↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Сейчас онлайн
Реальное имя:не помню
Пол:мужской
Дата рождения:31 марта 1983
Откуда:Барад-Дур
Род деятельности:дипломат, комендант крепости
Зарегистрирован:11 октября 2016
Рейтинг:316
Показать подробную информацию

Блог


Уста Саурона Онлайн
3 мая в 21:54
Сообщение закреплено
ССЫЛКИ НА ОГЛАВЛЕНИЯ
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда #дочь_короля_трубадура #заязочка

Здесь будут ссылки на оглавления моих обзоров. Пока таких обзоров два, если будут еще, я подредактирую этот пост.

И Гарри Поттера В Придачу (ИГПВП) - "исторический фанфик" Заязочки, в котором герои "Гарри Поттера" оказываются в Англии XV века.

Дочь Короля-Трубадура (ДКТ) - "исторический оридж" Заязочки, в котором попаданка оказывается во второй половине XV века во Франции.

Моя пародия "по мотивам".
Показать 3 комментария
Уста Саурона Онлайн
9 мая в 15:43
C 9 мая всех, для кого это важно! Мирного неба над головой!
Уста Саурона Онлайн
3 мая в 21:46
ИГПВП, издание 2. ОГЛАВЛЕНИЕ.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Это, как понятно из названия, оглавление моего обзора на фанфик "И Гарри Поттера в придачу".
Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585
Части обзора. Ссылки на посты в блоге.
Пролог и главы 1, 2, 3.
Глава 4.
Главы 5 и 6, часть 1.
Главы 5 и 6, часть 2.
Глава 7, часть 1.
Глава 7, часть 2.
Глава7, часть 3.
Главы 8 и 9.
Главы 10 и 11, часть 1.
Главы 10 и 11, часть 2. Глава 12.
Главы 13, 14 и 15, часть 1.
Главы 13, 14 и 15, часть 2.
Глава 16. Глава 17, часть 1.
Глава 17, часть 2. Глава 18.
Главы 19, 20 и 21. Сюжетная арка про то, как Варя захватывает власть.
Главы 19, 20 и 21. Окончание сюжетной арки про захват власти.
Главы 19, 20, 21. Все, что не связано с захватом власти.
Главы 21.2 и 22. Про матримониальные планы.
Главы 21.2 и 22. О том, как планы воплотились в Риме.
Главы 23, 24, 25. Хроноворот, Атлантида, портрет.
POTATO SPECIAL.
Главы 26-28. Дракарис.
Главы 26-28. Трахаю и тибидохаю.
Главы 26-28. Дамбигад.
Главы 26-28. Все ангелы в запое, я не помню кто где.
Глава 29. Начало конца.
Эпилог. Часть 1.
Эпилог. Часть 2.
ИГВП в целом. ИГПВП и ДКТ.
Важные комментарии:
Начало дискуссии про авторский обоснуй, зачем нужно спасать именно Ричарда III.
Немного о чувстве справедливости исторического Ричарда ; и о его религиозных взглядах
О поисках англичанами заморских территорий в XV веке.
О том, что было бы после убийства лорда Маубентроя в реальной Англии того времени.
Об апологетике Ричарда III.
Портреты: Посмертный Ричарда III, т.н. "Сломанный меч". Портреты Ричарда II и Елизаветы I
Про персонажей ГП на примере брата Снейпа.
Про слова "лакомиться" и "лакомство".
"Хэвистон корт", ИГПВП, ДКТ.
Главные заповеди жизни в заязочкином мультиверсе. И еще две.
Настоящая религия ИГПВП. Еще одна заповедь.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Уста Саурона Онлайн
3 мая в 18:57
ИГПВП, издание 2. ИГВП в целом. ИГПВП и ДКТ.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
Показать полностью 3
Показать 20 комментариев из 298
Уста Саурона Онлайн
3 мая в 04:47
ИГПВП, издание 2. Эпилог. Часть 2.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда #упрт

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 106
Уста Саурона Онлайн
2 мая в 19:04
ИГПВП, издание 2. Эпилог. Часть 1.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда #упрт

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Эпилог я буду просто разбирать как он есть. Цитировать его целиком и комментировать
— Леди и джентльмены, мы с вами находимся в галерее короля Ричарда III, — дама-экскурсовод указала рукой на длинное помещение с высоким сводчатым потолком. — Как известно, это одно из немногих помещений, которое сохранилось неизменным с XV века. Именно поэтому выставка, посвященная возвращению после реставрации самого знаменитого и необычного портрета нашего короля, проходит здесь. Кроме того, здесь выставлены некоторые интересные документы той эпохи, а также портреты основных деятелей Рикардианского Возрождения и картины, написанные позже по мотивам известных исторических событий.
Начинается эпилог где-то в далеком будущем по сравнению с временем Вари, возможно, тогда же, когда происходило действие «Гарри Поттера и Проклятого Дитя» - в 2017 году. Пока все нормально.
Экскурсанты с интересом разглядывали большое полотно, на котором две прекрасные дамы лукаво улыбались своему королю, горделиво взиравшему на потомков своих подданных.
— Надо же, — шепнул высокий парень своей спутнице, — столько веков прошло, а как живые. Потрясающий портрет. Я по нему диплом писал — о влиянии итальянцев на английскую школу живописи.
В РИ на английское искусство оказали влияние, скорее, голландцы, немцы, а потом и французы. Тут итальянцы повлияли — тоже ничего странного, учитывая тесные связи Вари с Римом. История изменилась, эффект бабочки и все такое.
— Надо же, — шепнул высокий парень своей спутнице, — столько веков прошло, а как живые. Потрясающий портрет. Я по нему диплом писал — о влиянии итальянцев на английскую школу живописи.
— Обратите внимание на розы в руках королевы и другой дамы, — указала экскурсовод, — они очень точно прописаны. Как известно, они были выведены к коронации короля Ричарда и королевы Энн и до сих пор чрезвычайно популярны. Сорта называются по именам двух прекрасных дам, в честь которых их и создали. Известно, что королеву и леди Мортленд называли прекрасными розами короля, потому и этот портрет неофициально назвали: «Король и его розы». Между прочим, это очень редкий случай тройного семейного союза. Вот в этой витрине вы можете видеть индульгенцию, данную папой Александром VI, и особую буллу, в которой он благословил этот необычный союз. А вот это очень занятный документ. Как известно, леди Мортленд сопровождала на тот момент еще герцога Глостера в военном походе во Францию, и недоброжелатели герцога пытались обвинить ее в колдовстве. По тем временам это было очень опасно, но все обвинения были сняты. В хрониках пишут, что оклеветавший леди епископ вместо вопросов начал изрыгать слизней, а потом не смог принять причастие и даже просто помолиться или осенить себя крестом.
Итак, у нас 2017 год, оправдали Вареньку в 1475. 2017-1475 = 542. Через пять с половиной столетий все должны убедиться, что Варя не ведьма. Совсем-совсем не ведьма!
— Это же сказки, — довольно высокая девица с разноцветными волосами презрительно наморщила нос, — раз король был так популярен, то потом и напридумывали историй для детишек. И про чудесные исцеления, и про то, как король спас печать от нечистой силы и чары с Тауэра снял. А, он же еще и в Атлантиду на каких-то чудесных змеях летал, и единороги к нему приходили. В это тоже верить прикажете? Это обычная история, когда реальному историческому персонажу приписывают что-то невероятное, тем более королю. И его советников колдунами объявляли.
Девица с разноцветными волосами. Нимфадора Тонкс?
Экскурсовод, видимо привыкшая к таким выступлениям, снисходительно улыбнулась.
— Кто знает, — проговорила она, — в любом случае сын и внук короля Ричарда канонизированы как святые целители. Ричарда Йоркширского и Оуэна Уэльского чтут до сих пор. А леди Барбара Мортленд считается неофициальной покровительницей военных хирургов. Король Ричард IV, внук Ричарда III, пожаловал им ее личный герб. И значок в виде серебряного щита с черной розой до сих пор носят выпускники королевской военно-медицинской академии.
— По блату их канонизировали, — проворчала девица, но уже намного тише, — как зятя и внука римского папы.
А девица-то права. Во всем. Разные легенды про исторических персонажей действительно сочиняли. А сына и внука Вари по блату канонизировали
А еще, в каком смысле Варя — «покровительница военных хирургов»? Ее-то не канонизировали. Или ее сын и внук от христианской религии святые, а она, так сказать, от мамы-магии?
И как Ричард IV подарил ее герб (да тем более — личный, не фамильный) военно-медицинской академии? Ах да, это же мир ИГПВП, там законов и правил в принципе не существует, тем более, в отношении Вари и ее семьи.
Экскурсанты отодвинулись от непримиримой девицы. Большинство с интересом рассматривали картины и документы.
Почему отодвинулись? Персонажи и события пятисотлетней давности до сих пор вызывают настолько сильные эмоции?
— А фотографировать можно? — спросил паренек в очках. — Или только буклеты купить?
— После экскурсии вы сможете сделать несколько снимков, — кивнула экскурсовод, — теперь прошу сюда. На этом групповом портрете изображены не только король и его спутницы жизни, но и дети. Как известно, король не только признал и воспитывал всех своих детей, включая внебрачных, но и заботился о племянниках и племянницах, детях своих братьев. Вот здесь мы можем видеть юных принца Уэльского, графа Ратленда, графа Марча и леди Кэтрин, будущую графиню Хантингтон. Сыновей короля называли Тремя Солнцами Йорков. По свидетельству современников братья и сестра искренне любили друг друга и уважали своих родителей, которые не делали различия между ними.
Графиня Хантингтон изображена крайней по правую руку от короля, а Варя — крайней слева. Герберты так и не простили Варе то, что ее внук получил титул графа Пемброка.
— Не очень-то верится в такую семейную идиллию, — хмыкнул очередной скептик.
Подразумевается, что его скептицизм необоснован.
— Как бы там ни было, — улыбнулась экскурсовод, — все современники отмечали, что в семье короля царят мир и гармония. Очень редкий случай полиаморного брака, но так тоже бывает. В нашем киоске вы можете приобрести очень интересное исследование, выпущенное группой историков из Оксфорда в содружестве с итальянскими учеными. Помимо изложения основных событий, там приведены редкие документы, в том числе из личных архивов. Переписка графини Ратленд с родственниками в Риме, записки отца Бартоломео Орсини, который часто приезжал в Лондон в качестве папского легата, письма вдовствующей герцогини Бургундской и многое другое. А теперь прошу дальше. Эта картина написана позже. Король и двор провожают экспедицию, отправляющуюся в Атлантиду…
Итальянские ученые. Опять Италия. Италия, Италия, везде одна Италия.
После экскурсии кто-то направился покупать книги и буклеты, кто-то смешался со следующей группой, а кто-то снова обходил галерею, вглядываясь в лица на портретах.
— Непохожи, — морщила нос школьница, тыкая пальцем в портрет адмирала Поттера, — совсем непохожи.
— На кого? — спросила ее подруга, внимательно читающая буклет. — Блин, скучно все, а еще реферат писать. Бла-бла-бла… Основание королевской библиотеки, Британского музея, школы королевы Энн. Эта дама Гермиона, наверное, та еще грымза была, раз все эти Уставы разработала. Блин, еще основание Атлантической торговой компании. И вся эта хрень про колонизацию островов в Новом Свете. Атлантическая Конфедерация, чтоб ее. А Лонгботтома этого я просто ненавижу. Три параграфа в учебнике. Оранжереи эти, фрукты-овощи, книги, банк семян, королевский ботанический сад. Наоткрывали всего на нашу голову, чтобы школьники со студентами свободного времени не имели. Куплю ту книгу, про которую тетка говорила, и оттуда спишу. Лучше бы пили и трахались, как все приличные короли, честное слово. Кто там у тебя не похож-то?
— Ну, они. Сейчас сериал идет, классный такой — «Время перемен». Ты чего, не смотришь, что ли? Там такие мужики фактурные, что просто вау. Так вот, эти на них абсолютно не похожи.
— Мэри, ты совсем тупая? — оторвалась от буклета ее спутница. — Это актеры на реальных героев не похожи, а не наоборот. Там же по популярности подбирали. И похожих не так просто найти. Мне, кстати, адмиралы на портретах больше нравятся, чем в сериале. У тех морды больно тупые и слащавые. И манерные очень. А от этих даже нарисованных балдеешь.
Заязочка, как я уже писал, целиком ориентировалась на роман «Белый вепрь», когда писала своего Фрэнсиса Ловелла в первых главах. Не на историю. Да и сам ИГПВП вроде бы заявлен, как фанфик по «Гарри Поттеру». Но это другое дело.
— Сама ты тупая, Джейн, — фыркнула Мэри, — я адмиралов шипперю, они такие лапочки. На фига им там этих баб всучили? Только мешают.
— Мэри, они в реале женаты были. И дети у них были. У тебя от твоего шипперства уже крышу сносит. Пиши в фичках что хочешь, но в реал-то это зачем тащить? Тебе и так досталось, когда очередной фанфик вместо реферата сдала. Прочисти уже мозги.
— Жена и дети ничего не значат, — презрительно фыркнула Мэри, — они же в то время не могли выйти из шкафа и скрывали.
— Угу, — Джейн повертела пальцем у виска, — ты еще скажи, что король для вида с двумя бабами жил, а на самом деле страдал по вон тому красавчику, как его там, сэр Томас Риддл. Или вон по знаменитому дипломату — сэру Люциусу Малфою.
— Не, — Мэри наморщила нос, — король типичный гетеро, даже противно. Хотя эти две точно лесбиянки. Вон как смотрят. Это художник так нарисовал, что они на короля смотрят, а они друг на друга.
А для чего этот кусок вообще написан? Это типа такая попытка самоиронии? Или автор пытается нам сказать, что она-то не такая, у нее все достоверно и точно? Так надо было это показать всем текстом, который был до этого.
Дальше наше внимание обращают на некую «пожилую пару».
— Знаешь, а я верю, что они любили друг друга, — задумчиво проговорила почтенная леди в строгом костюме и шляпке, — конечно, в наше время это немыслимо. Я хочу сказать, что если есть обман, то он обязательно убьет любовь.
— Да, дорогая, — ее спутник нежно сжал локоток своей супруги, — они ведь умерли в один день. Просто легли спать в одну постель и не проснулись. И похоронили их вместе. Причем это было прописано в их завещаниях. Если бы там были какие-то обиды или неприязнь, то этих завещаний бы не было. И мы им всем так обязаны. Ты же знаешь, что в нашей семье всех девочек называют Барбарами. Есть предание, что леди Мортленд вылечила нашего предка во время похода во Францию. Давай сходим на их могилу. Там такое трогательное надгробие.
— Конечно, дорогой, и положим цветы. Я так рада, что у нас в саду прижились оба сорта — и «Королева Энн», и «Леди Барбара». Они чудесно смотрятся вместе. И обязательно надо купить эту книгу, о которой нам сказали. Надеюсь, что она не очень дорогая. Помнишь, мы с тобой слышали в одной кулинарной передаче, что твой любимый суп придумал повар папского легата специально для леди Мортленд? Вдруг в той книге есть подробности?
— Даже если дорого, все равно купим, — кивнул мужчина, — такие книги обязательно должны быть в доме. Это история нашей родины.
То есть история их семьи насчитывает пятьсот лет, у них есть легенда про Барбару и поход 1475 года, и они с тех самых пор ничего не сохранили и ничего не приобрели про леди Барбару Мортленд? И ничего нигде про нее не читали, и даже знают немного? Да, ценят леди Маубентрой в их семье.
Мужчина в военной форме с серебряным щитом и черной розой на шевроне и на значке, приколотом к берету, отдал честь портрету короля и его дам и отправился дальше осматривать выставку.
А в зал вошли девочки и мальчики в строгой форме с вышитой золотом надписью на рукавах — «Школа королевы Энн».
— Итак, дорогие мои, сегодня наш урок истории пройдет в этом месте. Просьба не шуметь, чтобы не мешать другим посетителям. Обращаю ваше внимание, что наша школа предоставила для этой выставки портреты первых учителей и картину «Дама Гермиона представляет королю Ричарду III, королеве Энн, леди Мортленд, наследнику, двору и лордам Королевского Совета Устав приюта». Не толпитесь. Кто напомнит, в каком году взошел на престол король Ричард?
На рукавах? Обычно знаки вышивают на груди, справа или слева. А на руке их просто никто не заметит.
И насчет «Школы королевы Энн». Примерно в то время, когда Варя попала в замок графа Уорвика, в любимой ей Италии открылось подобное заведение. Ospedale degli Innocenti, Приют Невинных открылся во Флоренции в 1445 году. Его закрыли в конце XIX века, а серьезный кризис, голодом, долгами и роспуском всех воспитанников он пережил уже во второй половине XVI века. Вообще, какое учреждение может продержаться настолько долго?
Или это какая-то новая школа, которой дали имя исторической школы. А кого там воспитывают? Тоже сирот и жертв абьюза? Или она уже превратилась в обычную школу? Хотя это тоже можно понять. Сироты действительно есть всегда, к сожалению.
Тип, внешность которого не смог бы описать никто, даже если бы проговорил с ним весь день, криво усмехнулся и неторопливо покинул галерею, кивнув на прощание королю и его розам. Он обожал слушать подобные разговоры, которые его ужасно веселили. Даже столько веков спустя эти люди доставляли ему радость.
Он шел по огромному городу, лавируя среди разноязыкой толпы, и вспоминал. Этот Лондон тоже пережил несколько пожаров, но не таких разрушительных, как в другой реальности, и многие старинные здания сохранились. Конечно, многих памятников не было просто потому, что на историческую арену вышли другие личности, но и тут было на что посмотреть. Например, на памятники адмиралам Поттеру и Малфою у старого здания военно-морской академии. Невилл Лонгботтом и Ричард Шрусбери были увековечены у сельскохозяйственной. Множество школ и приютов для ветеранов и просто одиноких стариков носили имя королевы Энн. Статуя леди Барбары украшала холл академии физического развития.
Такая зацикленность на XV веке может быть только в одном случае: если после XV века в Англии ничего великого или даже просто примечательного не происходило. Для этого достаточно посмотреть... а вот хоть на ту же Флоренцию.
Книги леди Мортленд считались лучшими пособиями по физкультуре и печатались огромными тиражами, как и работы лорда Невилла Лонгботтома. А много раз переиздававшиеся брошюры леди Пэнси Поттер очень многим спасли не только здоровье, но и жизнь. Все-таки увлечения возможностями химии для улучшения собственной внешности полностью избежать не удалось.
А вот это уже по-настоящему странно. За пятьсот лет не появилось ничего нового ни в медицине, ни в химии — только в этом случае пособия Барбары Мортленд и Панси Поттер могут пользоваться популярностью. Но это означает застой в науке длиной в пять столетий. Причем застой во всем мире. Если бы развиваться перестала только Англия, англичане бы стремились приобрести книги на иностранных языках/переводные.
— Наоткрывали, — проворчал то ли человек, то ли нет, вспомнив школьниц на выставке, — специально, чтобы тебе, дуре, больше учить пришлось.
Что эти дети знали о голоде и эпидемиях, которых удалось избежать? О том, чего стоило преодолеть вековую рутину? Рикардианское Возрождение было подлинным благословением для Англии. И не только для нее.
Зачем надо преодолевать рутину? Что значит «преодолеть вековую рутину»? И кого и каким образом «благословило» рикардианское возрождение? Хоть что-то конкретное нам скажут? Или опишут? А то тут пока довольное расплывчатое будущее, которое то ли похоже на настоящее из другой временной линии, то ли даже чуть хуже.
А школяры посмеивались над тем, что леди Мортленд верила, что в книгах майя могут остаться записи о путешествии святого Брендана, и хихикали над «яйцом дракона». А что с этого началась история одного из самых больших и уважаемых собраний в мире, да кого это волнует. Множество редчайших книг, часто существующих в единственном экземпляре, выкупленных Барбарой и привезенных для нее из других стран, взятых вместе с военной добычей. Книги из Согдианы, которых не было больше ни в одном книжном собрании. Подлинники Авиценны и аль Бируни. Посвящения известнейших ученых своего времени, которые были счастливы подарить экземпляры своих книг королю и его розам. Редчайшие образцы янтаря, сохраненные для потомков. Одна из лучших в мире нумизматических коллекций. Правда, Барбару больше волновало, чтобы потомки все не уничтожили. На благодарность она, как умная женщина, не рассчитывала.
Над драконьим яйцом и я бы посмеялся.
Странный тип зашел в небольшое кафе, расположенное напротив Ботанического сада, и заказал себе кофе с коньяком и шоколадное пирожное. За соседним столиком важно беседовали два пожилых джентльмена.
— Все-таки, коллега, узкая специализация это не всегда благо, — сказал один из них, отпивая глоток ароматного кофе, — я сегодня консультировал двух выпускников. Работы сами по себе замечательные, объем информации огромный. Привлечены очень интересные материалы, часто из не самых известных источников. И такие пробелы. Мисс Эванс интересуется историей костюма и решила взять темой исследования двор Ричарда III. Нашла все портреты и описания, переписку. Точно установила, когда появилась та или иная модная новинка. Даже нашла ранние описания платьев тогда еще герцогини Глостер и леди Мортленд. А ведь дамы очень любили наряжаться, как, впрочем, и остальные члены семьи. Проследила влияние некоторых находок на развитие моды чуть ли не до наших дней. И сбилась на простейшем вопросе: почему некоторые вещицы называются атлантис или имеют это слово в названии. Мне ее даже жалко стало, честное слово. Рекомендовал некоторые дополнения. А так работу можно смело печатать.
— О, коллега, это вы еще с альтернативщиками не сталкивались, — второй, видимо, преподаватель истории, картинно закатил глаза, — у меня студентка не нашла ничего умнее, как использовать художественную литературу. Романчик позапрошлого века «Трагедия королевы». Эта душераздирающая история, как герцог Глостер со своей любовницей вначале прибрали к рукам поместье Мортленд, а потом он женился на леди Энн, чтобы добраться до ее наследства. А несчастная герцогиня, а потом и королева, всю жизнь страдала по некоему рыцарю, в, которого, дескать, влюбилась во время пребывания во Франции. Это же осилить невозможно, пятьсот страниц соплей и бреда. А некоторые считают, что именно так оно все и было.
Почти так и было. Только сначала Варя прибрала к рукам Мортленд, убив мужа, а потом присосалась к герцогу Глостеру и его семье, чтобы присосаться к их наследству.
И любовь к рыцарю, с которым «Энн» познакомилась во Франции — это, в общем, одна из сюжетных арок ДКТ. Только в ДКТ рыцарь превратился в ланкастерского принца, и «Энн» от него ребенка родила.
То чувство, когда клеветнический романчик описывает реальность лучше, чем самопрезентация главной героини!
— Да уж, и кто бы подумал, — покрутил головой первый историк, — главное, непонятно, когда король страной управлял, а дамы своими проектами занимались, если одна страдала, а вторая вместе с тираном мужем над ней издевалась. Мне, правда, в рефератах эту ересь не приносили, но на консультациях бывало, что и всплывало. Как и две других книжонки. Но «неофициальная история» всегда популярна, даже если ничем не подтверждена. Спасибо королю Ричарду за его указы про архивы. И ведь что занятно, есть несколько совершенно загадочных фигур того времени, про которых не так много известно. Один Энтони Долохофф — отец-основатель спецназа, или брат Саймон — таинственный монах и автор лекарств, рецепты которых утрачены, чего стоят. Маг короля — лорд Рабастан Лестранж. Нет, всем подавай «страдающую королеву»! Или гадости из памфлета некоего Дамблдора.
А Ричард III страной почти и не управлял. От 2/3 до 3/4 важных государственных решений принимала Варя единолично.
— Это у вас внуков-школьников нет, — хмыкнул второй, — вот где разгул фантазии. Я случайно на сайт зашел… Вот был вечер откровений. Школьники фанатеют, как это сейчас называется, по сериалу «Время перемен» и пишут рассказы по мотивам. Так оргия во дворце в день коронации — это самое невинное, что я там увидел. Скрестили всех со всеми. Больше всех достается адмиралам. Это называется… гарридрака.
— Да? — удивился его собеседник. — А мне сериал понравился. Актеры не очень, конечно, но костюмы и оружие на высоте, привлекали серьезных консультантов. И клубы реконструкторов в массовых сценах участвовали. Надо же, и в голову бы не пришло…

Опять попытка самоиронии. Или просто иронии. И опять мне почему-то не смешно.
Незнакомец усмехнулся. Да, Дамблдор очень долго искал, чем бы отомстить старым знакомым за собственную глупость. Ему не позволили остаться в Мортленде, и он, помыкавшись по Англии, перебрался во Францию, уповая на знакомство с Фламелем. Но это был другой Фламель, как и другой Хогвартс. Семейство Уизли последовало за Дамблдором.
Шеклбот быстренько договорился с Томом и Сириусом и рванул в Атлантиду. Головокружительной карьеры он там не сделал, но неплохо жил, собирая редкие ингредиенты на продажу и работая на Атлантическую торговую компанию. Обзавелся собственным домом в Сент-Барбаре, женился на девушке, получившей приданое от королевы. И оставил неплохое состояние своим трем детям. МакГоннагал активно включилась в работу приюта, помогая Гермионе. К ней присоединились и Флитвик с мадам Помфри. А Помона Спраут осталась в Мортленде работать в экспериментальной теплице Невилла. Они со Снейпом совершенно не мешали друг другу. Она даже с аббатом подружилась.
Я рад за них. Нет, совершенно искренне. Жизнь Дамблдора и семейства Уизли сложилась хуже.
Помона Спраут, Флитвик и мадам Помфри забросило в XV век после ритуала по возвращению магии в 29 главе. Помона осталась в Мортленде, под началом Невилла... в обзоре прошлой главы я говорил, что в Мортленде распоряжались брат Снейп и Гермиона. При этом экскурсовод и все, кто обсуждают Варю в эпилоге, называют ее «леди Мортленд». То есть она была хозяйкой поместья. Каким образом там тогда распоряжались Снейп, Гермиона и Невилл, причем распоряжались настолько, что сами решали, кто там будет жить и чем заниматься? Это опять как теремок из сказки: сначала туда заселился упырь, Варя убила упыря — сама стала хозяйкой; Варя стала королевой, уехала в Лондон — Снейп, Гермиона и Невилл Лонгботтом стали хозяева. Как, на каком основании? Она продала им Мортленд? Назначила управляющими?.. Ах да, это же мир ИГПВП, тут не действуют законы и правила, особенно в отношении Вари и ее друзей.
* * *
Продолжаю про судьбу Дамбигада:
А вот у Уизли житье не задалось. С одной стороны, они слишком привыкли слушать Дамблдора, а с другой — просто не были способны проанализировать ситуацию. Гарри и Невилл подкинули им денег на первое время и предложили купить ферму. Но этого настрадавшимся в Шотландии рыжим было мало. К тому же они категорически отказывались понимать, что маги должны соблюдать законы наравне с магглами. Какие-такие гильдии и патенты? Почему нельзя подшучивать над простецами? Или стирать им память? И почему им, героическим борцам с темными силами, нельзя просто назначить большую пенсию, чтобы они смогли безбедно жить?
Служба королю вызывала лишь насмешки. Ведь все знают, что магглами так легко управлять. Зачем же приносить присягу, работать, рисковать жизнью? Глупо стараться для магглов.
Страшную истерику вызвало то обстоятельство, что вернуться назад не получится. Потом количество претензий возросло. Вся эта компания дала себе слово не связываться с местными, чтобы не создавать лишних связей с новой реальностью — результатом стал обет безбрачия. Впрочем, хватило их ненадолго, потом они даже попытались наверстать упущенное, за что и огребли.
Гарри и Невилл отказались выплачивать штрафы и защищать старых знакомых.
Они кого-то убили? Изнасиловали? Убили при попытке изнасилования? Так это тогда, как и сейчас, не штрафами наказывалось.
Во Франции жизнь тоже не баловала беглецов, Фламель общаться с ними не захотел, но тут Дамблдор нашел золотую жилу. В Париже нашлось приличное количество эмигрировавших сторонников Ланкастеров, да и власти ненавидели короля Англии. Еще бы, такие обиды и потери. Тем более что Ричард останавливаться не собирался и требовал возврата Нормандии и Аквитании. Дамблдор поднапрягся, вспомнил прочитанное в прошлой жизни и выдал серию памфлетов, обвиняя короля Англии в убийстве ближайших родственников, интригах и распутстве. Книги приносили неплохую прибыль, этого хватало на жизнь. Пока однажды на пороге не появился гнусно ухмыляющийся Антонин Долохов. Это было инициативой английских магов, которые решили заткнуть фонтан нечистот. После этой встречи Дамблдор очень быстро сдал, впал в маразм и умер. Уизли проели небольшие сбережения и пропали из вида, сгинув где-то среди отбросов парижского дна. Их дальнейшая судьба никого не интересовала.
Да, чего о них переживать. Они ведь специальную буллу от Родриго Борджиа не получали, и целительского дара от дьявола у них нет.
Но памфлеты, собранные в одну книгу, нет-нет да и всплывали на рынке. Впрочем, за серьезный источник информации их никто не держал, кроме любителей очень альтернативной истории. Как и левацкую брошюру неизвестного автора, в которой леди Энн и леди Барбара были выставлены беспринципными колонизаторшами, растрачивающими казну государства на свои бесчисленные наряды.[/q]
Барбара именно этим и занималась. Тратила деньги на платьюшка для себя и «Энн», блюда из картошки... Только вот беспринципной колонизаторшей ее не назвать — ей было просто плевать на Остров Святой Варвары. Да и к «Энн» автор несправедлив. «Энн» здесь превратилась в безвольную куклу, как, в принципе, почти все персонажи, кроме Вари. И все равно этот клеветнический памфлет описывает реальность лучше, чем самопрезентация Вари, которую она попыталась донести даже до потомков в семнадцатом колене.
Странный тип усмехнулся. Сегодня он вспоминал ту давнюю историю и неосознанно обращал внимание только на те разговоры, которые относились к королю Ричарду III, его прекрасным дамам и магам. Впрочем, знаменитый король был невероятно популярен. Англичане помнили, кто привел их страну к могуществу, да и династия Плантагенетов не прервалась. Интересно посчитать, сколько раз пришлось бы употреблять пра-, чтобы определить точную степень родства нынешнего короля, тоже Ричарда под номером XIII по отношению к тому Дикону. Но считать было откровенно лень. Ведь гораздо приятнее гулять по древнему городу, вспоминая…
А, так это просто путешественник обращает внимание на все, связанное с Ричардом, а на самом деле там еще много всего есть... Верю, верю.
Сделаю перерыв. Продолжу разбор эпилога позже.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 19 комментариев
Уста Саурона Онлайн
2 мая в 12:12
ИГПВП, издание 2. Глава 29. Начало конца.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда #упрт

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

29 глава начинается она с того, что все готовятся к тому самому ритуалу «благословения», который вернет магию в Британию, насчет которого Варя и волшебники-попаданцы решили в 28 главе. Варя беседует с братом Снейпом:
Ночью часть магов проводила подготовку к нашему ритуалу, а Снейпу пришлось возиться с бывшими коллегами по Ордену Феникса. Утром он по понятным причинам пребывал в отвратительном настроении. От него даже Гермиона старалась держаться подальше, хотя и она пребывала в задумчивости. Интересно, вспомнила ли она о том, как сама рвалась в Хогвартс?
— Как было хорошо раньше, — процедил сквозь зубы Снейп, когда я зашла к нему проконсультироваться насчет состояния Лукреции и спросить, какие могут понадобиться зелья, — а теперь начнется.
— Довели? — спросила я.
— А, — он махнул рукой, — тебе ведь Басти про бредовые идеи Дамблдора и Молли рассказал? Ну, что ты у нас орудие, с помощью которого контролируют короля и королеву?
— Не оригинально, — заметила я, — эту идею еще леди Стенли продавливала. То есть, не совсем эту, но похожую.
Вообще-то Молли права. Если смотреть на то, что делает Варя, начиная с захвата Тауэра.
[/q]— Заткнуть им рот можно, и я это сделал, — сказал мой старый друг и компаньон, — приставать к тебе или к королю с королевой они не смогут. Это условие того, что их не вернут в Шотландию. Поклялись сразу же.
Я хихикнула. Да, Снейп знал, чем пугать.
— Кингсли, вроде, не прочь поискать себе место под солнцем, спросил у меня, что тут у нас и как. Я его спросил, зачем он Дамблдора воскресил? И почему они так Убежища испугались? Говорит, что без Дамблдора плохо было. А потом они подумали, что сюда и другие попасть могли, те же УПСы. И что они-то точно пошли не в Хогвартс, а в Убежище.
— А то, что у нас даже кровники ужились, потому что в одной лодке оказались, так этого не может быть? — поморщилась я. — Но знаешь, из того, что я помню, выходит, что они нам Мортленд просто разнесли бы. Не хочу их туда пускать.
— Еще чего! — вскинулся Снейп. — Даже не думай об этом! Наша лаборатория, книги, теплица Нева. Твои овцы и альпаки. Да я даже на кухню эту кодлу пускать не хочу. У нас гости бывают из Миддлхэма, аббат часто заглядывает. Ты только представь того же племянника нашего короля… и Молли.
— Это она на тебя завыла? — спросила я.
— Нет, Минерва, она здорово сдала. Молли пока в ступоре, но это только пока. А вот ее дочь уже спросила у меня про Поттера. Там у всех каша в голове, и многие старые идеи не только никуда не делись, но и прогрессировали. А убивать как-то жалко. Вот не поверишь, просто жалко.
— Почему не поверю, — я пожала плечами, — это люди из твоего прошлого. Да и влипли они по полной программе. В общем, разбирайтесь сами, лишь бы под ногами не путались.
Снейп тяжело вздохнул. Но я ему ничем помочь не могу. Я только кости вправлять умею, а тут мозгоправ нужен.[/q]
Гуманисты, как есть гуманисты. И Варя, и брат Саймон Снейп.
Тема нехороших последователей Дамбигада продолжается и в разговоре с Гарри:
Гарри наконец вырвался из цепких лапок, выхлестал кубок вина и выругался. Сириус посмеивался. Мне стало любопытно, и я решила расспросить нашего адмирала.

— Барбара, — вздохнул мой старый друг, — это ужасно. И хорошо, что я Альбуса Северуса в Атлантиду отправил. У него и так еле-еле мозги на место встали.

— Все так плохо? — спросила я. — Басти говорил, что там полная каша в голове.

— Там все намного хуже, — вздохнул Гарри. — Я даже не догадывался насколько. Как хорошо, что мы всегда общались с окружающими и постепенно начали выходить в широкий мир. Конечно, нам было намного проще, мы же в Англии остались, нас тут за шпионов и недолюдей никто не считал. Они так и общались все эти годы только друг с другом и накручивали себя. Вспоминали борьбу с Волдемортом, битву при Хогвартсе, мирную жизнь. Праздничные обеды смаковали и мечтали. Похоже, что они уже реальность и свои мечты не разделяют. Саймон говорит, что они нас воспринимают предателями, а себя — героями.
— Может быть, еще можно что-то сделать? — спросила я. — Или осознание реальности будет страшным ударом?
— Смотреть надо, — ответил Гарри, — это все не просто. Да и я не по этой части. Мы с ребятами помочь готовы, но дело же не в деньгах.
— Они хотят замок, графскую корону, двадцать сундуков с золотом и это только для начала? — хмыкнула я.
— Примерно так, — Гарри ударил кулаком по столу, за которым мы сидели, — я им сказал, что если они будут поливать грязью моих друзей, то по простому дам в морду. Особенно, если будут говорить гадости про тебя.
Я пожала плечами.
— Собака лает, а караван идет. Так сказал наш египетский друг? Пусть тявкают.
— А я не намерен это слушать, — отрезал Гарри, — и я не предатель. Я англичанин и служу английскому королю, а не бегаю по кустам. И я адмирал королевского флота, а не мальчишка, которого можно отчитывать. И не позволю указывать, с кем мне дружить и на ком жениться. Барбара, ты не поверишь! Молли Уизли высказалась по поводу моей одежды.
— А мне нравится, — сказала я.
— Вот! — Гарри выдохнул и слабо улыбнулся. — Всем нравится, мне нравится. Главное, моей любимой жене и уважаемой теще нравится. А вот Молли Уизли не одобряет. И Джинни тоже. Рон недоволен моей дружбой с Драко. Близнецы просят денег. А Артур Уизли все удивляется, что здесь магглы неправильные.
— Не дают красть и стирать себе память? — спросила я.
— Могут на вилы поднять, — ответил Гарри.
Главная претензия Вари состоит в том, видимо, что Дамблдор, Уизли, Шеклболт и др. не пришли в Мортленд. Сужу я по таким цитатам:
— Не знаю, — честно ответила я, — ты же его лучше знаешь, я про него только в книжках читала, ну и фильм видела. Но тогда очень странно, что он так и не появился. Ведь нас найти было совсем нетрудно. Помнишь, как Басти с Тони моментально сориентировались?
— Ты прав, это их выбор. Господи, как вспомню, в каком виде к нам некоторые попадали! Как Невиллу плохо было, Люциусу. Девушки долго болели. Хагрид плакал. Антонин такой голодный был… А Том… Мы бы и этим людям помогли, конечно, но они пошли в Хогвартс.
То есть Антонин Долохов и Рабастан Лестрейндж какое-то время после попадания проработали на Маргарет «Бьюфорт», может быть, даже и год, но отъелись и пришли в себя только в Убежище. Без комментариев.
* * *
Между тем, за разговорами, подготовка к ритуалу закончена
Толпа собралась изрядная. Местом проведения ритуала выбрали большую площадку неподалеку от замка. По преданию когда-то давно тут бывали фэйри. Главы старых семей занимали свои места, чтобы поддерживать тех, кто будет вести ритуал. Отдельно держались валлийцы и корнуольцы. Было решено, что если все получится здесь, то следующий ритуал проведем в Корнуоле, а завершим все в Стоунхендже. По идее, это должно было усилить и Хогвартс.
Ирландские волшебники тоже прислали своих представителей. <...>
Лукрецию устроили в удобном кресле.
— Ты как себя чувствуешь? — спросила я, подложив ей под спину подушечку. — Справишься?
— Конечно, — она слабо улыбнулась. — Я должна быть вместе со всеми.
И это ружье висит на стене не просто так. Напомню, что Лукреция Борджиа — жена вариного сына, и беременна его ребенком.
Я заняла свое место по левую руку Дикона. Справа встала Энн. Королевские регалии доставили из Лондона. Мое платье отличалось отсутствием горностая, а на голову мне надели коронет, украшенный по ободку черными розами на серебряном поле.
За нами встали наши Три Солнца. Нэд — по центру, Джон — справа, Дик — слева. Местный епископ благословил присутствующих.

Ээээ... христианский епископ? Католический? Нет, мало ли, у христианских церквей монополии на слово «епископ» нет. Может быть, это был епископ какой-нибудь «Объединенной Языческой Церкви», я не знаю... Или «Церковь Матери-Магии». «Друидическая Церковь Британии»?.. Если у них в Йорке не архиепископ, а епископ, в Болтоне не приорат, а аббатство — явно же не Католическая церковь.
Том разговаривал со змеями. Они понятливо кивали и что-то шипели в ответ. Вот они скользнули вперед, пробуя воздух языками, и четко указали на небольшой пролом, из которого бил тонким ручейком родник.
Маги начали ритуал.
Церемония была полуязыческая. Люди просили прощения у своей земли за свою глупость и жертвовали плоды своих трудов. На землю лилось молоко, эль, вино, мед. Девушки в белых одеждах держали в руках хлеба и корзины с овощами и фруктами. Дикон от имени всей семьи опустил в родник золотой кубок полный вина. Пение стало громче, люди брались за руки, образуя круг. Родник вдруг засветился ярким серебристым светом. Маги и магглы опускались на колени. На ногах остались только мы, наши дети и священники.
Священники? Христианские священники? Или там какие-нибудь друиды со стрегами объединились в единую структуру с Родриго Борджиа во главе? А что в этом ритуале полу-языческого? Он, по-моему, целиком языческий.
В родник ударила молния. Потом еще одна и еще. Воздух потрескивал от огромного количества электричества. Все замерли. Пение стихло.
Свет, бьющий из-под земли, стал нестерпимо ярким. Перед нами оказалась светящаяся арка, из которой вышел единорог.
Толпа ахнула от восторга. Прекрасное животное несколько минут просто смотрело на людей, потом подошло к нам. Взгляд чуть раскосых глаз проникал в самую душу. Наверное, нас испытывали на чистоту помыслов.
Единорог обошел всех нас, потом вернулся и исчез в арке. Нам было видно, что там, за чудесным проходом, находится целая страна с холмами и вересковыми пустошами, реками и озерами. Вот в небе промелькнул дракон. Показались еще какие-то странные и непонятные животные.
Сияние потускнело, и проход закрылся.
— Туда идти нельзя, — тихо проговорил Рабастан, когда все пришли в себя, — там время по-другому течет. И вообще, то место не для людей. Но нас простили, это главное.
То есть магия и вот этот ритуал связаны с т. н. «жителями холмов», с фейри, эльфами, сидами и пр. из фольклора Британских островов? Это они дают магию?.. Это перед ними люди должны были просить прощения?
— Они простили нас, — благоговейно проговорил валлийский маг.
Египтянин, помогавший с расчетами, улыбался.
— И что будет теперь? — спросил Дикон.
— Надо проверить, что с магией, Ваше Величество, — ответил Рабастан, — а постепенно волшебные создания начнут выходить в наш мир. Теперь важно не обмануть их доверие.
— Я издам указ, чтобы никто не смел под страхом смертной казни дурно обращаться с этими существами и чудесными созданиями, — тут же сказал Дикон, — Господь простил нам прегрешения наших предков, но не стоит испытывать его милосердие.
Господь? Вернул магию? Открыл холмы? Приказал «фейри» простить людей? Или это «жители холмов» упросили бога простить людей? Но ведь мало того, что этот вот фольклор про «холмы» имеет корни в язычестве, но даже в язычестве все эти фейри — не добрые персонажи. И никогда не делали блага людям, по крайней мере, сознательно, а только руководствуясь своей, абсолютно «иномирной» логикой. Когда я писал, что запутался, вот здесь , я не думал, что могу запутаться еще больше. Мне нечего добавить к тому, что написано в том посте.
И тут раздался детский плач. Дик бросился к жене.
— Лукреция! Что?!
— Мальчик! — с довольной улыбкой сказала повитуха. — Очень легкие роды, ваша милость, познакомьтесь с сыном.
Дик бережно принял из ее рук новорожденного младенца. Лукреция счастливо и устало улыбалась. Господи! Как же хорошо, что все получилось. Вот и я стала бабушкой. Довольный дед тут же пошел знакомиться с внуком.
Люди оживленно переговаривались.
— Ребенок родился во время благословения! С ним вернулась магия! Это тоже знак прощения для нас! Внук короля! Сын чудотворца! Да и его бабка людей лечит!
Дик торжественно по всей форме признал, что это его сын — плоть от плоти и кровь от крови. И передал ребенка Ричарду.
— Здравствуй, внук! — улыбнулся король. — Надо бы сразу и окрестить, раз такое дело.
Окрестить. После магически-языческого ритуала.
Валлийские маги двинулись вперед. Начинается…
— Надо бы два имени дать, — сказала я, — родители хотят Ричардом назвать, но ведь родился в Уэльсе.
— Будешь крестным моему внуку? — спросил Дикон у главного мага Уэльса.
Тот опустился на колени.
— Это честь для всех нас, Ваше Величество.
Вот. У Вари родился внук, все решили, что, раз он родился в Уэльсе, то ему надо дать имя «Оуэн». Король тут же говорит, что пожалует ему титул графа Пемброка. И это, конечно, не вызывает никаких проблем... ну хотя бы с семьей Гербертов. В РИ графом Пемброком был Уильям Герберт. До 1479 года, когда Эдуард IV добровольно-принудительно обменял его титул на титул графа Хантингтона (доходы от него были ниже, чем от титула Пемброка). Графом Пемброком Эдуард IV сделал своего наследника. Герберты были очень влиятельной семьей в Южном Уэльсе, и хорошие отношения с ними очень много значили для поддержания порядка в регионе. Когда Ричард III узурпировал трон, он не вернул Герберту титул графа Пемброка, но, во-первых, выдал за него свою незаконнорожденную дочь Кэтрин, во-вторых, начал выплачивать ему по 1000 фунтов в год (что удвоило его доходы), в-третьих, назначил его на несколько важных должностей в Уэльсе.
В ИГПВП Кэтрин тоже выдали замуж за Уильяма Герберта (Варе он не понравился, но гороскоп был очень хороший, и она не стала высказывать своих опасений). И граф Хантингтон не высказал недовольства или опасений, что его влияние в Уэльсе в перспективе уменьшится? Ни малейших.
У Вари вообще, как всегда, все хорошо. Вот, например, она Островом Святой Варвары не управляет — а доход имеет, и колония развивается.
Так что мы оставались монополистами. Торговлю же с колониями прибрали к рукам Люциус и Эдгар с компаньонами. Паи в компании были у меня, Энн, Дикона и других членов королевской семьи. Представители знатнейших семей Англии и Бретани, а так же самые богатые купцы стояли в очереди, чтобы получить возможность поучаствовать в этом выгодном деле. Кроме нас что-то получали только в Риме, благодаря церковным сборам и дипломатическим и родственным подаркам. Получить от короля островок или любой клочок земли в далекой стране было заветнейшим желанием огромного числа людей. При этом приток поселенцев был под строгим контролем. Не знаю, сколько продержится эта система, но пока она работала, принося большую прибыль.
Да, Варя контролирует отъезд людей в Атлантиду, чтобы не было, как в позднесоветском анекдоте. Просыпается Варя, а в ее лондонской резиденции — никого. Выходит на улицу — весь Лондон пустой. Объехала королевские резиденции — там тоже ни души. Достает сквозное зеркало, связывается с королем. «Ну как дела?» - спрашивает ее Ричард. «Да вот, - говорит Варя, - не могу понять: это что, получается, только мы с тобой в Англии остались?» «Нет, - отвечает Ричард, - это ты, Варя, одна в Англии осталась».
Отъезд в Атлантиду жестко контролруется, при том, что в прошлых главах нам рассказывали, как туда собираются отправлять и всех сирот, и тех, у кого накопились большие долги,
А тогда таких в Англии полстраны было. В начале пятидесятых граф Уорвик, например, вынужден был списать долги чуть ли не всем своим арендаторам в Уэльсе. Несколько тысяч человек.
и чуть ли не половина Йоркшира уже уехала... Как это сочетается, я не понимаю.
И, конечно, когда Дамбигад, Уизли, или, там, «Лиз» Вудвилл и ее мать Жакетта пытаются монополизировать место рядом с королем, или устроиться на теплом месте при клане МакАльпинов, то это несправедливо и жажда халявы. Когда друзья Вареньки Люциус и Эдгар (отец Панси Паркинсон-Поттер) монополизируют торговлю с Атлантидой — это очень правильный и полезный для государства поступок.
Купцы тоже смирно стоят в очереди. Купцы Лондона, главного города королевства. Купцы Бристоля, которые в РИ были главными инвесторами в поиски новых земель в те годы (Бристоль был вторым по значению экономическим центром в стране). Купцы Йорка, которые очень тесно были связаны с Ричардом III и его ближайшими соратниками, тоже ничего не сказали. И купцы Кингс Линна, которые были естественными союзниками йоркских купцов во всех экономических спорах, тоже ничего не сказали. Никому.
* * *
Вернемся к ритуалу. Вернее, к тому, что происходило после. Для начала, у всех прибавилось магии и жизненных сил:
— Барбара, — обратилась ко мне Гермиона, — ты не могла бы Дика попросить, чтобы он профессора МакГоннагал посмотрел? Мне кажется, что у нее серьезные проблемы с сердцем.
— А что, Дик тебе отказал, что ли? — удивилась я.
— Да я вас с Гарри увидела…
— Ладно, сейчас попрошу. Мне тоже интересно.
Дик, разумеется, тут же согласился помочь. Да и любопытно ему было.
— Вот, ваша милость, — нас провели в небольшую комнатку, где на узкой кровати лежала изможденная женщина, — помогите, пожалуйста. Это Минерва МакГоннагал, когда-то давно я у нее училась.
Дик улыбнулся пациентке.
— Добрый день. А что же вы к нам в Убежище не пришли? Мать и брат Саймон вам бы еще когда помогли. Давайте посмотрю.
Под его руками появилось сияние. Ого! Еще и силы возросли. Надо и самой себя проверить.
Бывший декан факультета Гриффиндор изумленно уставилась на моего сына. У нее даже слабый румянец на щеках появился. Она замерла… и вдруг превратилась в кошку.
— Ой! — отдернул руки Дик. — Это я ее так?
— Она анимаг, — сказала Гермиона, — как Сириус. Как раз мне пожаловалась, что давно не получалось превращаться. Надо же!
— Да? — Дик осторожно протянул руку кошке, а потом почесал ее за ухом. — Как интересно! Рад, что смог помочь. Вы обратно превратиться можете?
МакГоннагал превратилась.
— Большое спасибо! — пробормотала она. — Это… это чудо! Вы… Ох, я себя давно так хорошо не чувствовала.
— Все будет хорошо! — подмигнул ей Дик.
И мы с ним отправились восвояси.
— Это граф Ратленд, — услышала я тихий голос Гермионы, — он целитель. Что? Да, сын короля и леди Мортленд.
Вот. И Минерва Макгонагалл скоро перевоспитается под чутким руководством Гермионы.
Ночью я долго не могла заснуть. Дикон давно спал. И, по-моему, он сперва заглянул к Энн. Неплохо ритуал подействовал, но я только за, если что.
То есть Ричарда III теперь хватает на двоих женщин за ночь, и это в 45 лет или сколько ему там. А «Энн» теперь тоже может... ээээ... исполнять супружеский долг без переутомления. Все из-за благословения эльфов. И крови Мелюзины.
* * *
Потом приходят еще попаданцы.
— Ой, тут, наверное, кино снимают, — вдруг услышала я, — про Средние века. Как интересно!
Гарри издал какой-то странный звук и медленно обернулся. А это еще кто? Белобрысый подросток в нелепой одежде держал в объятиях огромного рыжего кота с совершенно бандитской приплюснутой мордой.
— Криви?! — выдохнул Драко.
— Тоже волшебник? — уточнил Дикон.
— Ой! — взвизгнула Астория. — Профессор Флитвик!
Из-за деревьев появился смешной человечек маленького роста и две немолодых женщины тоже в нелепых одеяниях.
— Точно! — сказал Люциус. — Ваше Величество, это наши, сейчас разберемся. Господи, а это что за чудовище?
— Кот Гермионы, — ответил Гарри.
— Тот самый, про которого она рассказывала? — обалдел Дик. — Ничего себе кот!
Наши маги бросились к пришельцам, чтобы они ничего не ляпнули и не испортили тем самым свое будущее существование в нашем мире.
Вообще-то, даже немного странно, что у нас давно не было пришельцев, а теперь вдруг сразу несколько. Конечно, это могло быть связано с очень мощным ритуалом. И черта я больше не увижу, спросить не у кого. Но если подумать…
Да, и «кот возвращается к хозяйке», как и было обещано в названии. В последней главе перед эпилогом. Зачем? Точно уже низачем, просто, чтоб были.
* * *
А еще, конечно, происходит трогательное прощание с чертом.
— А я думала, ты про меня забыл, — сказала я.
— Забудешь про тебя, — фыркнул он, — чудо без перьев. Но я тебе благодарен. Кстати, ты угадала насчет того, что это я когда-то по дурости дал людям этот хроноворот. Молодой был, глупый, за это меня и наказали. Должен был исправить реальность или создать параллельную, но на меня навесили кучу ограничений. То есть, получить хроноворот обратно я мог только при помощи людей. Но заколдовывать их, чтобы они просто принесли его, мне запретили. Что я только не перепробовал! Не поверишь, всегда перевешивала людская глупость и желание что-то получить для себя, используя хроноворот.
— И что теперь? — мне было очень интересно.
— Что? Все нормально будет. Хочешь обратно?
— С ума сошел! — чуть не заорала я.
— Шучу! — тут же ответил он. — И понимаю. Любимый мужик, сын, внук, вообще весь этот выводок, с которым вы втроем возитесь. Куча интересных занятий и проектов. Да и вообще… Власть, слава, богатство. А там ничего такого.
Это у них уже такая inner joke: черт спрашивает, не хочет ли Варя обратно, она отвечает, что не хочет. Она вообще ему еще в 23 главе сказала, что уже стала англичанкой:
Я не знаю, как бы пошли дела у нашего короля в другой реальности, если бы не случился тот удар в спину, но Дикон всяко принес бы стране много пользы. А здесь и мы поможем.
— А ведь ты даже не англичанка, — напомнил черт.
— Теперь уже, наверное, англичанка, — вздохнула я, — здесь все, кто мне дорог, кого я люблю. И к болотам Йоркшира я прикипела не меньше, чем к ингерманландским.
— Бывает, — согласился черт,
Первый и единственный раз, когда мы что-то узнаем про прошлое попаданки. Попаданка, значит, у нас из Санкт-Петербурга... или Ленинградской области?.. Она русская или просто живет там? А какого она возраста? А чем занималась до попадания? А у нее была семья? Все равно как-то как-то маловато информации.
Ну и «англичанка». Она и всю 23 главу повторяет, что англичане «торгаши и разбойники». И позже тоже. Вот, например, в 27 главе, когда король и двор выслушивают посланника египетских магов:
Переглядывались уже все. У нас, хоть тот же Люциус и является опытным дипломатом, все же такие игры не в ходу. Конкретику предпочитаем. Англичане — торгаши и разбойники, на них красивые речи не действуют, а мы с Антонином тут уже давно прижились.
Конечно, бывает «странная любовь» к своему народу и своей родине, но мне казалось, что, когда любишь — не презираешь. Ну и «торгашество» - вполне достойное занятие. Достойнее, чем паразитировать на любовнике (не только материально) и убивать мужа кочергой. А единственный персонаж ИГПВП, который демонстрирует повадки разбойника — это сама Варя. Один захват Тауэра чего стоит.
* * *
Но вернемся к прощальному разговору с чертом.
— Спасибо! — выдохнула я. — Слушай, а все, что мы сделали, не похерят? Жалко же!
Он хмыкнул.
— Кое-что похерят, конечно, но немного. Лет через двести волшебники все-таки уйдут в подполье. Колониями поделиться придется, но самые лакомые куски останутся за Англией. Бретань и часть Нидерландов войдут в федеративное государство. И Шотландия с Ирландией присоединятся. От Франции еще кусок откусите. Благодаря вам крови больше не будет, как и голода, и эпидемий. И того, чего ты так боишься тоже. От Реформации никуда не деться, но вы, во-первых, сильно подняли авторитет Рима, да еще одного из самых одиозных пап устранили, а, во-вторых, маги сумеют обуздать фанатиков с обеих сторон. И крови меньше прольется, и твои любимые культурные ценности не пострадают. Но это в общих чертах, подробности я тебе рассказывать не буду, а то неинтересно станет.
От Франции еще кусок откусите, но крови больше не будет, да. И одного из самых одиозных пап устранили, а самого одиозного раздули до таких размеров, какие ему в РИ и не снились даже. Но крови не будет. Совсем-совсем не будет.
— Амулет вернуть? — спросила я.
— Давай, — кивнул он, — и получишь ты свой подарок, чучело. Поделитесь вы с Ричардом силой и годами жизни с Энн. Вы слишком связаны друг с другом, чтобы расставаться. А теперь прощай!
— Прощай! — улыбнулась я, почувствовав на мгновение, как на груди проявился и снова исчез амулет. А потом в воздухе растаял и мой визитер. Окончательно.
А еще Варя думает, что все сложилось очень удачно благодаря Снейпу. Правда, не благодарит его даже в мыслях.
Помнится, при подписании контракта, черт сказал, что я могу выбрать первого героя, с которым встречусь. И я выбрала Снейпа. Могло ли это как-то определить дальнейший состав команды? Хм… а очень даже может быть. И какой вариант развития событий мы бы получили? Что-то мне подсказывает, что с Дамблдором точно не стоило связываться. Тот вполне бы мог полезть в Мерлины при короле Артуре, так сказать. И манипуляции нашего брата Саймона в начале нашего сотрудничества показались бы мне отеческой заботой. Старик очень потребительски относился к своим сторонникам. Меня бы он просто в марионетку превратить постарался. Тот самый вариант, про который они с Молли рассуждали. Покорный проводник идей в койке сперва у герцога, а потом у короля. И все пошло бы наперекосяк, я уверена. Снейп понял, что в фокусе были мы с Диконом, и смирился с этим. Дамблдор не смирился бы никогда. Не было бы у нас никакого Убежища.
Ладно, этого уже никогда не будет, но очень может быть, что из-за моего изначального выбора Снейпа команда и подбиралась. Без Гарри бы точно не обошлось, он фокус того, погибшего мира. А вот остальные… Снейп передал информацию Люциусу, тот готовил Драко, за Драко потянулась Пэнси. И так далее. Потом мы призывали родню. Невилл… Его могло притянуть к Гарри, как второго Избранного.
Дальше все идет своим чередом. Ричард III со своим двором Варя с королем Ричардом III и своим двором куда-то там еще отправляется, посетить какие-то замки, провести еще один обряд, понаслаждаться народным восхищением.
Жизнь продолжалась…
говорит Варя. Слава Богу, мы больше не увидим, как продолжается ее жизнь. Остался только эпилог.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 53
Уста Саурона Онлайн
2 мая в 11:16
Всех, кто празднует, с Пасхой!
Уста Саурона Онлайн
1 мая в 10:07
ИГПВП, издание 2. Главы 26-28. Все ангелы в запое, я не помню кто где.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда #упрт

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Теперь я расскажу о том, что еще происходит в последних главах (исключая 29 и эпилог) с разными персонажами, ведь вам это так интересно (хыхыхыхы).
Во-первых, мама Ричарда III дает денег на филиал монастыря на Острове Святой Варвары.
сказала мне леди Сесили, — а вы молодцы! Что там с монастырем и миссией? Мой сын сказал, что отправил отчет в Рим.

— Я дала разрешение на основание монастыря, — ответила я, — и хочу помочь деньгами. Нужно многое закупить. Вроде бы, на соседнем большом острове есть железо, но его не просто добыть. Так что пока все придется отправлять из Англии. И они там очень скучают по нашей еде.
Леди Сесили важно кивнула.
— Я сделаю вклад в этот монастырь, — сказала она, — это очень хорошее дело.
— Благодарю вас, миледи, — улыбнулась я, — ваша помощь для меня много значит.
Понятно, что наша с Энн, скажем так, свекровь хочет обеспечить себе заупокойные молитвы, но то, что она выбрала для этих целей монастырь на моем острове, тоже кое-что значит. Она тут и в первых рядах тех, кто осваивает новые земли, окажется, и мне поддержку выкажет. А это хорошо.
А потом она умирает. А что? Пожертвования в монастырь сделала, Варю своей невесткой признала, враги все побеждены — зачем еще она нужна? К тому же, она в последнее время «здорово сдала». Еще, может, надо было исцелить ее?..
а мне пригласила к себе леди Сесили.
— Я скоро умру, — начала разговор она.
— Хотите, я попрошу Дика, чтобы он посмотрел? — тут же предложила я.
Она покачала головой.
— Я давно живу и устала от жизни, — сказала она, — да и лекарства от смерти еще не придумали. Не стоит гневить Господа, цепляясь за этот мир, он и так был очень щедр ко мне.
Мы немного помолчали. Служанка подала вино и сладости и ананасовый ликер из Болтона.
— Ты же понимаешь, что я не хотела тебя убить? — неожиданно спросила леди Сесили.
— Вы о маковом отваре в вине, миледи? — переспросила я. — Конечно, понимаю. Вы не хотели, чтобы я сбежала, и не знали о возможных последствиях.
Она поджала губы.
— Мой сын хотел, чтобы я перед тобой извинилась, а потом сказал, что ты отказалась от этого. Что не хочешь моего унижения.
— Мне это было не нужно, — ответила я, — вы не обязаны любить меня. Но вы мать мужчины, которого я люблю, и бабушка моего сына. И с этим ничего не поделаешь.
— Как и с тем, что мой сын любит тебя, и что ты мать моего внука, — тихо проговорила вдовствующая герцогиня в праве королевы, — я все-таки хочу извиниться перед тобой.
— Спасибо, миледи, — ответила я, — я давно вас простила.
— Энн — хорошая жена для короля, — продолжила леди Сесили, — а вот жена Эдварда… Та любила ткнуть всех в нос своей короной, хотя понятия не имела о многих важных вещах. Ничего, муж отплатил ей за все — изменами и пренебрежением. И осталась она без ничего. А ты не такая, хотя тоже незнатного рода.
Я улыбнулась. Надо же, она сравнивает меня со своей невесткой.
— Глупо устраивать войну в кругу семьи, — заметила я, — а минутное торжество из-за чьего-то унижения не стоит возможной многолетней вражды.
— Да, — согласилась леди Сесили, — это так.
Все-таки жалко, что она умирает. Без нее что-то уйдет из нашей жизни. И это не только контроль за строгим следованием церемониям.
Не знаю, что она чувствовала, когда Эдвард расправлялся с ее родней, как пережила смерть Джорджа и Изабель. А ведь до этого были головы ее мужа и сына, надетые на колья. Голову герцога Йоркского, бывшего Лорда-Протектора и наследника престола, глумливо украшала бумажная корона. Довелось ли ей пережить насилие, когда в замок Ладлоу ворвались сторонники Ланкастеров? Я была уверена, что об этом упомянул Дикон, когда говорил нашему сыну, что не смог защитить свою мать. Она потеряла почти всех, но хоть младшего сына и нескольких внуков мы ей спасли.
Она тихо ушла через неделю после этого разговора. Просто не проснулась. Согласно завещанию, ее похоронили рядом с мужем, положив в гроб запечатанную индульгенцию, которую она давным-давно испросила у папы. В чем она каялась? Какой грех отмаливала? Кто знает…
Все свои земли она завещала Ричарду. Крупная сумма денег была отложена для монастыря на моем острове. Большая часть драгоценностей отошла Энн, а мне досталось потрясающей красоты ожерелье из ажурных золотых пластинок, украшенных по центру драгоценными камнями. Даже представить страшно, сколько оно могло стоить. Королевское ожерелье, достойное «гордячки Цисс». И королевский подарок.
— Я не смогу его надеть! — пробормотала я, когда мне передали шкатулку с ним.
— Думаю, маме было бы приятно, если бы ты иногда надевала его, — ответил Дикон.
Пришлось пообещать носить.
На какие только жертвы Варя не пойдет ради любви к Ричарду III!
Кто там еще умер?.. А, «Лиз» Вудвилл, мать «принцессы Эдуарды».
Из обители Болье пришло известие о смерти бывшей королевы. Похоже, что больше всего ее подкосили обида и злость. Люди частенько сравнивали двух братьев-королей и их королев. Надо ли говорить, что Эдвард по всем статьям проигрывал Ричарду, а Элизабет — Энн. Да и ко мне англичане относились с большой симпатией, ведь мы с сыном лечили людей. Все дети Дикона пользовались большой популярностью, как, впрочем, и племянники с племянницами.
Еще одна женщина, которую Варя лишила всего, даже возможности общаться с детьми, не один раз унизила и упекла в монастырь.
Кстати, в этом она даже жестче реального Ричарда III. Он в конце концов с вдовой брата примирился, и с дочерьми видеться не запрещал.

Но подкосили «Лиз» обида и злость, непонятно откуда взявшиеся. То есть, понятно, конечно. От зависти к Варе.
Что Варя говорит по поводу смерти леди Сесили (на самом деле, она могла бы сказать это по поводу любой смерти в ИГПВП)?
Похороны и траур это всегда грустно, но жизнь продолжалась.
Вот жизнь и продолжается. Варя планирует свадьбы и брачные союзы. Для всех, от дочерей той же «Лиз Вудвилл» и до детей иностранных союзников Вари. Не советуясь с королем, по желанию своей левой пятки либо руководствуясь приблизительным предзнанием истории из прежней вреснной линии... Я даже запутался, кого с кем женят и зачем это нужно, но гороскопы у всех благоприятные.
Это был настоящий дурдом. Все вертелось, крутилось. Все время что-то происходило. Ужас просто! Сообщили о беременности Лукреции. Кэтрин отправилась в Рим. Очень оперативно прислали портрет Шарлотты. С ума сойти можно. Как бы выскочить из этого беличьего колеса! Иногда хотелось забиться в угол, зажмуриться и заткнуть уши. И, похоже, не только мне.
Так закрутилась, так закрутилась!.. Свой остров на Карибах есть — она им не управляет (им похоже, управляет триумвират из Сириуса Блэка, Хагрида и Тома Риддла), Мортленд фактически отдан в управление брату Снейпу и Гермионе,
Они, кстати, с братом Снейпом там давно уже сожительствуют. При этом брат Снейп так и остается монахом. И никому нигде не жмет. А, что это я? Там никому мужеубийство, захват Тауэра и сожженные флоты иностранных государств никому не жмут.
с последствиями своей авантюры похода против пиратов с Средиземноморье разбираться не хочет... но закрутилась-завертелась, так часто картошечку ест и организует чужие свадьбы, что даже минуты лишней нет!..
Гыгы, даже персонажи устали от активности Вари в устраивании чужих браков. Джон, бастард Ричарда III [не от Вари] по примеру своего отца решил постичь дзен:
Король Наварры предложил нам женить Джона на своей сестре Шарлотте. Я смутно помнила, что в прошлой реальности, ей достался Чезаре Борджиа. <...> Это могло быть интересно.
Джон ко всему этому отнесся с полнейшим пофигизмом.
— Надо, так женюсь, — пожал он плечами, — только надеюсь, что жена будет не очень страшная.
Дикон даже малость обалдел. Нет, с одной стороны его порадовало, что сын не устроил демонстраций, с другой же, такое наплевательское отношение несколько настораживало.
— Тебе действительно все равно? — спросил он.
Джон еще раз пожал плечами.
— Да у меня столько дел, что мы разругаться просто не сможем, — пояснил он свою позицию, — а к делу ее быстро пристроят, скучать не придется. Ну, а если вдруг страшная будет, то как мне с ней… В общем, пап, если ты считаешь нужным, то пусть приезжает.
Мы с Энн даже дара речи лишились. Это как же у нашего романтика такой практичный пофигист уродился? И ведь росли все вместе. Откуда что берется?
Но гороскоп мы заказали, в любом случае не помешает.
— Джонни, — осторожно спросила я его, — ты серьезно? Мы тебе счастья желаем. Да и принцесса всего самого лучшего заслуживает.
Так как у вас с отцом, у меня точно не получится, — ответил он, — мне бы чего попроще. Но обещаю принцессу не обижать.
Ыхыхыхыхы
* * *
Еще Варя занимается вопросами призрения.
не презрения, а призрения. В случае Вари это важно подчеркнуть.
Начинается все с невероятно удачного и победительного рейда в Средиземное море.
мы привезли с собой детей, которых отбили у работорговцев. Среди них есть христиане, а есть и те, кто о себе ничего не помнит. Их готовили для продажи в гаремы. Не бросать же.
— Вы правильно сделали, — тут же сказала Энн.
— Да, — кивнул Дикон, — мы позаботимся об этих несчастных. Это мой долг, как христианина и короля.
Похоже, что у нас будет приют, но я только за. Эти дети, кем бы они ни были, заслуживают лучшей доли, чем стать секс-игрушками. Конечно, какое-то время они жили бы в роскоши, но как только повзрослели бы, их судьба была предрешена. Да и коротка жизнь у таких бесправных обитателей гаремов.
Архиепископ Кентерберийский и епископ Лондона кивнули.
— Это богоугодное дело, лорд Малфой. И оно зачтется вам с лордом Поттером. Я сейчас же распоряжусь, чтобы детей разместили в убежище при Вестминстерском аббатстве и обеспечили всем необходимым.
Вот и дело для Энн, а возможно и для Гермионы. Очень достойное приложение сил и средств.
В мире ИГПВП слово «убежище» значит не то же самое, что в реальной Англии того времени. В Англии того времени церкви были убежищами для преступников, где те могли укрыться на 100 дней и не подлежали выдаче властям. По истечении ста дней их либо арестовывали, либо они соглашались добровольно покинуть пределы королевства. Укрываться можно было в здании церкви, но не на территори церкви. Если человек, например, решил бы зайти в дом священника, который жил при церкви, его могли арестовать. Ланкастерские командиры после битвы при Тьюксбери сидели именно в церкви Тьюксберийского аббатства, так как на всей остальной территории монастыря они защитой не пользовались. Поэтому в «убежищах» не было никаких убежищ. Никаких общежитий, гостиниц и т. д. Подкармливали такого человека местные священники/монахи, либо прихожане.
В стране было только шесть мест, в которых люди могли укрытваться бессрочно, и вся территория которых давала убежище. Вестминстерское аббатство было одним из таких мест. Поэтому там в то время был один из самых криминальных районов города. Профессиональные преступники при появлении шерифа просто перебегали на территорию аббатства. В мире ИГПВП убежище — это именно полноценное убежище, которое принимает всех, где людям предоставляют «стол и кров» и т.д.
Это дело для Гермионы, распорядилась Варенька. И Гермиона взялась за дело. Варя даже обсудила это с аббатом Болтонского монастыря.
Вообще, в РИ в Болтоне было не аббатство, а приорат, то есть, как раз, «филиал» аббатства, либо же монастырь, в котором количество монахов было меньше двенадцати, чтобы стать аббатством юридически. То есть в РИ монастырь в Болтоне вряд ли смог бы открывать филиалы где-либо. Но это мир ИГПВП. Нет, может быть, конечно, Варя помогла Болтонскому монастырю стать аббатством, но в тексте ничего об этом нет. Да и как бы посмотрел на это Джон Скруп, барон Скруп из Болтона, ведь монастырь, как понятно из его титула, находился рядом с его землями. А Джон Скруп — тоже друг и один из самых верных соратников Ричарда III. Я бы посмотрел на эти политические игрища вокруг Болтонского монастыря. Но тут мир ИГПВП, Варе ничего не угрожает.
— У дамы Гермионы теперь такое важное дело, — сказала я.
— Да, — кивнул аббат, — бедные дети. Всякое в жизни бывает, на свете хватает грешников, но вот так невинные души уродовать — это против всех божеских и человеческих законов идти. Мы всей братией молились за исцеление душ этих детей. И во многих других монастырях и храмах тоже молебны прошли.
— В Писании сказано, как Христос заботился о детях, — вздохнула я.
— Именно, дочь моя, именно. И я о том же в проповеди сказал. И епископ в Йорке тоже.
В Йорке был архиепископ, и Йоркская кафедра считалась главной над всей английской церковью на севере Англии. Но в мире ИГПВП в Йорке просто епископ. Я согласен с мнением, которое мне высказывали в комментариях, о том, что это не баг, а фича, и Заязочка в ИГПВП просто показывает другой мир, в котором некоторые названия и имена почему-то схожи с нашими.

Дама Гермиона хочет и о других сиротах и детях бедняков позаботится. Очень достойное дело.
Понятно, что дети вырастут, а приют останется. Мир так устроен, что в нем всегда будут нищие и голодные, как и никому не нужные дети. Пусть лучше получают образование и старт в жизни, чем идут в криминал и на панель. Всех не спасешь, но хоть кто-то шанс получит. Гермиона с ее отличной памятью и возможностью пользоваться Омутом Памяти лучшие наработки из будущего привлечет. Да и собственные у нее точно имеются, как и приличный опыт. Так что из скромного приюта Энн вполне может получиться очень серьезное и уважаемое учебное заведение.
Энн во все это не вникала, она занималась своим приютом, для которого Дикон выделил землю. Там строили удобное здание, а Гермиона согласилась разработать Устав и программу обучения.
— Эти дети ни в коем случае не должны чувствовать себя вещью, Ваше Величество, — говорила она, показывая свои записи, — ведь для того, чтобы они оставались покорными игрушками своих хозяев, из них выбивали все. И в первую очередь — достоинство. Вернуть им его будет непросто. Они должны снова почувствовать любовь Господа и научиться доверять людям. Думаю, что придется работать с каждым по отдельности. Так можно будет и способности выявить. Вдруг найдем талантливых ученых или художников? Да и просто образованные люди пригодятся и в Англии, и в Атлантиде.
— Да, — Энн внимательно изучала записи, — тем, кто поедет в Атлантиду, можно будет дать подъемные и приданое побольше, чем тем, кто останется в Англии. А учителей вы где найдете?
— Братья-доминиканцы обещали помочь, — ответила Гермиона, — у них большой опыт по организации школ. Хотя дети с такими душевными травмами к ним раньше не попадали. Я уже обсуждала с ними свою программу, они согласны сотрудничать.
Ясно, что братья-доминиканцы больше слушали Снейпа, но Гермиона — это серьезно. И Устав Королевскому Совету будет представлять она. Удачи ей. Я верю, что у нее все получится.
В [реальной] истории Британской империи уже была одна такая программа, когда сирот спасали от худшей участи путем переселения в колонии. Она привела к таким злоупотреблениям и абьюзу детей, что правительства Великобритании и Канады несколько лет назад извинялись за нее, и, если не ошибаюсь, даже платили компенсации. Но у Вари все будет по-другому, я верю.
* * *
Еще Драко и Гарри занялись судьбой своих-не своих детей: Альбуса Северуса и Скорпиуса, которых волшебники-попаданцы призвали в мир ИГПВП, чтобы отобрать у них хроноворот:
Это, правда, 25 глава, но мне все равно.
Наконец я отловила Гарри и смогла задать интересующие меня вопросы. Мой друг тяжело вздохнул и по старой привычке взлохматил волосы.
-Тяжело, — ответил он, — даже не знаю, что делать. Мне очень жалко Ала, но чем я могу ему помочь? Ведь на момент, когда я провалился в прошлое, его и на свете не было. Я и женат не был, учился, разбирался с делами. Не знаю, как я умудрился на Джинни Уизли жениться, но дело не в этом.
— Ты для него чужой человек с внешностью его отца, — сказала я.
— Да, — кивнул Гарри, — я сразу ему все объяснил. Сказал, что раз уж у нас есть общая кровь, то я о нем позабочусь. Научу чему надо, введу в этот мир. Предложил помогать нам с Драко, разумеется, полностью обеспечил. А он… А тут еще и Джеймс с Барбарой.
Джеймсом и Барбарой звали детей Гарри. Я была крестной его дочери. Сына крестил Драко. Бедный Альбус Северус еще и в любящую семью попал, где ему не было места.
— Может, его в Мортленд отправить? — не очень уверенно предложила я. — А то еще выкинет что-нибудь?
— Да, только это и остается, — печально согласился Гарри, — вся надежда на Саймона и Гермиону. Но как же это все…
«Грустно, неправильно и даже противно», — продолжила про себя я. Другой Гарри, в которого наш так и не превратился, оказался очень плохим отцом. А расхлебывать нашему. Такова жизнь, ничего не поделаешь.
— А у Драко как дела? Не знаешь?
— Тоже тяжело, — ответил Гарри, — ты же понимаешь. Скорпиус тихушник, как и Ал. И тоже к жизни не приспособлен. А тут такой удар. Он быстрее понял, что они фактически убили всех своих близких, теперь винит себя. Был бы религиозным парнем, ушел бы в монастырь грехи отмаливать, причем с каким-нибудь самоистязанием. Вот ему точно влияние Саймона необходимо.
Да уж, остается надеяться, что наши справятся. Опыт уже есть. Жалко ребят.
— Я им про черта рассказывать не стал, — продолжал Гарри, — и Драко тоже. Вроде как мы просто попали сюда, а раз будущего все равно уже нет, то и решили тут обосноваться. Ну и призвали, кого смогли. А то слишком много всего объяснять надо. Да и вообще… Зачем им наши секреты?
Секреты точно незачем, слишком много скользких моментов. Может быть, со временем что-то и можно будет рассказать, кто знает, но пока ребята оставались фактором риска. Клятвы клятвами, но человек с расшатанной такими приключениями психикой может и на верную смерть пойти, если будет считать, что таким способом выводит на чистую воду преступников, искупая тем самым свою вину. Пусть в Мортленде сидят.
В общем, все как всегда. Понимание, сочувствие, помощь в интеграции в новый, непривычный мир. Что может пойти не так? Ничего. Это ИГПВП, и все действия Вареньки останутся без последствий, как и до этого.
* * *
В общем, это более-менее все. Про всё, что важно, я рассказал, следущими сериями — разбор 29 главы и эпилога.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 69
Уста Саурона Онлайн
1 мая в 08:48
Всех поздравляю с Первым Мая! Будь они хоть коммунистами, хоть неоязычниками, хоть аутентичными кельтами!
Показать 7 комментариев
Уста Саурона Онлайн
30 апреля в 23:17
ИГПВП, издание 2. Главы 26-28. Дамбигад.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда #упрт

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Дамблдор для Вари в чем-то подобен картошечке. В том смысле, что Варя вспоминает о нем очень рано. Нет, не во второй главе, конечно. В третьей. Когда объясняет брату Снейпу, что случилось во время битвы за Хогвартс после того, как его укусила Нагайна:
— Там что-то странное было, — ответила я, не забывая вместе со Снейпом создавать видимость бурного копания в сундуке. — Поттер просмотрел ваши воспоминания и пошел умирать от руки Волдеморта. Добровольная жертва.
Снейп кивнул.
— А потом он побывал на призрачном вокзале Кинг-Кросс, пообщался с Дамблдором, воскрес и убил Волдеморта. И началась счастливая мирная жизнь. Гарри женился на Джинни Уизли, обзавелся тремя детьми. Среднего назвал Альбус Северус.
Но когда Варя всерьез начинает заниматься поисками хроноворота, у нее появляется главный подозреваемый:
— Раз магия все равно сбоит, — заметил Снейп, — то тут тоже было что-то, но остается только гадать. Другое дело, что местные маги должны знать о том, чем чревато использование этого артефакта. Наверняка он запечатан на кучу замков и заклинаний.
— Использовать такую гадость может только пришелец, — заметила я, — кто-то очень самоуверенный.
— Мне кажется, что где-то бродит Дамблдор, — вздохнул Снейп, — это на него похоже, если честно. Он любил разрешать себе даже преступления, оправдываясь «всеобщим благом».
— А смысл? — спросила я. — Чем ему Плантагенеты-то не угодили? Я могу себе представить, что у старинных семей какие-то счеты с ними могли быть. У Малфоев, Блэков, Лестранжей. А Дамблдоры же в XIX веке появились, если не ошибаюсь?
Предположил брат Снейп, но Варя ухватилась за эту версию:
Бекингем безобразничать не стал, хотя и появился на короткое время. С Диконом они общались, точно знаю, но не на повышенных тонах. Все прошло мирно. Но это еще один знак, что враги задумали что-то другое. Тетушка леди Стенли не стала накручивать Бекингема, значит, она занята чем-то другим. Где же этот чертов хроноворот? И чем занят Дамблдор, если он действительно здесь? Вот кого поймать точно не мешает.
— Хагриду проще, — хмыкнул Гарри, — он просто принимает свалившиеся на него обстоятельства как есть и не рассуждает. Жил при Хогвартсе, потом в Мортленде. Уверен, что в Атлантиду его Том сманил, они хорошо спелись. Хагриду нужен руководитель, тогда он счастлив.
— Наверное, ты прав, — согласилась я. — Да, точно, Хагриду здесь проще, чем многим из нас. Он занял свое место и делает привычную работу. А я все удивлялась, что он про Дамблдора так быстро забыл.
— Дамблдор его бросил, как и всех нас, — ответил Гарри, — и все стало ужасно. Поэтому Хагрид переключился на нас, а потом и на Тома. По крайней мере, это многое объясняет. Это не я такой умный, если что, а моя жена, мы с ней тоже об этом говорили. Кстати, ты думаешь, что Дамблдор действительно где-то здесь? Или мы просто привыкли, что он обязательно должен быть?
— Не знаю, — честно ответила я, — ты же его лучше знаешь, я про него только в книжках читала, ну и фильм видела. Но тогда очень странно, что он так и не появился. Ведь нас найти было совсем нетрудно. Помнишь, как Басти с Тони моментально сориентировались? Найти место, где происходят необычные и чудесные вещи, можно и по слухам. Или ты думаешь, что он в Хогвартс пошел? Но ведь он был его директором, должен знать намного больше, чем школьникам рассказывали. А если пошел, то дошел или нет? И были ли какие-то точки выхода в Шотландии?
И наконец, Дамблдор появляется собственной персоной.
Это происходит во время подготовки к ритуалу «благословения», про который я рассказывал в прошлой части обзора.
Начинается все с предчувствия:
— Знаешь, Басти, — нахмурилась я, — мы как-то с Гарри обсуждали возможность того, что часть пришельцев могли или добраться до Хогвартса, или сразу попасть в Шотландию.
— Очень может быть, — Рабастан почесал кончик носа, — и именно они могут стать нашими конкурентами. Это опасно, не скрою, но мы подстрахуемся. Кстати, к моменту ритуала должны прилететь Том и Сириус на своих питомцах. Змеи вполне могут почуять проход и помочь его нам открыть.
Я передернула плечами.
— Как-то вдруг в голову пришло, — сказала я, — представь себе картину. Начинаем мы ритуал. Все в сборе. И вдруг, откуда ни возьмись, появляются волшебники из этого ордена Дамблдора с ним во главе и пытаются нас остановить. Я его, правда, только в фильме видела, причем очень давно. И там два разных актера играли.
Басти заржал.
— Ну у тебя и фантазии! Хотя от этого можно ожидать, если он где-то тут. Он или кто-то другой, кто добрался до Хогвартса, мог попробовать, как и я, разыграть провидца. Ну, чтобы не выгнали, да еще и условия неплохие получить. Кое-что ведь совпало, так что если знал этот период, то мог какое-то время быть на коне. Лезть в игры с хроноворотом сам Дамблдор просто побоялся бы. У него, конечно, мания величия была, но мозги все-таки работали. А потом оказалось, что предсказатель из него никакой, все пошло по-другому. Чтобы не погнали пинками от кормушки, остается только утверждение, что Хогвартс всегда будет самым мощным Местом Силы и магическим анклавом на островах. И вот тут старичок, если он действительно тут, и правда отсидеться не сможет. Придется действовать. Знаешь, я с нашими это обговорю, мало ли что, тут лучше перебдеть.
Маги-попаданцы определили место проведения ритуала. Им оказался замок Карнарвон в Уэльсе. Естественно, для такого ритуала необходимо было заручиться поддержкой местных магов.
Естественно, ведь Варя всегда была настроена на сотрудничество и поиски компрмисса.
потом Рабастан привел местного колдуна, которого нам представили как родственника самого Оуэна Глиндура.
Что значит «самого»? Ричарда III от восстания Оуэна Глиндура отделяет всего лишь поколения три. Фраза звучит так, как-будто Глиндур — герой валлийского эпоса тысячелетней давности.
— Люди говорят, что король Англии и его маги хотят полностью вернуть магию на наш остров, — он говорил так, словно бы и не обращался ни к кому из присутствующих, хотя до этого и поклонился Дикону по всем правилам. И от кого он ждет ответа?
Рабастан хмыкнул.
— Люди говорят правду, — ответил он.
Почему он говорит тоже, как герой эпоса тысячелетней давности? Уэльс не был каким-то диким краем, был вполне интегрирован в Английское королевство. Вот, например, Томас Воген, которого Ричард арестовал в Стони Стратфорде, был валлийцем. Участвовал в переговорах с Бургундией, служил камергером у будущего Эдуарда V. Но автор представляет валлийцев вот так.
Маг перевел взгляд на Ричарда.
— Честь для Уэльса, что это произойдет здесь, Ваше Величество, — поклонился он, — нам тоже плохо без магии. С тех пор как закрылись Холмы, случилось много плохого. Но мне донесли, что другие люди говорят, что это очень опасно и может плохо закончится.
Вот оно! Это то, о чем думали мы с Гарри и Басти?
«Благословение магии» состоит еще и в том, что откроются холмы и оттуда вернется «дивный народ» британского фольклора. Ясно. Понятно. Это то, о чем подумала Варя.
Между тем, в зал, где проходил разговор, вооруженные стражники втолкнули троих крепко связанных людей. Старик с длинной седой бородой, рыжеволосый мужчина и негр. Это те, о ком я подумала?
— С ними были и другие, Ваше Величество, — сказал местный колдун, — еще и женщины. Но эти говорят, что они главные.<...>
— Это и есть те люди? — спросил Дикон.<...>
— Да, Ваше Величество. Они сеют смуту и распространяют слухи.
Старик с бородой уставился сперва на Ричарда, потом на остальных. На меня он смотрел с ненавистью, на остальных волшебников с обидой. Особенно на Снейпа. Ого! Точно, Дамблдор.<...>
в пленниках присутствовало что-то странное. Несмотря на привычную для всех одежду, они выглядели какими-то чужеродными. И не только негр, что было бы понятно. В чем же дело?
Снова внимательно осмотрела всех троих. Неправильная осанка? Ну, при отсутствии постоянных тренировок и неумении обращаться с оружием это неудивительно. Местные простолюдины также выглядят.
Отсутствие каких-либо знаков на одежде? Значит, всего лишь крестьяне или бродяги. Второе вероятнее. Борода старика тоже сильно выделялась, сейчас их не носят, те же крестьяне и то бреются. Кажется, длинная борода могла быть у еврейского священника, но не в Англии же, где все еще действовал Эдикт об изгнании от 1290 года.
Никто не носил бороду в Англии того времени. Никто вообще, ни один человек. Ясно. Понятно.
Еще раз осматриваю пленников. Точно. Они как-то слишком театрально выглядят. При этом выражение лиц у них не такое… Есть что-то неуловимое, какая-то неправильность. Они не получили того «базового пакета», который достался нам со Снейпом. И, похоже, что их никто не заставлял и не учил вживаться. Не Штирлиц с парашютом за спиной и в буденовке, а… например, загибание пальцев при счете, а не отгибание. Или привычка продевать указательный палец в ручку чайной чашки. Почти неуловимое нечто, что даже не очень наблюдательному человеку даст понять, что перед ним чужак.
В отличие от Вари. Варя-то вживалась в окружающую среду. Прямо слилась с ландшафтом. Мы помним.
Они что, не так давно попали? Я не знаю, кто этот рыжий мужчина, но он выглядит приблизительно на возраст Гарри и Драко. Рон Уизли? Но тогда он тут давно.
Не сумели вписаться в новую реальность? Не нашли себе покровителя? Прожили все время в каком-то закрытом месте? Так или иначе, я это узнаю. Вопрос в том, зачем они вообще приперлись нас пугать? Не знали, с кем придется столкнуться? Имена наших магов гремели на всю Европу и окрестности. И они довольно редкие.
Дикон смотрел на пленников с брезгливым недоумением. Он привык к своим магам, которые отлично умели себя держать и не выглядели жалкими оборванцами. Валлийцы тоже смотрелись на уровне. Египетский маг был экзотичен, но приличен, а эти… Странная какая-то история.
Очень странная.
— Ты что-то хотел сказать, старик? — спросил король. — Зачем ты смущаешь моих подданных?
Дамблдор сверкнул глазами, но выглядело это не впечатляюще. Тем не менее, я замерла. А ну как сейчас выдаст какую гадость? Понятно, что ни волшебной палочки, ни какого-либо артефакта у него с собой нет, обыскивали его современные маги, а они ничего не упустят, но все равно неприятно. К тому же мы все привыкли ждать беды от его появления.
— Нельзя трогать древние запоры! — выдал старик. — Не просто так ушла магия из этого мира, и покинули ее чудесные создания. Если попытаться вмешаться, то все умрут.
Как-то это не впечатляло. У нас на фестивалях бродячие артисты лучше отыгрывают. Это какой-то неправильный Дамблдор, он же по книгам кому угодно зубы заговаривал. Я, конечно, лично с ним знакома не была, но вон и Люциус с Рабастаном переглянулись, и Гарри удивился. Снейп пожал плечами. Гермиона нахмурилась, а вслед за ней и Нарцисса.
Да еще этот акцент… Он старательно выговаривал слова, но путался в ударениях. Как иностранец, честное слово.
— Ваше Величество, — подал голос Снейп, — тут что-то странное. Этих людей надо тщательно проверить. Очень может быть, что они пришли сюда не по своей воле.
На лице чернокожего волшебника промелькнуло облегчение. Рыжий смотрел прямо перед собой. Старик покачнулся.<...>
— Ваши враги тоже могли как-то узнать о наших планах, сир, — сказал Снейп, — они могут следить за такими местами, как это. И не хотеть благословения для Англии и других земель под вашей властью. Они могут ненавидеть и валлийских магов. Сами прийти они побоялись, а этих прислали. Они могли дать клятву повиноваться.
Валлийцы напряглись.
— Они не сказали, откуда пришли? — спросил у них Рабастан.
— Какой-то Хогвартс, — передернул плечами потомок легендарного правителя.
Это не неправильный Дамблдор, это Дамблдор из дамбигадских фанфиков. Модель «грелка для тузика».
C Дамблдором были и другие волшебники, которые не участвовали в разговоре с королем.
К пленникам как раз подошли Снейп и Антонин. Седая старуха, стоявшая в группе женщин, вдруг затряслась и завыла.
— Она бесноватая? — даже отпрянула от окна Энн.
Ну да, если баба так реагирует на мужика в монашеской одежде, то диагноз однозначный. Интересно, кто это? Еще не старая женщина с рыжими волосами могла быть Джинни Уизли. А старуха тогда кто? Молли? Или МакГоннагал? Покойника увидела или так Снейпа ненавидит?
И Молли, и МакГоннагал, и все, все, все.
Общий отчет о состоянии пленников мы выслушали после ужина. Докладывал Снейп.
— Ваше Величество, эти люди тяжело больны и не в себе. Их нужно долго лечить. Они не только пришли из того места, где случилась беда, но и провели несколько ритуалов черной магии. Потом сумели добраться до Хогвартса, где им никто не обрадовался. Какое-то время их терпели, а потом выгнали с приказом: помешать нам с вами вернуть магию в Англию и Уэльс. Они смертники. Очень хорошо, что их поймали до ритуала, теперь есть шанс им помочь. Ночью мы проведем ритуал, чтобы снять с них все привязки, а потом будем лечить. Данные ими клятвы не убьют их потому, что они давали их в состоянии помрачения ума.
А дальше извините за длинную цитату. Ее сокращать — только портить.
Гости были из 2005 года и попали они в 1483. Остатки Ордена Феникса прятались от сумасшествия будущего в «Норе», так все и вылетели в наше время. Сперва, понятное дело, растерялись. Магия работает непривычно, все вокруг другое.
Попытавшегося что-то спереть у магглов Артура Уизли лишь чудом удалось спасти. Про Убежище маги слышали, но идти туда боялись. Кингсли Шеклбот вспомнил свои корни и то, чему его учили дед с бабкой, и провел несколько ритуалов, чтобы призвать тех, кто уже умер к тому времени.

Все «негры» знают вуду, конечно.
Вернуть удалось Фреда Уизли и Дамблдора. На этом везение закончилось.
Очень может быть, что останься они без своего вожака, то все-таки прибились бы к нам. Но Дамблдор точно знал, что делать, и волшебники двинулись на север — в Хогвартс. Похоже, что им помогло прятаться то обстоятельство, что у нас творился форменный бардак по случаю смерти короля Эдварда. Кто будет обращать внимание на кучку бродяг, когда по всей стране перемещались представители аристократии со своими эскортами и частными армиями, а народ азартно перемывал кости королевской семье, гадая, удастся ли прижать хвост родственникам королевы, и готовился пожрать и выпить на гуляниях по случаю коронации? Правильно, никто.
Кто вообще будет обращать внимание на то, что кто-то куда-то «перемещается»?
Тем более что из Лондона приходили жуткие слухи про разгул нечистой силы.
Границу Шотландии они тоже сумели пересечь незаметно. А вот дальше началось.
Старо-английский более-менее знал только Дамблдор. Ну как знал, он на нем читал. Так что объясниться путешественники конечно могли, но с трудом. А тут еще и негр в компании. Шеклботу замотали лицо тряпками и выдавали за прокаженного.
К прокаженному отношение было бы лучше, конечно.
Пропитание добывали, воруя в садах и огородах и браконьерствуя. Несколько раз их чуть не поймали лесники.
Шотландцы странным гостям не обрадовались. Их тут же объявили английскими шпионами. Удрать помог все тот же Шеклбот, но и в Хогвартсе гостей никто не ждал.
Это была чисто шотландская школа для магглокровок и полукровок, которой брезговали чистокровные волшебники со своими старыми фамильными секретами и наработками. Источником существования для школы и ее обитателей служил Запретный лес. И то, полной власти над территорией у волшебников Хогвартса не было, соседи гоняли их только так. А тут еще столько лишних ртов, да вдобавок с претензиями.
С претензиями. Запомните это.
В горах Шотландии процветала клановая система, так что любой «красноногий» горец с крайним презрением относился к обитателям равнин своей страны, а англичан и вовсе за людей не считал. С точки зрения местных, пришлые ценности не представляли. Пришлось Дамблдору вставать к котлу и варить зелья. Остальные по мере сил обеспечивали его ингредиентами, часто рискуя жизнью. Билла Уизли убили, когда он попытался защитить Флер от домогательств местного барона. В замке этого барона она и сгинула.
Конечно, ведь тут не Шотландия, а мир фильма Braveheart с Мелом Гибсоном.
Молли пыталась вести хозяйство при посильной помощи мужа, дочери и оставшихся сыновей.

Кстати, а где там «претензии»? Что такого в их образе жизни, что позволяет говорить о каких-то там необоснованных претензиях? Выживали, как умели в этом кривом мире ИГПВП.
Единственным светом в окошке для них было заявление Дамблдора, что все кончится в 1485 году. Бывший директор Хогвартса историю помнил, не знал он только, что она была отредактирована в угоду Тюдорам. Так вот, в магическом варианте смерть последнего из Плантагенетов подавалась необходимой жертвой для возвращения магии в Британию. В другой реальности все вернулось само собой, постепенно и не в полном объеме. И уже при Стюартах. Но об этом в книгах, хранящихся в Хогвартсе, написано не было.
1485 год никаких изменений не принес. Король Англии спокойно правил своей страной, королева и наследник престола тоже никуда не делись. Дамблдор занервничал. Может быть, он что-то напутал? Или куда-то не туда попал? Информации было очень мало, и она была не очень достоверной, ибо доходила исключительно в виде слухов.
Ладно, примем на веру всю конспирологию. Все эти отредактированные учебники и остальное. Каким образом судьба короля Англии и возвращение/уход магии касались жизни конкретно этих вот магов? Они оказались в совершенно определенной ситуации. В зависимости от руководства Хогвартса. Как уход или возвращение магии могли им помочь избавиться от этой зависимости? Почему ожидание 1485 года превратилось для них в «свет в окошке»?
Шотландские маги к своему королю относились без почтения. К тому же исторически сложилось так, что подавляющее большинство волшебников рождалось в горной Шотландии. Так что маги служили предводителям своих кланов, а на короля в Эдинбурге плевали с высоты Грампианских гор. Английским коллегам, сумевшим устроиться у трона, завидовали, но связываться не собирались, своих дел и проблем хватало.
Зашевелилась эта компания, когда дошли слухи об открытии Атлантиды. Новые богатые земли — это же столько возможностей, а тут еще и военные успехи. Вот тут-то до Дамблдора со товарищи и дошли имена героев. Получилось, что отдельные личности не стали пробираться в Хогвартс, а нагло использовали знания будущего, чтобы втереться в доверие к королю Англии и занять теплые местечки. И если от Малфоев с Лестранжами ничего другого и ждать не приходилось, то наличие в этой компании Гарри Поттера и Невилла Лонгботтома шокировало.
Но дело даже не в этом. Получалось, что и они могли провернуть что-то подобное, чтобы не прозябать в самой нищей стране Европы, часто не зная, что они будут есть на ужин, а устроиться если не с максимальным комфортом, то с удобствами. Это казалось ужасно несправедливым. Где-то раздавали титулы, земли и деньги, а они отсутствовали на этом празднике жизни.
Про нашего короля что-то знал только Дамблдор. Он и не интересовался особо историей, так, почитывал для общего развития. И помнил про горб, мерзкий характер, подлость и жестокость. Косвенным подтверждением этой информации он считал наличие меня. Ведь только законченный изверг и развратник будет издеваться над законной женой, заставляя ее терпеть постоянное присутствие любовницы. Молли Уизли была с этой точкой зрения совершенно согласна. Тогда и появилась мысль, что меня Дикону подсунули коварные Малфой с Лестранжем, чтобы таким образом управлять королем и королевством, меняя ход истории по своему усмотрению.
Вернуться в Англию и вывести на чистую воду наглых мошенников очень хотелось, да вот возможности не имелось. И страшно было, чего уж там. Первого путешествия хватило за глаза.
Но тут о пришлых вспомнили хозяева Хогвартса. Дамблдор имел глупость «предсказать» смерть английского короля и то, что окрестности Хогвартса так и останутся единственным магическим анклавом на островах. Так что в один далеко не прекрасный день дверь в хижине на окраине Хогсмита, где ютились пришельцы из уже нереального будущего, слетела с петель, и в единственную комнату шагнул, брезгливо морщась, Хэмиш МакАльпин, нынешний директор школы чародейства и волшебства.
Почему его зовут Хэмишем? Потому, что Хэмишем звали лучшего друга Уильяма Уоллеса в фильме Braveheart, и звучит это имя очень по-шотландски. Экзотичненько.
— А ты врун, сассенах, — сказал он вместо приветствия, — ты наврал про короля. А теперь наши люди узнали, что готовится большой ритуал. Проход для магии откроют в Уэльсе, и эти воры получат слишком много. Но дело не в этом. Хогвартс не будет единственным магическим местом. Моей тетке было видение, сассенахи нас подчинят.
То есть у шотландских горцев, получается, власть держат чистокровные маги? Хэмиш состоит в клане МакАльпинов, и занимает там, судя по всему, не последнее место, если директор единственной магической школы. Его сестра, видимо, тоже колдунья...
А еще, Хогвартс что, принадлежит одному из горных кланов? Или его просто временно возглавляет МакАльпин? Вроде бы раньше в тексте было сказано, что это школа только для полукровок и магглокровок, которыми брезговали чистокровные шотландские маги. То есть Хогвартс, вроде бы, по такой логике должен быть вне клановой системы.
Дамблдор сглотнул. Он не мог справиться с местными магами, которые больше полагались на ловкость и физическую силу. К тому же многие заклинания не работали, а в этом времени у Бузинной Палочки и вовсе был другой хозяин. Так что оставалось смиренно слушать и подчиняться.
— Ты и твои люди нам не нужны, — МакАльпин скользнул презрительным взглядом по притихшим англичанам, — но вы еще можете принести пользу. Вы отправитесь в Уэльс. Туда, где планируют провести ритуал. И вы сделаете все, чтобы у сассенахов ничего не вышло. Можете закрыть проход собой, говорят, жертва может помочь. Ну, что смотришь? Сейчас мы вас обработаем.
И они пошли. Деваться было некуда, хотя жить и хотелось.
Это мне рассказал Рабастан.
— Кошмар какой! — поежилась я. — Но думать-то надо! Больше пятисот лет разницы — это не шутки. Все другое.
— Это ты у нас умная, — хмыкнул Басти, — ничего, подлечат, а там видно будет. Сейчас отмыли и дали поесть. Жрут и рыдают над картофелем и тыквой с томатами. Жуть!
Даже подлый Дамбигад и жалкие Уизли любят картошечку.
* * *
Вообще, этот кусок нужен ИГПВП, как собаке — пятая нога. Дамблдор не прячет у себя хроноворот; не помогает ни одному из антагонистов (Маргарет «Бьюфорт», Жакетта Люксембургская и ее дочь Елизавета Вудвилл, епископ Мортон, Джаспер Тюдор, Ланкастеры); не является антагонистом сам; первый раз появляется за полторы главы до эпилога... Зачем он здесь? Из-за того, что в XV век попали герои «Гарри Поттера»? Или чтобы у читателей была радость узнавания очередного персонажа из ГП? Но читатели уже должны были бы испытать радость узнавания от пристутствия около тридцати персонажей из ГП, и при этом не все герои ГП попали в этот мир. Не хватает, например, Ремуса Люпина. Чтобы просто поиздеваться над Дамблдором? Потому, что автор уже не может писать по-другому, без «дамбигада» и победы над ним?
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 47
Уста Саурона Онлайн
30 апреля в 12:50
ИГПВП, издание 2. Главы 26-28. Трахаю и тибидохаю.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда #упрт

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Мне так жаль расставаться с этим поистине эпическим произведением, что я решил так и разбирать последние главы (за исключением главы 29 и эпилога) по темам.
И сегодня я намерен поговорить о магии и о тех, кто является ее врагами.
Магия неожиданно всплывает во время рейда против средиземноморских пиратов. Вернее, теперь это уже не совсем рейд и не совсем против пиратов:
Слухи до нас доходили уже просто фантастические. Флот дошел до Александрии. Мамелюки запросили помощь у турок, с которыми до этого воевали. Отказать турки не смогли, и их корабли были уничтожены. Как бы нас в Крестовый поход не втравили.
Но папа решил остановиться. В Рим срочно отправилось наше посольство, в которое включили Люциуса Малфоя. Как бы дорогие союзники не прихватили себе большую часть добычи. Дикон помнил, о чем говорил Драко. Вряд ли нам обломится Гибралтар, но базу на Мальте мы получить могли.
Мальта тогда принадлежала, если я не ошибаюсь, Сицилийскому королевству.
— Как-то они там? — вздохнула я. — Ужасно соскучилась по Гарри и Драко. Они столько всего придумывали вместе с Нэдом, Диком и Джоном. Мне очень нравится их слушать.
— Да, — согласился Дикон, — я тоже жду их с нетерпением. Лорд Малфой прислал отчет: мы получаем несколько крепостей на Средиземном море и большой выкуп от мусульманских правителей.
Каких крепостей? Зачем они тогдашней Англии? Почему Гарри Драко согласились на безумную идею Александра VI и самовольно, без разрешения своего короля, атаковали Египет и Османскую империю?
То, что он Папа Римский, никакой роли не играет. Можно посмотреть на разные итальянские и средиземноморские коалиции той эпохи, в которых участвовал Папа и паские войска. Если планы папских командиров расходились с планами союзнических командиров, то союзнические командиры действовали только тогда, когда получали разрешение от своих правительств.
Ладно, мне надоело это все комментировать, и вообще, я этот текст ради другого пишу.
«Адмиралы» возвращаются не тем же составом, которым уехали:
— Там с нами навязался один тип, — сказал мне Драко, — волшебник. Знаешь, я даже удивился, что мы с ними не столкнулись, а тут приходит и просит отвезти его в Англию. Клятвы не вредить дал добровольно. Говорит, что очень хочет познакомиться с нашим королем.
— По-английски говорит? — удивилась я.
— У него амулет-переводчик есть, — пояснил Драко, — занятный тип.
Я задумалась. Это было действительно интересно, но как бы этот волшебник не оказался смертником. Восток, как известно, дело тонкое. Даже если западнее многих европейских стран находится. Магриб — одно слово.
Безграмотность и дешевые понты — четыре слова. «Магрибом» называют страны Северной Африки к западу от Египта. Современные Марокко, Тунис и т. д.
А зачем приехал этот египетско-марроканский «тип»?
Египетский маг оказался настоящим восточным волшебником из детской сказки. По крайней мере, именно так он и выглядел. Бойкий старичок невысокого роста с длинной холеной седой бородой, одетый в расшитые золотом шелковые шаровары, дорогой халат и остроносые туфли. Довершала наряд довольно большая чалма. Этакий Хоттабыч с хитро поблескивающими черными глазами. Дикон смотрел на него с веселым изумлением, а мы с Энн — с любопытством.
И что все-таки надо этому «старику Хоттабычу»?
Как оказалось, ему тоже было любопытно. Восточные маги уже давно и весьма успешно прятались от магглов, которые эксплуатировали их самым беззастенчивым образом. А тут такое… Разумеется, маги опознали и защиту кораблей европейцев, и догадались о том, что используется не старый добрый греческий огонь, а вполне себе зелье, причем в сочетании с явно маггловскими механизмами. Уже одно это было интересно, а потом оказалось, что на командующих кораблями магах нет рабской привязки, которую обитатели Магриба давно научились видеть. Они перепроверили все несколько раз, результат был один — обычная вассальная клятва, как у магглов. Тут же стало интересно, как это удалось.
Восточные маги попали в кабалу еще во времена Крестовых походов. Впрочем, и до этого находились довольно бессовестные правители, эксплуатирующие не способных противостоять клятвам магов. Но Саладин превзошел всех.
Саладин — это реальное историческое лицо. Он умер в 1193 году. То есть старик Хоттабыч намекает, что маги из арабских стран находятся в рабстве у арабских магглов уже триста лет.
Он сумел добиться расположения волшебников, чтобы они помогли ему изгнать крестоносцев из Святой Земли. Маги, естественно, скрывали от магглов тексты и формулировки договоров и клятв, превращающих их в рабов, но хитрый полководец сумел втереться в доверие к дочери одного из магов, которая и выдала страшный секрет. Результат оказался предсказуемым. Конечно, часть волшебников сумели скрыться, а потом помогли своим собратьям, стирая у магглов память о способах порабощения, но урон общине был нанесен колоссальный.
Варя все еще не понимает, что ему надо:
Дикон довольно-таки любезно ответил, что ему де приятно, что в таких далеких странах его считают мудрым правителем. А восточный гость уже заливался о некоем долге, который он должен исполнить, о каких-то клятвах.
А вот тут заинтересовался уже Рабастан. Ну да, это наш главный специалист по черной магии. Они со Снейпом, которого по такому случаю из Йоркшира выдернули, тут же начали переглядываться. Вообще-то, я тоже хотела с ними обоими проконсультироваться по поводу книг и свитков, которые притащил Гарри. Арабского языка я точно не знаю, вся известная информация ограничивается тем, что эти червячки читаются не слева-направо, а наоборот. Так что без картинок я трактат по медицине от любовной лирики или сочинения на религиозную тему не отличу. У них же еще и запретов на изображения хватало, так что попробуй разберись. А ведь там и что-нибудь по магии могло быть. Я решила, что все магическое отправлю в Мортленд, а остальное заберу в библиотеку. Пригодится. Чем черт не шутит, вдруг какие подлинники обнаружатся? Абу-Али-ибн-Сина, он же Авиценна, или там Абу-Рейхан-аль-Бируни с Омаром Хайямом. Или еще кто, столь же интересный. Вот такая я жадина.
Нельзя не думать о ништяках. Нельзя перестать думать о ништяках.
Но речь сейчас не об этом, а о хищных усмешках Снейпа и Лестранжа и очень задумчивом выражении, что промелькнуло на физиономии нашего гостя. Не знал, бедолага, к кому попал. Кажется, сейчас выяснится очередной секрет магического мира. И не только нашей реальности.<...>
— Мне кажется, Ваше Величество, — ответил Рабастан, — что речь идет о некоем обязательстве, которое когда-то взяли на себя маги Египта. Видимо, мы что-то уничтожили в ходе военных действий. Или кого-то. Я не думаю, что маги были полностью свободны, хотя и скрывались, но вот теперь у них есть возможность жить так, как им хочется. И они должны нам. Магические долги — дело серьезное.
— И что же мы там уничтожили? — заинтересовался Дикон. — Или кого?
— Гарант старой клятвы магов султану Саладину, — предположил Рабастан, — не удивлюсь, если он находился в Александрии. Это либо какая-то вещь, которую до этого нельзя было уничтожить, либо человек, который был неприкосновенен для магов и хранил тайну их клятв. Некоторые маги живут очень долго. Но могла быть и система преемников.
Восточный гость смотрел на Рабастана с ужасом. Надо будет потом расспросить Лестранжа. Похоже, что он знает, о чем говорит.
Да, ведь Рабастан обо всем догадался! А это такая трудная задача!!
— Мы действительно уничтожили что-то очень странное, Ваше Величество, — сказал Драко, — и как раз таки в Александрии. В тех местах намного лучше получаются заклинания, чем в Англии. Так вот, когда мы уничтожили корабли и вошли в гавань, на нас двинулся какой-то непонятный, но явно не простой смерч. Ну, мы с Поттером не растерялись и врезали по нему. Сперва щиты поставили. Этот смерч вел себя как живой. Я вспомнил про джиннов и прочее. Живое убить можно. Мы его выжгли магическим пламенем. Смерч выл и визжал, но потом развеялся без следа. Не знаю, что это было, но больше мы ни с чем волшебным там не сталкивались. Мы можем это показать.
— Джинн может быть таким гарантом? — уточнила я.
— В том-то и дело, что может, — ответил Снейп, — думаю, что волшебники Египта очень старались избавиться от рабских клятв и сумели перевесить их на джинна. Это очень длительный и страшный ритуал. Многие из тех, у кого вырвали эти клятвы, добровольно пошли на мучительную смерть, чтобы спасти своих близких и потомков от незавидной участи. Потом джинна должны были запечатать. Полностью избавиться от таких клятв невозможно, ограничения есть у всего.
— Да, — кивнул Рабастан, — так оно и есть. Маги прятались, но уйти не могли. Тот ритуал лишь облегчил их участь. Например, они больше не обязаны были исполнять любой приказ правителя. Ну, а когда наши адмиралы уничтожили джинна, то маги стали свободны. Единственное, у них образовался долг перед теми, кто их освободил, точнее — перед их сюзереном.
Разрешить эту ситуацию волшебники предлагают королю вот каким образом:
— Ваше Величество, — отчитался он о проделанной работе, — я бы посоветовал не брать с них золото и артефакты, а потребовать услугу. Золото — дело наживное, а вот если окончательно вернуть магию в Англию, то на наш остров никогда не смогут ступить завоеватели. И для вас и ваших потомков это будет благословением. Египетские маги могут нам помочь, они сталкивались с подобным. А потом надо будет потребовать с них клятву, чтобы они не вредили никому из наших. Так они и с долгом рассчитаются, и лица не потеряют.
Дальше слово «благословение» повторяется очень много раз:
Вообще, идея была замечательная. С какого перепуга на всем острове остался только Хогвартс с Запретным лесом? Нет, без драконов, мантикор и прочих химер можно и обойтись, хотя посмотреть издалека будет интересно, а вот возможность полностью вернуть магию… Это прежде всего — надежная защита от врагов. Да и благословение лишним не будет.
— Энн, — тихо сказала я, — мы все равно должны это сделать. Нам очень повезло, что волшебники стараются держаться подальше от тех, кто может их поработить. Иначе Англию не ждало бы ничего хорошего. Норманны потому так легко и вторглись сюда, что защита уничтожилась. Это ведь могут быть не только завоеватели, но и страшная болезнь или неурожай. Всем нужно это благословение.
А Энн? Понятно, что она получила благословение единорогов и пользовалась всеми достижениями магической косметологии, но очень похоже, что ей здорово помогал постоянный контакт со мной и Диконом.
— Что ты хочешь этим сказать, брат Саймон? — спросил Дикон.
— Ваши враги тоже могли как-то узнать о наших планах, сир, — сказал Снейп, — они могут следить за такими местами, как это. И не хотеть благословения для Англии и других земель под вашей властью. Они могут ненавидеть и валлийских магов. Сами прийти они побоялись, а этих прислали. Они могли дать клятву повиноваться.
И вот тут я окончательно перестал понимать мир ИГПВП в плане магии и религии.
Начиналось-то все вроде вполне логично. Снейп объяснял первым попаданцам, почему не стоит высовываться:
— Барбара права, — кивнул Снейп, — у местных ограничений на перемещения нет. Будете вести себя, как привыкли, дождемся посланников от местного епископа. Он, конечно, родственник графа, но в вопросах веры строг. Я вообще не понимаю, как тут магия работает. Дикая какая-то локация. И про Хогвартс — не уверен, что он тут вообще есть.
То есть — надо скрывать свои магические способности от церкви, потому, что церковь считает их опасными и греховными и преследует за них.
Потом Варя начала исцелять при помощи магии, но при этом притворялась, что лечит силой молитвы. Появился лорд Маубентрой, который вроде как упырь, но венчается в церкви. Появилась Жакетта Люксембургская — однозначная ведьма, появились некромансеры при Маргарет «Бьюфорт»... и я подумал, что в этом мире есть два взгляда на магию: один проповедуют «лохам» - про святых, которые творят чудеса исключительно силой молитвы, про греховность магии и т. д.; а вторая — для аристократов, князей церкви и разных посвященных. Кроме того, «чудеса», вроде бы, были такой «отмазкой», которой покровители защищали своих протеже от гнева той же церкви.
— Дело не в этом, — Люциус извиняюще улыбнулся Нарциссе, — извините, дамы, но секс с магглой очень сильно отличается от секса с ведьмой. Нет, я сравнительным анализом не занимался. Это было исследование Руквуда. Он заинтересовался, по какому принципу магглы обвиняли людей в колдовстве. Для этого могло быть достаточно таинственных занятий науками, замкнутого образа жизни, экстравагантных выходок. Знахарки и знахари всегда были под пристальным вниманием, как и деревенские повитухи. Особое внимание уделяли и сексуально привлекательным люди. Это не обязательно были писаные красавцы и красавицы, иногда мог иметься и заметный изъян внешности, но им он лишь добавлял шарма.
Но потом оказалось, что и лохов нет. Или очень мало:
А в Мортленд пришел Одноглазый Шелтон. Он понуро брел, ведя в поводу нагруженного коня.
— Шелтон? — удивилась я.
— Я это, миледи, — он комкал в мозолистых ладонях шапку, — прощения прошу. Граф к Ланкастерам перешел, а я Йоркам присягал. Дурное это дело — против законного короля бунтовать. Ну, милорд меня понял. Отпустил, дело-то такое. А у вас тут и знакомец мой прижился, и сынок ваш — крестник милорда. Может, пригожусь?
Старика было жалко до слез.
— Рада тебя видеть, — сказала я, — такой человек в поместье всегда нужен. Времена сейчас смутные, неспокойные. Надо вместе держаться. Только вот…
— Так, миледи, все знают, что вы колдовать умеете. И люди ваши тоже. Вы же в Господа веруете и людям помогаете, так что ваши способности не от лукавого. А ежели что, то я молчать умею, не сомневайтесь.
Соседи Вари очень скоро поняли, что она ведьма, и не видели в этом повода для беспокойства.
Но и в Италии, при папском дворе все обстоит точно так же:
В Италии, если что, тоже волшебники имеются. Здесь все просто и понятно: хочешь просто колдовать — сиди в норке и не высовывайся. Как только вылез, тебя возьмут в оборот. Не нашел покровителя среди знати и князей церкви — считай, что тебе очень не повезло в этой жизни. Разве что деревенские знахарки и повитухи мало кого интересуют. И то есть шанс получить по голове. Но такой сильный Дар как у Дика скрывать не получится. И он сын короля.
Отец Бартоломео пожелал лично убедиться в том, что Дик действительно способен исцелять. Больных должен был освидетельствовать прибывший с ним доктор. И если это не спец в черной магии, то я буду очень удивлена. Наш епископ тоже пригласил известных медиков. Все должно быть максимально честно и справедливо, по крайней мере, внешне.
Теперь, после визита египетско-марроканского мага выясняется, что так живет вообще весь мир, а разговоры про «возвращение магии» и «открытие проходов для магических существ» указывают, что «благословение» все собираются получать... не от Бога авраамических религий. А от кого? От пресловутой «матери-магии» - квазиразумной стихии? .. От магических существ типа единорогов, с которыми Варя связывает возвращение магии?.. От демона, который заключил договор с Варей и создал эту реальность?..
А если тут нет Бога авраамических религий, почему его все всё время поминают?
— Как там дела в госпитале? — спросила я.
— Все хорошо, Господь не оставляет нас, — довольно улыбнулся аббат, — и друзья из Мортленда тоже помогают. Дама Гермиона высказала очень необычную мысль. Говорит, что стоит обратить внимание на то, что доярки и скотницы оспой не болеют. Мол, из-за того, что постоянно с коровами возятся, умудряются переболеть оспой, но так, что даже этого не замечают. А ведь все знают, что тот, кто переболел оспой и живым остался, больше не заболеет. Я по приходам письма разослал, священники отчитываются. Ведь если так оно и есть, это же какая возможность людей спасать будет! А так, что скрывать, вас очень не хватает, как и мастера Дика. Ох, простите, его милости. Я уж привык по-старому. Но мы все понимаем, теперь вы в Лондоне.
Даже отец Бартоломео, с «черным магом» в обозе, предлагает Варе служить Богу:
— Дочь моя, вы никогда не задумывались о служении Господу? — спросил меня отец Бартоломео в личной беседе.
— Об этом говорили еще в то время, когда я была ребенком, святой отец, — ответила я, — мой Дар проявился в возрасте десяти лет, но я не чувствовала себя готовой принести обеты. Возможно, я бы принесла много пользы, оставив мир, но тогда не родился бы мой сын. А его Господь благословил щедрее, чем меня.
— Неисповедимы пути Господни, — склонил голову священник, — но ведь есть и другое служение. Можно жить в миру и служить Господу.
— Вы говорите о терциариях, святой отец? — спросила я. — Я думала об этом. Возможно, я приду к этому. Мне бы не хотелось действовать опрометчиво.
Он лукаво улыбнулся.
— Я понимаю вас, дочь моя. Мне нравится ваш подход, вы серьезны и видите все стороны такого поступка. Это делает вам честь.
— Благодарю вас, — вернула улыбку я, — люди часто действуют под влиянием порыва. Но как отличить минутный порыв от истинного призвания? И не мучиться потом всю жизнь, и не мучить других?
— Думаю, что вы придете к правильному решению, — сказал отец Бартоломео.
Зачем тогда церкви, молитвы, священники, которые молятся именно Богу, если никто ничего от Него не ждет и ни о чем не просит? Зачем тогда гонения на колдунов?.. Зачем это лицемерие?
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 45
Уста Саурона Онлайн
29 апреля в 13:12
ИГПВП, издание 2. Главы 26-28. Дракарис.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда #упрт

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Глава 26 начинается с того, что Варе привозят из Атлантиды индеек и альпак:
А тут вновь прибыли корабли из Атлантиды. И мне стало очень интересно, что же такое там происходит? Потому что внезапно нам привезли тыквы, фасоль и кабачки, а специально для меня прислали индеек и альпак. Нет, я только за, настораживало другое: где мой остров, а где фасоль с альпаками! Это как они такие расстояния преодолевать научились? Ведь для аппарации нужно знать точные координаты. Загадка. Надо будет прижать авантюристов. Хорошо еще, подробно расписали, что и как.
— У этих птиц очень вкусное мясо, — показала я письма, — и их можно разводить. Думаю, что стоит попытаться. Если дело пойдет, то поделюсь со всеми. А вот эти смешные существа дают совершенно замечательную шерсть. Правда, понемногу.
— Том пишет, что в одежде из этой шерсти тепло в холод и не жарко в жару, — сказала я, — нам такая точно пригодится. Этих животных разводят туземцы.
— Очень нежная шерсть, — согласилась Энн, — а что они едят? Траву?
— Да, тут так написано, — кивнула я, — куда бы их пристроить? В Кент или в Йоркшир? Думаю, что лучше в Йоркшир, пусть вместе с овцами пасутся.
Дикон только головой покачал, но он уже привык, что из Атлантиды плохого не присылают. Тоже пощупал ткань.
— Наши ткачи наверняка могут более тонкое сукно выткать, — заметила я, — или пряжу сделать.
За время путешествия альпаки привыкли к людям и давали себя погладить.
Дикон пожал плечами.
Разводи, кого хочешь, — сказал он.
Альпаки отправились на север, а индейки — в Кент.
Я же говорю, Ричард просто плюнул на все и плывет по течению.
А Варя довольно быстро узнала, причем здесь альпаки с фасолью:
Однажды вечером в моих комнатах появился хитро улыбающийся Том [Риддл, который в прошлой главе свалил в Атлантиду]. Мы с Энн как раз отбирали присланные раковины, из которых можно было снова сделать красивые чаши. Дикон не вмешивался в процесс, он отдыхал, прихлебывая вино.
— Том! — страшно удивилась и обрадовалась я. — Откуда ты взялся? Рада тебя видеть! Как там дела? И как ты добрался? Нам не сообщили, что еще корабль пришел.
Том поставил на стол большую шкатулку, скорее даже сундучок.
— Добрый вечер, Ваше Величество! Миледи. Я прилетел.
— Прилетел? — перепросил Дикон. — Как прилетел?
— На пернатом змее, — широко улыбнулся Том, — сейчас он отдыхает в Мортленде, а потом я его вам с удовольствием покажу.
— Эти змеи очень умные и миролюбивые, — сказал он, — живут в горах. Людей не очень-то жалуют, потому что те туземцы, что живут дальше на материке, их ловят и селят в своих храмах. Летать не дают и кормят, чем попало. А еще притаскивают им девиц вроде как в жены и на съедение. А змеи рыбу любят, им эти девицы и даром не сдались. Но с голодухи и не такое сожрешь, конечно. Вырваться на свободу редко получается, их чарами сковывают. Ну и вот, мне их жалко стало. Так что мы с Хагридом и с Сириусом начали их освобождать и отпускать на волю. Они себе гнездо на острове устроили, под нашей защитой. Договориться с ними можно, они разумные. Летать обожают, при этом могут переносить значительный вес. Ну, я с ними и договорился, теперь обследуем новые земли. У нас там хорошо. Все здоровы, приветы передают. Если хотите, можно и в гости слетать. Часто туда-сюда летать не получится, далековато. Мы с Сириусом на двух змеях прилетели. Им надо отдохнуть как следует, а потом можно и обратно. Если хотите с нами, то мы потом всех вернем на другой паре. Лететь примерно час.
— Сириус в Мортленде? — переспросила я. — Ой, как я рада! И у Хагрида мечта осуществилась.
Дикон залпом допил вино. Да, таких новостей он явно не ожидал. Энн перебирала камушки в сундучке.
— Час на полет через океан? — уточнила я.
— Ну да, — подтвердил Том, — они чуют магические проходы и ускоряются, но это от времени года зависит. Как с теми ветрами, что по полгода дуют в одну сторону. Там у себя мы летаем как хотим, а через океан не всегда получится, но сейчас все в порядке.
Варя, король и «Энн», естественно, тут же едут в Мортленд
Змеи, на которых мы тут же отправились смотреть, спали возле дома, свернувшись в кольца.
— Пресвятая Дева! — в полном шоке прошептала Энн.
Еще бы! Змеи были огромными, с переливающейся в свете факелов чешуей. Тяжелые головы украшали самые настоящие рога, складывающиеся в корону. Видимо, почуяв нас, они открыли огромные желтые глаза.
Не знаю, как Дикон умудрился не попятится от такого зрелища.
Том зашипел, и один из змеев опустил голову и подобрался поближе к нам.
— Ему нужно нас всех обнюхать, чтобы потом узнавать, — пояснил Том, — а воздух они пробуют языком. Я им сказал, что вы друзья и не будете их обижать.
— Такого обидишь! — пробормотала я.
— К сожалению, еще как, — вздохнул Том, — я же говорил — на редкость миролюбивые создания. Если кого и зашибет, то случайно. И они разумные. Я краем уха слышал, что туземные маги пытались их заставить нападать на своих врагов. Из этого ничего не вышло, они скорее спрячутся.
Да, как бы и у нас не нашлись желающие использовать чудесных змей таким образом.
— А где у них перья? — спросила я.
— Нет у них перьев, — усмехнулся Том, — это из-за этих отростков вокруг морды, они по форме перья напоминают.
Змеи пробовали воздух длинными раздвоенными языками. Дикон протянул руку.
— Они не страшные, — сказал он, — я это чувствую. В них нет ничего злого.
Очень интересно. Кровь Мелюзины дала о себе знать?
Мы с Энн тоже протянули руки змеям, которые осторожно прикоснулись к нашим ладоням языками. Легкое, почти невесомое прикосновение, никакой слизи или слюны. Большие желтые глаза с вертикальным зрачком смотрели на нас как будто с интересом. Один из змеев опустил голову и придвинул ее к Дикону.
— Просит, чтобы почесали, Ваше Величество, — пояснил Том, — вон там, у основания рогов, очень чувствительное местечко.
Дикон без малейшего страха почесал указанное место. Змей зажмурился.
Второго почесали мы с Энн. Он зашипел.
— Нравится, — пояснил Том, — говорит, что от вас пахнет… Э-э-э, Ваше Величество, они в вас что-то родственное почуяли. Вот он и признал дам, как ваших.
«Самок», — подумала я. Все-таки что-то змеиное в Диконе обнаружилось.
— Кровь Мелюзины, — тихо проговорил Снейп, — дело в этом, Ваше Величество.
— А он совсем не холодный, — поделилась ощущениями Энн.
— Теплый и приятный, — согласилась я.
— А как они летают, если у них крыльев нет? — заинтересовался Дикон.
— Магия, — пожал плечами Том, — кто знает. Они же волшебные существа.
Здесь прекрасно все. Кровь Таргариенов Мелюзины, миролюбие, наросты в форме короны, то, что нужно почесать за ушком...
Варя очень хочет полетать на драконах змеях, поэтому вся компания отправляется на них в Атлантиду.
И вот день, точнее ночь, великого путешествия настал. Мы демонстративно заперлись в моей спальне, отпустив всю прислугу, а потом с помощью Тирли переместились в Мортленд.
Змеи не спали. Да и поспишь тут, когда вокруг народ суетится. Аббата чуть ли не всем монастырем провожали. Хорошо еще, вся компания из Миддлхэма во главе с графиней сейчас в Лондоне к свадьбе готовится. И деревенских не видно.
Носилки оказались размером с трамвай. Сидений внутри не было, но мягкий пол и большое количество подушек позволяли устроиться с большим комфортом. Да и окна располагались так, что вполне можно было любоваться окрестностями, сидя на полу.
— Двери магические, — объяснял Сириус, — но все равно вовремя полета стоит держаться от них подальше.
Снейп раздавал амулеты.
Почуявшие Дикона змеи потянулись за лаской. Том опечатал грузовой отсек и проверил пассажирский. Аббат отслужил короткую мессу на переносном алтаре.
— Ну, с Богом! — сказал он.
Энн устроилась среди подушек.
— Если кого укачает, — сказал Снейп, — то у меня есть лекарство.
Дикон подсадил меня на того змея, которым должен был управлять Том. Сидеть оказалось неожиданно удобно, почти как в кресле. Сириус и Ричард устроились на втором. Монахи отошли в сторону, они собирались ждать нас тут до утра. Том подал сигнал на парселтанге, и два пернатых змея взмыли в небо.
Ощущение было просто невероятным. Когда-то давно и не в этой жизни мне доводилось летать на самолетах. Жалкое подобие настоящего полета. Здесь не было перегрузок, даже ветер не так уж бил в лицо, наверное из-за того, что мы летели на волшебных созданиях. Где-то далеко внизу остались деревья, погас огонек костра, промелькнули стены Миддлхэма. Кое-где виднелись тусклые огоньки, я уже не могла бы назвать деревни и городки, над которыми мы пролетали. Над головой висели яркие звезды. Луна важно выплыла из-за облаков, и в ее тусклом свете я четко разглядела линию прибоя и безбрежную тьму впереди. Океан. Море Мрака древних. Но мы догоняли уходящий день, так что очень скоро эта тьма рассеется.
Том повернул ко мне голову.
— Держитесь крепче! Сейчас они найдут проход.
Я ухватилась за его пояс. Ох! Словно почуяв что-то, оба змея резко ускорились. Звезды над головой вдруг понеслись назад и слились в одну сверкающую пелену. Я почувствовала, как нас словно бы пропускает какая-то перепонка, а потом мы рванули вперед с безумной скоростью. Я даже зажмурилась.
А дальше начинается пляжный отдых в отеле «все включено». Король там улетает на драконе пернатом змее посетить новые колонии и что-то там такое стратегическое оценить, но это скучно, и Варя даже не интересуется, что он там делал:
Я открыла глаза и вскрикнула от восторга. Все вокруг заливал удивительно нежный свет от встающего солнца, а далеко внизу в лазурном море виднелись ярко-зеленые острова, окантованные белоснежными полосками пляжей. Карибы… То есть, Атлантида…
Змеи медленно снижались, давая возможность рассмотреть все великолепие. Вот и мой остров. А они тут шикарно устроились, надо заметить. Очень даже добротные каменные дома, форт, надежно защищающий удобную бухту, очаровательная церковь, напоминающая о Болтоне. Сразу видно, что для строительства и обустройства тут вовсю пользовались магией. В бухте на якоре стояли два корабля, на берегу валялись рыбачьи лодки.
Змеи приземлились почти у самой воды. Том помог мне спуститься, и я первым делом почесала у основания рогов чудесного существа. Змей прикрыл глаза и вздохнул от удовольствия. Дикон точно так же поблагодарил того змея, на котором летел сам. Сириус открыл двери «пассажирского салона».
— Как тут красиво! — восхитилась Энн. — Никогда такого не видела!<...>
— О, нас заметили! — усмехнулся Том.
В церкви ударил колокол, и вскоре нас окружили колонисты. Как же я была рада вновь увидеть Лаванду и Хагрида!
Довольный аббат, которого приветствовали уже прижившиеся на острове монахи, попросил Тома передать всем гостинцы.
— Эль! — восхитилась Лаванда. — Как здорово! Знаешь, все-таки мы тут все соскучились по английской еде.
— Теперь будем присылать, — улыбнулась я, — хоть иногда полакомитесь. А мы не прочь угоститься тем, что есть тут у вас.
— Это всегда пожалуйста! — широко улыбнулась Лаванда.
Но сперва мы проследовали в церковь, где отслужили мессу, а вот потом началась пирушка — прямо на главной площади. Блюда нам подавали в основном рыбные и из морепродуктов. И на столе было очень много всевозможных тропических фруктов. Вкуснятина! А вот колонисты наслаждались гостинцами из далекой Англии.
— Мы даже не все названия знаем, — отчитывался брат Эндрю, — у местных язык уж очень своеобразный. Наверное, придется по-своему называть.
Я, честно говоря, за давностью лет признала только бананы, кокосы и авокадо. Разноцветная мякоть с семенами, которую так вкусно есть ложкой, была выше всех похвал, но название этого фрукта я так и не вспомнила.<...>
мне ужасно хотелось искупаться.
— У меня с собой масло от загара, — сказала Гермиона, — чтобы не обгореть на солнце.
— Можно и понырять, — тут же включилась в разговор Лаванда, — тут такие рыбки красивые! И кораллы! А головные пузыри мы вам наколдуем. Как вы, Ваше Величество? Барбара?
— Я только за! — тут же сказала я.
Энн отпила немного кокосового молока, вздохнула и кивнула.
Так мы и разделились. Гермиона щедро снабдила всех маслом от загара, Дикон отправился с Томом обследовать окрестности, а мы рванули на пляж. Аббат явно разрывался между желаниями осмотреть все, что можно, и полюбоваться рыбками. Рыбки победили.
В воду мы полезли в нижних рубахах. Приличия, мать их. Гермиона и Лаванда наколдовали нам головные пузыри. Это было что-то невероятное! И огромного труда стоило удержаться от того, чтобы не хватать руками ярких рыбок и кораллы.
— Это цветы? — спросила Энн, указывая на актинии.
— Нет, — сказала Лаванда, — это такие животные. Они заманивают рыбок. Осторожно, миледи, это не лепестки, а щупальца. Ожог очень неприятный, они ядовитые.<...>
— Чудо! — бормотал аббат. — Чудо Господне! Благодарю Тебя, Господи, что позволил насладиться зрелищем творений твоих!
Наконец мы выбрались на берег и устроились в тени пальм. Нам тут же подали еще фруктов.
— Как хорошо, что я решила лететь с вами, — сказала Энн, — конечно, вы с Диконом показали бы мне воспоминания с помощью этой чаши, но это было бы не то.
— Здесь просто рай на земле, — вздохнул аббат.
— Бури здесь бывают очень сильные, — сказала ему Лаванда, — ветер такой, что деревья с корнем вырывает и может крыши с домов срывать. Это сейчас погода хорошая. Мы тут все дома магией укрепили, чтобы чего не вышло. А местные говорят, что и землетрясения бывают.
Аббат снова вздохнул, но тут же переключился на любимую тему.
— Леди Барбара, вы ведь позволите основать здесь филиал нашего аббатства?
— Конечно, — ответила я, — это хорошая идея.<...>
Нас щедро снабдили фруктами. А Сириус показал мне местный янтарь.
— Зеленый и голубой? — страшно удивилась Энн.
— Какая красота! — восхитилась я. — Спасибо, Сириус! И сколько тут интересных включений!
— Мы хотели с кораблем отправить, — сказал Сириус, — пока не так много нашли. Но раз уж так получилось, то держите образцы. Потом еще будет.<...>
Как же не хотелось возвращаться… Но делать нечего, королям отпуск не положен. И, распрощавшись с колонистами, мы отправились в обратный путь.
Честно говоря, я устала, но лететь мне все равно понравилось. Тут впору позавидовать тем, у кого есть постоянный доступ к волшебным змеям. И обязательно надо будет снова побывать на моем чудесном острове, да и на остальных тоже. Уверена, что Дикон присмотрел новые места для фортов и баз.
Энн тоже позевывала, но выглядела довольной и счастливой, а аббат светился собственным светом. Маги тоже недовольными не выглядели.
Монахи терпеливо дожидались в Мортленде и встретили нас с благоговейным восторгом. Понятно. Маги, умеющие управляться со змеями — это одно. Королю тоже по должности положено. Но родной аббат и свои же братья, совершившие такое путешествие, это совсем другое.
— Свершилось, братия! — торжественно провозгласил аббат. — Господь исполнил мою мечту, и я побывал в Атлантиде. Но и у вас есть такой шанс. Леди Мортленд разрешает нам основать филиал нашего монастыря в своих землях.
Зевающий Шелтон помогал Гермионе выгружать ингредиенты для зелий. Мы честно разделили фрукты, я подарила аббату кусок голубого янтаря, и Тирли вернула нас троих во дворец.
Вообще, это очень похоже на то, как Маша отдыхала во Франции в ДКТ.
Но долго отдыхать Варя не может, ее ждут европейские дела!
Дикон только головой качал. Деньги были нужны, Чезаре все-таки уговорил его провести рейд против пиратов из Северной Африки, захватывающих торговые суда и похищающие обитателей прибрежных деревень для продажи в рабство. А это новые военные корабли, огненные установки, наем матросов. Драко носился с идеей договориться с рыцарями Ордена святого Иоанна об организации базы на Мальте.
В те годы у госпитальеров не было никаких баз на Мальте. В те годы госпитальеры базировались на острове Родос. Мальту им подарит Карл V Габсбург после того, как турки их с Родоса выбьют. И какой там год? В 22 главе упоминалось только, что Варя «пережила» 1485 год. Получается, 1486 или 1487?.. Я это к тому, что Чезаре Борджиа родился около 1475-77 года. Только лет через десять Чезаре начнет играть в политике значительную роль. Когда банально вырастет. А в ИГПВП ему, получается... лет двенадцать? Или он в мире ИГПВП родился лет на десять раньше?..
Но это тоже все мелочи. Главное в том, что средиземская антипиратская коалиция состоялась:
— Сеуту португальцы не уступят, — тяжело вздохнул Гарри, — там тоже неплохое место. Но если привлечь их к нашему рейду, то можем воспользоваться как опорным пунктом.
— Наказать подлых пиратов, нападающих на христиан, дело достойное, — сказал Дикон, — так что португальцы нам точно помогут. Готовьте рейд.
К нашему флоту, готовящемуся отправиться в Средиземное море, помимо бретонцев собирались присоединиться корабли из австрийских Нидерландов. В море они должны были встретиться с португальцами и двинуться в Сеуту, а уже оттуда, сверившись с рыцарями-ионитами и силами Чезаре Борджиа, начать рейд. Надо сказать, что такого мощного объединения мир не видел со времен Крестовых походов. Главнокомандующими назначили Гарри и Драко, которым пожаловали звания Адмиралов. Ох… Только бы все получилось! У меня сердце замирало, когда наших моряков благословлял архиепископ Кентерберийский, напутствовал Дикон и провожали все мы. Только бы вернулись… Только бы ничего не случилось… Только бы…
Отплытие кораблей подгадали к самому благоприятному дню из всех возможных. Гороскопы рассчитывала наша команда, а Рабастан провел специальный ритуал, который должен был защитить корабли и моряков от черной магии.
Фраза про Австрийские Нидерланды — безграмотная, я объясню, почему, ниже.
И, наконец, до нас стали доходить новости с театра военных действий. Огромный флот встретился в Сеуте и двинулся вдоль побережья Северной Африки, выжигая базы пиратов и громя прибрежные города.
Старый конфликт разгорелся с новой силой. К тому же в Африку перебирались и вытесняемые из Испании арабы и евреи, не желающие принимать христианство. Святая Эрмандада получала все больше прав. И принявшие титул католических королей Фердинанд и Изабелла никак не могли остаться в стороне от такого важного дела. Испанские корабли присоединились к эскадре. Страшно даже представить, как они все делили командование. Хорошо, что на нашей стороне был Чезаре, а следовательно — и папа. Корабли рыцарей-иоаннитов перевозили в Европу освобожденных рабов-христиан. Им выдавали письма от имени папы, чтобы все оказывали им помощь и содействие, и немного денег, чтобы эти несчастные смогли вернуться на родину.
Самыми яростными врагами пиратов по понятным причинам были испанцы и португальцы. По доходящим до нас слухам король Неаполя тоже решил принять участие в расправе над старыми врагами. Даже французы не остались в стороне. Полыхало все побережье Северной Африки.
— Они все припишут себе, — сказала я, — а это идея Чезаре и наших детей.
— Ничего, — ответил Дикон, — они все понимают, что без наших кораблей и адмиралов ничего бы не получилось. Мне не жалко славы, у нас ее и так достаточно.
— Надо помочь тем несчастным, у которых не осталось никого на родине, — вздохнула Энн, — я пошлю деньги на Мальту. Добрые рыцари столько делают для освобожденных рабов.
Узнав об этом, к Энн присоединились многие знатные люди и купцы. Даже бедняки были готовы пожертвовать на помощь бедолагам. На Мальту отправили крупную сумму в тысячу фунтов.
А Варя-то боялась папского легата.
— Это благая цель, — согласился отец Бартоломео, — надеюсь, что он поделится своими планами и со мной. Я знаю, что король Англии щедр к нему, но думаю, что и Его Святейшество отметит его труды. Лично я точно буду ходатайствовать об этом.
На прощание я подарила ему резную шкатулку из розового дерева и кубок из раковины наутилуса, отделанный серебром. Даже вспоминать смешно, как когда-то побаивалась этого доминиканца. Нет, я не стала ему полностью доверять, но он так живо интересовался всеми новинками, так искренне восхищался ими. И он действительно мог помочь. Расстались мы со слезами на глазах. Хотя кто знает, может и еще приедет. Его отъезд явно был связан с планируемыми военными действиями в Средиземном море.
Cмешно вспоминать))))) азазаза)))) Дело в том, что пираты в Средиземном море — это была в основном проблема государств на побережье Средиземного моря. К Англии эти проблемы не имели никакого отношения. Точно так же, как и к Бретани, с которой Англия вступила в союз через брак наследника престола и наследницы герцога. Но папский легат и Чезаре Борджиа развели Варю
И Ричарда тоже, но прежде всего Варю. Во-первых, она принимает решения, во-вторых, это она решила «подружиться» с Борджиа и женить своего сына на Лукреции. Она приняла это решение, когда в 25 главе расспрашивала сына о Лукреции Борджиа после их свадьбы:
— Ну как? — спросила я у него.
— Она очень умная, — ответил Дик, — английский вовсю учит, всем интересуется. Братец себе на уме, его больше оружие привлекает. Показать-то ему показали, но чертежи и рецепты смеси не дали. Он намекает, что с такими устройствами на кораблях можно с пиратами в Средиземном море разобраться.
С пиратами разбираться надо, — согласилась я, — ты только представь, что начнется, если пронюхают, что на наших кораблях может быть золото.
на проведение дорогостоящей военной кампании, которая не соответствует ни интересам английского государства, ни интересам Бретани, ни даже, возможно, интересам «Австрийских Нидерландов». У Англии в те годы не было средиземноморских владений, английские купцы не ходили в Средиземное море торговать, георграфически Англия расположена далеко. Тем более, в ИГПВП англичане уже начали колонизировать «Америку», то есть их торговые пути лежат вдали от этого региона. А вот Папству и конкретно семье Борджиа такая кампания поможет. Поднимет их авторитет, выставит защитниками средиземноморских купцов, искусными дипломатами, которые могут собрать такие вот впечатляющие коалиции.
Варя, которая весь текст причитала, что кругом враги, что доверять нельзя никому и все хотят всех поиметь, купилась не на лесть даже, а просто на вежливый интерес и в обмен на брак, который ничего не дает Англии (кажется, я повторяюсь), пожертвовала огромными ресурсами и человеческими жизнями. А Родриго Борджиа и отца Бартоломео можно только поздравить.
Да, насчет Нидерландов:
Максимилиан Габсбург лично доставил свою дочь в Англию. У него не так давно закончилась война с городами Нидерландов, а его сын не нашел ничего умнее, как передать французам остатки бургундского наследства. Так что в поддержке могущественного короля Англии будущий император Священной Римской Империи очень даже нуждался. Дочь падчерицы, погибшей на охоте Мари Бургундской, сопровождала и сестра Дикона, вдова Шарля Смелого — Маргарет.
Воссоединение родственников. Даже представить сложно, сколько лет они не виделись. Маргарет похожа на мать, хотя и с Диконом довольно большое сходство. При этом это уже практически чужие друг другу люди.
Его сын ничего не «находил». В 1493 году по Санлисскому договору герцог Бургундии Филипп и король Франции обменяли территории: Франш-Конте и Артуа возвратили Филиппу, а он, в свою очередь, передал французам Пикардию и герцогство Бургундия. Но это не значит, что он отдал все наследство Карла Смелого. Мало того, самые важные и богатые территории, те самые «города», с которыми воевал Максимилиан Габсбург, остались во владении Габсбургов. Именно эти «города» потом перейдут по наследству Филиппу II Испанскому, восстанут против него и образуют Республику Соединенных Провинций. В ходе подавления этого восстания герцог Альба зачистит часть территории от протестантов, и тем самым оставит их под властью Габсбургов. Вот эти-то территории и будут называть Габсбургскими, или Австрийскими, Нидерландами. Эти территории более-менее соответствуют современным Бельгии и Люксембургу. В те годы говорить про Австрийские Нидерланды было очень-очень рано. Ни Максимилиан, ни его сын Филипп, ни представители «городов», с которыми они воевали, скорее всего, в таких категориях про них даже не думали.
«Маргарет». Маргарита, вдова Карла Смелого. Во-первых, они виделись с Ричардом как минимум дважды за последние 10 лет. Первый раз, во время военной кампании Эдуарда IV против Франции летом 1475 года. Второй раз летом 1480 года, когда Маргарита приезжала в Лондон просить Эдуарда IV о помощи против Франции. Во-вторых, Маргарита поддерживала Ричарда дипломатически, а рикардианцев - после смерти брата. После битвы при Босворте Фрэнсис Ловелл, друг детства Ричарда, и Джон, граф Линкольн, его наследник, сбежавшие из Англии, некоторое время прожили при дворе Маргариты. Когда они задумали отвоевать трон у Генриха VII Тюдора, она завербовала для них наемников.
Вряд ли это можно считать свидетельством того, что они с Ричардом были друг другу «почти чужие люди».
Но в ИГПВП Ричард надежно огражден от близких людей:
Теперь я чаще видела его друзей и советников. Фрэнсис Ловелл даже выразил мне свое почтение и напомнил о старом знакомстве. Ричард Рэтклифф и Уильям Кэтсби держались в стороне. Интересная компания, но Дикон не поощрял нашего общения. И, по-моему, тут дело было не в ревности. Скорее, он четко разделял разные сферы своей жизни, но так было спокойнее всем.
До 22 главы Ричард Рэтклифф вообще не появлялся. Я даже писал в одном из первых обзоров, что думал, что его в этом тексте нет вообще. (если интересно про Рэтклиффа, посмотрите самый первый обзор). Ловелл появлялся только в главах, описывавших детство в Миддлхэме. А ведь он и заседал в Совете Севера, и был одним из командиров в армии Ричарда во время шотландской кампании 1482 года (там его посвятили в рыцари), и потом, при дворе короля Ричарда III занял важнейший пост Лорда-Камергера (если грубо перевести на должности в бывш. СССР, то это как руководитель администрации президента и управляющий делами одновременно).
Сеньор Кристобаль Колон, явно настроенный на долгие уговоры и заготовивший не одну речь, был в шоке. Короля Англии уговаривать не пришлось — он уже согласился на экспедицию. Его интересовали детали и гарантии.
— Почему вы так уверены, что приплывете именно в Индию, а не в другое место? — первым делом спросил Дикон. — В океане могут быть и другие острова, и большая земля. У вас есть карта? Или другие сведения?
Судя по выражению лица генуэзца, что-то у него определенно имелось. Его сын, который сопровождал своего отца, даже попятился от такого напора.
Помимо обычной компании присутствовали и советники Дикона, а так же лорд Говард.
Джон Говард (в тот момент, кстати, уже герцог Норфолк и в РИ, и в ИГПВП) появился первый и последний раз в 23 главе. А ведь в РИ они дружили с 1471 года, и при Босворте Говард умер за своего короля.
Все остальное время Ричард находится при Варе, при попаданцах из ГП, которыми Варя помыкает, реализует ее проекты и планы. А если не так, то Варя лезет везде и всюду:
Воссоединение родственников. Даже представить сложно, сколько лет они не виделись. Маргарет похожа на мать, хотя и с Диконом довольно большое сходство. При этом это уже практически чужие друг другу люди.
Понятно, что большая часть хлопот падает на Энн, я всего лишь присутствую на официальных встречах. Мне выказывают уважение, но за масками заметно удивление и сдержанный интерес. Это понятно. Английские короли обычно своих любовниц и подружек не афишировали. Это не Франция с официальной должностью фаворитки.
Я ловила на себе заинтригованные взгляды Маргарет Йоркской, но делала вид, что ничего не замечаю. Мне братьев Дикона хватило в свое время. У сестрицы тоже свои тараканы могли иметься, пусть лучше с матушкой общается.
Вот не верю я этим словам про «только официальные встречи». Точно так же, как я не верю словам про то, что это Ричард «против того, чтобы мы общались». Если смотреть на сами действия Вари, то получится, что она не хочет, чтобы ее любимый общался с кем-либо, кроме нее, и имел отличные от нее интересы. Как-будто Варя отгораживает его от всего остального мира.
В следующей части я разберу оставшееся «интересное» (бухыхы) в главах 26-28, а потом — финишная прямая.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 80
Уста Саурона Онлайн
28 апреля в 00:37
ИГПВП, издание 2. POTATO SPECIAL.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда #упрт

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Как есть какой-нибудь Christmas special, а тут будет специальная серия про картошечку.
Дело в том, что картошка начинает занимать мысли Вари очень рано, еще во второй главе:
Сластена Элси вздохнула. Мне лично и орехов, вареных в меду, для полного счастья хватает. Хочу жареной картошки! Эх, помидорки, перчики… А еще кукуруза и фасоль — никогда не думала, что именно они мне будут сниться ночами. Когда там у нас Америку открыть должны? Все равно не поможет, конечно.
И в пятой главе, где Варя стыдит Гарри за незнание средневековых реалий:
сладкий и жгучий перец, какао и многие специи завезли из Америки, но ее еще не открыли. Обычные специи очень дороги.
— Да? — удивился Гарри.
— Да, — ответила я, — так что не трави душу. Думаешь, нам с братом Саймоном жареной картошечки или салатика из помидор не хочется? Про шоколадки вообще молчу.
Но после того, как Ричард III приглашает ко двору Христофора Колумба и соглашается финансировать его экспедицию, мысли о картошке становятся навязчивыми. Можно даже подумать, что она и открытия Америки Атлантиды хочет, чтобы попробовать картошки:
— А большую землю, Ваше Величество, я назвал Атлантидой, — закончил Колон.
Невилл явно сдерживался из последних сил, чтобы не броситься к вожделенным растениям. Я уверена, что привезли намного больше, а нам сейчас демонстрируют лишь самые эффектные экземпляры. Даже ананасы приволокли. А еще должен быть картофель и табак с хлопчатником. Хотя, признаться, без табака можно было бы и обойтись.
Ладно, вот утихнет эта суета, тогда все и узнаю. Сейчас слишком много дел. Невилл отчитался, что растения хорошо приживаются. И картофель есть, и душистый перец. Про новую замечательную специю слухи уже пошли, между прочим. Астория не удержалась и приказала добавить в суп. Слуги, разумеется, тоже попробовали. И растрепали.
Скорее бы попробовать картошечки, помидорок, какао. Хнык… Понятно, что столько лет обходилась — и еще обойдусь, но как же хочется…
Невилл, как главный герболог, ботаник и агроном вселенной ИГПВП начинает популяризовать растения из Америки Атлантиды и адаптировать их к английским условиям:
Поэтому Невилл, не заморачиваясь, договорился с несколькими монастырями о совместных исследованиях картофеля. Основную методичку он разработал сам. Семенной материал оказался в достаточном количестве. От монахов требовалось посадить, вырастить и отчитаться, чтобы сравнить, какие условия больше подходят. Близость нашего герболога к королю и дружба с епископами сделали свое дело. Как и слова о том, что овощ вкусный и очень полезный. К тому же его можно было есть в пост. Процесс пошел со свистом.
Наш аббат вдобавок урвал себе в теплицу душистый перец и ананасы. Чует мое сердце, что у нас и новый ликер появится.
Даже во время беседы с королем, при дегустации ананасов разговор свернул на одну тему:
Ананас мы, кстати, попробовали. По ломтику, но тем не менее.
— Очень вкусно! — оценил Дикон. — У нас такое тоже будет расти?
— В оранжерее, — кивнул Невилл, — сперва в Миддлхэме, а потом и в других местах. Такие фрукты, овощи и специи не менее ценны, чем золото, Ваше Величество. Португальские моряки в длительных плаваньях страдают от однообразной пищи и часто болеют цингой, а мы с братом Саймоном снабдили наши корабли концентратом апельсинового сока. И все здоровы. Этот плод тоже очень полезен. Да и душистый перец не только вкус и аромат еды улучшает. Нужно, чтобы люди как можно больше узнавали об этих растениях, тогда и торговля пойдет. А люди будут покупать, если узнают, что это едят при вашем дворе. Думаю, что те корнеплоды, что сейчас начнут выращивать при монастырях, у нас легко приживутся. А вот с маисом придется повозиться. Из него, между прочим, можно и масло добывать.
Придется всему нашему семейству поработать рекламой. Ничего, это окупится. И дело не только в прибыли. Пусть на столах европейцев как можно раньше появятся вкусные и полезные овощи и приправы. Невилл распишет подробные инструкции, чтобы не допускать появления монокультур, как случилось с картофелем в Ирландии, что привело к ужасным последствиям. Всегда должен оставаться запасной вариант.
«Не должно быть монокультуры! Должен оставаться запасной вариант», - говорит Варя... и пропагандирует только картофель.
На свадьбе наследника престола подают картошку:
Свадьбу сыграли со всевозможной роскошью и пышностью, праздники продолжались целую неделю. С таким количеством подрастающих детишек того и гляди только и будем успевать, что гулять на свадьбах. А там и крестины начнутся. На одном из пиров Невилл представил блюда из картофеля.
— Этот овощ, Ваше Величество, — объяснял он, — очень вкусен и полезен. И блюда из него можно готовить самые разнообразные. Эти придумала моя супруга, и это только начало. Вот, попробуйте.
Дикон крайне недоверчиво смотрел на картофельное пюре, но потом все-таки попробовал ложечку.
— Вкусно, — согласился он, — действительно вкусно.
— Можно варить, запекать, жарить и тушить, — продолжал Невилл, — и в суп добавлять тоже.
Я с наслаждением попробовала нежнейшее пюре и положила глаз на жареные ломтики. Дик, Нэд и Джон решили начать с пастушьего пирога. Энн, Лукреция и Анна тоже попробовали пюре. Чезаре предпочел печеный картофель. Постепенно новые блюда пробовали все присутствующие.
Даже Чезаре Борджиа оценил:
В Ватикане тоже оценят, не только благодаря семейству Борджиа:
Надо будет сообщить папе, — приглашенный на дегустацию отец Бартоломео с аппетитом поглощал вкусности, — это действительно вкусно.
— Мы с женой составили подробное описание этого полезного растения, святой отец, — тут же сказал Невилл, — его выращивали в нескольких монастырях, и отцы настоятели очень довольны полученным результатом, их отчеты я приложу. А моя жена добавила рецепты всех этих блюд. Мы издадим это отдельной книгой, чтобы все могли ознакомиться. И я буду рад отправить эту книгу и образцы картофеля Его Святейшеству в Рим. Как видите, у нас в Англии этот полезный овощ прижился.
Отец Бартоломео важно кивнул. Того и гляди у нас окончательно поселится, чтобы держать руку на пульсе. Еще бы, столько нового и интересного, а скоро и остальное подвезут.
Остальное скоро подвезут прежде всего Варе:
Мы с Невиллом договорились, что в моем новом поместье устроят теплицу, оранжерею и будут выращивать новые фрукты и овощи. Причем я предложила, чтобы ту же картошку давали крестьянам из соседних деревень бесплатно. Вместе с инструкциями по посадке и выращиванию. И покупали урожай. Можно было и дегустацию устроить в какой-нибудь праздник. Никакого насилия, никакого противодействия — потихоньку втянутся и начнут есть. Тогда можно будет прекратить бесплатные раздачи.
И первый овощ, который Невилл посадит в Мортленде, конечно же, будет
А жизнь била ключом.
Невилл быстренько организовал в моем новом поместье теплицу, оранжерею и посадки картофеля. Один из местных Лонгботтомов заключил со мной договор об аренде. Теперь возни с долгим выращиванием растений не было, мне просто привезли рассаду из Мортленда, так что ананасы на нашем столе появились. Больше всех их полюбил Дикон.
Бретонцы тоже полюбили картошку. Больше всех!
Что самое интересное, больше всех картофелем заинтересовалась Анна де Бретань. Она расспросила Невилла, узнала о его сотрудничестве с монастырями, а потом обратилась ко мне, так как Невилл рассказал и о моих планах.
— Я бы хотела передать такой полезный овощ и моим подданным, — сказала супруга принца Уэльского, — у нас в Бретани тоже бывают неурожаи, а лорд Лонгботтом сказал, что картофель может спасти от голода.
— Это так, — согласилась я, — но не стоит забывать, что люди не всегда понимают собственную пользу и часто отказываются от нового, предпочитая привычное. Поэтому нужно быть очень осторожным, предлагая что-то необычное.
Она медленно кивнула.
— Я понимаю, леди Барбара. Я отправлю несколько книг и сам картофель. И очень рассчитываю на ваши добрые советы.
Вот это да! Что значит воспитание! Бретонцы получили замечательную государыню. А я не прочь помочь. Тут ведь дело не в возможном заработке, а в помощи людям. Пусть и бретонцы пользуются нашими благами. Можно будет и фламандцев подключить. А там дело пойдет. Особенно, если папа благословит. А почему бы и не благословить, если отец Бартоломео поможет. Ему картофель очень понравился, как и душистый перец.
И Фландрия не останется без картошки:
Между прочим, во Фландрию мешок с картошкой и книга Невилла и Астории тоже уехали. Ричард решил похвастаться перед Габсбургом. Ну да, у нас не только мощное оружие есть, но и новые земли, где много всего интересного. Точно свадьбе быть.
Не только Фландрия не избежит:
Всем очень понравился предложенный мной омлет с ветчиной, томатами и сыром, как и фаршированные перцы, салаты, соусы и картошка во всех видах. Шоколад пробовали очень осторожно. Похоже, что Фландрия, Нидерланды и Австрия с частью Германии со всеми вкусностями ознакомятся в ближайшее время. Даже если там не будут заботиться о бедняках, как мы с принцессой Уэльской, главное — начать. Тем более что душистый перец в продажу поступил, и я даже получала некоторую прибыль, как владелица земель, откуда все это привозили.
Только
Леди Сесили картофель попробовала, но как-то не прониклась, а вот душистый перец и вкусный фрукт очень даже оценила. То ли еще будет.
И даже на Рождество Варя ела
На Рождество нам приготовили индейку, точнее — атлантическую курицу. Вкусно. Особенно с картофельными крокетами, фасолью в остром томатном соусе, кукурузой и прочим. Печеная тыква тоже была хороша. Вкусные блюда из овощей раздавали на улице. Народ славил короля. На нашу с Энн долю тоже досталось здравиц.
Все по-настоящему хорошие правители любят картошку. Папа Римский благословил картошку. По всей Европе, на всех полях растет картошка.
В файле текстового редактора у меня получилось три страницы цитат.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 54
Уста Саурона Онлайн
27 апреля в 19:57
ИГПВП, издание 2. Главы 23, 24, 25. Хроноворот, Атлантида, портрет.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Глава 23 начинается с очень интересной сцены. Варя там утверждала, что «Энн» секс не нужен:
Не стоило забывать и о нашем модном проекте. На следующий прием при дворе с угощением и танцами мы с Энн таки надели те шелковые платья, о которых говорили еще до коронации. Серебряное с черной отделкой — на Энн, черное с серебряной — на мне. Волосы убраны в сетку, поверх изящные диадемы в виде венков из чередующихся белых и черных роз. Верх в обтяжку, талия на своем законном месте, струящиеся юбки и довольно большие вырезы на груди и на спине, кокетливо прикрытые кружевами. Дикон сперва напрягся, когда сам нас увидел, потом — когда отследил направленные на нас взгляды. Нарцисса и Имельда сумели добиться фантастического эффекта. Когда-то Агнесса Сорель шокировала французский двор, переняв моду проституток и демонстрируя грудь. Мы такой глупости не сделали. Никаких ассоциаций с публичными женщинами, только изящество и красота. И простор для воображения.
— Мать, ты что творишь? — сказал мне Дик. — То есть, вы обе чего творите? Моего родителя сейчас разорвет. Это жестоко.
— А пусть не расслабляется, — мило улыбнулась я.
После бала мы с Энн заперлись в спальне и с хохотом повалились на кровать.
— Откроет засов с легкостью! — сказала я. — У него это после ритуала проявилось.
Дверь дернули раз, другой. Засов послушно скользнул в сторону, и дверь открылась.
— Вы что затеяли? — грозно спросил раздраконенный Дикон.
Прислуга оперативно попряталась.
— Мы тебя боимся, — коварно ответила я, — ты только что не дымился.
Энн даже взвизгнула от смеха.
— Дикон! На тебя смотреть страшно!
— Бедные мы, несчастные! Нас ждет жестокая расправа!
— А всего-то хотели повеселиться!
Он некоторое время грозно смотрел на нас, но не выдержал и расхохотался в свою очередь.
— Интриганки! Да если бы вы обе вообще без платьев пришли, на вас бы меньше смотрели. Это не одежда, а сплошной соблазн.
— Это только начало! — зловеще сказала я.
— Да-да, нам понравилось, — Энн тряхнула головой, — английские дамы должны быть самыми красивыми и желанными. Нечего подражать чужим модам, пусть подражают нам.
Дикон устроился между нами.
— Это было очень красиво, — сказал он, — очень. Уверен, что мне все завидовали. Но ведь вам обеим начнут подражать. Это что же будет?
— Такие платья пойдут не всем, конечно, — сказала я, — но у женщин должна быть возможность показать себя. А у мужчин прибавится повод для гордости за своих дам.
— Вот именно! — согласилась со мной Энн. — И Барбара совершенно права насчет головных уборов. Так гораздо удобнее.
— У нас столько планов, — мечтательно протянула я, чувствуя горячую руку на своем бедре.
— Дикон! — протянула Энн. — Ты что это задумал?
Нас сгребли в охапку и расцеловали. От возни диадемы и сетки для волос слетели, и наши с Энн локоны вырвались на свободу. Дикон даже глаза прикрыл от удовольствия.
Я принюхалась.
— Ты брал мои духи? Опять?
— Значит, до моих не добрался, — констатировала Энн.
— Жадины, — ответил Дикон.
Мы с Энн переглянулись… Через мгновение задыхающийся от хохота Дикон был в полной нашей власти. Мы отлично знали, что наш ревнивец боится щекотки.
— Сдаешься! — грозно спросила Энн.
— Сда… сдаюсь! Хватит! Ой! Все…
Я успела увернуться от его руки и выбралась из кровати, которую теперь точно надо будет перестилать заново.
— Ты куда? — тут же спросил Дикон.
— Пить хочется. Вам вина налить?
— Конечно! — Энн тряхнула головой и последовала за мной. — Мне тоже пить хочется.
— Сейчас выгоним этого типа и ляжем спать, — сказала я.
— Сперва ванну примем, — предложила Энн.
— Спинку друг другу потрем, — кивнула я.
— Это вы кого выгнать собираетесь? — донеслось с кровати.
— А ты как думаешь? — я отсалютовала ему кубком. — Хотя, можешь оставаться. Энн, пошли ко мне, а дверь подопрем.
— В окно влезет, — заметила Энн.
Дикон устроился на боку и подпер голову рукой.
— Накажу обеих!
— Сначала поймай!
Удрать все-таки удалось. Мне действительно хотелось принять ванну.
“Энн» никакой секс не нужен, и втроем они никогда-никогда. Верю.
А ведь они между тем технический прогресс в Англии прое... кхм.
А тут и моя книга с упражнениями для девочек и женщин подоспела. Ее копию, как и копию брошюры Пэнси, я отправила в Рим, как и обещала. Отец Бартоломео прислал благодарственное письмо.
Да, Варенька там написала книги о том, как делать зарядку, еще там что-то про рожениц и про помощь людям с проблемами с опорно-двигательным аппаратом. И, когда папский легат приезжал засвидетельствовать чудотворство Дика, он этими книгами заинтересовался (конечно же):
— Надеюсь получить все ваши работы, — сказали мне, — и копию описания массажа для детей с повреждениями ног.
Копию свитка вы получите завтра, — сказала я, — это такое горе для родителей, когда их долгожданное дитя из-за положения плода или неопытности повитухи рождается увечным. Без моего Дара или Дара моего сына результат, возможно, окажется скромнее, но никогда не стоит опускать руки. Даже небольшой успех подвигает на свершения. А для детей так важно бегать и играть наравне с другими. Это взрослый человек может смириться, да и то не всегда.
А ведь до этого Лавгуд отжал себе типографию в Тауэре. Нет, серьезно, рейдерски захватил у Уильяма Кэкстона, английского первопечатника.
Тем более что основанную Энтони Риверсом типографию Дикон передал Лавгуду, который носился с идеей организовать газету.
И книга, которую Варя написала, конечно была отпечатана в большом количестве копий:
Реклама по причине отсутствия прессы ограничивалась устными рассказами и вывесками, но я в дополнительном заработке не нуждалась. С благословения епископа часть книг отправили в те монастыри, где принимали рожениц. Посмотрим, как дело пойдет.
То есть книги вроде бы печатают, но их отправляют, судя по тексту, в основном в монастыри, а папскому легату переписывают от руки. То есть с книгопечатанием тут же начались проблемы.
Да, откуда Варя знает про проблемы с опорно-двигательным аппаратом?
После неудачного заговора с отравлением Варя окончательно взяла себе на воспитание дочерей Елизаветы Вудвилл:
Ее тезка хлопот не доставляла, а вот у маленькой Бриджит оказались проблемы с ножками. Последний ребенок из двенадцати, неудивительно. А я еще не понимала, почему ее в монастырь в другой реальности отдали. Малышку мне стало жалко, и я взялась за лечение. И Дика припахала. Он охотно помогал кузине. Я же делала девочке массаж, осторожно разминала ножки, показывала простенькие упражнения. И дело пошло на лад. Вскоре Бриджит вовсю ковыляла по своим комнатам. Постепенно ее походка выправилась, а потом она назвала меня мамой.
— Кузина решила стать сестренкой, — прокомментировал это Дик.
Я была несколько обескуражена этим обстоятельством. Нет, отталкивать девочку я не собиралась — она мне нравилась. Милый ласковый ребенок. Она же не виновата, что у нее такие родители. К тому же ей требовалась моя помощь и внимание. Но мама…
Дикон, впервые услышав это обращение, обалдел. Девочка неуверенно шла через довольно длинную галерею, вытянув вперед ручки. Хлопнулась на попу и позвала меня.
— Мама! Иди к Бри! Бри упала!
Я подхватила девочку на руки. Она тут же обняла меня за шею и разулыбалась.
— Она сама, — тихо сказала я, — не надо ничего говорить.
Он кивнул, но потом вернулся к этому вопросу.
— Она же тебе не дочь.
— Она маленькая, — ответила я, — к тому же Дик, который помогает мне ее лечить, меня называет мамой, вот и она решила. Пусть называет, мне не жалко. Подрастет и все поймет. И я все равно буду ее лечить и с ней заниматься. Ты бы видел, она ведь почти не ходила, а скоро бегать будет.
— Она тебе нравится? — уточнил Дикон.
— А тебе не нравится? Милая маленькая девочка. Очень ласковая, умненькая.
Так я обзавелась дочкой, не официально, конечно. Энн прокомментировала ситуацию, что, типа, если хотела дочку, могла бы и родить.
— Зачем, если уже есть готовая? — парировала я. — К тому же она вряд ли нужна матери и сестрам. Больных часто не любят, да и внимания ей нужно больше.
Я прямо прослезился от этого всего.
* * *
Поиски хроноворота тоже успешно продолжаются. Только про сам хроноворот и проблемы с пространством и временем начинают говорить что-то другое, отличное от того, что говорилось в предыдущих главах:
Шестнадцатого марта [1485 года] потряхивало не только нас с Диконом. Замерли все маги. И, наверное, те, кто подбрасывал письма, тоже. День медленно тянулся. На какой-то момент солнце скрылось за облаками, я сжалась от ужаса, но это были всего лишь облака. Затмение не случилось.
Вечером я разрыдалась так, что перепугала и Энн, и Дикона.
— Ты что? — в ужасе спросил он.
Не могла же я сказать ему, что это значит. Мы это сделали! Сделали! Мы создали свою реальность! Господи… Получилось!
Меня напоили успокоительным. А ночью появился черт.
— Поздравляю! — сказал он. — Почти получилось. Ты же понимаешь, что еще ничего не кончилось?
— Мог бы и не напоминать, — вздохнула я, — но я рада, что мы многого достигли.
Он ухмыльнулся.
— Я в тебя верю! Давай…
И пропал.
— Меня вот что беспокоит, — сказал Рабастан, — если на хроновороте такая мощная защита, что до него не может добраться даже черт, то как доступ к нему получили двое мальчишек? И ведь его исследовали. А это значит, что защиту снимали.
— То есть, нас использовали, чтобы создать свою реальность? — задумался Люциус. — Или в том времени и на нашем кураторе какие-то ограничения были? Как вариант, только в этот временной отрезок он может добраться до хроноворота.
1485 год подошел к концу. В Гластонбери тоже ничего не обнаружили. Где? Где этот чертов хроноворот?! С одной стороны, мы создали свою реальность, но если вспомнить то, с чем столкнулись маги, то страшный артефакт вполне мог перемешать несколько вариантов этой самой реальности. И еще неизвестно, что может получиться в нашем случае. К тому же у нас тут отголоски старого вмешательства во время еще чувствуются. Вот что за подлость! Столько трудов, стараний. Такие достижения. А все равно, сидишь как на пороховой бочке и ждешь, когда рванет, во что выльется. Р-р-р-р…
А потом Варя и Ко. решают приманить хроноворот, призвав... Альбуса Северуса и Скорпиуса:
Зал в Фонарной башне я узнала сразу же. Эффектно все выглядело: полыхающая алым пентаграмма на полу, светильники и курильницы. Держащиеся за руки Гарри и Драко. Антонин с флаконом моей крови в руках. Читающий заклинания на незнакомом языке Рабастан. Жутковато… Вот в центре пентаграммы сгустился воздух, вот появилось яркое, словно бы электрическое сияние. Вспышка. И прямо на светящиеся линии откуда-то сверху упали два тела. Драко и Гарри как два коршуна бросились на них и сорвали с их шей тонкую цепочку, на которой крутился как сумасшедший тот самый хроноворот. Раздался удар грома. Артефакт замер.
К неподвижным мальчишкам бросились Снейп и Гермиона и начали приводить их в чувство. Гарри и Драко держали на вытянутых руках хроноворот и оглядывались по сторонам. И где черт? Чего он ждет?
Между тем, из пустоты к хроновороту протянулись руки. Мужская и женская. Мантии-невидимки, что ли? Очень интересно…
Сидящие в засаде, как я поняла, под чарами хамелеона, дамы тут же обездвижили конкурентов. Те и пискнуть не успели, как оказались без мантий-невидимок и надежно связанными. Странно как-то. Чего поперли против магов? Так надеялись на мантии? Не знали про волшебные палочки? Да там достаточно метко камень бросить, чтобы их обезвредить. Как будто сложно прицелиться, не видя всего человека. Или думали, что волшебники не знают про артефакты? Похоже, что черт капитально задурил мозги обоим.
А вот и он. Мамочки… Это он по моей просьбе так видоизменился, или мы его видели в, так сказать, домашнем виде? Теперь его чертом назвать и язык не поворачивался. Божество какое-то древнее, возможно шумерское. Или шумерско-индийское, если такие были. Потому что количество рук и три головы со зверскими мордами напоминали индийских демонов, а вот головные уборы в виде раковин и все прочее явно отдавали древней Месопотамией. Ну и прочие спецэффекты в виде огненных шаров, молний, свечения и тому подобного в наличии, куда ж без этого.
Мы с Энн непроизвольно схватились за руки.
— А-а-а-а! — взвыло чудовище. — Попались! Эта вещь была украдена из моей сокровищницы! Сейчас я покараю воров!
Сознание от страха потеряли как Альбус Северус со Скорпиусом, так и леди Стенли с Джаспером Тюдором. Наши маги дружно замерли.
— А ну, дайте сюда! — рявкнуло чудовище.
— Возьмите, пожалуйста, — вежливо ответил Гарри, — нам это не нужно. И мы у вас ничего не крали.
— Извините, — добавил Драко, — вы не могли бы сделать так, чтобы эта вещь больше не попала в руки смертным?
Чудище цапнуло артефакт и оскалило все три пасти в радостной улыбке. Жуткое зрелище!
— Не крали, говорите! Да, это было очень давно. Ладно, не буду наказывать. А эта вещь будет уничтожена, и никто больше не создаст что-то подобное! Я сказал!
И исчез.
Очухавшиеся маги убрали следы ритуала, подхватили пленных и рванули на волю.
Да, там оказались еще Джаспер Тюдор и леди Маргарет «Бьюфорт». Джаспера Тюдора казнили, леди Маргарет «Бьюфорт» отправили в монастырь, у ее мужа (Томаса Стенли) отобрали все земли и титулы. Вот и все. Там еще много рассуждений про то, какие они сумсашедшие, как они оторваны от реальности и как они разевают рот на то, что им не принадлежит. Но я уже подобное цитировал в разборе других глав, так что смысла повторяться нет. Просто оцените, как быстро и легко расправились с врагами. С главными антагонистами, которыми нас пугали весь текст, которым были посвящены долгие абзацы запутанных параноидальных рассуждений. А это произошло в 14 главе, то есть там остаются еще пять глав и эпилог.
Но вернемся к хроновороту. Драко и Гарри само сочувствие и участие к своим детям.
Альбус Северус и Скорпиус выглядели изможденными. Снейп протянул им по флакону зелья, они безропотно выпили. Гарри и Драко поглядывали на своих потомков настороженно. Да, в этой реальности парнишки были им никто, но думать-то хоть немного надо.
Они, кстати, похожи, что на Драко, что на Гарри, но не настолько сильно, как нынешние дети моих друзей. О родстве догадаться можно, но не более того. А вот что там в головах творится, даже думать не хочется.
Малфоевский эльф принес Омут Памяти, и маги сгрузили туда воспоминания. Первым смотрел Ричард. Я толкнула Энн локтем, сняла головной убор и размотала косы. Энн взглянула на меня, я указала ей на большую чашу. Да, мы вполне могли посмотреть вдвоем, но прически и покрывала мешали бы. Энн понятливо занялась прической.
Маги устроились на скамейках и сундуках, стоящих вдоль стен.
— Папа, — тихо спросил Альбус Северус, — а зачем ты нас в маггловский музей притащил? И кто это?
— Потом объясню, — ответил Гарри, — молчи пока.
— А мама где?
— Здесь твоей мамы нет, — ответил Гарри, — и вряд ли она появится.
Скорпиус уставился на Асторию.
— Мама?
— Нет, — спокойно ответила та, — я не твоя мама. Я леди Лонгботтом.
Мальчишки переглянулись и тяжело вздохнули.
Вот эта вот сцена с хроноворотом в Тауэре рушит весь обоснуй попадания в прошлое из первых глав, сюжетную арку с Убежищем в Мортленде и т. д. Напомню, что говорил Драко Малфой в четвертой главе:
— Правда, что ли, XV век? — спросил Драко. — Ну и хрен с ним! Северус, не поверишь, куда угодно провалиться был готов, лишь бы избавиться от этого кошмара. Ты себе не представляешь! Окончили Хогвартс, стали как-то устраиваться — и понеслось. Думал, с ума схожу. То я живу один, но отчетливо помню, что родители живы, а я женат и у меня ребенок. То не могу понять, что эта баба рядом со мной делает. Дети тоже разные были. То дочь, то сын, то однополые близнецы, то разнополые. И память странная, отрывочная. И у власти, то Шеклболт, то Фадж, то Темный Лорд. Даже Амбридж как-то в министры пробилась.
То есть подразумевалось, что временная линия одна, просто хроноворот постоянно изменяет ее. Иначе у Драко не было противоречащих воспоминаний. Ведь если если хроноворот создает параллельные «варианты реальности», т. е. другие вселенные, то там будут и «двойники» Драко, у которых будут свои воспоминания... И если Альбуса Северуса и Скорпиуса призвали с хроноворотом из одной из таких вселенных, то это, получается, копия хроноворота из параллельного мира?.. Я уже запутался, как это работает.
То есть, мы знаем, как это работает, из пролога. Это созданный чертом специально для Вари «вариант реальности».
* * *
И в этом варианте тоже есть Америка, и ее тоже надо открыть. Варя делится с мужем некоторой частью предзнания о путешествиях Колумба, поэтому его приглашают ко двору и выслушивают. Ричард III соглашается на экспедицию, один корабль снаряжают Варя и «Энн»:
Теперь была очередь Энн.
— Если экспедиция будет, — мило улыбнулась она, — то мы с Барбарой снарядим один корабль за свой счет.
Колон тут же уставился на нее, потом на меня. Я тоже улыбнулась.
— Я тоже, — подал голос Нэд, — отец, разреши!
Дикон пожал плечами.
То, что один корабль снаряжали за свой счет мы с Энн, произвело надлежащее впечатление. Второй Дикон разрешил оплатить Нэду, к которому присоединились братья и сестра. Третий был от Малфоев. Невилл сам рвался в экспедицию, грезя о чудесных новых растениях, но его никто не пустил. Тогда он занялся инструкциями для нескольких своих учеников. Свой списочек приготовили и Имельда с Пэнси. Четвертый корабль снарядили купцы Лондона. Пятый — Йорка. Еще два корабля предоставил герцог Бретани от имени своей дочери и наследницы.
Мы постарались предусмотреть все, что возможно. На кораблях имелся большой запас лекарственных зелий, много пороха. Две установки для метания огненной смеси. Моряков сопровождали целители, священники. Дату отправления тщательно рассчитали, но все равно было неспокойно. Такое событие…
Корабли, конечно, возвращаются все, и, конечно, находят Америку. Только тут это не Америка.
Кстати, мне вдруг стало интересно, а ведь в этой реальности не будет самого названия «Америка». Наши-то точно знают, что не в Индию поплыли. Так как назовут? Спросила у Драко. Тот подмигнул и ответил, что посоветовал назвать новые земли Атлантидой. Во дает! Хотя… Океан Атлантический, так что даже логично назвать в честь него земли, которые он омывает. Ведь и его назвали в честь легендарного материка. Интересный парадокс получается.
Отчет о плавании все слушали, приоткрыв рты. Очень все художественно получилось. Еще и один из мастеров Невилла зарисовки демонстрировал. Тут были и летучие рыбы, и ветер, дующий лишь в одном направлении. И светящаяся вода. Саргассы они видели, но успели отвернуть в сторону. Ну, и достигли островов.
Да, Колон признался, что это не Индия. И не Япония. Но острова весьма богаты, среди них есть как населенные, так и необитаемые. Аборигены имеются как мирные и доброжелательные, так и воинственные и жестокие. Все они язычники. Дальше, за островами простирается большая земля. Она населена, но насколько густо — неизвестно. Путешественники видели корабли туземцев, но те близко не подплывали. Фигурки идолов были найдены на одном из островов.
Острова назвали в честь Ричарда, нас с Энн и наших детей. Землей леди Барбары, насколько я поняла, оказался остров Гаити.
— А большую землю, Ваше Величество, я назвал Атлантидой, — закончил Колон.
Дикон подарил мне остров имени меня. Мамочки, что я с ним делать буду! Ладно, придумаю.
А дальше происходит то, что ярко показывает, какой благополучной стала жизнь в Англии в царствование Барбары I:
А Сириус вдруг загорелся ехать в Атлантиду. Он опять переругался с родней и носился с идеей обменять у меня пожалованное королем поместье на землю на моем острове. И уже там основать колониальную ветвь семейства, не зависящую от английских родственников. Я и так была готова помочь, но ему было принципиально именно совершить обмен, кажется, какие-то магические заморочки. Обещал все объяснить. Ладно, пусть едет, удержать его точно не получится. Жена и дети, конечно же, уезжали с ним. А там, глядишь, и еще кто-нибудь подтянется, чует мое сердце.
— Я так и не поняла, почему тебе так важно обменять поместье, — сказала я, когда Сириус наконец нанес мне, Энн и Дикону неофициальный визит, — вполне можно владеть землями и там, и тут. Может быть, кто-то из твоих детей захочет вернуться.
— Родня, — поморщился Сириус, — формально я имею к ним отношение. Так что могут попробовать к рукам прибрать, пока я в Атлантиде буду. А я этого не хочу. Они такие жадные и противные, ты себе не представляешь. Понятно, что всем хочется к благам присоседиться, но ведь другие готовы помочь или свое вложить. <...> А эти только и умеют, что требовать. У тебя есть — дай им. Даже на те серьги, что ты Лаванде подарила, позарились. Мол, такие больше подойдут жене Главы Рода, а не моей. Правда, парочка нормальных там нашлась, просятся со мной, готовы клятвы принести. Мне поперек горла все эти поползновения. Так что, Барбара, давай меняться. Тебе ведь сейчас много тратить придется, а там земля плодородная и овцы. Можно будет и теплицу устроить, и новые растения выращивать.
Дикон слушал с интересом.
— Я очень благодарен за земли, правда, сир, — улыбнулся ему Сириус, — но раз такое дело… А на острове мы форт устроим и опорный пункт для экспедиций, которые дальше пойдут. Монахов из Болтона с собой возьмем. И Хагрид с Томом тоже ехать хотят. Том — целителем и зельеваром, его брат Саймон с Гермионой здорово натаскали, а Хагрид животными интересуется. Снаряжение я уже подбираю, там много чего надо. Сейчас списки составляем.
— Том и Хагрид тоже едут? — переспросила я.
— Да там и Шелтон загорелся, но его отговорили, старый уже. Даже аббат говорит, что если бы не годы и пригляд за хозяйством, то тоже рванул бы, не задумываясь. И кое-кто из крестьян заинтересовался. Ну и из Йорка тоже хотят. Будет у нас там Новый Йоркшир.
Я вздохнула.
— Я рада, что вы так хорошо придумали, — сказала я, — но ведь это так далеко. Может быть, мы все больше не увидимся…
Сириус тоже вздохнул, но отговаривать его бесполезно. Это его выбор.
— Уговорил, — буркнула я, — а землю на острове сам себе выберешь.
— Наглеть не буду, — улыбнулся Сириус.
Дикон кивнул.
И отплыла вторая экспедиция в Атлантиду. Ее снова возглавлял Колон. Корабли должны были вначале высадить на моем острове колонистов, а потом отправиться дальше — исследовать новые земли.
Народу набралось довольно много, так что поселение там точно появится. Отдельной группой держались доминиканцы, получившие благословение от папы на миссионерскую деятельность. Я подарила церковную утварь и большое серебряное распятие для церкви, которую монахи из Болтона собирались основать на острове. Все это торжественно освятили в Вестминстерском соборе.
— Вы, главное, все записывайте и отсылайте отчеты нам, — попросила я, — это очень важно. И если у туземцев есть какие-то свои книги, то обязательно присылайте в Англию. Сохраним. А когда появятся словари, то все тщательно прочитаем. Вдруг там действительно будут упоминания о святом Брендане и других путешественниках? И про интересные вещи для моей коллекции не забывайте.
— Все будет, — подмигнул мне Сириус, — лично прослежу.
Очень важный Том погрузил на корабль котлы, несколько наборов зельеварческого инструмента и защитную амуницию, а еще — копии справочников и книг, которыми его снабдил Снейп. Сундук с лекарственными зельями тоже имелся.
— Удачи тебе! — пожелала ему я.
— Говорят, там очень много разных змей, — хитро улыбнулся он в ответ, — ох, я и развернусь.
— Осторожно только, береги себя, — на всякий случай посоветовала я.
Он кивнул.
Хагрида, что интересно, никто не узнал. Подивились на высоченного мужика с бородой, но и только.
— Василиска заведу, — мечтал он, — а еще там, говорят, пернатые змеи водятся. А может, и еще кого интересного найду.
Этот найдет, можно не сомневаться.
Даже Шелтон решил, что «пора валить». Причем интересно, что Сириус пришел отчитаться королю о том, кто уезжает. Ричард, видимо, хоть и смирился, но делает, что в его силах — всех, кого может, отправляет в колонии. Видимо, в этой реальности он станет первым отцом-основателем США.
Почему, кстати, я назвал Ричарда вариным мужем? Потому, что отношения со Святым Престолом продолжаются:
Любит наш король шокировать окружающих. Он и у папы индульгенцию запросил по поводу нашего странного союза. Чует мое сердце, что документ будет из той же серии, что и моя справка за подписью Эдварда и прочих о том, что я не являюсь ведьмой. Надо будет в рамочку вставить и на стену повесить. Ни у кого такого нет.
Из Рима пришла индульгенция. Папа еще и благословил наше семейство, так что не только у меня есть прикольная бумажка. Интересно, что еще прибавится?
Между тем собирали вторую экспедицию. А в Лондон прибыла Лукреция Борджиа, моя невестка.
Совсем юная девушка, почти ребенок, смотрела на меня широко распахнутыми глазами. Присела в реверансе, а затем проговорила приветствие на латыни. Я улыбнулась ей, чтобы подбодрить. Какая хорошенькая! А с возрастом станет настоящей красавицей. Держись, Дик, придется тебе конкурентов отгонять.
Сестру сопровождал брат Чезаре. Очень интересно…
Прибыл и старый знакомец — отец Бартоломео. Было похоже, что он действительно рад снова нас всех увидеть.
— Мать, — шепотом сказал Дик, — я как-то не думал, что она такая мелкая.
— Это недостаток, который быстро проходит, — тоже шепотом ответила я, — подождешь немного, заодно и жену как следует узнаешь. Подружишься, очаруешь. Тебе что, спать не с кем?
— Какие вы, родители, практичные, — проворчал дорогой сынуля, улыбаясь невесте и будущему шурину.
Гыгы, практичные. Ага. Мы все видели, какая Варя практичная в семейной жизни.
Ничего, точно знаю, что ворчит Дик больше для порядка. Очаровательная девушка с золотистыми волосами ему наверняка понравилась. А вот какого цвета ее глаза, сказать очень сложно. Они кажутся то голубыми, то зелеными, но, в общем, это красиво. Брови и ресницы не белесые, как бывает у блондинок. И не похоже, чтобы это была краска. Тонкие правильные черты лица, выразительный нежный рот. Фигура обещала аппетитные формы. Красавица. Надеюсь, что мы с ней поладим.
Чезаре не без интереса скользнул взглядом по племянницам Дикона. О как! Все-таки надеюсь, что слухи о его похождениях сильно преувеличены. Девочкам хотелось бы найти основательного мужа, без закидонов.
Семейство было в сборе, все прибыли на свадьбу. В программе присутствовали пиры, балы и турниры. Все как у людей. И выглядели мы на уровне. Гости не затеняли нас ни роскошью, ни хорошим вкусом. Энн отчетливо выдохнула — наши дамы вновь не подкачали.<...>
Дик поцеловал руку невесте и раскланялся с Чезаре. Ричард поприветствовал гостей. Обменялись подарками. Мне презентовали роскошное издание сочинений Кристины Пизанской. Хм… А мой подарок — серьги из потрясающих нежно-розовых жемчужин с золотистыми вкраплениями — заставил Лукрецию восхищенно ахнуть. Да, таких точно не было ни у кого.
— Какая красота! — пробормотал Чезаре. — Мы с сестрой выехали из Рима до того, как пришел ваш отчет, но в пути только и слышали, что о новых землях и чудесных жемчужинах. Зато теперь мы все узнаем из первых рук.
— Надеюсь, ваше путешествие было не слишком утомительным, — ответил на это Дикон.
Переводил отец Бартоломео, он тоже оценил жемчуг.
Да, и вишенка на этом торте: портрет! Тот самый портрет, который привел в восторг моих комментаторов в предыдущем обзоре:
— Их не переделаешь, — вздохнула я, — давай действительно займемся чем-нибудь интересным. Я бы все-таки пригласила хорошего художника из Италии или Фландрии, чтобы он писал нам картины и взялся обучать наших мастеров. Ты же не хочешь, чтобы после нас с тобой остались такие же кошмарные портреты, как от брата Дикона? Он же красивым мужчиной был, а тут голова чуть ли не шире плеч. И одно плечо выше другого. Я бы не хотела, чтобы нас с тобой, Дикона и детей нарисовали подобным образом. Еще потомки стесняться горбатых и кривых предков начнут.
Но Фландрия нас не устроит, Ганс Гольбейн-старший для быдла, Ганс Мемлинг тоже, только Италия, там настоящее лакшери, дораха-бахато:
А я написала отцу Бартоломео, чтобы он рекомендовал нам с Энн хорошего художника. Понятно, что шпиона пришлют, но надо же с кого-то начинать.
А тут и наш портрет на троих дописали. Вещь получилась обалденная и совершенно нетипичная. Существовали определенные правила изображения знатных особ, а тем более королей с королевами. Тут тебе и выражение лица, и положение рук. Дамам вообще приличествовала молитвенная поза. А тут… Мы с Энн лукаво улыбались, наклонив головы в сторону Дикона, у которого на физиономии прямо-таки читалось: «Что? Завидно, да?» А тут еще эти розы в руках.
Дик тут же нарек эту идиллию «Папаша в розарии», за что схлопотал от меня по заднице. Дикон не обиделся, а только хмыкнул. Энн посмеялась. Но чаще всего портрет называли «Король и его розы». Повесили его в галерее, количество заказов у мастера тут же увеличилось. Еще бы! Это не жуть, которой можно было непослушных детишек пугать. Живые люди с живой мимикой, румянцем на щеках. И узнать можно без подписи. К тому же и детали одежды с драгоценностями были очень даже тщательно прописаны, а для многих важно, чтобы все видели уровень благосостояния.
Леди Сесили ничего не сказала, только вздохнула. Наверное, тоже хотела бы портрет, где она молодая и красивая.
От описания и реаекции леди Сесили я почти в таком же восторге, как и Варенька.
В следующей части обзора, надеюсь, доберусь до картошечки — еще одного предмета восторгов в прошлом обзоре.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 77
Уста Саурона Онлайн
27 апреля в 08:44
ИГПВП, издание 2. Главы 21.2, 22. Планы осуществились в Риме.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Основная часть.

Что еще есть в двух этих главах? Игры со Святым Престолом.
Я стал лучше понимать цели черта. Для начала:
А вот от следующей новости я обалдела по полной программе. Мне об этом сообщил Лестранж. В Риме скоропостижно скончался кардинал Чибо, который в моей бывшей реальности стал папой Иннокентием VIII. Неужели Забини? Но обсуждать такое можно было только со своими.
— Да, — сказал Рабастан, — это ее рук дело, за этим и отправилась. Там известные два немца давно воду мутят, а теперь и с ними можно справиться. У леди Элеоноры многие предки пострадали. Она мне сказала, что счастлива попасть в это время и сделать все, чтобы не было буллы Summis desiderantes affectibus. Она ведь должна была выйти в декабре этого года.
— «Всеми силами души», — пробормотала я, — а ведь мы про это забыли. Столько всего. Но ведь она здорово рисковала! Как бы не пострадала вместе с сыновьями. Если что, пусть бежит обратно в Англию, мы их не оставим без помощи.<...>
— Ну, хоть немного хороших новостей, — выдохнула я, — правда, теперь неизвестно, что там с Борджиа.
То есть не будет Папы, который откроет охоту на ведьм и колдунов в Европе.
А с Борджиа все понятно:
В Риме помер Сикст IV, а вместо него на папский престол каким-то очень хитровывернутым способом избрался Родриго Борджиа, взявший себе имя Александр. Вот это да! На столько лет раньше! Ой, что будет!
Пришло письмо от Забини. К нам все-таки направили легата с большими полномочиями. Он должен удостовериться в способностях Дика. В приписке значилось, что папа заинтересован в браке моего сына со своей дочерью, но будет ждать отчета. Ох…
А в первых числах сентября до нас доехал легат из Рима.
Иногда протокол с этикетом — спасение. Или, по крайней мере, хорошее подспорье. Нельзя же открывать ногой дверь в королевский дворец с воплем: «А где тут у вас чудо-целитель? Предъявите немедленно!». Аудиенция, прием. Верительные грамоты.
Да не за чудесами он приехал. Вернее, за чудесами, но другими. В Италии уже все неблагополучно в этом плане:
В Италии, если что, тоже волшебники имеются. Здесь все просто и понятно: хочешь просто колдовать — сиди в норке и не высовывайся. Как только вылез, тебя возьмут в оборот. Не нашел покровителя среди знати и князей церкви — считай, что тебе очень не повезло в этой жизни. Разве что деревенские знахарки и повитухи мало кого интересуют. И то есть шанс получить по голове.
— Вы действительно можете исцелять больных и увечных, сын мой? — ласково спросил легат.
— Увечных чаще исцеляет моя мать, святой отец, — ответил Дик, — Господь благословил ее Даром вправлять и соединять даже раздробленные кости. Иногда мы с ней помогаем страждущим вместе. Мой Дар позволяет исцелять заражения, кровотечения и внутренние повреждения. Вот только принимать за раз многих я не могу.
Экзамен был суровым и длился несколько дней. Мне тоже пришлось демонстрировать свои способности. Дик исцелил трех прокаженных.
Хотя официально должность адвоката дьявола еще не была введена, с его обязанностями неплохо справлялся привезенный из Рима доктор, но Дик держался и отвечал на все вопросы без запинки.
Легат благодушно улыбался. Мне не жалко переслать ему записи, не жалко помочь, но он меня напрягает.
Наконец уехал. Вот совершенно не уверена, что его отчет будет благоприятным. Очень может быть, что наше оружие, до которого он так и не добрался, окажется важнее наших с Диком успехов в целительстве.
Да зря Варя переживает. Все нормально, идет командная игра.
Из Рима пришло подтверждение того, что Дик является чудотворцем. Его не требовали к папе, чему мы все обрадовались. Начались переговоры о помолвке нашего целителя с маленькой Лукрецией.
Что происходит: моя версия. Католическая церковь в те годы погрязла в коррупции, разврате и оккультизме. И черт хочет развалить ее окончательно через Вареньку. Так что, видимо, миссис Забини получила через брата Снейпа от Вари задание — отравить Папу Сикста, отравить кардинала Чибо
А ведь булла «Всеми силами души» в этом мире просто необходима.
и посадить на Святой Престол Родриго Борджиа (Александра VI). А кардинал Борджиа пожертвовал ради папской тиары своей дочерью.
* * *
А если серьезно, то текст и раньше был довольно тяжелым, а сейчас он окончательно утратил всякую структуру и развалился просто на сборник драбблов о том, как попаданка наконец-то достигла высшей власти и теперь, благодаря этой власти, осуществляет свои заветные желания. Даже разбирать это трудно, а не только читать.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 27
Уста Саурона Онлайн
27 апреля в 08:43
ИГПВП, издание 2. Главы 21.2, 22. Матримониальные планы.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Коронация закончилась, и начинается так называемый Royal Progress,
Праздники продолжались, кроме того, король должен был совершить путешествие по своей стране, чтобы подданные на него полюбовались. И не только. Это еще и инспекция была. И политические игрища с назначениями, подарками и наоборот — понижениям и наказаниями. Разумеется, присутствие на этом празднике жизни королевы было обязательным, соответственно, и мое тоже. Дикон брал с собой наследника и остальных детей. Под надзором графини оставались маленькие Кларенсы, которых дядя восстановил в правах.
Наследник, да. Наследник, который как-то задвинут на задний план по сравнению с сыном Вари, «чудотворцем».
! Нэд у нас теперь официально принц Уэльский, герцог Корнуольский и граф Честер. Плюс — генерал-лейтенант Ирландии. До этого был только графом Солсбери. В этой реальности ему все титулы сразу пожаловали.
В РИ «Нед», т. е. Эдуард, единственный ребенок «Энн» и Ричарда, во время коронации отца был на Севере, и принцем Уэльским отец его сделал позже, когда во время royal progress приехал в Йорк. Но это мелочи.
Есть другие принцы:
Встал вопрос, что делать с бывшими принцами.[С Эдуардой V и его/ее младшим братом.]
— А давайте их в Мортленд переправим, — предложил Антонин, — там тихо, спокойно. Брат Саймон и Гермиона присмотрят. А так как у нас там все время кто-нибудь то появляется, то исчезает, то на еще пару детей никто и внимания не обратит.
— Выследят, — вздохнул Дикон.
— Значит, надо послать возможных лазутчиков по ложному следу, — сказал Люциус. — Например, пусть из Тауэра ночью выедет небольшой, но вооруженный до зубов отряд, сопровождающий крытые носилки. И со всей возможной скоростью отправится в порт. Можно и гонца в Бургундию послать. Письмо может быть любым, главное, его через канцелярию не проводить. И пусть ищут принцев за Каналом. А в Мортленд их и Тирли способна перенести. Брат Саймон им и внешность немного изменить может, чтобы вопросов не возникло. А Гермиона уже с испуганным и забитым Томом сумела справиться — разберется и с маленькими Вудвиллами. А принцессы могут и при матери побыть, чтобы она не истерила.
Дикон некоторое время размышлял, явно прикидывая варианты, а потом кивнул. Да, это была хорошая идея, а если провести пару ритуалов, то и поиск по крови ничего не даст.
— Я бы оставил старшего принца при матери, — сказал Рабастан, — как бы там ни было, лучше, если он умрет рядом с ней, а не с кем-то, кто хоть как-то связан с Вашим Величеством. Только охрану стоит усилить. А Ричарда Шрусбери отправить в Мортленд, пустив врагов по ложному следу.
— Так будет лучше, — согласился Дикон, — жаль ребенка, но слухи нам ни к чему. И пусть его мать сама видит, что она натворила. А вы организуете ложный след.
Все было проделано в тот же день.
Можно думать что угодно по поводу того, что случилось в РИ с «принцами из Тауэра», и какое отношение к этому имеет Ричард III. Но факт остается фактом: у Ричарда начались серьезные проблемы, когда его племянники перестали появляться на людях, и по стране распространился слух, что они мертвы. Здесь младшего тайно вывозят из Лондона, а старшего так же тайно передают под опеку матери. И у Ричарда не возникнет никаких проблем? Не будет слухов о смерти принцев? Нет, никаких.
И прочие аристократы превратятся в плюшевых мишек. В РИ они вели себя иначе:
Бекингем безобразничать не стал, хотя и появился на короткое время. С Диконом они общались, точно знаю, но не на повышенных тонах. Все прошло мирно.
Ричард еще тогда, когда был Лордом-Протектором, наделил герцога Бэкингема огромными полномочиями и пожаловал ему и земли, и разные важные должности. Но в РИ этого герцогу оказалось мало, он поднял восстание осенью 1483 года. А в ИГПВП все совсем не так. У короля куча советников-магов. И у всех тоже полномочия, пусть и большей частью неофициальные. Бэкингем тут должен чувствовать себя вдвойне обделенным. Но он не восстает и ведет себя хорошо.
Так же, как и Уильям, барон Гастингс.
Лорд Гастингс не стал устраивать заговоров, а перешел на сторону Ричарда вместе со всеми своими людьми.
В РИ Уильям Гастингс был самым лучшим и, наверное, самым преданным другом Эдуарда IV. Ричард обвинил его (и еще нескольких людей) в заговоре против него на заседании Регентского совета 13 июня 1483 года и казнил. Скорее всего, из-за того, что Ричард в этот момент задумал узурпировать трон, а Гастингс никогда бы не позволил отнять трон у сына Эдуарда IV. Апологеты Ричарда III считают, что заговор действительно был, и Гастингс действительно принимал в нем участие. Но как бы там ни было, Гастингс бы пришел в ужас от того, что сыновей его друга низложили, а его репутацию посмертно уничтожили. И восстал бы в любом случае. Тем более, в ИГПВП никто не посвятил его в историю с мальчиком-девочкой.
Впрочем, насчет Гастингса у меня есть объяснение. Он ведь пришел в Тауэр, когда там сидела Варя с друзьями. И они его тоже «упаковали». Что-то Варя с Лестрейнджем и др. там с ним делали... Сэр Уильям, возьмите эту куклу и покажите, что с вами сделала вдовствующая леди Маубентрой.
А Эдуарда V умер/ла на Хэллоуин, Ричард устроил ему/ей торжественные похороны. Жизнь продолжается, сказала на это Варя.
И Варя строит матримониальные планы. Это и является темой двух глав — с середины 21 по середину 23.
Я вздохнула. Легко сказать — не накручивай. Это же Нэд. Милый мальчишка, который так любит слушать интересные истории. Заводила в проказах. Сладким объедается не меньше Дика. Для кого-то он всего лишь принц Уэльский, а для меня-то практически родной. Ладно, постараюсь отвлечься, но буду держать руку на пульсе. Это моя семья.[q]
Всего лишь принц Уэльский. Всего лишь наследник английского престола.
[q]К тому же стоило подумать и о невестах для мальчишек. Мне очень хотелось застолбить самую завидную для Нэда, а то упустим. И Бретань — это не жук начихал. Бургундию уже профукали, спасибо королю Эдди. С наследницей Бретани был помолвлен наш принц, который оказался принцессой. Его брат тоже не подходит. Так почему бы не поторопиться и не нажать на герцога, чтобы женихом стал наш Нэд?
Энн была со мной совершенно согласна. На Дикона мы насели вдвоем, тот сказал, что мы правы и поторопиться стоит. Тем более что управа на бретонского герцога у него была. Правда, не сказал какая. Нарцисса тут же составила гороскоп. Хм… там еще женишок крутился — овдовевший Габсбург, который был женат на дочери Шарля Бургундского. Так вот, получилось, что с Габсбургом ничего не выйдет, а от французского дофина не стоит ждать ничего хорошего, он приберет к рукам титул и введет в Бретани прямое правление французской короны. И ранняя смерть большинства детей вырисовывалась, в том числе всех сыновей. А вот с Нэдом будут и дети, и благополучная долгая жизнь.
Про Бретань, Бургундию и Габсбургов там очень много рассуждений.
Начнем с того, что благодаря «королю Эдди» Бургундию прифукали. Именно «король Эдди» выдал свою родную сестру, Маргариту, замуж за Карла Смелого, герцога Бургундии.
Я уже написал про это немного, когда разбирал про то, почему Варя не спасала Кларенсов. В январе 1477 года в битве при Нанси погиб Карл Смелый. У него осталась вдова, Маргарита Йоркская, и дочь, Мария. Хотя Мария и не была дочерью Маргариты Йоркской, у них были хорошие отношения, Маргарита стала неформальной советницей своей падчерицы. Мария Бургундская вышла замуж за Максимилиана Габсбурга. У Максимилиана с «приемной тещей» тоже сложились очень хорошие отношения. Они не закончились тогда, когда Мария Бургундская погибла, упав с лошади в 1482 году.
В РИ, опять же, при Генрихе VII появилось несколько самозванцев, выдававших себя за кого-нибудь из «принцев из Тауэра». Одним из таких был Перкин Варбек, которого Маргарита Йоркская как раз и поддерживала. Когда Генрих VII захватил его в плен, Маргарита просила Максимилиана Габсбурга написать королю Англии и попросить, чтобы он мягче обращался с Варбеком. И Максимилиан действительно написал.

Так что Максимилиан Габсбург был практически членом семьи Ричарда III. Гыгы, если уж Варю считать членом семьи, то уж герцога Австрии, Каринтии, Штирии и будущего императора Священной Римской империи Бог велел.
С другой стороны, Маргарита Бургундская прожила 57 лет. Вот и съездила бы Варя в Бургундию, чтобы подлечить Маргариту, чтобы та до восьмидесяти дожила.
Бретань. Я понимаю, зачем Бретань Максимилиану Габсбургу. После смерти Карла Смелого началась война между Максимилианом Габсбургом в качестве мужа Марии Бургундской и Францией, которой были подвассальны большинство владений Карла Смелого. В год смерти Марии Бургундской этот конфликт приостановился, но еще не был решен окончательно. Так что Максимилиану Бретань была нужна как рычаг давления на Францию, как возможность зайти с тыла. Зачем она Англии, я не очень понимаю. Зачем Варе, тоже не очень понимаю. Но хочется.
Кстати, планы на Бургундию там остаются по-прежнему.
— О, — Энн с интересом уставилась на меня, — какие у тебя планы! Даже голова кружится.
— А чего мелочиться? — спросила я. — И про Фландрию не забудьте. Маленькому Нэду, Маргарет и Кэти и там можно женихов и невест поискать. А то у нас в Англии скоро все на одно лицо станут. И про Джона забывать не стоит.
То есть Варя нацелилась на бастардов Максимилиана Габсбурга (у них его было чуть ли не полтора десятка? Или Варя не знает, что Фландрия — это часть той самой Бургундии? Или вообще почти ничего про эти места не знает?
Кусочек 24 главы:
Сейчас при их [французском] дворе жила дочь погибшей Мари Бургундской и Максимилиана Габсбурга. Там тоже имелось очень даже приличное наследство, но Бретань явно перевешивала.
У Максимилиана и Марии Бургундской было двое детей, дочь и сын, т. е. Бургундия была обеспечена наследником. Таким образом, женитьба на дочери «Мари Бургундской» никаких прав французам не дала бы. Поэтому Бретань «перевесила».
— Если тебя интересует мое мнение, — сказала я Дикону, — то я бы предпочла очаровательную невестку из какой-нибудь семьи, близкой к Святому Престолу, пусть даже «племянницу» кардинала. Связи не помешают. Хотя я, как практичная свекровь, и от приданого не откажусь.
— Ты серьезно? — переспросил удивленный Дикон. — Но вообще… Это интересно.
Девочке, которая меня интересовала, сейчас три года. Но почему бы не попробовать? Заодно сплетен и скандалов в Риме поменьше будет, да и в Испании там родня имеется. Способности Дика вполне могут привлечь могущественных Борджиа, а при ранней помолвке можно будет перевезти девочку в Англию. У нас тут нравы построже будут.
Опять: а зачем? Во-первых, сан Папы Римского не передается по наследству, а владения самой семьи Борджиа что в Испании, что в Италии были слишком малы, чтобы союз с семьей принес какие-то существенные выгоды. У Англии и семьи Борджиа, у Йорков и семьи Борджиа вообще нет совместных интересов (как с Бургундией, которая была главным покупателем английской шерсти, шерстяной нити и тканей) или конфликтов, которые можно было бы разрешить таким образом (как с Францией).
Кроме того, этот брак свяжет Варе руки в связи с ее прежними планами по поводу Бретани с Бургундией. Чуть больше, чем через десять лет начнутся знаменитые Итальянские войны (1495-1558), и Александр VI и его сын, Чезаре Борджиа активно участвовали в событиях первого десятилетия этих войн. А другими участниками войн были и короли Франции, и Максимилиан Габсбург. Неизменным было всегда то, что Габсбург воевал с Францией. Александр VI менял союзников раза три, может быть и больше. Таким образом, Англии трудно было бы исполнить обязательства по отношению, по крайней мере, к одному из своих союзников, а с другой стороны, ставило бы под угрозу отношения Англии с главным экономическим партнером.
Я не могу представить, зачем бы Родриго Борджиа согласился на этот брак. У него была четкая цель: покончить с феодальной вольницей в Папском государстве, покончить с феодальной вольницей в формально зависимых от Папского государства землях, типа герцогства Феррара, кого-то просто подчинить военной силой и авторитетом Папы Римского, потом выделить из этих земель отдельное государство и передать его своим детям как независимое государство или как формального вассала Папы, типа того же Неаполитанского королевства или Феррары. Так что Родриго Борджиа решал очень конкретные и очень локальные проблемы: то же герцогство Урбино, которое Чезаре завоевал, было небольшим и имело протяженную границу с Папским государством. Если Родриго Борджиа выдаст Лукрецию Борджиа за сына английского короля, это ничем ему не поможет в установлении контроля над той же Имолой или Форли. А вот если выдаст Лукрецию за Джованни Сфорца, то это может помочь: Имолой и Форли правит Катерина Сфорца, родственница Джованни.
Даже с Испанией наладить отношения было бы проще через Максимилиана Габсбурга: он женил своего сына и наследника, Филиппа, на дочери Фердинанда и Изабеллы, принцессе Хуане. К тому же, Ричарду III не надо было налаживать отношений с Испанией: в РИ Фердинанд и Изабелла прислали ему на битву при Босворте сотню наемников под командованием некоего капитана Салазара.
Но попаданке, конечно, лучше знать, в чем состоят истинные интересы Папы Римского, Испании и Бретани. Как они все без нее жили?! Нет, правда.
— Луки — это прошлый век, — авторитетно заявил Драко, — уже битва при Кастильоне показала, что на лучников полагаться не стоит. Будущее за огнестрельным оружием.
— Часто новое — это хорошо забытое старое, — хмыкнула я, — некоторые древние методы могут оказаться востребованы и сейчас.<...>
— Вы там с кем воевать собрались? — послышалось из окна.
— Пап, Нэд опасается, что французы могут захотеть отобрать у него невесту, — ответил Дик, — и мы с Джоном, как преданные братья, изыскиваем новые способы ведения войны, про которые наши враги не знают.
— Очень интересно, — сказал на это Дикон, — а ну, идите сюда, я тоже хочу послушать. Нечего такие вещи на открытом воздухе обсуждать.<...>
Дикон посмеивался. Еще бы, такая смена растет. К тому же он многое и сам мотал на ус из их рассуждений и дискуссий. Интересовался новыми видами оружия, в том числе привезенным из-за границы. Кажется, лучники действительно останутся в прошлом. Ну или, по крайней мере, не будут теперь самой важной частью армии. Прогресс не остановить.
В РИ, 1484 году Ричард III организовал производство огнестрельного оружия в Тауэре. В битве при Босворте у его армии были пушки и аркебузы, сделанные в Тауэре. И, если верить археологам, которые проводили раскопки на месте битвы, эффективно стреляли. Вот как он сам додумался?! Без Вари.
А что, что Варя имеет ввиду под «хорошо забытым старым»?
— Еще греческий огонь был, — Джон уже давно не реагировал на шуточки брата, — тоже очень страшная вещь. Жалко только, что его можно использовать на близком расстоянии. И я не понял, почему его водой нельзя затушить.
— Потому что жар слишком велик, — пояснил Драко, — к тому же горючая жидкость держалась на поверхности, не тонула и не смешивалась с водой. А что у нас не смешивается с водой?
— Масло! — первой ответила Кэтрин.
— Правильно, — кивнул Драко, — есть такая маслянистая жидкость, нефть называется, но можно составить горючую жидкость и самим. Тут проблема с устройствами, которые будут ее выбрасывать на большое расстояние.
— А что такое нефть? — спросила Энн.
— Ее еще называют земляным маслом, — ответила я, — черная маслянистая очень горючая жидкость с резким запахом. Далеко-далеко, на Кавказе, есть место, где нефть находят почти на поверхности. Там огонь сам собой вспыхивает. Древние язычники поклонялись там огненному божеству.
Нэд, нахмурившись, смотрел прямо перед собой.
— А если просто пустить горючую жидкость по течению? — спросил он. — Она тоже может сжечь корабль?
— По течению можно пустить и небольшое судно, набитое горючим, — подтвердил Гарри, — только нужно его очень аккуратно направить и поджечь. Это сложный и опасный, но очень действенный способ. [Брандеры тоже придумала Варя и ее друзья, конечно.]
Джон и Дик тут же отвлеклись от змей и принялись обсуждать способы уничтожения флота противника.
— Таких устройств, чтобы выбрасывать горючую жидкость на большое расстояние, может быть и немного, — рассуждал Джон, — враги же не будут знать, сколько их у нас. А если мы сожжем корабли в какой-нибудь гавани, то они точно испугаются.
— А у страха глаза велики, — напомнил Дик, — такого сами напридумывают, что и нам в голову не придет.
Греческий огонь — реально существовавшая горючая смесь, которую использовали византийцы, причем это был секрет, который они охраняли, и никто кроме византийцев греческий огонь не использовал (хотя арабы пытались воевать при помощи подобных смесей). В комментариях к прошлому разбору предположили, что эта идея заимствована из «Песни Льда и Огня» с их «диким огнем». Но я думаю, логика действий Вари примерно такая же, как у людей, которые делают селфи со знаменитостями: она попала в прошлое, поэтому стремится познакомиться с самыми знаменитыми из исторических деятелей и сделать/увидеть что-то примечательное, необычное даже для прошлого. Например, сделать невесткой Лукрецию Борджиа, или попробовать распылять греческий огонь.
Конечно же, Гарри, Драко и сыну Вари не только понравился греческий огонь, они его тут же и сделали.
А вот из Франции приходили не самые лучшие новости. С одной стороны, для нас было неплохо, что там разгорался конфликт между регентшей Анной де Боже и Лигой Всеобщего Блага, но уж очень нарочито все это крутилось вокруг Бретани. Мало того, что наш будущий родственник участвовал во всех заварушках, так еще и женихи вокруг его дочери буквально роились. Конфликт стоило поддержать и продемонстрировать свою силу. К тому же не стоило забывать и о нормандских корсарах, которые в другой реальности помешали поддержать бретонцев. Там уже несколько крепостей осадили. Герцог запросил нашей помощи.
В РИ, Бретань вела свою игру, и герцог, хоть и просил помощи у Эдуарда IV и Ричарда III, никогда не был последовательным союзником Англии и Йорков (например, Генрих Тюдор долгое время скрывался именно в Бретани, и во французской кампании 1475 года). Ричард III вел себя с бретонцами очень осторожно и много им не обещал. Тем более, что «корсары», которые мешали в 1483 году англичанам, были не только нормандские, но и бретонские.
Но если Варе хочется, пусть будет. Тем более, мне можно возразить, что это альтернативная история, и смысл есть, и т. д. Гораздо важнее другое.
Гарри и Драко скооперировались со Снейпом и создали совершенно убойный вариант горючей смеси. Испытывали на какой-то старой посудине. Полыхнуло так, что смотреть страшно было.
— Это же опасно! — сказала я. — Так и самим сгореть недолго!
— Все под контролем, — ответил Драко, — одежда пропитана специальным зельем, волосы и лицо тоже защищены. Риск есть, но при соответствующей подготовке можно полностью уничтожить все суда в гавани. Направление ветра и течения учитываем, пролив изучен вдоль и поперек. Начнем с Нормандии.
Дикон дал согласие на безумный рейд. Английским судам было приказано в спешном порядке покинуть порты северной Франции.
Зарево было видно и на нашей стороне Канала. Намек поняли, и французские войска в темпе отступили от границ Бретани. Наши не понесли никаких потерь. Победа!
В другой реальности военные действия закончились, практически не начавшись, чтобы потом конфликт разгорелся с новой силой, вылившись в Безумную войну. В нашей же, похоже, что в ближайшее время никому и в голову не придет начинать какие-либо военные действия. Уж очень жуткий эффект произвела показательная акция. По слухам, из прибрежных деревень бежало население. Рыбаки боялись выходить в море. От кораблей под английским флагом шарахалось все живое.
То есть они просто сожгли все суда на рейде в портах северной Франции. Не только французские, но и бургундские, испанские, португальские, ганзейские, венецианские... Возможно, даже английские, которые не успели «убраться» - тогда ведь радиосвязи на кораблях не было. Чего добилась Варенька?
1) Настроила против Англии всю Европу, включая нынешних или потенциальных союзников страны.
2) Надолго прекратила международную торговлю в этом регионе Европы и торговлю с Англией на много месяцев, если не лет. Что это значит для Англии, которая буквально жила международной торговлей, объяснять не надо.
3) В РИ «Безумная война» была франко-бретонским конфликтом, здесь в него влезла Англия, и, видимо, увязнет в нем надолго, непонятно ради чего.
А Варю и в этих главах пытаются отравить. Опять. Как в бородатом анекдоте: «Шашкой надо было, шашкой!»
Епископ Мортон гниет в тюрьме, Генрих Тюдор мертв, у Маргарет «Бьюфорт» отобрали все земли, Елизавета Вудвилл выбралась разве что на похороны «Эдуарды V”, а потом вернулась в Вестминстерское аббатство. Младшего брата «Эдуарды», как мы помним, отправили в Мортленд на перевоспитание. Сестер «Эдуарды» тоже взяли на воспитание, но уже Ричард и «Энн». Старшим, которым 16 и 17, уже выводят в свет, подбирают им женихов.
Но недобитые враги бежали за границу, и там замышляют
А вот дочурка Лиз Вудвилл могла и попытать счастья с дядей. При дворе своих родителей она всякого насмотрелась. К тому же ее могли рассматривать в качестве невесты для Джаспера Тюдора, который сейчас болтался во Франции. От Генри мы избавились, но его дядюшка определенную опасность представлял. Вот что ни делай, от этой семейки никак не избавиться. И я еще раз пожелала хренового посмертия Генри VI.
Кто придумал этот безумный план? Джаспер Тюдор никогда не имел никаких прав на английскую корону. А, фиг с ним, я это все уже разбирал, кто хочет, посмотрите часть обзора 7.1 Просто опять повторяются те же шизофренические мысли, которые попаданка уже обдумывала.
Но заговорщики ради Джаспера Тюдора хотят отравить “Энн», Варю, герцогиню Сесили Йоркскую и всех-всех-всех. Хорошо хоть Сириус Блек в анимагической форме охранял ее:
И именно Сириус почуял неладное. Погода была кошмарная, мы сидели небольшой компанией у камина. И Элизабет вдруг решила угостить дядю, тетю и бабушку, а так же меня гипокрасом. Сладкое вино с пряностями позволяло спрятать любые добавки. И довольно странно, что Элизабет вдруг сама принялась разливать его. Да еще и протянула кубок Дикону. Тут Сириус и зарычал.
— Фу, противная собака! — крикнула явно испугавшаяся Элизабет.
Мы с Энн моментально переглянулись. Наше переглядывание заметила леди Сесили. Дикон замер, поняв, что дело нечисто.
— Отпей сама, — сказала леди Сесили.
— Ч-что? — у бывшей принцессы явно не хватало опыта в лицедействе. Теперь даже слепой понял бы, что в вине что-то есть.
— Пей! — приказала леди Сесили.
Элизабет отбросила кубок, и вино потекло по полу.<...>
— У тебя два варианта, — спокойно сказала я, — первый — ты сама рассказываешь нам, что в кубках. Второй — я заставляю тебя выпить то, что ты туда намешала. Да, с пола слизать тоже заставлю. Ну как?
— Пусти! — прошипела Элизабет и попыталась плюнуть мне в лицо.
— Понятно, — сказала я, — значит, придется действовать силой.
Что показательно, Дикон не вмешивался. Я взяла кубок со стола. Элизабет моментально стиснула зубы. Вот дурочка!
— Энн, помоги, — попросила я, — я сейчас сделаю так, что она откроет рот. Влей ей туда вино.
— Хорошо, — Энн взяла кубок у меня из рук.
Я с силой оттянула за волосы голову Элизабет назад и зажала ей нос. Она раскрыла рот, и у нее между зубов тут же оказался край кубка.
— Подожди! — крикнул Дикон.
Но это не понадобилось. Элизабет потеряла сознание от ужаса.
— Значит, угощение было для каждого из нас, — задумчиво проговорила леди Сесили. — Интересно, что там? Яд?
— Смотрим показательную истерику со слезами и соплями или обходимся веритасерумом? — спросила я.
— Я предпочел бы веритасерум, — сказал Дикон, — мне сообщили, что моя племянница заявила, что будет королевой Англии. Странно, не правда ли?
Я достала флакончик из своего снаряжения. Что-то маловато осталось, пора обновить запасы, но на один раз точно хватит.
Приведенная в чувство и силой напоенная зельем Элизабет выдала такое… Там даже вопросы особо задавать не понадобилось. Есть у многих женщин такое свойство: дай возможность выкричаться в лицо обидчику, и они ее не упустят, даже если сломают себе этим всю жизнь. Энн уши в ужасе зажала от услышанного. Я с трудом удерживалась от того, чтобы не надавать идиотке пощечин. Дикон замер, пристально глядя на нее. Лицо леди Сесили ничего не выражало, хотя в адрес этой ушлой бабки тоже много чего было. Но тут, похоже, еще мамашины обиды высказывались. Да, в кубках для меня, Энн и леди Сесили был яд медленного действия. Ибо нечего тут. Противная бабка всегда презирала мать Лиззи, да и вообще зажилась на свете. А что касалось Энн, то тут была вариация на тему — побыла замужем, дай другим побыть. Меня привычно обозвали шлюхой. Да, Дикону предназначалось приворотное. Деточке нагадали, что она станет королевой Англии, и деточка решила помочь Судьбе. Яд и приворотное ей выдала мать из запасов покойной Жакетты.
Это словоизвержение остановила леди Сесили. Пощечиной. Голова Элизабет дернулась как у куклы, и она замерла, в ужасе глядя на дядю. Дошло…
— Меня вот что интересует, внучка, — медленно проговорила вдовствующая герцогиня Йоркская, — если бы у тебя умер не отец, а мать, ты бы тоже таким способом на трон полезла? И ты еще смеешь оскорблять леди Мортленд. Энн, Барбара, мне кажется, что вам лучше уйти. Сын, прикажи принести розги.
Я бросила короткий взгляд на Дикона, подхватила под локоть Энн и повлекла ее подальше отсюда. Сириус двинулся за нами.
Тут прекрасно все. И герцогиня Йоркская, которая порет розгами семнадцатилетнюю внучку. И почему-то защищает Варю, хотя буквально парой глав назад общалась с ней, как с мусором и сама пыталась отравить. Почему? А опять нипочему. В той главе автору нужна была «злая сверков», а здесь - «старая, но умная матриархиня семейства».
А план заговорщиков поражает своей продуманностью:
Слухи, разумеется, просочились, но большинство поверило, что леди Грей попыталась отравить короля, чтобы пропихнуть на трон своего младшего сына. Как оказалось, это девица Элизабет нацелилась на дядюшку, а вот ее мамаша пообещала ее руку Джасперу Тюдору, который все еще претендовал на английский престол.
— Какая дура! — в ужасе проговорила я. — Это же смертный приговор Ричарду Шрусбери [младший брат «Эдуарды V”]. Такой брак с Элизабет может иметь смысл, только если будет отменен акт парламента о том, что дети твоего брата незаконнорожденные. Ведь тогда никакой Тюдор на трон претендовать не сможет, он будет всего лишь мужем принцессы.
— Я ей то же самое сказал, — вздохнул Дикон, — она заявила, что ее сын в безопасности в Бургундии, так что ничего плохого с ним не случится.
— А в Англию он вернуться не сможет, — сказала я, — в том числе под влиянием сторонников или нечистых на руку политиков. И наемные убийцы на свете перевелись. Как хорошо, что твой брат никогда не подпускал свою жену к реальной власти. Мы из той же Франции могли вернуться к полной разрухе. К тому же это значит, что твоя смерть все равно планировалась.<...>
Энн качала головой. Леди Сесили занялась вправлением мозгов внучке. По ее словам, у той случилась истерика, когда выяснилось, что в мужья ей прочили не дядю. Младших принцесс пока перевезли во дворец. Потом, когда все поутихнет, их планировали отправить в Миддлхэм.
А «Ричард Шрусбери» в этот момент жил в Мортленде, у Гермионы с братом Снейпом перевоспитывался. То есть Елизавета Вудвилл, когда начала заговор против Ричарда III, не только не знала, где находится ее сын, но и считала, что он находится в Бургундии, у родной сестры Ричарда III?.. П — продуманность.
* * *
Что еще есть в двух этих главах? Игры со Святым Престолом.
Окончание.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 46
Уста Саурона Онлайн
26 апреля в 21:12
ИГПВП, издание 2. 19, 20, 21.1. Все, что не связано с захватом власти.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Большой перерыв пока откладывается, а я доразберу 19, 20 и первую половину 21 главы.
Что там еще есть примечательного. Не по хронологии, и даже не по отдельным темам, просто как перловку.
1) Все устраивают свою личную жизнь. Еще в 17 главе Гарри женился на Панси Паркинсон, а Сириус сделал предложение Лаванде.
А в 19 главе:
Снейп и Гермиона котлами варили снотворное и укрепляющее. Кстати, они оба окончательно перестали скрывать свою связь, даже перебрались в одну комнату. Маленький Том воспринимал их, как своих приемных родителей. И хорошо.
Хотя бы у Тома все более-менее хорошо.
Лестрейндж «уже давно» сожительствует с Дафной Гринграсс.
2) В 21 главе в Мортленд приходит «миссис Забини» с сыновьями (sic!).
Кстати, об отравителях. Забини у нас не остались. Пришли в себя, оклемались и рванули к итальянской родне. Что-то там мадам Элеонора знала, что по ее словам поможет ей устроиться наилучшим образом. Поблагодарила всех за помощь, поклялась оказывать всяческое содействие, в том числе и в устройстве брака моего сына, и уехала вместе с детьми. Я пожала плечами и ссудила ей денег на дорогу. Хочет — пусть едет. Главное, что нам вредить не будет. Снейп клятву принимал лично, на него можно положиться. А мне вот захотелось консультацию у опытной женщины получить.
До конца ИГПВП «Элеонора» Забини будет снабжать Варю эксклюзивной и даже тайной информацией, действовать, как ее личный посол в Ватикане, устроит брак вариного сына с Лукрецией Борджиа, вступит в оживленную переписку... причем, например, что касается переписки, то Варя не только не попросит никакого разрешения писать у Элеоноры, Элеонора напишет первая сама, причем сразу с эксклюзивными сведениями об обстоятельствах смерти Папы Римского. И я вспомнил вопрос, которым задавался еще в первом обзоре: не слишком ли много ответных услуг за возможность переночевать несколько ночей и не очень большую сумму, чтобы оплатить проезд на корабле для троих (? - в тексте ИГПВП не сказано, сколько именно у «Элеоноры» сыновей) человек. И второй вопрос: это что, получается, Убежище не бесплатно, это не благотворительность, за пребывание в нем попаданцам надо платить, причем, судя по всему, столько, что они попадают в натуральное рабство к Варе?..
3) Волшебники наконец-то начинают активно искать хроноворот. Для начала, еще в одной из предыдущих глав выясняется, что этот хроноворот — не просто волшебный артефакт, и даже не очень мощный волшебный артефакт, а что-то вообще уникальное:
Тут пришло письмо от Фламеля, он нашел кое-какие сведения об «Обрушителе царств». Жуткое название, да? Хроноворот создан неким восточным магом для могущественного правителя, который очень хотел что-то там исправить. Исправил так, что рухнуло все. Похоже, что у нас все сконцентрировалось в одном месте потому, что мы на острове. К тому же, настолько много и часто артефактом никогда не пользовались.
— Что с хроноворотом? — тут же спросил Снейп. — Это действительно «Обрушитель царств»?
— Да. Если вам удастся до него добраться, то я его с удовольствием уничтожу. Он этому миру не принадлежит. Только вот защиту даже мне не преодолеть. Ограничения и на нас действуют.
Черт, который и создал эту реальность в прологе, опять говорит о каких-то ограничениях для него. А Варя опять ему верит.
А хроноворт и правда инфернальный, и в этом мире уже очень давно:
— Когда применяли хроноворот, и что тогда случилось? — задал вопрос по существу Люциус.
— Датское завоевание, — ответил черт, — хорошо вовремя остановились. До того, что в вашем времени творилось, дело не дошло. Но, как видите, последствия до сих пор ощущаются.
Последний раз хроноворот пытались использовать во времена викингов, и в результате викинги завоевали Англию. Ясно.
Так или иначе, главная героиня и волшебники пытаются понять, где этот хроноворот может быть:
— Меня больше интересует, где хранится этот хроноворот, — почесал кончик носа Лестранж, — ни у кого идей не появилось?<...>
Я бы поставил на нейтральную территорию. Ни англичане, ни шотландцы не отдали бы такую вещь врагу. Это какое-то место, где особые законы. И думаю, что это остров.
— Остров Мэн? — нахмурился Люциус.
— Или Джерси, — кивнул Лавгуд, — у них тоже особый статус. И это острова. Именно там могли спрятать опасную вещь, чтобы, в случае чего, обезопасить другие территории. А может, и Сент-Меррис, там древнее аббатство.
Дело в том, что в те годы остров Мэн принадлежал Томасу Стенли, которого я уже упоминал предыдущих частях разбора. Томас Стенли в то время был мужем леди Маргарет «Бьюфорт», самого главного гада этой части ИГПВП. Кстати, Варя и Ко боятся, что леди Стенли доберется до хроноворота:
— Эта полоумная до хроноворота не может попытаться добраться? — спросила я. — Вот кто готов на все.
— Она и попытается, — кивнул черт, — настойчивая особа.
Какая возможность для настоящих приключений упущена! Вот это было бы по-настоящему круто! Вот это был бы накал эмоций!
Но в ИГПВП ничего такого, конечно, не будет, а хроноворот достанут при помощи парадокса Тома Риддла. Но это будет позже, через несколько глав.
4) Как и в РИ, в ИГПВП в 1482 году происходит англо-шотландская война. У автора какие-то своеобразные представления о ней. Вообще, из куска про англо-шотландскую войну видно, что в этом тексте не так с описанием исторических событий:
Беспорядки на границе продолжались, выливаясь в кровопролитные стычки. Следовали ответные рейды.

«Сначала мы шотландцев из леса выгнали, потом шотландцы нас из леса выгнали, потом пришел лесник — и всех нас из леса выгнал». Нет, все было не так. В 1480 году, граф Ангус, кажется, атаковал английский замок Бамбург, в ответ на это граф Нортумберленд совершил рейд в Шотландию, а в 1481 году английский флот из 11 кораблей совершил рейд в залив Ферт-оф-Форт. По тому, как это описано в ИГПВП создается впечатление, что это бесконечные беспорядочные чуть ли не драки стенка на стенку.
Король то фактически объявлял войну, то спускал все на тормозах. А война — это сбор ополчения и поборы. Дикон, в конце концов, освободил от дополнительных поборов город Йорк и все графство.
В 1481 году по commission of array собрали большое ополчение в северных графствах, войско должен был возглавлять сам король. Но он из-за обострения хронических болезней короля он не смог приехать на север, и кампанию отложили. Городу Йорку были сделаны налоговые послабления, но не Ричардом, а королем по его просьбе. Налоги Йорк платил в казну, а не Ричарду Глостеру.
Проблема была еще и в том, что король все никак не мог решиться назначить своего брата командующим армией. При этом сам добрался максимум до Ноттингема. Ясно, что проблемы со здоровьем давали о себе знать, но сколько можно тянуть? Невозможно держать целую страну в постоянной боевой готовности. Рванет обязательно.
Что рванет? Как только стало ясно, что кампанию перенесли, ополчение распустили, и все вернулись по домам. В 1482 году кампанию вели в основном силами иностранных наемников.
И вот свершилось — военный поход начался.
В мае 1482 в замке Фотерингей Эдуард IV, Ричард, герцог Глостер и Александр Стюарт, герцог Олбани (которого изгнали из Шотландии) подписали трехсторонний договор. По нему англичане обещали сделать Александра Стюарта королем Шотландии, а он, в свою очеред, обещал передать им город Берик (который в ИГПВП назван «Бервик») и еще некоторые земли. После этого началась военная кампания, которая и началась летом 1482 года.
Постоянно переходивший из рук в руки город Бервик тут же открыл ворота. Дикон оставил небольшой отряд осаждать не сдавшуюся цитадель города и спокойно двинул прямо на Эдинбург.
Опять, как и в описании «стычек» абзацем выше: «Сегодня мы шотландцев из Берика выгнали, завтра шотландцы нас из Берика выгнали...». Город не переходил из рук в руки «постоянно». Нет, до этого Берик был шотландским больше 20 лет, с 1461 года. Тогда его передала Шотландии Маргарита Анжуйская, чтобы король Шотландии оказал поддержку Ланкастерам.
А чего мелочиться? Шотландские бароны зачем-то посадили своего короля в подвал королевского замка и перевешали часть придворных. Мы с Антонином даже поинтересовались, может, у них так принято? Воевать, в смысле?
Англичане воевали по старинке и просто вошли в Эдинбург, не отвлекаясь на странные ритуалы и церемонии. Собственно, на этом военные действия и кончились, начались переговоры.
Дикон, воспрянувший во время военных действий, опять потух. Переговоры сводились к тем же самым приграничным крепостям, включая Бервик, разбою на границе, дележке приданого принцессы Сесили, помолвленной с наследником шотландского престола, браку Дорсета с сестрой шотландского короля и правам шотландского герцога, удравшего сперва во Францию, а потом в Англию. Герцог был согласен на все, лишь бы его восстановили в правах и больше не трогали
То есть Александр Стюарт. После того, как англичане заняли Эдинбург, он отказался от притязаний на корону, ему было достаточно того, что ему вернут его герцогские владения.
Вернее, в какой-то момент он договорился с королем Шотландии и местными аристократами, но это совсем другая история.
Автор должна была написать хотя бы имя, а лучше бы, хотя бы вкратце рассказать про соглашение в Фотерингее. В этом абзаце герцог Олбани появляется в ИГПВП вообще первый и единственный раз. Опять приходится расшифровывать, что автор имел ввиду.
шотландцы были согласны вообще на все (когда враг расположился в столице, права не покачаешь), договоры подписали быстро.
— Французы хотя бы денег отвалили, — прокомментировала все это я.
Дикон тяжело вздохнул и приказал отвести армию обратно. В любом случае, город Бервик перешел к англичанам.
Варя сказала: «Зачем нам какой-то лоховской городишко?! Лучше бы бабла отвалили!..» Ричард тяжело вздохнул и пошел командовать войсками.
При этом о том, что происходило в англо-шотландских отношениях в начале восьмидесятых годов пятнадцатого века, в ИГПВП написано более-менее верно. Но как они описаны... умолчания, неточности, прямые передергивания. Не знаю, почему у автора так получается.
5)
Исторические события вообще описаны странно, но это уже традиционно. «Энн» почему-то приехала в Лондон в начале мая вместе с Ричардом и Эдуардом V, хотя в РИ она приехала в Лондон сама, только в начале июня.
Коронацию же назначили на двадцатое июля, а не на двадцать шестое после проверки гороскопов.
В РИ коронация Ричарда III произошла 6 июля 1483 года.
Но это все мелочи, на самом деле.
6) Гораздо важнее то, что попаданцы наконец-то знакомятся со своими предками, теми самыми, про которых Люциус в одной из ранних глав рассудал, что они возьмут потомков в рабство, если узнают об их попадании в это время:
Кроме всего прочего после коронации Дикон должен был посвятить в рыцари энное количество джентльменов. И вот в этом списке обнаружились фамилии Блэк, Малфой, Лавгуд, Паркинсон, Лестранж, Долохофф, Лонгботтом, Поттер… Родственники заволновались. <...> Очень, очень интересно, надо бы поближе познакомиться…
В первых рядах, разумеется, оказался местный Малфой. Тоже сероглазый блондин, между прочим.
— Готов признать нас младшей ветвью, если пройдем проверку кровным ритуалом, — отчитался потом Люциус, — и высказал мне «фу», когда я рассказал о вассальной клятве. Знаете, я даже разозлился, хотя понимаю, что и сам раньше таким был. Надо как-то договариваться, конечно, но вот так начинать с этакой сомнительной милости — моветон. Там, между прочим, наследник чуть ли не сквиб, ищут ему сильную невесту, чтобы хотя бы внук нормальным родился. Я намекнул родственничку, что мой сын магически не слабее меня, а кое в чем меня даже превосходит. И невестка — сильная чистокровная ведьма. Так что я и без покровительства могу подождать, пока Род угаснет, а потом права предъявить на алтарь и мэнор.
Это Люциус о своих предках. Очень канонный Люциус получается. Интересно, а ему не обидно, что он происходит от «почти сквиба»? И как он сможет предъявить права на алтарь и «мэнор», если его род угаснет, то есть его предки вымрут, и он не родится?..
Вообще, это слово пишется манор. Манор. А еще, я писал, тоже в одном из ранних обзоров, что в ИГПВП собраны, кажется, все фанонные штампы касательно магии из мира ГП, за исключением родомагии. Я ошибся: родомагия тоже есть.
— И что? — спросила я. — Думаешь, выгорит?
Драко хмыкнул.
— Еще бы! Чистокровные маги на силу молятся. Прогнутся, никуда не денутся.
Лестранж послал своих родичей подальше, обвинив в убийстве отца своей жены. Они с Дафной уже давно жили вместе, просто пока не обвенчались. Местные Лестранжи дружно забегали кругами, пытаясь вымолить прощение и помириться.

Это он про отца Дафны и Астории? Ах да, та самая параноидальная теория, по которой все плохое, что случалось с попаданцами-волшебниками — дело рук местных волшебников, которые специально решили их извести по принципу «нет человека — нет проблемы».
И Невилл теперь с Асторией, а Лестрейндж — с Дафной. Смертельные враги помирились)))))))))
Блэки пока не появлялись. Поттеры и Лонгботтомы выразили желание познакомиться. Лавгуды прислали дружелюбное по содержанию письмо. Паркинсоны в очередной раз порадовались, что у них в этом времени родни нет. Эдгара и Имельду вполне устраивало, что их внуки будут жить с фамилией Поттер.
Где, хочу я спросить? Где эти ужасы, кровная мстя, порабощение и все остальное, чем Варя и ее помощники пугали магов в Мортленде? Самое «плохое» случилось с Малфоем — его решили принять в Род младшей ветвью. Лестрейнджи даже после обвинения в убийстве пытаются общаться и предлагать дружбу.
А «Элеонора» Забини за пару дней попала в рабство. А Лонгботтом легко нашел себе дом в Миддлхэме. А Хагрид сразу построил себе дом отдельно ото всех, и тоже без проблем. А когда Варя впервые за 13 лет решила съездить в Йорк, у Панси началась настоящая паническая атака, настолько эта поездка казалась ей опасной. А Варя заставляла женщин-волшебниц шить одежду без магии. При этом у Мортленда как-будто не было дохода. У меня родилась очередная теория. Варя и брат Снейп (потом к этому подключился Люциус) запугивали попаданцев, рассказывали им, какой опасный вокруг мир, и что Мортленд — единственное место, где они смогут нормально жить. За это они заставляли магов выполнять любую, даже самую бессмысленную или тяжелую работу, и параллельно опутывали клятвами, долгами и обязательствами, которые те и за всю жизнь не смогли бы отдать. Когда маги выясняли, что все, мягко говоря, «не совсем так», было уже поздно — из-за магических клятв и ритуалов избавиться от своих долгов они уже не могли. Так Варя и зарабатывала деньги.
7) Варя взяла власть, больше незачем скрываться! Долой домотканую одежду, открывается бутик «Платьюшко»:
Хотя надо будет заказать всем новые платья и наряды. Столько праздников впереди! Барбаре точно нельзя болеть. Сегодня же пошлю в лавки, чтобы несли самые лучшие и красивые ткани. Украшения потом посмотрим.
— Ты опять хочешь в одинаковом? — заинтересовалась я, слизывая сладкий сок с пальцев.
— Нет, — Энн даже зажмурилась, — тут будет еще лучше. Мы обсуждали наряды по дороге, можно поиграть с цветом самого платья и отделки. Посмотрим ткани и решим.
— А если для вас, миледи, платье из серебряной парчи с черной отделкой и вышивкой, а для леди Барбары наоборот — платье из черного шелка с серебром? — тут же выдвинула идею Нарцисса.
— А для герцога тогда что? — спросила я. — Его тоже надо учитывать.
— Он же будет рядом с принцем, как Лорд-Протектор, — сказала Энн, — но мне понравилась идея, такие платья надо будет обязательно заказать.
Если верить де Коммину*, то на Диконе в день его собственной коронации был красный бархат. Там вообще все расписано, хотя вариации и допускались. Но ведь об этом пока никто не знает, не так ли? Да и зачем портить удовольствие Энн и дамам? Тем более что платит все равно Ричард. Надо будет дамам намекнуть, что стоит повлиять на будущую моду. Испанцы уж слишком извратились, на парадные портреты XVI века смотреть страшно. И никаких тюдоровских чепцов! Всегда можно придумать что-нибудь красивое и элегантное, а королеве захотят подражать все.
Дальше он будет работать 24/7, а идеи будут становиться все смелее.
8) Единственный человек, который во всем этом сохраняет разум — это Сесили Невилл, вдовствующая герцогиня Йоркская — мама Ричарда и бабушка «принцессы Эдуарды».
После того, как Варя сдалась Ричарду в Тауэре, он велел ей выйти из замка «незаметно», смешавшись с его людьми, и отправил в Байнардс-кастл, резиденцию герцогини Сесили:
— Ты сейчас же отправишься в Байнардс Касл, — сказал Ричард, тоном, не терпящим возражений, — вечером поговорим.
Вечером, так вечером. И чего не в Кросби Плейс, спрашивается? Обязательно у мамочки останавливаться? Вот кто мне сейчас мозги через уши вытянет. [рыжеехидство опять прорезалось]
— Хорошо, — спокойно проговорила я.<...>
Леди Сесили встретила меня, поджав губы.
— Так и знала, что это ты, — сказала она, — хорошо, что тебя никто не узнал. Ни к чему, чтобы нашу семью связывали с колдовством.
Я даже соболезнования по поводу кончины старшего сына выразить не успела.
— Извините, миледи, — проговорила я, — я сейчас не готова это обсуждать.
— Иди в свою спальню и не смей из нее выходить! — повысила голос герцогиня. — И только попробуй воспользоваться какими-нибудь штучками в моем доме!
— Миледи, раз вам все это так неприятно, то, может быть, мне не стоит задерживаться здесь? — не выдержала я.
— Сейчас же в комнату!
Блин… Ну в комнату, так в комнату. [и еще раз рыжеехидство]
Я сбросила тяжелый плащ, расстегнула пояс и жадно выпила целый кубок вина, заботливо оставленный кем-то у кровати. И рухнула прямо на пол. «Как же глупо быть настолько доверчивой после всего…» — было моей последней мыслью.
Вроде бы раньше вдовствующая герцогиня общалась с Варей доброжелательно. Даже советовалась насчет магии, насчет состояния «Энн» и смерти Изабель. Более-менее приняла ее отношения Вари с ее младшим сыном. То есть совсем близко к себе не подпускала, но и чужой для нее Варя уже не была.
Даже если герцогиня была рассержена на произошедшее в Тауэре, то по отношению к близким людям гнев выражают немного по-другому. Здесь же она общается так, как-будто никогда раньше Варю не видела и с проклятьем «Энн» они вместе не боролись. Почему? А непочему. Автору нужна была злая свекровь. Автор ее написала.
Но саму Варю, конечно, ничто не убьет, она только «отметиной смерти» обзаведется:
Передо мной пылал огромный костер, но пламя не обжигало. Оно казалось таким ласковым, уютным. Хотелось подойти ближе, чтобы скрыться от окружающей темноты, холода. Я тянула руки к этому огню, но языки пламени уворачивались, как живые. Мне стало обидно. Да что же это такое! Еще и погреться не дают. И я резко шагнула вперед, но вместо жара или даже обычного тепла ощутила настолько пронизывающий холод, что испуганно вскрикнула.
Чьи-то руки довольно грубо схватили меня, потащили. Меня тормошили, хлопали по щекам. Что-то резко сдавило грудь.
— Энервейт! Энервейт! Дыши! Твою ж…
В горло полилась противная жидкость, я закашлялась. С огромным трудом открыла слезящиеся глаза. Родные, хорошо знакомые лица: Гермиона, Снейп, Антонин, Басти. На заднем плане бледное лицо Дикона.
— Жива! — расплылся в широченной улыбке Долохов. — Что, хозяюшка, заглянула в глазки Костлявой? Метка-то ее на всю жизнь теперь останется. Как оно там?
— Отвалите, некрофилы, — прохрипела я, — всех переживу!
Мои поздравления. Кстати, седая прядь тебе к лицу, даже молодит.
— Седая прядь? — переспросила я. — У меня?
— Тебе же сказали про метку, что на всю жизнь останется. Ее еще «поцелуем Смерти» называют. Кто знает, тот поймет. Но тебе, правда, идет. Красиво.
Что делает Варю похожей внешне на Круэллу де Вилль. А что, ей и правда идет.
В рамках моей теории о том, что Ричард сломался и решил, что сопротивление бесполезно. Как настойчиво Ричард отправил Варю именно в Байнардс-кастл. Они вместе с мамой задумали Варю отравить, и подмешали ей столько яда, что хватило бы на табун лошадей. Но не подействовало. И Ричард еще раз убедился в мысли, что сделать он уже ничего не может.
9) Черт посещает Варю в ее недо-посмертии и открыто признается, что обманывал ее все это время:
В этот раз черт вломился в мой сон.
— Уж и не знаю, что с тобой делать, — задумчиво проговорил он, — бьешь все рекорды. Еще и удар в спину на себя приняла.
— Ты не мог бы попонятнее, — попросила я, — я еще и головой ударилась.
— Что, сотрясения не было по причине отсутствия мозгов? — хмыкнул черт. — Странные вы, люди. А уж женщины… это нечто. В голову не приходило, что все так получится. Честно, думал, ты поблизости от этого типа покрутишься, поможешь, что-то для себя выкрутишь. Связь будет, ребенка родишь. И все. А тут такое.
— Чего еще? — вздохнула я.
— То, что ты — идиотка первостатейная, не умеющая своим влиянием на мужиков пользоваться, я с самого начала знал, — черт играл кисточкой своего хвоста, — но не до такой же степени. Этим ты, кстати, Ричарда и зацепила. У него реально мысли враскорячку были. Как это: у тебя такой капитал, сын, да еще его первенец, а ты не только ничего не требуешь, но и не просишь? Вела бы себя как нормальная, он бы тебе деньжат отсыпал, еще чего-нибудь подкинул, и все общение постепенно свелось бы к чисто деловому, хотя и дружескому.
— И тебя бы это устроило? — спросила я.
— Да всех бы устроило, — фыркнул черт, — общаться и как-то влиять на ситуацию все равно бы получилось. Честно признаюсь, я пытался сделать так, чтобы Ричард к тебе охладел. И если бы ты ему после его свадьбы хотя бы глазки построила, то все бы получилось. Так ведь нет. Я как вспомню эту сцену! Женушку вылечить помогла, стоит и в окно смотрит, да на сыночка, вареньем перемазанного, умиляется. На мужика, на которого другие бабы гроздьями вешаются, внимания не больше, чем на мебель. А он только что из штанов не выпрыгивает. Думаешь, его чего на охоту понесло? Решил пар выпустить, затащить тебя в кровать и избавиться от наваждения.
Я пожала плечами. Тоже метод.
— Только вот не учел всяких нюансов, — продолжал черт, — вроде физиологической совместимости и совпадения многих факторов. Влип еще больше. А ты продолжала его интриговать. Сына он забрал больше со злости, чтобы хоть что-то сделать. И кто знает, чем бы все закончилось, если бы ты не поперлась с ним во Францию.
— И что все это значит? — спросила я.
— А то, что ваша связь все время усиливалась. И теперь ты сумела взять на себя тот самый удар в спину. Ну, помнишь, как его убили в твоей бывшей реальности?
— Подожди! — нервно сглотнула я. — Его предали во время боя и ударили в спину. Босуорт. Но ведь…
Черт покивал. Я почувствовала, как у меня отваливается нижняя челюсть.
— Мы же сделали все, чтобы Босуорта не было, — сказала я.
— Теперь точно не будет, — сказал черт, — как и предательства в семье. Мои поздравления
Варя защитила его своей бескорыстной любовью!! Правда, Варя по своей инициативе «рванула» в Лондон,
Как 6 апреля услышала, что Эдуард IV умер, «рванула» в Мортленд, оттуда в Тауэр, захватила печать, побила королеву... Ричарду она просто оставила записку: «Увидимся в Лондоне». Что из нее можно понять? Может, она на шоппинг поехала, или решила туда переселиться?..
когда брат Ричарда был еще жив, по своей инициативе захватила Тауэр, Большую печать и побила королеву. Как действия, вообще никак не связанные с Ричардом, могут его защитить, да еще и от предательского удара?..
Черт признается, что врал ей и задумывал погубить Ричарда в любом случае, а вслед за этим говорит ей, что она его спасла и что он не все в этой реальности контролирует. И Варя опять ему верит.
* * *
В следующих главах: царствование Барбары I. Пресловутая картошечка, семья Борджиа, Атлантида, Дамбигад.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 35
Уста Саурона Онлайн
25 апреля в 03:26
ИГПВП, издание 2. 19, 20, 21.1. Про захват власти. Окончание.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Начало здесь: https://fanfics.me/message512365
* * *
Вот и коронация Ричарда III, которая при этом очень похожа на коронацию Барбары I:
Наши дамы постарались максимально соединить традиции с тем, что больше подходило нам с Энн. Королевские красный и лазоревый с золотом для нее с обязательным горностаем. И похожие цвета для меня, но без меха. Своего герба у меня не было, так что я нарядилась в цвета Энн. Укрепляющее и бодрящее зелья, немного магической косметики. Пора <…>
Оцепление с большим трудом сдерживало напор огромной толпы, так что уже очень скоро мы с Энн оказались рядом. Были у меня опасения, что кто-нибудь чего-нибудь в мой адрес крикнет, но даже если такие смельчаки и нашлись, их никто не услышал. До нас доносились здравицы в адрес Дикона. А нас встречали приветственные крики:
— Розы Йорка! Да здравствует королева! Леди из Йоркшира!
Мне махали лучники.
— Как плечо, Джон? — крикнула я.
— Узнала! Меня узнала! Леди, а я в вашу честь дочку назвал!.. Своими ручками меня лечила!.. Ура королеве! Ура, леди Мортленд!
Мы с Энн смеялись и махали руками. Под ноги лошадям летели цветы.
— Мама! Мама! Какие они красивые! А кто королева?
Обе, дочка!
Энн бросила цветок девочке, завизжавшей в ответ от восторга.<...>
Не дождетесь…
Вот и Вестминстер. Дикон помог спешиться Энн, а потом и мне. И мы чинно вступили под сень собора. Служба началась.
Я была уверена, что многие сочли мое появление недостойной выходкой Дикона, но смирились с его выбором. В конце концов, все братья Плантагенеты с очаровательной непринужденностью ставили окружающих перед свершившимся фактом. А мать чудотворца, который вполне мог быть канонизирован в будущем, это вам не просто фаворитка. Да и фавор дело временное. Мы же прожили в нашем своеобразном союзе много лет. Дик был в свите отца. И его с Джоном сегодня должны посвятить в рыцари. Нэд замер рядом с родителями.
Уверена, что Дикон произносил свои клятвы намного искреннее многих своих предшественников. И тяжелая корона святого Эдварда подходит ему больше, чем остальным. Он достоин. Наступила очередь Энн. Я почтительно преклонила колени за ее троном. Это ее бремя, не сомневаюсь — она его выдержит. Мое место здесь.
То есть она реально с ними в собор выперлась?! Вот прямо перед алтарем стояла и все такое?! Только елеем не помазалась, и третьей короны для себя не потребовала. Какой пиз... у меня слов нет.
Вообще, захват Тауэра и коронация — это тот момент, когда Варя, во-первых, выходит на первый план, превращая в статиста даже «любимого» Ричарда. Во-вторых, с этого момента она реально становится главой этой ее странной семьи. А ведь мне в комментариях к прошлым главам писали, что и Ричард к Варе холоден, и, если посмотреть, то не очень близкие у них отношения. Да, даже леди Сесили советовалась с Варей о магии, но больше ни о чем, и даже по поводу магии решения принимала не она (как ее отправили вон в 15 главе, когда Ричарду с мамой надо было посовещаться). В свои дела по управлению севером, похоже, Ричард ее не посвящал вообще, да и больше половины его друзей она просто не знает. Вон, первый раз с своей жизни увидела Говардов летом 1483 года, и не смогла опознать, что Джон Говард — друг Ричарда.
Так что же случилось?
Я думаю, Ричард сломался. Ведь не зря Шелтон «рванул» за всеми в Тауэр. Ричард просто посмотрел на то, как Варя в считаные минуты оказалась в столице, хозяйничала там больше трех недель, послушал рассказы Шелтона о магии, которой запечатали ворота, о сонных зельях, о супер-портключе... и понял, что ничего он сделать не сможет, все равно эта... Варя будет делать все, что захочет. Остается только смириться. А то, что он не рыдает сутками напролет, и не запил — так это потому, что аристократ. Они приучены держать лицо.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 64
Уста Саурона Онлайн
25 апреля в 03:24
ИГПВП, издание 2. Главы 19, 20, 21.1. Про захват власти.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Как и в прочих главах ИГПВП, в главах 19-21 есть несколько сюжетных арок. Вернее, две: о том, как Ричард (или не Ричард) захватывает трон, и обо всем остальном.
И я сначала разберу захват престола, сделаю перерыв, возможно, на неделю, и потом разберу все остальное.
Тем более, что захват трона — ключевой момент если уж не жизни Ричарда III, то ИГПВП.
И к этому ключевому моменту Варя начинает готовиться за несколько лет до смерти Эдуарда IV. Здесь ни гороскопы, ни черти не мешают использовать предзнание. Даже с Ричардом начинает предварительные обсуждения.
— Ты хочешь сказать, что он может умереть? — Дикон бросил на меня косой взгляд.
— Все мы смертны, — напомнила я, — но он король. А его сын слишком мал. Его мать не очень разумная женщина. К тому же у нее много алчных родственников, которых ненавидят в стране. Если что-то случится сейчас, то будет смута, а ты останешься единственным взрослым мужчиной в семье. И разбираться с тем, что могут натворить королева и ее родственники, придется тебе.
Дикон пожал плечами.
— Я могу только желать своему брату выздоровления и долгой жизни, — ответил он, — но я понимаю, о чем ты. Но почему это тревожит тебя?
— Королева может захотеть стать регентом при малолетнем сыне, — ответила я, — но ведь у тебя намного больше прав. Так что тебя могут попытаться убить. Тебя удивляет, что я этого не хочу?<...>
Он усмехнулся.
— Я не дам себя убить, не бойся. Это не так просто, как кажется моим врагам. И мне не нравится, что ты думаешь о таких вещах.
— Мне тоже это не нравится, но эти вещи не исчезнут, если о них не думать. Послушай, может быть стоит, чтобы кто-то следил за тем, что происходит в Лондоне?
— За этим следят. Но это…
Я вздохнула. Не мое дело. В этом весь Дикон.
Ричард пока не поддается. Но у Вари есть более могущественный союзник, с ним у нее точно все получится.
— Держи подарочек. Воспользоваться можно трижды. Сама пройдешь и других проведешь. Любая точка в Англии. Но смотри, на ерунду не трать. И пока не пользуйся. Скажу, когда можно будет.
— Спасибо! — на мою ладонь лег тонкий диск из непонятного серебристого металла на тонкой цепочке. Я тут же надела этот амулет. На всякий.
— Исчез, — констатировал Рабастан. — Полезная вещь, между прочим.
Я провела рукой по шее и груди. Кулон совершенно не ощущался, но я знала, что он на месте.
— А воспользоваться сможешь, когда нынешний король умрет, — фыркнул черт.
По этому куску, кстати, отлично видно, как написано ИГПВП. Одну и ту же информацию про портключ за шесть строчек повторили два раза, и даже похожими словами.
* * *
Когда на севере получили известие о смерти короля Эдуарда, Варя была в Миддлхэме, но тут же рванула в Мортленд. А Ричарду оставила записку:
«Встретимся в Лондоне. За Энн проследят и в обиду не дадут»
В Мортленде ее уже ждали:
Пентаграмма была расчерчена, ритуал рассчитан, Гермиона вручила мне тяжелую сумку с зельями.
— Я с вами! — подорвался Шелтон, которого в этот раз ввели в суть дела.
— И я! — не остался в стороне Хагрид.
— Легко, — ухмыльнулся Рабастан, — только амулетики наденьте, а то мало ли что. Так, народ, выйдем прямо на территорию крепости, есть там пара местечек, точно знаю. В драку не лезем, в конфликты не вступаем. Тирли [это домовая эльфиха, которая живет у Вари с пятой или какой там главы] добавляет зелье в котлы с едой и бочонки с элем и вином, а мы ждем. Ну, если кто не заснет, тогда уже вяжем. Понятно? Нам шум ни к чему. Всех, кто придет — впускаем, обратно не выпускаем. Ну а Барбара рванет за печатью.
Переместились в Тауэр:
Комендант нашелся легко и непринужденно.
— Во дают! — поморщился Драко. — Король еще живой, а они уже казну вывозят. Это мы удачно зашли. И вовремя.
— Грабим короля? — громко спросила я, делая шаг вперед.
Злоумышленники замерли. Дорсет, еще несколько человек.
Варя приехала в Лондон либо 9, либо даже 6 апреля. «Казну» вывез на своих кораблях Эдвард Вудвилл, один из родных братьев королевы Елизаветы. И случилось это позже весной. И он не крал никаких денег из Лондона. Еще в апреле Эдварда Вудвилла назначили адмиралом королевского флота, и он отправился бороться с пиратами. Там он и конфисковал летом 1483 груз (если я правильн помню) золота, предназначенный для короля. И присвоил его. Никакой казны он из Лондона не крал. А Томас Грей, маркиз Дорсет, один из сыновей Елизаветы Вудвилл от первого брака, всю весну и лето оставался при матери, даже успел поучаствовать в восстании герцога Бэкингема против Ричарда III, а сбежал из страны только осенью. И вообще, ни 6, ни 9 апреля никто даже не собирался сбегать.
Гарри и Драко скрутили всех.
— Похоже, Барбара, тебе стоит поторопиться с печатью, — сказал Люциус, — как бы и ее не прихватили заранее.
И я отправилась туда, где находилась королева. Подарок черта позволял перемещаться без заданных координат — только по желанию. Со мной отправился Сириус в образе пса.<...>
Мы с Сириусом оказались в небольшой комнатке, примыкающей к королевской опочивальне. Короля, судя по всему, уже приготовили к смерти. В любом случае, кроме дыхания он никаких признаков жизни не подавал. Рядом никого не было. Тоже показательно: это уже практически труп, а живым нужно позаботиться о себе. Хорошо еще драгоценности никто не ворует, те же кольца с пальцев не рвут, а то бывали моменты в истории. Ну, и где королева? У меня всего два перемещения осталось.
Во-первых, Эдуард IV умер 9 апреля 1483 года. На севере, возможно, еще 6 апреля получили (ошибочное) известие о смерти короля. Варя об этом и говорит в одном месте в 19 главе. Она рванула в Лондон сразу, как услышала, что король умер, переместилась моментально. Естественно, король был еще жив. И Эдуард не умирал в таком одиночестве. С ним были близкие, и семья, естественно. Он даже помирил Уильяма, барона Гастингса, своего лучшего друга, и Томаса Грея, маркиза Дорсета. Попытался. Они на глазах короля пожали руки и пообещали дальше жить в мире. Король Эдуард даже, если я не ошибаюсь, успел сделать довольно подробные распоряжения насчет собственных похорон. И уж точно ни жена и никто другой не занимались на глазах у умирающего мелким воровством.
Скрипнула дверь, и в комнату скользнула женская фигура. Она быстро оглядела помещение, наклонилась над королем, потом махнула рукой. В комнату просочился мужчина в облачении священника. <...>
— Вот печать, Ваше Величество, — проговорил мужчина, — ей действительно лучше находиться у вас. Милорд Дорсет уже в Тауэре, так что деньги будут. Скоро заготовят указы к армии и флоту, чтобы они не подчинялись герцогу Глостеру. Принца доставят в Лондон в самое ближайшее время, и он будет коронован. Большая часть совета на вашей стороне. Вы будете регентом.<...>
Королева замерла посреди опочивальни с печатью в руках. Мне отчетливо было видно мечтательное выражение ее лица. <...>
Сириус быстрой тенью метнулся к двери, отсекая королеву от выхода. Я накинула капюшон так, чтобы он скрывал мое лицо.
— Ну что? — спросила я. — Налюбовалась? А теперь отдай мне.
— А? — мадам испуганно уставилась на меня. Открыла рот, чтобы заорать, но заткнулась, услышав рычание. — Кто здесь?
— Отдай печать, вдова Грей, и тебе никто не сделает ничего плохого, — сказала я.<...>
— Мадам, не надо визга. А то прибегут, поинтересуются, чего это сожительница короля с печатью делает. Ну, чего уставилась? <...> Давай сюда! Что ты с ней делать будешь, овца безрогая? Орехи колоть? Дай, кому сказала!
Сириус зарычал громче. Мне все это надоело, и я просто вырвала печать из жадных лапок Лиз Вудвилл. Она взвизгнула и бросилась на меня. Шаг в сторону, подножка, и королева влетела лбом в подножье королевской кровати. Бум!
Я подняла ее за шиворот. Жива. И тут мне в голову пришла совершенно хулиганская идея. Надо же придумать какое-то объяснение, куда делась печать. Будет им объяснение. Тяжелый кругляш впечатался в щеку королевы, оставив хорошо известный отпечаток.
Сириус очеловечился и распахнул дверь. Пинок под королевский зад. И жутким голосом:
— Не далась печать королевская в руки недостойные, воровские! Лишь достойному достанется!
В том помещении толпилось порядочно народу, что нам только на руку. Я тут же подхватила Сириуса и активировала порт-ключ. Нам пора в Тауэр. Теперь оставалось ждать.
В Тауэре они ждут:
В Тауэре царили тишь, гладь и Божья благодать. Маги запечатали все ворота, кроме главных, повесили везде маячки и не без комфорта устроились в той самой Фонарной башне
Еще один член семейки Вудвиллов явился поторопить родича с вывозом казны.
— Скоро их складывать некуда будет, — хмыкнул Паркинсон, — но зато все деньги останутся в королевстве, и никто не будет отдавать неправомочных приказов. Королева тоже деморализована. К тому же уже все знают, что она пыталась прибрать к рукам печать. Еще бы разузнать точно, что сейчас творится во дворце.
Хыхы, складывать некуда будет. Штабелями. В Тауэр почти сразу явился черт.
— Переполох, — послышалось из угла, — ищут печать. Тем более что королева сдала епископа Рочестера и Линкольна, который ей печать и передал. Там уже кто-то помянул нечистую силу и покойницу Жакетту, в том смысле, что в ведьмины руки артефакт не дался. Все забыли и про умирающего короля, и про наследного принца, и про герцога Глостера. Служат молебен о возвращении печати. Здорово придумала с этой печатью на лице, кстати, мои поздравления.
Черт одобрил. Все идет по плану. По его плану.
Наконец, кто-то заметил, что из Тауэра никто не возвращается.
Присланного на разведку лорда Гастингса постигла все та же участь. И его свиту тоже. Вот когда началась паника. Ведь за тем, как они проходили на территорию крепости, следили с большим интересом. Очень может быть, что кто-нибудь и предложил бы пойти на штурм, но на стене был замечен Хагрид.
Уильям Гастингс был председаетелем Королевского Монетного Двора и заместителем канцлера Казначейства. Самый главный монетный двор Англии находился в лондонском Тауэере.
А Ричард почему-то рассердился)))) чот ваще скучный какой-то((((
И стали ждать ответа. Ответ пришел от Антонина.
«Хорошо, что прислали сову, я уже собирался через Тирли связываться. Ну, вы там даете. Мысленно я с вами. Повторять слова милорда не буду, сам узнал много нового. Вам приказано сидеть тихо и не отсвечивать. Постарайтесь продержаться до нашего прибытия.
Ваш Тони».
В эту записку была вложена вторая.
«Раз уж захватили казну и печать, то никому не отдавайте. Виновных допрошу лично. Если узнаете что-нибудь о происходящем в городе или на королевском совете, то сообщите.
Ричард, герцог Глостер».
Мы спросили, не надо ли стрелять из пушек при въезде принца в столицу? Опыт уже есть, так что всегда пожалуйста.
Ричард от орудийного салюта отказался, причем в непарламентских выражениях. Похоже, что не остынет.
Кстати, сколько Варя с друзьями сидела в Тауэре и держала всех под действием сонного зелья? Она приехала в Лондон 6 или 9 апреля, 9 апреля 1483 года умер король Эдуард. Ричард приехал в Лондон 1 или 2 мая 1483 года.
Вообще, что происходило сразу после смерти Эдуарда IV. Уже 9 апреля в Лондоне собрался Королевский совет в расширенном составе (с некоторыми чиновниками и феодалами, которые обычно в заседаниях не участвуют), и стал решать, как жить во время малолетства Эдуарда V. Эдуарду V, сыну Эдуарда IV, было тогда чуть меньше 13. Королева настаивала, что регентом должна стать она, и самые чиновничьи посты в королевстве должны остаться за ее семьей. На вопрос о герцоге Глостере кто-то из Вудвиллов ответил, что они могут легко обойтись и без него. В то же время, королева настаивала, что ее родственники могут проивести в Лондон какое-то сумасшедшее количество войск, чуть ли не пять тысяч человек. Королевский совет ограничил это число двумя тысячами. Большинство заседавших в совете были несогласны с королевой. Уильям Гастингс написал Ричарду Глостеру на север.
В то же время, в замке Ладлоу, Энтони Вудвилл, граф Риверс, родной брат королевы и главный воспитатель принца Уэльского (теперь уже Эдуарда V) готовился к отъезду в Лондон. У него был патент на набор ополчения по commission of array на западе Англии, в приграничных областях с Уэльсом. Он собрал войска, те самые две тысячи человек, собрал племянника в дорогу и выдвинулся.
В то же время на севере, после ложного сообщения о смерти короля 6 апреля, все на время успокоились, и несколько дней никто не знал о том, что происходит в столице. Потом стали приходить новости, Ричарду Глостеру написал Уильям Гастингс (возможно, и еще кто-то). Ричард привел север к присяге Эдуарду V, заверил Королевский совет в своих верноподданнических чувствах, собрал эскорт из 300 человек и поехал в столицу. По дороге, в городе Нортхэмптон, 29 апреля, Ричард встретился с герцогом Бэкингемом (с ним тоже было 300 человек, как и с Глостером), юным королем и его воспитателем Энтони Вудвиллом. Королевский «эскорт» уже успел проехать чуть дальше, до городка Стони Стратфорд, и Вудвилл специально возвращался. Они с Глостером и Бэкингемом сели поужинать. Ужин прошел мирно, но на следующее утро герцог Глостер арестовал Энтони Вудвилла, Ричарда Грея (еще одного сына королевы от первого брака) и валлийского дворянина Томаса Вогана, соратника Грея. Герцог Глостер распустил 2000 человек, набранных графом Риверсом, и взялся сопровождать короля сам. Они въехали в Лондон 1 или 2 мая. Королева, узнав о том, что произошло в Стони Стратфорде, заперлась в Вестминстерском аббатстве (оно пользовалось правом убежища, откуда не выдавали преступников) вместе с маркизом Дорсетом. По приезде в Лондон короля разместили в резиденции епископа Лондонского, а Королевский (теперь уже — Регентский) совет утвердил Ричарда Глостера в качестве Лорда-протектора, и одобрил его действия в Нортхэмптоне/Стони Стратфорде (хотя Ричард обвинял Вудвилла и соратников в гос. измене — с этим совет не согласился). Все старались действовать по закону и в рамках своих полномочий, а королева никогда не была хозяйкой положения.
В ИГПВП все это превращается в повод для смеха... наверное. А может, задумано, что это такой торжественный момент. Только получается не торжественно и даже не смешно, а просто глупо:
Насколько мы поняли, принца доставили в дом то ли епископа, то ли лорда-мэра, а потом Ричард самолично отправился в Тауэр. В Лондоне звонили колокола. Темза была забита судами и лодками. Народ давился на мосту. Представители духовенства остановились на почтительном расстоянии от Тауэра.
С очень зловещим скрипом приоткрылась створка ворот… Дикон спокойно спешился, бросил поводья сопровождающим. Небрежным взмахом руки остановил свиту и вошел в ворота.
Ахнули так, что на башне флюгер завертелся.
Мы спокойно стояли прямо за воротами и дружно опустились на одно колено, протягивая ключи от крепости, отдельных помещений, собственно сокровищницы и монетного двора. У меня в руках была печать.
— Счастливы видеть вас в добром здравии, милорд, — проговорил Люциус, которому мы доверили вести переговоры, — и просим принять наши соболезнования по поводу кончины вашего брата, нашего короля. Все злоумышленники надежно заперты, а просто задержанные могут быть отпущены в любой момент. Все на ваше усмотрение. Мы сдаемся и надеемся на ваше милосердие и справедливый суд.
Дикон взял у меня печать.
— Даю слово чести, милорд, что никто не пользовался этой печатью, пока она находилась у меня в руках, — сказала я.
Варя дает слово чести. Значит, точно надо проверить, на месте ли кошелек.
Подведем промежуточные итоги:
1) Варя «покараулила» печать для Тауэра так же законно, как убила мужа в целях самозащиты.
2) Варя сделала это для себя. Она «рванула» в столицу не только без приказа Ричарда, она даже не дождалась, пока король умрет.
* * *
Еще в Стони-Стратфорде юный король заболел. Чтобы его подлечить, прямо туда срочно вызвали брата Снейпа с зельями. Но только подлечить, чтобы довезти до Лондона:
Как они в РИ-то жили? Каким образом живыми и здоровыми доехали до Лондона? Без попаданки со стальным прессом.
— Планировалось что-то серьезное, — тоже шепотом ответил он, — и это как-то связано с болезнью принца. Саймон сказал, что пацан вообще не жилец. Сейчас его зельями накачали, потом надо будет, чтобы Дик посмотрел. А я напомнил, что у нас веритасерум есть. Ну, милорд за ужином лорду Риверсу и подлил. Не знаю, что тот ему выболтал, но утром и его, и еще троих арестовали. Так что действительно напасть на нас никто не смог. А эскорт принца герцог распустил.
— На меня и остальных очень злился? — спросила я.
— Да, — Антонин показательно вздохнул, — он же привык все решать сам. И, по-моему, бесился, что вы удрали и его бросили, даже спал плохо. Так что готовьтесь, леди Барбара, разборка вам обеспечена. Остальным вряд ли что-нибудь достанется, все ваше.
действительно, не понимает своего щастя)))) вот и помогай после этого людям(((( чо он ваще((((
— Короновать будем принца. Он чем-то непонятным болен, надо будет, чтобы Дик его посмотрел. Энн с детьми приедет на днях.
Сын Вари посмотрел принца:
Мне принц Эдвард не понравился. Хотя, скорее всего, я была предубеждена к нему из-за его родителей.
— Спокойно, кузен, я не кусаюсь, — непосредственность Дика с годами никуда не делась, — что тут у нас? Давай руку. Так, теперь сердце… Ничего себе! Отец, он здоров, честно, просто это девчонка.
— Что?! — обалдел Ричард.
— Девчонка, — повторил Дик. — Надо спросить у Рабастана и Нарциссы, они что-то такое говорили, вроде бы, есть ритуал, меняющий пол ребенка в утробе матери. Черная магия. Тело-то у него мальчика, а по сути он девочка.
— Сам ты девчонка! — вырвал руку у Дика принц.
— Цыц, кузина! Отец, тут надо королеву расспрашивать, она точно знает, что с ней творили. И консультироваться с магами. Я лечу раны и внутренние повреждения, а тут извращение сути вещей.
<...> Понятненько… Королева рожала дочерей, король ждал наследников, вот кое-кто и подстраховался. Бедный принц! Вряд ли для него все это просто и безболезненно. И делать что-то надо, раз его так колбасит. Но это же бомба! Бастард или нет, но он.. То есть, оно уже… Тьфу! Запуталась.
— И что теперь с этим делать? — в ужасе пробормотал епископ.<...>
Принц не очень понимал, что происходит, и злился. Рассказывать, какие зелья он пил, и проводили ли над ним ритуалы, отказался. Да уж… Мальчишки часто бывают противными, особенно в таком возрасте, но это была именно мерзкая девчонка. Даже смотреть противно. И такое на трон? Англия точно этого не переживет.<...>
— Безумие какое-то, — покачала головой Нарцисса, — это действительно девочка. Более того, милорды, если бы не извративший все ритуал, то девочка прожила бы долгую и счастливую жизнь. А теперь…
— Что? — Дикон уже явно был готов к худшему.
— Половое созревание просто убьет это существо, — тихо сказала Нарцисса, — ему осталось несколько месяцев.
Принц этого не слышал, его отвели в спальню, после того как Рабастан напоил его успокоительным.
— Ужас! — сказал Басти. — Бедный ребенок. Ему не только пол поменяли. Этот ритуал еще и забирает все хорошее, оставляя и усиливая самые отвратительные черты. Была бы милая девочка, которая иногда бы капризничала, а получился мальчик с чертами истеричной мегеры. Именно поэтому такие вещи и запрещены. Это восточный ритуал. Наложницы из гаремов получают статус жены, если родят сына, вот они и извращаются. Если ребенок потом умрет — неважно. Да и другого родить можно.
— Ладно, слушайте. Королева призналась в том, что проводила ритуал вместе со своей матерью, потому что муж выражал ей недовольство рождением девочек. Да и сама ситуация, ведь Нэда тогда не было в стране, на трон вернули короля Генри, а королева скрывалась в убежище. Думала потянуть время, а потом и второй родился.<...>
— Бедный ребенок! — пробормотала я.
— Короновать такого принца нельзя, — выдохнул Дикон, устраиваясь в кресле, — он и так проживет недолго, а коронация его просто убьет.
Я вздохнула. Ну да, не знаю, как потом, но сейчас корона, скипетр, держава — все является артефактами. Да и сама церемония — серьезное испытание. Существо с извращенной сутью этого не переживет.
Корона — это артефакт. Без поп-оккультизма никак не обойтись. А вообще, тут все прекрасно. И то, что принц — «существо с извращенной природой». И брезгливая неприязнь к человеку, которого мучили ритуалами и зельями, и который из-за этих ритуалов и зелий не жилец.
Дикон на мгновение прикрыл глаза.
— Придется обнародовать другое, — сказал он, — Господи, думал, об этом можно забыть. Брак Эдварда с леди Грей незаконный. Он на момент его заключения был тайно женат на другой. Если выложить этот секрет, то никому не будет дела до происхождения несчастного принца Эдварда. Все дети незаконнорожденные.
Мы с Энн переглянулись и кивнули. Обе вспомнили ночной разговор.
— Догадались? — спросил Дикон. — Или кто-то сказал?
— Мы догадались, что твой брат Джордж знал какой-то секрет, — сказала Энн, — не просто же так он заговорил о своих правах на престол. Но решили молчать и не лезть, потому что тебя явно связали клятвой.
— Меня да, — кивнул он, — но есть и те, кто может говорить. Но пока нужно подождать. Скоро похороны. В Лондон съезжаются члены парламента. Я вызвал войска. Стоит потянуть время.
Где-то в середине июня 1483 года в Регентский совет обратился Роберт Стиллингтон, епископ Бата и Уэллса. Он утверждал, что поженил Эдуарда IV и Элеанору Ботелер (в девичестве — Толбот, дочь графа Шрусбери), без прочих свидетелей, тайно. И это было еще до того, как Эдуард IV женился в 1464 году на Елизавете Вудвилл. Таким образом получалось, что король — двоеженец, а его дети — бастарды. 22 июня 1483 некий Ральф Шаа, священник и единокровный брат тогдашнего лондонского мэра, прочитал проповедь, и об этом узнал весь Лондон. 26 июня представители лондонских гильдий, а также люди, собравшиеся на похороны Эдуарда IV, коронацию Эдуарда V и его первый парламент
Иногда это называют «представителями парламента», но это неверно. Письма в регионы об отборе депутатов прекратили рассылать еще 11 июня, наверное, не все будущие парламентарии явились в столицу, сессию официально не открывали — так что никакого парламента не было, и эти люди не были депутатами.
во главе с герцогом Бэкингемом попросили Ричарда принять корону. Ричард принял корону и короновался 6 июля как Ричард III. Уже, видимо, в конце июля принцев перестали видеть на людях, а с августа по всей стране распространились слухи, что они мертвы. Их точная судьба не выяснена до сих пор.
Церковный суд заявления Стиллингтона не разбирал, доказательств, кроме собственных слов, у него не было, родственников леди Ботелер не опрашивали — а ведь в 1483 году была жива ее родная сестра, вдовствующая герцогиня Норфолк. В 1478 году, когда судили Кларенса, Стиллингтон сам провел несколько недель в тюрьме — Кларенс тоже пытался распускать слухи о двоеженстве Эдуарда. Также интересно, что мать Элеанор Ботелер приходилось родной сестрой жене графа Уорвика. И Уорвик никак не пытался использовать свое влияние на Эдуарда IV, чтобы отстоять интересы родственницы, а потом никак не использовал эту информацию во время своего конфликта с ним.
Это, без шуток, трагическая страница в истории Англии. Это, естественно, трагедия «принцев из Тауэра», бывшего Эдуарда V и его брата. Но и самого Ричарда III. Что заставило человека, который всегда был верен брату, и даже уехал с ним в изгнание, когда Эдуард потерял корону на полгода в 1470-71 г.г., и в целом был известен, как справедливый человек,
два примера здесь
совершил такой поступок по отношению к племянникам? Кроме того, узурпация Ричарда не окончилась ничем хорошим: он правил всего два года и два месяца, и был убит в битве.
И вот тут ИГПВП совершенно не справляется с задачей. Ведь даже если принять точку зрения, что Стиллингтон говорил правду, то все равно Ричарду должно быть морально трудно обнародовать такую информацию, разрушать репутацию покойного брата и жизни племянников. И, наверное, трудно было бы садиться на трон.
Если он был узурпатор, то все может быть тоже не так однозначно. Например, он может верить, что узурпация — действительно «необходимое зло», что иначе власть в стране захватят родственники королевы и разворуют Англию.
Здесь он поставлен в такую ситуацию, что объявить о двоеженстве брата и отстранить от власти племянников — это лучшее решение по сравнению с той правдой, которая открылась Ричарду. Даже проявление милосердия, если речь идет о «существе с извращенной природой», которое и в любом случае не проживет и года. Я уж не говорю, что сюжетный ход «мальчик-девочка, заклинание гаремных наложниц, от которых султан требовал наследника» не просто недостоверно исторически, но вообще превращает всю ситуацию в похабный фарс, которого реальные люди вряд ли заслужили.
В мире ИГПВП даже узурпировать Ричарду ничего не надо: за него все сделала Варя, просидевши больше трех недель в Тауэре с высшими сановниками королевства «под зельями». И, конечно, в мире ИГПВП двоеженство короля - не только факт, но еще и такой, о котором буквально половина Англии знает или догадывается.
* * *
Ричарда хотят сделать королем именно благодаря Варе:
Если учесть, что приехали и отец Джон, и аббат из Болтона. Да и наш епископ не отставал. Как же, такая реклама. Теперь все знали, что Дик частенько лечит больных в госпитале, что мне тащат пострадавших со всей округи. Да и еще про наши теплицу с оранжереей все узнали. Лимоны, апельсины, гранаты, виноград. Овощи и цветы зимой. Да еще настолько севернее Лондона, где о подобном и понятия не имели. Лекарства на основе всех этих чудесных фруктов и трав. Еще и про мыло с шампунем проболтались. Это точно аббат, он давно рецепты клянчит. Он очень умный и образованный мужик, общаться с ним одно удовольствие, но уж очень хозяйственный. За дорогие вещи он платит честно, но тут же попытается выведать, нельзя ли что-то такое производить силами братии.
Очень забавно, что Заязочка не знает историю. «Наш епископ» - это архиепископ Йоркский. То, что она упорно продолжает архиепископа звать епископом, это ладно. Главное, что тогда архиепископом Йоркским был Томас Ротерхем, тот, который передавал королеве печать в 19 главе. Конечно, он будет за Варю и будет ее рекламировать.
На обеде, который Дикон дал для членов королевского совета, гвоздем программы оказались экзотические фрукты и ликеры. Было не так уж и много, но для произведения нужного впечатления всем хватило.<...>
Уже и разговорчики пошли. Вроде как жирно этим северянам, другие тоже хотят. Пусть йоркширцы делятся. Может быть, если королем будет не мелкий принц, а герцог Глостер, то все это на всю страну распространится? Ведь король обязан заботиться обо всех подданных. Вот пусть строит теплицы, оранжереи, дает задания варить на всех лекарства и интересные мази, которыми так легко мыть голову. Все дамы хотят. И не только дамы.
И не удивительно, что герцог Глостер сумел разрушить чары на Тауэре и получить королевскую печать. Если уж у него такой чудесный сын родился, значит и сам герцог человек достойный. А что живет с двумя женщинами, так это его дело. Насчет меня вообще почти дословно повторяли фразу, сказанную безвестным лучником в лагере под Перонной: «А герцог не дурак. Тут и лечит, и это… самое».
Так что выступление эпископа Батского на тему двоеженства покойного короля народ принял с облегчением. Уговаривать никого не пришлось. Ну, кроме нескольких особо упертых типов. Король, собственно говоря, был, так сказать, техническим двоеженцем. Он просто женился, да еще тайно, не расторгнув предыдущий тоже тайный брак. А Дикон-то оказался двоеженцем фактическим, хотя официально женился на одной женщине. Но такие мелочи никого не интересовали.
такие вещи никого не интересовали)))) ведь это варя)))) а не то что какая-то тупая вудвилиха(((((
А какая-то нехорошая личность вбросила в народ информацию про Три Солнца Йорков. Я, честно говоря, подозревала Ричардову мамашу, но, как оказалось, и он к этому руку приложил. Решил, что это может притормозить отдельных личностей, озабоченных идеей обзавестись от него детьми. Мол, все уже, есть все трое. И лапочка дочка в придачу. Я сперва хотела побиться головой об стену, но потом подумала, что кое-кто теперь точно за хроноворотом рванет, чтобы попасть в прошлое, придушить меня, Энн и мать Джона с Кэтрин и залететь от Дикона в максимально короткие сроки. Шизофрения, она в любое время шизофрения.
Народ ожидаемо взволновался. Ведь если что-то замечательное есть у просто герцога Глостера, то бонусы и плюшки получают члены семьи, а вот если это что-то есть у короля, то остальные подданные тоже могут хоть на крохи, но рассчитывать.
Нет, теперь Дикону от короны не то что не отвертеться — не отбиться. Насильно коронуют
И только Маргарет «Бьюфорт» рванет за хроноворотом, а так, все норм. Вот и коронация Ричарда III, которая при этом очень похожа на коронацию Барбары I:
Окончание: https://fanfics.me/message512366
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 69
Показать более ранние сообщения
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть