↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Старший брат (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Общий, Юмор
Размер:
Макси | 503 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
От первого лица (POV)
 
Проверено на грамотность
Повествование от лица старшего брата Северуса Снейпа, весьма поверхностно знакомого с каноном.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 16

На Йоль, отпразднованный семьей, мама провела первый очистительный обряд. Выматывающие ритуалы снова уложили хозяйку дома в постель, зато оправилась она от истощения быстро и к ней начали возвращаться колдовские силы. Если до Йоля она ограничивалась слабыми бытовыми заклинаниями, то теперь речь шла о чем-то более серьезном. Среднего уровня.

Из России вернулся Чохов, усталый, потрепанный, но чем-то довольный. Мы поздравили всю его семью, потом поздравили с Новым Годом, затем нас позвали на гадания седьмого января (Коляду Чоховы отмечали только семьей, а вот гадать можно и с посторонними). Таким образом, ко дню рождения мелкого мы подошли с нулевым запасом бодрости. Мы — это я и родители.

С самого утра брат не находил себе места. Ему и в обычном состоянии шило в попе покоя не дает, что уж говорить о дне совершеннолетия. Сев с раннего утра забрался на крышу нашего «памятника архитектуры» и торчал там, высматривая сову, спустить его на обед удалось только угрозами суровой кары. Какой уж тут праздник! Долго за столом мелкий не усидел и снова выбежал на улицу, торчать под хмурым небом и высматривать летящую серую точку.

Как ни странно, высмотрел. Сову он заметил еще на подлете и заорал, привлекая внимание.

— Слава Богу, — выглянула мама в окно. — Может, теперь успокоится.

Да если бы! Переплясывания и крики продолжались до самого вечера. Мелкий позвонил Лили, по камину связался с Анечкой Чоховой, ей тоже похвастался, причем письмо зачитал вслух обеим. Попытался было уговорить меня сходить в Хогсмид, к Мэй и ее внучкам, но тут его ждал облом — время позднее, все завтра. Заодно и палочку купим.

Упоминание о палочке… Зря я напомнил. Пришлось вливать в Сева флакон успокоительного, иначе черта с два бы он заснул.

Отца от идеи посетить Косой передергивало, мама старалась дом не покидать, поэтому за покупками с мелким пошел я. Одежду пока покупать не стали, до осени Сев еще вытянется, приобрели только учебники по списку, телескоп и сову. Ингредиенты и принадлежности для зельеварения у нас есть, дополнительной литературой я его нагружу, осталось только палочку купить. Официальную, я имею в виду.

В Британии всего три сертифицированных министерством мастера-изготовителя палочек, но любой уважающий себя волшебник помимо основной имеет еще и запаску. Стоят нелегальные палочки дороже, чем работы Олливандера или Киддела, зато не сообщают в департамент правопорядка о кое-каких шалостях владельца. Иными словами, Империо или Круцио ими колдовать можно без боязни. В том случае, если вдруг волшебник с запаской попадется аврорам, особых неприятностей у него не будет — это ж не паспорт. Купил за рубежом, нашел, или сам сделал ради тренировки, и очень хотел зарегистрировать, вот даже в министерство понес, да злые «алые плащи» по пути прихватили. Что, повторить под веритасерумом? Исключено, я вам не доверяю, мало ли какие вопросы вы станете задавать, противные...

Учитывая, что мастер Хорсман работает исключительно под заказ и крайне редко, мы могли выбирать между Олливандером и Кидделом. Последний делал неплохие палочки, качеством похуже, чем у Олливандера, но и цена у них не превышала десяти галеонов. Еще в его лавке можно было купить посохи, шары, перстни и прочие медиаторы, используемые волшебниками для колдовства. Не сказать, что они особо популярны, хотя некоторые пользуются. Нас интересовала только палочка, недостатка в деньгах мы с недавних пор не испытывали, так что визит к Кидделу мы оставили до лучших времен.

Лавка выглядела как обычно — обшарпанное здание с полустертой позолоченной надписью и единственной палочкой в витрине. Олливандер не нуждается в рекламе. Львиная доля иностранных волшебников, приезжающих в Лондон, имеет целью покупку палочки известного на весь мир мастера. Их не отпугивает даже явная психическая нестабильность изготовителя. Мы вошли в поскрипывающую дверь и встали чуть справа от длинного стола, дожидаясь, пока пара клиентов — говорившие на французском женщина с ребенком — сделают выбор.

— Здравствуйте, господа, — мистер Олливандер быстро разобрался с посетителями и подошел к нам. — Мистер Снейп, бук и волос из гривы единорога. Вы привели своего брата?

— Именно, мистер Олливандер. Северус, это мистер Гаррик Олливандер, мастер палочек.

— Нет-нет, вы мне льстите, — его глаза на мгновения засияли ярким теплым светом. — Не мастер. Только сами палочки знают достаточно о палочках.

— Если вам будет угодно. Тем не менее, мы пришли именно к вам.

— Что ж, давайте посмотрим. Какой рукой вы предпочитаете колдовать, мистер Снейп?

— Я правша, сэр, — ответил Сев.

Мысленно я сделал пометку — научиться колдовать обеими руками. И брата научить.

— Протяните руку вперед, — Олливандер принялся измерять портновским метром расстояния от запястья до локтя, от плеча до кончиков пальцев, приговаривая: — Как нет одинаковых людей, так нет и одинаковых палочек. Есть похожие, да, но только похожие.

Серебряный метр сам плясал вокруг Сева, проводя непонятные и, вполне возможно, ненужные измерения, а голос Олливандера доносился от дальней стены. Мастер скользил вдоль полок, вынимая коробки и бесшумно бросая их на стол.

— Для начала попробуем вот эту, — метр-лента упал на пол, а перед Севом легла первая палочка. Кажется, пространство здесь устроено не совсем обычно, потому что хозяин передвигается по лавке слишком быстро, выныривая из разных углов. Точно сказать не могу, концентрация магии высока и давит на виски. — Тополь и жилы дракона, десять дюймов.

Мелкий осторожно протянул руку и осторожно взял палочку в руку. Бросил на меня нерешительный взгляд и, ободренный кивком, чуть взмахнул снизу-вверх. В воздух взлетела пара красных крупных искр.

— Близко, но не то, — Олливандер выхватил у мелкого палочку и немедленно вложил в руку другую. — Ясень и перо феникса, двенадцать дюймов.

На сей раз искр не было, отчего мастер расцвел и засуетился. Кажется, ему нравились сложные клиенты. Мелкий перепробовал еще штук шесть, прежде чем нашел подходящую. Черный орешник и сердце дракона, девять дюймов, по всей длине идет насечка кельтским орнаментом, призванная улучшить контроль чар. Похоже, парень тоже обречен на проблемы с трансфигурацией.

Из лавки мы вышли, облегчив кошелек на десять галлеонов, зато счастливыми обладателями палочки в роскошной наручной кобуре из шкуры морского дьявола. Мелкий все время задирал рукав и восторженно косился на покупку.

— Халь, а почему она маленькая?

— Она не маленькая. Маленькими считаются палочки меньше восьми дюймов, так что у тебя нормальная, среднего размера.

— Ага. А насечка зачем?

— Помогает творить сложные чары. Кельтский стиль свидетельствует о склонности к иллюзиям, магии пространства и времени, непрямых проклятьях и благословлениях и тому подобному.

— Круто!

— С другой стороны, работать с энергоемкими заклинаниями будет сложнее, — добавил я ложку дегтя в бочку подростковой радости. — Нельзя быть сильным везде, какая-то сфера обязательно станет отставать.

Из Косого путь наш лежал к Мэй. Старуха столько всего накрутила в своем жилище, что колдовать детской палочкой в нем можно безбоязненно, министерский надзор ничего не узнает. Можно и у нас, защиту мама установила хорошую, но перед родными выставляться не так интересно, как перед знакомыми девчонками.

Пока мелкий хвастался и пытался сотворить свой первый «люмос», мы с Мэй обсуждали свои дела. Наставница прекрасно ориентировалась в мире слухов и сплетен, наполняющих Лютный, и часто рассказывала вещи, в газетах не публикуемые. Практическую экономику, у кого что купить и кому что продать, она знает назубок. Кроме того, круг знакомств у нее очень широкий, того же Чатурведи она знает давно, пусть и шапочно, как и многих других волшебников.

Рождественские каникулы уже закончились, Арианрод уехала в Хогвартс, и за неимением внучки я расспрашивал бабушку. Мэй решение отправить брата в школу одобряла и никаких причин отказываться от учебы не видела. Впрочем, ее семья традиционно училась на Хаффлпаффе, а это очень непростой факультет. Возможно, еще более закрытый, чем Слизрин, и более знающий, чем Рэйвенкло. При всей внешней простоте Хаффлпафф всегда оставался «вещью в себе» и влиять на себя посторонним не позволял, предпочитая действовать медленно, осторожно, но верно.

Являться к леди без уведомления не принято. Более того, это неприлично. Поэтому прежде, чем нанести визит леди Алексии, я отправил к ней совой письмо с просьбой о встрече, написанное в чрезвычайно почтительных выражениях. Ответ пришел на следующий день — меня ждали в пятницу, двадцать первого.

На сей раз я пришел без сопровождения. Хозяйка выглядела потрясающе, с первых минут общения заставив меня вспомнить о мимолетном знакомстве с вейлой на отдыхе в Марселе и мысленно вознести хвалу предкам, специализировавшимся на окклюменции. Думаю, если бы не привычка контролировать собственное сознание, я довольно скоро превратился бы в пускающего слюни восторженного идиота. Причем атаки на разум не было, воздействие осуществляло распыленное в воздухе зелье.

Леди давала понять: права общаться с ней заслуживают только сильные. Слабаки ей не интересны.

— …Так что же вас снова привело ко мне, мистер Снейп?

— Я оказался в тупике, миледи, и ищу совета, — вздохнул я без лицемерия. — Мне нужны сведения о правилах нанесения татуировок.

— Малораспространенная традиция, — заметила леди. — В наше время ей занимаются немногие.

— Причем в Британии, если судить по результатам моих расспросов, мастеров нет. Достаточно многие маги знают отдельные элементы, но объяснить, почему предупреждающая татуировка наносится именно на правое плечо именно стальной иглой, не смог никто. Или не захотел, я не отвергаю такой вариант. Хорошие специалисты живут в Ирландии, но со мной они вряд ли станут разговаривать, в хранилища древних родов чужака тем более не пустят. Вы — моя последняя надежда, миледи!

— Весьма сожалею, мистер Снейп, но я никогда не занималась татуировками, — покачала головой Алексия. — Вы верно отметили, в Англии рисунки на теле не популярны, сообщество относится к ним с пренебрежением. Пару моих знакомых можно назвать специалистами, однако они склонны вести уединенный образ жизни и откажутся от встречи с незнакомцем. Попробуйте поискать в Уэльсе или Шотландии.

Встречаться с вашими друзьями я и сам не тороплюсь.

— Очень жаль, миледи. Хотелось бы разобраться с этим вопросом побыстрее.

— Есть какая-то причина для спешки? — очаровательно улыбнулась женщина, заставив меня рефлекторно укрепить ментальные щиты.

— Возраст, миледи. Я очень рассчитываю к тридцати годам вплотную подойти к изучению высшей магии, каковая требует особых сил. Совершенно иной уровень, невозможный без поддержки внешнего источника в лице родовой магии или связи с некими чуждыми сущностями. Увы, миледи, я полукровка и доступа к магии Принцев лишен, остальные же способы невозможны без помощи покровителя.

— Вы рассуждаете очень разумно, мистер Снейп.

— Благодарю, миледи. Так вот, в моем положении следует очень тщательно отнестись к выбору друзей, врагов и покровителей. Поэтому вполне естественно, что я с особым вниманием слежу за действиями наиболее влиятельных магов, надеясь оказаться полезным и обрести протекцию. Желательно и в Визенгамоте тоже.

Леди Алексия еле заметно кивнула. Разговор никак не коснулся возможности восстановления рода Принц, ни слова вслух не прозвучало, и тем не менее, ее тень незримо витала вокруг нас. Поэтому женщина не спросила, зачем лезть в политику — одной магии недостаточно, чтобы полностью возродить влияние рода. А в протекции она не видела ничего странного или зазорного, в ее кругу протекция является нормой.

— Столь неординарная фигура, как Томас Марволо Риддл, также известный под именем лорда Волдеморта, не могла пройти мимо моего внимания. Он тоже полукровка и одновременно известен в качестве чрезвычайно могущественного мага, мастера сразу в нескольких сложных дисциплинах! Конечно же, я попытался узнать о нем побольше.

— И каковы успехи? — идеальные губы женщины тронула чуть заметная насмешливая улыбка.

— Их меньше, чем хотелось бы, миледи — признал я. — Тем не менее, мне удалось услышать описание так называемой метки, которую лорд Волдеморт ставит своим особо приближенным соратникам. В силу профессионального интереса я попробовал разузнать о ней побольше и пришел к выводу, что ничего не понимаю. Крайне необычное украшение, миледи. Метку называют знаком посвящения, призванным хранить тайны ордена и магистра, но, судя по некоторым признакам, речь идет о более глубоком подчинении. Сюзерена и вассала или, позвольте немного пофантазировать, хозяина и раба.

Женщина рассмеялась, запрокинув голову, одновременно полураскрыв веер и опустив его вниз.

— Невозможно! — продублировала она жест словами. — Вы зашли слишком далеко в своих фантазиях, мистер Снейп!

— Скорее всего, так оно и есть, миледи, и мне остается лишь смиренно признать собственную глупость. Вряд ли аристократы согласились наносить на тело себе или своим наследникам непроверенные рисунки магического характера. Тем не менее, есть пара моментов, не позволяющих мне окончательно признать эту версию абсурдом.

— Какие же? — забавляясь, спросила леди Алексия.

— Во-первых, ближайшее окружение лорда Волдеморта состоит из представителей четвертой либо пятой волны. Норманны никогда не были сильны в татуировках, саксы эту часть своей традиции утратили, так что мастеров, способных понять, чем конкретно является метка и каковы ее способности, среди меченых нет.

— При их возможностях найти нужных специалистов не так уж сложно, — возразила хозяйка.

— Если есть желание, а я не уверен, что оно имелось. До недавнего времени о самом существовании метки знали только свои, ее наличие и сейчас не афишируют. Тем более, что тут вступает в дело вторая причина моей недоверчивости — лорд Волдеморт является змееустом. В символах парселтанга разбираются единицы, два-три волшебника, живущие в Азии. Таким образом, создатель вполне мог вложить в свое творение некие, назовем их так, незарегистрированные возможности, обнаружить которые можно только по косвенным признакам.

Темные маги слегка параноидальны. Они могут относиться к противникам с презрением, считать всех вокруг идиотами, издеваться, произносить патетические речи во время боя, стремясь унизить врага, и в то же время ждать удара в спину для них — привычка. Обычное дело. Они всегда готовы поверить в чье-то коварство, потому что сами коварны, готовы поверить в чужое предательство, потому что сами предатели.

Алексия была настоящей темной магичкой.

— Молва склонна преувеличивать способности змееустов, — тихо, словно про себя проговорила она. — Да и вряд ли бы он решился…

— Конечно, миледи, — согласился я. — У лорда Волдеморта репутация умнейшего человека и едва ли мои предположения, высказанные только что, имеет смысл рассматривать всерьез. Повторюсь, они вызваны не столько реальными опасениями, сколько недостатком знаний и излишне буйным воображением. Тем не менее, мне хотелось бы не предполагать, а точно знать, чем является метка. Я связываю с движением консерваторов определенные надежды, среди них довольно много сильных и влиятельных волшебников.

— Вы не рассматриваете в качестве возможных друзей верхушку министерства или окружение Дамблдора?

— Меня смущают их странные инициативы по ограничению магии, миледи. Скоро дойдет до того, что они запретят все, не включенное в школьный хогвартский курс!

— Вы перегибаете палку, мистер Снейп, — снова улыбнулась женщина, указав на меня веером. Ее позабавило высказывание.

— Конечно, я утрирую, но тенденцию описал верно. Поэтому, миледи, с министерством мне не по пути — предпочитаю общество людей, с большим уважением относящихся к нашим традициям.

Мы проговорили еще примерно полчаса, причем леди Алексия поведала несколько вещей, которые в книгах не пишут. Между нами бездна, правильно сказал Филипс. За то, что леди сочтет мелочью, иные волшебники отдадут левую руку и посчитают сделку выгодной. Алексия мыслит иными категориями, она видела и испытала столько, что обычные человеческие эмоции и страхи остались в прошлом, я даже не уверен, в какой степени она еще принадлежит к роду людскому. Чувствует ли она что-то? Сколько игры в ее смехе, репликах, задумчивости? Понятия не имею.

Вполне возможно, что все мои потуги для нее — открытая книга. И она просто намерена использовать приглянувшегося юнца в своих целях, а сейчас забавляется, как кошка с излишне возомнившей о себе мышкой.

Домой я вернулся минут за десять до того, как закончилось действие бальзама «Холодное сердце». Поздоровался с мамой, потрепал по голове мелкого, старательно вычерчивающего тренировочные узоры палочкой, переоделся и спустился в мастерскую. Там-то меня и накрыло. Тело рухнуло мимо кресла на пол и само свернулось в комок, глаза застила кроваво-черная пелена, челюсть тряслась. Приступ ужаса был настолько силен, что я даже орать не мог, только скулил, обливаясь холодным потом. Валялся на досках, обхватив себя руками, и не мог думать ни о чем, застигнутый откатом. «Холодное сердце» не подавляет эмоции, оно их откладывает на потом. Повезло, что здоровье крепкое и сердечный приступ мне не грозит.

Не помню, через сколько времени я пришел в себя. Минут пятнадцать? Полчаса? Вряд ли больше. Семья ничего не заметила. Правда, пришлось помыться и сменить одежду, да еще немного поколдовать, чтобы очистить изгвазданный пол.

Минуты запредельного страха были платой. Ценой, которую пришлось уплатить за подброшенные аристократам сведения. Леди Алексия очень хорошо ориентируется в реалиях высшего света, упоминает о личном знакомстве со многими чистокровными, она наверняка и прежде слышала о метке. Просто не обращала на нее внимание, считала чем-то несущественным. Теперь, если я все правильно рассчитал, интерес возрастет. Возможности и связи леди таковы, что без особого труда позволят найти нужного специалиста, который подтвердит мои слова либо, само меньшее, тоже признает свою несостоятельность. И тогда информация через третьи руки начнет понемногу распространятся, мешая Волдеморту вербовать новых сторонников. Ну, я надеюсь.

Метка действительно сложна, мы с Мэй практически ничего не поняли о принципах ее работы. Где подсмотрели? Да приходил тут один, получил кастетом по башке, вот пока он валялся в отключке… Старуха потом проконсультировалась с парой своих более знающих коллег, но они тоже развели руками. Ювелирной тонкости колдовство, творение гения.

А мне следует демонстрировать неудачу и нежелание продолжать поиски. Кто его знает, не захочет ли миледи стать монопольным владельцем сведений, потенциально очень выгодных? Пусть считает, что я забыл об этой теме.

Мне так спокойнее.

Прошедшие пять лет принесли Снейпам имя.

В большей степени речь идет о маме, она восстановила навыки зельевара и сейчас ничем не уступала признанным мастерам. Первые клиенты нашлись случайно, кого-то привел я, и постепенно к ней начали обращаться чаще и чаще. У нее сложилась репутация специалиста по редким и условно-запрещенным зельям, берущего недорого, лишь бы работа была интересной. Обращались к ней в основном из Лютного, хотя чистая публика из Косого тоже не брезговала написать письмо с заказом.

У меня ситуация несколько иная, хотя кое-какая известность тоже есть. Меня считают молодым, но чрезвычайно перспективным рунологом, также обладающим очень широкими познаниями в области зелий. Более осведомленным личностям известно об артефактах и освоении «старых» традиций, единицы, вроде Мэй или Филипса, помалкивают о Голосе и черноте. С подачи Фоули некоторые аристократы слышали, к кому можно обратиться для решения деликатных вопросов — не совсем криминальных, а именно деликатных. Тех, решать которые желательно без огласки.

Учитывая, что с сентября месяца мы занимались маминым здоровьем, дел накопилось немало. Я разгребал основные завалы по мере возможности, и все равно часть клиентов ушли к коллегам. У тех же, что согласились подождать, терпение тоже не бесконечное. Поэтому приблизительно до февраля постоянно приходилось что-то варить, строгать и клеить, вырезать, зачаровывать, встречаться с людьми и общаться с ними на разнообразные темы. Хогвартская программа подготовки шла лесом, все силы уходили на практическую работу, а ведь мне в этом году СОВ сдавать. Летом, после того, как министерская комиссия разберется со школьниками.

Несмотря на общую загруженность, занятия у Чатурведи продолжились при первой же возможности. Магическое ядро набирает мощь и структуру наиболее эффективно примерно с одиннадцати до шестнадцати лет, затем эффективность развития падает и этот период надо использовать с максимальной пользой. Времени у меня оставалось не очень много, а практики, показываемые индусом, оказались на диво результативны. Кроме того, пропагандируемая им странная смесь трансфигурации, менталистики и чар, внезапно названная магией иллюзий, давалась с неожиданной легкостью и хотелось продолжать, пока есть кураж.

Еще одной причиной посещать занятия Чатурведи было сопровождение Сева. Недолго музыка играла, недолго брат любовался палочкой. Заклинаниям его не учили, остановившись на разработке кистей и упражнениям на контроль, для чего-то другого палочка не нужна. В результате мелкий быстро остыл, заскучал, и скучал примерно до тридцатого января, то есть до дня рождения своей подружки Лили Эванс. Постольку, поскольку праздник пришелся на воскресенье, отмечали его Эвансы с размахом, пригласив много детей и родственников. В толпу затесались и мы.

Забавно было смотреть на бывших соседей. Собравшаяся публика жила в «чистом» районе Коукворта и впрямую с семьей Снейпов пересекалась не часто, но переезжали мы с таким скандалом, что запомнили его многие. В устремленных на нас взглядах читалось жгучее любопытство и желание выспросить все-все, чтобы потом насплетничаться всласть. Жару прибавлял тот факт, что смотрелись мы на фоне обывателей как бы и не богаче. Во всяком случае, из детей Сев был единственным, одетым в костюм-тройку. Залезть в специально пошитый костюмчик его заставила мстительная мать, припомнившая несшуюся ей вслед брань.

Меня познакомили с пятеркой девиц, непонятно с чего считавших себя красавицами, и попытались пригласить на чай, от чего я отказался с внутренней дрожью. И в целом старался не отходить далеко от Петунии — у нее закидонов полно, но это знакомые закидоны, да и не слишком утомительные.

Сова к Эвансам прилетела вечером, часов в девять. Стандартное письмо, написанное зелеными чернилами, ожидаемо вызвало крики восторга Лили и едкие замечания со стороны ее сестры. Впрочем, конфликт заглох быстро. Петуния гордилась своей «взрослостью» и стоило ей намекнуть, что она ведет себя как ребенок, и она тут же стала тщательнее следить за языком.

По традиции первые шаги в магическом мире магглорожденные делают в сопровождении работника Хогвартса, иногда вместе или вместо учителя приходит сотрудник министерства. Вполне естественно, что Эвансы хотели взглянуть на мир, в котором предстоит учиться их дочери. Они обратились ко мне с просьбой о небольшой экскурсии и мы договорились, что порядок нарушать не станем — сначала Лили одна побывает в Косом, затем уже я проведу остальную семью по наиболее интересным местам.

К чести Макгонагалл, приходила она дважды. Сначала, в первый раз, просто прочла лекцию на тему того, что представляет собой магический мир с ее точки зрения, приятно удивилась, услышав, что ее собеседники темой владеют, и согласовала дату следующего визита. Оказалось, ко всем магглорожденным посылают именно ее, потому что превращение в кошку почему-то очень качественно убеждает скептиков в существовании магии. Намного лучше, чем любой другой фокус. Во вторую встречу она аппарировала с Лили ко входу в «Дырявый котел» и провела девочку по Косому, закупившись школьными принадлежностями. Обычно это делается летом, ближе к сентябрю, просто профессор ухватилась за возможность скорее разобраться с рутиной.

Для экономии времени основным средством передвижения избрали камин. От нас до Коукворта ехать на машине не очень долго, намного меньше, чем до Лондона, поэтому в Косом можно будет провести больше времени. Если повезет, то и в Хогсмид успеем.

Сложности начались с первого шага, в самом что ни на есть прямом смысле. Энергию для перемещения камин берет из двух источников: из дымолетного порошка и, совсем немного, от перемещаемого волшебника. Порошок активирует систему, на что уходит львиная доля энергии, поддержание ее работы куда менее затратно, чем пользуются многие леди, болтая через камин часами. Отсюда часто возникающие при перемещении проблемы у неопытных магов и сквибов — они дают слишком много или, наоборот, слишком мало силы, внося в работу дисбаланс. Тем не менее, энергию они в любом случае дают. А что делать магглам, у которых ее нет?

Пришлось мне переходить в «Дырявый котел» и ловить Эвансов. Точнее говоря, сначала прошли Лили с Петунией, у них особых трудностей не возникло, если не считать легкой потери координации. Потом мама своей рукой бросила порох в камин, открывая проход, оставила руку в поле действия камина, передавая свою силу, и по одному провела родителей. Вот их действительно понадобилось подхватывать под локотки, чтобы избежать падения лицом на пол.

Особого внимания на нас никто не обратил. «Дырявый Котел» всегда оставался местечком специфическим, публика здесь разнообразная, как в Макдональдсе. Мало ли кто там из камина выпрыгивает? И одежда маггловская никого не смутила, некоторые люди за столами тоже сидели не в мантиях. Тем более, что поначалу мы вышли в обычный Лондон.

— Для начала запомните, где находится вход в Косой, — объяснил я мистеру Эвансу. — Сами вы без посторонней помощи его не увидите, но Петуния, если понадобится, пройдет.

Старшие Эвансы чуть недоверчиво переглянулись. Впрочем, едва мы вышли за порог, как некая сила заставила их сделать несколько шагов в сторону, и сколько бы они не вертели головами, увидеть бар так и не смогли. После этого их сомнения словно водой смыло.

Проход в виде раздвигающихся кирпичей вызвал восторженные восклицания. Косой переулок, с его шумом, гамом, яркими надписями, летающими совами и фантомами, зазывающими покупателей вывесками даже на неподготовленных колдунов производил впечатление, чего уж ожидать от магглов. Северус смотрел на девчонок с довольным видом, будто вся улица принадлежала ему.

— Советую смотреть не столько на витрины, сколько на людей, — увидев, что гости немного пришли в себя, сказал им вполголоса. — Точнее, на их реакцию при виде вашей одежды.

— На людей? — чуть заторможено переспросила миссис Эванс. — Хорошо. Здесь всегда так шумно?

— Нет, что вы. Просто сегодня во «Все для квиддича» завезли новый товар, вот фанаты и толпятся.

— Это, кажется, какая-то игра? — припомнила женщина.

— Игра с культовым статусом, ее популярность намного превосходит футбол в обычном мире.

— Понятно. А куда мы сейчас идем?

— В банк Гринготтс. Обменяете фунты на галлеоны, и сразу пойдем в магазин мантий. Думаю, вам стоит купить по одной каждому — и чтобы сейчас не выделяться, и с прицелом на будущее.

Я специально не повел их сначала в платяную лавку и обратил внимание на взгляды окружающих колдунов, увидевших магглов. Мама говорила, каких-то тридцать лет назад к обычным людям относились не то, чтобы мягче — просто игнорировали. Считалось, что, если уж человек попал в магический мир, значит, какие-то основания здесь находиться у него есть. Магглорожденные или их родственники с большим уважением относились к традициям, не пытались переделать окружающих пор себя, уровень образования у них, как правило, уступал коренным жителям. Да и было их не так уж и много. Хотя численность магглорожденных начала расти примерно в начале века, до войны с Гриндевальдом эффект не замечался, на него обратили внимание только после гибели большого количества мужчин-магов.

Еще следует понимать, что во времена до появления хиппи, купальника-бикини и детей-цветов даже самому упертому магглу не пришло бы в голову разгуливать по пристанищу консерваторов в кожаных сапогах до колена и золотых трусах. Заявилась тут полгода назад одна дамочка, о ней до сих пор вспоминают.

Короче говоря, при виде семьи Эвансов кое-кто кривился. Не демонстративно, а так, мимолетно.

Гоблины на входе в банк отреагировали по-разному. Один скользнул равнодушным взглядом, другой широко оскалился, с удовольствием попугав девчушек. Никого из тех, кого я знал бы по именам, среди находившихся в зале коротышек не нашлось, поэтому мы просто обменяли деньги и быстро прошли в магазин мадам Малкин. Кстати, банк уже принимал новые монеты. 15 февраля Англия наконец-то сподобилась перейти на десятичную систему, правда, пока только в денежном смысле, и сейчас в стране одновременно ходили старые шиллинги и пенни и новые пенсы. Так гоблины прекрасно ориентировались в курсах, мгновенно пересчитывая маггловские монетки в сикли и кнаты.

— Ну а теперь, когда вы готовы к первому знакомству с магическим миром, давайте взглянем по сторонам, — предложил я. — Слева от нас находится магазин «Флориш и Блоттс», в котором можно купить книги по хогвартской программе. Напротив виден вход в Лютный переулок. Соваться туда без сопровождения взрослых нельзя ни в коем случае, поняла, Лили? В то же время, если требуется найти какую-либо нелегальную литературу или ингредиенты, лучшего места нет…

Косой невелик, мы обошли его примерно за два часа. Могли и побыстрее, если бы я не хотел познакомить Лили с кое-какими продавцами. Ничего особенного, просто в одной лавке чуть дешевле книжки и чуть пошире выбор, в другой хорошими артефактами торгуют и прочее в таком духе. Эвансы все деньги спустили на покупки.

Чтобы передохнуть, мы зашли в маленькое уютное кафе на задворках Гринготтса. В вечернее время здесь не протолкнуться, а сейчас только пара министерских клерков сидели и обедали, тихо переговариваясь.

— Много необычного, — тихо проговорила миссис Эванс. — Вроде бы похоже на наше, но когда начнешь разбираться, то ничего общего. Спасибо, мистер Снейп.

— Всегда к вашим услугам, миссис Эванс.

— Меня попыталась укусить книга, — мелкий инцидент настолько потряс мистера Эванса, что тот до сих пор не мог успокоиться.

— Она не любит магглов, — пояснил я, — таких достаточно много издается. И радуйтесь, что она не прокляла вас чем-то серьезным.

— Например?

— Не хочу портить вам аппетит.

— Тот продавец, — внезапно подала голос необычно тихая Петуния. — Он так настойчиво совал мне книжку.

— Самоучитель по определению родовых даров? Сквибы часто их покупают. Впустую, разумеется.

— Почему?

Непростой вопрос, хотя и интересный.

— Отвечать придется долго, — предупредил я. — Дело в том, что девять сквибов или магглорожденных из десяти являются потомками какого-либо чистокровного рода. То есть почти наверняка кто-то из ваших, Петуния, предков в пятом, шестом, седьмом поколении был волшебником. Новая кровь появляется крайне редко и ее носителей с радостью примут в большинстве чистокровных родов.

Сквибы не способны колдовать, однако они являются носителями крови. Помимо того факта, что у их детей выше вероятность родиться волшебником, они в очень ослабленном состоянии несут в себе родовые дары и проклятья породившего их рода. Иными словами, у них есть наследие, которым они не в силах воспользоваться. Причем это наследие может перейти их детям. Поэтому девушки-сквибки, происходящие из древних семей, очень высоко котируются на брачном рынке — их с радостью берут в жены полукровки или даже чистокровные маги в третьем-пятом поколениях, потому что рожденные в таких браках дети почти всегда вырастают сильнее родителей.

Но со сквибами, не способными похвастать знатным происхождением, ситуация совершенно иная. Дары их крови давно выхолощены, они утратили стабильность и ценности не представляют. Тем не менее, существует упорное заблуждение, что с помощью некоторых ритуалов дары можно пробудить и тогда сквиб превратится в полноценного мага, способного колдовать. Совершенная глупость, дающая людям напрасную надежду! Мне не известен ни один случай, чтобы сквиб стал магом.

— Что, совсем никаких шансов? — недовольно поджала губы Петуния.

— Ну, почему же? — на лицо невольно выползла сухая усмешка. — Вопрос цены, Петуния. За все надо платить, а за силу платят по высшей ставке. Можно превратиться в вампира, мучиться вечным голодом и смотреть на людей, примерно как мы смотрим на котлету. Можно согласиться на контролируемую реинкарнацию и в следующей жизни, потеряв все, гарантированно родиться магом. Можно стать жрицей божества и, превратившись в марионетку чужой воли, творить чудеса. Способов много, и все они неприятные.

Девушка замолчала, уткнувшись в чашку с чаем. Оказываемое сестре внимание давило на нее, заставляло ревновать и чувствовать себя неполноценной. Сегодняшний день ее потряс — прикосновение к магическому миру шокирует даже подготовленных гостей — и в то же время разочаровал, показав, что своей она здесь не станет никогда. Чтобы жить среди магов, надо самому быть магом.

Впечатлений Эвансы получили на недели вперед. Они с восторгом вспоминали магазины и лавки, чинного старичка на балконе, в воздухе рядом с которым висели чайник и чашка, подравшихся сов, торопившихся поскорее доставить письмо одному и тому же адресату, домового эльфа, забиравшего покупки хозяина. Северус втолковывал что-то девчонкам, причем не только Лили, но и внимательно слушавшей старшей сестре. Их отношения если и не стали подлинно дружескими, то хотя бы без враждебности, большего пока что желать нельзя.

От Хогсмида придется отказаться, люди устали, хватит с них на сегодня. Еще немного посидим, и пойдем домой.

Глава опубликована: 29.11.2014
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 633 (показать все)
Шикарно, один из самых лучших фанфиков.
Люблю такие темы: возрождение, возвращение... новый, осознанный взгляд, переосмысление пути. По принципу: "Если вдруг попаду не в рай, значит, надо будет вернуться". Спасибо, очень интересно!
Думаю, и автору оригинала стоит взять такой метод на вооружение, когда окончательно запутается в "тварях" и датах рождения персонажей)
Отличный фанф! Вторая часть также. Читать интересно. Герои разумные, не идиоты. Сюжет развивается достаточно логично. Заявленного в шапке юмора я не обнаружил, и это прекрасно.
Очень было приятно читать про реалистичный мир магии!
Спасибо автору
Очень продуманное произведение, получила огромное удовольствие от прочтения. Спасибо автору
Еще раз перечитала и снова очень понравилось!
Все хорошо, максимально мне фанфик нравится. Споткнулся на 5й главе. Манная каша, про славян и образование Руси. Так панасенко историю манагерит. Именно так, отрывками не в тему и прочий бред.
Только у меня такой косяк: после скачивания фф открывается, но фбридер показывает будто фф состоит из одной страницы с саммари?
Очень жаль, что все архивы битые.

И, вроде, это единственный существенный минус фанфика)
По итогам первой части – великолепно. Увлекательная история. По итогам обеих частей дилогии – все по-прежнему великолепно. Всем сомневающимся – читайте, не сомневайтесь.
Автору огромное спасибо.
Шикарно, спасибо
Большое спасибо автору. Отличная история.
один из самых лучших фанфиков
Не дочитала. Стало скучно. Фанфик, несмотря на все свои достоинства, не зацепил, а кроме того, он собрал все, что я не люблю.
Зато язык прекрасный, жаль, я так писать не умею!
Пришла по статье "топ фанфиков юмор". Прочитала половину. Не нашла не то что одной шутки, даже атмосферы выше мрачной дольше пары абзацев... лохотрон :(
Тут говорят, мол, в фике все так себе, но мир - огонь. Для 2014, в котором фик написан, может быть... да и то спорно.
Получается меня кинул и сайт (рекомендацией) и автор... жанрами. Просто за что. Уберите юмор, добавьте философию, например... и лояльность читателей повысится. Не совпадают ожидания с реальностью и в итоге разочарование двойное... К чему там перерождение не ясно тоже... может это ближе к финалу выстрелит где-то. У меня не хватило сил.
Если бы можно было писать антирекомендации, так бы и сделала... но пока просто напишу, что фик для любителей долгой раскачки и разжевывания каждой мысли на главу-другую...
почему-то не читается ни epub ни fb2, пришлось HTML скачать.
Eiluned
Только у меня такой косяк: после скачивания фф открывается, но фбридер показывает будто фф состоит из одной страницы с саммари?
AlReader то же самое. Нужно скачать html, тогда читается.
Ни epub ни fb2 не читаются
Eiluned
Очень жаль, что все архивы битые.
Не все, html читается.
Kurone
поддерживаю, тег Юмор тут ни к месту
Zadd
У меня нормально скачалось и txt, и fb2, и epub. Только что проверил. Проблема у вас.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх