↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

«Иллюзионист» приветствует Вас! (джен)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Научная фантастика, Приключения
Размер:
Миди | 171 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Читать без знания канона можно
 
Проверено на грамотность
«Незабываемые голограммы: от стеклянных цветов до пейзажей тысячи планет. «Иллюзионист» приветствует Вас!» — вот что прочитала бы Доктор на упавшей со столика брошюре. Но, поднимая бумагу с ковра, она не заметила ни вычурного шрифта, ни красивых фраз. Она была уверена, что слышала просьбу о помощи. Не крик, нет. Едва различимую мысль, повисшую в телепатическом поле.

Доктор только что вышла из ТАРДИС и еще не знала, что ей предстоит испортить отпуск лучшей подруги, помочь незнакомой медузе и повстречать… саму себя.
QRCode
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Третье число шестого цикла. Цветы, надежды и сплетни

Они выглянули из дверей ТАРДИС. Аккуратная небольшая спальня, бирюзовые шторы и мебель с латунными ножками — обстановка напоминает отель. Очень, очень дорогой отель. Быть может, хоть в этот раз они прилетели по адресу?

Доктор выскочила из машины времени, огляделась и торопливо подобрала с пола упавшие брошюры.

— На этот раз никаких раздавленных стульев! Даже ковер целый! И это в маленьком номере! — она помахала брошюрами и положила их обратно на стол. — Ну ладно, бумажки со стола разлетелись, но это не страшно, это легко исправить. Ты молодец, отлично сработано!

— А что я сделала? — Яс вышла следом.

— А? — Доктор обернулась. — Я разговаривала с ТАРДИС. Это же она выбрала этот космический лайнер и этот номер. И даже не раздавила стул. Прогресс! Идем посмотрим, где именно мы оказались.

Около получаса назад — впрочем, время в ТАРДИС весьма относительно — Яс предложила Доктор отправиться на курорт. Самый обычный, очень спокойный (но не самый спокойный — именно там обычно что-нибудь и случается!) курорт. И до тех пор, пока Доктор не решила довериться ТАРДИС, они сидели на полу консольной, наперебой зачитывая друг другу отрывки из «Самого знаменитого и точного справочника межгалактического туриста». Глаза, конечно, разбегались — казалось, нет такого чуда вселенной, к которому нельзя попасть с экскурсией.

Яс кивнула, все еще размышляя, почему Доктор решила, что они на космическом лайнере. Она только собралась спросить, но в этот момент они вышли из номера, и Доктор подпрыгнула на месте, едва увидев коридор.

— Это же «Иллюзионист»! Мы на борту «Иллюзиониста»! Надеюсь, нам удастся занять номер, в котором мы — ну, ТАРДИС — случайно припарковалась.

— «Иллюзионист»?

— Ооо, постоянно забываю, что… Неважно. Извини, я слишком обрадовалась. Расскажу тебе все по дороге, и ты поймешь почему. Или нет, я лучше тебе покажу, а потом объясню. Так что молчу! — Доктор снова огляделась, а потом решительно зашагала по коридору. — Если я правильно понимаю значение узоров на стенах, мы выйдем к лифтам. Ты запомнила, в каком номере мы случайно припарковались?

— В тринадцатом. — Яс мысленно порадовалась, что, уходя, оглянулась на дверь номера. — Но, Доктор…

— Отлично, счастливое число! — Доктор шагала вперед, ее спутница еле поспевала за ней, пытаясь на ходу разглядеть шелковисто поблескивающие узоры на стенах и изящные кованые арки, отделяющие секции коридора друг от друга.

— А вот и лифты! — Доктор нажала на кнопку вызова и сунула руки в карманы, намереваясь ждать, но один из лифтов открылся сразу. — Сейчас найдем ресепшн и разберемся с номером, а потом обязательно прогуляемся. И сходим перекусить, я уже немного проголодалась. О, тебе нужно увидеть голограммы. Так, я проговорилась насчет голограмм. Хотя — технически — это не совсем голограммы. Сделай вид, что ты ничего не слышала, хорошо? Ладно, уговорила, я объясню тебе основное сейчас.

Доктор тараторила так, что Яс при всем желании не смогла бы вставить ни слова, так что и не пыталась. Но это воодушевление можно было понять — интерьеры корабля уже вызывали восхищение. Лифт ничуть не уступал коридорам: зеркало в изящной кованой раме, те же переливающиеся голубым узоры на стенах, каждая крохотная деталь, каждая кнопочка в едином стиле, и кажется, что все это сделано вручную.

А что их ждет впереди? Яс хотелось верить, что их ждет приятный отдых. Но, по ее наблюдениям, если Доктор ведет себя так, будто выпила целый кофейник, стоит начинать беспокоиться.

— «Иллюзионист», — голос вырвал Яс из размышлений, — один из самых знаменитых туристических лайнеров, созданных ируканджи. Ну, из тех, что ориентированы на гуманоидные создания. Ох, стоп, погоди-погоди, я снова начинаю с конца. Так вот, ируканджи. Немного напоминают земных медуз на вид, но неплохо себя чувствуют и вне воды. Удивительная раса. Специализируются на технологиях, связанных с активностью мозга. Чтобы долго не объяснять — они создают компьютеры, управляемые, как сказали бы люди, «силой мысли». И камеры для полного погружения в виртуальную реальность. О! И копии сознания. Спорная вещь, но в некоторых случаях нужная. А сейчас у них новая мода. Голограммы. Строго говоря, не совсем голограммы, потому что они создаются с помощью интерференции световых волн, а объемные картинки ируканджи состоят из миллиардов частиц-наноботов. Как в «Рое» Майкла Крайтона! Только там у наноботов было свое сознание, а здесь они управляются напрямую сознанием Молчащих. Ты читала «Рой»?

— Эм, нет, если честно. — Наконец-то у Яс появилась возможность сказать хоть что-то.

— И хорошо. Только что вспомнила концовку. — Доктор сделала восхитительно неописуемое лицо, которое, видимо, должно было выражать вежливую растерянность.

— Кстати, Доктор, здесь такие медленные лифты или так много этажей?

Она на секунду замерла, неловко улыбнулась и торопливо ткнула нужную кнопку. Лифт загудел и едва заметно дрогнул.

— …Или лифт просто не ехал, хорошо. Так что там про Молчащих?

— А! Так вот, Молчащие. Ближе к концу жизни примерно треть ируканджи переживают метаморфоз и превращаются в неподвижную прикрепленную форму, которая производит на свет новое поколение медуз и обладает особым типом телепатии. Далекие предки современных ируканджи жили колониями на мелководье, медузы охраняли Молчащих, кормили и чистили их и могли связываться с ними телепатически, а Молчащие… Это самое интересное! Молчащие следили за безопасностью вокруг колонии, потому что у Молчащих есть глаза. Я тебе их покажу, их надо увидеть, потому что, если я скажу «летающие глаза», ты засмее… Ну Яс!

— Я не смеюсь, правда. Так, подожди, получается, что они используют этих Молчащих, чтобы показывать голограммы? Разве это не, ну… — Яс первая вышла из лифта и огляделась.

Они оказались в коротком коридоре, ведущем в просторный светлый холл. Яс чуть прищурилась, разглядывая стоящую посреди него статую. Латунная девушка во фраке и развевающейся юбке неподвижно тянулась рукой к светящемуся шару-звезде, а около ее пьедестала толпились туристы, ожидая своей очереди у стойки ресепшн.

— Если ты беспокоишься об их самочувствии и желании это делать, то не забывай, что это все те же ируканджи, только… Немного в другом виде. К тому же ируканджи до сих пор живут колониями, и каждая владеет, например, кораблём или станцией. Если не путаю, то колония, живущая на «Иллюзионисте», не очень большая. Даже удивительно, как им удается поддерживать этот корабль, да еще и оставаться известными… Но в любом случае Молчащие хотят делать что-то для корабля. Так что это их шанс и…

Они вышли в холл, и Яс замерла, глядя наверх. Там, у самого потолка, из бирюзовых стен пробивались стебли. За мгновения их почки становились листьями, бутоны — цветами. Розы и лилии, словно сделанные из тончайшего стекла, распускались, сияя, замирали на мгновение, давая насладиться красотой, и осыпались тающими в воздухе лепестками. Изумрудно-зеленые плющи обвивали затейливые светильники, полупрозрачные листья подрагивали от несуществующего ветерка, искрясь в свете ламп. Неужели это…

— …Их звёздный час. — Доктор аккуратно тронула Яс за плечо и направилась к ресепшн. — Да, это голограммы. Каждый листик и лепесток создан из миллионов крохотных роботов, управляемых созданиями, способными поделиться своими снами!

Пройдя пару шагов, Доктор оглянулась, убрав руки в карманы плаща.

— Все в порядке, я тоже стояла с открытым ртом, когда в первый раз их увидела.

Смущенно поджав губы, Яс направилась следом за ней и почти сразу же позабыла о неловком моменте. Она не в первый раз была не на Земле и не в первый раз видела жителей других планет, но к этому сложно привыкнуть. В пестрой толпе у ресепшн стояли и обычные на первый взгляд люди, и ящероподобные создания, и трехглазые гуманоиды, и кто-то похожий на разумный кактус… Кого здесь только не было! Яс не боялась, нет. А кого здесь бояться, если пара трехглазых гуманоидов, кажется, спорит, кто будет нести наплечную сумку, а разумный кактус держит на руках изящное многоногое существо, так напоминающее своим дрожанием несуразных крохотных собачек?

Они встали в очередь за группой роботов. Яс по привычке достала телефон, чтобы скрасить долгое ожидание (она была не прочь разглядывать толпу, но считала это невежливым), однако Доктор, смотревшая куда-то под потолок, вдруг тронула ее локтем.

— Видишь ту лилию с темными крапинками? Под потолком, в углу. О нет, она уже закрылась. Неважно. Присмотрись к пространству между ней и светильником, только очень внимательно. Ты его увидишь, только надо постараться, он почти прозрачный.

— Доктор, я не… — Яс прервалась на полуслове. Она увидела.

Сначала она увидела полупрозрачный голубой шарик, висящий в воздухе, а затем и тонкие, словно бы стеклянные щупальца, отходящие от него, — с их помощью он цеплялся к кованому основанию светильника.

— Это то, о чем ты говорила? Это глаз? Это что-то вроде системы видеонаблюдения?

— Разве ты не догадалась, зачем он здесь? — Доктор вдруг хитро улыбнулась. — Голограммы как бы дополняют реальность, они должны подстраиваться под нее. Присмотрись, вон те вьющиеся растения ведь цепляются за светильник, а не болтаются в воздухе. Молчащим нужно видеть светильник, чтобы повесить на него растение! Хм, а неплохо сказано. О, смотри, еще один, и как я его не заметила? Он прямо над нами!

Яс снова задрала голову, однако ничего не успела разглядеть.

— «Иллюзионист» приветствует вас. Здравствуйте! Меня зовут Мадам Иллюзионист. Всего лишь хочу убедиться, что все в порядке. — Невысокая миловидная женщина во фраке и длинной юбке, кажется, появилась из ниоткуда. — От лица команды «Иллюзиониста» прошу простить за долгое ожидание.

Она чуть приподняла цилиндр в знак приветствия, отчего цветы, украшавшие его, мягко качнулись. Яс собралась было ответить, что их все устраивает, но Доктор, подскочившая к их новой знакомой с восторгом молодого лабрадора, перебила ее:

— Мадам Иллюзионист? Я давно хотела вас увидеть! Но я не думала, что вы… О, все, даже маленькая брошка и узор на шейном платке. Так детально и реалистично! А голос! Даже сложно поверить, что он сгенерирован мембраной из наноботов. Вы даже смущаетесь очень натурально! — Доктор лучезарно улыбнулась и, кажется, захотела пожать голограмме руку, но вовремя остановилась. — Чудесно! Невероятно тонкая работа, я понимаю, почему «Иллюзионист» стал настолько известен.

— Благодарю. Мы очень рады, что вы довольны. Не пропустите открытие фестиваля пятого числа шестого цикла, уже послезавтра. Первая демонстрация голограмм с полной иллюзией пейзажа в Главном зале, такое можно увидеть только здесь. О! Так много гостей, так мало времени. Погодите, я не перепутала? Не перепутала. Мне пора идти. Приятного дня!

Нет, Яс не показалось. Мадам Иллюзионист вежливо кивнула на прощание, взмахнула рукой и растворилась в воздухе.

— А… Она… Ты знаешь ее? — Яс растерянно посмотрела на Доктора. Ее что-то насторожило, но она не могла понять, что именно.

— Конечно! Ну, читала. Она что-то вроде голографического помощника — ты можешь нажать кнопку, они тут везде есть — и, например, спросить путь до ближайшего магазинчика сувениров. Очень удобно! В прошлый раз, когда я была здесь, ее еще не было. Но точно помню, про нее писали, что это голограмма с самыми живыми и совершенными реакциями. На сегодняшний день. Технический прогресс — немного условная штука для путешественников во времени… Но сейчас ни на одном корабле нет подобной голограммы, потому что такая имитация невероятно сложна. Интересно, как они ее сделали? О! — Доктор взяла на руки многоногое существо, попытавшееся пожевать ее штанину, и огляделась. — Яс, подожди секунду, хорошо?

Яс кивнула. Она услышала, как Доктор спросила у стоящего неподалеку обеспокоенного туриста-кактуса «Это ваш симфиль? Хороший мальчик!». И, пока Доктор и кактус обсуждали повадки чересчур общительной ну-почти-собачки, Яс наконец поняла, что смутило ее на этот раз. Черные глаза Мадам Иллюзионист выглядели слишком живыми и, что еще более странно, слишком печальными.


* * *


В дверь постучали.

— Тимего-форири, если ты опять, то нет, я не собираюсь извиняться перед этим идиотом, он сам напросился! И вообще, у меня выходной! И уже вечер!

Стук раздался снова, на этот раз настойчивей.

Этерн-форири раздраженно бросила раскрытую книгу на кровать, надела растоптанные тапки и встала.

— Эй! Я уже сказала, что мне все равно!

— Это Фидела-дорми! — едва слышный высокий голос.

— Ой, извини! — Этерн торопливо открыла дверь, пропуская бирюзовое медузоподобное создание в свою комнату. — Меня никак не могут оставить в покое после того, как я облила соком нашего бармена. Мы почти подрались! Правда, теперь Тимего-форири хочет снова перевести меня на работу на кухне, чтобы я не опозорила его “сервис высшего класса” перед гостями. Потом расскажу, неважно, но история смешная. Проходи, не бойся. Я думала, ты уже не придешь, давно тебя не было. Гоняют из-за фестиваля? — Этерн улыбнулась. — Проходи сразу в ванную, я включу тебе воду. И извини за бардак, я снова забыла прибраться.

Они познакомились, кажется, около трех циклов назад, когда Этерн после смены сидела одна в пустом ресторане. Фидела спросила у нее, что произошло, а потом выслушала ее историю, правда, уже в ее ванной — как и другие ируканджи, она не могла долго находиться в сухом воздухе помещений, предназначенных для людей. Этерн до сих пор не понимала, почему она так легко впустила ее в свое жилище. Быть может, после очередного высокомерного напоминания о том, что она всего лишь сирота без прошлого и воспоминаний, которой и место официантки на «Иллюзионисте» — слишком большая честь, ей было все равно, кому выплакаться. И разумная медуза, оказавшаяся достаточно вежливой, чтобы не перебивать, и достаточно участливой, чтобы посочувствовать, была отличным вариантом. И после этого она время от времени заглядывала к новой знакомой — у настолько разных и неожиданно похожих созданий всегда находились общие темы для разговоров.

Фидела легко скользнула в ванну. Этерн всегда удивляло, насколько красивее ее щупальца смотрятся под водой, когда расправляются тончайшие чувствительные отростки, похожие на мерцающую бахрому. Фидела как-то рассказывала ей о них, но Этерн запомнила только то, что в этой бахроме прячутся ядовитые шипики — уж очень не вязалась ядовитость с тихим характером и мягким свечением ируканджи.

— Так что там про фестиваль? — Этерн поставила на пол перевернутый таз и села рядом. — Ты бы знала, какие сплетни ходят между гостями!

— Спле-тни? — щупальца Фиделы замерцали чуть ярче, один из глаз на окантовке зонтика смотрел прямо на Этерн. Как и обычно, ируканджи была заинтересована незнакомым словом. Она считала, что ее навыки универсального языка все еще далеки от идеала.

— Ну, гости говорят о фестивале и «Иллюзионисте» между собой. Это бы...

— Я не общаюсь с гостями, Этерн-форири, мне жаль.

— Я помню, я помню. Это не было вопросом, это… Ладно, неважно. Я просто кое-что слышала. Хоть какое-то развлечение, правда?

Она неловко улыбнулась. Фиделу удивляло то, что люди совершенно не владели телепатией, не были способны ощущать вкус еды пальцами и иногда употребляли словесные конструкции, которые она, ируканджи, не понимала. И это было вполне ожидаемо — ируканджи мало контактировали с людьми. И Этерн до сих пор было интересно, почему Фидела сделала для нее исключение.

— В общем, — она продолжила, — некоторые из гостей считают, что на «Иллюзионисте» творится что-то темное. Один парень вообще говорит, что недавно видел жуткую голограмму, что-то похожее на иглы, из которых сочилась кровь, эээ… это как полостная жидкость, только у людей. Но, сказать честно, я не до конца ему верю, мне показалось, что он просто хочет внимания.

— Да, наверняка, — тут же подхватила Фидела. — И еще, транслируемые изображения создаются сознанием Молчащих, они делятся своими снами, и они не могли бы показать кошмар для человека. То есть кошмар, который вы, люди, могли бы видеть во сне и испугаться. Если не считать случайности, конечно. Так что я думаю, это есть случайность.

— Случайность… В смысле, не страшно для ируканджи, но страшно для гостей?

— Да! Точно! Мне сложно объяснять.

— Ничего-ничего, я поняла, другой язык — это всегда трудно. Но… Знаешь, честно говоря, я тоже видела что-то… — Этерн попыталась подобрать слово, но Фидела взволнованно перебила ее.

— Это вполне вероятно. И нормально. Мы изучаем эти эффекты и пытаемся предотвратить. А! Ты просила рассказать про подготовку, — Фидела вдруг оживилась, сменив тему. — У Ордо-импета очень много работы, а завтра, перед репетициями, он хочет полностью проверять всю систему. Я надеюсь, что он разрешит мне посмотреть. Может, он подробнее расскажет о Конвертере, это одна из самых важных частей, он переводит сны Молчащих в объемные изображения. Он у нас не такой, как на других кораблях, поэтому кроме Ордо-импета мне никто ничего не объяснит. Я так рада, что он объясняет! А ты знаешь, что у нас четыре-по-восемь разных видов наноботов? Как думаешь, стоит ли рассказывать Ордо-импету про небольшую программу, я ее придумала? Она может управлять плотностью наноботов в изображении. Голограммы можно будет потрогать! Они будут плотные именно там, где гость касается их. Это возможно за счет…


* * *


— Здравствуйте! — Доктор улыбнулась администратору, сонному и немного высокомерному молодому человеку в голубой униформе корабля. — Я бы хотела остановиться в вашем отеле, но есть одна проблема.

— Здравствуйте! Да, мэм, какая проблема? — он оценивающе оглядел ее.

— Как бы это сказать... Начну с того, что номер в полной целости и сохранности, можете отправить кого-нибудь проверить. В общем, я случайно припарковала там свой корабль.

Администратор неожиданно оживился, и незаметно — ну, как он думал — ткнул локтем свою коллегу. Яс насторожилась.

— Тринадцатый номер? — легкая надменность сменилась искренним любопытством. — Пожалуйста, скажите свое имя, на случай если...

— Доктор. Просто Доктор, да, это имя.

— Подождите, подождите. Как вы узнали про тринадцатый номер? Что происходит? — Яс подошла поближе к стойке.

— Этот номер был забронирован две сотни суток назад, с пометкой о том, что Доктор и, подождите секунду, посмотрю имя… — он глянул на монитор. — Да, Доктор и Ясмин Кхан каким-то образом припаркуют корабль туда третьего числа шестого цикла, вечером. Номер уже подготовлен для вас, я думаю, вы видели. Он полностью оплачен на двадцать три ночи, до третьего числа седьмого цикла. Кто-то сделал вам очень ценный подарок, мэм! И очень необычным образом, я скажу.

Доктор открыла рот от удивления и растерянно глянула на спутницу.

— А кем забронирован?

— Неким джентльменом. Погодите, я сейчас посмотрю, — он снова наклонился к монитору и с минуту молчал. — Прошу простить, я не могу вам больше ничего сказать. Он оставил пометку о том, чтобы мы не раскрывали его данные. Да, мы тоже считаем это странным.

— А разве так можно? Нам нужно знать, кто это, а если… — Яс возмущенно взглянула на администратора.

— Да-да, не волнуйся, все в порядке, так можно. — Доктор взяла Яс за руку и вдруг улыбнулась. — Это… Очень заботливо с его стороны, в любом случае.

— Определенно, — администратор снова стал серьезен. — Теперь перейдем к формальностям. Мне нужно просканировать ваши сетчатки.

— А вы уже полностью перешли на сканирование?

Доктор наклонилась вперед и замерла, пока он водил каким-то небольшим устройством около ее правого глаза.

— Очень удобно! — Устройство пискнуло, и она наконец смогла проморгаться. — Не думаю, что кто-то может забыть дома собственный глаз. Хотя, если речь идет о блоктах… Яс, просто замри и не волнуйся.

Яс и так не волновалась — процедура выглядела абсолютно безобидной. Но ей не давало покоя другое — откуда на «Иллюзионисте» могла взяться информация о ней? А если оно не срабо… Но нет, устройство точно так же пискнуло, и администратор кивнул, снова заглядывая в монитор.

— Отлично, спасибо. Вот ваш ключ, приятного отдыха! Обязательно посетите фестиваль!

— Спасибо! — Доктор с интересом повертела в руках украшенный орнаментом ключ, тут же спрятала его в карман плаща и с крайне подозрительным энтузиазмом посмотрела на Яс. — Идем! Следующая остановка — чай и, возможно, мороженое! Жутко хочу мороженого!

— Но… — она попыталась возразить, но Доктор уже скрылась в толпе.

Яс оставалось только пойти следом.


* * *


— Ты так здорово разбираешься в этом! Знаешь, ты могла бы стать Изобретателем после Ордо-импета.

Этерн не могла сдержать искреннего восхищения, пусть даже и не поняла почти трети объяснения. Но вместо благодарности Фидела хаотично замерцала — такое случалось, когда ируканджи была взволнована.

— Я же «дорми»! Я не могу. Я бы мечтала об этом, но это пустая надежда. Я скоро уеду и… — она вдруг осеклась.

— Уедешь? Почему, куда? Ты не рассказывала мне об этом.

— Я… Не задумывалась, что ты не знаешь. Но, в общем, дорми станут Молчащими однажды, они… то есть мы должны готовиться к этому, нам нужны воспоминания для голограмм, и мы, наверно, более чувствительные, поэтому говорят, что мы уже немного в мире снов. И мы учимся совсем чуть-чуть, а затем нас отправляют на какую-нибудь красивую планету, чтобы мы искали впечатления. А Изобретателями могут стать импет, которые всю жизнь будут ируканджи, они все здесь, в технологиях, в кораблях. Если они становятся Изобретателями, они отдают кораблю всю жизнь. Наш Ордо-импет именно такой. И он очень хороший, он поощряет мой интерес, хотя сейчас это только обиднее, потому что скоро я покину «Иллюзиониста».

— Может, ты можешь поговорить с ним? Чтобы он оставил тебя учиться?

— Вместе с молодыми импет? А ведь он может, он же Изобретатель, его все слушают. Если показать ему то, что я придумала… — Энтузиазм Фиделы резко утих. — Но я не знаю… Оно глупое, наверно. Он бы и сам такое сделал, если бы оно было надо. И… Мы все ведь должны делать то, что в нас заложено нашей сутью. Неправильно говорю. Мы должны делать то, для чего мы появились, вот так. Я не знаю, как я могу обойти это, так никто никогда не делает. Я не слышала, чтобы дорми учились вместе с импет. Так нельзя. Я не знаю, стоит ли пытаться. Но всю жизнь только ждать того, как станешь Молчащей… Этого я тоже не хочу.

На этот раз помедлить перед ответом стоило Этерн, но она поддалась вдохновению, и объяснение ее идеи вышло, наверное, несколько сумбурным и слишком эмоциональным.

— Фидела-дорми, — она оперлась на бортик ванны и улыбнулась, — ты ведь сама сейчас ответила, что тебе стоит делать! То, что подсказывает тебе твоя натура! Но только не та, которую тебе приписывают, а та, которая действительно «ты». Ты знаешь, что ты хочешь, ты уже рассказала мне об этом. В таких случаях людям говорят слушать свое сердце, и ты, наверное, поняла, о чем я. Слушай себя, ты знаешь свою «природу» лучше, чем кто-либо. И тебе нужно хотя бы попытаться поговорить с ним. Может быть, ты останешься учиться и станешь — я не знаю — его помощницей?

— А, — Фидела мягко светилась, обдумывая сказанное; она еще не совсем приняла идею Этерн и говорила неуверенно. — Я никогда не смотрела на это… так. Может быть, ты права... Мне надо думать, и у меня еще есть немного времени. И Ордо-импет, он… Если честно, мне показалось, он как-то намекал мне об этом. Хотя мне только кажется, наверно. Я не настолько хорошо во всем разбираюсь. И… Ты не знаешь, но ему надо принимать тяжелые решения. Сложные. Он рассказывал. Для того, чтобы «Иллюзионист» оставался лучшим. Я не знаю, смогу ли я так. Это сложнее, чем голограммы. Но… спасибо?

— Я рада помочь тебе. Может быть, в этом часть моей натуры? — Этерн опустила взгляд. — Так говорю, будто не знаю себя. Хотя я ведь и правда не знаю, меня же нашли без воспоминаний. И знаешь, мне кажется, будто… Моя жизнь не совсем моя. Будто здесь все решили за меня. А я хочу найти свою, но не знаю, где искать.

К ее удивлению, Фидела вдруг растерялась, замерцала, неуклюже попыталась изобразить кивок, а потом мягко, но торопливо выскользнула из ванны.

— Я знаю, ты сможешь. Ну, сможешь понять, что ты хочешь и что ищешь. А мне… Мне пора. Может быть, я правда поговорю с Ордо-импетом. Надо думать… И у меня много работы.

— Но… Фидела… Ладно, как хочешь.

— Извини, мне нельзя долго задерживаться у тебя. А если Ордо-импет узнает? Мы ведь не должны… Я обязательно еще зайду.

Этерн молча закрыла дверь за внезапно заторопившейся ируканджи. Она не знала, зачем она вдруг заговорила о собственных воспоминаниях, но ей все равно было обидно. Она-то Фиделе помогла!


* * *


Доктор торопливо пробиралась сквозь толпу ожидающих, мысленно радуясь, что Яс идет позади и не видит ее лица. Пусть она ничем этого не выдала (и мысленно похвалила себя за это), она была озадачена. Сначала, когда они только вышли из ТАРДИС, ей померещилось странное ощущение повисшей в телепатическом поле мысли, а теперь к этому прибавился еще и забронированный заранее номер. Странно! И к тому же, раз номер забронирован около полугода назад, значит, кто-то заранее знал, что они будут здесь. А раз он знал, значит, у него были технологии, позволявшие это. Может быть, это была она сама? Вернее, ее прошлое или будущее воплощение, конечно. Или… Доктор снова порадовалась, что Яс видит только ее спину — она снова непроизвольно выдала то-самое-докторское-выражение. Варианты этого самого «или» ей не нравились. Они, как правило, подразумевали хитроумную ловушку или что-нибудь в этом духе. А действительно, Доктор, много ли у тебя нормальных знакомых, ну, тех, кто не пытается тебя убить?

Они отошли от ресепшн, и Доктор огляделась. Ага, с той стороны лифты, значит, широкий коридор с противоположной стороны ведет к стыковочным площадкам. А вот если они сейчас пойдут в обратную сторону, обогнут статую и выйдут из холла, то окажутся в развлекательном центре, где есть и кафе, и магазинчики, и маленький парк, и лабиринт, и бассейн… Доктор попыталась вспомнить, как пройти к одному маленькому ресторанчику — он так понравился ей в прошлый раз. Когда это было? Точно не в этом теле и не в прошлом, она была уверена. Так, нет, она отвлеклась. Ресторанчик. Сначала добраться туда, немного перевести дух и все обдумать за чашкой нормального горячего чая. Или за тарелкой мороженого. Да, было бы неплохо. И к тому же не помешало бы понаблюдать за гостями, и, может быть, пообщаться, расспросить, узнать последние слухи… Доктор вздохнула, понимая, что в ближайшем будущем ей, возможно, придется объяснять Яс, что долгожданный отдых откладывается. Снова. Впрочем, зная ТАРДИС и ее, хм… Доктор называла это «чувством юмора», это было ожидаемо.

— Доктор! — Она вдруг осознала, что Яс уже не первый раз окликает ее. — Доктор! Что это было? Кто забронировал нам номер? Почему у них есть информация обо мне? И вообще, куда мы идем сейчас?

— Не туда, куда нужно. Я немного задумалась. — Доктор изобразила воодушевление. — Я вспомнила, что здесь есть один чудесный ресторанчик. Там как раз можно взять мороженое. Идем? Ты ведь не против?

— Нет, я не против, только не игнорируй остальные вопросы, пожалуйста.

— А? Я игнорирую? Извини. Шум очень отвлекает. И голограммы. — Доктор старалась звучать как можно естественнее.

— И все же?

— И все же, — она вздохнула, чувствуя, что ей не отвертеться. — И все же я пока не знаю, Яс. Но это все еще может оказаться странным сюрпризом! Я буду надеяться на это.

Доктор действительно очень хотела надеяться. Правда. Как и на то, что Яс перестанет так на нее смотреть. Да, кажется, стоило бы поработать над убедительностью.

— В любом случае сейчас мы можем только гулять по кораблю, осматриваться, радоваться жизни и, — Доктор продолжила чуть менее уверенно, — внимательно изучать все, что покажется подозрительным.

За разговором они вышли из холла и, пройдя короткий коридор, вышли… О, Доктор была очень довольна тем, что Яс снова замерла, восхищенно оглядываясь. И было на что посмотреть! Под огромным куполом, напоминающим своды старинных оранжерей (Доктор была в такой в Брюсселе! Отличный тогда получился выходной, правда, пришлось помочь одному очень вежливому полицейскому), раскинулся сад, окружающий то, что на первый взгляд казалось крохотной пряничной деревушкой, расположившейся на склонах холма.

— Это тоже голограммы? — Яс остановилась под аркой, никак не решаясь шагнуть на мощеную тропинку, ведущую к холму.

— Нет, конечно нет! Ты бы провалилась, если бы пыталась идти по ним. — Доктор первая шагнула на тропинку. — Здесь все настоящее, даже трава и деревья, наверно, даже насекомые есть. Наверняка и лягуш...

Она не прошла и пары шагов, как осеклась, едва не споткнувшись. Пришел ее черед удивляться — под головокружительно высоким сводом появилось огромное диковинное создание. В нем было что-то от обитателей коралловых рифов. Молочно-белое и бирюзовое, с длинными мягкими плавниками и похожими на бахрому выростами, оно медленно и бесшумно проплывало над гостями.

— А вот это уже голограмма. Сколько им потребовалось наноботов, чтобы создать такое! Интересно, где они берут такие мощности? Вот бы взглянуть на то, как у них там все устроено!

Яс аккуратно взяла ее под руку, заставляя сделать пару шагов в сторону: Доктор принялась рассуждать о голограммах, стоя прямо посреди тропинки и мешая другим туристам.

— Ой, извини. Я снова увлеклась, да? — Доктор неловко улыбнулась и снова пошла вперед, к холму. — И все-таки! Для создания образа Мадам Иллюзионист наверняка нужно несколько Молчащих. И целый суперкомпьютер, способный рассчитывать движения и мимику! Только представь, сколько там расчетов!

— И на цветы в холле тоже?

— Нет, цветы — ерунда. Ну, в смысле, не ерунда, конечно, выглядят они прекрасно. Но! Но сделать правдоподобное движущееся изображение человека очень сложно. А если оно еще и реагирует сразу, и выглядит так детально и реалистично! О, я видела такие деревья на планете Рикс! У них плоды на шоколад похожи. И листья можно заваривать как чай.

Пока Доктор рассуждала о розовых деревьях с планеты Рикс, они с Яс поднялись на холм и словно оказались на сказочной ярмарке. Затейливые вывески, сувениры и сладости на прилавках, запах цветов и свежей выпечки, изящные столики кофеен и ресторанчиков. И всюду — пестрые, совершенно непохожие друг на друга туристы. Доктор, как ни старалась, не могла вспомнить, как она вышла к ресторанчику тогда, в прошлый раз. Она помнила только, что ей и Яс нужно будет спускаться вниз, но где?

— А, да, забыла сказать. Нам надо будет спуститься под землю. Нет. По сути да, но надо это назвать не так. Как это лучше назвать? — Доктор остановилась на перекрестке и огляделась.

— Под поверхность? — Яс говорила громче, чтобы ее было слышно среди шума.

— Точно! Пять баллов Ясмин Кха-

— Доктор, смотри, а это не оно?

Яс указала на арку из цветного стекла и уходящую вниз лестницу у перекрестка неподалеку.

— Да! Идем! — Доктор схватила ее за руку и, как обычно, понеслась вперед. Пока они ехали вниз, она размышляла, видела ли она где-либо еще винтовой эскалатор, и, занятая размышлениями, чуть было не пропустила момент, когда нужно было шагнуть на пол.

«Подземная» часть развлекательного центра намного больше напоминала те развлекательные центры, о которых сразу подумали бы земляне, услышав это словосочетание. Огромный коридор, по обеим сторонам которого расположены магазины, ресторанчики и развлечения для гостей — небольшой кинотеатр, лабиринты… А вон там, вдали, виднеются двери Малого зала голограмм. Доктор помнила, что в прошлый раз проходила мимо них, а значит, они идут в правильном направлении.

Да, она нигде больше не видела винтовой эскалатор. И настолько необычную имитацию окон — за каждой стеклянной аркой на потолке, казалось, виднеется другое небо и другая звезда (или звезды, мало ли планет вращается у парных или даже тройных звезд) — тоже. Быть может, здесь даже есть Солнце.

— Что ж, теперь нам остается только найти тот самый ресторанчик. Или пойти куда-то еще, но, — Доктор шла к Малому залу голограмм, — но нужно будет выбирать с умом. Это не Земля и не какая-нибудь очень похожая на нее планета. Здесь гостям нужна очень разная еда, например, ты же не хочешь попробовать коктейль из сушеных водорослей с фосфором и азотом? А вон тем винвоччи вполне подходит.

Они как раз проходили мимо ярко освещенного бара, где сидели несколько кактусоподобных созданий. Кажется, там был и тот, с симфилем. Доктор на всякий случай помахала им, широко улыбнувшись. Вежливость!

Ресторанчик нашелся быстрее, чем ожидала Доктор. Он был точно таким, как она помнила — приглушенный свет ламп, напоминающих диковинные цветы, милейшие салфетки с вышитыми медузами и огромное, во всю стену, окно, за которым мягко светились далекие звезды. Доктор открыла было рот, чтобы рассказать Яс о том, что специальный экран искусственно увеличивает их яркость, так как иначе их попросту не увидеть, но вовремя сдержалась, увидев ее горящие глаза. Не стоило портить момент.

— Мы можем сесть ближе к окну? — Яс посмотрела на нее, и Доктор еще раз мысленно похвалила себя за то, что промолчала.

— Именно это мы и собираемся сделать! Нет-нет-нет, давай за этот, здесь будет лучше видно.

Старательно делая вид, что все это только из-за вида на космос, Доктор заняла столик рядом с миоформами — добродушными и впечатлительными гуманоидными грызунами.

— Здесь слишком красиво, я только и делаю, что глазею по сторонам. — Яс то смотрела на темный мерцающий космос за окном, то листала меню, явно не вчитываясь. — И знаешь, если бы не то, что ты сказала про Мадам Иллюзионист, я бы подумала, что официанты у них тоже голографические. Хотя… Как бы они носили заказы?

— Может быть, у них были бы еще и роботы… Автоматоны! Мне они очень нравятся. Хотя зачем тогда еще и голограммы? — Доктор смутилась, а потом вдруг просияла. — О! А я ведь не договорила. Ну, про Мадам Иллюзионист.

— Да, ты отвлеклась на деревья, — Яс улыбнулась, посмотрев на нее поверх меню.

— Со всеми случается! Ты тоже отвлекаешься. Иногда. Но что я хотела сказать — решив сделать ее человеком, они выбрали самый сложный вариант. Понимаешь, в таком нельзя ошибаться. Одно неловкое движение или странный взгляд — и ты, как и любой другой турист, заметишь, что что-то не так. А это может и испугать, кстати. Поэтому некоторые куклы и очень человекоподобные роботы некоторым кажутся страшными. Они вроде люди, а вроде и… не совсем. Настораживает. Так что, возможно, кто-то из Молчащих уделял очень много времени изучению гуманоидов. И это несмотря на то, что ируканджи — очень замкнутая раса. Вот. Это то, что я хотела сказать. Ладно. — Доктор схватила меню. — Так, я хотела мороженое. Ты не видела здесь мороженое?

— Не знаю, я не особо внимательно читала. — Яс вздохнула, пытаясь найти страницу с десертами. — Я все думаю, что будет дальше, потому что… Доктор, давай честно, хорошо? Я пыталась отвлечься, но я не могу делать вид, что все в порядке. Тут что-то не так, верно? Ты что-то заметила, причем еще до того, как нам сказали про номер.

— Ну… Может быть. Но я еще ни в чем не уверена. Если здесь что-то и не так, я не могу понять что. Есть какие-то отдельные факты, ощущения, но нет общей картинки.

— Ты говоришь, как какой-то детектив из сериалов, которые смотрит моя бабушка.

— Эй! И вообще, я знакома с одним известным детективом. Он даже научил меня своему методу. Правда, он только начинал его разрабатывать тогда.

— А кто это был?

— А вот не скажу! — Доктор чуть было не показала Яс язык, но все-таки сдержалась. — Твоей бабушке сказала бы.

Яс картинно закатила глаза, пытаясь не засмеяться, и снова уткнулась в меню. Доктор осталась довольна и произнесенной фразой, и произведенным эффектом — у нее нечасто выходило так легко отвлечь спутницу от неприятной темы. Это, конечно, не решало проблему и только откладывало неприятный разговор, но все же… По крайней мере, чуть позже Доктор будет знать, что делать и как это объяснить. Наверное. А ведь тот выходной в Брюсселе действительно был хорош. Может, как-нибудь вернуться? Кажется, в тот раз она убежала, даже не попрощавшись. Или… Доктор вдруг сбилась с мысли, услышав обрывки разговора миоформ. Что-то про сплетни и странные видения. Именно то, что она от них и ожидала — как и другие мирные и впечатлительные создания, миоформы просто обожали пугающие слухи.

Решено. После чая и мороженого Доктор обязательно поговорит с ними.


* * *


— Ты искала меня, Фидела-дорми? — ируканджи, который произнес это, даже не отвлекся от экранов, на которых отображались бесконечные графики и таблицы данных.

Фидела сверкнула от неожиданности, услышав знакомый голос. Она не должна была сюда приходить, по крайней мере сейчас, когда рабочий день подошел к концу.

— Нет, я… я… — Фидела чуть было не сказала, что пришла посмотреть на Конвертера, но вовремя спохватилась. Впрочем, выглядело все равно неловко. — То есть да. Но я не ожидала найти вас здесь, все-таки уже очень поздно. Я хотела сказать, что с Этерн-форири все в порядке. Сегодня была у нее. Ее что-то снова беспокоит, но ничего серьезного.

— Но ты наблюдаешь за ней? — Ордо отвлекся от экранов только для того, чтобы строго взглянуть на нее. Фидела растерялась окончательно.

С точки зрения Фиделы, она и Ордо были совершенно не похожи: отличались узоры зонтиков, фотофоры, бахрома щупалец, количество и строение глаз… Словом, Фиделу бы удивило, что любой пассажир посчитал бы, что она, совсем юная дорми, отличается от импета только размером, цветом — Ордо был скорее голубовато-зеленым, чем бирюзовым — и тем, что все ее щупальца целы.

— Да, да, разумеется, каждые несколько дней захожу к ней, вот сегодня…

— Хорошо. И не надо каждый день докладывать мне об этом. Если она начнет вспоминать, ты знаешь, что делать.

Фидела знала. И ей это совсем, совсем не нравилось.

— Я же много раз объяснял тебе, Фидела-дорми. Ей лучше не помнить, что именно он когда-то делал с ней.

— Я понимаю, но…

Она посмотрела на неподвижную фигуру, висевшую в стеклянном цилиндре с люминесцирующей жидкостью. Конвертер. Он был преступником, напомнила себе Фидела. Он был преступником, и это его наказание и искупление — он приносит гостям радость, хотя уже не узнает об этом. Его мозг, больше не занятый обдумыванием краж и пыток, используется для обработки голограмм и работает быстрее любого компьютера. Все это было правильно и логично, но Фидела не могла отделаться от какого-то неприятного ощущения. Она предпочла бы компьютер. Что ж, наверное, поэтому ей, дорми, и не стать Изобретателем.

Конвертер появился здесь около трех циклов назад, и Фидела до сих пор пыталась привыкнуть к нему и убедить себя, что ей все еще нравилось здесь. Нет, не так. Ей правда нравилось здесь. В конце концов, этот зал (как и расположенный под ним огромный аквариум с Молчащими) был сердцем голографической системы «Иллюзиониста». Здесь, в гудении компьютеров и тихих сигналах оборудования, создавалась магия. И она, Фидела, всю жизнь была очарована этим. И всю жизнь хотела стать одной из тех, кто может создать реальность из снов.

— Но? Не расстраивай меня, Фидела-дорми. У меня на тебя планы.

— Планы?

— Я вижу, что ты можешь и хочешь работать. У тебя есть идеи. «Иллюзионисту» нужны именно такие ируканджи.

Фидела снова взволнованно замерцала. Разговор шел к той теме, что беспокоила ее уже давно, но спрашивать Ордо было страшно. Однако… сейчас или никогда!

— Но я ведь… — ее голос звучал намного тише, чем ей хотелось бы. — Я ведь дорми. И для меня и моих сестер уже подходит время уезжать. Еще два цикла, и…

— Так скоро? — Ордо окончательно отвлекся от своих расчетов. — Я считал, что еще как минимум восемь-и-два. Кто у тебя ответственный за группу? Мне нужно будет поговорить с ним, чтобы оставить тебя.

— Вариан-импет. А вы правда можете это сделать? Вы поговорите с ним? — Фидела не верила своим слуховым трубкам.

— Он не имеет права оспаривать мои идеи, даже если они ему не нравятся. К тому же все отлично знают, что меня волнует только благополучие «Иллюзиониста», и я делаю все для его поддержания. И преуспеваю в этом. Так что, — он доброжелательно сверкнул, — тебе очень повезло, Фидела-дорми. У тебя есть талант и желание работать, а у меня есть возможность это использовать.

Ордо немного помолчал, снова взглянув на монитор.

— Хорошо, что ты зашла и предупредила меня. А сейчас иди, не сбивай меня с мыслей. Я забуду, что проверил, а что еще нет.

— А… Извините. Хорошего отдыха и до завтра, — Фидела, разумеется, не стала спорить.

Но когда она уже была в дверях, Ордо снова окликнул ее:

— Ты могла бы ходить к Этерн в свой обеденный перерыв, чтобы не тратить на это рабочее время. Хорошего отдыха. И будет лучше, если завтра ты придешь пораньше, дел очень много.


* * *


— Здравствуйте! Доктор Дж. Доктор, отдел проверки благополучия гостей на туристических лайнерах. — Она села на свободный стул и продемонстрировала миоформам психобумагу, прежде чем они успели прийти в себя. Отличный испытанный прием, который, разумеется, произвел соответствующее впечатление на робких и говорливых уроженцев планеты Парамис. — А вы…

Яс наверняка на нее обидится. Доктор оставила ее одну за столиком, а им только что принесли заказанное мороженое, чай и вафли. Но… Она не выдержала. Как можно спокойно пить чай, когда ничего не известно? Доктор так не умела.

— Мистер и миссис Гофер, — сдержанно представился, очевидно, мистер Гофер. После знакомства с людьми миоформы охотно переняли их культуру и моду, так что слегка мышеподобный инопланетянин был одет в синий костюм тройку, а его жена — в аккуратное бирюзовое платье. Кто-то говорил, что миоформы перенимают культуру из трусливой осторожности, чтобы избежать вторжений, но Доктор предпочитала считать, что ими движет впечатлительность и страсть к новому.

— Не могли бы вы рассказать, что происходит здесь, на «Иллюзионисте»? Не волнуйтесь, я просто провожу исследование. Хочу помочь. — Она посмотрела на них, всем своим видом изображая внимательность и вежливость.

— О! Здесь творится что-то ужасное! — у миссис Гофер аж загорелись глаза.

— Милая! — мистер Гофер попытался было урезонить супругу, но явно не преуспел, тем более Доктор заинтересованно придвинулась к ней. Хотя миссис Гофер, кажется, продолжила бы свой рассказ, даже если бы никто ее не слушал.

— Все в порядке, не волнуйтесь, просто расскажите мне все, что знаете. Слухи, предположения — все будет полезным.

— О! — миссис Гофер явно была вдохновлена. — Я слышала, это все началось после того, как здесь, я имею в виду "Иллюзиониста", все переделывали. Тогда еще Мадам Иллюзионист появилась, кажется. И везде была реклама, что голограммы теперь станут еще лучше и масштабнее. Моя племянница Кастория как-то говорила, что с такими уновлениями всегда что-то да пойдет не так. Она у меня умная…

Тут миссис Гофер жестом остановила своего мужа, по-видимому собиравшегося сказать ей, что она отвлеклась.

— Да я не о том опять. Но вот. Я сама не была здесь, это было почти три цикла назад, сами понимаете, устроить себе такие длинные выходные, да еще и на «Иллюзионисте» … — она немного понизила голос. — Мало кто настолько богат, и мы не из их числа. Вроде бы только мистер Альгоног здесь так долго живет, я это слышала от той милой продавщицы из зеленого домика, помнишь, милый? Да-да, больше не отвлекаюсь. В общем, все началось тогда, когда они голограммы переделывали, около трех циклов назад, я уже говорила вам. Гости стали страшные вещи видеть. Точно не знаю, сколько случаев было, но про один раз напрямую слышала.

— И что там было? — Доктор не сдержалась.

— Насколько я смогла понять, это была какая-то фигура, миоформоид, очень страшный. Говорили, что он как будто из нитей или кровяных сосудов, в общем, неприятное зрелище. — Тут тон миссис Гофер вдруг изменился. — А если бы он попался кому-то, кто слишком впечатлителен? Так и до обморока недалеко! Или даже припадка! Не представляю, что бы я делала, увидь я такое.

— Не волнуйся, милая, мы бы написали им кучу жалоб. — Муж снова взял ее за лапку. — А потом у нас бы взяли интервью на Парамисе, может быть, даже для Центральных новостей! Вот твои племянницы бы позавидовали!

Доктор кивнула, уже не слушая. Упоминание "Миоформоида" — или гуманоида, если бы его описывала Яс, или "таймлордоподобного" в терминах самой Доктор — мало о чем говорило. Хотя… Это было странно. Но! Несколько предположений были очевидны. У доброжелательных-добропорядочных Молчащих просто проблемы с Мадам Иллюзионист. Хорошо объясняет жуткую фигуру, не объясняет ничего, кроме этого. У не-очень-доброжелательных Молчащих есть какой-то свой план, скорее всего вместе с остальными ируканджи. Или без них. Многое объясняет, но слишком размыто. У доброжелательных Молчащих проблемы с остальными ируканджи, и они таким образом пытаются попросить помощи. Тоже хорошая идея, нужно ее запомнить. Слишком много переменных. А если голограммы создаются не…

— Мисс Доктор?

— А? Я здесь, да. Немного задумалась. Я что-то пропустила?

Доктор потеряла хорошую идею. Она успела подумать, что этот вариант маловероятен, но объясняет очень многое — и, отвлекшись на миссис Гофер, тут же забыла, что именно имела в виду.

— Зависит от того, когда вы перестали слушать, — мистер Гофер развел лапками.

— Сразу после "неприятного зрелища". Кажется. Извините. А когда последний раз видели что-то подобное?

Миссис Гофер открыла было рот, закрыла, нетерпеливо посчитала что-то, загибая пальцы, и только потом заговорила:

— Пять дней назад. Точно вам говорю. Но мне только пересказывали. И, вроде бы, тот мальчик, который это видел, уже уехал. Так вот, он в тот день пошел в Малый зал, а там картинка поменялась на трубки и иголки с кровью, все тревожное и красное. Не так страшно, как миоформоид, конечно, но он же совсем еще мышонок, бедненький! Говорят, что он весь дрожал… Интересно, а на репетициях сейчас происходит что-то подобное? Вы не знаете об этом?

— «На репетициях»?

— А вы не знаете? Ируканджи почти круглосуточно тестируют что-то особенно сложное в Главном зале, — мистер Гофер тоже включился в разговор. — Гостям туда нельзя, но нам обещают показать там целое представление послезавтра. Мадам Иллюзионист каждый раз напоминает про это.

— А! Точно. Она говорила нам с Яс про фестиваль. «Полная иллюзия пейзажа» — кажется, она так сказала. Да, именно. Возможно, я попробую посмотреть, как у них дела.

— Было бы отлично! Я очень рада, что кто-то наконец уделяет этому вопросу должное внимание. А то кто-нибудь впечатлительный… Ох, я это уже говорила. Вы понимаете, верно? О, и вы не знаете, что могут значить такие голограммы?

— Пока нет, — Доктор в задумчивости взяла из вазочки лапсовое печенье (очень напоминает овсяное, но овёс на Парамисе не растет), — но я обязательно выясню, в чем дело. Ой! Вы же не против, что я взяла печенье?

— Нет-нет-нет, берите. Оно, говорят, хорошо на мозги влияет. Вдруг поможет разобраться? А нам не жаль, вы не переживайте, нам для хорошей мисс совсем не жаль.

Миссис Гофер вдруг толкнула ее под локоть, а потом заговорила приглушенным голосом:

— Вон он, мистер Альгоног. Я вам говорила про него. Не думала, что он придет. Признаться честно, я его опасаюсь.

— О, он же… О… Я не думала, что…

Доктор действительно была удивлена. Мантиане относились к гуманоидам гравитационной группы 8-10, но весьма условно — гравитация на их родной Альдере, планете вертикальных городов и лесов, была значительно меньше, так что мистеру Альгоногу приходилось носить поддерживающий экзоскелет, придающий его внешности еще большую необычность. Несмотря на гуманоидный тип строения, он напоминал земных насекомых: жесткие членистые покровы с выростами и шипиками, антенны, три пары фасеточных глаз. И это все при двух метрах роста! Немудрено, что миоформы его побаивались.

— Извините, я сейчас, мне нужно опросить и его. — Доктор подскочила со своего места. — Удачи! Спасибо за печенье.

— Но… Подождите! — мистер Гофер замахал было лапками, но быстро сдался.

Доктор пробежала между столиками, виновато улыбнувшись Яс на ходу и помахав растерянно-напуганным миоформам.

— Извините! Извините! Здравствуйте! — она снова достала психобумагу, но удивленный Альгоног даже не взглянул на протянутый ему документ.

— Здравствуйте. — Он немного наклонился, явно заинтересованный началом разговора. — Признаться честно, я рад наконец-то с кем-то поговорить. Гости, как правило, несколько робеют, сами понимаете. Хотя, с другой стороны, так и спокойнее. Вы хотели что-то узнать?

Он растягивал слова, и Доктор изо всех сил держалась, чтобы его не перебить. Во-первых, это в принципе было невежливо, а во-вторых, тонкий и легкий экзоскелет Альгонога был сделан из так называемого «звездного сплава», а значит, стоил как пара небольших планет — а существа, способные позволить себе такие вещи, часто бывают очень обидчивы.

— Да! — Доктор даже подпрыгнула. — Мне рассказали, что после обновления систем «Иллюзиониста» здесь что-то идет не так, и вы единственный из гостей пробыли на корабле достаточно долго, чтобы застать момент этого обновления. Вы не помните, что именно тогда происходило?

Альгоног медленно поднял голову и оглядел ресторанчик, задумчиво подергивая антеннами.

— К сожалению, тогда я был занят адаптацией к местной силе тяжести. Проводил время в своем номере. Нас, мантиан, так неудачно приписали к группе 8-10, совершенно невозможно с комфортом отдохнуть в достаточно известном и приличном месте.

— Действительно, жаль. В любом случае спасибо вам. А мне пора!

Доктор уже кивнула на прощание, но вдруг остановилась.

— А вы не думали создать лайнер для мантиан? Я слышала, что у вас… — она чуть было не сказала «не очень хорошо с курортами», но вовремя прикусила язык. — У вас вряд ли будут достойные конкуренты. Все, теперь точно пора. Спасибо!

Она оставила Альгонога наедине с его мыслями и уже собиралась было вернуться к Яс, но вовремя заметила, что миссис Гофер машет ей лапкой.

— Мисс Доктор! — миоформа перешла на громкий шепот. — Мисс Доктор, он же… Он же владелец «Интергалактик Деливери»! Мы не успели вам сказать, вы так убежали…

— Правда? Ну, он был рад поговорить. Ладно, может быть, неловко вышло. Я предложила ему создать курорт для мантиан. Расскажу в другой раз!

Подгоняемая чувством вины, Доктор вернулась за свой столик. Яс встретила ее молчанием — что же, неприятно, но ожидаемо.

— Прости. Ты же знаешь, я не могу спокойно сидеть на месте, когда что-то происходит. Но сейчас я разобралась с тем, что не могло подождать, и теперь мы можем продолжить. Жаль только, что мороженое остыло, а чай согрелся. То есть… Ты поняла, верно?

Яс вздохнула, ковыряя вилкой остатки вафли.

— Да, конечно. Давай проведем остаток вечера спокойно, пожалуйста? Я хочу хотя бы ненадолго убедить себя в том, что мы отдыхаем.

— Хорошо… — Доктор неожиданно почувствовала себя очень, очень виноватой. — Сейчас я доем мороженое, и мы еще раз прогуляемся по ярмарке наверху, хорошо?

Глава опубликована: 30.06.2022
Обращение автора к читателям
GrafEdelweiss: Если эта история не оставила Вас равнодушными, пожалуйста, поделитесь своими эмоциями от прочтения. Заранее спасибо!
Следующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх