↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Константы далёкой Галактики (гет)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 435 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU
Пленники свободны, «Реван» готов вот-вот сойти с верфей, Альянс и Осколок согласны поговорить. Всё стремительно налаживается, но, как обычно и бывает в далёкой Галактике, на старом пепелище разгорается новый огонь. Тушить его вместе или порознь? Вопрос всегда в этом.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Курато сальва

Курато сальва — группа способностей, связанных с самовосстановлением. С помощью них адепты могли справляться с голодом и жаждой, увеличивать выносливость, заживлять раны, излечиваться от болезней, ликвидировать попавшие в кровь яды и даже продлевать себе жизнь. Наиболее талантливые адепты справлялись даже со смертельными ранами, а тем из них, кто грезил о бессмертии, удавалось продлевать свою жизнь не на один десяток лет.

Космическая база «Реван», 35 ПБЯ

Кайло двигался с холодной свирепостью огромного, хорошо отлаженного и слишком сильного тренировочного дроида. И хотя обычно тренировка проходила на световых мечах, иногда они усложняли себе задачу и устраивали проверку всем снарядам, что удавалось отыскать в зале. Сейчас они упражнялись на специально утяжелённых металлических бо. Ультрахром, из которого были выполнены снаряды, поглощал вибрацию и звук — звона ударов слышно не было, лишь скрип босых ног по мату и сердитое пыхтение. Тренировка длилась вот уже два часа, и даже Руи, даром что самый выносливый из рыцарей, начинал уставать.

Пот струился по обнажённым рукам, чёрная туника липла к туловищу, но Рен то ли не видел перед собой ни черта, кроме воображаемого врага на месте собственного рыцаря, то ли действительно задался целью вымотать самого себя. Резкие, смертоносные удары приземлялись на бо старшего Малека с одной-единственной целью — убить. Но несмотря на то, что по этому сценарию проходила каждая из тренировок, а Руи был излюбленным противником, такого напора он от Бена не видел уже давно. Два часа атаки, без единой попытки перейти в оборону — Рен лупил по нему с таким бездушным фанатизмом, что шутить Малек перестал ещё к концу первого получаса. Совсем заткнулся на исходе шестидесяти минут, а теперь мог разве что пофыркивать, сдувая попадавший на губы солёный пот.

— Если он хочет себя загнать, то ему понадобится кто-то ещё, — проворчала Руми.

Они с Алленом закончили ещё полчаса назад, и теперь наблюдали за устрашающе долгим поединком.

— Два часа не предел выносливости Руи, — отозвался Солман и закрутил крышку бутылки с водой.

— Мальчик для битья не самая почётная должность.

— Тебя просто задевает, что предпочтительный партнёр для спарринга не ты.

— Больно надо.

— И он не разбил голоэкран на мостике — нереализованный порыв нужно куда-то деть.

Руми повернулась к Аллену и требовательно вздёрнула брови.

— Что вообще происходит? — Солман снисходительно улыбнулся, и Руми мотнула головой. — Помимо очевидного: у меня есть глаза и уши.

— Ничего из того, что ты себе навоображала. Пока. Твоя манера по-прежнему видеть в нём ущербного младшего брата трогательна, но, Руми, он, вопреки расхожему мнению, прекрасно знает, что делает и всё ещё нуждается в нашем присутствии, но уже не в защите.

— Расскажи это ещё кому-нибудь, посмеёмся вместе… — Малек напоролась на серьёзный взгляд Аллена и виновато потупила взгляд. — Знаю. Но это вовсе не означает, что у него есть право ставить на кон всё ради девчонки. Кем бы она ни была.

— Действительно не означает, — покорно согласился Солман. — Он первый под этим подпишется. Грустно, не находишь?

— Серьёзно? — невесело хмыкнула Руми. — Ты это у меня спрашиваешь?

Аллен выпрямил ноги и проследил за тем, как Руи ловко ушёл от подсечки и на волне только что открывшегося второго дыхания пошёл в атаку.

— Разница вот в чём: чтобы ты там ни думала о его мнении относительно тебя и Армитажа, ты всё равно продолжаешь пользоваться негласным разрешением и подспудно надеяться, что прямого запрета так и не прозвучит. Ты подчинённая и всегда можешь часть ответственности переложить на Кайло. Ему стрелки переводить больше не на кого.

— Он эту участь не сам ли выбрал?

— И мы за ним не под страхом казни пошли. Чем громче имена, Руми, тем меньше шансов на счастье вообще. А уж на простое — тем более. Тебя это тоже касается.

Непринуждённость, с которой Аллен это сказал, подействовала не хуже пыльного мешка. Малек шумно выдохнула и прислонилась затылком к стене. Та перестала быть комфортно прохладной и больше не холодила взмокшие спины, но переползать в другое место было лень. В ответ на пробудившуюся свирепость Руи Кайло удвоил напор и скорость, и любимейшее зрелище остальных рыцарей и редких смелых зевак из экипажа превратилось в по-настоящему опасную схватку. Будь на месте бо световые мечи, от матов под ногами уже остались бы лишь клочья.

— Макаши, Атару и Джуйо [1], — негромко перечислила Малек, наблюдая за Кайло. — Если представить, что он не размахивает мечом или бо на манер топора.

— Не завидуй, — беззлобно поддел Аллен, поднялся и протянул Руми руку. — И пошли к ним — они тут надолго, успеем ещё один раунд.

Младшая из рыцарей поднялась, схватившись за протянутую ладонь, прогнулась в спине и подхватила с пола свой посох.

— А ты его видишь?

— Что? — Аллен занял боевую стойку.

— Счастье. Хоть какое-нибудь.

Солман улыбнулся и по-джентельменски уступил Руми право начать атаку первой.

— В каждом, даже самом плохом варианте.

К двум кружащим на матах мечникам присоединились ещё двое.

Денон, 35 ПБЯ

Зал, в котором проходил саммит, представлял из себя амфитеатр раза в два меньше того, что Рей видела на старых голозаписях с Корусанта. Ложи для послов каждой планеты или федерации планет, входящих в состав Альянса или же сотрудничающих с ним, были небольшими, и те из них, что приехали целыми делегациями, вынуждены были не сидеть, а стоять. Единственная ложа по центру зала пока пустовала — она предназначалась для триумвирата Альянса и Главы государства. Напротив неё располагалась трибуна для ораторов. В первом ряду сидели Сенаторы Альянса, во втором были оставлены места для послов Осколка.

Лея и Рей занимали одну из лож во втором ряду, и хотя зал был наполовину пуст, из-за царящей вокруг суеты казалось, что людей на квадратный метр в помещении слишком много. Тем более, что те настойчиво кружили вокруг неё: меч на поясе вызывал слишком живой интерес. Ей оборачивались вслед, и пусть заговорить с ней или с Леей подавляющее большинство не решалось, очевидное любопытство казалось почти физически ощутимым. Смирившись с повышенным вниманием к своей персоне, и с то и дело раздающимися за спиной шепотками, Рей перестала нервически подёргиваться и, следуя наставлениям генерала, держала спину прямо. Настолько, что поясница начинала болеть, а шею сводила судорога. Ладошки, вопреки едва ли не медитативному спокойствию до открытия саммита, предательски увлажнились, а цветом лица она сейчас не отличалась от бледно-серой окраски лож.

— Не накручивай себя, — предупредила её генерал перед заседанием. — На самом саммите к тебе вопросов не будет. Сенаторы могут обмолвиться парой фраз после, могут пристать журналисты, но никто из них не станет ждать от тебя великих пророчеств или военных реформ. От тебя требуется только присутствие.

Но пока «не накручивать себя» получалось неважно. Жизнь на Джакку не требовала от неё слишком многих социальных навыков: Рей огрызалась в ответ на грубость, была благодарна, видя доброту. Она попросту не знала, как реагировать на равнодушие, а держать хорошую мину при крайне плохой игре — умение не отработанное, и сейчас ей казалось, что, попав в общество нарочито безразличных дипломатов, она не смогла бы ответить даже на банальное приветствие.

Навязчивым движением поправив рукава, Рей неслышно вдохнула и прислушалась. В зале стоял низкий гул, и основной галактический во всём многообразии акцентов сливался в едва ли разборчивое бормотание. Среди нескольких сотен лиц, она едва ли могла перечислить два десятка присутствующих на саммите рас. Даже несмотря на то, что на Джакку отоваривались контрабандисты со всей Галактики, а Рей проявляла живой интерес к любому заглянувшему к ним на планету пришельцу, большую часть послов она идентифицировать так и не смогла.

Отчасти присутствующих на саммите репортёров хотелось даже отблагодарить: на глазах у сотни представителей СМИ никто из приехавших дипломатов не рисковал говорить с другими послами до начала. Репортёрам было запрещено фотографировать до открытия заседания, они не имели права на видеосъёмку и звукозапись — только рукописный текст. Однако, как показывала практика, то ли акустика в таких залах была более чем хорошей, то ли слух у репортёров был профессиональным, но самые пикантные диалоги попадали на следующее утро в жёлтую прессу с завидной периодичностью. Так что, наученные горьким опытом, перемывать косточки друг другу и миру политики не торопились.

— Не думала, что Омас даст добро на открытое заседание, — негромко заметила Лея. — Хотя, может, оно и правильно.

— Никто не станет ругаться перед камерами?

— Да и… — Лея нахмурилась. — Никто не станет объявлять войну при свидетелях.

Усилившийся гул со стороны входа в зал оповестил их о прибытии новых послов — послов Осколка. Высокий, статный мужчина с пышными усами в форме гранд-адмирала посторонился, пропуская вперёд себя немолодую, усмехающуюся в ответ на что-то женщину. Сухая, тонкая, она шла по проходу, негромко стуча каблуками и с хищным интересом оглядывая зал. Собранные в намеренно небрежный пучок волосы были абсолютно седыми, но на таком расстоянии возраст скрадывался, настолько потрясающе она выглядела в строгом брючном костюме и настолько плавно и гармонично она двигалась. Когда тёмные, удивительно яркие на бледном лице глаза остановились сначала на Рей, а затем на Лее, губы растянулись, обнажая в улыбке зубы, и она едва заметно склонила в приветствии голову.

Генерал коротко кивнула в ответ и незаметно побарабанила кончиками пальцев по бортику ложи.

— Это адмирал Даала? — тихо спросила Рей.

— Она самая, — вдруг раздалось снизу. — Не постарела ни на день, проклятая мегера.

Один из припозднившихся сенаторов шлёпнул толстую папку на столик перед своим местом и с наигранным возмущением на лице повернулся к ним.

— В чём смысл голопадов, если мы всё равно вынуждены таскать эти проклятые талмуды?

— Вы говорите «проклятая мегера», сенатор Хэрмодиус, а я слышу «моя императрица», — с улыбкой пожурила его Лея.

— Так ведь императрица же! — тихо, но с выражением, ответил сенатор. — Вы смущаете меня перед юной леди, генерал Органа. Сенатор Дарм Хэрмодиус, — коротко поклонился он в сторону Рей.

— Рей, — представилась она, сдержанно улыбнувшись.

— Прекрасное имя. — Дарм стрельнул хитрыми глазами в сторону Леи и, понизив голос, продолжил: — Я зашёл в зал, увидел вас, а драки всё ещё нет. Вы же понимаете, что без этого Кэл может и не начать?

— Увы, на сей раз он привёл зрителей, — пожала плечами генерал, едва уловимым жестом показав на репортёров.

— О, да. Столкнулся на входе с Трейси Кейн. Очаровательна. Вы не поздоровались?

— Боюсь, что моё приветствие в любом случае будет процитировано ею на первой полосе. К чему себя утруждать?

— Точно над фотографией фантастической парковки адмирала Даалы сегодня.

— Чего только Кэлу стоило предотвратить ответный приветственный залп.

— А жаль: писать историю, так с чувством. — Хэрмодиус снова повернулся к Рей и ещё раз вежливо улыбнулся. — Не обращайте на нас внимания, Рей. Мы с генералом знакомы дольше, чем вы живёте на этом свете. В своё время Чандрила увидела немало исключительно светских скандалов на мероприятиях, подобных этому. И инициатором, — он доверительно склонился ближе, — был не я.

Рей с улыбкой глянула на Лею, и генерал в извиняющемся жесте развела руками.

— Что было, то было.

— А что будет, то уже не нам расхлёбывать! — Дарм широким жестом обвёл весь зал и с мечтательной улыбкой произнёс: — Вейланд, Генерис, Корулаг, Ондерон, Салласт, разумеется, Табос, Эриаду и даже, ситх меня раздери, Оссус!.. И это я перечислил только тех, кого могу навскидку вспомнить. Судя по занятым местам, у нас сегодня стопроцентная явка.

— Хлеба и зрелищ, — без особенного энтузиазма откликнулась Лея.

Переговоры, генерал Органа, — наставительным тоном поправил Дарм. — Был бы у Палпатина гроб, он бы в нём вертелся.

Сенатор собирался было сказать что-то ещё, но громкий гонг, объявляющий о начале заседания, прервал все разговоры. Низкий рокот, заполнявший огромный зал, сошёл на нет окончательно, стоило триумвирату Альянса с действующим главой государства Кэлом Омасом показаться в проходе, и Хэрмодиус, подмигнув напоследок Лее, занял своё место.

В триумвират входили традиционно трое представителей от наиболее инициативных рас, планеты которых выказали Альянсу свою благосклонность. На сей раз в составе был основатель и глава Альянса Кэл Омас, некогда бывший сенатором от Альдераанского сектора, главнокомандующий Сиен Совв, сенатор от Салласта, и адмирал Траэст Кре’фей, первый год занимавший должность сенатора от Ботавуи.

Совв, как и все салластанцы, был общительным и меркантильным, дружелюбным и прагматичным. Мало склонный к ксенофобии, как и все его сородичи, Сиен стремился путешествовать и исследовать Галактику. Прирождённый пилот и торговец, политике он скорее учился, чем был для неё рождён, но, торгаш по натуре, во вкус дипломатических склок он вошёл быстро. Траэст Кре’фей, напротив, искусству политики и шпионажа был обучен с детства. Любовь к интригам и увёрткам сделала его в своём мире преуспевающим дипломатом, и здесь, на Деноне, он, в отличие от наложившего на себя руки Борска Фей'лия, пользовался большим уважением Омаса. Не доверием, конечно, об этом речи не шло, но в состав Альянса входило сорок четыре планеты [2], и почти треть из них настроена была исключительно скептически. В таких случаях, когда расчётливая жёсткость Омаса не приносила желаемого результата, талант Кре’фея оказывался незаменимым.

Сам Кэл Омас, как представитель самой многочисленной и политически доминирующей разумной расы — людей — был способен на отвратительную подлость и поразительные акты доброты и альтруизма одновременно. Обладая чрезвычайной гибкостью, он умел трансформироваться очень быстро в ответ на широкий спектр условий. «Нарушитель, злоумышленник и шпион», — так о нём говорили обделённые судьбой и Галактикой расы, и хотя Омас по натуре своей человеком был, пожалуй, неплохим, годы во главе Альянса сделали из него пусть и однозначно благоразумного, но скорого на расправу лидера. За восемь лет во главе государства он пересмотрел больше половины действующих законов, и на сегодняшний момент был ближе к созданию централизованного органа власти, чем любой из его предшественников.

Ко всему прочему, он был одним из немногих людей, лишённых глубоких обид на павшую Империю, и потому — ратовавших за мир.

Дождавшись, когда триумвират займёт свои места в центральной ложе и прозвучит второй гонг, Омас вышел к трибуне. Оперевшись ладонями по обе стороны от крохотного микрофона, глава оглядел всех присутствующих и с совершенно свободным от любых эмоций лицом начал:

— Господа сенаторы, послы, прежде всего, мне хотелось бы выразить огромную благодарность за ваше присутствие здесь сегодня. Мирный саммит — важная веха в жизни не только Галактической Федерации Свободных Альянсов, но и всего межгалактического сообщества. И это закономерно, учитывая растущий вклад автономных планет в решение современных глобальных и региональных проблем. Для Альянса углубление отношений дружбы и сотрудничества с независимыми государствами является стратегическим курсом. Мы — союзники в борьбе с терроризмом, любыми проявлениями политического и межрасового экстремизма, союзники в противодействии другим угрозам безопасности и устойчивому развитию Галактики в наши дни…

Кто-то за спиной Рей издал неопределённый звук, напоминающий и сдавленный смешок, и внезапный кашель одновременно, и она отвлеклась от стоящего за трибуной главы. Осторожно оглядевшись вокруг, увидела, как судорожно строчат за Омасом репортёры, как внимательно, с разной степенью недоверия и предвкушения на лицах слушают его послы, и вдруг напоролась на цепкий взгляд разглядывавшей её Даалы. Застуканная, адмирал, меж тем, ничуть не смутилась. Только вздёрнула брови, словно Рей её чем-то глубоко оскорбила, и хмыкнула, когда Рей, пристыженная за неизвестную грубость, склонила голову в приветствии.

Расстроившись из-за собственного прилившего к щекам стыда, Рей отвела взгляд и снова прислушалась к Омасу.

— Альянс, как и любое автономное государство Галактики, серьезно беспокоит сохраняющаяся неурегулированность целого ряда конфликтных ситуаций. За свою многолетнюю историю Галактика прошла через огромное количество разрушительных войн. Планеты хранят память о двух Великих Галактических войнах, о Мандалорской, Тионской войне. До сих пор не отгремело эхо Войны клонов. Мы всё ещё горим в пожаре Галактической гражданской войны.

Кэл сделал паузу, осмотрел всех присутствующих, тоном и тяжёлым взглядом подтверждая всю серьёзность и значимость произнесённых слов. Репортёры замерли с давно вышедшими из повседневного обихода ручками над блокнотами и жадными глазами таращились на застывшего главу. Напряжение гудело в Силе как огромный гиперпривод, и когда молчание уже грозило стать неловким, Омас продолжил:

— Тем более ценным и значимым для истории и для нас, в первую очередь, представляется настоящий саммит. Сегодня, в тридцать пятую годовщину Битвы при Явине, в зале, уже слышавшем одиннадцать мирных саммитов, присутствуют послы Осколка Империи. Впервые за пятьдесят пять лет мы вступаем в диалог, который, как мы надеемся, позволит нам не допустить ещё одного раскола Галактики.

По залу прошёл негромкий озадаченный шепоток, и Кэл, дождавшись, когда все умолкнут, весомо договорил:

— Триумвират Альянса в лице меня, сенатора Сиена Совва и сенатора Траэста Кре’фея приветствует гранд-адмирала Гилада Пеллеона и адмирала Натаси Даалу на Деноне. Гранд-адмирал, вам слово.

Глава занял своё место, уступая микрофон Гиладу, и, когда к трибуне вышел Пеллеон, со всех сторон послышались щелчки фотокамер. Ручки снова с готовностью замерли над бумагой, и под сводами зала раздался звучный, низкий голос:

— Благодарю, глава Омас, за право не только присутствовать сегодня здесь, но и за возможность выступить у трибуны, в присутствии представителей сорока четырёх планет, триумвирата и сената Альянса и лидера Сопротивления генерала Органы. Мы с адмиралом Даалой выражаем волю Совета моффов, исполнительной, законодательной и судебной власти Осколка, и мне, как верховному главнокомандующему имперским флотом, дано право выступить с предложением не только сотрудничества, но и мира.

С верхних лож послышался грохот: кто-то из особенно впечатлительных не удержал в руках камеру. Тревожный шёпот превратился в однозначный рокот, но Пеллеон был невозмутим.

— Двадцать пять лет после смерти императора Палпатина мы находились в состоянии холодной войны с Альянсом. Последние десять — воевали сначала с Галактическим Альянсом, затем с Сопротивлением. Война истощила наши ресурсы, затормозила рост и развитие. Мы отняли и потеряли миллионы жизней в кровопролитных битвах за один только последний год. И сейчас мы прибыли на Денон, дабы предложить мир и объявить о закрытии форпостов и отзыве войск Первого ордена с пяти захваченных нами планет Галактического Альянса.

На одну долю секунды Рей показалось, что зал взорвался: нестройный гул стал на порядок громче, а возмущённая Сила словно бы волнами билась о стены зала, гудя и потрескивая. Тихий смешок Леи потонул в хоре сотен голосов, а громкий гонг, призывающий к тишине, подействовал только с третьего раза.

— А кто даст гарантии, что Первый орден действительно выведет войска? — задал вопрос посол от Корулага.

— Первый орден — военная организация под началом Осколка Империи, — не дрогнувшим голосом ответил Гилад.

— А лидер Сноук об этом знал?

— Лидер Сноук мёртв, посол Креспин. Сейчас Верховный лидер Ордена — Кайло Рен.

Палач лидера Сноука, — не сдавался Креспин.

— Следовавший приказам ученик, — мягко поправил Пеллеон. — Первым предложением которого в должности лидера на Совете моффов было отправить мирных послов на Денон.

— Ещё скажите, что за тиранию Сноука вы ответственности не несёте.

— Как Альянс сказал, что действия Сопротивления не их ума дело? — вдруг подала голос адмирал Даала и встала. Смерила Креспина надменным взглядом и повернулась к Кэлу. — Позволите, глава Омас?

Тот обречённо кивнул, и Натаси, негромко стукнув каблуками, поднялась. Шагнула к бортику ложи и, выпрямив спину, громко обратилась к залу:

— Спешу напомнить, многоуважаемые послы, что до того момента, как Сопротивление ударило по флоту Первого ордена, Орден исполнял исключительно колонизаторские миссии в Неизведанных Регионах.

— А «колонизаторская миссия» не синоним захватнической? — язвительно поинтересовалась сенатор Бриму.

— Вам дать словарь? — выгнула бровь Натаси. — Не мы начали войну, и, присутствующая здесь генерал Органа не даст мне соврать, не мы сделали первый выстрел.

Лея поднялась так плавно, что Рей скорее почувствовала, чем услышала движение подле себя.

— Глава Омас? — обратилась она к Кэлу.

Тот сделал приглашающий жест, и генерал также встала. Включив микрофон, Лея сложила ладони на бортике и без всякого сожаления или раскаяния в голосе проговорила:

— Совершенно верно. Но и вы, гранд-адмирал, адмирал, не можете со мной не согласиться: если бы не действия Сопротивления, были ли они приказами триумвирата Альянса или же моим решением, было бы куда больше захваченных Первым орденом планет Альянса. И не будем забывать о том, что вышедший из-под контроля Осколка лидер Сноук отдал приказ уничтожить систему Хосниан. Мне озвучить число погибших на пяти планетах?

— Из шести миллионов людей на базе «Старкиллер» успело эвакуироваться лишь четыре сотни, — парировала Даала. — Подвиг адмирала Холдо унёс жизни полутора тысяч детей, проходящих обучение на борту «Господства». И на случай, если вы забыли, генерал Органа: республиканская армия в то время, когда вы состояли в Сенате, казнила десять тысяч мирных имперских семей. Они погибли не в ходе военных действий, не в результате применения супероружия. А на плахе.

— Кайло Рен, сегодняшний лидер Первого ордена, вместе с рыцарями уничтожил сотни исповедовавших джедайское учение адептов Силы, — отозвалась Лея.

— И спас одну, дабы вы могли притащить её на саммит в качестве эскорта, — съязвила Даала и кивнула на Рей.

Та вздёрнула нос, нелогично оскорблённая сквозившим в голосе адмирала пренебрежением, но Натаси отвернулась раньше, чем это заметила.

— Довольно, — вмешался Кэл Омас. — Это не соревнование. Потери обеих сторон были чудовищны, но мы собрались здесь не обвинять друг друга и не оплакивать погибших. Мы собрались, чтобы положить конец любым военным действиям на территории мирной Галактики. — Лея и Натаси замолчали, бросив друг на друга одинаково тяжёлые взгляды, и Омас, убедившись, что те не станут более скандалить, снова обратился к Гиладу. — Гранд-адмирал Пеллеон, ваше предложение.

Гилад сухо кивнул и снова обратился ко всем послам.

— В настоящий момент под флагом Осколка Империи живут тридцать девять планет Неизведанных Регионов. Нашу самую крупную военную организацию возглавляет сильнейший из ныне живущих адепт. Мы сотрудничаем с тремя торговыми федерациями. У нас заключены мирные договоры с чиссами, хаттами, воссами и ген'даи. И мы готовы заключить его с Галактическим Альянсом на условиях, которые удовлетворят каждую из сторон.

На несколько мгновений в зале повисла гробовая тишина. Затем слово взял Кэл Омас и от взаимных обвинений и провокаций делегаты всех стран перешли к голосованию за рассмотрение мирного договора.

Восемьдесят шесть процентов против четырнадцати. Никто не хотел войны. Открытое заседание было завершено, триумвират и сенат Альянса вместе с послами Осколка и генералом Органа удалились в закрытую комнату для подписания документа о временном перемирии.

Выходя из зала, они с Леей попали под град вопросов и щелчков фотокамер. Генерал отвечала коротко и односложно, не комментируя ни одно из выкрикнутых предположений и игнорируя провокационные вопросы. И несмотря на то, что добраться до транспорта у них заняло невозможно долгие двадцать минут, Рей готова была благодарить всех многоликих богов, что чествовали на Джакку, за то, что журналисты присутствовали в зале. Только это не позволило Даале достать из кармана свой главный козырь.

«Ты дала приказ стрелять по Ордену, потому что Сноук забрал твоего сына. Ты развязала войну».

Из всех роящихся на поверхности сознания мыслей эта была самой громкой. И лишь толика сочувствия, неуместное, несвойственное Натаси сопереживание вкупе с жадными до горячих заголовков репортёрами вынудили её промолчать.

На следующий день был назначен первый круглый стол.

Подписанное соглашение получило названия Денонского пакта.

Космическая база «Реван», 35 ПБЯ

Руи лежал на матах, раскинув руки и ноги в разные стороны. Кайло стоял возле, упершись ладонями в колени, и дышал тяжело, но довольно, как поймавший добычу дикий зверь. В воздухе радостно искрила вдоволь нарезвившаяся Сила, а Руми с Алленом, вынужденные отработать лишний час, только качали головами и жадно глотали воду. Выдохшиеся, но счастливые, так они чувствовали себя всякий раз после хорошей тренировки или успешной миссии.

Рен протянул руку, и Солман бросил ему бутылку воды.

— Я умер, и мне снится сон, как ты продолжаешь меня лупасить, — пробормотал старший Малек. — Ты маньяк, Бен. Вот серьёзно.

— Мёртвым сны не снятся, — отмахнулся Кайло и, выпрямившись, пнул его по ноге. Глотнул воды и милостиво протянул её Малеку.

— Хорошие — нет. Кошмары мучают их постоянно.

— Вы оба больные, — отрезала Руми, проводя рукой по лбу. — Если не трагическая смерть посреди сражения, то ждёт вас смерть нелепая, на матах. От упрямства.

— Как ты можешь так говорить, ты моя сестра! — с наигранным возмущением отозвался Руи, запрокинув голову и попытавшись разглядеть её за плечом Аллена.

— Как раз поэтому у меня есть на это полное право.

Руи попытался швырнуть в неё полотенце, но промазал. Прикрыл глаза, не предпринимая ни малейшей попытки подняться и дёрнул стоявшего рядом Солмана за штанину.

— Сядьте все, вы слишком высоко.

— Это ты низко, — возразил Аллен, даже не думая садиться на мат. — И не придуривайся, тебе нравится.

— Клевета и ложь, я…

Дверь зала открылась, и вошёл хмурый, как сотня грозовых облаков, Хакс. Чеканный шаг по полу, а затем такой же по матам говорили о крайней степени раздражения, а устрашающие круги под глазами приобрели какой-то особенно нездоровый цвет.

— О, Бен, смотри! Давай теперь он будет твоей новой грушей, — без особенного воодушевления предложил Малек.

Хакс скользнул взглядом по взмыленным рыцарям, едва заметно усмехнулся, увидев распластанного на полу Руи, и резким движением протянул Рену голопад.

— Они подписали соглашение. Пеллеон ждёт нас завтра на Деноне.

— Только нас? — удивился Кайло.

— Он… Не уточнил точное количество приглашённых, — с тонким недовольством в голосе ответил Хакс. Так было всегда, когда кто-либо позволял себе хоть какую-нибудь неточность, и хотя Армитаж весьма поднаторел в искусстве смирения, нечёткие приказы выводили его из себя почти с таким же успехом, что и Рен.

— Но ты же спросил, — догадался Кайло.

— Спросил, — вздёрнув нос, подтвердил Хакс. — На что получил от Даалы такой же пространный ответ, какие обычно даёшь ты, если понятия не имеешь, на что подписался. И поскольку её подозревать в этом глупо, решение о том, каким составом спуститься на планету, принимать нам.

— Даже забавно, как тебя смущает свобода выбора, — протянул Рен.

— Адмирал акцентировала особое внимание на том, что на саммите вместе с генералом Органа присутствовала мусорщица. И она наверняка будет завтра на фуршете.

Голос Хакса зазвучал резко, и Кайло, давно с ним знакомый, нахмурил брови.

— Что тебя смущает?

Армитаж сморщил нос, недовольный тем, что его поймали на откровенном беспокойстве и передёрнул плечами.

— Замкнутое помещение с делегатами из сорока четырёх планет Альянса, сенат, триумвират Альянса, лидер Сопротивления, триумвират Первого Ордена, гранд-мофф Осколка и адмирал Даала, — перечислил он и встретился взглядом с Беном. — Будь ты тем, кто ни Альянсу, ни Осколку не симпатизирует, ты бы этим воспользовался?

Тревожно переглянувшиеся Малеки перевели взор с Хакса на Рена. Кайло скользнул глазами по неожиданно озадаченному Аллену и, поразмыслив, пришёл к выводу, что внезапно проснувшаяся паранойя Хакса имеет под собой все основания. Покрутив в руках голопад, на дисплее которого светилось сообщение Даалы, Рен растерянно вернул его генералу и чуть дёрнул рукой. Меч тут же легко лёг в ладонь, и Кайло коротко кивнул в знак того, что его понял.

— В таком случае несколько адептов там будут не лишними, — глухо проговорил он.

На обеспокоенно вглядывавшегося в пустоту Солмана он старался не смотреть.

_____________________________

[1] — Макаши, Атару и Джуйо — три из семи форм боя на световых мечах;

[2] — вообще сто четыре планеты по Вуки-данным, но это, будем честными, не самое вопиющее моё издевательство над каноном в этой истории;

И немного визуализации. Наши суровые генерал и адмирал в "обмундировании":

Костюмчик Леи: https://i.pinimg.com/564x/c0/95/36/c09536a7a3794899633ccbd148c02a36.jpg

Даалы: https://i.pinimg.com/564x/26/1c/d3/261cd3bff3b426412299573ff7fe43c6.jpg

Глава опубликована: 18.03.2018


Показать комментарии (будут показаны 7 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх