↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Уста Саурона Онлайн
22 апреля в 14:36
Aa Aa
ИГПВП, издание 2. Главы 10 и 11 часть 2. События. И глава 12 заодно.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

Разбор глав 10 и 11, часть 1: https://fanfics.me/message511721

В прошлой части я разбирал главную тему этих двух глав — мистический и магический обоснуй уникальности главной героини и пока еще не Ричарда III. В этой части — о прочих событиях и разговорах. Хотя и к теме мистического предназначения тоже вернусь — автор весь текст к ней возвращается. И заодно разберу 12 главу, т. к. она связана с главами 10 и 11, и разбирать ее отдельно нет смысла.

Прежде всего, разрешается конфликт Вари с «Энн». В ИГПВП «Энн» не является отрицательным персонажем, и в то же время к 10 главе Варя становится постоянной любовницей Ричарда пока еще не третьего. Причем под это тоже подводится мистический обоснуй. Как раз в 12 главе волшебники с болота составляют еще один гороскоп, там опять про три солнца его сыновей и т. д. И среди прочего:
— А вы, миледи, неоднократно подвергались опасности, — придвинул другой свиток Люциус, — но теперь все выправится, особенно здоровье.
Энн кивнула.
— А Барбара? — спросил Дикон. — Она здесь есть?
— Вот, ваша светлость, — на стол лег еще один свиток. — С ней сложнее, не все данные есть, но она присутствует на вашей карте. И у миледи. Причем у миледи она поддержка, а у вас — Темная Луна. То, чего мы не осознаем, в чем не отдаем себе отчета.
— День и ночь? — переспросил Ричард.
— Да, милорд, — ответил Малфой.
То есть любовница просто необходима этому браку, она идеально дополняет первую жену в качестве второй, а саму эту жену поддерживает. Без комментариев.
А самое главное, что «Энн» все это интуитивно поняла еще до всяких гороскопов. Еще в
— Энн, — спросила я, — ты на меня не злишься?
— Нет, — ответила она, — это хорошо, что есть ты. Твой сын поможет моему. Он чудесный. А ты не будешь от меня избавляться, ведь если хотела бы — давно сделала.
— А Дикон? — спросила, тихо офигевая от прагматизма ее светлости.
— Пусть лучше он будет наш с тобой, чем еще чей-нибудь, — ответила она. — Ты сильная, а я — нет, но вместе мы справимся.
Вот, «Энн» признала Варю сильной женщиной. Запомните этот момент.
— Что, правда, думала, что я тебе глаза выцарапаю? — усмехнулась Энн. — У мужчин всегда есть кто-то еще. Думаешь, я про своего отца не знаю? А уж про нашего короля я такого наслушалась, да и насмотрелась. Дикон не такой, но ему меня одной точно не хватит.
Все как у людей. Хороший левак укрепляет брак. Если пойти налево и повернуть четыре раза, то вернешься туда, откуда вышел.
Все, на самом деле, лучше чем у людей. Там не только мистическая поддержка, там еще и официальное разделение обязанностей между женами. Заглянем в 16 главу, где Варя обсуждает «Энн» с чертом:
— Энн пила зелья? — спросила я. — Ей теперь лучше, и она начнет настраивать Дикона против меня?
— Наоборот! Вот какая же ты глупая баба, сил моих на тебя нет. Еще в Йорке все было ясно, а ты все ушами прохлопала. Энн — отличная герцогиня, она прошла всю эту школу и отлично умеет управляться с огромным хозяйством и двором, ну и выполнять представительские функции. Но у нее действительно слабое здоровье. Этот хмырь, что сейчас рядом с тобой дрыхнет, заботливый и внимательный. Идеальный муж. Почти, ибо он — здоровый мужик с определенными потребностями. А Энн не только слаба здоровьем, но и очень тяжело переносила беременность. Ее вообще эта сторона супружеской жизни не сильно интересует. А ты не только в ее дела и кошелек не лезешь, но и готова даже в военных походах участвовать.
— Лучше в военных походах участвовать, чем с этим хозяйством управляться, — проворчала я, понимая, куда он клонит, — вот где каторга.
— А для Энн каторга — ваши кувыркания в кровати с разрыванием одежды и прочими безобразиями, — пояснил черт, — и война ее пугает до дрожи, ей хватило приключений на всю жизнь. Так что она делегировала тебе часть своих полномочий.
Вообще, даже если поверить в «Темную луну» и в слабое здоровье, которое мешает «Энн»... удвлетворять физиологические потребности мужа, все равно Варя должна была бы довольно сильно сомневаться, а может, и мучиться моральными страданиями. Ведь «Энн» в ИГПВП, как я написал выше, не является отрицательным персонажем, к тому же, в ИГПВП у нее с Ричардом вполне гармоничный брак
Как и в жизни, о чем попаданка прекрасно знает.
Так что Варя, по идее, не может не переживать, что лезет в чужую семью, несмотря на всю мистику и высшее предназначение. Вернее, особенно если из-за гороскопов и предназначения другого выхода нет. Но тут автор обкладывает главную героиню таким количеством оправданий и разрешений, что никто бы на ее месте не стал мучиться совестью. А тут у нас Варенька, которая получила целительский дар от черта, но когда лечит, спокойно крестится и молится, притворяясь, что исцеляет молитвой.
* * *
Не только «Энн» признает в Варе сильную женщину.
— Барбара, — заглянула ко мне Гермиона, — извини, конечно, но… В общем, я не собираюсь тебе ничего такого говорить, тут действительно все очень серьезно, но как ты с этим справляешься? Я бы не смогла. Я вижу, что Ричард тебе нравится. Он действительно может нравиться. Но это чудовищное отношение… Я вспомнила, что Саймон сказал про гранаты, и что ему не по себе стало от того, как Ричард на тебя смотрел. И тоже решила посмотреть. Он же постоянно держит тебя в поле своего зрения. Как хищник какой-то. Жену он тоже, кстати, контролирует, но не так как тебя. Ну, ей от него никуда не деться. Отношение к детям тоже жутковатое. И к нам он сразу же отнесся, как полезным людям, моментально начал командовать.
— А ты что хотела? — спросила я. — Он с этим родился и вырос. Ему и в голову прийти не может иное отношение к людям. Нам всем повезло, что он достаточно справедлив и не мстителен. И он действительно хищник.
Гермиона кивнула.
— Извини, я думала, что он жену обманывает, но от нее тоже жутко делается.<...>
— Да, я понимаю, — тихо проговорила Гермиона, — и знаешь… В общем, я рада, что это не мне досталось. Удачи тебе!
Какой-такой хищник? И «Энн», если бы была по-настоящему жуткая, наняла бы для любовницы мужа «человека с замотанным тряпками лицом», и тот бы ее не выпорол... В общем, главное, что Гермиона поняла, прониклась и никогда сама бы так не смогла.
А отношения с Ричардом в этих главах сменяются с дешевой драмы на дешевые заигрывания:
Теперь я отчетливо слышала топот копыт, но даже не повернула голову. Я смотрела в ту сторону, где должен был находиться Йорк.
— Барбара! — крикнули снизу. — Это ты? Что ты там делаешь?
— Сижу! — крикнула я в ответ.
— Спускайся вниз!
— Не хочу!
Разумеется, такое странное поведение без внимания не оставили. Вскоре Дикон поднялся ко мне.
— Ты что здесь делаешь? — удивленно спросил он. — Разве можно ходить одной? Или у тебя лошадь сбежала?
— Это я сбежала, — честно ответила я, — я устала. Они все время что-то от меня хотят. Я решила отдохнуть. А ты что-то хотел?
— Я завтра уезжаю в Йорк, — сказал он, — хотел попрощаться. Подожди, ты действительно убежала из Мортленда?
Его лицо находилось примерно на уровне моих колен, и я получала колоссальное удовольствие, глядя на него сверху вниз.
— А тебе никогда не хотелось убежать? — спросила я. — Ото всех? Сидеть где-нибудь в одиночестве, ни о чем не думать? И пусть весь мир подождет…
— Нет, — удивился он, — никогда.
Я поболтала ногами в воздухе.
— Ну и зря!
Он протянул мне руки.
— Спускайся! Тут столько всего происходит, убийцы бродят, а ты сидишь на вершине холма и…
Сидя на красивом холме, я часто вижу сны и вот что кажется мне: что дело не в деньгах и не в количестве женщин, и не в старом фольклоре и не в новой волне... но каждый раз я никак не могу отказаться и куда-то бегу
Он склонился к моим губам. Поцелуй был нежным и таким чувственным…
— Кто научил тебя так целоваться? — шепнула я ему на ухо, когда он оторвался от меня.
Он уткнулся мне в плечо и рассмеялся.
— Ты невозможна!
— Я ведь тебя выгнала, — напомнила я, — и совсем рядом спит Энн.
Он отпустил меня и сел рядом.
— Я люблю Энн, — сказал он, — но я люблю и тебя. Это неправильно, я знаю, но она — сама нежность и свет. А ты… как крепкое вино, от которого невозможно оторваться.
Откуда эти нежные разговоры? Откуда это потепление в отношениях? Почему это все сменилось буквально за одну ночь, когда единороги приходили? А, точно, благодаря единорогам: это они начудили.
* * *
Еще в 10 и 11 главе Варя находит клад. Даже два клада: времен Римской империи и времен разгрома рыцарского Ордена Тамплиеров. В США был такой профсоюзный деятель, связанный с мафией, Джимми Хоффа. В 1975 году он пропал, и его до сих пор не нашли. В фильме «Брюс всемогущий» главный герой, на время получив божественные способности, решил прославиться в журналистской профессии, поэтому положил рядом с тем местом, где снимал репортаж (про ярмарку домашней выпечки, вроде бы), останки Хоффы со свидетельством о рождении и зубной картой. И сделал так, чтобы эти останки нашли прямо за ним и прямо тогда, когда он был в кадре. Вот варины клады мне напомнили этот момент.
Еще Варя, вдохновившись находкой, играет с волшебниками с болота в гладиаторов. Это так же достоверно и интересно, как и все остальное, поэтому я этот момент тоже пропущу.
Зато клад привлекает короля и королеву. Эдуард IV и Елизавета Вудвилл едут в Йорк.
По этому поводу Нарцисса помогает «Энн» подобрать платьюшко. А то герцогине Глостерской некому больше посоветовать, да. Как она в РИ прожила герцогиней больше десяти лет и почти два года королевой! Ходила, наверное, в домотканой мешковине.
Честно говоря, Эдвард IV мне не понравился. Он был действительно очень красив — те самые «шесть футов мужской красоты», но в нем не было ни того надрыва, что присутствовал в герцоге Кларенсе, ни энергии и мощной ауры Глостера. В XXI веке его бы назвали метросексуалом. Вялый какой-то. Вот Дикон, несмотря на свою любовь к роскоши и дорогой одежде, все равно оставался брутальным, а его старший брат казался разряженной кокоткой.
Но, разумеется, такие мысли стоило держать при себе.
Королева была красива, ничего не скажешь, но все портили глаза. Даже не знаю, как объяснить. Безжизненные, невыразительные, а вот взгляд очень даже цепкий. Как это у нее сочеталось? Загадка.
Метросексуал XV века и цепкий невыразительный взгляд. Но главное, что вместе с королем и королевой приехала королевская теща, Жакетта Люксембургская.
А еще, это значит, что я ошибся, когда написал, что в ИГПВП сейчас идет 1473 год. Жакетта умерла в 1472. С другой стороны, с тем количеством ошибок в хронологии, которые есть во «Вдове из Мортленда», это неудивительно.
А вот Жакетта меня напугала. Выглядела-то она неважно, насколько я помнила, она скоро умрет. И от былой красоты мало что осталось. Но вот у нее были живые глаза и очень холодный и жестокий взгляд. Даже более цепкий, чем у дочери.
— Леди Маубентрой? — переспросила она. — Я помню лорда Маубентроя, жаль, что он умер. И как это случилось?
— Он упал и ударился головой об угол сундука, миледи, — почтительно ответила я.
— В самом деле? — переспросила она. — Какая нелепая смерть.
— Пути Господни неисповедимы, миледи, — напомнила я, — все надеются на достойный конец жизненного пути, но мы можем лишь предполагать и надеяться. Говорят, одного из королей убили сковородой. Вряд ли он мечтал о такой кончине.
— Это которого? — спросил король, который слышал нашу беседу.
— Ричарда I, сир, — ответила я, — он осаждал один из замков в Нормандии. Осажденные бросали со стен все, что у них было тяжелого. Ни шлем, ни корона не уберегли.
Ричарда Львиное Сердце не убивали сковородкой, он умер от того, что ему в ключицу, рядом с шеей, попал арбалетный болт, сам он изначально не придал этой ране значения, а потом хирург, который вытаскивал стрелу, сделал все еще хуже. Про скороду — то ли историческая байка, то ли очень смешная шутка, которую Варя выдумала на ходу.
Тут интереснее другое: Варя с друзьями очень долго обсуждали местных магов, саму Жакетту, может ли она вредить, еще в первых главах Варя размышляла, что боится ее, во всяком случае, опасается. Варя даже подозревает, что Жакетта может стоять за покушением (покушением, блин!) на ее сына. И что она делает при встрече. Хамит и рассказывает дурацкие шуточки в лучших рыже-ехидных традициях. Так что неудивительно, что
На другой день нас изволила посетить леди Риверс собственной персоной. Нельзя сказать, что это было совсем уж неожиданно, но, тем не менее, видеть ее было неприятно.
Не «леди», а «графиня». Ее муж, Ричард Вудвилл, получил от зятя титул графа Риверса.
Богато украшенные носилки остались в отдалении. Входить в дом Жакетта отказалась. Она мрачно оглядела меня, Люциуса, Нарциссу, Снейпа и всех остальных.
— Пусть они уйдут, — сказала она, — мое дело не терпит чужих ушей.
— Здесь нет чужих ушей, — ответила я, — я вас не боюсь, но эти люди останутся, ведь речь пойдет и о них.
Она на мгновение опустила глаза.
— Покажи мне сына!
Дик был с Сириусом. <...>
— Зачем смотреть на маленького ребенка? — спросила я. — Он такой же, как другие.
— Нет! — она судорожно сглотнула и сжала кулаки. — Он не такой! Я хочу понять, в чем я ошиблась.
— Я вам не доверяю, — сказала я, — вы были знакомы с моим покойным мужем. И знаете, кем он являлся.
— Упырем, — выдохнула Жакетта, — как ты с ним справилась?
— Это сейчас не важно, — ответил Снейп. — Леди Риверс, вы же понимаете, что у вас нет шансов. Вы не можете действовать силой, потому что иначе вылезут такие секреты, что головы не сносить ни вам, ни вашей дочери.
Почему не может. Теща короля, сильная ведьма (Варя сама предположила, что это благодаря ее помощи зять вернул себе страну за год до этого).
— Маубентрой родственник моего покойного мужа, — нехотя ответила Жакетта. <...> А я была молодой и глупой. Наивной. Мне казалось, что я выше простых смертных и мне больше позволено. Не зря говорят, что гордыня грех. Была вдовой герцога Бедфорда, стала просто леди.
Это из РИ. Жакетта Люксембургская была вдовой герцога Бедфорда, который умер в 1435 году. А потом (где-то между 1435 и 1437) она тайно вышла замуж за камердинера мужа, мелкого дворянина Ричарда Вудвилла. Это было очень неожиданно, и тоже разразился скандал, так как это был мезальянс. На супругов даже наложили штраф в 1000 фунтов за то, что поженились без королевского разрешения. Потом, правда, Генрих VI их простил. Брак Ричарда Вудвилла и Жакетты Люксембургской был очень удачным, у них родилось 14 детей. В ИГПВП они поженились не по любви, а из-за того, что Маубентрой приворожил Жакетту к Ричарду Вудвиллу по его просьбе. Ясно. Понятно.
Приворот. Но Маубентрой затем помог и мне: и привлечь внимание королевы Маргарет, и получить благосклонность короля Генри. А потом я выдала дочь замуж за короля. Он бы помогал мне и дальше, но ты его убила. Думаешь, почему я тебе это рассказываю? Колдовство до добра не доводит. Они, — она показала на моих друзей, — только пользуются тобой, а потом бросят.
Действительно, в РИ Жакетта Люксембургская была одной из самых близких подруг Маргариты Анжуйской, жены Генриха VI и лидера партии Ланкастеров. После поражения Ланкастеров ее дочь вышла замуж за короля из Йорков, и Жакетта опять оказалась, так сказать, «на коне». В ИГПВП это произошло благодаря магуйству Маубентроя. То есть лорд-то он, может, и мелкий, но с какими связями... и никого не заинтересовало, почему он умер.
— Зачем вам мой сын? — спросила я.
— Говорят, он целитель, — Жакетта жадно смотрела на меня, — пусть он меня вылечит. И я дам тебе много золота. <...>
— Это по вашему приказу пускали кровь леди Энн? — спросил Снейп.
— Она мне не помогла, — ответила Жакетта.
И жену Ричарда она в могилу сводила.
— Дай мне твоего сына! — прохрипела Жакетта. — Пусть он мне поможет! Это ведь он один из троих? Проклятое знамение, из-за которого я сейчас умираю. Три солнца Йорков не имеют отношения к Эдварду. Какая же насмешка…
— В этом и была ваша ошибка, — проговорил Люциус. — Если ты не сам организовал пророчество, то не стоит подстраивать его под себя. Когда выяснилось, что братья Плантагенеты этими солнцами не являются, вы решили, что речь идет об их детях? А король показался самым подходящим кандидатом?
— У меня бы на всех хватило дочерей, — оскалилась Жакетта, — но тут вмешался Уорик со своими… Эдвард мог принудить Глостера жениться на ком-нибудь из моих. Это Джордж плевался и говорил, что моя Лиз гонялась за его братом с кинжалом по лесу, чтобы заставить на себе жениться.
— Подругу Ричарда тоже вы отравили? — спросила я, с трудом сдерживая омерзение.
— Нет, это не я, — ответила Жакетта, — но не думай, что тебе удастся от меня избавиться. Или твой сын лечит меня, или я сумею сделать так, что твой любовник тебя возненавидит.
— Только попробуй! — я шагнула вперед. — Что, мало напортила? Если ты, мразь, тронешь моего ребенка или любого другого из детей, или Энн с Ричардом, то, клянусь всем, что для меня свято, вся Англия будет знать, что король Эдвард двоеженец. И что все его дети ублюдки. Может твою дочь и короновали, но ее дети ничто. Об этом будут кричать на всех перекрестках.
Это то, чем Ричард уже Третий обосновывал свои права на престол. В ИГПВП это все правда, разумеется. Разберу это, когда буду разбирать соответствующие главы. И истерика на тему «онижеживые!!» после всего, что уже сделала Варя и ее приспешники, выглядит замечательно. Никакого лицемерия.
— А еще можно и про приворот добавить, — напомнил Драко.
Лицо Жакетты посерело.
— Откуда… — пробормотала она, — откуда … нет, никто не знает…
То есть и Эдуард IV не сам по себе в Елизавету Вудвилл влюбился, а Жакетта его приворожила к дочери? Видимо, вместе с Маубентроем. В РИ Маубентроя никакого не было (по крайней мере, в виде упыря), а вот сплетни такие ходили. Вселенная ИГПВП — где каждая грязная сплетня оказывается правдой!
— Уходи! — крикнула я. — Убирайся!
Она подняла на меня безумные глаза.
— Будь ты…
— Силенцио! — взмахнул палочкой Люциус. — Уважаемая, вы полегче с проклятьями-то. А то как бы не аукнулось.
— Твои слова тебе в спину, — тихо сказала я.
Она уходила, сгорбившись…
— Ох! — выдохнула я.
Грейнджер трясло. Мне казалось, что ее сейчас вырвет.
— Мерзость! Какая же мерзость! — бормотала она. — Она пила кровь Энн! И пришла за Диком… За маленьким мальчиком! Неужели она думала, что мы его отдадим? И что, она и у него хотела кровь брать?
Тут ее все-таки вывернуло, и она бросилась в кусты.
Ну что, страшно? Вот она какая, одна из главных колдуний этого мира. Как она серьезно навредила главным героям! Какое эпическое противостояние! Битва на Пеленнорских полях отдыхает.
Тут же они вспомнили про другого супер-антагониста, про ту, которую не остановят даже желания ее сына — про Маргарет «Бьюфорт».
— Я так понимаю, — сказал он, — что если есть какие-то тормоза в виде религии, кодекса чести и тому подобного, то мы получаем Ричарда Глостера, а если ничего такого нет, то кого-то вроде этой мегеры или Маргарет Бьюфорт. Осознание своей исключительности и особых прав есть, а тормозов нет. Видят цель — не видят препятствий. Точнее — не замечают ни законов, ни живых людей, прут напролом.
— Барбара, из дома ни ногой, — сказал Снейп, — тут могут и шпионов оставить, а потом вдруг вызвать тебя вроде как к больному или в замок. Герцог и герцогиня к нам дорогу знают, не заблудятся. Блэк, карауль и дальше! Мне все это очень не нравится.
Причем здесь она, правда, я не понимаю, ведь даже если Варя права в своих объяснениях, то Маргарет «Бьюфорт» и Жакетта Люксембургская никак не связаны, даже цели у них разные. Впрочем, Варя никогда не забывает про Маргарет «Бьюфорт», так что про нее тут будет почти в каждой части обзора. Про ее сына тоже не забывает. Вот и в 11 главе она опять наряжается в «баньши», чтобы окончательно запугать ушедшего в монастырь Генриха Тюдора, чтобы он окончательно не стал королем.
Насколько я поняла, меня перенесло в монастырскую приемную. Два мужика куда-то тащили тихонько поскуливающего подростка, третий оглядывался по сторонам. У него в руках была волшебная палочка.
— Экспеллиармус! — услышала я и заорала дурниной.
— Куда?! Сердце вырву!
И протянула руки-лапы к Тюдору. Тот заверещал и отключился. Испуганные моим эффектным появлением мужики уронили свою ношу и бросились наутек. Лишенный волшебной палочки маг отпрянул.
— Инкарцеро! — это работал Люциус. — Акцио, палочка! Бомбарда! Басти, ты не на ту розочку поставил.
Связанный маг икнул.
— Палишься, Люц! — проворчал Снейп.
— До чего докатились Лестранжи, — не успокаивался Люциус, — нанялись к маггле. Фу, какой позор! Еще и на трон маггла тащат. Тебе этот обоссавшийся недоносок нравится, что ли? Так он скотина неблагодарная, если ты, конечно, хоть немного историю знаешь.
— Люц, верни палочку! — пришел в себя маг.
При этом он почему-то обращался ко мне.
— Не-а, — ответил Малфой-старший, — ты плохо себя ведешь, я разочарован.
— Я тебя найду!
Я гнусно захихикала, и меня втянуло обратно.
— Никогда бы не подумала, что мы похожи, — пробормотала я, снимая парик.
— А вот и следующий проход нашелся, — покрутил головой Снейп.
А что, Лестрейнджи все правильно сделали. В РИ Генрих Тюдор пережил всех и стал королем, не в последнюю очередь благодаря своей матери, Маргарет Бьюфорт — вполне разумное решение.
Но тут они, конечно, одумались и в 12 главе пришли в Мортленд, ведь в Мортленде лучше:
Рядом с ним стоял еще один мужчина. Рудольфус? А где тогда Беллатрикс?
— Не ори, Басти! — ответил Люциус, открывая двери. — Тут дамы и ребенок. И лошадей испугал, наверное. Как ты нас нашел? Привет, Тони!
Тони? Долохов?
— А я мозгами пошевелил, — ответил Лестранж-младший, — и стал слушать. Ты всегда влезал в самый центр. А тут такая молва пошла: единорогов, мол, видели, оборотня убили, золото тамплиеров нашли. Значит, и ты поблизости. А поместье, где живут странные типы, которые всех лечат и служат местному феодалу, нам местные указали. Я же запомнил, как ты сказал, что я не на ту розочку поставил. А ведь здесь всем братец короля заправляет, да? Белая Роза?
— Вы хорошо устроились, — заметил Долохов, когда по устоявшейся традиции гостей усадили за стол, — целое поместье. А мы влипли.
— Вас только двое? — уточнил Снейп. — Руди и Беллы с вами не было?
— Были, — помрачнел Рабастан, — да все вышли. Ты же знаешь Беллу: чуть что не так — сразу Круцио, тем более по магглам. А местные магглы и про волшебство знают, и за себя постоять умеют. Против камней, стрел, вил и толпы магглов двоим магам не устоять. Да и магия тут так себе работает, сами знаете. Белла попыталась аппарировать, да не вышло. Тут ее и достали, как и Руди. Я издалека видел. Пока добежал, все было кончено. Только и мог, что наблюдать. Даже тел не осталось, сожгли и пепел в реку бросили. <...>
— А к Тюдорам как попал? — спросил Эдгар.
— Эта баба меня здорово в оборот взяла, — нахохлился Лестранж, — я ж не сразу разобрал, куда попал. А насколько я помню историю, то у нее все получилось. Так куда деваться-то? Ну, я и подумал, что хоть так приживусь. Там и местный маг имелся из некромансеров. Я прикинулся, что будущее могу видеть, предсказал смерти, кого помню. Она так обрадовалась, велела своего сына из монастыря выкрасть. Мне маячок-то немного знакомым показался, но такого я не ожидал. Честно! Сильно работаете! А Тони я по дороге встретил.
— А я сразу сообразил, что дело непонятное. Да и обитатели местные мне не понравились, — хмыкнул Антонин, — вот и шел больше по ночам. Прислушивался, чтобы в случае чего не спалиться, с речью местной разобрался. Ну, и как и Басти решил двигать туда, где что-то странное происходит. У вас тут лучше. <...>
— У меня места больше нет, — ответила я, — мне не жалко, правда, но...
— Не, хозяйка, — сказал Долохов, — договоримся. Я пока и в чулане могу, потом себе домик поставлю. Там не Хагридова хатка виднеется? А если кто чего спросит, то мы с Басти охрана. От оборотней и прочих нехороших личностей. Не гони, пригодимся, мы боевики не последние. Клятву дадим. Я же вижу, у вас тут не пропадешь.
И с Лонгботтомами все прошло лучше некуда.
Молча сидевшие до сих пор Невилл и Августа переглянулись.
— Ладно, — сказала леди Лонгботтом, — пусть остаются. Не скажу, что мне это нравится, но после всего, что пришлось перенести, понимаю, что мы в одной лодке, и каждая палочка на счету. Но я рада, что Беллатрикс Лестранж мертва.<...>
— Ясно, — сказал он, — все понимаю, вы в своем праве. У меня сейчас нет ничего, что хотите в виру?
— Потом разберемся, — ответила Августа.
А потом Долохов и «Басти» поняли, что пришли правильно, когда увидели отца и сына рядом:
Дик ухватился за поводья и счастливо рассмеялся. У Долохова и Лестранжа очень некрасиво отвалились нижние челюсти. Еще бы! Оба Дикона были так похожи друг на друга, а тут еще и герб на попоне. Тот самый с Bend Sinister. Все предельно конкретно.
Какой герб? В прошлой главе говорилось про каких-то вепрят, но вообще кто-нибудь перечеркивает животных косой полосой? Такие гербы есть вообще? Если там вепрь, то тогда надо каймой делать.
Да, Ричард там подарил своему сыну от Вари коня:
Ричард спешился и помог спуститься Энн. Слуга вел в поводу небольшую изящную лошадку в красивой сбруе. Это был не пони, я не зря назвала это чудо лошадкой. Чудо изящно перебирало тонкими ногами. Красиво!
В Ипатьевской слободе по улицам водят коня... На нем узда изо льда, на нем венец из огня. Он мог бы спалить этот город, но города в сущности нет... Когда-то он был другим, он был женщиной с узким лицом, на нем был черный корсаж, а в корсаже спрятан кинжал... Извините, что-то меня на песни «Аквариума» потянуло.
Подаренная лошадка, хоть и не одноногая, тоже используется как повод для драмы.
у меня стало тяжело на сердце. Несмотря на все наши занятия, мальчик был плоть от плоти этого мира. И привык жить в окружении оружия. Пройдет совсем немного времени, и он отдалится от меня еще больше. Его Дар подразумевал более тесный контакт со мной, чем это обычно бывает, но кое-что все равно пойдет по проторенному пути.
И это говорит Варя. После «упыря», после запугивания 13-летнего подростка...
Научить ребенка верховой езде Ричард поручает Шелтону. Что еще раз подтверждает мою теорию о шпионе.
Кстати, в убийстве упыря наши герои тоже признаются прямо. Перед Ричардом, «Энн» и отцом Джоном из Миддлхэма. Отец Джон даже наводящие вопросы задает.
— Барбара? — тихо спросила Энн. — Так упырь был?<...>
— Был, — ответил Снейп, — самый настоящий. Сам его упокоил. Вот успокоительное. Барбара, столько лет прошло, ну что ты? Выпей и успокойся. Тебе же даже не снилось ничего, чего сейчас-то накрыло?
— Упыря просто так не убить, — вздохнул отец Джон, — даже если он ударился головой об угол сундука. Пресвятая Дева! Я же своими руками… Саймон, ты почему меня с собой не позвал? Ты же тогда в Мортленд сорвался как сумасшедший.
— Я не знал, что это именно упырь, — ответил Снейп, — но мне показалось странным, что Барбара просто исчезла, а до этого никому дела не было. И никто, кроме вас не помнил, куда ее увезли. Успел! Он уже вставал. Хорошо, рука не дрогнула.
Чистосердечное признание.
P.S. Про Маргарет «Бьюфорт» в ИГПВП еще будет, и очень много, но я должен сказать, зачем она нужна в качестве главного врага, самого могущественного и беспринципного. Дело в том, что Генрих Тюдор действительно достаточно дальний родственник Ланкастерам, и достаточно дальний потомок общего предка Ланкастеров, Бофортов и Йорков, короля Эдуарда III. И его права на трон были очень слабыми. И при Эдуарде IV его никто не рассматривал в качестве претендента. Маргарет Бофорт готовила его прощение и возвращение в Англию в качестве почти обычного дворянина, возможно, его планировали женить на одной из младших дочерей Эдуарда IV. Никто не бунтовал против короля. Даже семья Стенли, которая потом предаст Ричарда, была связана браком с Вудвиллами и нормально себя чувствовала под властью Йорков. Но узурпация Ричарда III все изменила. Узурпацией и тем, что его племянники «исчезли», Ричард подорвал свою репутацию и помножил на ноль свою популярность в английском обществе (а они у него была, как у успешного наместника на севере Англии, и верного сторонника своего брата; и за успешную военную кампанию в Шотландии в 1482 году). С этого момента Генрих Тюдор становился все более серьезным претендентом на трон. Его права не стали прочнее, просто многие не приняли то, что сделал Ричард. Да, мать Генриха и епископ Мортон подсуетились и предложили Генриха Тюдора в качестве претендента, а Томас Стенли (муж Маргарет) ловил рыбку в мутной воде, но создал всю ситуацию, прежде всего, сам Ричард III. Некоторые его защитники предпочитают не замечать этого, и тогда неожиданное падение популярности, проблемы с лояльностью к нему, как к королю надо чем-то объяснить. И тогда в дело вступают заговоры, рвущиеся к власти женщины и прочая конспирология. Вот, например:
https://docs.google.com/document/d/1yWKLhfRCMnU_HpHVN1zt7MDGs-Oz4fcGEQ8y8dKZHHo/edit
У Заязочки просто больше мистики.
22 апреля в 14:36
20 комментариев из 85 (показать все)
Гексаниэль
Так ведь и местный Ричард холоден к ней, аки рыбка в аквариуме!
Благодаря вам я кое-что понял об их отношениях. Серьезно.
Уста Саурона
Поделитесь?)
Гексаниэль
Когда будет разбор 19 главы, самой важной во всем ИГПВП. Там Ричард берет власть (почти, хыхы) и сходятся вместе все многие важные сюжетные линии. Вот там и расскажу. Сначала, наверное, будет разбор тоже сразу на три главы, 16-18, а за ним - на 19.
Знаете, вот я думаю над этой ситуацией с Энн, и, в принципе, могу себе такое представить. Ну вот так прикинуть, если брак чисто по расчету, любви к мужу особой нет, любовница вменяемая и меня подсиживать не собирается (я не про Варю, я вообще, в теории), контрацепции тогда толком не было, первая беременность и так тяжелая, так что опыт повторять и раньше времени отправляться на небеса неохота - ну, почему бы и не ква.

Другой вопрос, а если бы Энн была категорически против? Что бы Варя делала? Убила ее? Она ведь все это замутила, как бы в принципе особенно об Энн не думая. Ну как бы и сейчас она вообще нисколечки не думает о чувствах Энн, чисто за свою шкурку беспокоится. Я, конечно, понимаю, что у героинь Зи совесть - это бесполезный рудимент, но все же...

А вообще по поведению Ричарда можно подумать, что его эта болотная ведьма околдовала. Но, конечно, никто в его окружении не усомнится в искренности и истинности их чувств.

Ооо, я помню, с этой сковородки мы гоготали еще под первым обзором. И долго рассуждали, какое именно наказание положено за рассказывание таких унизительных для королевского рода анекдотов.

Я, кстати, так и не поняла, зачем Жаккета им все так вываливает. Даже если ей нужна их помощь, неужели такая умная и хитрая женщина, какой ее позиционирует, будет действовать так глупо?

Опять мучают несчастного сумасшедшего подростка, что ж такое-то. В конце концов, если его состояние не останавливает тех, кто хочет его посадить на трон, с чего Варя взяла, что, если припугнуть его еще больше, то это как-то остановит его опекунов? Или она думает, что это очень забавно?

Бешеный Воробей

Очень крутая зарисовка. Добавила.
Показать полностью
Talitko
Как хорошо быть сьюхой, ты на прямой линии с автором, знаешь, кто тебя любит, кто ненавидит, все легко и просто.
кукурузник

Сьюхой быть очень хорошо, тут не поспоришь. В принципе, на эту фразу можно поменять названия всех фиков Зи. "Хорошо быть Сьюхой" Часть 1, 2, 3, 4ая средневековая...
Talitko
Знаете, вот я думаю над этой ситуацией с Энн, и, в принципе, могу себе такое представить.
ну, почему бы и не ква.
Вот щас буду каяться - в принципе я такую ситуацию однажды сама описывала, но "почему не ква" там было немного по другой причине и сильно не сразу. Там любовница была сама по себе неплохой женщиной (только дурой чрезмерно влюбчивой, не всем везет на мозг) и на болоте не сидела - на войну ходила, на передовой дралась, своего возлюбленного-сюзерена с поля брани вот этими вот блять руками вытаскивала, в общем, сделала что-то хорошее. Ну и еще она была однозначно бесплодна, то есть подсидеть законную жену при помощи киндер-сюрприза никак не могла, и об этом знали примерно все. Так вот, когда у этой женщины от всей свалившейся на нее хуйни случился лютый ПТСР, а быть рядом и выводить ее из этого состояния мог на тот момент только любовник, жена любовника такая: ну хрен с тобой, золотая рыбка.
Я немного упрощаю, но не сильно.
Гексаниэль

Ну, всякое бывает. Опять же, во времена, когда браки редко заключались по большой любви, а с контрацепцией была беда - люди в отдельных ситуациях могли к изменам относиться по-другому.
Гексаниэль
А это оридж был??
Тощий Бетон_вторая итерация
Ну, допустим, нет.)
Я это нигде не выкладывала, оно даже не написано дальше группы зарисовок, но раз уж заговорили про ква - вспомнилось.))
Гексаниэль
А, ну ладно)
Desmоnd Онлайн
Гексаниэль
Я немного упрощаю, но не сильно.
У меня есть два, даже три риллайф примера подобных "гаремников". Где жена и любовницы - лучшие подруги. С двумя "гаремами" жизнь нас раскидала по разным странам, а один вот тут, в Черкассах.
Talitko
Гексаниэль

Ну, всякое бывает. Опять же, во времена, когда браки редко заключались по большой любви, а с контрацепцией была беда - люди в отдельных ситуациях могли к изменам относиться по-другому.
В Анне Карениной такое было.
Все крутили романы друг с другом, единственным условием было не выносить на публику, иначе позор на семью.
kasooo
Ну да. Все-таки браки были скорее чем-то вроде бизнес-сделки, так что если оба супруга равнодушные друг к другу, но вменяемые люди - почему бы и нет.
Не всегда, конечно, но бывало.
Talitko
kasooo
Только у Ричарда и "Энн" в РИ был очень гармоничный брак. И даже, возможно, они искренне любили друг друга. Ричард очень переживал, когда она умерла. И попаданка же типа об этом знает, она же типа разбирается в истории.
kasooo
Talitko
И попаданка же у нас типа человек с современной моралью. И попаданка же типа осуждает Эдуарда IV, графа Уорвика, а какие там прогоны на герцога Ланкастерского и Екатерину Свинфорд. Аж целая теория выведена, что Маргарет "Бьюфорт" очень плохая потому, что ее предки - плоды супружеской измены (сын двух отцов!). Так что тут либо трусы, либо крестик.
Уста Саурона
И попаданка же у нас типа человек с современной моралью.
Это не факт что в плюс. Автор наш современник, но моралью от неё и не пахнет )
Уста Саурона
Так я ж и сказала, что я не про Варю, а так, в теории. Про Энн как раз и задаюсь вопросом, что бы Варя делала, если бы Энн с Ричардом реально любили друг друга.
Talitko
Меня просто веселит, как мадам Зизи свою Сьюху ватой обкладывает. Так все обставила, что даже тени сомнений у Вари быть не может.
Уста Саурона

Девиз Заязочки - "мы не ищем сложных путей")
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть