↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Чего изволите, лорд Вейдер? (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Юмор
Размер:
Мини | 35 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
AU
Сила решает дать своему любимому творению второй шанс и возвращает почившего Энакина Скайуокера к жизни. Ну и что же ему теперь с этим прикажете делать?
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Эпизод II Атака принцессы

Набравший скорость гравилифт бодро мчался к пентхаусу, расположившемуся на вершине одного из самых вычурных зданий Корусанта. Все здесь было до омерзения пышным и пафосным, в лифте каждые десять секунд распылялся целый спектр ароматов, собранных по всей Галактике; дроид-швейцар услужливо предложил «особым гостям» сенатора Органы массаж, был нервно послан и теперь обиженно скрежетал деталями в углу лифта. Заметив, как отец уже в пятый раз лихорадочно поправил плащ, Люк усмехнулся и не удержался от комментария:

— Ты слегка взбудоражен.

— Вовсе нет, — отозвался Энакин напряженно. Помолчав секунд пять и получив прямо в лицо новую порцию ароматов от гостеприимного лифта, Энакин поддел сына: — Вообще-то я не каждый день знакомлюсь со своей дочерью.

— Ты ведь уже с ней знаком, — пожал плечами Люк. Энакин в ответ почему-то покраснел и отвернулся.

— Это не то знакомство, которым я могу гордиться. Думаешь, у меня есть шанс? — тоскливо спросил он, даже не надеясь на положительный ответ.

На это Люку ответить вообще было нечего. Хватило с него одной только красноречивой реакции сестры на предложение познакомиться с папой.

Наконец подъем, показавшийся обоим бесконечным, завершился. У лифта гостей встретил Трипио, который при виде Энакина вскинул руки и с придыханием — насколько это вообще позволяли его механические голосовые связки — изрек:

— Добрый день, господин Люк! Добро пожаловать, господин Эни! Слава Создателю, мы с вами снова увиделись! Надеюсь, ваш полет с Татуина был приятным?..

— Да уж приятнее, чем с Мустафара, — проворчал Энакин, пожимая покрытую позолотой руку дроида. — Как ты, Трипио, старина? Еще шевелишь шарнирами?

— Этот парень нас всех переживет, помяните мое слово, — раздалось недовольное бурчание из комнаты.

Хан Соло при виде вошедших как-то обиженно поджал губы и отвернулся к Лее, которая сидела на тахте, положив ножку на ножку. При виде брата и его спутника бывшая принцесса повелительно протянула своему бойфренду руку, и Хан немедля помог ей подняться на ноги. «Характером даже мне фору даст, вон как своего контрабандиста выдрессировала», — промелькнуло в кудрявой скайуокеровской голове. В белом платьице, с волосами, убранными на причудливый алдераанский манер, маленькая, хрупкая, но вместе с тем хмуро сдвинувшая тонкие брови, она удивительно походила на свою мать, но только не сейчас, когда во взгляде темно-карих глаз залегло такое вселенское осуждение, что Энакину до боли в копчике стало совестно.

— Ну вы тут… это… знакомьтесь, — Люк, за годы слегка отточивший свое красноречие, вмиг его растерял, когда Лея впилась в него тем же самым свирепым взглядом. Словно он только что натащил на ее любимый меховой коврик тонну грязи. По крайней мере, именно таким взглядом Энакина Скайуокера буравила его собственная дочь.

— Привет, принцесса, — брякнул первое, что пришло в голову Энакин. Ручища Хана Соло успокаивающе легла на изящное плечико Леи, и Энакину захотелось выдрать эту руку к чертям ситховым, чтобы доченьку лапать больше не смела.

Лея упростила ему задачу — она сама стряхнула руку капитана Соло и сделала в сторону Энакина шаг. Тот инстинктивно отступил и чуть не повалил на пол неповоротливого Трипио.

— Когда ты говорил мне это в последний раз, рядом с тобой парил твой пыточный дроид, — из глаз Леи летели красные бластерные выстрелы. — А потом ты пустил его в ход.

— Всего один вот такусенький укольчик, ты даже ничего не почувствовала! — беспомощно развел руками Энакин.

Лею это только больше раззадорило.

— Твоя Звезда Смерти разрушила мою родную планету, — зашипела она. Ее щечки слегка порозовели от ярости.

— Да, продолжай, дочь моя! Пусть твой гнев напитает темную сто… э-э-э, в смысле… — быстро оборвал себя Энакин, вовремя вспомнив, что это уже пройденный сценарий. — Но-но, юная леди! — внезапно засиял он. — Приказ стрелять по Алдераану отдал не я, а Таркин! Я бы передал тебе его претензии, но, боюсь, вот он, — Энакин самым наглым образом перевел стрелки на Люка, пытавшегося на время семейного воссоединения слиться с фелуцианским кусачим фикусом в углу комнаты, — малость взорвал его вместе со Звездой Смерти. Так что мы остались в расчете.

А вот тут ему стало слегка дурно, потому что Лея теперь смотрела на него точь-в-точь как стараниями Энакина покойный магистр Винду в своем самом скверном расположении духа.

— Не волнуйся, у меня длинный список претензий, — пообещала Лея, и маленький взвод дроидов словно прочитал мысли своей хозяйки, поскольку засуетился и резво организовал для отца и дочери стол переговоров. Усаживаясь напротив Леи, Энакин успел с завистью подумать о том, что у него самого даже с пятьсот первым легионом такого взаимопонимания не было, как у Леи с ее группой поддержки.

Капитан Соло занял боевую стойку позади Леи, Люк — позади Энакина, словно бравые адвокаты, готовые при первом же запахе жареного прийти «своему» на помощь. Поколебавшись, C-3PO встал позади принцессы, правда, на почтительном расстоянии от Хана Соло — чтобы любоваться своим воскресшим создателем. Прочирикав что-то, к Энакину с Люком в качестве компромисса подкатил R2-D2. Предупредительно нацеливший на Энакина бластерный арбалет Чубакка значительно повысил шансы команды Леи. Дроиды расставили напитки, и Энакин нервно потянул через соломинку лимонад.

Лея к своему даже не притронулась.

— Итак? — рискнул Энакин.

— Ты заморозил Хана в карбоните, — ледяным тоном процедила Лея.

— Ты призналась ему в любви!

— Потому что я люблю его, — впервые на лице принцессы промелькнула не отрицательная эмоция.

Энакину стало обидно за свою дочь.

— А он тебе ответил, что знает! И все!

— Мы урегулировали этот вопрос. И не смей оправдываться. Ты сделал это только для того, чтобы испытать свое ужасное устройство для карбонитовой заморозки, которое предназначалось для Люка.

— Все равно это обидно, когда на твое признание в любви отвечают «Я знаю»! Признайся, тебе было бы приятно, если бы мы оказались в такой ситуации сейчас, — стоял на своем Энакин. Соломинка в его стакане втянула воздух.

Люк позади него не сумел сдержать смешка. Лея подняла на него взгляд и сузила глаза:

— Ты отрубил Люку руку!

— Подумаешь, — фыркнул Энакин, — мне тоже отрубили руку. И вторую руку, и еще ноги для комплекта. Что ты так из-за этого распереживалась? У нас тут заменить отрубленную конечность вообще не проблема. У Люка она вон как родная!

Скайуокер-младший, пока никто не видел, судорожно поправил черную перчатку, но раз уж вызвался быть адвокатом отца, то спорить не стал.

— Ты перерубил Бена Кеноби пополам прямо у нас на глазах, — уже почти меланхолично продолжала Лея.

— Ну и что вы там увидели? — махнул рукой Энакин и расслабленно откинулся на стуле. — Старик слился с Силой еще до того, как его коснулся световой меч. Кстати, это было вполне справедливо. Он в свое время отрубил мне все, что ему во мне не нравилось, и искупал в лаве.

— Сила великая, лучше бы он тебе язык отрубил!

— И после всего, что со мной случилось, ты мне еще большего зла желаешь? — обиделся Энакин. — Может, уже дойдем до той части, где я убил Императора и в итоге спас все ваши неблагодарные задницы?!

— Господин Эни, вы однозначно мой герой! При всем уважении к вам не хочу напоминать, но однажды вы убили всех юнлингов в храме джедаев, — подбросил протонную торпеду до этого молчавший Трипио.

Воцарилось неуютное молчание. Казалось, даже Люк всерьез задумался над тем, чтобы переметнуться на сторону сестры. Вуки предупредительно что-то рыкнул, хотя Энакин даже вздохнуть после этого не успел.

— Дети, а это уже история о том, как я хотел защитить вашу маму, — все же попытался выкрутиться он, и Люк вроде бы немного успокоился.

Лицо Леи побледнело и почти слилось по цвету с платьем. Из глаз Хана Соло летели огненные стрелы, и будь они настоящими, Энакина уже давно бы пригвоздило к стене. Ему было не привыкать, за годы службы в Империи его и похлеще ненавидели. Но когда к тебе с такой враждебностью относится собственная дочь, с которой ты пришел наладить если не родственные, то хотя бы приятельские отношения… в общем, Энакин расстроился. Сильно.

А когда Энакин расстраивался, то расстраивались и все вокруг.

Лея между тем из бледной превратилась в зеленую. Испугавшись метаморфозам, происходившим с дочерью, Энакин подскочил как ужаленный и первым подхватил покачнувшуюся было Лею под руку. Глядя, как принцесса самым неэстетичным образом опорожняет желудок в кадку с искусственным фелуцианским фикусом, Энакин только головой покачал:

— Для героини Альянса ты что-то слишком уж впечатлительна, дочь моя. Уверяю тебя, те юнлинги даже не страдали нисколечко…

Лея подняла на отца убийственный взгляд и изрекла таким тоном, словно в ее очередной беде снова был виноват исключительно он:

— А еще ты скоро станешь дедушкой! И… и… и вообще ты… ты первый, кому я сообщила, даже Хан еще не знал!

Не самым деликатным образом высвободив свою руку из отцовской хватки, Лея плаксиво позвала Хана Соло, но тот, шокированный еще больше, чем Энакин, сделал как раз ту вещь, которую вытворяют бравые контрабандисты, когда узнают о том, что их подружки беременны — хлопнулся в обморок прямо на Трипио.

И первое, что будущий отец почувствовал, когда пришел в себя — это впечатляющий хук справа от будущего деда.

— Скажи спасибо, что не придушил, — краем рта подбодрил друга Люк, помогая тому во второй раз подняться на ноги.

R2 что-то насвистывал и приваривал голову Трипио на место. Энакин сжал и разжал дюрасталевые пальцы, взглядом указал капитану Соло на стул, который прежде занимала Лея, и дебаты возобновились. Только теперь Хан нервно попивал лимонад, в который дроид-горничная заботливо добавила «пустырник-форте».

— Вот что. Вы мне никогда, капитан Соло, не нравились, и будь моя воля, я бы с радостью заморозил вас еще раз, если бы Лея из-за этого так не парилась. Да и алименты с вас будет проблематичнее взыскать. Так что… какие у вас намерения касательно моей дочери? — сверлил Энакин Хана фирменным вейдеровским взглядом, который все равно никто никогда не видел в силу обстоятельств.

— Я… я…

Энакин хряснул протезом по столу:

— Ты женишься на ней?!

— Ко… конечно, мистер Вейдер… я хотел сказать, мистер Скайуокер… — у бедного Хана просто не осталось ни единого шанса оседлать «Тысячелетнего Сокола» и удрать в другую Галактику, где можно было бы взять другое имя, спокойно себе заняться археологией и больше никогда в жизни не связываться с этой семейкой.

Энакин удовлетворенно кивнул и снова сделался суровым:

— Где вы собираетесь жить? У тебя есть постоянная работа? Как ты собираешься обеспечивать будущее моего внука, а?

— Эй, — позвал Люк, стремительно листающий забытый кем-то датапад, — я тут быстренько Вукипедию прошерстил, у них двойня должна родиться! Ого, а потом еще один, которого они в твою честь назовут! Пап! Все было не зря, Лея тебя простит!

— Вот! — у Энакина появился еще один повод позлорадствовать. — Как ты собираешься обеспечивать будущее моих внуков?!

— Да что за чушь? — поморщилась Лея. — Какая двойня? Кого это я там прощу? Кто эту Вукипедию вообще писал?!

— Судя по названию — вуки, — предположила все еще отделенная от тела голова Трипио. R2 гневно пикнул на него, что явно означало приказ замолчать и не мешать ему работать. Чубакка несогласно заревел, мол, он и его сородичи к этим писулькам никакого отношения не имеют.

— Погодите, — прищурился Люк, — тут вот еще какой-то Фикбук есть, может, почитаем как-нибудь на досуге…

— За будущее внука… или внуков не беспокойтесь, мистер Скайуокер, — Хан Соло слегка приободрился и приобнял Лею, но вполне целомудренно, чтобы не провоцировать все еще враждебно настроенного отца на новый скандал. — За годы работы в Альянсе я кое-что скопил, ну а когда дело до поступления в университет дойдет, могу и к контрабанде вернуться, дело-то прибыльное…

— Никакой контрабанды! Дурной пример заразителен, особенно с таким дедушкой, как я. Учтите это, — Энакин наставительно ткнул пальцем сначала в Хана, затем в Лею, ну и в Люка на всякий пожарный. — В воспитании ребенка на меня лучше не полагаться! И однозначно не ссылаться, а то сначала сделают из меня какое-то чудо-юдо героическое, а потом все свои провалы на гены Вейдера свалят.

Глава опубликована: 05.03.2017


Показать комментарии (будут показаны 6 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх