, что Уизли никому не будет расхваливать опробованный им напиток, Гарри спустился вместе с друзьями в Большой Зал. Но, не заметив полувеликана за столом преподавателей, Поттер пожалел о том, что отдал ему самогон, тем самым потакая собственной слабости. Ибо, не подумав, сделал другу зло, и такими темпами Хагрид окончательно сопьётся. Мордред! Пнув себя мысленно, за то, что не вылил в тот же момент злосчастное пойло из бутыли, Гарри сразу после трапезы решил проведать полувеликана и узнать, как он. Вдобавок ко всему какое-то странное ощущение, очень похожее на тревогу, не давало ему покоя. Зная бесшабашный нрав лесничего, Поттер был совершенно уверен в том, что тот уже напился, так что, подходя к хижине, стоящей почти у Запретного леса и увидев удирающих первокурсников, Гарри разозлился: на себя — за то, что сглупил, вручив лесничему самогон, на самого Хагрида — потому что что своим дурным характером вытворяет Мордред знает что… Он ускорил шаги, чтобы побыстрее добраться до пьянчуги.

Громкий храп Поттер услышал ещё до того, как открыл тяжёлую дверь. А это значило, что на данный момент Хагрид находился в стадии непробудного сна, что в принципе и подтвердилось, когда Гарри вошёл в хижину. Первое, что ещё с порога увидел Поттер — спящего розовощёкого Хагрида. А вот аккуратные мелкие косички стали полной неожиданностью.

"Интересная смена имиджа!" — злость сразу сошла на нет, и Гарри прыснул в кулак... Косички никак не вязались с образом косматого полувеликана, а значит, сам он себе их заплести не мог. И только сейчас Гарри понял, почему малявки удирали, как угорелые! Гарри даже поразился храбрости детей. Молодцы! Хагрид хоть и полувеликан, но выглядит достаточно угрожающе. А дети не испугались! Настоящие последователи Годрика!

От вида косичек Гарри захотелось улыбаться — банты однозначно умилили бы любого, кто увидел бы их на Хагриде. Гарри даже подумывал позвать Рона, чтобы показать их ему тоже. Перед глазами так и стояла сцена, как он бежит в замок, чтобы притащить в хижину Уизли и показать ему милые косички. На что Рон хмуро пялится на дрыхнущего Хагрида в косичках, а затем так же хмуро — на Гарри и заявляет:

— Гарри, какого тролля ты меня сюда приволок?

— Посмотри, Рон, ну разве они не ми-и-и-илые?!! — ответил бы ему Поттер, заламывая руки, вдобавок ещё и краснея.

Занавес! Нет! Тряхнув головой Гарри решил, что это чересчур.

Шалость первоклашек была слишком детской и, по мнению Поттера, недостаточно поучительной для полувеликана.

Под убойный храп лесничего думалось легко. Неудивительно, что малыши решились на шалости по отношению к Хагриду: вспомнился учебник за третий курс по Уходу за магическими существами — Гарри хмыкнул — полувеликан его считал добрым и хорошим, а книжка нечаянно могла довести ребёнка до заикания. Опять же милые, по мнению Хагрида, зверушки, и класс их опасности… Слава Мерлину, что ему запретили преподавать! По цоканью когтей Гарри услышал о возвращении “блудного пса” с прогулки. Мокрый нос ткнулся ему в ладонь. Гарри поприветствовал подошедшего Клыка, погладив его по холке да отпустил. Единственный питомец полувеликана, который не способен оттяпать половину руки и против которого никто не протестовал. Пёс послушно потрусил к любимой подстилке у камина, и, потоптавшись, улёгся, положив голову на лапу, следя за действиями Гарри.

Поттер понимал, что решать за друга — пить тому или не пить — не имеет права, но в кои веки он признавал, что иногда нужно помогать друзьям, даже если они и не просят о помощи. "Это для твоего же блага!" — прошептал Гарри Поттер и начал решительно воплощать свой план в жизнь. Иначе Хагрид продолжит свои безнаказанные попойки с последствиями. А косички — это так несерьёзно, что Поттеру даже стало обидно за старания первоклашек.

Гарри больше не сомневался ни секунды. Вспомнился недавний эксперимент близнецов, и Поттер был готов провернуть над любителем выпить шутку, немного злую, но придуманную в надежде отучить Хагрида от пьянства. Как говорится — во благо спокойствия детей, и главное — на пользу другу!!! На глаза как раз попалась банка с краской для пасхальных яиц...

-оОо-

Хагрид проспал всю ночь и всё утро. Проснулся он лишь днём. Полежал немного, глядя в потолок, довольно улыбаясь. Самогон у тёти Долли был отменный! Вот так, воздавая хвалу напитку и его мастерице, он поднялся, потянулся, при этом разминая слегка затёкшие мышцы. Сделал зарядку. Он приучен спать на жёстких камнях, так что узкая скамейка — это лишь неприятная мелочь.

Закончив с упражнениями, Хагрид почесал косматую голову, затем провёл привычным движением рук от глаз к подбородку и вниз по бороде, но вместо привычной для пальцев густоты нащупал прореху, словно у него кусок бороды оторвали…

Паническая мысль была: “Спалил?! Неужели пьяным в камин полез? Или Клык с голодухи сжевал ему клок бороды, но он же не коза, и вроде как терпеливый пёс!”

Хагрид рванул к зеркалу, что висело над камином. Увидев своё отражение, он несколько секунд разглядывал ровные проборы и тщательно причёсанные волосы, аккуратно собранные в эстетические, пропорционально идентичные косы. Хагрид аж икнул. Внимательно разглядывая новое приобретение, он потихоньку успокоился. Даже подёргал себя за косы и убедился, что те настоящие. Довольный тем, что с ним всё в порядке, он расслабился и позволил себе поссмеяться над новой причёской, решив ничего не менять и даже походить с ней, как древние маггловские Викинги. Косички ему очень понравились. Было лишь интересно узнать, кто ему их смастерил, чтобы похвалить за проделанную работу, и даже пожать мастеру руку.

Затем спокойно потопал к уборной, прихватив с собой рулончик бумаги. И уже стоя внутри “домика задумчивости”, Хагрид принялся за положенные в этом месте процедуры. Журча струйкой в толчок, он размышлял о планах на день, по привычке стряхнул последнюю каплю и нагнулся, чтоб натянуть свои штаны, как вдруг заметил ЭТО. А вернее перед глазами было собственное “хозяйство”, но, Мордред, почему оно такого странного цвета! Хагрид осторожно дотронулся до своих яиц. Прислушался к ощущениям. Вроде не болело... Рубеус потрогал ещё раз, не веря своим глазам. Яйца болеть отказывались. Хагрид сглотнул слюну, но та застряла во внезапно пересохшем горле, и он поперхнулся. Рубеус раскашлялся, а от нехватки воздуха его согнуло пополам. Взгляд, несмотря на слёзы и напряжение, от яиц не отрывался! Но те не изменились, они так и оставались жизнеутверждающего цвета тёмного неба. Только звёздочек не хватало!

Громко кашляя и дубася себя по груди, Хагрид вывалился из уборной, так и не натянув штаны. И как был, проскакал в свою хижину, лишь придерживая ткань рукою. Открыв дверь, он вынужден был отпустить штаны и, конечно, споткнулся об порожек, и как шмякнулся! Благо табуретка была задвинута под стол, и он рухнул всем своим громадным телом на пол, чудом успев подстраховать и прикрыть ладонью от фееричной встречи с полом самое дорогое — то, что так пугало хозяина своим нереальным цветом… О том, что он мог разбить голову, он даже не подумал! От удара дух вышибло моментально! Как результат — кашель остановился. Но Хагрид не обратил на это внимание. Его волновал вопрос “пониже”. Ведь неспроста яйца у здорового полувеликана синеют?!

Странная слабость окутала его тело. Ноги не держали. Рубеус, игнорируя недомогание, поднялся, отдышался… Для достоверности снова пощупал яйца и убедился, что те не пострадали при падении. Вздохнув с облегчением, он наконец-то надел штаны. Ну да — не дело посреди бела дня бегать по детской школе без штанов и мелькать посиневшим “хозяйством”.

Чтобы успокоиться по методу покойного отца, Хагрид, схватил с полки сахарницу, поднёс к губам и без помощи ложки или чего-то ещё высыпал в рот весь сахар, что был там. Отец, конечно, ему давал прессованный сахар, но бежать за ним в Хогсмид было далековато. Так что скрипя зубами, он пытался пережевать рассыпчатый песок, который полностью оправдывал своё название. Так как ни в какую не жевался и всё норовил высыпаться в заплетённую бороду. Еле дотянувшись до кружки, лесничий, наконец-то, залил водой сахарную пустыню, которая образовалась у него во рту, в надежде, что это придаст ему сил и поможет добраться до больничного крыла.

— И где это видано, чтобы полувеликаны валились с ног, как барышни? — удивился он, хотя страх лишиться самого сокровенного охватил его с новой силой. Он даже в детстве так ничего не боялся. Вырастить Акромантула по сравнению с этой проблемой — мелочи жизни.

Рубеус всегда следил за своим здоровьем. Но синие яйца! Нет! С яйцами не шутят! Хагрид запаниковал, ждать, пока сахар подействует, было некогда. Дёрнув на себя дверь так, что чуть не оторвал ручку, полувеликан выбежал из хижины.

-оОо—

На завтрак Рейф прибежал одним из первых, но лесничего в Большом Зале он так и не дождался. Пришлось тащиться на занятия. Рейф не сомневался, что реакция на косички последует, и он очень хотел её увидеть.

Время уже приближалось к обеду, а Хагрида всё не было, и Рейф, пока сидел на уроках, успел разочароваться в своей глупой шалости. Топая к школе после урока Травологии, он задумался, да так сильно, что не услышал шума. И вроде ещё мгновенье назад в школьном дворе всё было тихо и спокойно, как вдруг...

Оглянувшись, он еле успел отскочить от несущегося прямо на него громадного лесничего!

Рейф никого вокруг не слышал — он, не веря своим глазам, смотрел в спину убегающему полувеликану, который с огромной скоростью удалялся в направлении Хогвартса.

Хагрид явно был не в себе: всё его лицо искажал ужас, а косички с весёлыми ленточками ещё сильнее подчёркивали образ испуганного полувеликана. Рейф был так рад увиденному, что готов плясать танец папуасов, притом, что не знал оттуда ни единого па. Он еле-еле сдержал свой порыв, лишь пискнув: “Йес!” — и с улыбкой до ушей побежал искать Вила. Ему не терпелось поделиться с другом, что их шалость удалась.

-оОо-

Гарри Поттер, в отличии от Рейфа, спокойно учился. Единственное, о чём он переживал, так это о том, чтобы Хагрид не пошёл купаться! Краска для пасхальных яиц в доме у лесничего метко подкинула идею Гарри. Причём саму краску он не трогал, лишь вспомнил Заклинания окрашивания и применил их. Благо, формула была лёгкой и каждый первокурсник мог её осилить — удобно, так как можно было окрасить части тела, не притрагиваясь к “предмету”. Выделывая пасс палочкой, нужно было лишь обозначить цель.

У чар был только один недостаток — неустойчивость к обычной воде. Стоило Хагриду помыться, как толку от его урока, да и розыгрыша, будет полный ноль.

Но, уходя тогда от Хагрида, Гарри не сдержал улыбку, предвкушая переживания бедолаги, и в кои то веки ощущая азарт от проделанной шутки. Ввиду отсутствия ванны в хижине лесничего, угроза разоблачения оставалась мизерной.

Гарри задержался в классе, чтобы поговорить с профессором Флитвиком по поводу задания, поэтому на перемену он вышел последним, но подходя к лестнице, услышал странный шум. Сначала опешил, удивляясь, что за разборки посреди дня, да ещё и без него, а когда лестница свернула, увидел причину безобразия.

-оОо—

Хагрид бежал со всех ног! Ведь с такой проблемой, как у него, каждая минута дорога! Пока бежал, его атаковали разные мысли, одна хуже другой. Он никогда не слышал о таких странных симптомах. Не дай Мерлин, что-то плохое! А если и вовсе смертельное? А он ведь ещё совсем молодой! Как же ему без яиц-то? Он же семью ещё должен создать, деток наделать. А если тёмное проклятие? Или укус ядовитый?!

Хагрид, добежав до Больничного крыла, еле успел притормозить — хорошо дверь сама отворилась, словно приглашая, иначе бы просто снёс её с петель. И сейчас, стоя напротив колдоведьмы, Хагрид, словно нашкодивший мальчуган, не знал, как рассказать о своей проблеме.

Мадам Помфри терпеливо ждала от полувеликана, пока он объяснит ей, в чём дело. Выслушав невнятное мычание и так и не дождавшись нормального ответа, она попросила его пройти в смотровую. Усадив на кушетку, она начала проводить обследование. Лесничий лишь внимательно следил за её действиями, при этом то краснея, то бледнея. Легкий пасс палочкой, и стандартные диагностические чары не показали никаких отклонений. Затем она провела более сложное обследование и даже взяла пробу крови на анализ, но снова — ничего. Словно никаких проблем у полувеликана нет! Тогда зачем он пришёл? Но она не торопилась отчитывать его. Всё-таки Хагрид — взрослый мужчина и без надобности не летел бы к ней со скоростью Хогвартс-Экспресса.

— Хагрид, может всё же попробуешь объяснить мне, в чём проблема, так как я не вижу никаких отклонений? — колдоведьма по привычке, выработанной годами, выполняла несколько дел одновременно, поэтому всё это она говорила, уткнувшись в свои записи всех процедур, которые только что проделала. И конечно не заметила, как полувеликан удивлённо на неё глянул, затем, сжав кулаки, поднялся с кушетки, выдохнул для храбрости и... спустил штаны.

Помфри же, закончив с анкетными данными, подняла свой взгляд на пациента в надежде увидеть его всё ещё сидящим напротив. И невольно отпрянула: перед глазами висели раскрашенные мужские яйца. Причём: просто огромного размера и в ворохе густых курчавых волос.

— У меня заболевание какое-то, да?! Поэтому они посинели? Всё плохо? — он смотрел на ряд кроватей, так как перевести взгляд на колдоведьму во время такой интимной темы, ему было стыдно. Он и так едва сдерживал порывы прикрыть руками своё пострадавшее достоинство. А в голове копошились мысли, что если Помфри захочет его оставить в палате, то на какой койке она его разместит? Ведь он намного больше любой стандартной мебели, предназначенной для обычных волшебников. Придётся сдвигать пару-тройку кроватей и сооружать огромную ширму. А если всё очень плохо, то как он будет отвечать на вопросы о диагнозе? За доли секунды в голове у лесничего промелькнуло несколько сцен, где он, краснея от смущения и заикаясь перед друзьями-учениками, пытается выкрутиться от сочувствующих вопросов.

Помфри аж опешила от количества вдруг внятных вопросов. Да как он посмел над ней издеваться? А Хагрид тем временем продолжал:

— Это маггловская болезнь? Хм… в речке водится, ну как там его?! О! Вспомнил — Рак! Опасная, да? Излечимая или нет?

Помфри, ещё не успев разозлиться, после такой эмоциональной тирады убедилась, что пациент не шутит. Мало того — он в панике! Благо, успокоительное у неё всегда в наличии. Вот только жалко ей стало полувеликана — то, что это чья-то злая шутка, она догадалась почти сразу. Причём, шутка явно с определенной целью, и Помфри уже поняла, с какой. Тем более, что она не раз убеждалась, что у лесничего и алкоголя существует взаимная страсть. И даже жаловалась Дамблдору, что лично ей, как колдомедику, пьянство претит, а тут ещё и на территории школы! Да где такое видано?! Давно надо было отучить Хагрида от пагубной привычки, и Помфри решила посодействовать тому неизвестному, кто всё это затеял.

Собравшись и сконцентрировавшись, мадам Помфри с самым серьёзным лицом наклонилась и очень тщательно ощупала пострадавшее место. Кстати абсолютно здоровое, что подтвердило точечное диагностическое заклинание, выдав ей размеренный график и данные активности сперматозоидов. Руки после краски остались чисты, что давало ей карт-бланш на дальнейшие действия.

— Хагрид, ответь мне на такой вопрос: ты недавно употреблял алкоголь?

— Ну, да, а что? — Хагрид не видел ничего дурного в своей привычке и не старался это скрыть. Он любил выпить и считал, что для полувеликана это норма… Вон и Олимпия всегда балуется медовухой или наливкой сочной. Он же, как мужчина, предпочитал градус покрепче.

— А то, что как раз от алкоголя и посинели твои яйца, — выдала она, не щадя чувства мужчины, а сама еле удерживала суровое выражение на лице: губы так и норовили растянуться в улыбке.

— Как от алкоголя?.. — Хагрид, как стоял без штанов, так и сел голым задом на холодный каменный пол. Но Помфри и этого показалось мало, она спокойно продолжила:

— Предупреждаю, что от следующей порции алкоголя, яйца могут отвалиться вообще! — на что Хагрид побледнел у неё на глазах так, что стал походить цветом на почти белые больничные стены.

— Отпадут? — еле шевеля губами, переспросил полувеликан.

— Отпадут, — сурово подтвердила Помфри и поторопилась отвернуться, так как её буквально распирало от смеха. Она отошла к шкафчику с лекарствами, открыла дверцу и достала два флакона успокоительных зелий. Один открыла для себя и слегка пригубила, чтобы справиться с клокочущим внутри смехом. Второй она отлевитировала Хагриду.

— Прими пока успокоительное, и мой тебе совет, постарайся воздержаться от употребления алкоголя! — проследив, как пациент выпил зелье, она пошла к выходу из смотровой, но у двери задержалась.

— И соберись! Одень штаны! Синие яйца — это ещё не конец света! Самое главное: не пей больше, и всё пройдёт само.

— А как же синева? — Хагрид, как никогда, ощущал себя разбитым и потерянным. Он с трудом поднялся с пола и натянул свои штаны, при этом снова заалев от смущения и теребя косу на бороде. Помфри, разглядывая отчаянье полувеликана, почти сдалась: Хагрид был мил, а с косичками — ещё больше, и она решила, что урок усвоен, а, значит, стоит подсказать, как ускорить мнимое выздоровление.

— Пройдёт, думаю вечером после хорошей разогревающей ванны яйца вернут свой обычный розовый цвет, — на что полувеликан даже попытался ей улыбнуться и уже гораздо спокойней направился к выходу.

А в коридоре Хагрид наткнулся на Поттера, который сидел на подоконнике, листал учебник и шевелил губами, заучивая какие-то магические постулаты. Легонько хлопнув Гарри по плечу, лесничий поинтересовался: может, тот знает, кто захочет получить ту самую бутыль в подарок. На что Гарри, улыбнувшись совершенно искренне, предложил отдать её Помфри или профессору Снейпу на опыты, а потом поинтересовался о самочувствии Рубеуса. И лишь когда Хагрид заверил гриффиндорца, что с ним всё в порядке, довольный Поттер попрощался и убежал к друзьям, которые его звали с собой.

Уже дойдя до своей хижины, Хагрид подумал, что обратно к Помфри, ему возвращаться не хочется. Немного повздыхав над бутылью, но даже не рискнув её открыть и понюхать — иди, знай, как они, родимые, себя поведут — он замотал ёмкость всё в ту же мешковину и понёс к Северусу. Ведая о страсти профессора к экспериментам, разным заспиртованным тварям, Хагрид всю дорогу успокаивал себя, что убойный напиток будет при деле. А он с сегодняшнего дня категорически завязывает со спиртным! И впредь никогда не будет рекламировать столь опасные для яиц напитки!

Глава опубликована: 20.08.2015
КОНЕЦ
7 комментариев
Какие слабаки англичане! Позор им, англосаксам!
С одной стопочки))))))
irun4ikавтор
elent - гыыы и не говори ^___^
Спасибо Родная! *обнимаю
Эхххх, что-то быстро они засыпали... Слабаки! XD
irun4ikавтор
Debra - Они не засыпали, их вырубало)))
irun4ik
Потому и слабаки =) Хотя, если там было сонное зелье в составе... Да не, Хагрида нужно лошадиной дозой напоить, чтобы вырубило.)
irun4ikавтор
Debra - тут был самогон с сюрпризом, так что дело не в снотворном!
Было бы забавно увидеть эту бутыль в руках ПСов и их предводителя)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх