Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Маловероятное. Эпизод 10: Сказать сейчас или замолчать навек (джен)


Авторы:
flamarina, Tekken автор фика
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Action/Comedy/AU
Размер:
Миди | 64 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU
У Люциуса Малфоя неприятности, и он готов дорого заплатить за то, чтобы кто-то нашёл истинных виновников произошедшего и снял с него все подозрения. Снейп удивлён, но берётся за это дело. Но настоящий сюрприз у него ещё впереди - ведь Гермиона выходит замуж!

Десятый фик в серии "Маловероятное". Внимание! Все фики серии представляют собой части одной общей истории. Оставайтесь с нами.
QRCode

Просмотров:3 056 +1 за сегодня
Комментариев:20
Рекомендаций:0
Читателей:137
Опубликован:11.12.2015
Изменен:11.12.2015
От автора:
Что такое серия фиков "Маловероятное"?
Это истории о Снейпе, Хогвартсе, Грейнджер, других персонажах канона - и событиях, которые не должны были происходить, но почему-то произошли. И это НЕ снейджер.
Это творчество коллектива авторов, каждый из которых сочинил одну или несколько глав общей истории под девизом "Если тренироваться на маловероятном, то однажды можно совершить невозможное".
И это то, чего мы искренне желаем себе, другим и нашим героям =)
Благодарность:
Tekken, которая так здорово воплотила в жизнь сюжет "Свадьба Гермионы Грейнджер". Чудесному автору, который превзошёл все мои самые смелые надежды.

(с) flamarina

Маловероятное

Что такое серия фиков "Маловероятное"? Это истории о Снейпе, Хогвартсе, Грейнджер, других персонажах канона - и событиях, которые не должны были происходить, но почему-то произошли. И это НЕ снейджер. Это творчество коллектива авторов, каждый из которых сочинил одну или несколько глав общей истории под девизом "Если тренироваться на маловероятном, то однажды можно совершить невозможное". И это то, чего мы искренне желаем себе, другим и нашим героям =) Обложки: http://www.pichome.ru/image/Wci (автор: Aga6ka) http://www.pichome.ru/Oop (автор: Altra Realta) ПРОДОЛЖЕНИЕ СЕРИИ: http://www.fanfics.me/serie1071

Фанфики в серии: авторские, миди+мини, все законченные Общий размер: 825 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Начало мая выдалось на удивление тёплым и солнечным для Англии. Гермиона подошла к окну и распахнула его, с наслаждением вдыхая свежий воздух. Потом вздохнула, кидая взгляд на гору проверочных работ на столе, заметно подросшую в преддверии выпускных экзаменов: самые сложные темы, требовавшие самого подробного изложения, чтобы подготовить студентов к тому, что их ждало на СОВ и ЖАБА. Поверх лежало распечатанное письмо — его несколько минут назад принесла незнакомая сова, которая теперь с независимым видом прохаживалась по подоконнику и, судя по её виду, без ответа улетать не собиралась. Письмо было от Рона — тот просил встретиться сегодня вечером, чтобы, как он выразился, «обсудить кое-что важное». Что такого важного мог сообщить ей бывший сокурсник, Гермиона не представляла. Именно «сокурсник»: всё остальное, что раньше связывало их, давно было в прошлом.

Она поморщилась: в прошлом-то в прошлом, но лишнее напоминание об этом всё равно оказалось неприятным. Гермиона отвернулась от окна, подошла к столу и села, придвигая к себе контрольные. Уставилась на них невидящим взглядом и неосознанно снова взяла в руки злополучное письмо, так взволновавшее её (если уж начистоту).

Что делать? Согласиться на встречу? Или сослаться на занятость, отделаться извинениями и попросить Рона сообщить всё, что он хотел, по почте?

«Может, вообще ничего не отвечать?» — мелькнула заманчивая мысль, но Гермиона покачала головой: это просто глупо. Если она откажется от встречи, то даст понять, что всё ещё злится, и ей не всё равно. А это было не так.

Решительно достав чистый пергамент, Гермиона черкнула пару строчек, назначая время — место уже выбрал Рон, указав в записке довольно популярное кафе, — и подозвала сову, привязывая к лапке послание. Угостила напоследок ещё одним совиным печеньем и отправила восвояси. И лишь тогда немного расслабилась — дело было сделано, теперь уже глупо переживать и гадать. Надо было всего лишь дождаться вечера, и, видит Мерлин, она найдёт, чем себя занять. С этими мыслями Гермиона с головой погрузилась в проверку эссе пятикурсников.


* * *

— Гермиона, я здесь!

Рон помахал ей и даже привстал из-за стола, стоило той войти в кафе. Здесь было слегка шумно из-за музыки и довольно людно, и Гермиона поморщилась: Рон совершенно не умел выбирать место для приватного разговора. А то, что разговор предстоит именно приватный, она уже не сомневалась: иначе бы Рон просто навестил её в Хогвартсе. Заявиться к ней на работу и попросить о какой-нибудь помощи, несмотря на их довольно прохладные отношения? Рона такая мелочь не смутила бы.

— Здравствуй, Рон, — поприветствовала его Гермиона.

И замерла, слегка обескураженная: он действительно только что отодвинул ей стул, галантно приглашая сесть? Довольно необычно для Рона, по крайней мере, того, каким она его помнила.

— Привет, — робко улыбнулся он, обходя стол и присаживаясь напротив. — Что будешь пить? Сливочного пива или, может, вина?

— Кофе, без сахара, — на автомате отчеканила Гермиона. — Со сливками, если можно.

— Да-да, конечно, — Рон засуетился, подзывая официанта и делая заказ. — А поесть? — он снова вопросительно уставился на неё. — Ты же наверняка не успела на ужин в Хогвартсе. Как насчёт шоколадного пудинга? Или, может, пирог с патокой? Он здесь очень вкусный.

— Что происходит, Рон Уизли? — не выдержала, наконец, Гермиона, озадаченно хмурясь. — Насколько я поняла из твоего послания, ты хотел поговорить о чём-то очень важном. Вот и говори, не тяни время, к чему все эти сантименты? И если уж ты предлагаешь мне десерт, то должен знать, что я терпеть не могу патоку.

— М-м… да, верно, — Рон смущённо хмыкнул и опустил глаза. — Извини. Я… забыл.

— Неудивительно, — пробормотала себе под нос Гермиона.

Взяла в руки чашку с только что принесённым кофе и выпрямилась на стуле, сверля Рона внимательным взглядом. Тот слегка стушевался, явно не зная, что говорить и делать. Гермиона удивлённо приподняла брови: если он сам позвал её сюда, то почему теперь так странно себя ведёт?

— Я, в общем… — неуверенно начал Рон и шумно отхлебнул большой глоток пива. Подавился и закашлялся, грохнув кружкой о стол. Половина напитка немедленно выплеснулась, едва не окатив его волной пены и заливая кружевные салфетки на столе. Рон в отчаянии запустил пальцы в волосы. — Драккл, я такой неловкий, — промямлил несчастным тоном. — Извини ещё раз. Я просто волнуюсь.

Гермиона лишь пожала плечами, мысленно недоумевая — что же заставило «парня с эмоциональным диапазоном как у зубочистки», как она однажды обозвала его в школе, так перенервничать.

— Ничего, — подбодрила она ровным тоном. — Успокойся, пожалуйста. Ты ведешь себя так, что ещё немного, и я подумаю, что мы с тобой на первом свидании.

Она сказала очевидную глупость специально, чтобы разрядить обстановку. Рон, однако, густо покраснел.

— Об этом я и хотел поговорить, — выдавил он. Вскинул на неё решительный взгляд, снова отхлёбывая из своей кружки и вытирая пену с верхней губы. — Гермиона, я хотел предложить тебе снова встречаться, — скороговоркой протараторил он, повергая её в шок. — Что ты об этом скажешь?

— Я… — Гермиона была настолько ошарашена, что впервые в жизни действительно не знала, что ответить. — А как же Лаванда? — спросила она, наконец.

— Мы расстались, — Рон помрачнел и угрюмо насупился: по-видимому, тема вызывала неприятные воспоминания.

— Вот как, — Гермиона удивлённо качнула головой. — И почему же?

— Ну, — Рон поморщился. — Не сошлись характерами, я думаю. Гермиона, давай не будем о Лаванде, — взмолился он. — Главное — всё в прошлом, и я действительно хочу тебя вернуть и начать всё сначала…

«Нет, какая прелесть, в самом деле! Неужели ему кажется, что всё так просто?»

— С чего ты решил, что я мечтаю об этом? — Гермиона скептически прищурилась.

— Ни с чего, — Рон сразу увял, поубавив пыл и потупившись. — Я просто понял… неважно. Гермиона, — он поднял взгляд. — Прости меня. Я вёл себя как осёл, и ты права, что обижаешься. Что мне теперь сделать, чтобы ты меня простила?

Гермиона задумчиво барабанила пальцами по столешнице и молчала, чувствуя замешательство. Нельзя сказать, что извинения Рона показались ей неискренними или что-то в этом роде, но…

— Я не просто хочу встречаться, — поспешно продолжил Рон и глубоко вздохнул, собираясь с духом. — У меня серьёзные намерения, и я готов это доказать… Выходи за меня замуж!

— Что? — Гермиона очнулась от своих раздумий и часто заморгала от неожиданности, безуспешно пытаясь понять, не ослышалась ли она.

— Да, — Рон вдруг поднялся из-за столика, судорожно роясь в кармане. Выудил оттуда маленькую коробочку и протянул Гермионе, опускаясь на колено. — Извини, что я делаю это здесь, — смущённо забубнил он. — Наверное, надо было обставить это как-то покрасивее, но я так боялся, что ты не захочешь меня даже слушать, что… вот. Ты согласна?

— Рон… — Гермиона опешила от такого напора и даже слегка отшатнулась. — Я даже не знаю, что сказать. Давай… эм, не так быстро. Мне надо подумать.

— Хорошо, — покладисто согласился он, не обращая внимания на любопытные взгляды, которые кидали на них остальные посетители. Невозмутимо поднялся на ноги и убрал кольцо обратно в карман. — Я рад, что ты хотя бы не отказала сразу. Значит, у меня ещё есть шанс?

Рон смотрел на неё с надеждой.

— Не знаю, — честно ответила Гермиона, пребывая в необычайном волнении. Всё-таки её не каждый день замуж зовут, было от чего растеряться. И вне зависимости, от кого именно поступило предложение руки и сердца — даже если от Рона, — оно всё равно оказалось будоражащим кровь. И приятным. Гермиона слегка покраснела, осознавая, что больше всего на свете сейчас хочет остаться одна, прийти в себя и хорошенько поразмыслить над этим. — Это всё очень неожиданно. Давай сделаем так, — предложила она. — Я подумаю и пришлю тебе ответ, хорошо?

— Ладно.

Рон усиленно продолжал изображать из себя послушного мальчика и тихоню. Такое поведение было настолько нетипичным для него, что начало уже слегка настораживать. Гермиона кинула на него подозрительный взгляд. Неужели Рон правда раскаялся и сожалеет обо всём? Или же затаил что-то на уме — допустим, хочет отомстить Лаванде, или… Гермиона едва не фыркнула, напоминая самой себе Аластора Грюма в юбке. Наверняка всё было гораздо проще, но её фантастический талант к самонакручиванию только и ждал возможности в очередной раз проявить себя. Что ж, в любом случае, ей действительно надо как следует всё обдумать. Она поднялась из-за стола.

— Мне пора, Рон, — попрощалась со своим потенциальным женихом.

«Женихом»! О, Мерлин, неужели она серьёзно так подумала? Всё произошло так стремительно, что казалось бредом, глупой шуткой или попросту не в меру затянувшимся сном, но Рон смотрел сосредоточенно и без улыбки. Гермионе ничего не оставалось, кроме как кивнуть ему и удалиться. Пожалуй, немного поспешно, как будто за ней гнались невысказанные вопросы и сомнения.


* * *

Возвращаясь обратно в Хогвартс, Гермиона чувствовала, как волнение постепенно отступает, а мысли проясняются и приходят в порядок. И с каждой минутой её недоумение только росло и крепло. Она что, действительно всего полчаса назад всерьёз рассматривала вариант замужества с Роном? Она даже не отшила его сразу, как следовало бы, а зачем-то обещала «подумать». Разумеется, чтобы не обидеть его — ведь он выглядел таким… потерянным. Но разве не лучше было сказать сразу, чем давать ложную надежду? Дураку понятно, что вся эта ситуация — горячечный бред, не более. И ни за какого Рона Уизли замуж Гермиона, конечно, не выйдет, ещё чего не хватало. Как ему такое только в голову пришло?

Продолжая размышлять, Гермиона рассеянно призвала из шкафа растворимый кофе и насыпала в кружку, заливая наколдованным кипятком — это была её маленькая слабость, и, в конце концов, не звать же каждый раз эльфов ради такого пустяка!

Ей всего двадцать три, — раздумывала она, прихлёбывая горячий и крепкий напиток. Не совсем подходящий возраст для замужества — она-то планировала подождать хотя бы до тридцати, но с другой стороны... Кто скажет, что она к этому не готова? Или что Гермиона недостаточно серьёзно относится к семейной жизни?

Ей внезапно вспомнилась Молли и её бесконечные хлопоты над шумным многочисленным семейством. Гермиона, конечно, уважала эту женщину, даже в каком-то смысле любила, но представить себя на её месте не могла. И категорически не хотела. Бросить работу, сидеть в четырёх стенах, посвятив абсолютно всё своё время дому и семье… Возможно, для кого-то в этом есть особенное счастье, но только не для неё! Если бы Гермиона согласилась выйти замуж, она непременно договорилась бы с Роном, что детей они в ближайшее время они заводить не будут. Это же такая ответственность, что...

А дом? Где бы они стали жить?.. Рон наверняка снимал квартиру неподалёку от магазина, но Гермиона была готова спорить на что угодно, что там осталось столько следов пребывания Лаванды («интересно, а крышка унитаза тоже обита чем-то розовым и плюшевым?» — не удержалась Гермиона от ехидной мысли), что проще было переехать и всё начать заново. От мысли о том, что придётся уехать из Хогвартса, неожиданно стало очень грустно и как-то не по себе. Гермиона так привыкла к стенам родного замка, что ни за что не хотела покидать его, даже ради предполагаемой семьи. На мгновение мелькнула нелепая мысль уговорить Рона поселиться здесь с ней, но это было совсем уж глупо. Да и Минерва не разрешила бы…

Гермиона поймала себя на том, что рассуждает так, будто вопрос о замужестве был для неё уже решённым. Мерлин, она что, серьёзно? Вот так запросто может в скором будущем стать замужней женщиной?

— А даже если и стану! — Гермиона решительно стукнула чашкой с почти не тронутым кофе о стол, едва не расплескав его прямо на проверенные эссе. — По крайней мере… — поумерила она пыл, — действительно подумаю над этим всерьёз, а не как над хорошей шуткой.

Решив так, она, наконец, вздохнула с облегчением и, придвигая к себе перо с чернильницей, с удовольствием углубилась в привычные дела.


* * *

Северус Снейп сидел у себя в кабинете и читал книгу. Наконец-то у него нашлось время добраться до знаменитой «Новой энциклопедии зелий от древнейших до современных» под редакцией Карла Ланге! Снейп наткнулся на эту редкость совершенно случайно и приобрёл по баснословной цене ещё месяц назад, но прочесть всё никак не удавалось: постоянно наваливались какие-то дела и проблемы. Впрочем, они с самого начала учебного года наваливались, так что он почти привык, как и к тому, что в проблемах обычно была как-то замешана Гермиона. Последнее, впрочем, было абсолютно неважно.

Главное, что уже неделю Снейпу сопутствовала редкостная удача: затишье и благодатное спокойствие. Студенты, правда, вряд ли бы с ним согласились — ведь наличие у Северуса Снейпа лишнего времени, как правило, оборачивалось эссе в три фута вместо привычных двух. Но кто в таких вопросах будет слушать студентов? В конце концов, потренироваться перед экзаменами им только на пользу.

Стук в дверь прервал его приятный досуг, и Северус досадливо поморщился: вот, стоило только подумать о тишине и спокойствии, как пожалуйста. В том, что за дверью его ждали очередные проблемы и заботы, он даже не сомневался. Недовольно вздохнув, Снейп отложил книгу и направился к двери. Он был практически уверен, что сейчас увидит взволнованную Грейнджер, несущую ему очередные новости, но в коридоре неожиданно обнаружилась вовсе не она.

— Профессор Снейп, сэр, — перед ним согнулся в три погибели, изображая поклон, незнакомый домовик — на нём было не форменное полотенце с эмблемой Хогвартса, а опрятная синяя наволочка.

— В чём дело? — Снейп вопросительно уставился на маленького посланника.

— Послание для профессора Снейпа, срочно, в личные руки, — скороговоркой пропищал эльф, вручил Северусу сложенный вчетверо пергамент и растаял в воздухе.

Снейп тут же развернул письмо. Прочитал несколько торопливых строк и нахмурился. Вернулся в комнату и, уничтожая на ходу записку, сразу устремился к камину. Через секунду в комнате никого не было.


* * *

— Люциус? — позвал Снейп, очутившись в просторной гостиной Малфой-мэнора.

— Спасибо, что так быстро пришёл, — откликнулся Малфой, внезапно появляясь перед Северусом как будто из ниоткуда.

Снейп удивлённо поднял брови, окинув приятеля беглым взглядом. Тот был бледен и взволнован, что было крайне нетипично для него и свидетельствовало лишь об одном: Малфой позвал его точно не с целью посидеть за стаканчиком старого доброго вина под воспоминания о былом.

— Северус, у меня к тебе важное дело, — сходу перешёл Малфой к сути, нервно проводя рукой по волосам.— Пройдём в мой кабинет, там нам никто не помешает.

— Что-то стряслось? — едва за ними захлопнулась дверь, осведомился Снейп, опускаясь в кресло. — У тебя вид, будто тебя ограбили и отняли всё состояние.

— Почти, — судорожно выдохнул Малфой, присаживаясь напротив. Помолчал с минуту, собираясь с мыслями. — Год назад я заложил с гоблинами совместное предприятие, и довольно успешное, — начал он. — Открыл магазин ювелирных изделий.

— Поздравляю, — отреагировал Снейп. — И что? Торговля стала идти плохо?

— О нет, с торговлей всё просто прекрасно, — нервно и как-то затравлено усмехнулся Малфой. — Дело в другом. В последнее время начало твориться что-то странное и весьма неприятное, — он запнулся, стиснув лихорадочно дрожавшие пальцы. — За месяц произошло три загадочных смерти, — он поморщился. — Жертвами во всех трёх случаях стали молодые девушки. Магглорождённые девушки! — подчеркнул Малфой с некоторым трагизмом и вперил в Северуса напряжённый взгляд. — Ты понимаешь, что это значит?

— Нет, — честно ответил Снейп. — Я вообще не вижу связи в твоих словах. Ты-то здесь причём?

— А, да, я забыл упомянуть, — пояснил Люциус, хлопнув себя по лбу. — Все девицы незадолго до этого покупали украшения в нашем магазине — брошь, колье и серьги. И все изделия куда-то пропали!

— То есть? — уточнил Снейп. — Девушек кто-то убил, а драгоценности похитили с места преступления? Почему ты не обратишься в Аврорат? По-моему, это как раз по их части.

— Разумеется, все эти дела и так на контроле у Аврората, — Люциус раздражённо повёл плечами. — Меня волнует другое: рано или поздно авроры заметят связь между магазином и убийствами, особенно если случаи будут продолжаться. А поскольку все девицы — магглокровки, у меня могут возникнуть большие проблемы. Я же бывший Пожиратель смерти!.. Теперь ты понимаешь, о чём я? — сделав многозначительную паузу, снова повторил он.

— Люциус, но это же чушь, — возразил Снейп, наконец, поняв, к чему тот клонил. — Даже если бы ты и решил взяться за старое, неужели оказался бы таким дураком, что вмешал в дело свой собственный магазин?

— Попробуй объяснить это аврорам, — мрачно буркнул Малфой. — У них одна правда: если бывший Пожиратель, значит, во всём и виноват. Кому будет охота копаться и выискивать настоящего преступника, когда так удобно свалить всё на меня?

— Хм, — Северус задумчиво кивнул, признавая некоторый резон в его словах. — Возможно. Но что ты хочешь от меня?

— Хочу попросить разобраться во всём этом, — он заметил, как Снейп порывается что-то возразить и поспешно добавил: — Я наслышан о твоих… м-м… твоём хобби. И знаю, что ты дорого берёшь, но для меня это не проблема. Я хорошо отблагодарю.

— Тогда ты должен знать, что я не за всё берусь, — ответил Снейп, усиленно обдумывая ситуацию: криминальные дела он старался не расследовать. И… значительная сумма, перечисленная одним бывшим участником экстремистской организации другому, безусловно, не уменьшит подозрений, которые авроры нет-нет, а начинали к нему, Снейпу, питать. Но упускать шансы, которые судьба давала прямо в руки, он тоже не любил. — Предлагаю компромисс: я помогу тебе, а ты сделаешь кое-какие пожертвования, но не мне лично, а для Хогвартса. Договорились?

— Согласен, — с облегчением выдохнул Малфой, поднимаясь с кресла. — Приходи на днях ко мне в магазин — всё осмотришь, возможно, найдёшь какие-то зацепки.

— Хорошо, — кивнул тот. — А теперь, боюсь, мне пора.

— Спасибо, что не отказал в просьбе, — искренне поблагодарил Малфой, и Снейп едва заметно усмехнулся: да, видимо, прижало Люциуса знатно. Он его со времён войны таким не видел. — С меня действительно причитается, а если разберёшься — вдвойне.

— Какая щедрость, — беззлобно фыркнул Снейп. — Не узнаю тебя, Люциус.

— Не хочу в Азкабан, знаешь ли, — слабо улыбнулся в ответ тот, провожая Северуса к камину. — Увидимся на днях? — спросил Малфой, когда Снейп уже зачерпнул из чашки дымолётного порошка. Тот утвердительно кивнул и скрылся в зелёном пламени.

Оказавшись в своём кабинете, Северус тут же вызвал домовика: необходимо было найти Гермиону и поделиться новостью, что у них появилось очередное дело. И что в этот раз вознаграждение обещало быть особо крупным, таким, что его должно было хватить и на личные нужды, и на благо Хогвартса.


* * *

В последнее время Гермиона, постоянно раздумывавшая над неожиданным предложением Рона, пребывала в каком-то странном состоянии. Конечно, она склонялась к тому, чтобы отказать — это было бы логичным и правильным. Никто не пытается вернуть прошлое. Люди просто живут дальше.

Ну и что, что они с Роном знали друг друга довольно давно? Всё равно это казалось слишком скоропалительным, и было бы крайне нерациональным соглашаться на столь серьёзный шаг вот так, сразу… — думала она, но вскоре снова и снова ловила себя на том, что невольно представляла себя в роли невесты и практически планировала возможную свадьбу. Просто потому, что это была очень… привлекательно. И интересно! Гермиона спохватывалась, пытаясь убедить себя, что ни за что не пойдёт на такое безумие — это как минимум легкомысленно! — а в следующий момент уже мечтательно улыбалась, принимая от посыльного очередной букет роскошных цветов от Рона, сопровождаемых каким-нибудь романтическим посланием. По-хорошему, не надо было бы их принимать, чтобы не давать надежд раньше времени, но всё это было так… Мило? Очаровательно? Да, очаровательно!

Рон не настаивал и не торопил, просто интересовался, как её дела, сочувствовал, что она очень много работает, звал в кафе «развеяться»: «Мы не будем говорить ни о чём важном, Гермиона, обещаю. Просто посидим, расслабимся». И надо же — ему и вправду удавалось заставить её на какое-то время забыть о надвигавшихся экзаменах, деканских проблемах и бесконечных учебных планах. Но при этом ни разу не напомнив о прошлом. В какой-то момент Гермиона заметила, что с Роном было очень просто смеяться. Словно… словно они познакомились совсем недавно. Или давно — но не сказали друг другу всех тех глупостей, из-за которых когда-то расстались.

«Будто совсем другой человек», — часто думалось ей. Впрочем, школьные годы давно позади, почему бы Рону с тех пор не повзрослеть и не измениться?

…И как-то неожиданно, будто само собой, получилось, что в конце концов она сдалась, отправив сову с известием, что согласна. В тот же день они снова встретились, и светящийся от счастья Рон трещал, не переставая, выражая свою радость.

А после этого оказалось, что у Гермионы образовалась масса дел: раз уж она согласилась выйти замуж, то её свадьба должна была пройти идеально. Что означало лично проконтролировать абсолютно всё. И Гермиона с удовольствием погрузилась в сумасшедший водоворот предсвадебной суеты, ведь нужно было успеть кучу всего: от выбора формы салфеток до ткани на свадебное платье. Кстати, и костюм Рону она должна выбрать сама — иначе он обязательно наденет что-то не то, что совершенно не будет сочетаться с её нарядом… А времени, как всегда, в обрез.

…— Профессор Грейнджер, мисс, — перед ней внезапно возник домовой эльф и поклонился.

— Да, Типпи? — Гермиона с трудом оторвала взгляд от объёмистой записной книжки, сплошь исписанной убористым почерком — она специально завела отдельный блокнот, чтобы вести в нём все предсвадебные дела. А то ещё забудет что-нибудь ненароком. Или — о, ужас! — перепутает. — Говори, только очень быстро, — попросила Гермиона, одновременно пытаясь решить, какой торт лучше выбрать для банкета — тот, пастельно-голубого цвета, украшенный сахарными розами или всё-таки полностью белоснежный — с каскадом фантазийных цветов из сахарной пасты и съедобным жемчугом. А может, лучше с ненавязчивой цветочной гирляндой в тон торту? Так нежнее и не слишком вычурно…

— Профессор Снейп попросил вас зайти прямо сейчас, — сообщил домовик.

— Боже мой, Типпи, а это не может подождать? — простонала Гермиона, но эльф, разумеется, не мог ответить на её вопрос. По крайней мере, адекватно. Ещё начнёт биться головой о стену, а ей только истерики домовика не хватало для полного счастья. — Хорошо, иду, — поспешила сказать она, неохотно выбираясь из-за стола.

Мерлин, как не вовремя: она с минуты на минуту ожидала доставку заказа — бланков свадебных приглашений. А потом их ещё надо было подписать: вручную, потому что посылать гостям приглашения с отпечатанным или наколдованным текстом — плохой тон, свидетельствующий о небрежности и отсутствии личного отношения! Можно было, конечно, поручить это дело Рону или кому-нибудь ещё из будущих родственников, но Гермионе совершенно не нравился почерк ни одного из них. Так что придётся и это делать самой, если она, конечно, не хочет опозориться, разослав гостям криво подписанные приглашения.

— Передай, пожалуйста, профессору Снейпу, что я сейчас буду.

Эльф кивнул и исчез.

Гермиона вдруг подумала, что за всей этой суетой и заботами всё это время ни разу не встречалась с Северусом. Она даже в Большой зал перестала ходить, попросив эльфов доставлять ей еду в кабинет. А теперь Снейп сам её вызвал — придётся сходить и узнать, в чём дело. Только надо постараться управиться как можно быстрее.


* * *

— Профессор Снейп? — постучала она в дверь и, получив разрешение, вошла в кабинет. — Привет.

— Привет, — отозвался тот, поворачиваясь на звук её голоса.

— У меня для тебя новость, — сказали они одновременно и уставились друг на друга.

— Давай сначала ты, — попросила Гермиона, опускаясь на стул.

Пока Снейп излагал ей суть дела, Гермиона сидела молча, ловя себя на том, что как никогда рассеянна и с трудом вникает в смысл повествования. Мысли её снова были далеко и вертелись только вокруг свадьбы и предстоявших приготовлений.

Она вдохнула поглубже, собираясь с духом.

— Я, наверное, не смогу в этот раз принять участие, Северус, — проговорила она тихо, дождавшись, когда он закончит. — Я бы рада, но, к сожалению, у меня сейчас совсем нет времени.

— И чем же таким особенным ты занята? — осведомился Снейп, выглядя удивлённым и даже отчасти задетым.

— Я выхожу замуж.

Снейп воззрился на неё с таким недоумением, словно ожидал, что Гермиона вот-вот признается, что пошутила. Но она только молчала, ожидая, пока до него наконец-то дойдёт смысл сказанного.

— Ты серьёзно? — спросил он, наконец.

— Разумеется, — с досадой отозвалась она. — Кто же шутит с такими вещами?

— Вот как, — после паузы произнёс Снейп, барабаня пальцами по подлокотнику кресла. — Поздравляю, — он кисло улыбнулся. — И за кого же?

— За… — Гермиона неожиданно покраснела и потупила взгляд. — За Рона.

— За Уизли?! — Снейп посмотрел на неё ещё более изумлённо — так, будто она сказала, что собирается обручиться, по меньшей мере, с василиском. Гермиона вздёрнула подбородок, задетая такой реакцией.

— Да, за него, — подтвердила она и нервно усмехнулась. — Я… я совсем скоро стану «миссис Уизли».

Снейп помолчал, словно пытаясь осмыслить услышанное, но только мотнул головой и пробормотал:

— Для меня ты всё равно останешься Грейнджер.

Гермиона удивлённо приподняла брови. И что бы это значило?

— Почему?

Снейп раздражённо передёрнул плечами:

— Уизли слишком много. Легко запутаться. А Грейнджер только одна… — он выдержал паузу, — и слава Мерлину! И вообще… выйти замуж за того, кого знаешь со школы, это как... — он неопределённо взмахнул рукой. — Как объехать весь мир, побывать в самых экзотических местах, испробовать всё самое необычное и захватывающее... а потом вдруг взять и на всю жизнь поселиться в Ньюкасле.

Гермиона при этих словах неожиданно для самой себя залилась краской. Значит, «испробовать всё самое необычное»? Что он имел в виду? И вообще — что за намёки?

— Не знаю, что ты обо мне думаешь, — довольно прохладно заметила она, — но я не побывала во всех «экзотических местах».

Но Снейпа её реакция, казалось, ни капли не смутила:

— Значит, это всё равно, что съездить в две-три жалкие туристические поездки, — отмахнулся он. — А потом опять-таки поселиться в Ньюкасле. Даже не знаю, что хуже.

— Дался тебе этот Ньюкасл! — не выдержала Гермиона.

— Он маленький. И скучный. И там слишком много рыжих.

Разговор явно заходил куда-то не туда.

— Но… ведь бывает так, что двое людей встречаются и понимают, что это судьба, что они нашли друг друга, и это навсегда, — медленно произнесла Гермиона, гоняя по полированной столешнице несколько одиноких крошек, оставшихся, по-видимому, с чаепития. Она уже несколько раз произносила эти слова про себя, но когда впервые сказала вслух, то с неудовольствием заметила в своём голосе нотки неуверенности. И нахмурилась: выглядело так, словно она сомневалась! — И неважно, когда эти два человека находят друг друга — после школы, в школе или даже до неё, — продолжила она, уже гораздо твёрже. — Можно дружить с кем-то с самого детства, а потом осознать, что это переросло в любовь. И кого бы ни повстречал после — всё равно уже немного не то. Или ты хочешь меня убедить, что бывшие одноклассники по определению не могут стать друг для друга близкими людьми? Глупо искать лучшего, если оно уже с тобой. Почему у меня и Рона не может быть так?

Снейп приоткрыл рот, словно собираясь что-то сказать, но потом снова его закрыл, опуская взгляд и еле заметно качая головой. Затем его лоб прорезала упрямая складка. Пылкая речь Гермионы явно его не убедила. Наконец, он, казалось, снова собрался с мыслями:

— Потому что мистер Уизли это не самое лучшее, — коротко бросил он.

— Ты его не знаешь! — упрямо возразила Гермиона. — Ты судишь о нём по своим воспоминаниям ещё со времён, когда мы учились в Хогвартсе. Рон очень изменился! Он… он стал таким предупредительным и… и внимательным. Присылает мне цветы — прямо сюда, в школу. А какое кольцо он купил! Настоящая гоблинская работа. Оно из того магазина, который открылся на Косой Аллее совсем недавно — я заметила логотип на коробочке. Я на днях туда заходила — можешь мне поверить, там всё стоит сумасшедших денег! И даже там это кольцо одно из самых дорогих. Значит, ему и вправду важно меня вернуть… — Гермиона усмехнулась: даже спустя несколько недель эта мысль продолжала быть очень и очень приятной. А затем добавила, в шутку подначивая Снейпа и играя в «рассудительную кумушку»: — Да и вообще, чем плох Рон? У него хорошая работа, он милый и надёжный. Хорошая партия. Разве этого недостаточно?

— Не для тебя.

Воцарилось долгое молчание. Гермиона, слегка ошеломленная прозвучавшими словами, всё смотрела на Снейпа, словно ожидая, что тот сейчас пояснит, что имел в виду. Но он молчал, слегка повернув голову в сторону, и, как показалось, был крайне раздосадован. Наконец, когда пауза уже затянулась до неприличия, Гермиона решилась подать голос:

— Почему? — осторожно спросила она.

Неужели он сейчас скажет ей нечто… необычное? Но тот только опустил глаза.

— Ну же, скажи! — настаивала Гермиона, и Снейп поднял голову, смотря на неё каким-то совершенно нечитаемым взглядом.

— Ты... довольно умна, — выдавил будто через силу. — Сообразительнее... большинства людей. И ты почти не мешаешь мне работать.

Гермиона замерла, сражённая такой фантастической наглостью наповал. А ведь Северус, похоже, искренне считал, что сделал комплимент! Вот только непонятно — ей уже начинать рассыпаться в благодарностях, прыгая от счастья, или всё же ещё погодить? Она глубоко вдохнула, пытаясь справиться с собой.

— Вот как? — дрогнувшим голосом произнесла она. — «Почти не мешаю»? Признайся, ты бы ни за что не разобрался с Советом Книзлов, если бы не я! А дело Блишей?!

Почувствовав, что с каждым словом она распаляется всё больше и говорит всё громче, Гермиона усилием воли заставила себя остановиться. Кажется, она даже покраснела. Снейп же, словно не заметив, какой гневной была её тирада, снова надолго замолчал, а потом медленно заговорил с таким выражением лица, словно его заставляли выдавливать из себя каждое слово под пыткой:

— Да. Твои советы были... полезны. Иногда. Часто. Но не всегда, — и быстро добавил: — Но в принципе я бы мог сделать это и сам.

Произнесённые слова неожиданно больно ударили по самолюбию, хотя Гермиона, конечно, и не должна была надеяться, что Снейп когда-нибудь действительно похвалит её, воздавая по заслугам. Но нет, он просто не умеет кого-то хвалить — физически неспособен на это.

Гермиона с силой сжала кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Вот Снейп и поставил её на место, а она-то всё надеялась… Ну, и глупая же! Она слегка тряхнула головой, стараясь взять себя в руки.

— Вот и замечательно, — Гермиона лучезарно улыбнулась. — Значит, я действительно с чистой совестью могу вернуться к своим делам. Мне пора, — она с нарочито озабоченным видом наколдовала Темпус и поднялась со стула, направляясь к выходу. — Я должна подписать ещё двести приглашений, так что извини, — дверь за ней захлопнулась, и Северус вздрогнул, словно только сейчас приходя в себя.

— Ну и иди, — буркнул он в пространство. — Я прекрасно работал без помощников. И теперь справлюсь, — он порывисто поднялся с места, и закружил по комнате, обдумывая, с какого конца приняться за предстоявшее расследование.


* * *

— Нет-нет-нет, я вам ещё раз объясняю — это платье не подходит! — втолковывала Гермиона, листая толстый каталог и ожесточённо размахивая руками. — Вы что же, не видите, что здесь вовсе не двойная пристрочка по талии, как я просила? И почему кринолин? Я разве не говорила, что нужен шлейф? И никаких громоздких обручей?

— Но, мисс Грейнджер, вы ничего подобного не говорили, — робко возразила продавщица.

— Да? — удивилась Гермиона. — Значит, забыла. Извините, я просто немного закрутилась. Итак, давайте ещё раз, — она отложила каталог и присела на стул, с благодарностью принимая от появившейся в зале второй девушки чашку с горячим кофе. — Мне нужно… — начала, было, она объяснять, но тут в салон влетела растрёпанная сипуха и начала кружить у неё над головой, а потом опустилась на столик рядом.

— Извините, — Гермиона отвлеклась, отвязывая плотный конверт от лапы очередной совы, которые сегодня весь день летали за ней тенью, пока сама Гермиона с высунутым языком носилась по самым разнообразным свадебным магазинам, агентствам и конторам, решая миллион вопросов одновременно.

Она машинально сунула сове свою чашку с недопитым кофе, и пернатая посланница возмущённо ухнула, довольно ощутимо клюнув за палец.

— Ай! — Гермиона широко распахнула глаза, возвращаясь, наконец, в реальность. Недоуменно посмотрела на несчастную сову, на лужу разлитого кофе… — Боже мой, прости, — она протянула руку, ласково погладив пушистые перья. — У меня совсем голова кругом. Конечно, сейчас я угощу тебя, — Гермиона порылась в своей незаменимой сумочке, доставая оттуда очередную, неведомо какую уже по счёту пачку совиных вафель. — Держи. А теперь, извини — мне очень некогда, — и она поспешно распечатала конверт.

Мэри, молоденькая продавщица свадебного салона, услышавшая через минуту душераздирающий крик, полный негодования, метнулась обратно в зал, но ничего необычного не заметила, лишь та придирчивая клиентка, которая за пару часов успела буквально измочалить половину персонала их магазина, держала в руке какую-то колдографию и, казалось, вот-вот готовилась упасть в обморок.

— Что с вами, мисс? — подлетела Мэри к Гермионе. — Вам плохо? Воды или, может, колдомедика?

— Посмотрите, что это такое! — вместо ответа Гермиона, возмущённо сверкнув глазами, сунула продавщице под нос злосчастную колдографию. Мэри послушно уставилась в неё, морально готовясь увидеть нечто очень жуткое. Каково же было её удивление, когда она обнаружила на снимке всего лишь… свадебный букет. Красивый, свежий, как сама весна, перевязанный ленточками, замысловато вплетёнными между белоснежными бутонами роз.

— А по-моему, довольно красиво, — осторожно заметила она.

— Красиво? — отозвалась Гермиона. — Вы, должно быть, шутите? Посмотрите, что они наделали! — она снова настойчиво ткнула пальцем в изображённый букет.

— Но что не так, мисс?

— Я несколько часов убила, объясняя им, какие должны быть ленточки в букете, — пояснила Гермиона. — Что оттенок должен быть персиковым. А они сделали абрикосовый! Он слишком яркий. И этот жёлтый отблеск… Совершеннейшая безвкусица, тем более, что этот цвет абсолютно не вписывается в цветовую композицию, которую я задумала, — она вздохнула, но тут же встряхнулась. Попросив у девушки пергамент и перо, она быстро настрочила гневное послание в фирму, где заказывала букет, и отправила сову обратно. Затем повернулась к Мэри и, изобразив на лице дружелюбную улыбку, продолжила: — Итак, что касается платья…

Мэри, впавшая из-за ситуации с букетом буквально в шоковое состояние, от этой улыбки только ещё больше насторожилась и постаралась сосредоточить всё внимание на пожеланиях клиентки. Сумасшедшей перфекционистки, что, впрочем, можно было предположить и до этого. Мэри даже взяла блокнот, чтобы досконально зафиксировать каждое слово. Настрочив за полчаса и с бешеной скоростью чуть ли не поэму, она как никогда более остро пожалела, что у них в магазине не водится прыткопишущего пера.


* * *

Снейп устало облокотился рукой о стол и недовольно вздохнул. Начатое некоторое время назад расследование пока не давало особых результатов, и это, разумеется, не могло не раздражать.

Тщательный осмотр драгоценностей в магазине Люциуса ни к чему не привёл — обычные дорогие безделушки, ничего особенного. И проклятий на них никаких Снейп не обнаружил. Только и пользы от потраченного на визит времени — узнал, как именно выглядели украшения погибших девушек.

Северус, было, навестил одну из семей пострадавших в надежде выяснить что-нибудь, но родственники оказались настолько убиты горем, что ничего путного ему сообщить не смогли. Поэтому с остальными он решил повременить. Будь Гермиона с ним, он спихнул бы эту часть работы на неё: она умела — совершенно непонятно как! — налаживать контакты с людьми, и у неё бы эти переговоры получились гораздо более продуктивными.

Снейп сердито сжал губы, обрывая нелепую мысль на середине. Какая только ерунда не придёт в голову. Это просто нелепо. Толкнул же чёрт Гермиону так не вовремя захотеть выскочить замуж! Неужели нельзя было отложить хотя бы ненадолго, к чему такая срочность? Или боится, что этот простофиля-Уизли вдруг передумает? Но это невозможно. А может, наоборот, — именно рыжий торопит Грейнджер узаконить отношения, пока та ещё не осознала, что совершает ошибку, и не отменила всё сама…

Не то, чтобы ему, Северусу, было до этого дело, но всё-таки. Он уже хорошо изучил предприимчивую натуру своей напарницы («Бывшей напарницы!» — раздражённо поправил он сам себя) и точно знал, что ей быстро надоест всё это. Сейчас она, словно глупая девчонка (хотя, по сути, она и была глупой девчонкой, просто за прошедший год Северус об этом немного подзабыл, воздав должное её уму и здравомыслию и привыкнув считать почти равной себе), с вдохновением погрузилась в свадебно-амурные дела, для неё это ново и необычно, поэтому ей пока интересно. Но семейная жизнь всегда заканчивается рутиной. Пустое занятие, в нём нет разминки для ума, а без постоянно тренировки разум приходит в упадок. И Грейнджер растратит свой деятельный характер на всякую ерунду, погрязнув в повседневных делах и заботах.

Кстати, почему он снова размышляет о всякой несущественной ерунде, вместо того, чтобы думать о расследовании?

Северус вдруг вспомнил об одном занимательном факте: гоблины, когда он наносил Люциусу визит в магазин, почему-то были очень недовольны данным обстоятельством. Настолько, что даже не сумели этого скрыть. И это явно неспроста.

Перед внутренним взором снова всплыли озабоченно-злобные лица компаньонов Малфоя, и их напряжение, которое они кое-как пытались замаскировать вежливостью и равнодушным тоном. Пожалуй, надо бы ещё раз наведаться в этот треклятый магазин. Оглядеть там всё как следует, а то в прошлый раз дальше витрин его так и не пустили: этот напыщенный гоблин с хитрыми глазками, который в магазине за управляющего — Дормак, или как там его — всё время мастерски уводил тему и постоянно крутился рядом, словно коршун, следя за каждым шагом Северуса и прислушиваясь к их с Люциусом беседе. Странное поведение, если подумать. Гоблины, конечно, очень не любят вмешательства в какие-то их дела, даже если это связано всего лишь с обычным магазином ювелирных украшений, у них от природы скрытность и ярко выраженная независимость, которую они всячески стараются подчеркнуть при каждом удобном и неудобном случае, но есть же какие-то границы разумного. Гоблины вовсе не глупы (скорее уж, наоборот!) и никогда не упустят своей выгоды. А расследование загадочных смертей обладательниц их побрякушек и избавление, тем самым, владельцев магазина от неприятностей, да ещё и бесплатно (поскольку все расходы Малфой взял на себя) Северус считал для гоблинов предприятием хоть сколько-то выгодным. Тогда в чём причина их недовольства?

Окончательно придя к выводу, что повторный осмотр магазина — дело решённое, Снейп с облегчением откинулся на спинку стула. По крайней мере, хоть какое-то движение вперёд, а не бессмысленное топтание на месте. И, возможно, у него скоро появится зацепка, в каком конкретно направлении двигаться.


* * *

Снейп в который раз взял в руки лежавшую перед ним открытку и принялся вертеть в руках, рассматривая так и этак. Собственно, ничего особенного, стандартный бланк приглашения, но чем Гермиона руководствовалась, когда додумалась его — его! — пригласить на свою свадьбу?! Неужели она действительно рассчитывала, что он пойдёт туда? Снейп поражался, как Гермиона, вообще-то довольно разумная, могла так резко поглупеть.

Северус снова бросил открытку на стол, а потом вообще смял её и испепелил Инсендио. Что ж, ладно. У Грейнджер сегодня важный день, а у него свои дела — повторный осмотр этого чёртового магазина. Именно этим он сейчас и займётся.

Оказавшись в Косой Аллее, довольно пустынной в столь ранний час, Снейп отправился прямиком к заднему входу пресловутого магазина. Ещё накануне он попросил Люциуса поставить на дверь специальные чары и сообщить пароль, чтобы Северус беспрепятственно смог проникнуть в помещение. Входить, как все нормальные люди, через главный вход Снейп на этот раз не захотел — вдруг гоблины поставили каких-нибудь своих охранных чар. Тогда эти крючконосики снова сбегутся сюда и не отойдут от него ни на шаг, а ему требовалась полная свобода действий.

С дверью проблем не возникло, и вскоре довольный Снейп уже осторожно крался в подсобные помещения, решив начать осмотр именно с них.


* * *

— А это что такое? — пробормотал он пару часов спустя, роясь в очередной, весьма захламлённой комнате.

Пока что от его изысканий никакой пользы не было — обычные складские помещения. Несколько раз его посещала мысль бросить всё и отправиться в Хогвартс, но вслед за этим неизменно вспоминалось, какой сегодня день — особенный! — и Северус упорно продолжал поиски, сам не зная, что ищет, лишь бы занять ум и не думать в десятый раз о некоторых очень легкомысленных, как оказалось, девчонках, которые совершенно не разбираются в... Снейп тряхнул головой, обрывая глупые мысли.

Он вновь вернулся к возникшей перед ним загадке: сканирующие чары показывали наличие трёх выходов из комнаты, а он пока обнаружил лишь два — тот, через который вошёл, и одну маленькую дверку, ведущую в крохотную подсобку метр на метр. Кстати, зачем здесь вообще подсобка?.. А главное — почему она совершенно пуста, тогда как основная комната буквально забита всяким хламом? Что-то здесь не так.

Он запустил новое сканирующее теперь уже на подсобку, и нахмурился: по всему выходило, что где-то здесь есть ещё один выход, но вот где? В этой комнатёнке размером с гардеробный шкаф и повернуться-то негде. Снейп тщательно исследовал все стены, но не нашёл ничего необычного. Крайне раздосадованный, он махнул палочкой, буркнув простое «Финита», и замер: на казавшемся абсолютно гладким полу вдруг проступили контуры квадратного люка.

Крайне заинтригованный, Северус, не сомневаясь ни секунды, откинул крышку и, держа наизготовку палочку с горящим на кончике Люмосом, спустился по каменным ступеням в тёмный лаз, предусмотрительно не забыв прикрыть за собой люк.

Идти пришлось довольно долго. Извилистый лаз был чертовски низким, так что, Снейпу пришлось пробираться через него, согнувшись в три погибели, и когда он увидел впереди неясные отблески света, то вздохнул с облегчением. Погасив Люмос, Северус сделал ещё несколько осторожных шагов и практически упёрся в тонкую фанерную перегородку — как он понял, изнаночную сторону какого-то портрета или картины. Портрет был чуть сдвинут вбок — из этой-то образовавшейся щели и сочился слабый свет.

Северус выждал какое-то время, не двигаясь и прислушиваясь к малейшему шуму. Кинул на всякий случай сканирующие чары на присутствие в комнате посторонних, но так ничего и не обнаружив, аккуратно отодвинул портрет, входя в помещение. Осмотрелся и едва подавил желание удивлённо распахнуть глаза: он оказался в довольно небольшой комнате, богато убранной, но почти пустой, лишь в самой середине находилось какое-то сооружение, больше всего напоминавшее алтарь.

Всё время оглядываясь, Снейп подошёл поближе. Вокруг «алтаря» в каком-то прихотливом порядке были разложены самые разнообразные ювелирные украшения.

«Что ещё за святилище Астарты», [1] — мимоходом подумал Снейп, но внезапно глаз зацепился за весьма знакомые очертания... Северус подошёл вплотную к «святилищу», тщательно разглядывая заинтересовавшую его вещь. И нахмурился: перед ним находилось именно то самое колье, которое принадлежало одной из погибших девушек. Люциус упоминал, что оно у них продавалось в единственно экземпляре, так что сомнений быть не могло. Снейп внимательно осмотрел остальные изделия, и обнаружил среди них и утерянный браслет, правда, был ли он именно собственностью убитой девушки или являлся всего лишь копией, с уверенностью сказать было нельзя.

«Лучше всего взять и колье, и браслет с собой, — решил он. — А там уже можно будет разобраться...» — не успел он додумать эту мысль, как от входа в комнату послышался шум, и тут же раздались скрипучие голоса — совсем близко. Северус поспешно отпрыгнул к стене и спрятался за тяжёлую портьеру, закрывавшую странное, забранное решёткой окно.

— ...нам всё дело испортит, — ворчливо произнёс, тем временем, один из вошедших. Снейп осторожно выглянул из своего укрытия и увидел двух гоблинов — знакомого с предыдущего визита Дормака и его спутника — совсем молодого, но столь же напыщенного и высокомерного, как и первый.

— Почему? — спросил молодой, подходя к «святилищу», усаживаясь прямо на пол и наблюдая, как старший, внимательно осмотрев каждое украшение и удовлетворённо кивнув, начинает зачем-то перекладывать их в другом порядке.

— Слишком труслив и вообще ненадёжный тип, — ответил Дормак. — Мы бы с ним не связывались, но уж очень удобно нам этот Малфой под руку подвернулся: столько лет на волоске от Азкабана! Кто ему поверит, в случае чего? А нам обязательно нужно прикрытие — мало ли, как всё пойдёт. Мы и так допустили промах с магглорождёнными! — гоблин досадливо рубанул рукой воздух.

— А что там с этими магглорождёнными? — полюбопытствовал молодой. — Я же отсутствовал полгода и почти ничего не знаю…

— Поэтому ты сейчас и здесь, со мной, Мерлок, — успокоил его Дормак. Помолчал и начал: — Разумеется, ты должен помнить, из-за чего мы оказались в нынешнем положении?

— «Нынешнем» — это в смысле с момента окончания последней гоблинской войны, что ли? — отозвался Мерлок. — Когда волшебники смогли присвоить часть нашей магии и…

— Именно! — горячо подтвердил Дормак. — Тогда ты, наверняка, должен помнить, что магия была похищена при помощи драгоценностей, которые наши предки когда-то по глупости продали магам. Вместо того, чтобы, как говорит наш закон, после смерти владельцев вернуть вещи тем, кто их создал, проклятые людишки заговорили о «наследовании». Они заявили, что если заплатили за вещь, она становится их — навсегда! Их и их потомков. Это были огромные потери для нас. Один меч Годрика Гриффиндора…

— Да-да, я знаю историю, — нетерпеливо перебил его Мерлок. — Но я всё ещё не…

— Несколько месяцев назад во главе общины встал Олаф Искусник. Ты знаешь его торговую компанию — она процветает даже сейчас, когда экономика переживает спад. Но он не просто хороший предприниматель. Олаф — истинный почитатель гоблинских традиций. Он сумел напомнить нам, кто мы и чего достойны. Много лет мы закрывали глаза на то, что волшебники похитили нашу магию, но теперь этому придёт конец! На первом же собрании Олаф предложил восстановить справедливость, и мы его поддержали.

— И решили использовать для этого драгоценности? — в голосе молодого гоблина зазвенело понимание и нечто, подозрительно похожее на восхищение.

— Тоже идея Олафа! Как тонко — обратить оружие магов против них самих! Олаф придумал, как зачаровать украшения таким образом, чтобы они не отдавали, а забирали магию волшебников, приобретших их. И не просто в пространстве, но и во времени — от потомков к предкам. Вплоть до презренных магов-похитителей! Всё было в порядке, пока наше изделие не купила магглорождённая девушка.

— А-а, я понял! — воскликнул Мерлок. — Нет предков — нет цепочки! И что с ней стало?

— Она умерла, — мрачно ответил Дормак. — Она и ещё две. Украшения просто выкачивали из них всю магию без остатка, пока не наступила смерть. И чем больше магии аккумулируют наши драгоценности, тем быстрее идёт процесс. Теперь магглокровке достаточно лишь коснуться украшения — и она гарантированно тут же умрёт…

Снейп слушал, затаив дыхание, и от последней фразы буквально оцепенел.

«А какое кольцо он купил!.. — вспыли в памяти слова Гермионы, — … из того магазина ювелирных изделий, что открылся в Косой аллее совсем недавно…»

Мерлин, сегодня ведь свадьба! Снейп с силой вцепился пальцами в портьеру, лихорадочно соображая, что делать. Нельзя позволить Гермионе надеть его! Чёрт же дёрнул Уизли покуситься на дорогую безделушку из модного магазина, а не заказать нормальное обручальное кольцо у ювелира. Вечно от рыжего одни неприятности!

Поглощённый этими мыслями, Снейп не заметил, как случайно наступил носком ботинка на край шторы. Тяжёлая ткань натянулась, карниз под потолком угрожающе заскрипел, — и гоблины тут же замолчали.

— Кто там? — испуганно спросил Мерлок.

— Сейчас посмотрим, — просипел Дормак.

Раздался звук приближавшихся шагов. Портьера всколыхнулась, и перед Снейпом предстала исказившаяся от ярости физиономия его «старого знакомого».

— Ты-ы?! — прошипел гоблин и протянул скрюченные пальцы, пытаясь схватить его. Снейп машинально отшатнулся и, принимая молниеносное решение, махнул палочкой, вырубая проём в оконной решётке. Вывалился в соседнее помещение и сразу аппарировал на улицу. Оказавшись в Косой Аллее, Северус растерянно огляделся. Мерлин, куда теперь? Где, чёрт возьми, проходит эта треклятая свадьба? В памяти услужливо всплыли строчки из пригласительной открытки, написанные знакомым мелким почерком:

«...будем рады видеть Вас по адресу... в 14.00... подпись...»

Точно! Кажется, это где-то в магической части Ньюхема. Нужно срочно туда. Снейп сконцентрировался, стараясь как можно точнее вспомнить координаты. Только бы успеть — церемония вот-вот начнётся...

______________________________

[1] Астарта (Ашторет, Ашерат) — греческий вариант имени шумеро-аккадской богини власти и любви Иштар. В Грецию культ Астарты пришёл через финикийцев. Наиболее часто упоминается в текстах Библии.


* * *

— … А ты, Гермиона Джин Грейнджер, согласна ли взять в мужья… — Гермиона отрешённо слушала полагавшиеся по этому случаю ритуальные фразы, неподвижная, словно каменное изваяние. Сжала в руках букет: прозвучали последние слова, вот-вот она должна была сказать «да» и стать женой…

— СТОЙТЕ!!! — раздался на весь зал громовой крик, и все удивлённо обернулись. На пороге стоял запыхавшийся Снейп и с решительным видом смотрел на Гермиону. — Ты не должна этого делать!

— Профессор Снейп?! — с ошалелым видом хором воскликнули Рон и Гарри, который был шафером.

Северус?! — оценивая взбудораженный вид всегда невозмутимого Снейпа, одновременно с ними вскричала Гермиона, от растерянности даже назвав его так, как называть при посторонних было совсем нежелательно. — Что ты делаешь?!

— Хочу тебя спасти, — отозвался тот. — Отойди оттуда немедленно!

— Северус, ты в своём уме? — быстро оглядевшись и пытаясь сохранить остатки приличий, зашипела Гермиона. — Какого дьявола? У меня тут свадьба, если ты не помнишь! Рон, — снова повернувшись к жениху, громко велела она. — Давай, надевай кольцо и покончим с этим!

— Нет! — снова заорал Снейп и сорвался с места, несясь по проходу мимо ошарашенных гостей. — Не смей этого делать! Ты погибнешь!

Он выхватил из рук Рона злосчастное кольцо и с облегчением, которое не смог скрыть, спрятал его в нагрудный карман. Все заволновались, загомонили и повскакали с мест. Шум поднялся просто невообразимый.

— Да что вы себе позволяете?! — завопил Рон, бросаясь вперёд с явным намерением устроить потасовку на собственной свадьбе. Поттер повис у него на плечах сзади, кое-как удерживая разъярённого друга. — Отдайте немедленно и убирайтесь отсюда! — голосил Рон, исступлённо дёргаясь, пытаясь вырваться из крепкой хватки своего шафера. — Пусти меня, Гарри, — зашипел он. — Я ему сейчас покажу!

— Рон, не вздумай! — отрезала Гермиона и гневно уставилась на Снейпа. — Видишь, что ты наделал?

— Гермиона, я всё объясню… — подал голос Снейп, но договорить ему не дали:

— Вот он! — пронёсся по залу скрипучий голос. — Хватай его! — и в помещение ворвалась целая толпа гоблинов, устремляясь вперёд.

— Чёрт побери, а они-то здесь зачем?! — в панике закричал Поттер, быстро выхватывая палочку, и пытаясь остановить разъярённых и явно замышлявших вовсе не пикник на полянке гоблинов.

В зале началось настоящее столпотворение: испуганные маги заметались между стульев и скамеек, натыкаясь друг на друга и сбивая с ног. Дамы визжали, кое-кто спешно аппарировал, а кто-то, совсем потеряв голову и забыв о магии, просто ломился к выходу, спасаясь из этого бардака и крича при этом всякую невнятицу.

Снейп пригнулся и молниеносно выхватил палочку.

— Осторожно, Гермиона! — он выбросил руку вперёд, еле успев отбить летящее в неё проклятие. Следом летело ещё одно, но он с ужасом понял, что уже не успевает нейтрализовать его. — Вправо, быстро!!! — рявкнул он.

Гермиона, моментально забыв про ссору, свадьбу и вообще что бы то ни было, метнулась вбок, — всё происходило так стремительно, что мозг пока не успел обработать информацию, но тело на окрик среагировало автоматически. Она судорожно провела ладонями по платью, словно отыскивая палочку, которой здесь по определению быть не могло — не за подвязку же её затыкать! — мысленно чертыхаясь и пытаясь припомнить, где оставила свою сумочку. И с ужасом осознала, что, скорее всего, та находилась в комнате в другом крыле здания, где Гермиона облачалась в свой свадебный наряд. Хотя нет, подождите… Она, пригибаясь и прячась от заклятий за спинками стульев, бросилась влево. Какое счастье, что перед самой церемонией Молли слишком расчувствовалась, и Гермионе пришлось принести успокоительное зелье, которое совершенно случайно завалялось в её незаменимой сумочке! Относить клатч обратно было некогда, и Гермиона просто пристроила своё имущество на пол, за крайним из стульев.

Быстро схватив сумку, она судорожно закопалась в ней, пытаясь отыскать среди кучи всевозможных вещей палочку. Наконец, выхватила её. Бегло огляделась…

— Северус, сзади! — она рванулась вперёд, посылая Ступефай в разъярённого гоблина, целящегося в Снейпа со спины. Потом, стремительно развернувшись и прикрываясь щитом, оглушила ещё одного.

И только после этого огляделась, ища в образовавшемся хаосе своего жениха. Впрочем, Рон обнаружился совсем неподалёку: рядом с проходом. И, судя по всему, был в порядке, разве что слегка дезориентирован.

— Что?.. Куда?.. — растерянно бормотал он, безуспешно пытаясь принять участие в сражении. Но едва Рон успевал поднять голову и в очередной раз попытаться встать, как ему тут же приходилось снова пригибаться, уворачиваясь от летевших со всех сторон заклинаний.

— Рон, быстро ложись, а то зацепят, — коротко бросил взмокший Поттер, отбивая очередной красный луч: он так же, как и Снейп с Гермионой и ещё несколько не потерявших самообладания гостей, принимал активное участие в развернувшейся битве.

— Всем стоять! — перекрывая шум, вдруг прогремел на весь зал усиленный Сонорусом крик. — Опустить палочки и сохранять спокойствие!

Все замерли на местах, во все глаза глядя на появившихся невесть откуда авроров, положивших, к счастью, конец возникшей потасовке. Те невозмутимо сновали в толпе, отлавливая гоблинов и обезвреживая их.

— Гарри, это ты их вызвал? — сообразила Гермиона, посмотрев на ничуть не удивлённого появлением своих коллег Поттера, и тот кивнул. Потом отошёл от них, направляясь навстречу своему шефу и что-то объясняя на ходу.


* * *

Уже близился вечер, и Гермиона устало опустилась на скамейку, вытягивая ноги и разглаживая на коленях помятое, испачканное и даже в нескольких местах порванное платье. Сумасшедший день. В зале до сих пор повсюду суетились авроры, допрашивая гостей, гоблинов и всех, кто под руку подвернётся, дотошно выясняя все подробности произошедшего. Рон, злой и раздражённый, непрестанно что-то бурча, слонялся из угла в угол, пока к нему не подошёл Гарри и не увёл в соседнюю комнату. А через секунду оттуда вновь показался до смерти утомлённый Снейп (на протяжении всего этого времени его беспрестанно таскали в «допросную»). Он подошёл к Гермионе и опустился рядом. Некоторое время они просто молчали, каждый думая о своём.

— Кольцо пришлось оставить невыразимцам, — подал, наконец, голос Снейп. — Они сказали, что вернут его не раньше, чем закончится расследование. Извини, что так получилось.

Гермиона подняла на него усталый взгляд.

— Тебе не за что извиняться, — покачала она головой. — Ты же меня спас. Это я должна извиниться, что накричала на тебя.

— Но… я испортил твою свадьбу. А ты так к ней готовилась.

— Да ладно, забудь, — Гермиона со вздохом отложила в сторону измочаленный, порядком облысевший свадебный букетик, который вместе с палочкой по-прежнему машинально держала в руках. — Замуж всегда можно выйти.

— Да, я… — договорить он не успел: рядом возник покрасневший от бешенства Рон.

— Вы! — он с ненавистью посмотрел на Снейпа. — Сорвали нам церемонию! Устроили этот балаган! Притащили гоблинов по аппарационному следу!

— Рон, пожалуйста, угомонись! — Гермиона решительно пресекла поток несправедливых обвинений. — Он вообще-то спас мне жизнь! Тебе уже объяснили, что на обручальном кольце было проклятие! Если бы ты не купил его…

— Ах вот как? — взвился Рон. — Я ещё и виноват?!

Взмахнул в ярости руками и бросился к выходу.

— Рон, подожди! — Гермиона устремилась за ним. — Я совсем не то хотела сказать…

Снейп проследил за ней взглядом, равнодушно пожал плечами и, завидев, что его снова зовут авроры, поднялся с места.


* * *

— Кофе, без сахара, — Гермиона кивнула официанту, ощущая острый приступ дежа вю. Они с Роном опять сидели в том самом кафе, где он не так давно сделал ей предложение. После провала свадебной церемонии и грандиозного сражения с гоблинами прошло уже несколько дней, но она до сих пор не могла толком отойти от этого, чувствуя себя весьма странно.

— Гермиона… — начал Рон, дождавшись, когда принесут заказ.

— Рон, прости, мне жаль, что так получилось, — перебила она его. — Столько времени, сил и средств пропало даром. Слишком пафосная свадебная церемония — совсем не то, что на самом деле было нужно, — она потупила взгляд. — По-моему, я чересчур увлеклась.

— Неважно, — махнул рукой Рон. — Деньги — это всего лишь деньги. Ещё заработаю.

Гермиона удивлённо посмотрела на него. Ей раньше почему-то в голову не пришло задуматься, на чьи, собственно, средства был весь этот фарс. Да, кажется, она, слишком поглощённая предсвадебными хлопотами, перестала обращать внимание на всё остальное и действительно перегнула палку.

— И… что будет дальше? — осторожно спросила она, вдруг чётко осознавая, что сама не знает, какой бы ответ её устроил. Она уже ни в чём не была уверена.

Рон замялся.

— Гарри мне сказал, что вы со Снейпом уже давно занимаетесь какими-то расследованиями? — невпопад вдруг спросил он. Гермиона лишь смущённо пожала плечами, ничего не отвечая. — Там, на свадьбе… — продолжил Рон, но снова замолчал и выставил локти перед собой, нервно переплетая пальцы. — Когда на нас напали эти спятившие гоблины… Ты так сражалась с ними! Это было просто нечто, Гермиона! И ты была такая… настоящая!

— Но это же хорошо? — зардевшись от похвалы, осторожно спросила она.

— Да, — ответил он, но в тоне его сквозила неуверенность. — Да, но, видишь ли… Ты, Гарри, ребята из Аврората, Снейп — вы все работали слаженно, как настоящая команда. Будто заранее знали, что произойдёт. А я… Я себя ощутил там совершенно лишним.

— Ты меня в чём-то обвиняешь? — слегка завелась Гермиона.

— Нет-нет, что ты, — отрёкся Рон. — Просто, мы всегда были такими разными. Всегда и во всём. Я позабыл об этом, но эта вся свадебная свистопляска, да и ещё битва с гоблинами под конец, напомнили мне.

— Я что-то не понимаю, к чему ты клонишь? — прищурилась Гермиона. — Ты хочешь сказать, что жалеешь, что сделал мне предложение?

— Нет, но… — Рон сосредоточенно нахмурился, собираясь с мыслями. — Ты всегда стремилась к знаниям, саморазвитию, — издалека начал он. — Это было очень важно для тебя. Это неотъемлемая часть твоей жизни. А я… — глубокий вздох. — Я не смогу соответствовать тебе, Гермиона. Никогда. И я просто не могу позволить себе заставить тебя жить той жизнью, которая тебе совсем не подходит, — Рон похлопал её по руке. Потом положил на стол несколько монет, оплачивая счёт, поднялся и молча вышел из кафе.

Гермиона, совершенно ошеломлённая, растерянно посмотрела ему вслед. Всё пошло кувырком. Она прислушалась к себе, честно пытаясь понять, сильно ли она расстроена, но вместо этого почувствовала иррациональное облегчение. Неужели Рон прав? И, получается, всё вышло к лучшему?


* * *

— Гермиона? — постучав для приличия, Снейп вошёл в её кабинет и прикрыл за собой дверь. — Ты позволишь?

— Северус? — удивлённо посмотрела та — они не виделись с того самого злосчастного дня её несостоявшейся свадьбы. — Входи, — пригласила она. Подалась вперёд, намереваясь что-то сказать, но замерла и задумчиво нахмурилась.

После разговора с Роном она пребывала в странном умиротворении, наконец-то полностью успокоившись и ощущая, что всё в её жизни теперь как надо. Только вернувшись в Хогвартс, она осознала, как сильно соскучилась по школе, по их беседам со Снейпом, по своей работе. И пусть в последнее время с Хогвартсом явно творилось что-то странное, и постоянно что-то случалось, именно сейчас к ней пришло окончательное понимание, что она всё равно любит это место — несмотря ни на что. Поэтому обсуждать что-то важное казалось естественным и единственно правильным только здесь, где ей было наиболее уютно и комфортно.

— Послушай, объясни мне, пожалуйста, что всё-таки произошло? — попросила она негромко. — Я же почти ничего не знаю.

— Разумеется, — отозвался Снейп. — Я пришёл именно за этим. Извини, не смог раньше — необходимо было разобраться со всем этим до конца, зато теперь я могу рассказать тебе всю историю целиком.

Гермиона устроилась на стуле поудобнее, приготовившись слушать, и за всё время, пока Снейп говорил, ни разу не перебила, лишь кивая время от времени.

— Я уже жалею, что не стала расследовать с тобой это дело, — с огорчением признала она, выслушав рассказ от начала и до конца. — Всё это так захватывающе. Конечно, мне было некогда — всё-таки, свадьба, но…

— Кстати, а что со свадьбой? — поинтересовался Снейп.

— Её не будет, — вздохнула Гермиона. — Это всё было каким-то безумием. Я теперь сама не понимаю — как я могла согласиться так скоропалительно выйти замуж. Это же такой серьёзный шаг!

— Да, наверное, ты права, — ровным тоном произнёс Снейп. — Впрочем, выйти замуж под силу каждой девушке, в этом нет ничего особенного. А вот суметь докопаться до истины в какой-нибудь запутанной истории — не каждому дано. У тебя получается, так пользуйся этим. Что же до замужества… с чем-чем, а с этим у тебя проблем не возникнет.

— А… что стало с гоблинами? — потупив взор и неловко кивнув, сменила тему слегка смущённая его необычной речью Гермиона.

— Их заставят вернуть магию, которую они похитили, обратно, — прояснил Снейп животрепещущий вопрос. — Причём с помощью их же побрякушек. В Министерстве решили не заводить громкое уголовное дело, опасаясь массовых возмущений — никому не хочется спровоцировать новую войну, а эти проныры-гоблины… — он поморщился, — они слегка помешаны на своём народе и том, что волшебники их якобы «притесняют». Им только повод дай.

— М-да, — прокомментировала Гермиона, задумчиво качнув головой. — И что — они просто останутся безнаказанными? Это же несправедливо! По их вине погибли три девушки, мы вправе…

— Разумеется, нет, — перебил её Снейп. — Их семьям гоблинская община выплатит огромную компенсацию.

— Девушек это не вернёт, — тихо прошептала Гермиона. — Но хоть что-то.

— Нет, это не всё, — возразил Снейп. — Гоблины, непосредственно приложившие руку к этим, по сути, убийствам, хотя они этого и не планировали изначально, арестованы и, скорее всего, отправятся в Азкабан. Это тот самый Дормак и ещё один, что помогал ему зачаровывать украшения.

— А как же этот Олаф? — нахмурилась Гермиона. — Ведь он — зачинщик! По сути, он виноват больше всех!

— Его вину доказать сложно, — вздохнул Снейп. — Своими руками он ничего не делал и даже противозаконными действиями гоблинов непосредственно не руководил. Только говорил общие фразы, призывал бороться и прочее. Максимум — закинул идею насчёт проклятых украшений. Он очень хитёр.

— Вот это-то и ужасно! — возмущённо вскинулась Гермиона. — Что толку, если посадят нескольких исполнителей, а организатор так и останется на свободе? Что помешает ему снова придумать какую-нибудь мерзость и опять начать подстрекать своих сородичей на очередное преступление?

— Думаю, он ещё долго побоится этого делать, — возразил Снейп. — Он напуган и получил хороший урок. Кроме того, его обязали заплатить поистине астрономический штраф, а для гоблина, поверь, денежные потери — едва ли не самое слабое место. Если бы он мог, то скорее дал бы высечь себя плетьми, чем расстался с такой суммой. Кстати, — он хитро прищурился, — часть этого штрафа полагается мне: как премия за раскрытие данного преступления. Это очень солидная сумма, а если прибавить к ней гонорар, который должен мне Малфой, то и вообще...

— О, — Гермиона даже не нашлась, что сказать. — Так ты теперь богат? И на что думаешь потратить?

— На личные нужны, — усмехнулся Северус. Помолчал, загадочно глядя, и продолжил: — Пополнить библиотеку в Хогвартсе, например. И запас ингредиентов для уроков зельеварения… да и мало ли на что ещё. В конце концов, Люциус перечислил эти деньги Хогвартсу.

— Северус! — в ошеломлении выдохнула Гермиона и широко заулыбалась. — Это же просто замечательно!

Она порывисто вскочила, подходя к окну. Посмотрела на залитый солнцем двор, на избушку Хагрида в отдалении и неосознанно положила руку на стену. Её затапливала волна безотчётной нежности к старому замку — и радости от того, что теперь он станет ещё чуть лучше.

— Ты самое прекрасное место на свете… — прошептала она еле слышно, гладя шероховатый прохладный камень. — И я тебя никогда не оставлю!

Снейп бесшумно подошёл к окну и встал с другой стороны, щурясь от яркого света.

Мы, — поправил он, кладя руку на камень позади её руки. — Мы тебя никогда не оставим.

Глава опубликована: 11.12.2015
КОНЕЦ
Фанфик является частью серии - убедитесь, что остальные части вы тоже читали

Маловероятное

Что такое серия фиков "Маловероятное"? Это истории о Снейпе, Хогвартсе, Грейнджер, других персонажах канона - и событиях, которые не должны были происходить, но почему-то произошли. И это НЕ снейджер. Это творчество коллектива авторов, каждый из которых сочинил одну или несколько глав общей истории под девизом "Если тренироваться на маловероятном, то однажды можно совершить невозможное". И это то, чего мы искренне желаем себе, другим и нашим героям =) Обложки: http://www.pichome.ru/image/Wci (автор: Aga6ka) http://www.pichome.ru/Oop (автор: Altra Realta) ПРОДОЛЖЕНИЕ СЕРИИ: http://www.fanfics.me/serie1071

Фанфики в серии: авторские, миди+мини, все законченные Общий размер: 825 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html



Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 20 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх