↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Константы далёкой Галактики (гет)


Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 435 Кб
Статус:
Заморожен
Предупрежд:
AU
Пленники свободны, «Реван» готов вот-вот сойти с верфей, Альянс и Осколок согласны поговорить. Всё стремительно налаживается, но, как обычно и бывает в далёкой Галактике, на старом пепелище разгорается новый огонь. Тушить его вместе или порознь? Вопрос всегда в этом.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Откровение

Откровение — способность Силы, созданная Последователями Сумерек, группой адептов, использовавшей технику «теневой справедливости», основанной на манипуляциях со светом и тьмой. Суть способности заключалась в возможности поиска объекта по высвечиваемому в Силе силуэту: отбрасываемая тень противолежала действительному местоположению разыскиваемого.

Космическая база «Реван», 35 ПБЯ

— Это разведданные по Нафеме пятилетней давности. А это, — Хакс вывел на экран второе окно и показал на карту звёздного неба, — собранные беспилотниками две недели назад.

Рен с сомнением покосился на Хакса.

— Напомни, как долго ты прятал «Старкиллер» от беспилотников?

— В том и дело, — сухо отбрил Армитаж. — Мы прятали за щитами военную базу с оружием массового поражения на поверхности, а не адепта-экстремиста. Чего ради ни с того ни с сего выстраивать вокруг дикой планеты зеркальные щиты?

Кайло медленно выдохнул и устало потёр глаза.

Вероятная ловушка сейчас интересовала его менее всего — он разбудил Рей в четыре часа утра.

Сонная, она потянулась под тёмно-серыми простынями, с удивительной наивностью и простотой демонстрируя соблазнительные изгибы, и по-детски зарылась лицом в тёплую со сна подушку. Без всякого умысла провела ладонью по его предплечью и с очаровательной непосредственностью, ни капли не смутившись, резво подскочила с кровати. Как была, абсолютно обнажённая и до одури прекрасная.

— Что? — спросила она, встретив его вмиг помрачневший взгляд.

— Ещё раз так сделаешь и не сможешь ходить, — глухо проворчал Рен, почти наслаждаясь вмиг заалевшими щеками, и кинул Рей её же тунику.

С большим, чем, вероятно, требовалось, остервенением притянул её к себе за руку и поцеловал — забыв о нежности, почти рассчитывая напугать, но мелькнувшее было в раскосых глазах удивление быстро сменилось очевидным томлением. Поразительно. Лавиной накатившая злость схлынула, и Бену только и осталось, что в последний раз прикусить припухшую нижнюю губу и отпустить — подальше от себя, цветущего внизу живота пожара и закипающего в глубине души ужаса.

Лишь убедившись, что она без неприятностей добралась до каюты, Кайло позволил себе ненадолго прикрыть глаза. Заснуть, разумеется, не рассчитывал: перед мысленным взором мелькали картинки из подсмотренных снов, голова неприятно гудела, а на смену лёгкой, до сих пор незнакомой эйфории пришла неясная тревога и зудящее раздражение: Рей ни слова не сказала про снящиеся ей образы и казалась совершенно спокойной, будто туманные видения не таили в себе никакой угрозы и были лишь закономерным стечением обстоятельств, а не вероятной катастрофой. Коей они, безусловно, и являлись, потому что не существовало вселенной, в которой им позволили бы жить в мире и спокойствии, и не было ни единого шанса на то, что сам Рен хоть когда-нибудь на это бы согласился.

Был ещё вариант, что она не воспринимала их всерьёз, и Бен бы с готовностью ухватился за эту мысль месяц назад, но теперь — теперь прекрасно понимал, что Рей более чем в состоянии отличить вымысел от провидения.

В таком случае она смотрела на их совместное будущее с большим оптимизмом, чем он.

И, вероятно, им следовало об этом поговорить.

— Рен.

В голосе Хакса зазвучало настойчиво предупреждение.

— Лея не стала бы посылать на верную смерть всех своих оставшихся людей, — качнул головой Бен, закрывая карту.

— Она — нет. Но Альянсу вполне могли наскучить разборки Ордена и Сопротивления. Они послали Фела. Чем не удача: подальше от Ядра избавиться от главной своей статьи расходов.

— Или кому ещё надоело со стороны смотреть на игры Альянса и Ордена, — скучающим тоном продолжил Рен и повернулся к Хаксу лицом. — Чиссы, воссы, юужань-вонги… Мне продолжить? — Хакс раздражённо дёрнул губой, и Бен снова отвернулся. — Фел много о чём думает, но пока каждая его мысль — головная боль Омаса, а не наша. К исчезновению с радаров Нафемы он отношения не имеет. Я не разверну корабль.

— И это не потому что мусорщица сегодня вышла из твоей каюты?

Тот же самый месяц назад Хакс подписал бы себе смертный приговор, но теперь Бен с этим вроде как завязал. Тем более глупо было вскипать из-за подспудного довольства в голосе генерала: он имел на него моральное право, да и кроме того — прекрасно знал, что расходиться они могли во мнениях касательно многих вопросов, но когда дело доходило до личного счастья и маячившего на горизонте трона, выбор делать приходилось между отказом от счастья и нелепой, почти наверняка обречённой на провал попыткой то и другое совместить.

Так что вместо того, чтобы рыкнуть в ответ, Бен неприязненно дёрнул плечом и покосился на часы.

— Это потому что мёртвый враг лучше затаившегося.

— Уверен, Альянс с тобой согласен, — нехотя проговорил Хакс, и было не совсем ясно: то ли пошёл на попятную, то ли съязвил. — Но представь, что ты ошибаешься. У тебя нет плана на случай провала.

Часы на комлинке показывали ровно половину шестого. На тренировку Бен малодушно опаздывал, но совсем на неё не явиться не мог. Десятиминутное опоздание, правда, не спасало его от сальных шуточек Малека и необходимости расшаркиваться перед сопротивленцами, но давало время: ему — сосредоточиться, Рей — попасться в ловушку Руми.

Цель тренировки изначально заключалась в другом, но в последнее время редко что-либо шло по плану. Даже если он был.

— На случай провала у меня есть ты, — рассеянно откликнулся Кайло.

— Сейчас расплачусь от счастья. Я серьёзно, Рен.

— И я. — Бен повёл плечами, сбрасывая весь ненужный груз, и повернулся к Армитажу лицом. — В моё отсутствие на базе главный ты. Протокол при непрогнозируемых военных конфликтах тебе известен. Если же вдруг тебя терзают муки совести, или ты, помилуй Сила, привязался к…

— Нет, — рыкнул Хакс и, сцепив руки за спиной, уставился на интерком.

Кайло кивнул сам себе и надел перчатки.

— Рад слышать. Раз уж здесь мы разобрались, избавь меня от своей головной боли.

Ответная гримаса Хакса могла сойти за брезгливую, не будь Бен таким внимательным.

Комлинк пискнул, оповещая о входящем сообщении.

«Если собираешься спалить Галактику во имя секса, то приходи».

Иногда он ненавидел Малека.

«Если сидишь в берлоге и слушаешь грустные песни о любви, всё равно приходи».

И иногда — это довольно часто.

«Но тогда с наличными — Аллен принимал ставки…»

Бен, не дочитывая, удалил диалог и стремительным шагом покинул мостик. Руи как будто бы напрашивался на взбучку, и пусть это не самая лучшая идея на подлёте к Нафеме, безопаснее спустить пар на него, чем на Рей.

Во всяком случае, Кайло на это рассчитывал.

Он зарёкся предугадывать.


* * *

Рей пришла в зал раньше, надеясь избежать косых взглядов, но к тому моменту, как она переступила порог, в помещении уже были рыцари: Аллен и Руи почти лениво упражнялись на бо, а Руми растягивалась на матах. Обыденность открывшейся перед ней картины отчего-то ненадолго выбила почву из-под ног, и когда Малек махнул ей рукой, уклоняясь от очередного хитрого выпада, Рей поняла, что вот уже несколько минут стоит в проходе.

Вопреки её опасениям, не было ни любопытных взглядов, ни неуместных шуточек. Она прошла к матам, неуверенно переступила с ноги на ногу и, скользнув взглядом по босым ступням Руми, сняла обувь. Повертела головой в поисках хоть какой-нибудь подсказки, обернулась на вновь открывшиеся двери и едва успела выставить вперед руку: металлический бо лёг в ладонь так, словно она всю жизнь только с ним и тренировалась, а по губам младшей Малек скользнула довольная улыбка.

— Не зевай.

Она не зевала, она смотрела на замерших на пороге По, Финна и Роуз. Махнула им рукой в знак приветствия и тут же смутилась: им неоткуда было знать о том, что произошло минувшей ночью, но под цепким взглядом Дэмерона казалось, будто собственническое клеймо Бена светится прямо во лбу. Глупость, конечно: будь это так, цветущей вины в глазах Финна значительно поубавилось, но стоило ей капельку успокоиться, как со стороны Руми раздался негромкий фыркающий смешок.

— Ворон не считать, снимайте обувь и к нам! — громко крикнул Малек и тут же комично приземлился на задницу.

Аллен закинул бо за спину, со смехом в глазах смотря на поверженного товарища, и с тенью улыбки на губах кивнул подошедшему Дэмерону. Они обменялись рукопожатиями, Роуз, неловко пропрыгав на одной ноге, сняла ботинки и принялась настойчиво подталкивать Финна к матам, Руи завёл шарманку про проклятых провидцев, а Руми…

А Руми тихонько рассмеялась, и Рей ничего не оставалось, кроме как перестать с любопытством разглядывать подошедших друзей и интерьер и с обречённым вздохом повернуться к ней.

— Что?

— Это не так очевидно, как тебе кажется, просто мы давно знаем Бена, — пожала плечами та и прогнулась в пояснице.

Чёрная просторная туника натянулась на небольшой груди, выдавая хрупкое телосложение младшей Малек, и Рей невольно засмотрелась, с какой необычайной грацией та выполняла обыкновенную разминку.

— Всё не так, — обронила Рей, опуская взгляд в пол, и тут же укорила себя за трусость.

Руми выпрямилась, затянула хвост потуже и как ни в чём не бывало принялась разогревать плечевые суставы: повращала руку то в одном, то в другом, сцепила ладони замком за спиной, поменяла руки и только потом вновь обратила внимание на стоявшую возле Рей. Смахнула с лица выбившуюся из резинки прядь волос и с ничуть не обидным снисхождением заметила:

— Ты знаешь, Бен о себе довольно высокого мнения. — Рей удивлённо вздёрнула брови и Руми поспешила пояснить: — Он уверен, что стоит бросить имя Кайло Рена как снаряд, и большинство проблем решатся сами собой. Он не так уж не прав, взять хотя бы те планеты, на которых мы были лично, но одно дело быть уверенным в своих силах и в страхе перед своим именем, и совсем другое — с той же уверенностью рассуждать о доверенных ему чувствах. — Должно быть, на лице Рей отразилось откровенное недоумение, потому как Малек коротко, но раздражённо выдохнула, и повернулась к ней всем корпусом. — Может показаться, что он готов бороться не только за тебя, но и за вас с ним вместе. Но на самом деле ему всегда будет достаточно мысли, что ты просто есть. Живая. Вовсе не обязательно рядом.

Рей поспешно мотнула головой.

— Я не тешу…

— Тешишь, — перебила её Руми, улыбнувшись неожиданно тепло. — Отчасти потому ему и нравишься: видишь мир светлее, чем он есть на самом деле. — Малек раскрутила крышку бутылки с водой и, посмотрев точно Рей в глаза, добавила: — И хотя мне кажется, что ты пошла ему на пользу, не жди слишком много: Бен будет винить себя за твои не оправданные надежды.

— Ты как будто бы заранее в нём не уверена.

— Нет, я не слишком уверена в тебе, — поправила Руми и тут же нахмурилась: — И звучу как ревнивая младшая сестра, но считай, что это моё «обидишь его, и я сживу тебя со свету».

Прозвучало и вполовину не так шутливо, как, вероятно, задумывалось, но Рей всё равно дёрнула уголком губ в намёке на улыбку. Собираясь с силами, помялась на месте и двинулась вслед за Малек к остальным: По как раз неуверенно крутил в руках металлический шест, Роуз присматривалась к прочим снарядам, а Финн стоял возле расслабленного Аллена и выглядел одновременно возмущённым и испуганным.

— То есть вы серьёзно собираетесь тренироваться? — голос его на последнем слове дал петуха, и Руи не преминул этим воспользоваться.

— Прости, у тебя другие планы?

— Мы летим к Нафеме, — припечатал Финн так, словно это всё объясняло и тут же осёкся, увидев подошедшую Рей.

Отвёл взгляд в сторону и скрестил руки на груди.

— И как ты такой твердолобый выжил на Цитадели? — задал Руи риторический вопрос и щёлкнул по комлинку на запястье. — Сейчас великий и ужасный соизволит прийти, и всё тебе, серому, расскажет.

— Для тебя зато резоны Кайло ясны как белый день, — хитро прищурившись, уколола Руми.

Подхватила с поля отполированный до блеска бо и, примеряясь, ловко раскрутила его в руке. Дэмерон, присвистнув, попытался повторить и едва не выбил Роуз глаз: тупой конец замер в каком-то сантиметре от лица Тико и та, благодарно кивнув Солману, с укором ткнула Дэмерона локтем в бок.

Вышло одновременно неловко и забавно.

Малек самодовольно фыркнул и, красуясь, хвастливо изрёк:

— Мы с Реном братья по оружию, у нас друг от друга тайн нет.

В глазах у Солмана засквозило искреннее веселье, он, поразмыслив, протянул Роуз два коротких ножа и с изрядной долей снисхождения спросил:

— И где твоего собрата черти носят?

— Всевидящее Око барахлит?

— Не выдерживает конкуренции с братскими узами.

— Так ты б его прокачал — неровен час...

— Руи, — осадила брата Малек, и тот с полным вековой усталости вздохом закатил глаза:

— Это же Бен: явится как всегда, драматично, под фанфары…

— У меня кровь теплеет в жилах, когда я вижу твой энтузиазм.

Загробное спокойствие в голосе Кайло эхом прокатилось под высоким потолком тренировочного зала, разом заглушив треск искрящегося в воздухе смеха, и Рей обернулась к входным дверям.

— Помяни чёрта, — ничуть не испугавшись, протянул Малек.

Бен невозмутимо скинул с плеч шинель и, зубами стянув с запястья тонкую чёрную резинку, несколькими почти по-домашнему обыденными движениями собрал волосы в хвост.

Поправил сбившуюся майку, снял тяжёлые ботинки и…

И, вообще говоря, Малек продолжал что-то плести, с грацией дредноута отбиваясь от колючих ответов Бена, а Рей смотрела на них обоих, на Руи, на Аллена, на Финна, По и Роуз, и с каким-то блёклым, словно не своим изумлением поняла, что всё это — реально. Что минувшая ночь действительно была, что они все здесь, на одном корабле, вместе, заодно. Что ей не привиделось. Что она может закрыть глаза, открыть, а ничего не исчезнет.

Потемневшая к утру метка на левой ключице по-прежнему будет напоминать о чужих голодных губах, мерное гудение ламп и писк румб — о ночной тишине пустых коридоров «Ревана», а сыто урчащие узы — о разделённой на двоих близости. Связь, до сего момента не имевшая ни формы, ни текстуры, словно бы приобрела материальное воплощение, и стоящий напротив неё Бен, в тренировочных штанах и майке, с убранными волосами и тёмным браслетом комлинка на запястье вдруг показался до умопомрачения родным.

Восхитительная по своей простоте мысль, вероятно, отпечаталась у неё на лице, потому как Бен вдруг обернулся, отвлекаясь от рыцарей, и глянул точно ей в глаза.

Исподлобья и как будто бы с опаской.

Совсем как раньше.

До.

Что?

Вопрос прозвучал громче обычного и, судя по сведённым к переносице бровям Рена, для него тоже. Не было привычного эхо и ощущения, словно они говорили, стоя по обе стороны от тонкого стекла — голос звучал ясно и чисто, будто слова, вибрируя и звеня, действительно были произнесены, а не прошелестели лишь в метафорическом эфире их общих мыслей. Казалось, она даже чувствовала призрачное движение губ и отзвук собственного голоса в горле, и хотя они не первый раз использовали связь, находясь в одном помещении, ощущения от контакта были совсем иными.

Ты… слишком громко думаешь.

В голосе Рена прозвучали очевидное недовольство и подспудное замешательство. И, как и ожидалось — слишком громко.

Поморщившись, Бен качнул головой, недовольный собственным вопящим сознанием, отвернулся, и следующее было сказано всё так же чисто, словно действительно вслух, но на порядок тише.

Не старайся перекричать их и свои мысли. Я всё равно услышу.

Рей краем глаза покосилась на спорящих Малеков и, прекрасно понимая, отчего всё так изменилось, отчаянно краснея, заметила:

Раньше приходилось.

Не кричать — стараться. Усилие, прилагаемое ей для общения с помощью связи не было чрезмерным и не причиняло дискомфорта, но определённо отличалось от обычной речи. Она не соскальзывала — намеренно погружалась в воображаемый эфир и всегда старалась произносить обращённые к Бену слова громче второстепенных мыслей. Теперь же Рей плохо понимала, что из подуманного ею слышал Рен, а что оставалось частью отвлечённых мыслеобразов.

Ощущение не было новым, она и раньше не могла похвастаться абсолютной уверенностью в крепости своих щитов, но очередная демонстрация зыбкости и без того номинальных границ неприятно царапнула по гордости.

…Бен в ответ на робкое раздражение отозвался хмурым довольством, и вот это окончательно убедило её в исключительности их положения.

Чему ты радуешься?

Имеющемуся несмотря ни на что инстинкту самосохранения, — огрызнулся Кайло, и если бы не стоящий подле него Малек, Рей потерялась бы между явью и выдумкой окончательно: Бен мысленно повернулся к ней спиной, на самом же деле стоял в пол-оборота.

И, без сомнения, злился. На что, оставалось загадкой, но место для выяснения отношений подходило мало.

Моргнув, она перевела взгляд на Дэмерона в надежде вернуть себе ощущение твёрдой земли под ногами, и пристыженно замерла. Тот смотрел поочередно то на Бена, то на неё, и не осталось ни малейшего шанса на то, что события минувшей ночи хоть для кого-то были тайной.

Проклятье.

Неловко кашлянув, Рей перехватила металлический шест покрепче и прислушалась к Руи.

— …ладно, мы об одном и том же Феле говорим? Он служил в Фаланге Дома [1], только мне это кажется подозрительным?

— Как и ещё пара десятков политических заложников, — парировал Солман.

— Попал он туда, может, и как заложник, но остался точно по своей воле, — вмешался По. — Джаггед Фел, в отличие от своего брата, точно знал, чего хочет. Чиссы назначили его командиром своей эскадрильи, и, поверьте, совершенно точно не за лётные успехи.

— Пилот из него так себе, зато стратег хороший.

— Так а я о чём? — воодушевился Руи и повернулся к Бену. — Уверен, что не стоит выбросить его за борт до того, как мы долетим до Нафемы?

— Потрясающий способ решить проблему, — пробормотала Роуз.

— Лучше, чем кажется, — пробормотал Рен и, выбрав подходящий себе по весу бо, как будто бы незрячими глазами посмотрел на Руми. — Но не в этот раз.

Та замерла, словно кролик перед удавом, и настороженно огляделась вокруг. Брошенное в оглушительной тишине «Так всё-таки не тренировка» Финна прозвучало пронзительно громко и неуместно обречённо, и хотя каждый, разве что за вычетом самого Финна до сего момента, прекрасно понимал, что собрались они не только мечами помахать, в воздухе повисло очевидное напряжение.

Будто кто-то щёлкнул по воображаемому выключателю: с лиц рыцарей сошёл любой намёк на улыбку, и пусть стояли они по-прежнему босые, в неуставных спортивных костюмах, о том, что пару мгновений назад они обменивались бестолковыми шутками, напоминал лишь отзвук смеха под потолком.

— Фел спустится на Нафему? — спросил Аллен, одним вопросом подводя черту между несерьёзной перебранкой и настоящей причиной затеянного собрания.

— Да, если Омас не изменит приказ, — кивнул Бен. — А он не изменит: к подрывнику Альянс отношения не имеет.

— Возможный залп в спину будет немного отвлекать, — явно преуменьшил угрозу Руи.

— Если обойдётся без форслоков, то предсказать намерение просто. Не разрешить им спуститься на поверхность мы не можем.

— Вы о чём? — не понял Финн.

— О группе высадки, — пояснил Солман. — Глупо швартоваться на поверхности, пойдём не все.

— Вы со своей колдуй-командой идите вперёд, а мы прикроем, — простодушно заявил Финн.

— Да, ведь в тебе я могу быть уверен: ты мне в спину не пальнёшь, — многозначительно обронил Кайло и мрачно уставился на бывшего штурмовика.

Финн захлопнул рот с комично громким звуком. Сердито поджал губы, явно переживая какой-то внутренний кризис, шумно выдохнул, и вдруг прямо, без прежнего смущения и вины посмотрел на Рей.

Посмотрел так, как смотрят старшие братья на непоседливых, но любимых младших сестёр. Как имел бы полное право смотреть, не скажи он всего того, что сказал в столовой, и хотя, на отнюдь не объективный взгляд Рей, раскаянья в глазах было недостаточно, и злиться она не перестала, шанс на прощение он заслужил. Уже тем, что всё же пришёл, а не упаковал в ночи вещи и не сбежал на свободном челноке, но об этом ему знать было вовсе не обязательно.

Следующие его слова она услышала раньше, чем Финн их произнёс.

— Нет, — качнул он головой. — Я не выстрелю.

Бен проследил за взглядом Финна, поменялся в лице, явно намереваясь высказать всё, что он думает о чужих истериках, но не успел он отпустить какую-нибудь колкость, как вмешался По:

— Никто из нас не выстрелит, но кто-то должен будет остаться на борту.

Момент был разрушен, и Кайло нехотя кивнул.

— Да. Со мной, Алленом, Руи и Рей на Нафему спустятся треть отряда Фазмы, Фел с телохранителями и ты, — он пренебрежительно дёрнул подбородком в сторону Финна. —

Остальные остаются на «Реване».

— Что?

Сказанное произвело эффект разорвавшейся бомбы. Руми подалась вперёд, яростно сверкая глазами, и дёрнула рукой, сбрасывая с плеча ладонь брата.

— Ты слышала, — равнодушно отозвался Кайло.

— Ты не можешь…

— Я могу.

Чёрт возьми, нет, — прорычала младшая Малек.

— Руми…

— Какого дьявола? — продолжала Руми. — Ты берёшь с собой Рей, прекрасно зная, на кого точит зуб твой обожатель, и оставляешь на борту меня? Ты… — Она оглянулась на Аллена и беспомощно выдохнула. — Ты десять лет игнорировал его видения, чтобы… Чтобы что? Чтобы положиться на них теперь?

— Положись я на его видения, я бы оставил на борту всех вас, — с намёком на ядовитое раздражение в голосе ответил Бен.

— Так в чём же дело? — не на шутку разошлась Малек. — Вспомни старые привычки, спустись на планету один! Армитаж прекрасно знает, что делать в случае нападения на орбите, и если ты не можешь отделить личное от…

— Хакс не адепт! — повысил голос Бен, и явственная сталь в его голосе вынудила Руми заткнуться. Она осеклась, отшатнувшись от выпрямившегося Рена, и отступила на шаг назад. — Личное от дела отделить не можешь ты. — Руми открыла рот, вероятно, собираясь возразить, и задушено охнула: воздух застрял где-то в горле, и изо рта вырывался только жалкий хрип. — Ты остаёшься на борту, потому что стоит мне покинуть корабль, и Хакса почти наверняка возьмут в кольцо. Каким бы прекрасным генералом он ни был, как бы виртуозно ни летал Дэмерон, никто из них не адепт и связаться с нами не сможет. Хакс никогда не доверит Аллену файтеры, а Руи нужен мне на Нафеме.

Кайло сделал паузу, давая себе передышку, и Руми зашлась в приступе сухого, надсадного кашля. Проигнорировав и потяжелевший взгляд Руи, и дёрнувшуюся к нему Рей, Кайло махнул рукой, возвращая на место упавший с крючков инвентарь, и на тон тише продолжил:

— Будь Мара, Эвор и Антур живы, мой выбор был бы прежним.

— Я не умею силой мысли взрывать корабли, — вновь обретённым голосом почти прошептала Руми.

— Ты себя недооцениваешь.

С минуту никто из них не проронил ни слова. В звенящей тишине был слышен гул потревоженных ссорой щитов и отголосков кипящих в голове Руми мыслей. Смятение, обида, страх и непрошенное, стыдное облегчение — она и не думала, что попроси она остаться на борту возле Хакса, Кайло даст добро. Она бы никогда и не попросила, чего уж там, долг всегда был превыше всего, но ни один запрет не мог помешать ей этого хотеть.

А что если, — как во сне услышала Рей её голос, — а что если ты…

Просто делай свою работу, — резко и холодно ответил неясный силуэт голосом Хакса, и вслед за пронизывающим до костей страхом, Рей с головой накрыло вязкое, липкое отчаяние.

Руми думала об этом тайком и оттого — оглушительно громко. Рей поспешно отвернулась от чужих беззащитных мыслей, и когда Финн брякнул: «Так вот это тренировка», изумлённо выдохнула и с облегчением вынырнула из растрёпанного сознания Малек.

— Тренироваться мы и не начали, — возразил Бен, услышав, должно быть, в мыслях подруги то же, что и Рей: робкую, несмелую благодарность.

— Ну наконец-то, — оживился Руи, напоследок крепче сжимая ладонь сестры. — Я уж было решил, что на том и разойдёмся.

С готовностью шагнул навстречу Кайло, но тот качнул головой и, отложив в сторону шест, снял с пояса меч.

Посмотрел на поникшую Руми и едва заметно, хищно улыбнулся.

Скрещенные красный и зелёные мечи смотрелись на фоне чёрных стен зала весьма неплохо.

— Нападай.


* * *

Рей переступила порог уставшая, но довольная: раззадоренные настоящей тренировкой рыцари погоняли её по матам каждый по очереди, и хотя Бен прервал бой, едва они успели войти во вкус, приятная лёгкость в мышцах и абсолютно ясная от физической нагрузки голова подействовали на уставший от бесконечных политических хитросплетений дух благотворно.

Руми выглядела по-прежнему испуганной, но заметно повеселевшей, а у дверей с до боли очевидным раскаянием на лице мялся Финн. На одно мгновение захотелось помучить беднягу ещё немного, хотя бы до Нафемы, но стоило ей только подумать о том, чтобы отрицательно мотнуть головой, как подле неё откуда ни возьмись материализовался Аллен.

Снисходительно усмехнулся, оценив ужимки бывшего штурмовика, и протянул ей комлинк.

— После завтрака жду тебя в переговорной — нужно, чтобы ты взглянула на форслок.

Рей взвесила в руке компактное устройство и с сомнением проговорила:

— Я не вполне уверена, что смогу.

— Тебе и не нужно: в этом уверен я.

— Как это работает? — Рей с любопытством склонила голову к плечу. — Если ты знаешь, что у меня получится что-то найти, то и что именно я найду, тебе известно. Зачем тратить время, раз результат тебе заранее известен?

Солман тонко улыбнулся и, хитро глянув поверх макушки Рей на Рена, ответил:

— Я прекрасно знал, что вчера, после разговора со мной, Бен захочет увидеться с тобой. — Рей смущённо поджала губы, но Аллен, разумеется, и не думал молчать: — И хотя результат этой встречи был более чем предсказуем и без моего дара, боюсь, не увидься я вечером с ним, ваша встреча могла бы и не состояться.

— Много на себя берёшь, — проворчала Рей.

— Не больше, чем на меня возлагают, — лукаво возразил Солман. — Я бы с превеликим удовольствием провёл остаток жизни на Эч-То, проживая свою и чужие жизни лишь в своём воображении, но вот в чём загвоздка: большая часть приглянувшихся мне вариантов развития событий маловероятна без моего в них участия.

— Врёшь.

— Что? — не понял Аллен, от неожиданности перестав тянуть губы в покровительственной улыбке.

— Ты бы не остался на Эч-То, — неопределённо повела плечами Рей, останавливаясь в нескольких шагах от Финна. — Ты бы и недели там не продержался.

Солман еле заметно нахмурился, не слишком успешно маскируя очевидное опасение за неубедительной бравадой, и Рей, вспомнив ночной разговор, виновато, но искренне посмотрела ему в глаза.

— Большая часть приглянувшихся тебе вариантов развития событий маловероятна без твоего в них участия, — повторила она. — И как бы больно порой ни было, ты этим живёшь.

Аллен сжал губы в тонкую, изломанную линию, окинул её вмиг похолодевшим взглядом и еле слышно, хмуро предупредил:

— От беспардонного мелдинга не каждый в восторге.

— Да, Бен странный, — брякнула Рей, и, не успев как следует смутиться, порадовалась нечаянной улыбке на тонких губах. — Я просто хотела сказать, что…

— Знаю, — перебил Аллен и устало махнул рукой на переминающегося с ноги на ноги Финна. — После завтрака. Иди уже.

Дождавшись, пока она преодолеет последние пару шагов до Финна, Солман качнул головой в ответ на вопросительный взгляд Рена, и скрылся в коридоре. Велико было искушение ответить Бену тем же, но Рей всё же мысленно коснулась его ладони, кинула в ответ спутанный клубок из обрывков своих и чужих мыслей и, разобрав в подсмотренном мыслеобразе понимание и легкую горечь, повернулась к бывшему штурмовику лицом.

Скрестила руки на груди и выразительно заломила бровь.

— Рей, я…

— Я люблю заварные булочки.

Замешательство в глазах Финна быстро поменялось местами с облегчением.

А об остальном они поговорить ещё успеют.

После.

До Нафемы лететь оставалось несколько часов.

____________________________

[1] — Фаланга Дома — экспансионно-защитные силы Чиссов;

Глава опубликована: 15.04.2019


Показать комментарии (будут показаны 6 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх