Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Свой путь (гет)


Автор:
Фандомы:
Рейтинг:
R
Жанр:
Action/Adventure/Humor
Размер:
Макси | 277 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
Нецензурная лексика, Мэри Сью
В самом начале он и не собирался во всё это ввязываться. Нет, если уж его и занесло в мир, где ежедневно сталкиваются в битвах супергерои и суперзлодеи, то уж лучше посидеть в сторонке с пачкой попкорна в руках, да получить наконец высшее образование. Но кто же знал, что всё пойдет под откос всего лишь из-за одной стервы?
QRCode

Просмотров:60 214 +5 за сегодня
Комментариев:203
Рекомендаций:4
Читателей:486
Опубликован:23.01.2016
Изменен:30.05.2016
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От автора:
Фик мёртв. Проды не будет, я не удовлётворён качеством работы.
 
Фанфик опубликован на других сайтах:  
Отключить рекламу
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Когда всё очень плохо

Это фанфик написан как кроссовер двух непохожих вселенных — по произведению “Worm” — “Червь” (оригинал на англ.) за авторством Джона Маккрея и дилогии компьютерных игр “Prototype”. В мире Червя среди обычных людей начали появляться личности, обладающие сверхъестественными способностями, которые превращают их в героев и злодеев будто бы прямо из комиксов.

Злодеи сбиваются в банды, грабят банки, проповедуют зло и насилие, всячески покушаются на покой мирных жителей. Те, кто выбрал путь героя, противостоят злодеям при помощи своих суперсил. Герои и злодеи объединяются лишь в тех случаях, когда приходят Губители — существа колоссальной мощи, чья единственная цель — тотальное уничтожение всего человечества. Кейпы — люди с паранормальными способностями — каждый раз вступают в безнадёжную схватку и каждый раз несут тяжёлые потери. Не способные уничтожить Губителей, они лишь могут серьезно их ранить, прекратив нападения... На некоторое время.

Сюжет серии "Prototype" повествует о молодом и талантливом учёном — Александре Мерсере, работающем на корпорацию "Гентек". Узнав, что корпорация разрабатывает смертельное биологическое оружие, Алекс похищает образцы вируса в надежде рассказать миру о планах "Гентек". К несчастью, пули службы безопасности и личной гвардии корпорации — частной группировки "Чёрный Дозор" — обрывают его жизнь, попутно разбив склянку с вирусом, убившим всех, кто находился поблизости. Алекс приходит в себя в морге. Сбежав оттуда, он выясняет, что обзавёлся сверхчеловеческой силой и скоростью, может превращать свои руки в разнообразные лезвия и булавы, а также ассимилировать людей, перенимая их облик и знания. Потеряв память, он пытается выяснить, что же произошло с ним, и попутно оказывается в эпицентре биологической катастрофы — ещё один вирус, разрабатываемый в "Гентек", вырвался на свободу, превращая заражённых в зомби, жаждущих распространять заразу всё дальше и дальше. Остров Манхэттен закрывают на карантин.

Во второй части игры повествование идёт от лица Джеймса Хеллера — бывшего солдата ВС Америки, которого Алекс Мерсер обратил в подобного себе. На всём протяжении игры протагонист будет противостоять не только солдатам "Чёрного Дозора", но и Мерсеру, который собирается ни много ни мало захватить мир при помощи армии сверхлюдей, которых он создал, одарив сходными с ним способностями.

Повествование идёт от лица одного из таких людей, по воле случая попавшего в мир книги "Червь"

Знать канон вселенных не обязательно, я пытаюсь давать максимально подробные описания как способностей персонажа, так и вселенной Джона Маккрея. Тем не менее, ссылки на само произведение и на википедию с описанием серии игр так же будут предоставлены. Приятного чтения.


* * *

Авантюрист,

Прирожденный артист

И убежденный

Поэт — анархист.

Он для толпы

Вдохновителем был,

В жизни с пути

Своего не сходил.

(КиШ — "Бунтарь")

По правде говоря, этот мир ему нравился. Конечно, известие о том, что по всей планете сходятся в эпических битвах чуваки в клоунских трико немало его удивило. Нет, серьёзно, все эти Александрии, Эйдолоны, Оружейники, а так же их Особо Злодейские Противники серьёзно отдавали персонажами комиксов. Если говорить точно, просто разили этими самыми комиксами по пять баксов за штуку. Может быть, большинству из паралюдей, а именно так тут называли обладающих сверхспособностями, так вот, может большинству из паралюдей вместе со сверхсилами добавлялось желание надеть абсолютно идиотский костюм и ходить по улицам, распугивая обывателей? Если так, то он им сочувствовал. В принципе, желание скрывать свою личность от загребущих лап правительства и прочих одарённых было понятным, уж кому как не ему это было знать. Но обтягивающие костюмы?! Стразы?! Речи в стиле "Сейчас я буду долго и нудно рассказывать свой суперзлодейский план, а потом вяло и неубедительно попытаюсь тебя убить"?! Не. Не, не, не. Это явно не его. Зато Нью-Йорк тут был не филиалом ада, зомби-апокалипсиса и зловещего корпоративного заговора в одном флаконе, что не могло не радовать.

Впрочем, он отвлёкся. Сегодня, именно в этот день, именно в городе Броктон-Бей, расположенном на Восточном побережье Америки, свершится первая ступень его собственного зловещего плана...

Он поступит в школу. Да, это не шутка. Именно так он и сделает. Ему посчастливилось свалить из старого мира в новый с парочкой личных вещей, небольшим запасом ювелирной продукции, обернувшейся в этом мире двадцатью тысячами долларов и десятком спецбоеприпасов, предварительно стыренных у солдат "Чёрного Дозора". Как он провернул это? Долгая и нудная история, которую он расскажет как-нибудь потом. Сейчас же достаточно сказать, что он оказался именно в городе Броктон-Бей, который и нашёл вполне неплохим местом для проживания. Зачем ему поступать в школу? Логичный вопрос. Дело в том, что в связи с той огромнейшей кучей дерьма, в которую превратился старый Нью-Йорк, он так и не смог получить высшее образование. А ему хотелось стать не каким-нибудь пафосным чуваком из телевизора, не важно какой принадлежности, а, мать его, нормальным инженером. Денег же, отведённых на легализацию в новом мире, хватило лишь на липовое свидетельство о рождении, историю болезни, да на получение полноценного гражданства в хранимой богом Америке. Кроме того, существовала необходимость закрепить в памяти школьные знания, да и, в целом, обзавестись, своего рода, информационной поддержкой. Одно дело, когда в университет поступает некто, не имеющий ни знакомых, ни одноклассников, а совсем другое — когда существуют люди, способные сказать, мол "Да, знаю такого, в одном классе учились". Для того же, чтобы попасть в нормальный вуз, финансов уже было не достаточно. И так уж, чтобы устроиться в старшие классы местной школы, не слишком и благополучной, к слову, ему пришлось некоторое время шерстить местных дилеров с целью экспроприации нажитого неправедным трудом. К несчастью, предводители местного наркоманского сброда — кейпы Толкач, Сочник и Скрип — среагировали на исчезновения своих подручных весьма оперативно. Похоже, его приняли за героя-одиночку, или, скорее всего, за злодея-одиночку. Наркоторговцев было не жаль. Засада, организованная этими... субъектами, была устроена на удивление топорно, не заметить то, как стелется перед собственными воротилами различный наркосброд, не смог бы разве что слепой. Однако это было неплохим намёком на то, что стоило бы и завязать. Не хватало ещё ему засветится перед крупными игроками — никто не любит, когда значимые фигуры на доске ведут свою собственную игру. В сравнении же с местными кейпами он явно был не из пешек.

Местная директриса — мисс Эджкомб — оказалась весьма падка на взятки. Вернее, она называла это необходимым вкладом учащегося в фонд школы... Но, по сути своей, это была именно взятка, благодаря которой он и смог поступить в школу. Разумеется, предварительно примерив на себя подходящую по возрасту личину. В качестве оправдания: тот парень уже съехал крышей под действием вируса и пытался сожрать ему мозг. Ричарду, а именно таким было его новое имя, попросту пришлось его ассимилировать. Это было лучшим выходом для них обоих, по крайней мере, ему самому так казалось. Он задержался перед закрытой дверью класса, поправил рюкзак, улыбнулся и открыл дверь. Начиналась новая жизнь.


* * *

Спустя месяц, Ричард мог смело заявлять, что поэт, написавший строки "О юности прекрасная пора!", явно эту самую юность в глаза не видел. Или это была какая-то другая юность. В общем, по порядку.

Коллектив — существо насколько опасное, настолько и непредсказуемое. К подросткам это относится даже в большей степени, чем ко взрослым, особенно если эти самые взрослые пытаются втянуть молодёжь в свои собственные игры. Итогом такого положения вещей стало жестокое противостояние банд, выливающееся в кровопролитные драки, взаимную ненависть и травлю. Нацисты ненавидели азиатов и чернокожих, азиаты норовили подгадить неграм и люто враждовали с нацистами, негры же вообще ненавидели всех подряд... Кроме того, как и в любой нормальной школе, тут существовали мажоры, считающие, что все вокруг им должны просто по факту своего существования, и местные изгои, травля которых для деток обеспеченных родителей являлась приятным дополнением к учёбе. Короче говоря, прекрасное сборище дегенератов на любой вкус, цвет и аромат.

С представителями банд удалось относительно быстро заключить нейтралитет — достаточно было изобразить сцену "Псих с ножом", резанув по лицу самого борзого товарища в тот момент, когда расстроенные отказом наци решили завербовать его в банду при помощи не только веского слова, но и профилактического массажа почек. Лезть на слетевшего с катушек ботана так никто и не решился. Всё же получить семь сантиметров стали под ребро — не самая безопасная идея. Почему ботана? Учёба давалась ему не слишком трудно — уже знакомые предметы сложными не казались, да и качество образования в школе не блистало. Всё же неоконченный третий курс вуза и старшая школа — две большие разницы. Интереснее было на местном аналоге обществознания — из за влияния кейпов на мир оно порой больше напоминало вольный пересказ комиксов. Гораздо сложнее было не попалиться, к примеру, решив задачу не общепринятым путём, а при помощи методов более высокого уровня. Ричард один раз уже привлёк на себя общее внимание, объясняя преподавателю математики, откуда он знает интегралы. Нет, всеобщее внимание уж точно не для него.

Гораздо сложнее было с категорией мажоров. Подростки, ошибочно принимающие богатство своих родителей за своё собственное (да и не такое уж богатство, честно говоря, иначе бы они не учились в местном отстойнике), вели себя невыносимо. Неформальными лидерами этого сборища были три девушки. Эмма Барнс — рыжеволосая, фигуристая, всегда одетая с иголочки. Ни единого недостатка — волосы безукоризненно убраны в сложную причёску, кожа всегда чиста и ухожена, каждый ноготок на руке заботливо наманикюрен. Ричард был уверен, что она являлась во снах почти всем подросткам от тринадцати до восемнадцати лет, кто имел счастье находиться с ней в одной школе. Право, то, что он был свободен от подростковых гормональных бурь, было крайне серьёзным преимуществом. София Хесс — местный аналог спортсменки, комсомолки и просто красавицы. Правда то, что она была темнокожей, не слишком вписывалось в канву, но не всем же быть идеальными? Мэдисон Клементс — миниатюрная скромница, при взгляде на которую у каждого пробуждалась жажда защитить милую девушку от всех бед этого мира. Желая усилить подобное впечатление, Мэдисон постоянно кокетничала, хихикала, мило улыбалась всем подряд и носила подчёркнуто детскую одежду. Точнее говоря, похожую на детскую, поскольку всевозможные топы и короткие юбки — явно не то, что могли бы носить маленькие девочки.

Трёх этих девиц окружал постоянный штат поклонников, чьи намерения можно было поголовно расшифровать как "А вдруг случится чудо, и она мне даст"; подружек, которые терпеливо, словно акулы, выжидали, пока очередной разочарованный поклонник не обратит своё внимание на более доступную цель. Также вокруг этой троицы крутились всевозможные прихлебатели, не способные жить без "направляющей воли партии".

Ричард предпочитал не ввязываться во всё это. Он ни с кем не сближался, но был безукоризненно вежлив со всеми и старался не привлекать к себе особого внимания. К неудовольствию, его реципиент обладал довольно примечательной мордой лица. Красивый парень с деньгами в кармане и подвешенным языком — чем не повод обратить на него внимание. Был бы он лет на пять младше, уже ссался бы кипятком от радости. Сейчас же он понимал, что Мэдисон одаривала его своей улыбкой не потому, что рассматривала его как потенциального парня, Эмма смеялась над его шуткой (весьма посредственной, к слову) не потому, что испытывала в сторону его персоны сердечные томления. Нет, на самом деле ему, поддайся он на всё это дерьмо, предстояла роль всего лишь одного из поклонников, готового предоставить что угодно — от финансовой помощи до собственного дома на нужды “Их Величеств”. Да щаз, шнурки вот только подтянет и сразу же понесётся угождать и подхалимствовать.

Была и ещё одна причина для конфликта. Звали эту причину Тейлор Эберт, и она училась с ним в одном классе. Шестнадцатилетняя девушка с длинными волосами цвета воронова крыла, бледная, с вечно потухшим взглядом из-под очков. Сначала, в первые недели, он не мог понять, что с ней происходит. На обычное приветствие она судорожно дёргалась, будто бы ожидая удара. Односложно отвечала на его попытки поговорить, упрямо смотря в пол. Чаще всего они пересекались в школьной библиотеке — ему были интересны книги о кейпах, Тейлор же предпочитала забиться в дальний угол и писать что-то в своём блокноте. В один из дней он отложил биографию известной героини по прозвищу Александрия и задал девушке вопрос, не оставляя попыток разговорить её.

— Хэй, Тейлор, можно тебя спросить?

— Д-да? — Она подняла на него испуганный взгляд, очки на кончике её носа опасно балансировали. Поджала губы, судорожно схватив блокнот, будто бы в любой момент ожидая удара.

— Что думаешь насчёт этой биографии? — Ричард помахал томом, с обложки которого грозно смотрела героиня. — По мне так автор окончательно заврался.

— Не надо... — Тейлор покачала головой, снова пряча взгляд в блокнот.

— Не надо что? — поднял бровь Ричард, положив книгу обратно на стол.

Девушка протяжно вздохнула, спрятала лицо в руках и произнесла, покачиваясь на стуле.

— Не надо говорить со мной. Не надо задавать мне вопросы. Это “им” не понравится. У тебя могут быть проблемы из за меня. Пожалуйста, оставь меня в покое. Я не хочу, чтобы к тебе относились так же, как и ко мне.

— Как... — Он хотел было переспросить, но его слова прервал звук открывающейся двери.

— Ричард, вот где ты прячешься!

— Привет, Эмма, — он вежливо улыбнулся вошедшей девушке и махнул рукой в сторону книги. — Решил вот побольше узнать о доблестных защитниках нашей планеты. — Ему очень хотелось, чтобы его фраза не выглядела как совсем уж откровенный сарказм.

— И только ради этого ты сбежал сюда? — кажется, прокатило. — Брось, не сиди букой, пошли к нам.

— Для меня ваше общество будет честью, мисс Барнс, но я бы предпочёл сперва добить эту биографию. Не стоит оставлять дела незаконченными, даже столь незначительные, — он церемонно склонил голову перед девушкой, пародируя средневекового рыцаря.

— Не пытайтесь обмануть меня, сэр! — Эмма шутливо погрозила ему пальцем. — Сегодня мы собираемся в кино, так сопроводите же дам, как и подобает настоящему рыцарю.

Пока он подбирал достойную причину для отказа от входного экзамена в общество "Может и даст", Эмма соблаговолила осмотреть помещение библиотеки. И наткнулась на сжавшуюся в уголке Тейлор.

— Боже ты мой! Что ЭТА тут делает?

— Эта? — Ричард недоуменно склонил голову набок — Полагаю, ты про Тейлор?

— Именно! Что она тут делает? — Эмма уставилась на девушку, словно на помойную крысу, имевшую наглость залезть на стол.

— Полагаю, сидит, — пожал он плечами, бросив на откровенно испуганную девушку короткий взгляд.

— Ужасно! Надеюсь, ты хотя бы с ней не разговаривал?

— А с ней что-то не так?

— Всё не так! — Эмма презрительно скривила губы. — Ты только посмотри на неё! Она же НЕ-У-ДАЧ-НИ-ЦА! Господи, я даже не могу поверить, что мы с ней когда-то дружили! Полное ничтожество, с ней никто не желает дружить, никто не разговаривает, непонятно, зачем она вообще сюда приходит! Нет, я должна немедленно увести тебя отсюда, подальше от этой пародии на нормального человека!

С каждым словом мучительницы Тейлор склоняла голову всё ниже, пытаясь закрыться от потока оскорблений. Он же ощущал себя так, будто бы на него вылили ведро помоев. Мерзкая, грязная изнанка школьного сообщества. Всегда есть лидеры и изгои, местные звёзды и плебеи, господа и быдло, хищники и жертвы. И вот девушка, ничем не заслужившая такого обращения, в этом он был уверен точно, вынуждена терпеть поток оскорблений от своей одноклассницы, всего лишь из за того, что у последней смазливей рожа да больше денежек на папашином счету. Через силу он улыбнулся, и произнёс:

— Я это учту. А теперь я вынужден идти, увы, зовут дела. Квартира сама себя не оплатит. Пока, Эмма.

— До встречи, Ричард. И помни, что я сказала тебе.

— Конечно.

С этого момента пребывание в школе обернулось для него пыткой. Наблюдать, как последние сволочи, которые лишь по недоразумению выглядят как миловидные девушки, ежедневно травят свою одноклассницу, постоянно изощряясь, выдумывая всё новые и новые методы унижения, и подключают к этому занятию одноклассников, с радостью готовых затравить любого, кто был хоть каплю не похож на них, было невыносимо. Без малого десять лет назад он проходил через что-то подобное, чрезмерная любовь к книгам и стеснительный характер — чем не повод для издевательств от парочки одноклассников, но такого... Он не представлял, как Тейлор всё ещё держится, как она находит в себе силы терпеть издевательства. А самое паскудное — он не мог вмешаться, не мог ничем изменить ситуацию. Мирным диалогом ситуацию было не изменить, а прямая конфронтация могла обрушить все его планы. Если бы он заступился за девушку, внимание всей кодлы переключилось бы на него. Разумеется, терпеть бы он не стал, не хватило бы у него сил на такое. В результате всё это вылилось бы в прямой конфликт человека и толпы, в котором в выигрыше всегда толпа. И всё бы ничего, после того, как его сотни раз пытались пристрелить, сжечь, сожрать и вбить в асфальт, подростковые интриги были не самой страшной угрозой. Но было одно “но”. Эмма. Вернее, её отец, Алан Барнс. Адвокат. Было бы логично подумать, что если Эмма захочет его сильно допечь, а в случае с защитой Тейлор это практически неизбежно, то обратится за помощью к своему папочке-адвокату. Стоит тому начать копать, и всё. Швах. Аллес капут. Всплывут поддельные документы, и все мечты о заветной "вышке" автоматически накроются медным тазом. Поэтому ему ничего не оставалось как терпеть, трусливо отводя глаза. Боже, как он себя ненавидел.


* * *

Спустя несколько месяцев, в первый день после зимних каникул, он шёл в класс, мурлыкая про себя незатейливую песенку. Преподаватель по математике отпустил его на пару минут пораньше звонка, и теперь он шёл по школьному коридору, задумчиво глядя на шкафчики. К его удовлетворению, накал травли Тейлор начал спадать. У неё даже появилась подружка... вроде бы. Он надеялся, что в конце концов всё это сойдёт на нет. Должно же им когда-нибудь надоесть издевательства?

Его неторопливые мысли прервал глухой стук, доносящийся из запертого на замок шкафчика. Похоже, кого-то туда засунули и заперли на весь урок. И он даже знал, кого. Глухо выругавшись про себя, он бросился к шкафчику, поправляя на ходу сползшую с плеча сумку.

— Тейлор, ты?! — он стукнул по двери шкафчика, откуда доносились неразборчивые звуки.

— Помогите... Кто-нибудь, помогите мне. Вытащите меня отсюда...

Схватившись за хлипкую дверь шкафчика, Ричард рванул ее на себя, оставляя на металле выдавленные следы своих пальцев, и едва успел подхватить выпавшую вместе с водопадом каких-то бумажек девушку. Господи. Нет, он просто бредит. Люди не могут быть такими мразями. Или могут?

Несчастную девушку окружало облако непереносимого зловония, по одежде и рукам, закрывавшим лицо, ползали разнообразные насекомые. Бумажки же, отвратным водопадом выпавшие из шкафчика, оказались содержимым мусорных вёдер из туалета. Использованная туалетная бумага. Тампоны. Тоже использованные. Всякая прочая мерзость. Судя по аромату, собирали всё это ещё до рождественских каникул. Господи. Он же мог не допустить этого. Заступиться за неё. Чёрт. Чёрт! Чёрт!!! Какая же он мразь. Трус. Дерьмо. Ничтожество.

— Тейлор, — он наклонился к сидящей на полу девушке. Она закрыла лицо руками и прижалась спиной к стене, сжавшись в комочек. — Тейлор, ты меня слышишь? Ответь!

Она лишь сильнее прижала руки к лицу, судорожно всхлипывая. Её зубы выбивали неровную дробь. Испачканная собственной рвотой, с насекомыми ползающими в волосах, вся покрытая содержимым мусорных ведер.

Он силой отвёл её руки от лица и посмотрел в заплаканные глаза, замутнённые поволокой отчаяния и боли.

— Тейлор! Очнись! Очнись же! — Она не реагировала, даже не пытаясь высвободить руки. Коротко выдохнув, он влепил ей пощёчину и резко встряхнул. Взгляд девушки прояснился. Глядя ей в глаза, он мягко произнёс, будто обращаясь к маленькому ребёнку.

— Пойдём, девочка. Всё уже закончилось. Пойдём, я отведу тебя к врачу.

Он осторожно помог ей подняться, бережно поддерживая её под руку, наскоро отряхнул от прилипшего мусора. Насекомые, попадавшие на пол, бессмысленно кружились по полу, не делая попыток убраться подальше.

— Я их слышу. Они скребутся. Шуршат. Я смотрю их глазами. Чувствую их... — От невнятного бормотания, донёсшегося от девушки он покрылся холодным потом. Если она сошла с ума... Если это действительно так, он найдёт этих мразей и выпотрошит, как сраный скот на бойне. И по...й, что после этого за ним будут гоняться все герои этого уродского города. Коротко всхлипнув, Тейлор внезапно поменяла тему.

— За что? Что я им сделала? Почему они так хотят уничтожить меня?

— Тише, девочка, тише. Прости меня. Я... Если бы я знал, что они посмеют... — Он неловко обнял Тейлор и она уткнулась носом в его плечо, тихо всхлипывая.

Он уже говорил о том, какая он мразь?

Сглотнув комок в горле, Ричард аккуратно повёл всхлипывающую ему в плечо девушку к кабинету врача. Трель звонка, раздавшаяся у них прямо над головой, заставила их обоих вздрогнуть. Услышав топот множества ног, Тейлор вцепилась в него, как утопающий за спасательный круг, со страхом глядя на выходящих из дверей учеников, с интересом уставившихся на представление, развернувшееся перед ними.

"Молчите, мрази. Просто, б...дь, молчите. Не давайте мне повода вас убить".

С каждым шагом всё сложнее становилось держать себя в руках. Сложные биологические конгломераты клеток, из которых состоял его изменённый организм, чутко реагировали на импульсы нервной системы, всё увеличивая потоки энергии, повышая температуру тела, готовясь к переходу в полноценный боевой режим. Он балансировал на тонкой грани между усилением и полноценной перестройкой организма, судорожно пытаясь успокоиться. Не получалось. Коктейль из вины, жгучей ненависти и праведного гнева сжигал его изнутри, вынуждая ежесекундно бороться за стабильность своей формы. Он опустил взгляд на свою руку, не прекращая поддерживать Тейлор, трясущуюся от страха перед взглядами жадной до развлечений толпы. Рука тряслась, вернее сказать, вибрировала в рваном темпе, кончики пальцев почернели, медленно удлиняясь и утончаясь, превращаясь в острые когти.

— Фу, Ричард! Какая мерзость! Зачем ты обнимаешься с этой кучкой дерьма?

Он поднял взгляд на Софию Хесс, брезгливо скривившую своё личико.

"Вот что ей стоило промолчать? Что ей, б...дь, стоило?"

Всё. Диплома ему точно не видать.


* * *

София стояла чуть впереди всех, скрестив руки так, чтобы подчеркнуть все достоинства своей фигуры. Позади неё стояли приближённые — рыбы-прилипалы, достойные лишь подбирать объедки после трапезы сильнейших. Хищников. Тех, к кому принадлежала она. Самая популярная девушка. Красавица. Спортсменка. И, как вишенка на торте, — Призрачный Сталкер. Неуловимая героиня ночи. Погибель для преступников. Она презрительно смотрела на стоящих перед ней. Тейлор Эберт. Неудачница. Серая мышь. Добыча, живущая лишь для того, чтобы развлекать таких, как она. Шутка была великолепной. Она посмотрит, как Тейлор выкарабкается после этого. Парень, что сейчас поддерживал её, окруженный толпой учеников, жадно впитывающих чужую боль, Ричард Гордон. Что же, Эмма его предупреждала. Он не внял предупреждению. Может теперь стоит объявить его следующей жертвой? Пусть побудет заменой этой обблёванной замарашке, пока она не наберётся сил вновь явиться в школу. Может быть, это научит его прислушиваться к словам стоящих выше него. Она посмотрела ему в глаза и презрительно улыбнулась.

— Ах Ричард, Ричард. Кажется, я тебя уже предупреждала. Что же, жаль, жаль. Ты казался мне перспективным молодым человеком, — Эмма включилась в разговор, окинув стоящую перед ней парочку презрительным взглядом. Он промолчал, всё так же глядя Софии в лицо. Хм, ей кажется, или уголки его глаз темнеют?

— Раз он предпочёл наше общество этой замарашке, нам стоит относиться к нему так же, как и к ней, — поддакнула Мэдисон. Она стояла чуть в отдалении и внимательно следила, не идут ли преподаватели.

Нет. Ей не показалось. Темнота в уголках его глаз стремительно расползалась. Он отступил от Тейлор, тёмные потоки неизвестной субстанции расползались по его телу, изредка озаряясь тёмно-красными вспышками, от фигуры ощутимо веяло теплом, будто бы от печки. Тонкие тёмно-красные жгуты, полностью покрыли его с ног до головы, кружась в стремительном, хаотичном водовороте. Это было бы даже красиво, если бы не так жутко. Вот дерьмо. Они активировали триггер.

Канаты неизвестного вещества стягивались всё туже, формируя новый облик. Если прежний Ричард был смуглым, зеленоглазым парнем чуть выше её роста, одетым в джинсы, лёгкую толстовку и практичные кроссовки, то новый выглядел совсем не так. Щегольская рубашка белого цвета, с расстёгнутой верхней пуговицей, идеально выглаженные брюки, начищенные до блеска ботинки, делали его похожим на курсанта какого-нибудь военного университета. Или на более взрослую версию Регента — местного суперзлодея. Облик его также претерпел изменения. Кожа, ранее смуглая, теперь напоминала цветом выходца из европейских стран, карие глаза всё так же пристально смотрели ей в лицо, а левая бровь была рассечена тремя небольшими шрамами, напоминающими следы от чьих-то когтей. В целом новый Ричард выглядел старше её лет на пять, и был на голову выше. Он смотрелся бы почти нормально, если бы не руки. Предплечье его левой руки выглядело вполне обычно, но ниже ткань рубашки и плоть превращались в антрацитно-чёрную броню, прочную даже на вид. Бугристая и переливающаяся оттенками чёрного, она прочно оковывала его руку... Или на самом деле была его рукой? Кисть теперь выглядела как рыцарская перчатка, пальцы оканчивались длинными, дюйма на три, когтями. Правая рука зеркально повторяла левую, только вместо обычной кисти, пусть и не совсем человеческой, оканчивалась жутким полумесяцем с лезвием фута в четыре длиной. Рука соединялась с внутренней частью полумесяца, кончик его упирался в пол, оставляя на паркете длинную царапину, верхний же конец прятался за затылком. Пристально посмотрев на стоящих впереди него одноклассников, Ричард, или то, что им было, жёстко улыбнулся и произнёс глубоким, вибрирующим, нечеловеческим голосом:

— Вы. Стоите передо мной... Где же теперь ваш задор? Ну же, ничтожества, не молчите, скажите хоть слово! Скажите и дайте мне вас убить.

София сглотнула. Позади уже слышались чьи-то испуганные всхлипы.

"Оборотень, выше пятёрки. Вероятно бугай. Только бы не бросился... Необходимо срочно вызывать Протекторат, иначе он устроит тут резню".


* * *

Пять минут прошло в напряжённом молчании. Наконец Ричард презрительно хмыкнул и повернулся к Тейлор. Она отступила от него, со страхом глядя в лицо. Он мягко улыбнулся, серия изменений вновь прошла по его рукам, оставляя после себя лишь белую ткань рубашки и чистую кожу.

— Пойдём, Тейлор. Я не желаю тебе зла. Тебе нужно в медпункт.

Она постояла в нерешительности, оглянулась на толпу одноклассников и робко приняла его руку. Она оказалась тёплой, даже горячей и вполне человеческой.

"Результат действия способностей. Вероятно, следствие большого потребления энергии", — мелькнула мысль в её голове, среди непонятного скрежета, шума и стрёкота.

— Пошли вон! — он развернулся к толпе и направился вперёд, всё так же поддерживая девушку. Люди перед ним судорожно расступались в стороны, толкая и пихая друг друга, спеша укрыться от него, и там, в относительной безопасности, обзвонить всех подряд, от пожарных до Протектората, на все лады взывая о помощи.

Они шли пустыми коридорами — толпа стремительно рассасывалась и предупреждала о случившемся тех, кто не успел на представление, и все без исключения предпочитали закрыться в классах, сбежать к выходу или в противоположную от них сторону, лишь бы не попасть под горячую руку. В чём-то такая тактика была правильной — истории о кейпах, которые свихнулись после получения сверхсил и начали убивать направо и налево были в народе крайне популярны. Так они и дошли до медицинского кабинета. Школьная медсестра, до которой ещё не дошло известие, выслушала краткий рассказ Ричарда, охнула, прижав руки ко рту и захлопотала над девушкой, попутно вызывая скорую помощь.

Он улыбнулся девушке на прощанье и тихо выскользнул из кабинета. Необходимо было срочно валить, пока местное сборище сверхклоунов не прибыло на зов о помощи. Открыв окно, он подтянулся и соскочил вниз, спрыгнув с четвёртого этажа. Асфальт спортплощадки толкнул его в ноги и пошел сеткой трещин. Он окинул взглядом школьный двор и выругался. Свистнул арбалетный болт, пробивший асфальт в считанных сантиметрах от его ботинка.

Призрачный Сталкер. Оружейник. Мисс Ополчение. Бесстрашный. Виста и Винрар. Похоже, они сдёрнули всех, кто был поблизости.

А дерьмово денёк-то начался…

Глава опубликована: 23.01.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 203 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх