↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Константы далёкой Галактики (гет)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 435 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU
Пленники свободны, «Реван» готов вот-вот сойти с верфей, Альянс и Осколок согласны поговорить. Всё стремительно налаживается, но, как обычно и бывает в далёкой Галактике, на старом пепелище разгорается новый огонь. Тушить его вместе или порознь? Вопрос всегда в этом.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Круциторн

Круциторн — техника для преодоления физической боли за пределами нормального порога. Техника давала возможность блокировать собственное сознание от посторонних восприятий. Посредством ментального проникновения можно было как сосредоточиться на другом ощущении, так и повысить болевые ощущения цели.

Космическая база «Реван», 35 ПБЯ

— Мастер Бен, хочу обратить ваше внимание на то, что это вовсе не обязательно. — Трипио бросил тревожный взгляд на уже отключённых R-2 и ВВ-8.

— Обратил, — обманчиво спокойно согласился Бен. — За всё то время, что вы втроём были на борту «Ревана», мы зафиксировали свыше сотни попыток внедриться в систему.

— О! — Трипио всплеснул руками и с опаской покосился на потянувшегося к панели управления Кайло. — ВВ-8 очень беспринципный астродроид.

— То ли дело ты.

— Совершенно верно! Я рад, что вы это понимаете и, вероятно…

Рычажок отключения питания негромко щёлкнул, и Бен закрыл панель. Светящиеся, вечно удивлённые визоры погасли, а нервно подрагивающие механические руки замерли. Кайло закрепил карабины, чтобы протокольный дроид не упал во время полёта, и выпрямился.

— Его делал Энакин Скайуокер, — Аллен коснулся позолоченного металла и поднял на Рена вопросительный взгляд.

Бен кивнул, проверяя крепления на остальных дроидах.

— Когда у Люка заканчивались аргументы, он напоминал Лее, кому в действительности принадлежит её секретарь, — вдруг вспомнил он и тут же одёрнул себя, словно не собирался произносить вслух то, что произнёс.

Огляделся вокруг и указал на дверь.

— Нам пора.

Солман рассеянно кивнул, отступил от прохода и, будто решившись, на выдохе произнёс:

— Есть то, что ты должен знать.

В голосе прозвучала совершенно не свойственная ему тревога, и только поэтому, вероятно, Кайло остановился.

В том, как Аллен обыкновенно говорил с Беном, была своя ирония. Абсолютное знание не шло на пользу характеру, и каким бы великодушным ни выглядел Солман, любви к ближнему в нём было чуть. Дар провидения научил его не всегда искреннему, но холодному, как пустоши Рен-Вара, равнодушию: в молодых глазах с юности сквозила пронзительная, старческая мудрость, а в голосе всегда звучало припорошенное щедрой долей безразличия снисхождение. Так говорили не по годам умные, видавшие некоторые ужасы люди.

Но стоило Аллену обратиться к Бену, вся его уверенность в завтрашнем дне и собственном превосходстве, железное спокойствие и заведомое смирение с чужой глупостью обращались в прах. Кайло был хаотично мечущейся в пространстве точкой, нестабильным элементом системы, лишённым всякого любопытства и трепета перед его, Солмана, даром. Это дезориентировало, и если со всеми остальными Аллен мог просто поговорить, то на Кайло порой приходилось рычать и кричать, или, как сейчас, почти умолять выслушать, потому что реакция, которую всегда можно было предугадать, в случае с Реном поражала своей непредсказуемостью.

Так и сейчас: в тёмных глазах отчётливо был виден слегка прохладный интерес, с каким Бен обычно смотрел на всех, имеющих что сказать подчинённых, и едва заметно мелькало предостережение — как и всегда, когда Аллен открывал рот.

Поборов желание огрызнуться, Солман провёл ладонью по лбу и с очевидным нежеланием признался:

— Я не вижу, чем всё кончится.

— Добро пожаловать в нашу жизнь, — хмуро откликнулся Бен.

— Нет, ты не понял, — тряхнул головой Аллен. — Я вижу, что может случиться, но не вижу виновного. Не потому что его нет, а потому что он намеренно прячется. От меня.

Рен прислонился спиной к двери и, скрестив руки на груди, закончил:

— А значит, знаком с нами, и счёты эти — личные, — пожал плечами и слегка отвлечённо, будто бы в этот момент думал совсем о другом, добавил: — Он использовал меч убитого мной падавана: либо это неудачная провокация, либо это кто-то из родственников убитых, либо в ту ночь кто-то остался в живых. И хотя умение скрываться в Силе настораживает, ты не об этом сказать хотел.

Тёмные глаза вперились в пронзительно серые при тусклом освещении отсека, и Аллен отвёл взгляд. Выдохнул, будто разом сдулся, и с едва уловимым недовольством проворчал:

— Я просил не лезть мне в голову.

— А я просил не загадывать наперёд.

Они смотрели друга на друга несколько долгих мгновений, и когда на самой поверхности мыслей Аллена, за пределами всех возведённых щитов показался образ маленькой загорелой девочки с тремя колечками из золотистых волос на макушке, образ той же самой девочки, сосредоточенно потрошащей пузо старого ТАЙ файтера, спорящей с отвратительным кролутом, дерущейся с укравшим её еду тидо, сидящей возле поваленного шагохода в нелепом шлеме республиканского пилота… Когда Бен увидел весь калейдоскоп из случившегося и вероятного, он закрыл глаза и усилием воли покинул чужое сознание.

— Как давно ты её видишь?

— С тех пор, как мы с тобой познакомились.

— И что ты видишь теперь?

— Много хорошего и много плохого. Я… — Аллен осёкся, молча спрашивая разрешение, и Кайло, словно смиряясь, кивнул. — Я видел миры, в которых она не родилась или умерла ребёнком, и, на самом деле, они не были так уж невыносимы: ты мог жить, не зная, чего лишён. Я видел миры, в которых вы не знакомы, и, хоть это противоречит всему, во что я верю, вы не были несчастны. Я видел, как вы рушите Галактику, как строите её снова. Видел, как ты погибаешь у неё на руках, как она преступает черту. Видел, как спасти не успеваешь ты, и мир сгорает бесконечное множество раз. Как ты убиваешь её, как она убивает тебя. Видел очень много боли, злости, радости и счастья и… — Солман бессильно развёл руками и на тон тише продолжил: — Вижу вас, вместе. Её детей с твоими глазами…

— Хватит.

Холодный металл в голосе Рена вынудил Аллена замолчать. Он склонил голову к плечу и печально улыбнулся.

— Цветной мир, Бен. Она таким его видит.

Кайло отвернулся раньше, чем отзвучало эхо последних слов.

— Взлетаем, лейтенант, — резко приказал он, выйдя на мостик. — Парковочное место 2-С4.

В ответ на недоумённые взгляды Малеков Аллен лишь качнул головой.


* * *


— Генерал Хакс, своей тревогой вы оскорбляете меня, — отчеканила Фазма, оттесняя Армитажа от консоли. — Я более чем компетентна и в состоянии в третий раз самостоятельно проверить посты. Идите уже. Сэр.

— FN-2187 тоже был в вашей компетенции, капитан, — упрямо напомнил Хакс.

— Единственный из двенадцати тысяч прошедших через мои руки штурмовиков. Процент моего успеха выше вашего, — парировала Фазма, и прошагавший мимо них к ипсилону Руи не удержал широченной ухмылки.

Армитаж смерил капитана раздражённым взглядом и, поправив камзол, развернулся к трапу.

— Рапорт каждый час мне на комлинк.

— Да, генерал.

— Лейтенанты Карсон и Ли в вашем распоряжении. У приказов лидера Рена приоритетный статус, однако в случае чрезвычайной…

— Генерал, я знаю устав.

— Тогда какого чёрта вы меня перебиваете?

Семенивший за плечом Хакса Митака с укором глянул на Фазму, но капитан, вопреки тону генерала, тонко улыбнулась.

— Вы меньше беспокоитесь, когда злитесь. Не переживайте: мы всегда готовы и не подведём.

Сурово нахмуренные брови сошлись у переносицы, Армитаж поджал губы и машинально пропустил вперёд себя Руми. Та легко коснулась ладонью сжатого кулака и, подмигнув вмиг покрасневшему Митаке, прошла по трапу. Генерал несколько мгновений смотрел ей вслед, затем коротко, нервно кивнул Фазме и тоже поднялся на борт. Дождавшись, пока трап с шипением закроется, Хакс глубоко вздохнул, кивком головы отправил лейтенанта на мостик и, только прогнав из головы все тревожные мысли, присоединился к командованию.

«Реван» прибыл на орбиту Денона ближе к вечеру, незадолго до начала торжества. Раздражать Альянс ещё одним кораблём в атмосфере было мыслью заманчивой, но бестолковой — больше баловство, нежели угроза, так что причаливать среди редких облаков столицы сразу, как дали разрешение, никто из них не собирался. Смирно замерев у самых планетарных щитов, они приняли решение спускаться небольшой группой на ипсилоне: Рен, Хакс, рыцари, Митака и двое младших лейтенантов. От штурмовиков Кайло решил воздержаться, и генерал неохотно согласился: слишком многое связано у Республики с белой бронёй, и хотя светящийся жезл и загадочные пасы руками никогда не вызывали у Армитажа доверия, тащить с собой дивизион было бы, вероятно, не слишком правильно.

Так что Хакс тщательно проверил исправность собственного бластера, с неудовольствием отметил, что из всех рыцарей чем-то кроме сайбера располагал только старший Малек, и заставил лейтенантов при нём продиагностировать своё оружие. Убедившись, что сделал всё от себя зависящее, он с особенным раздражением заострил внимание на отсутствии Рена на утреннем собрании и теперь с таким же возмущением смотрел на пустой мостик.

— …Я был почти уверен, что ты вырядишься в то самое чёрное платье. — Руи краем глаза осмотрел сестру и зацепил за пояс один из кинжалов.

— Я рыцарь, — скривила губы Руми. — А не эскорт-услуга.

— Где Рен? — вмешался Хакс.

— В багажном отсеке, — отозвался Руи и поправил меч. — Проверяет дроидов Сопротивления.

Хакс скривился, вспомнив о раздражающих железках, и придирчиво осмотрел обмундирование Малеков. Опрометчиво скромное, оно словно бы кричало об излишней самоуверенности адептов. Он и сам предпочитал не носить ничего, кроме бластера, но тот был эффективен и на дальнем расстоянии, световые мечи же были оружием ближнего боя и от угрозы с воздуха защитить не могли. Армитаж не раз видел, как те останавливали заряды прямо в воздухе, одним движением руки, и это впечатляло, но только Рен мог справиться с атакой с нескольких сторон, а в помещении, где помимо рыцарей будут ещё и Органа с Даалой, его приоритеты представлялись сомнительными.

Хотя, быть может, он Рена недооценивал. Хакс помнил, как он держал две сотни штурмовиков в транспортном доке «Ревана», и пусть условия тогда были экстремальными, в том, что Рен сможет при необходимости повторить, не сомневался даже обыкновенно скептически настроенный Хакс.

Или, может, у его тревоги вообще не было под собой никаких оснований, и дело было в том, что он впервые спускался на планету в одной группе с Руми.

И вот об этом, пожалуй, стоило беспокоиться в первую очередь.

— Надо же, — негромко присвистнул Руи, проследив за взглядом задумавшегося Армитажа. — Таким ты мне нравишься больше.

— Не «тыкайте», Малек, — ощерился Хакс. — Помните о том, где вы и с кем говорите.

— А я помню, генерал, — ничуть не смутился старший Малек. — Ты тот, кому я подчинюсь в случае смерти Бена, потому что ты не такой мудак, каким всё время кажешься. По той же самой причине я, вероятно, все ещё не начистил твою конопатую морду. И, опять-таки, хвала твоему глубоко сокрытому благородству, с моей сестрой ты не просто спишь и, возможно, окажешься рядом тогда, когда я рядом быть не смогу. — Руи пожал плечами и крутанул между пальцев тонкий кинжал. — Что, правда, совершенно не по уставу, потому что генерал здесь ты, и не тебе в первую очередь умирать, но это единственное исключение, которое я не вправе не сделать. Так что, Хакс, я помню, где я и с кем говорю.

Генерал покосился на него и, убедившись, что говорят они достаточно тихо, сквозь зубы процедил:

— Тогда заставь её взять чёртов бластер.

— Проще на себя в два раза больше пушек навешать, — весело хохотнул Малек. — И, как видишь, у меня двойной комплект.

Руми запустила диагностику датчиков, придирчиво сверяя полученные с радаров данные с данными разведки, и Руи всем корпусом повернулся к Хаксу.

— А ведь всё совсем как в старые времена.

— Что именно?

— Ты ударился в паранойю, Даала схватила за яйца Альянс, а Бен вырядился в овечью шкуру. Ну, знаешь, такую, как всегда не по размеру, вот-вот треснет по швам: не то чтобы никто не понимал, что под драной шкуркой порядком оголодавший волк, но поначалу это дезориентирует, как если бы…

— Я понял. А ты спокоен, потому что на залезших в кастрюлю индюков мы вовсе не похожи.

— Наоборот! Я бы сам чеку выдернул, будь вы мне не по душе, но Трейси Кейн об этом знать не обязательно. Как и твоей заранее обеспокоенной физиономии на первой полосе делать нечего. Что до Бена, то он и без того припадочный — ему и своих задвигов хватит, так что мой тебе совет: успокойся и не загружай эфир.

Загудели двигатели, и Руми выпрямилась над консолью. На всякий случай совсем отвернувшись от сестры, старший Малек понизил голос и на ещё тон тише закончил:

— Руми тебе шутку с форслоком простила, Бен не воспринял всерьёз, Аллен знал, что не выгорит. И хотя я тебе этого точно никогда не забуду, мы давно в одной лодке: ты боишься лишиться погон, «Ревана», Руми и мира, в котором живёшь? Ну так у меня для тебя новость: мы все люди. Даже ты.

— И к чему всё это? — скривился Хакс, тоже отворачиваясь от сощурившейся на них Руми.

— К тому, что ты спускаешься на Денон с лидером, у которого ты один генерал, и со своими людьми, для которых твои приказы — тоже приказы. Мы не враги тебе… И, да, генерал, я трижды проверил заряды бластеров! — Руи широко улыбнулся подошедшей сестре и, вопреки широченной улыбке, поверх её макушки серьёзно посмотрел на замолчавшего Хакса.

— О чём это вы тут шепчетесь? — не купившись на показную браваду, спросила Руми.

— О состоянии табельного оружия, — невозмутимо отозвался Хакс и выпрямил спину. — Лейтенант Бреннан, мы готовы?

— К взлёту готовы, генерал, — отрапортовал тот. — Ждём лидера Рена.

Дверь, ведущая в грузовой отсек, открылась как по команде, и в кабину зашёл Кайло. Высокий, хмурый, как концентрированная грозовая туча, вот-вот готовая обрушиться на землю ураганом.

— Взлетаем, лейтенант, — резко приказал он и, как будто бы жалея об отсутствующем шлеме, рукой зачесал волосы назад. — Парковочное место 2-С4.

За его спиной стоял отчего-то печальный Аллен, но гул двигателей и поджимающее время не оставили места пространным разговорам.

Денон, 35 ПБЯ

Мило улыбнувшись очередному незнакомому и чрезвычайно любопытному пожилому джентльмену, Рей безнадёжно вздохнула и со вселенской тоской во взгляде обернулась.

Её основательно обвели вокруг пальца.

Едва они с Леей зашли в здание Сената, на Рей обрушилось сопоставимое со снежной лавиной внимание по меньшей мере трёх десятков любопытствующих глаз. На их общее счастье, журналистов на фуршет не пускали, но и без них желающих познакомиться со звездой вчерашней статьи было хоть отбавляй. Убедившись в том, что падать в обморок и в ужасе убегать от страждущих Рей не собирается, Лея представила её парочке старых знакомых и с ловкостью бывалой светской львицы уплыла в галдящую толпу. Та проглотила её и даже не поперхнулась, а Рей осталась среди острых на язык сливок общества в гордом одиночестве.

Подхватив с подноса бокал с шампанским, она с любопытством сделала крохотный глоток и от безысходности принялась рассматривать пока ещё редких гостей.

Расходов на мероприятие не пожалели. Под высоким потолком горели сотни тусклых ламп, со стонущих под весом спиртного и закусок столов свисали темно-синие шёлковые скатерти; от мраморных стен отражались тихие голоса ведущих светскую беседу сенаторов и ненавязчивая музыка, а лучи закатного солнца играли на хрустальных скульптурах всеми оттенками красного.

Дипломаты в строгих костюмах, их спутницы в смущающе откровенных платьях, сенаторы в парадных мантиях, военные и другие высокопоставленные и крайне почитаемые особы со всех планет Альянса — знакомые и незнакомые, все сновали от одной группы к другой, изредка бросали голодные взгляды на стоящую у одной из колонн Рей и с особым удовольствием обсуждали самое главное событие вечера: приглашённый на фуршет триумвират Первого ордена и намеренно опаздывающую Даалу.

— Больших шишек накормили, но и так ясно, что почти половина из присутствующих здесь — так себе дипломаты и отставные генералы, — услышала Рей голос По.

— Их ужином можно было и не кормить, — весомо добавил Финн и, с восторгом оглядев зал, запихнул в рот вишенку.

— Как же я рада вас видеть, — еле слышно прошептала Рей и переступила с ноги на ногу.

— Прекрасно выглядишь, — оценил Финн, по-джентельменски протягивая Роуз бокал шампанского. — Я был уверен, что Лея вырядит тебя в боа и перья.

— На бластер бантики не вяжут, — возразил Дэмерон, и Рей без прежней горечи закатила глаза. Предельно простой костюм действительно был лучше любого платья, а она и без того была достаточно далека от своей зоны комфорта.

— Я думала, что сначала будет круглый стол и только потом фуршет, — особенно очаровательная в легком голубом платье Роуз осмотрелась вокруг.

— Нет, что ты, — усмехнулся По. — Сначала они пьют галлонами и только на утро, злые и с похмельем, обсуждают мирный договор.

— На трезвую голову поладить трудно, — пожал плечами Финн. — А здесь установили такой уровень безопасности, что и за угол отойти нельзя: на тебя из кустов тут же бросается тощий страж порядка с бластером наизготовку.

— Что разумно, — Дэмерон кивком головы указал на только-только вошедших в зал Даалу и Пеллеона. — Этот фуршет — бельмо на глазу всего мирового сообщества. Не будь здесь столько наших, я бы и сам прислал подарочек с сюрпризом.

— Повтори погромче, вдруг тебя не все услышали, — чувствуя лёгкое волнение при взгляде на здоровающуюся с Омасом адмирала, пробормотала Рей.

Громко заурчавший живот тут же свёл на нет всё звучавшее в её голосе предостережение, и Финн, фыркнув, отставил в сторону свой бокал.

— Схожу за едой. Мне нужны вот те крохотные пирожные и что-то, похожее на моллюсков. Что будете?

— Всего понемногу, — попросил Дэмерон. — Только без желе: выглядит как помёт уорртов.

— Между прочим, это едва ли не единственное полезное здесь блюдо, — чопорно заметила Роуз. — В нём одних только антиоксидантов на целых отряд.

— Что не мешает ему напоминать помёт рептилий.

Финн и вызвавшаяся помочь ему Роуз отправились в сторону накрытых столов. Дэмерон же, проводив взглядом макушки друзей, посмотрел на Рей. Дёрнул уголком губ, разглядев что-то в её глазах, и пригубил шампанское.

— Финн думает, что ты в панике и всё ещё думаешь о вчерашней статье, но это ведь не так.

Рей негромко хмыкнула и обвела взглядом зал. С появлением Даалы приоритеты местного бомонда резко поменялись, и ястребиное внимание общественности обратилось к адмиралу. Та держалась с тем же слегка раздражающим высокомерием, что и на саммите: вежливо, но прохладно улыбалась и пожимала руки тем мужчинам, что пытались коснуться губами её ладони. Со стороны выглядело даже забавно, и, порадовавшись возможности перестать натянуто улыбаться, Рей расслабилась и заломила бровь.

— По мне так сразу не скажешь, но я обожаю быть в центре внимания.

Дэмерон негромко рассмеялся.

— Смешно. А если серьёзно?

— Пусть лучше пишет об этом, чем сосредотачивается на родственных связях.

По, нахмурившись, согласно кивнул.

— Видать, какой-никакой инстинкт самосохранения у неё есть.

— То есть?

— Личность Кайло Рена долго была для всех тайной, — пояснил Дэмерон. — Лет пять назад, когда правда всплыла, Кейн строчила быстрее, чем Омас вещал с трибуны. Людям нравилось то, что она писала: ещё бы, кто не обрадуется свежим сплетням, да ещё и так талантливо написанным.

— Её припугнули?

— Ну, у Хана всегда были не слишком тёплые отношения с законом. Суд запретил ему появляться в системе Денон следующие тридцать лет, зато Кейн заткнулась. Лея слышала про себя вещи и похуже, но тогда такое происходило — никому из нас не хотелось подливать масла в огонь.

Рей перевела взгляд с По на разговаривающую с Дармом Хэрмодиусом Лею и, вдруг почувствовав чьё-то внимание, повернулась к центру зала.

Натаси Даала смотрела прямо на неё.

«Вот дерьмо», — подумала Рей, поспешно отводя взгляд, а когда поняла, что выглядело это, вероятно, трусливо, взяла себя в руки и снова посмотрела на адмирала. Та надменно улыбнулась, словно бы как раз на такую реакцию и рассчитывала, шепнула что-то Гиладу и, легко обогнув обступивших её дипломатов, направилась прямо к ним.

Желание спрятаться за вмиг выпрямившимся Дэмероном зудело на самом краю сознания, но поддаваться ему на глазах у чёртовой тучи народа было нельзя. Замерев, она искренне понадеялась, что не выглядит сейчас как кролик перед очень голодным удавом, и растянула губы в слегка нервной приветственной улыбке.

До Рей оставалось три шага, когда Даала протянула руку для приветствия. Сухая, тонкая кисть без единого кольца и с непокрытыми лаком аккуратными ногтями была приятной для рукопожатия. Весь зал притих в ожидании. Тишина упала на них сверху душным облаком, и многочисленный бомонд Альянса застыл, глядя на то, как едва ли не самый скандальный имперский адмирал предлагает знак внимания звезде вчерашнего эфира.

Трейси Кейн продала бы почку за кадр.

Где-то сбоку, Рей скорее чувствовала, чем видела, настороженно застыла Лея. Взгляд Натаси, холодный, тяжёлый и хищный, прожигал насквозь. Рей понимала, что её испытывают, будто бы рукопожатие было чем-то запретным, и хотя она никогда не была в восторге от чужих прикосновений — они предполагали близость, а близость не то, чем Рей готова была разбрасываться — излишней робостью она не страдала.

— Адмирал Даала, — коротко улыбнулась Рей и чуть сжала тёплую ладонь. — Для меня честь познакомиться с вами.

Мимолётная вспышка веселья в карих глазах чуть сгладила острые черты лица, и Натаси, лукаво прищурившись, неожиданно звонко рассмеялась.

— Милая, вы либо абсурдно храбры, либо необычайно смекалисты: не повторяйте это там, где вас могут услышать. — Пальцем поманив официанта, Натаси взяла бокал и чуть приподняла его. — Рей, коммандер Дэмерон, за знакомство!

Бокалы звонко ударились друг от друга, и Рей, переглянувшись с По, едва коснулась шипящего напитка. Тут же напоролась на хитрый взгляд Даалы и отпила ещё.

— Не пугайтесь, — вдруг отмахнулась адмирал. — Мне всего лишь было любопытно познакомиться с той, кто трижды оставил с носом лидера Рена. Поверьте, Рей, это не так уж просто.

— Справедливости ради замечу, что лидер Рен играл в поддавки, — подначиваемая каким-то шестым чувством брякнула Рей и покосилась на поперхнувшегося По.

Брови Даалы удивлённо взметнулись вверх.

— Судя по реакции коммандера, вы должны были ответить что-нибудь про справедливость, высшее благо и Светлую сторону.

— Мне показалось, это мирный саммит, — беспечно пожала плечами Рей и одними глазами поблагодарила подошедшую Лею.

Та чуть потеснила адмирала, ненавязчиво обозначая территорию, и вежливо улыбнулась.

— Прекрасное приобретение, генерал Органа, — с ног до головы осмотрев Рей, похвалила Даала.

— Быстро учится, — согласилась та и склонила голову в приветствии. — Прекрасно выглядишь, Натаси.

— И тебе возраст к лицу, — тем же тоном ответила адмирал, и в воображении Рей послышался звон скрещённых клинков. — Слышала, ты вновь претендуешь на кресло в Сенате.

— Слухи разлетаются куда быстрее, чем пресса успевает их озвучивать, — сухо ответила Лея. — Слышала, ты в Совете моффов?

— Неофициально. Им нужен был кто-то, кого почти наверняка послушаются Рен и Хакс. Пеллеон не слишком хорошо переносит, когда ему перечат сразу двое, а у них до сих пор осталась очаровательная привычка отдавать мне честь.

Рей с опаской посмотрела на генерала, но словно примороженная к губам улыбка и безмятежность в почти чёрных глазах не дрогнули.

— Они не слишком спешат.

— Паковали дроидов. Вы так торопились покинуть борт «Ревана», что оставили своих жестянок нам.

По встрепенулся и, до этого глядя на адмирала с чуть заносчивой враждебностью, вытаращился на неё с такой откровенной, трогательной даже надеждой, что обе женщины неожиданно синхронно усмехнулись.

— Дроидов? ВВ-8…

— Явно бракованный, но очень вам предан, коммандер, — улыбнулась Даала.

— Но я думал, что вы…

— Полноте. Как верно заметила Рей, это мирный саммит. Считайте дроидов оливковой ветвью Первого ордена.

Облегчение По было заметно без всякой телепатии, но и это не помешало Рей безошибочно определить момент, когда Кайло оказался в зоне досягаемости.

Она почувствовала их раньше, чем они вошли в зал.

Словно в подтверждение благих намерений адмирала, за несколько мгновений до того, как Рен, трое рыцарей и Хакс с лейтенантами зашли внутрь, по Силе прошла лёгкая, будто от брошенного в озера камешка, рябь. От едва слышимого звона, что раздался из-за столкновения щитов сразу нескольких адептов, поднялись волоски на руках. Рей, ведомая одним лишь предчувствием, обратила взор к проходу в тот самый момент, как на пороге показался Бен. Встретилась взглядом, невольно задаваясь вопросом, не почудились ли ей события минувшей ночи, и до того, как её внимание стало бы очевидным, отвернулась.

Заметила обратившуюся к сыну Лею и мысленно потянулась к нерешительно мнущемуся Рену. Легко коснулась прочных щитов, подспудно опасаясь, что там ей будут не рады, и почти с облегчением выдохнула, когда каменные стены растворились. Уютное тепло окутало её с головой, спокойствию мешали лишь лихорадочно мечущиеся мысли. Выловив среди бессвязных потоков лица Леи и Даалы, Рей озадаченно нахмурилась и тут же получила скорее картинку, чем настоящий ответ: рыжеволосая женщина смотрела на юношу перед собой с тёплым, ничуть не обидным снисхождением. Так смотрит мать на проштрафившегося сына и, узнав в женщине адмирала, Рей вдруг всё поняла.

Воспоминание дышало разделённой на двоих близостью.

Рей на секунду отвлеклась от мыслеобраза, посмотрела сначала на будто посеревшую Лею, затем на Даалу, что улыбалась Бену через весь зал спокойно и совсем немного напоказ, увидела в сознании Кайло их всех, со стороны, и едва не потонула в чужом потрясении.

Бен чувствовал себя так, словно сталкивались два далёких друг от друга мира. Поражённый, он смотрел на них и испытывал нечто вроде горько-сладкого одобрения, будто видеть их, Лею и Натаси вместе, было одновременно больно и приятно. Та, что была его матерью по крови, и та, что стала ею в тот момент, когда он отчаянно нуждался в поддержке, стояли рядом друг с другом, смотрели на него, и сокрушительная, неожиданно крепкая уверенность в том, что случившееся было неотвратимым, накрыла его с головой.

Его взгляд метнулся к Рей, как если бы она была единственным, не вызывающим сомнений в своей реальности человеком, и, смутившись поначалу всей искренности его доверия, Рей кивнула и мысленно коснулась сжатой в кулак ладони. Прикосновение получилось таким настоящим, что Бен вздрогнул и, придя, наконец, в себя, вместе с остальными двинулся к ним.

Омас и Пеллеон, до того негромко разговаривающие возле фонтана, заприметив последних приглашённых, тоже направились к центру зала.

И…

Должно быть, у Рей заложило уши.

Шаги всех, кто с каждой минутой приближался к ним всё ближе и ближе, показались очень громкими. Обострившийся слух стал полнейшей неожиданностью, шумное дыхание стоявших рядом По, Леи и Даалы отчего-то раздражало. Недоумённо осмотревшись вокруг, Рей на мгновение растерялась: те словно двигались в замедленной съёмке.

Она моргнула, мир тут же вернулся к привычному ритму, а вместе с этим пришло ощущение неясной угрозы.

Пришло и тут же исчезло — как и до сего момента чёткие краски и звуки. Мир словно схлопнулся в одну пульсирующую чёрным точку, пространство загудело знакомо и страшно, и это отвратительное, холодное чувство потери, будто у неё отняли конечность, было ей хорошо знакомо.

Всем им, судя по одновременно замершим адептам.

Они только и успели, что в панике переглянуться.

Вслед за оглушительным взрывом их накрыла темнота.

Глава опубликована: 14.04.2018


Показать комментарии (будут показаны 7 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх