↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Puppe (джен)



Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Мистика, Драма, Сонгфик
Размер:
Мини | 5 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
Сестре не нужно было ездить на работу ни на поезде, ни на автобусе. Ей не приходилось даже идти куда-либо пешком – она трудилась прямо в комнате, смежной с комнатой Томаса.

На конкурс «Чистый Лист: Человеческая комедия», номинация «Другой Байрон».
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Сестра Томаса снова собиралась на работу.

— Не скучай, братишка. И не забывай про куклу, — она потрепала его по волосам и закрыла дверь его комнаты на ключ.

Томас мрачно уставился на куклу, которую она отдала ему пару недель назад. Она сказала, что с куклой ему не будет одиноко, пока она работает. Кукла Томасу не нравилась — у нее были ярко-красные щеки, будто она болела с лихорадочным румянцем, облезшие волосы, похожие на старую мочалку, и какое-то несуразное платье из лоскутной ткани.

— Но у меня же был грузовик, я не скучал, — упрямо ответил он тогда. — Почему ты забрала его у меня?

Сестра раздраженно встряхнула головой:

— Ты гремишь им на весь дом, Томми! Поиграй лучше с куклой, ты мешаешь мне работать.


* * *


Сестре не нужно было ездить на работу ни на поезде, ни на автобусе. Ей не приходилось даже идти куда-либо пешком — она трудилась прямо в комнате, смежной с комнатой Томаса. Из небольшой прихожей одна дверь вела в кухню, а другая — в комнату сестры. В спальню Томаса можно было попасть, только пройдя через ее комнату. Из прочих помещений в крохотном домике был только чулан с вениками и ведрами, больше похожий на стенной шкаф, да ванная с уборной.


* * *


К вечеру небо заволокло тучами. Сестра только что дала Томасу его лекарство — как она объясняла, оно нужно было для того, чтобы он не шумел и не отвлекал ее от работы. Потому что если бы он все испортил, шумно играя или не к месту зовя ее, им было бы нечего есть.

Он послушно проглотил пилюлю, от которой голова становилась словно набитой ватой, а в ушах легонько шумело. Однако, заснуть он все равно не мог, и просто лежал в кровати на мягкой пуховой перине — еще маминой.


* * *


Когда мама была жива, все было совсем иначе. Они всегда жили бедно, но, как любила повторять мама, достойно. Каждое утро, едва рассветало, она уезжала в соседний городок в артель, занимавшуюся производством кружева, и возвращалась лишь после обеда. Это была тяжелая, неблагодарная работа. От кружева трескалась кожа на руках и болели глаза, но на жизнь им все же хватало. Иногда мама даже покупала Томасу новые игрушки, как тот чудесный грузовик, на который он заглядывался в витрине магазина добрую пару месяцев. Отца у Томаса не было — как говорила мама, поджимая губы и хмурясь, он пропал куда-то, когда они были еще помолвлены, и она с тех пор его никогда не видела. А отец его сестры давным-давно погиб на войне, когда она была совсем маленькая, а Томаса и на свете не было.

Однажды соседка с вечно недовольным лицом бросила им вслед:

— Продажная девка, принесла в подоле!

Томас заинтересовался, что значит «продажная девка», и мама объяснила ему, что есть такие женщины, которые занимаются любовью не с мужьями или возлюбленными, а с любыми мужчинами, которые платят им за это деньги. К своим шести годам Томас отлично представлял, что такое занятие любовью, тем более городок, в котором они жили, скорее походил на большую деревню, и волей-неволей любой ребенок регулярно наблюдал за брачными играми кошек, собак и коз, да и за логическим их завершением. Томас передернулся и воинственно сказал:

— Эта клуша не смеет так обзываться!

— Ты мой маленький защитник, — улыбнулась мама.

А потом мамы не стало. Она не вернулась домой, а поздно вечером заплаканная сестра сказала, что ее сбил автобус. Тот самый, на котором она каждый день ехала на работу.

Томас остался жить с сестрой — она была уже почти взрослая, закончила школу и собиралась поступить в медицинское училище. Только почему-то вместо этого она стала работать дома, в той самой своей комнатушке. Она не пошла в горничные к богатой фрау Ангеле, не стала работать в таверне, плести кружева или смотреть за больными.

Замочная скважина в двери в комнату Томаса была старинная, большая, и видел Томас через нее предостаточно.

Он видел, как вечерами к сестре приходили мужчины — когда по одному, а когда и по двое. Пели птицы, садилось закатное солнце, а сестра кричала странным, нарочитым голосом: «Еще, да, больше!». Томас видел, что лампа на столе была накрыта красной тканью, и знал, что от этого окно тоже светится красным.


* * *


Этим вечером мужчин снова было двое, две высокие, крупные тени. Они хватали и вертели сестру во все стороны на кровати, на полу и даже на комоде.

Томасу было плохо.

У него кружилась голова, в глазах мелькали тени и красные пятна. Он чувствовал себя слабым и одновременно страшно, чудовищно злым — но не столько даже на этих мужчин, сколько на сестру. Его взгляд упал на ту самую куклу, которую он не так давно отбросил в угол. Ему показалось, что губы у нее столь же красны, как у сестры, когда перед работой она густо красила их помадой.

И Томас схватил куклу поперек туловища и остервенело, молча, с недетской силой оторвал ей голову. А потом он откусил ей оставшуюся торчать из тела шею, чувствуя скрип пластика и привкус краски на зубах.

Он снова припал глазом к замочной скважине и увидел, как один из мужчин замахнулся на сестру чем-то, что держал в руке — кажется, это была тяжелая хрустальная ваза с подоконника — и увидел, как сестра упала на пол и больше не двигалась, а из-под ее головы прямо к двери в его комнату потекла кровь.

И тогда Томасу наконец-то стало хорошо, и для верности он впился зубами в горло куклы еще раз.

Глава опубликована: 01.09.2020
КОНЕЦ
9 комментариев
А ведь нечто очень, очень похожее я уже видел. На другом конкурсе. Недавнем, двух месяцев ещё не прошло. Разве так можно? Да и в целом исполнение здесь слабее, чем в той работе. Желающие могут сравнить: https://fanfics.me/fic147665

Также не совсем понятно, как данная работа соответствует описанию номинации ("Исключительный человек в исключительных обстоятельствах")? Да и кто здесь "другой Байрон"?
Очень грустная история о странной старшей сестре.
Томас остался жить с сестрой — она была уже почти взрослая, закончила школу и собиралась поступить в медицинское училище. Только почему-то вместо этого она стала работать дома, в той самой своей комнатушке. Она не пошла в горничные к богатой фрау Ангеле, не стала работать в таверне, плести кружева или смотреть за больными.
К вечеру небо заволокло тучами. Сестра только что дала Томасу его лекарство — как она объясняла, оно нужно было для того, чтобы он не шумел и не отвлекал ее от работы. Потому что если бы он все испортил, шумно играя или не к месту зовя ее, им было бы нечего есть.
Неудивительно, что с такой «сестрой» мальчик тронулся умом. Скорее всего, побочные эффекты пилюли. Ведь сестра скорее всего работала без выходных. Жалко его.
WMR, да, был на FMA фик по этой песне - правда, по Буратино. Насколько мне известно, правила не запрещают писать по одной и той же композициям разным авторам.
А "другой Байргн" здесь - Томас, разумеется.

Муркa, эм... мальчик был полностью в своем уме, вообще-то. Жаль, что вы не поняли замысел.
В Германии, а также в скандинавских странах и Исландии, кукла зачастую выступает предметом, имеющим колдовское значение. Не плюшевая игрушка, солдатик или лошадка-качалка, а именно кукла является своеобразным отражением человека. Также, согласно поверьям этих стран, маленькие девочки (младше 10-12 лет) не могут колдовать ни при каких условиях, а вот мальчики могут - и в большинстве случаев их колдовство связано именно с куклами. Любопытно, что во взрослом возрасте колдовские способности мужчин и женщин меняются местами: взрослые женщины способны практически на любое колдовство, и его случаи весьма часты, в то время как взрослые мужчины в подавляющем большинстве случаев теряют способности к колдовству, будь то злому или доброму. Исключение составляют кукольники и те, кто занимаются изготовлением кукол.
Что же он хочет наколдовать? Хочет ли он смерти мужчин, приходящих к его сестре?
Самый цимес в том, что нет. Обратим внимание на то, что его сестру убили именно после того, как мальчик оторвал кукле голову. Напрашивается очевидный вывод: мальчик хотел смерти именно своей сестры, а не ее клиентов. Именно она стала для него злом, которое он уничтожил силой отчаянного желания своей детской души. И немаловажен тот факт, что он ждал захода солнца, прихода ночи, потому что колдовство лучше всего совершать после захода солнца. Это доказывает, что он колдовал осознанно. И именно потому, что он убил свою сестру, в конце песни он говорит, что теперь ему хорошо.
Показать полностью
Цитата сообщения Анонимный автор от 02.09.2020 в 01:10
А "другой Байргн" здесь - Томас, разумеется.
Да какой же из него "другой Байрон"? Так, маленькое озлобленное существо.
С "Забега..."

Что понравилось: написано само по себе неплохо, лаконично так, без давления на читателя психологией, душевными подвывертами, атмосферными нагнетаниями итд. Плюс то, что работа небольшая.

А в остальном даже не знаю, что сказать, настолько это не мое: тема, песня, сюжет, герои.
Мне показалось, что работа не соответствует номинации. Другая подошла бы больше.
Я тоже не поняла заложенную в текст идею
колдовство!
Об этом в тексте не упоминается, а догадаться кмк невозможно. Я бы это как-то упомянула/прописала/дополнила. Потому что читателю (мне по крайней мере) кажется, что мальчик просто тронулся умом или сделал то, что сделал под воздействием наркотиков. Или ему это вообще привиделось в тяжелом наркотическом бреде. Но поскольку нет, то ГГ тогда, вызывавший сперва жалость и сочувствие, вызывает после прочтения просто неприязнь и отторжение.
Извините, автор. Не зашло совершенно.
Крон, благодарю за отзыв! Жаль, что вам, как и некоторым другим читателям, оказалось трудно и даже невозможно догадаться до идеи с колдовством. Но автор считает, что полностью разжевывать и в деталях объяснять идею в данном случае сродни указанию "смеяться после слова лопата".
А почему же, раз герой совершил убийство преднамеренно, н вызвал у вас неприязнь и отторжение? Разве он убил праведную, невинную женщину? Разве не могло у него быть своей правды?
Хм... Я бы этот текст в номинацию "В руках Кукольника" отправила. И да, очень странно было читать идентичный сюжет, и даже фокал похож. Написано неплохо, но зачем?
когда немки массово пошли в проституцию ?
очевидно в середине 1945 года.
а почему в тексте нет примет времени ? не знаю.
ivan_erohin
Текст сециально без временных маркеров, но предполагается, что это уже ФРГ.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх