↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Фиктивный опекун (джен)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Сонгфик, AU
Размер:
Миди | 59 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, ООС
В Волшебной Британии скандал: юный герой магического мира, прославленный Гарри Поттер, исчез в неизвестном направлении. Журналисты бесятся, публика волнуется, Министерство лихорадит… А разбираться во всём случившемся кому? Аврорам, говорите? Но следы Мальчика-Который-Пропал явно ведут в маггловский мир. А кто у нас главный специалист по магглам? Правильно. Артур Уизли.
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Фиктивный опекун

Однажды разойдётся слово учителя с делом его.

Задумается верный ученик, что же ему делать теперь.

И поступит он, будучи верным учеником, не по примеру, но по слову учителя.

Сивилла Трелони. Из неуслышанных пророчеств.

 

Литтл Уингинг. Арабелла Фигг

С улицы раздался обиженный мявк. Арабелла выскочила из дома и увидела соседского мальчишку Дадли Дурсля, который замахивался камнем на Снежка.

— Пошёл прочь, хулиган! — крикнула она. — Не смей обижать котиков! Я твоей матери пожалуюсь!

Дадли бросил камень (не в Снежка, а на землю) и недовольно пробурчал:

— Ну и ладно! Ну и жалуйся!

Он демонстративно повернулся спиной и двинулся прочь, волоча за собой драный пластиковый мешок с какими-то листьями и ветками.

Арабелла подхватила Снежка на руки:

— Ты цел? Он тебя не обидел? Ох, какой противный мальчишка!

Кот прикрыл глаза и заурчал: мол, да, согласен, крайне неприятный тип этот мелкий Дурсль.

— Пойдём домой, — сказала Арабелла, осмотрев Снежка и не найдя ничего подозрительного. — Тебе и Хохолку пора обедать. Ушки, Дымка и Мистер Лапка уже покушали!

Кот спрыгнул с рук хозяйки и рысцой побежал в дом. Обед — это святое!

— Вовремя я его шуганула! — пробормотала Арабелла под нос. — Ишь чего вздумал — с камнем на котика! И чего он к бедному Снежку пристал? Делать ему нечего? Тащил бы свой мусор и тащил! Вот Гарри никогда котиков не обижал!

Она направилась было к дому, но вдруг остановилась. В голове пронеслось сомнение: а почему это садовым мусором занимается Дадли, а не Гарри? А когда она вообще последний раз видела Гарри? Может, лучше пойти к Петунии и разузнать, что случилось?

Из дома раздался требовательный мявк. Мол, чего это ты, хозяйка? Позвала обедать — так корми давай!

— Иду, Снежок, иду! Сейчас!

Часа через полтора, убедившись, что все котики и кошечки живы, здоровы, веселы, накормлены, напоены и вообще довольны жизнью, Арабелла всё-таки прихватила какой-то попавшийся под руку пирог и отправилась к Дурслям.

Петуния открыла ей дверь, немного поморщилась (думала, что со стороны незаметно), но всё-таки пригласила зайти. Пытаться не пустить Арабеллу в дом было абсолютно бесполезным занятием и могло привести разве что к скандалу на всю улицу, на этот счёт миссис Фигг выдрессировала своих соседей уже давно.

После обязательной программы, то есть разговоров о погоде, о цветах миссис Дурсль и немного о котах миссис Фигг — о котах совсем чуть-чуть, только чтобы Петуния захотела сменить тему, ну во всяком случае никак не больше часа! — Арабелла завела речь об интересующем её деле.

— Знаете, миссис Дурсль, я ведь сегодня видела вашего Дадли в саду…

— Да, помощник растёт! — с гордостью заявила Петуния.

— Конечно, конечно, миссис Дурсль! Меня тогда Снежок позвал… — Арабелла заметила у Петунии на лице недовольную гримаску и сменила тему: — И я подумала: а ведь раньше там всегда работал Гарри, ваш племянник! А в последнее время его что-то не видно… Не случилось ли чего?

Петуния сморщилась:

— Ах, этот… Да что с ним может случиться? Просто недавно появился у нас один старый друг моей сестры и забрал его. Понимаете, Лили давно просила этого… Этого человека позаботиться о Гарри, но раньше он никак не мог, вот и пришлось нам взять мальчишку к себе…

Арабелла похолодела. Кто мог забрать Гарри? Какой ещё старый друг Лили?! И что теперь делать? Надо срочно сообщить Дамблдору!

Она с большим трудом удержалась, чтобы не броситься немедленно домой. Торопливо, но всё же в рамках приличий закруглила разговор, кое-как попрощалась с хозяйкой и вернулась к себе, стараясь не бежать и хоть немного смотреть под ноги. Войдя в дом, тут же бросилась к камину, шуганула некстати разлёгшегося Ушки, плеснула на дрова жидкости для розжига и швырнула в разгорающийся огонь щепотку летучего пороха:

— Кабинет директора Хогвартса!

Альбус просил её пользоваться каминной связью только в самых крайних случаях, но действовать как обычно — ждать, чтобы в одну прекрасную ночь к ней прилетела сова от директора, и отправлять письмо с ней — времени явно не было, тем более что в последнее время Альбус писал ей всё реже и реже. Да и что ещё считать крайним случаем, если не пропажу Гарри Поттера?

Камин полыхнул было зелёным, выбросил в комнату клуб белого дыма — и вернулся в своё обычное, совсем не волшебное состояние. Связи с Дамблдором не было.

Арабелла схватилась за голову. Что делать? Кого звать? Куда бежать?

В отчаянии она швырнула в камин ещё одну щепотку и выкрикнула первый пришедший в голову адрес:

— «Нора»!

 

«Нора». Молли Уизли

В этом году день рождения Перси выпал на понедельник, и Артур сказал Молли, чтобы отмечать начинали без него. По понедельникам он частенько задерживался на работе: в выходной день благородные и достойные волшебники хулиганили с удвоенной энергией, а убирать последствия их развлечений из маггловского мира следовало как можно скорее.

Весь день Молли крутилась как белка в колесе. Готовила праздничный пир; изобретала занятия для Джинни, которая очень хотела помочь; гоняла Рона, который норовил стащить что-нибудь повкуснее; следила, чтобы Перси не вломился на кухню раньше времени; ворчала на близнецов, которые удирали от Билла и устраивали кавардак, да ещё и стыдила этого самого Билла, который никак не мог уследить за шебутными братцами — а ведь только что получил значок старосты школы! Один Чарли не доставлял особых хлопот: оседлал метлу и носился по воздуху, читая что-то про своих любимых драконов. Смотрелось это действо, правда, жутковато, но ничего поделать Молли не могла: рекомендованная профессором Кеттлберном книжка принципиально открывалась только в полёте.

Проблемы начались, когда понадобилось сбегать в курятник за свежими яйцами. Послать оказалось некого: Билл и Чарли при деле, Перси дёргать нехорошо — всё-таки виновник торжества, а у младших просто не было волшебных палочек, и отпереть дверцу они не могли. Пришлось самой…

Уже подходя к дому, она услышала взволнованный женский крик:

— Артур! Молли! Кто-нибудь, отзовитесь!

«Каминная связь», — подумала Молли и заторопилась на кухню, но опоздала. Воспользовавшись поводом, туда уже ворвался Перси:

— Здравствуйте! Я Перси Уизли. Представьтесь, пожалуйста, и скажите, что мне следует сообщить маме.

— Это я, Арабелла! Арабелла Фигг! — закричала женщина из камина. — Гарри пропал!

Молли бросилась к камину, оттолкнув Перси:

— Что случилось? Кто пропал? Куда пропал? Откуда?

— Гарри Поттер! — всхлипнула миссис Фигг из зелёного пламени. — Из Литтл Уингинга! Не знаю куда! А Дамблдор, — она всхлипнула ещё раз, — не отвечает!

— Думаю, что директор Дамблдор занят обучением мистера Поттера, поэтому и не отвечает, — важно сказал Перси.

— Нет! — прокричала миссис Фигг. — Гарри забрал кто-то другой! Его тётка знает, но мне не говорит! «Старый друг Лили», говорит, и всё! Что же теперь с ним будет?

Камин фыркнул, пыхнул и погас. То ли пороха не хватило, то ли сбой на линии случился… И Джинни горько заплакала.

— Плакса-вакса-гуталин! — закричали из-за двери два голоса. Опять Фред и Джордж подслушивали!

— А ну тихо! — рявкнула Молли. — Джин, успокойся, всё обязательно будет хорошо!

— Да-а? — жалобно протянула Джинни. — А где же Га-а-арри?

— Мы всё узнаем, — твёрдо сказала Молли. — Директор Дамблдор — очень занятой человек, летом его может и не быть в школе, но мы скажем папе, и он пошлёт директору Патронус. Билл! Уильям Артур Уизли! Иди-ка сюда! Раз уж у тебя не выходит пасти близнецов…

— Мы что, бараны, чтобы нас пасти? — возмутился один из упомянутых хулиганистых братьев (кажется, Фред).

— Вы ещё хуже! — отмахнулась Молли. — Так вот, ты у нас уже взрослый… Отправляйся камином в Министерство, там найдёшь отца и всё ему расскажешь. Не притворяйся, что чего-то не слышал! Наверняка вместе с Джорджем и Фредом под дверью торчишь!

— Собираю информацию, — заявил Билл, входя на кухню. — В нашем деле без этого никак.

— Это в каком ещё таком «вашем деле»? — возмутилась Молли.

— В учёбе, мама, — ухмыльнулся Билл. — Студент всегда должен стараться узнать что-то новое.

Близнецы уставились на старшего брата с обожанием.

— Иди уж, студент, — Молли махнула рукой. — Ну а если не найдёшь и не дождёшься…

— То вернусь не позже половины десятого, — кивнул Билл. — Я же понимаю, ма…

— Понимает он… — проворчала Молли под нос. — А близнецы у него бесятся…

— Но до сих пор ничего не сломали! — гордо заявил Билл, хватая щепотку летучего пороха. — Всем пока, я пошёл! Министерство магии!

Джинни вытерла глаза рукавом:

— Папа найдёт Гарри Поттера, правда?

— Обязательно, — сказала Молли, попытавшись обнять дочь и обнаружив, что до сих пор держит в левой руке сеточку с яйцами. — Не сам найдёт, так директор поможет. А теперь давай-ка займёмся делом. Знаешь, война войной, а обед по расписанию!

 

Министерство магии. Рита Скитер

Последняя декада августа — «мёртвый сезон». Ни тебе приёмов, ни балов, ни школьных скандалов, ни визенгамотных заседаний… В Министерстве тоже остались только реально работающие сотрудники: те, кто лишь надувают щёки и делят финансирование (а также обеспечивают репортёров львиной долей материалов), благополучно усвистели отдыхать и раньше сентября не появятся. Как же, они ведь целый год старательно собачились по всяким пустякам и так устали, так устали!

В обычно многолюдном атриуме тихо, только журчит вода в знаменитом фонтане да посапывает за своим столиком дежурный охранник. Рите тоже делать нечего. Всё, что этот засоня мог ей растрепать, он уже растрепал, пускай себе сопит дальше. Да и растрепал-то всего ничего: про мелкую размолвку между главным магглолюбцем Артуром Уизли и министерскими стирателями памяти. Те хотели заобливиэйтить пару десятков магглов, а этот доказал, что никакой угрозы Статуту нет. Полноценный скандал из этого явно не раздуешь. Разве что так, в порядке упражнения, дабы квалификацию не потерять…

Рита пристроилась на каменном парапете у фонтана, развернула пергамент и установила заговорённое перо:

— Трое учащихся, перешедших на седьмой курс Хогвартса, отмечали в «Дырявом котле» совершеннолетие одного из них… Так, здесь либо проехать по нравам молодёжи, которая начинает пьянствовать, как только ей исполнится семнадцать, либо пропесочить старшее поколение, которое их не воспитало как следует, либо накатить бочку на Хогвартс, где они под руководством Дамблдора приучились пить что попало и где попало…

Перо послушно выдало три варианта текста.

— Будучи в праздничном состоянии, наши герои затеяли вылазку в маггловский Лондон и вызвали на Чаринг-Кросс-роуд безлошадную карету, именуемую таксомотором… Здесь либо похвалить за хорошие знания по маггловедению, либо отругать за неуместное магглолюбство…

Перо провело вертикальную линию посередине листа и накалякало несколько абзацев слева и справа.

— Решив повеселиться, храбрые школяры заколдовали карету так, что на остановках она нетерпеливо фыркала, а отъезжая от тротуара — испускала бодрое ржание… Тут либо про уверенное владение акустическими чарами, либо про неуместные шуточки, ставящие под угрозу Статут о Секретности.

Перо снова зачиркало по листу.

— Заколдованная карета попала в маггловские новости, откуда наше бравое Министерство и узнало об инциденте. Вернее, узнал Артур Уизли, который на рабочем месте слушал маггловское радио. Либо ругаем Уизли за неподходящее волшебнику увлечение, либо хвалим за грамотный мониторинг текущих событий.

На листе опять возникла вертикальная черта, разделяющая противоположные по тону записи.

— Уизли немедленно выдвинулся на место происшествия, снял чары, показал магглу якобы подсунутую в его карету маггловскую же бормоталку и убедил его в безобидном розыгрыше. Маггл остался доволен и заявил, что обязательно поставит себе такую, потому что пассажирам нравится. Либо ругать Уизли за магглолюбство, либо хвалить за оперативное устранение угрозы Статуту… Что-то больно много вариантов «похвалить» получается. Теряю хватку!

Перо зависло над листом, нетерпеливо покачиваясь и ожидая следующего приказа.

— Разобравшись с инцидентом, Уизли вернулся в Министерство и встретил команду стирателей памяти, которые собирались отлавливать таксиста, его пассажиров, маггловских репортёров и радиослушателей… Разнести идиотов вдребезги и пополам! За медленную реакцию и вопиющую безграмотность!

Перо радостно подпрыгнуло и бросилось строчить.

В одном из каминов вспыхнуло зелёное пламя, и в атриум выбрался длинный рыжий молодой человек в школьной мантии. Хм, неужели тоже Уизли? И что он тут забыл? Рита остановила перо, убрала свою канцелярию в сумочку и навострила уши.

— Уильям Уизли, в Сектор по борьбе с незаконным зачарованием изделий магглов, — сказал рыжий проснувшемуся охраннику. — По конфиденциальному вопросу.

Рита чуть не подпрыгнула. Секретное дело?! Это надо обязательно разнюхать! Неужели она всё-таки не зря околачивалась в этом скучном Министерстве?

Охранник лениво проверил палочку Уизли-младшего, пропустил того в ворота к лифтам и снова задремал. Разумеется, он не заметил маленького жучка, который пролетел мимо его столика и аккуратненько прицепился к подолу школьной мантии.

Неспешно ползущий лифт, второй этаж… Эй, ты куда это меня поволок?

Рита торопливо переползла на изнанку. Этот Уизли… Этот школяр несчастный… Он направился в аврорат!

— Привет, Билл! Давно тебя не видел! К отцу?

— Да, мистер Уильямсон. Добрый день. А он у себя?

— У себя, у себя. Повезло тебе! Сегодня пришлось Артуру здорово побегать…

— А потом ещё пришлось его от мозгоправов отбивать!

— Джош!

— А что? Как было, так и говорю!

— Меньше языком болтай, трепач!

— Здорово, студент! Как тебя только Молли одного отпустила…

— Сэр! Мне уже давно семнадцать!

— Ну и что? Что я, Молли не знаю? Она вокруг своих детёнышей до свадьбы их внуков хлопотать будет!

— Вот пойди да ей самой это и выскажи. Только подгадай момент, когда у неё в руке сковорода потяжелее будет…

— Не жалко тебе чужой сковороды?

Мантия, за которую цеплялась Рита, дёрнулась:

— Простите, пожалуйста, но я очень тороплюсь!

— Ладно, беги! Артуру привет передавай!

Судя по звуку, сзади закрылась тяжёлая дверь. Если бы Рита могла, она бы облегчённо вздохнула, но жуки дышат трахеями.

Ещё какие-то коридоры, повороты, двери… Вот же забрался этот Уизли!

Но даже в Министерстве магии никто не загоняет сотрудников в бесконечно удалённые точки. В конце концов Уизли-младший добрался до рабочего места Уизли-старшего… Да, не королевские палаты. Пожалуй, если бы Рита вздумала сейчас превратиться обратно в человека, ей бы просто-напросто не хватило места.

— Билл? — удивился Артур. — Что случилось?

— Срочно, секретно, — важно ответил Уильям. — Нас тут не подслушают?

— Не должны, — Артур пожал плечами. — Но я приму меры, раз уж всё так серьёзно. Садись пока за стол Перкинса, он ещё часа два-три на вызове пробудет.

Уильям пробрался за стол, чуть не свалив на пол высоченную стопку документов. Рита прошмыгнула на шкаф и замаскировалась под каким-то маггловским хламом. Артур закрыл входную дверь и несколько раз взмахнул палочкой. Странно. Зачем бы это специалисту по маггловским артефактам знать в совершенстве столько заклинаний от подслушивания? Он что, шпион?

— Ну вот, — улыбнулся Артур. — Теперь мы всё слышим, а нас никто не слышит. Излагай свою срочную и секретную информацию. Надеюсь, мы не от нашего юбиляра Перси прячемся?

Уильям покачал головой:

— С нами связалась через камин некая Арабелла Фигг. Ты её знаешь?

— Шапочно, — Артур резко стал очень серьезным. — Хорошая знакомая директора Дамблдора, сквиб. Но мы с ней не встречались… Сколько? Пожалуй, лет шесть уже будет…

— Она сказала так: «Гарри Поттер пропал из Литтл Уингинга в неизвестном направлении. Его забрал какой-то знакомый его тётки, назвавшийся старым другом Лили. Дамблдор не отвечает».

— Понятно. Арабелла могла присматривать за Гарри, если он жил у магглов. Значит, мальчик жил у тётки? У Петунии? — Артур развернул карту Британии и ткнул в неё палочкой: — Литтл Уингинг! Ага… Ясно. А Дамблдор действительно сейчас не отвечает, он на континент уехал.

— Мама сказала, ты пошлёшь директору Патронус?

— Патронус, говоришь? — Артур покачал головой. — Нет, боюсь, что через Канал он не достанет. Я всё-таки не Мерлин… Сделаем так. Ты прямо сейчас возвращаешься в «Нору», и вы с мамой отправляете Дамблдору сову. А я завтра попробую разузнать поподробнее, что там случилось. Попрошу Перкинса, пусть возьмёт практиканта и меня подменит. Всё, беги домой!

— Ладно, — вздохнул Уильям. — Иду. До свиданья!

— До вечера, — сказал Артур, отменяя защитные заклинания.

— Да, пап… А где это ты так наловчился одностороннюю защиту от подслушивания ставить?

— Вот женишься, — улыбнулся Артур, — детей заведёшь… Сам поймёшь, зачем такая защита нужна, и освоишь, никуда не денешься!

Рита выскользнула в коридор вслед за Уильямом и снова прицепилась к его мантии. Её аж трясло от возбуждения. Такая сенсация! У Дамблдора кто-то украл Мальчика-Который-Выжил! Ух, какую она статью напишет! Нет, целый цикл статей! А если завтра удастся сесть на хвост к Артуру Уизли и подслушать, что он там навыясняет… Ух! Держись, Дамблдор, трепещи, Министерство! Независимый репортёр ведёт журналистское расследование!

 

Литтл Уингинг. Петуния Дурсль

На первый взгляд ничего подозрительного в маленьком голубом автомобильчике, остановившемся возле дома номер четыре, не было. Не было ничего подозрительного и в высоком рыжеволосом человеке, выбравшемся из-за руля этого автомобильчика. Но почему-то Петунии, глядевшей на улицу через тюлевую занавеску, очень сильно не хотелось с этим человеком разговаривать. Какое-то нехорошее предчувствие было.

Человек тем временем направился к входной двери, пропав из поля зрения. Раздался звонок, потом ещё один. Петуния замерла. Может, незваный гость решит, что дома никого нет, да и уберётся восвояси?

Нет, человек не убирался. Во всяком случае, обратно к машине он не проходил. Раздался третий звонок… Петуния дёрнулась, глянула на часы и ахнула. Через несколько минут должен вернуться Дадли! Ему пора обедать! А тут на крыльце этот неизвестный торчит! Прямо как миссис Фигг: эта старая кошёлка тоже как припрётся, так ничем её не отгонишь, проще впустить…

Опять залился дверной звонок. Петунии показалось, что в окне напротив мелькнула любопытная физиономия. Вот ещё не хватало, чтобы местные кумушки начали этот визит обсуждать! Видимо, придётся всё-таки открыть дверь.

— Добрый день! — заявил неизвестный, слегка поклонившись. — Позвольте представиться. Я Артур Уизли, старый знакомый вашей соседки миссис Фигг. А вы, как я понимаю, миссис Дурсль?

После такого представления попытка заявить «мы ничего не покупаем» уже не прошла бы. Петуния поджала губы:

— Чем обязана?

Уизли чуть заметно улыбнулся:

— Простите великодушно за вторжение, но мне буквально вчера стало известно, что у вас живёт сын моих друзей, Лили и Джеймса Поттеров…

Это уже было чересчур.

— Да чтоб вам всем провалиться, ненормальным! — рявкнула Петуния, решительно наплевав на возможных свидетелей. — То на семь лет мальчишку забудут, то вдруг он понадобился всем! И лезут, и лезут, как тараканы! То Снейп со своей очкастой, то Фигг со своими котами, то Уизли ещё какие-то! Где вы все раньше были?! Стоять! Как вы сказали? Так эта кошатница Фигг — она что, тоже из ваших?! Обложили?!

— Простите, я не совсем понимаю, чем заслужил…

— Да?! Не понимаете?! А во сколько нам два ремонта влетели — это вы понимаете?! Этот ваш ненормальный Поттер нам полдома разнёс! А вы, значит, знали?! Вам эта Фигг, значит, доложила?! Но вам на всё плевать?! Так вот, мистер, нет у нас никакого Поттера! И не будет! И не лезьте к нам больше!

— Простите…

— Не прощу! — Петуния озверела окончательно, метнулась в дом и схватила копию решения о передаче опеки. — Вот! Вот, видите?! Всё по закону! Видите?! Снейп! Видите?! Трелони! Вот к ним и катитесь, им голову морочьте, а мы — нормальные люди! Мы здесь, слава богу, больше ни при чём!

Уизли нахмурился:

— Я вас понял, миссис Дурсль. Приношу официальные извинения, это мы с моим коллегой мистером Фаджем обязаны были помогать вам справиться… Скажем так… С нежелательными последствиями детской стихийной…

— Не произносите этого слова! — истерически выкрикнула Петуния.

— Хорошо, — вздохнул Уизли. — Не буду. Понимаю, что сильно опоздал… Но я обязательно выясню, почему в моём секторе ничего не знали о ваших проблемах. Если же что-нибудь случится — по нашему профилю, вы понимаете? Тогда вы всегда можете обратиться по этому адресу. Вам обязательно помогут.

Он сунул ей в руку какую-то картонку, ещё раз поклонился и сбежал с крыльца. Петуния захлопнула дверь и посмотрела на всученную визитную карточку:

— «Министерство магии. Сектор по борьбе с незаконным зачарованием изделий магглов. Начальник сектора Артур Уизли» — она фыркнула. — Надо же, и адрес понятный указан, и даже телефон… Нет уж, увольте, без ненормальных обойдёмся!

И карточка полетела в мусорную корзину.

 

Министерство магии. Корнелиус Фадж

Выйдя из камина, Корнелиус остановился в недоумении. Сейчас же ещё август? А почему тогда в атриуме такая толпа?

Голоса множества волшебников сливались в рассерженный гул, прорезаемый недовольными дамскими возгласами. Многие размахивали свёрнутыми газетами.

Корнелиус набросил на себя чары лёгкого отвлечения внимания и протолкался к дежурному. Тот мазнул по нему рассеянным взглядом, автоматически проверил палочку, махнул рукой — мол, проходите, не задерживайтесь — и снова обернулся к толпе:

— Говорят вам, ждите! Министр сделает официальное заявление!

Корнелиус поёжился. Толпа, газеты, заявление министра… Ох, не к добру это всё! Он ускорил шаги и распахнул дверь с табличкой «Отдел магических происшествий и катастроф».

Возбуждённый гомон сотрудников резко смолк. Корнелиус швырнул свой котелок на вешалку для шляп, промахнулся, отвернулся и потребовал у секретаря свежий «Пророк».

На первой полосе газеты аршинными буквами переливался кричащий заголовок: «Мальчик-который-пропал!» И чуть помельче: «Кто похитил Гарри Поттера?»

Противно заныла челюсть. Корнелиус пробежал глазами статью и мрачно оглядел своих подчинённых:

— Ну что, понравилась сплетня? Готовьтесь теперь. Сейчас начнутся нам и происшествия, и катастрофы, только успевай разгребать.

Бумажный самолётик влетел из коридора и принялся стучаться в закрытую дверь его кабинета. Корнелиус поймал и развернул записку: «Всем начальникам отделов срочно собраться на совещание у министра».

Он тяжело вздохнул и отправился «на ковёр».

Министр Багнолд явно была не в духе.

— Попрошу объяснить, — сказала она, обводя собравшихся недовольным взглядом, — почему о пропаже нашего национального героя я узнаю из газет.

— А от кого вы предпочли бы узнать? — поинтересовалась Амелия Боунс.

— От вас, разумеется! — рявкнула Багнолд. — Вы же у нас отвечаете за охрану порядка!

— Я отвечаю за охрану магического правопорядка, — отчеканила Боунс. — За маггловский мир я не в ответе. А мистер Поттер, если верить газете, жил именно у магглов.

— А почему это он жил у магглов? — возмутилась Багнолд. — Кто его туда сослал?

Повисло неловкое молчание.

— Так, зайдём с другой стороны, — министр побарабанила пальцами по столу. — Кто у нас в Министерстве детьми занимается?

— Отдел магического образования! — радостно заявил Макферлен из спортивного отдела. Этому хорошо зубы скалить, он точно не при делах!

— Мы работаем только со школьниками, — открестилась Вяленая Вобла. Корнелиус никак не мог запомнить, как её зовут по-настоящему. Собственно говоря, никто в Министерстве её иначе и не звал. — А с детской магией работает разве что группа аннулирования случайного волшебства!

Корнелиус похолодел. Вот же Вобла проклятая! Ведь эта группа входит в его отдел! А министр уже к нему обернулась! Что делать? На кого ответственность свалить?

— Если верить «Пророку», мистер Поттер жил в Суррее, в городке под названием Литтл Уингинг, — начал он рассуждать. — Можно, конечно, поднять журналы, но я уже сейчас уверен, что в этот городок наших сотрудников ни разу не вызывали. Согласитесь, у нас не было ни повода, ни возможности прочёсывать всю Британию в поисках мистера Поттера, а потом устанавливать за ним постоянное наблюдение. Кстати, если мне не изменяет память, адресами магглорождённых волшебников занимается всё-таки отдел образования?

Вобла сдаваться не собиралась:

— Мистер Поттер, как вам известно, магглорождённым волшебником не является, а чистокровными и полукровными магами должны заниматься их родители или опекуны, а не мы.

— Но по сведениям «Пророка» опекунами мистера Поттера были магглы, — заметила Боунс.

Багнолд тяжело вздохнула:

— Ясно. Значит, концов не найдёшь. Вот только учтите: если мы с вами не объясним, куда девался мистер Поттер, публика нас растерзает, а журналюги ещё и на могилу наплюют. Что предлагаете делать?

И тут Корнелиуса осенило:

— Если мистер Поттер жил у магглов как маггл, то и искать его надо у магглов и по-маггловски!

— И кто, по-вашему, этим сможет заняться? Из наших-то сотрудников, с их натянутыми «выше ожидаемого» по маггловедению?

— Артур Уизли, конечно, — заявил Корнелиус. — Ему по должности постоянно приходится взаимодействовать с магглами, причём не «обливиэйтами» кидаться, а разговаривать. Лучше него никто не справится!

— А почему я этого Уизли не вижу?

— Вы собрали начальников отделов, — пожала плечами Боунс, — а Уизли заведует всего лишь сектором. Вызвать его?

— Немедленно! — рявкнула Багнолд.

Корнелиус облегчённо выдохнул. Кажется, удалось отвертеться!

 

Министерство магии. Артур Уизли

Сначала Артур хотел взять ещё один отгул и смотаться в Хогвартс, поискать там Снейпа и Трелони, но потом решил, что пропускать два рабочих дня подряд всё-таки нехорошо, и явился в Министерство как положено. Решение оказалось верным: журналисты из «Пророка» каким-то образом пронюхали о пропаже Гарри и подняли бучу. Во время подобных катаклизмов лучше не дразнить начальство лишний раз.

Сообщений о проблемах с нелегально зачарованными маггловскими вещами пока не было, зато вломился аврор Уильямсон:

— Слыхал, Артур? Поттера спёрли! Теперь держись. Сейчас все забегают как угорелые кошки, а в результате свалят всё на нас!

— Не думаю, — Артур покачал головой. — Насколько мне известно, тут никакого преступления не было.

— Как это — не было преступления? — возмутился Уильямсон. — Похищение века!

— И кто потерпевший? — Артур с интересом посмотрел на встрёпанного аврора.

— Так Поттер же!

— Что, его самого у себя украли? А это вообще возможно?

Уильямсон подскочил:

— Да его у нас у всех украли!

Артур покачал головой:

— А ты уверен, что он у нас был?

Уильмсон вздохнул:

— Знаешь, может, и не было… Но искать всё равно нас заставят, вот попомни мои слова!

— Вы же не сыщики, а боевой отряд?

— Министру это объясни! — фыркнул Уильямсон. — Сейчас нас начнут поднимать по тревоге… О, меня нашли! Вот уже летит фигня с каким-нибудь тупым приказом!

В кабинет влетел бумажный самолётик. Аврор попытался его поймать, но летучая записка ловко увернулась и спланировала Артуру на стол.

— Не угадал, — сказал Артур, разворачивая бумажку. — Это не тебе, это мне к министру вызов.

— Ни пуха ни пера!

— К чёрту!

У министра заседало всё министерское начальство. Артур почувствовал себя студентом, вызванным в деканат.

— Вы, мистер Уизли, конечно, уже в курсе пропажи мистера Поттера, — взяла быка за рога Багнолд. — Поскольку мистер Поттер по некоторым сведениям жил у магглов, а вы лучше многих ориентируетесь в маггловском мире, мы приняли решение именно вам поручить расследовать это происшествие. Когда можете приступить?

Артур был удивлён, но распоряжение министра самым наилучшим образом соответствовало его собственным желаниям. Разобраться в ситуации уже не как посторонний, а как официальное лицо… Собрать побольше информации для Альбуса, который всё ещё сидит в своей Конфедерации… Да, пожалуй, ещё и для своего сектора что-нибудь полезное заполучить!

— Есть две проблемы, министр. Во-первых, если я займусь этой историей, вся работа по зачарованным маггловским артефактам свалится на одного Перкинса. Боюсь, что он не справится в одиночку. Предлагаю повысить его до заместителя начальника сектора и дать ему в подчинение двух сотрудников. Можно стажёров из Правдоподобных объяснений и из Охраны правопорядка. Только стирателей памяти не надо!

— Боунс, Фадж, распорядитесь.

— Кабинет Уизли и Перкинса маловат, только на двоих.

— Так выдели помещение! Это, в конце концов, твоё ведомство, Амелия. Так, мистер Уизли, а какая вторая проблема?

— Видите ли, моё служебное удостоверение магглы воспримут в лучшем случае как розыгрыш, в худшем случае его предъявление будет нарушением Статута о Секретности. Чтобы вести расследование в мире магглов, мне нужны серьёзные маггловские документы.

— Сделаем, — вздохнула Багнолд. — Это всё?

— Всё, — кивнул Артур. — Смогу приступить, как только получу бумаги.

— Тогда я вас больше не задерживаю, — министр тяжело вздохнула. — Идите к себе, готовьтесь. Документы вам пришлют. А мне ещё думать, что в официальном заявлении для публики сказать… Слушай, Корнелиус, вызови-ка мне двоих-троих поумнее из Правдоподобных объяснений. Им не впервой брехню сочинять…

 

Хогвартс. Септима Вектор

Вообще-то во время каникул в Хогвартсе делать нечего. Базовая программа уже который год не меняется, дополнительные материалы лучше готовить в университете (там всё-таки компьютеры работают), а местный завуч, которая Макгонагалл, давно в преподавание нумерологии не лезет — убедилась в собственной некомпетентности. Но согласно контракту Септима обязана как минимум два раза в рабочую неделю появляться в этой, сами понимаете, магической школе, а последняя неделя августа уже считается рабочей. Впрочем, кормят здесь отлично, так что совсем уж потерянным временем эти два дня не назовёшь.

У входа в Большой зал навстречу Септиме попался чиновник — тот самый, у которого интенсивность рыжего цвета волос достигала максимального значения по Министерству магии.

— Мистер Уизли? Рада вас видеть. Какими судьбами?

Гость Хогвартса неловко одёрнул мантию:

— Да, здравствуйте, профессор, добрый день…

— Да не волнуйтесь вы так! — улыбнулась Септима. — Мы же не на экзамене! Напоминаю: школьную нумерологию вы уже давно сдали, причём сдали отлично! Проходите, вы очень вовремя появились. Как раз к обеду!

— Я вообще-то по делу… — замялся Уизли.

— Все дела сейчас соберутся за столом, — решительно заявила Септима и распахнула дверь. — Прошу вас, дорогой сэр! Возражения не принимаются!

Обед был хорош. А если учесть, что за столом не наблюдалось ни приторной физиономии Дамблдора, ни кислой рожи Снейпа — так просто замечателен! Но Уизли, похоже, не оценил старания хогвартских поваров. Он всё время крутился на месте и пытался посмотреть то на одну, то на другую входную дверь, даже на кипящее за столом обсуждение поттеровской пропажи не реагировал. Наконец Макгонагалл не выдержала:

— Мистер Уизли! Вы кого-нибудь ждёте?

— Директор ещё не вернулся с континента, — заметила Аврора.

— Нет, про директора я знаю, — Уизли покачал головой. — Мне нужны Снейп и Трелони.

— Северуса нет, — Макгонагалл недовольно поджала губы. — В школе не появляется, и совы его не находят. Тут его ингредиенты доставили, а что с ними делать — ума не приложу! Вдруг их как-то по-особенному хранить надо? А Трелони… Не знаю.

— Её тоже нет, — хихикнула Аврора. — Наверное, Снейп её похитил!

— Да зачем Северусу её похищать? — удивилась Макгонагалл.

— Чтобы насильно на ней жениться! — захихикала Аврора.

— Пф-ф… Северус? Жениться? Да ещё и на Трелони? Бред сумасшедшего! — по-кошачьи фыркнула Макгонагалл.

— Очень жаль, — Уизли встал. — Тогда позвольте откланяться. Рад встрече, но, понимаете, дела… Профессор Макгонагалл, не позволите воспользоваться камином?

— Да я бы с удовольствием, — вздохнула та, — но Альбус перед отъездом закрыл выход во внешнюю сеть и не сказал мне пароль…

— Я вас провожу, — сказала Септима. — Мне тоже пора в Эдинбург. Счастливо оставаться, коллеги!

Во дворе замка она спросила прямо:

— Ваши дела связаны с историей про Поттера?

Уизли дёрнулся:

— Как вы догадались?

Септима пожала плечами:

— Снейп пропал; Трелони пропала; в газетах пишут, что и Поттер пропал. Министерство наверняка стоит на ушах и всеми силами ищет Поттера. Сотрудник Министерства появляется в Хогвартсе и ищет Снейпа и Трелони. Совпадение? Возможно, но маловероятно. Далее, вы даже для вида не участвовали в обсуждении пропащего Поттера. Значит, либо вас он не интересует, во что я не верю, либо вы знаете намного больше нас, и здесь как-то замешаны Сивилла и Снейп. Для проверки прямой вопрос — и вы подтверждаете версию. Всё элементарно.

— Да, вы правы. Дело в Гарри Поттере, — не стал отпираться Уизли. — Но зачем вам?..

— Возможно, у меня есть некоторая информация, которая вас заинтересует, — сказала Септима. — Какие у вас, кстати, полномочия? Или вы действуете в частном порядке?

— Да нет, не в частном, — Уизли вытащил из кармана пергамент, оказавшийся очень грозным предписанием об оказании всяческого содействия, и маггловскую бумагу аналогичного содержания от имени Правительства Её Величества.

Септима покачала головой:

— Ишь, как взялись! Эту бы энергию да в мирных целях! Ладно, слушайте. Только я очень прошу вас не использовать мои сведения против Сивиллы.

— А против Снейпа?

— Этот меня не интересует.

— Хорошо, — кивнул Уизли. — Я не сделаю ничего, что может повредить Трелони, если её интересы не будут противоречить интересам Гарри.

— Это меня устраивает. И ещё одна просьба, если позволите. Расскажите мне, как вы вышли на Сивиллу и почему с ней в одной компании оказался Снейп. Обещаю никому не передавать эту информацию без вашего разрешения.

Уизли уставился на плывущие облака, немного подумал и принял решение:

— Договорились, профессор. Я выслушаю вас, а потом сам расскажу, что смогу.

— А что именно сможете, зависит от того, что услышите от меня? — улыбнулась Септима. — Да не смущайтесь, я и сама на вашем месте поступила бы точно так же. Итак, перед тем, как исчезнуть из Хогвартса, Сивилла сказала мне, что собирается получить опеку над Гарри Поттером, потому что он живёт у магглов, создаёт им множество проблем и ему там плохо. Вижу, для вас это уже не новость? Так вот, она исчезла, а позавчера мне пришёл официальный запрос из Москвы. Меня как преподавателя просили оценить уровень знаний Сивиллы по математике и астрономии, чтобы решить вопрос о её трудоустройстве. Имелось в виду соответствие наших программ маггловским стандартам образования.

— Из Москвы? — удивился Уизли.

— Да. Но на самом деле Россия явно ни при чём. Готова поставить галлеон против сикля, что в Москве даже не вскрывали конверт, а родной язык автора запроса — испанский. Видите ли, русские обычно не начинают предложения с перевёрнутого вопросительного знака.

— Значит, они через Москву улетели в Испанию, — задумчиво пробормотал Уизли.

— Или ещё в какую-нибудь страну, где говорят по-испански, — заметила Септима. — Вся Латинская Америка подходит, кроме Бразилии. А Россия здесь для запутывания следов. «Они» — это Сивилла, Снейп и Поттер?

— Да. Снейп и Трелони поженились и переоформили опеку на себя…

— Поженились?!

— Ну да, — Уизли явно не понял, чего это Септиму так тряхануло при этом известии. — Заключили брак у магглов… Опека ведь тоже у магглов была оформлена! Одно мне непонятно: как вообще Гарри к магглам попал? Родственники-то они, конечно, родственники, но отдать им малыша мог только кто-то из волшебников! А знать никто ничего не знает…

— Поговорите с Хагридом, — посоветовала Септима. — Он, помнится, когда-то болтал что-то о Поттере. Но это же надо же! Сивилла — и вдруг за Снейпа вышла! И как это её угораздило?

 

Хогвартс. Артур Уизли

Вообще говоря, вопрос, как и почему Гарри угодил к своей маггловской тётке, прямого отношения к делу уже не имел. Но почему бы и не заглянуть в самом деле к Хагриду? Благо далеко ходить не надо: его хижина — вот она. И Артур постучал в дверь.

— Гав? — ответили изнутри басом. — Гав… Гав! Гав-гав-гав!!

— Щас, щас! — проворчал хриплый низкий голос, легко перекрывая собачью истерику. — Иду! Тихо, Клык! Лежать!

Пёс резко перешёл с лая на тревожное подвывание. Дверь распахнулась, и на пороге возник смотритель местных лесов и хранитель ключей. Насчёт первой части этого пышного титула у Артура никогда вопросов не возникало, но вторая постоянно ставила его в тупик. Он честно не мог припомнить в Хогвартсе ни одного замка, который открывался бы ключом. Паролями — сколько угодно, заклинаниями — пожалуйста. Были даже логические задачки, упражнения по сольфеджио и то, что магглы именуют фейс-контролем. Ключей не было! Разве что гоблинские, из Гринготтса. Но Артур никак не мог себе представить, чтобы студенты или профессора сдавали Хагриду на хранение ключи от сейфов, где деньги лежат. И одна из причин подобного недоверия прямо сейчас благоухала ему в лицо ядрёным алкогольным перегаром.

— Хто? — удивился Хагрид, глядя на Артура слегка расфокусированными глазами. — Ты что ль, Уизли? А я тут немного того-этого… С горя… Ты заходи, я щас…

Он героически преодолел десяток ярдов, отделявший его от бочки с дождевой водой, крякнул и опрокинул её на себя. Артур машинально отгородился лёгким щитом от брызг, подумал секунду и отправил в хижину усиленное заклинание очистки воздуха. Пёс внутри удивлённо брехнул и спрятался под кровать.

— Заходи, заходи, — повторил, надвигаясь сзади, слегка протрезвевший Хагрид. Пришлось в темпе выполнять ценное указание. Продолжать торчать в дверях было неразумно: вдруг лесник не успел бы затормозить?

— А что за горе-то у тебя случилось? — поинтересовался Артур, устраиваясь за столом.

Хагрид неловко толкнул галлонную бутыль, в которой плескалось ещё немного огневиски:

— Дак это же… Вон, в газете пишут, Гарри пропал… А я же его вот такусеньким ешё помню… Веришь, на одной ладони у меня помещался! А маму-то его убили… Папку его убили… Блэк там ещё был, никак мальчонку отдавать не хотел! А я-то его ещё утешал… Думал, он за друзей переживает… Эх, знать бы тогда, вот этими бы руками его бы придушил!

— Блэка?

— Его, предателя проклятого! — Хагрид треснул ручищей по столу. — Он же хранителем тайны был! Он же друзей Сам-Знаешь-Кому продал! А сам ещё посмотреть, паскуда такая, приехал! И Гарри, сволочь, забрать хотел! Хорошо, что я его ему не дал!

— Не дал забрать Гарри? — уточнил Артур.

— Не дал! — подтвердил Хагрид. — Так и сказал: сам директор Дамблдор распорядился, чтоб я, значит, Гарри маленького доставил! Отдавай, сказал, мальчонку подобру-поздорову, директор лучше знает! Ну, Блэк, какой там ни был тёмный маг, а против Дамблдора-то не пошёл. Отдал, значит, Гарри мне, и мотоцикл свой отдал — мне он, говорит, больше не нужен. Да и помчался куда-то… Спугался, значит, директора. Ну так ведь Дамблдор-то — великий человек! Его даже Сам-Понимаешь-Кто боялся! Куда ж супротив него Блэку!

— И ты отвёз Гарри на мотоцикле?..

— Ну дак конечно же! Директор сказал — доставить, я и доставил! В целости, в сохранности, живого, здорового! Вот как сейчас помню: махонький был такой… Всё хныкал сперва, а потом уснул, пригрелся… Так и прилетели мы в тот городок, где тётка его жила. Всё как директор сказал!

— Дамблдор? — риторический вопрос Артура преследовал единственную цель: подтолкнуть Хагрида к продолжению рассказа.

— Ну дак а кто ж ещё? Он сам нас там и встретил, мальчонку в корзинку такую положил, навроде колыбельки… Укрыл ещё потеплее, поколдовал хорошенько, чтоб не проснулся малыш раньше времени, не испугался бы, да не замёрз… Чтоб какие дурные люди его бы не замечали… Письмо его тётке ещё написал! Вот, и оставили мы Гарри нашего там… Прямо на крылечке… Ох, жалко-то как его было! Веришь, я тогда прямо-таки рыдал, как улетал… А теперь… — Хагрид всхлипнул. — Теперь он и оттуда пропал… А вдруг его всё-таки нашли… Эти… Которых не добили…

— Не беспокойся, — сказал Артур. — У меня есть надёжные сведения, что забрали Гарри люди, пользующиеся доверием Дамблдора. Прости, подробнее рассказать пока что не могу. Сам понимаешь, служебная тайна.

— Это я понимаю, — важно подтвердил Хагрид. — Мне ведь тоже директор иногда секреты доверяет! Я тогда их знаешь как храню? Во как! Надёжней, чем в банке! Дамблдор — великий человек! Знает, что я не подведу! Слушай, а ты чайку не хочешь выпить? С кексами? Или вон у меня бутерброды есть?

Чай у Хагрида всегда был замечательный, а от закусок удалось отказаться, сославшись на только что съеденный в Хогвартсе обед. Успокоившийся лесник трепался обо всём подряд, как сплетница с четвёртого курса, и очень хвалил Чарли за интерес к драконам. Но больше ничего существенного не рассказал, и после третьей кружки Артур откланялся. Требовалось не спеша обдумать услышанное… И навести кое-какие справки в Министерстве, благо полномочия пока что позволяли.

 

«Нора». Мюриэль Прюэтт

После домашней тишины кухня Молли всегда оглушала — иногда звоном тарелок, иногда шкворчаньем сковородок, иногда шумом воды в раковине и почти всегда гомоном многочисленных отпрысков. На этот раз добавился ещё один звук, оказавшийся всхлипыванием самой младшей родственницы — Джиневры.

— Фу! — сказала Мюриэль, стряхивая с рукава невидимую соринку. — Что за безобразие! У кого это глаза на мокром месте?

— Здравствуйте, мэм! — отрапортовал Перси. — Джинни случайно подслушала разговор папы с мамой через камин. Папа сказал, что Гарри Поттер уехал за границу, и найти его он не может.

— А ты, должно быть, подслушивал вместе с ней, раз в курсе, — проворчала Мюриэль.

— Нет, мэм. Я узнал из её плача, когда хотел утешить.

— Тоже мне, утешитель нашёлся, — Мюриэль фыркнула. — Слушай меня, Джиневра, внимательно. Настоящая леди никогда не будет гоняться за кавалером! Настоящая леди сделает так, что кавалер за ней будет бегать хвостиком! Если, конечно, этот кавалер ей будет нужен.

Джиневра удивлённо подняла взгляд. Фу! Глаза красные, мокрые… Рот кривится… Из носа течёт… Да, за такой, с позволения сказать, леди никто бегать не станет.

— Нет, Джиневра, так дело не пойдёт, — Мюриэль осуждающе покачала головой. — А ну-ка живо брысь в ванную! Умыться, причесаться, носик припудрить! А я пока с остальным выводком разберусь. Молли! Ты где? А Уизли твой куда запропастился? А ну-ка живо тащи его сюда!

Пока мелкая делала вид, что приводит себя в порядок, Мюриэль успела раздать её многочисленным братцам прихваченную сувенирную мелочёвку и разогнать их по комнатам, чтоб не мешались. Теперь можно было и о деле поговорить.

— Ты, Уизли, когда в Министерстве доклад про Поттера делаешь? В понедельник? Хорошо, значит, мне не сбрехали… А почему это ты о результатах своего расследования через камины треплешься, а? Ладно, дочка твоя услышала, всего и убытков, что рёву на целый день… А если бы не она, а Малфой какой-нибудь, а? И нечего мне тут головой мотать! Сказано — в понедельник, значит, в понедельник, а до того — молчи в тряпочку! Молли, а ну-ка живо камин закрыть! Уизли, защиту от подслушивания! А теперь давай выкладывай, чего нарыл!

— Так вы же, мэм, сами требовали молчать до понедельника, — попытался было отвертеться неудачливый сыщик. — Да и Джинни тут…

Но Мюриэль на кривой козе не объедешь:

— Джиневра уже все твои откровения услыхала! Если хочешь — молчи, я всё у неё выясню, но тогда помогать тебе не стану!

— Помогать? — удивился Уизли. — В чём?

— Ты же хотел найти Поттера? Вот мы его и найдём. Личной встречи не обещаю, но письмо доставим. Это тебе поможет?

— Да, наверное… Но как? Совы к нему не летят…

Мюриэль усмехнулась:

— Есть кое-какие методы. Ты не отвлекайся давай! Ну-ка живо, говорю, выкладывай, чего нарыл! Обещаю, до твоего доклада в понедельник никому ничего не передам. Молли, Джиневра! Вы тоже обещаете помалкивать!

Уизли вздохнул и завёл рассказ. Выложил он явно не всё, это Мюриэль заметила легко, но основные события и главные действующие лица просматривались.

— Значит, Трелони и Снейп, — проворчала она. — Ладно. Пиши свои записки этим троим.

— Вот, — Уизли достал из кармана три конверта. — Давно уже написаны. Но совы не отнесли…

— Совы, совы… Дались вам эти совы! — буркнула Мюриэль. — Невежливо, конечно, так поступать, но ты меня, Молли, простишь… Брайни! А ну-ка живо сюда, бездельник!

— Брайни здесь, — проворчал появившийся домовик, — и по вашему приказу бездельничает.

— Слушай внимательно, Брайни, — Мюриэль сменила тон, показывая, что дело серьёзное. — Первое. Вот мой троюродный зять, Уизли. Или правильнее сказать — двоюродный племянник по жене? В общем, седьмая вода на киселе, но до особого распоряжения считаем его членом семьи. Без права решающего голоса.

— Первый пункт Брайни понял.

— Второе. Его мать — Цедрелла Уизли, урождённая Блэк. Она родственница Сириуса Блэка. Точную степень родства, если надо, посмотришь в справочниках.

— Второй пункт Брайни понял.

— Третье, — Мюриэль перешла на особо торжественный тон. — У вышеупомянутого Сириуса Блэка есть крестник, Гарри Джеймс Поттер. Сейчас он где-то за границей, и с ним должны быть некая Сивилла Трелони и некий Северус Снейп.

— Третий пункт Брайни понял.

— Вот и отлично. Пройдёшь по родственным связям… Да, если с крёстным будут проблемы, зайдёшь с другой стороны, этот Поттер может быть дальним родственником или свойственником Блэкам через Дорею Поттер, урождённую Блэк… В справочниках посмотришь. Задача: передать эти письма… Уизли, конверты давай! Там что-нибудь особо секретное есть? Нет? Тогда, если другого выхода не будет, разрешаю конверты вскрыть, передать текст без искажений. Вопросы?

— Брайни хочет знать, кому передать письма.

— Кому на конвертах написано, бестолочь! Поттеру, Трелони и Снейпу, да смотри не перепутай! Ещё вопросы?

— Брайни хочет знать, с какой степенью убедительности ему следует общаться с домовиками семейства Блэк.

— Хм‑м… — Мюриэль задумалась. — Ну, скажем… Дело вообще-то серьёзное… Скажем так. Разрешаю любые действия, которые можно компенсировать обычной суммой, увеличенной в три раза… Нет, они могут заупрямиться… В семь раз.

— Брайни задачу понял. Разрешите выполнять?

— Разрешаю! Марш!

Домовик исчез вместе с письмами. Мюриэль оглядела удивлённых родственничков:

— Теперь надо несколько часов подождать. Блэки упрямы на редкость, и домовики у них такие же. Но ничего, Брайни их дожмёт, не будь я Мюриэль Прюэтт! Идём, Джиневра. Пора твоего брата Рональда в шахматы обыграть!

Отправленный на задание курьер вернулся ближе к вечеру:

— Брайни выполнил приказ. Мне сообщили, что мистер Поттер, мистер Снейп и миз Трелони обещали прислать ответы завтра через мистера Тейлора. Компенсация ущерба при переговорах превысила обычный лимит не более чем в четыре раза. Разрешите продолжать бездельничать?

— Разрешаю, — отмахнулась Мюриэль. — И объявляю благодарность за отличное выполнение приказа! Ну всё, Уизли, жди. Завтра Стивен перешлёт тебе эти цидульки твоей любимой совиной почтой.

Уизли посмотрел на Мюриэль с восхищением:

— У меня просто… Слов нет! Но как?!

Мюриэль пожала плечами:

— Понятия не имею. Домовик всегда найдёт родственников своего хозяина. А как именно — это не моё дело.

— Тётушка Мюриэль! — заявил Уизли, сияя как именинник. — Я вас люблю! Нет, я вас просто обожаю!

— Какая я тебе тётушка, а? — искренне возмутилась Мюриэль. — Я только Молли тётушка, да и то по мужу, чтоб ему ни дна ни покрышки, покойничку!

— Родная и любимая! Сами же сказали: до особого распоряжения я считаюсь членом вашей семьи. Распоряжения ещё не было!

— Подловил, бюрократ! — Мюриэль рассмеялась. — Ладно, племянничек, пора и честь знать. Увидимся в понедельник в Министерстве. Да смотри не проболтайся раньше времени, трепло!

 

«Нора». Молли Уизли

Гостей Молли любила, даже если те являлись без приглашения и без предупреждения. Возможно, это было связано с тем, что самый почётный гость «Норы» — профессор Альбус Дамблдор, директор Хогвартса — чаще всего как раз и сваливался как снег на голову. И сегодняшний его визит исключением не стал.

Молли уже убрала тарелки и разливала чай, когда камин полыхнул зелёным и на кухне возник прославленный обладатель длинной бороды и не менее длинного списка почётных титулов:

— Добрый вечер, друзья мои. Простите старика, что не сообщил о своём приходе заранее. Виноват, закрутился. Понимаете, начало учебного года, столько дел…

— Что вы, профессор! — Молли всплеснула руками. — Мы вам всегда рады! Садитесь ужинать! Вам сколько котлет положить?

— Благодарю, девочка моя, но вынужден отказаться. Видишь ли, я помню, что к тебе надо приходить с лёгким чувством голода, но никак не мог отказаться от обеда с министром… Рад бы, но не осилю!

— Ну тогда хотя бы чаю с нами выпейте! У меня сегодня большой яблочный пирог!

Хлопоча вокруг гостя, Молли заметила подозрительное выражение, с которым Артур смотрел на директора. Видимо, муж не верил, что тот явился всего лишь засвидетельствовать своё уважение и похлебать чайку. И, разумеется, оказался прав.

Отставив пустую чашку, Дамблдор строго, но с весёлой искоркой в глазах посмотрел на детей:

— А теперь, дорогие мои будущие ученики, отправляйтесь-ка спать. Взрослым надо поговорить об их скучных взрослых делах, а вы давайте по кроваткам. В Хогвартсе скоро отбой, ваши старшие братья уже ложатся, и вам тоже пора. Давайте, давайте! Рысью — марш!

Артур нахмурился, закрыл за недовольными близнецами дверь и наложил чары против подслушивания, а потом вернулся и молча уселся на своё место. Спрашивать директора, что у него за дело, он не стал. Молли тоже ничего не сказала: ей показалось, что сейчас лучше не вмешиваться. Хотя, признаться честно, выполнять это решение было тяжеловато.

Дамблдор вздохнул и посмотрел на Артура:

— Ты, конечно, догадываешься, мальчик мой, о чём я хочу с тобой поговорить, — тут он бросил косой взгляд на Молли.

Артур кивнул:

— Догадываюсь. Молли, кстати, в курсе.

— Вот как… Ты ничего не хочешь мне рассказать?

Артур не выдержал:

— Знаете, профессор, может, и хочу. Только мои желания к делу отношения не имеют. Это не я пришёл в ваш кабинет, это вы пришли в мой дом. Хотите со мной поговорить — говорите. Не хотите — не надо.

— Хорошо, — Дамблдор пристально посмотрел Артуру в лицо. — Речь пойдёт о Гарри Поттере.

Артур опять кивнул и опять промолчал. Директору пришлось продолжать разговор без участия собеседника:

— Мне стало известно, что именно тебе в Министерстве поручили расследовать пропажу нашего Гарри. Я хотел бы знать, что тебе удалось выяснить.

— Позвольте встречный вопрос, — похоже, Артур отвечать директору не хотел. — С кем я сейчас разговариваю? С директором Хогвартса? С верховным чародеем Визенгамота? С председателем МКМ? Или просто с Альбусом Дамблдором, старым другом семьи Уизли? И кого вы сейчас спрашиваете? Своего ученика Артура Уизли или сотрудника Министерства?

— Раздвоение личности — нехороший симптом, — Дамблдор улыбнулся, но глаза его остались серьёзными, пронзительными. — Зачем же так делить самого себя на части?

— Чтобы не путать личные дела со служебными, — отрезал Артур. — Насмотрелся я у нас в Министерстве на таких… Любителей путать свой карман с казённым…

— Хорошо, — Дамблдор вздохнул. — И что же ответит мне чиновник Министерства, а что — мой ученик и друг?

— Председателю МКМ чиновник Уизли скажет, что его расследование — это внутреннее дело Британии, которое Международной Конфедерации никаким боком не касается. Верховному чародею Визенгамота напомнит, что перед Визенгамотом отчитывается не он сам, а его высокое начальство, и посоветует направить запрос в соответствующие инстанции. Или вызвать на заседание для дачи показаний, если это необходимо. Директору Хогвартса сообщит, что это у чиновника Уизли в рамках проводимого расследования были к нему кое-какие вопросы, но поскольку вышеупомянутого директора на рабочем месте не оказалось, всю информацию он получил от его сотрудников. А вот старому другу и учителю его ученик Артур Уизли скажет так. Ему, Артуру Уизли, вся эта история с Гарри Поттером кажется крайне подозрительной. И ему очень не нравится, что его старый друг и учитель, похоже, замешан в этой истории по самое не хочу.

И Артур налил себе чаю — видимо, промочить горло после такой тирады.

Дамблдор грустно усмехнулся:

— Видишь ли, мальчик мой, я слышал, что тебе удалось связаться с Гарри, и шёл к тебе с надеждой, что ты поможешь мне вернуть нашего малыша на его законное место, в дом его родственников…

— То есть это действительно вы его туда… Скажем так, поместили. Понятно, — кивнул Артур. — Но вынужден заметить, профессор, что дом Дурслей уже почти месяц как не является законным местом для мистера Поттера.

— Артур, мальчик мой, поверь, у меня были очень серьёзные причины отдать маленького Гарри сестре его матери.

— Так изложите эти причины, и если они действительно так серьёзны, я постараюсь вам помочь.

— Видишь ли, у меня есть основания считать, что Лили Поттер пожертвовала своей жизнью, чтобы дать Гарри абсолютную защиту от Волдеморта. Эта защита завязана на её кровь, а Петуния, сестра Лили, — её единственная кровная родственница. И защита действует, пока Гарри живёт у неё в доме…

— Минуточку, — прервал Артур директора. — Насколько я знаю, у Гарри были серьёзные травмы, полученные в драках. Что же это за абсолютная защита? Или она только против Самого?..

— Только против самого Волдеморта.

— Но если Гарри не защищен от его подручных, то на эту защиту надеяться нельзя.

— Пока он в доме тёти, никто до него не доберётся…

— А в школе? На улице? В магазине? В поездке во время каникул? Или вы предлагаете всю жизнь продержать ребёнка под домашним арестом? Напомню: адрес Дурслей опубликовали в «Пророке»! Верните туда Гарри, и даже самый тупой Пожиратель его найдёт за несколько часов. Нет, там, где он сейчас, ему намного безопаснее. Другие причины у вас есть?

Дамблдор опять вздохнул:

— Есть, и очень серьёзные. Но, к сожалению, бывают вещи, которые лучше не знать. Ложь недопустима, а открыть тебе всю правду я пока не могу.

— В таком случае, — Артур встал, — я поступлю так, как вы меня учили, профессор. Я всегда вас глубоко уважал, вы много для меня сделали, и поверить вам на слово было бы очень легко и просто. Но я должен действовать исходя из собранных фактов и доказательств. Надеюсь, вы не обидитесь на меня за мой выбор между лёгким и правильным.

Дамблдор печально посмотрел на Артура, перевёл взгляд на Молли. Та дёрнулась было помочь директору, обернулась к мужу… Но увидела на его лице непривычное выражение твёрдой уверенности в своей правоте и какой-то усталой решимости — и остановилась. Промолчала.

— Что ж, — покачал головой Дамблдор, — надеюсь, что твоё решение не погубит нас всех. Во всяком случае, у нас есть ещё почти год. Но к будущему лету Гарри должен вернуться к своей тёте.

После ухода директора из Артура как будто воздух выпустили. Он со вздохом осел на стул.

— Артур! — набросилась на него Молли. — Как это понимать?! Это же Альбус Дамблдор! Как ты мог!..

— Послать его пешеходным маршрутом по Запретному лесу? — усмехнулся муж, снова став привычным, мягким и домашним. — Честно — с трудом. Давай отложим выяснения, а? Поздно уже, а завтра будет тяжёлый день.

 

«Нора». Артур Уизли

Какой же ты моряк,

Когда ты с печки бряк?

Какой же ты герой,

Когда штаны с дырою?

Но не сдаётся никому дырявый наш «Варяг»,

Хотя ему на дно пора порою.

Артур спустился на кухню. Молли внимательно осмотрела его внешний вид и поставила на стол миску с овсяной кашей:

— Мантия ещё не прохудилась? А туфли? Смотри, встречают-то по одёжке! И почему именно сегодня у тебя будет тяжёлый день?

— Ты же знаешь, что сегодня мой официальный доклад о результатах поисков Гарри Поттера, — ответил Артур. — И я собираюсь этим докладом оттоптать очень много любимых мозолей!

— Ох, смотри, как бы тебя самого потом не оттоптали, — вздохнула Молли. — Ты ведь и так еле-еле держишься… Отдел у тебя из самых последних, финансирование плохое, жалованье маленькое…

— Нормальное жалованье, — отмахнулся Артур, — просто я взяток не беру. А что сектор из последних, так сейчас это даже неплохо. Терять нечего, так что мы ещё повоюем!

Хотя ему пора

Быть сдатым на дрова,

В утиль, в металлолом

И прочие отходы.

Но мы бодры и веселы, и мы кричим «ура»,

Чтоб знали все, как тонут пароходы.

Молли уселась за стол напротив Артура:

— Но теперь-то можешь рассказать, почему ты с директором рассорился?

Артур нахмурился:

— Видишь ли, в чём дело… Наш великий Альбус Дамблдор фактически распорядился судьбой Гарри Поттера. При этом законопатил его к тётке-маггле, которая магию на дух не переносит. И с последствиями стихийного волшебства справиться не может, даже если захочет. Как думаешь, очень хорошо ему там было?

— Но тогда директор должен был как-то следить за Гарри?

— Посадил Арабеллу Фигг, сквиба, наблюдать со стороны, а сам по своим делам умчался и средств экстренной связи не оставил. Помнишь, она от безысходности к тебе бросилась? А ты-то здесь вообще ни при чём была!

— Но он же очень занятой человек…

— Очень занятой. В трёх местах. И фактически свалил на Дурслей всю опеку над Гарри. Кстати, в маггловском мире, где Гарри жил, именно Дурсли были его законными опекунами. А потом нашли семью, где ему будет лучше, и передали его туда. Причём опять-таки оформили всё по закону!

— А Дамблдор?

— А Дамблдор всё прозаседал. А теперь примчался: вынь да положь ему Гарри обратно, под присмотр да под контроль! Распоряжаться он мальчиком будет, а заботиться о нём у него, видите ли, времени нет! Вот скажи честно: ты бы хотела, чтобы у нашей Джинни был такой вот фиктивный опекун? С полными правами, но без единой обязанности?

— Ни за что!

— И я так думаю. Вот поэтому Дамблдор меня вчера и не убедил, и помогать я ему не стану. Пускай, если хочет, сам лезет в Россию и обыскивает её от Дуная до Колымы!

— Почему в Россию?

— Он, как и я, выяснил, что Поттер улетел из Лондона в Москву. Но вот тёти Мюриэль у него нет, поэтому узнать, куда Гарри увезли дальше, директор не смог. Всё-таки, Молли, твоя тётушка — гений!

Чтоб знали все, что мы —

Великие умы,

Чтоб знали все, что нас

Задёшево не купишь.

Везде — от вод Атлантики до снежной Колымы —

Мы трудностям показываем кукиш!

— Ну, с директором ясно, — Молли поставила на стол молочник. — Но ты ведь грозился не одну мозоль отдавить?

— Да там многим достанется, — вздохнул Артур. — Но сильнее всего, пожалуй, министру. Это ведь под её мудрым руководством Британия чествовала Мальчика-Который-Выжил так активно, что чуть Статут о Секретности не рухнул, а что происходит с самим виновником торжества, никого из Министерства не интересовало. Только некоторые частные лица что-то узнать хотели, да и из тех добрая половина подозревается в связях с Пожирателями…

— Так, может, и хорошо, что никто ничего не узнал?

— Что Пожиратели не узнали, разумеется, хорошо. А вот что и в Министерстве никто ничего не знал и знать не хотел — плохо.

— Так ведь и мы тоже…

— Да, мы тоже поверили Дамблдору, что всё в порядке и всё под контролем. И себя как человека я оправдывать тоже не буду. Но вот у чиновника Уизли оправдание есть: ещё не поступивший в школу ребёнок не имеет никакого отношения к незаконным зачарованиям маггловских предметов просто по определению. Формально мне предъявить нечего, а что озвереют… Переживём. Не такое переживали.

— Уволят…

— Не смогут, — отмахнулся Артур. — На моё место очередь не стоит. Перкинс руководство сектором не потянет, это уже всем ясно, а остальные в моей работе вообще ни уха ни рыла. Неинтересно им, непрестижно, невыгодно… Вот и выходит, что Уизли, начальник самого последнего сектора, всеобщее посмешище — на самом деле незаменимый сотрудник!

Ах, наш удельный вес

Практически исчез…

Но, может, оттого

Мы всё-таки не тонем.

И пусть для нас грядущее — кромешно тёмный лес —

Отдать концы!

Зашить штанцы!

По ко́ням!

Артур встал, накинул мантию, исполняющую обязанности парадной, и подошёл к камину:

— Ну что, Молли… Пожелай мне удачи и поцелуй на дорожку!

Молли обняла его, приподнявшись на цыпочки, чмокнула в щёку и прошептала на ухо:

— Я сегодня жаркое с тмином приготовлю… А ты задай им всем! Вспомни, как тётя Мюриэль умеет, и распатронь, чтобы клочья летели! Чтобы поняли, что детей бросать нельзя! Всё, иди!

Она оторвалась от Артура, отскочила в сторону и вытерла слезинку уголком фартука.

Артур швырнул в камин горсть летучего пороха и махнул на прощанье рукой. Жена-то его совсем как на бой провожает…

Ну что ж, главным оружием бюрократа — пером — он владеет неплохо. Держитесь, немногоуважаемые коллеги. Посмотрим, кто сегодня пойдёт ко дну.

Какой же ты моряк,

Когда ты с печки бряк?

Какой же ты герой,

Когда штаны с дырою?

Но не сдаётся никому дырявый наш «Варяг»,

И варится на камбузе второе.

Глава опубликована: 20.03.2021
КОНЕЦ
Фанфик является частью серии - убедитесь, что остальные части вы тоже читали

Фиктивная история

В жизни частенько встречается что-то мнимое, вымышленное, фальшивое. Фиктивный брак, фиктивное доказательство, фиктивное гражданство… И вообще, как сказал Станислав Ежи Лец, в действительности всё не так, как на самом деле.

При написании серии использованы песни А. Иващенко и Г. Васильева.

Фанфики в серии: авторские, миди+мини, все законченные Общий размер: 167 Кб

13 комментариев
Э Т ОНея Онлайн
Очень понравилось. Все - кроме слова "конец". Это ведь не он, верно?
Тетушка Мюриэль со своим домовиком бесподобна. На Артура я прямо другими глазами посмотрела. Он у вас ого-го.
Замечательное продолжение не менее замечательной истории.)
спасибо.
Э Т ОНея,
вот-вот , про "конец" очень даже правильно!!!

Дорогой Автор,
спасибо за продолжение. А министерские хороши: виноватых не сыщешь, всю работу на самого скромного сбагрить, а как будут премии за выполненную работу получать, так очередь - не протолкаешься. А Уизли у Вас ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ!
Хорошо.
Артур, конечно, слишком резко поумнел. А с другой стороны, на фоне Сибиллы и Северуса - как раз.
Прочитать бы про отчёт Артура., узнать как дела семейные у Снейпов. Ну пожалуйста. Все хотят продолжения
Так все логично и замечательно, что аж прямо сказка какая-то! Я получила огромное удовольствие! Не понравилось только слово "конец".
Прекрасно! Как замечательно, что история продолжается. А Иваси-то как в тему)) С нетерпением ждем дальнейших приключений, фиктивных и настоящих.
А почема фик закончен, если он не закончен?
Он закончен, как и предыдущий. Но серия будет продолжена.
К сожалению, переделка первого фика в первую главу более крупной формы влекла за собой некоторые нежелательные организационные последствия. Пришлось так.
Артур-мужик! Не зря Молли ему столько детей нарожала:)

Удастся ли обвинить Дамблдора в нарушении статута - подкидывании магического ребенка к маглам?
Nysika
Удастся ли обвинить Дамблдора в нарушении статута - подкидывании магического ребенка к маглам?
Не удастся. Члены семьи волшебников могут быть в курсе, а посторонним никто ничего не говорил. Дурсли соблюдали Статут фанатичнее любого мага.
Дорогой Автор,
а не думаете ли Вы, что тайная служба ее светлости Мюриэль и ее спецагент заслуживают собственного фанфика?
Hedera
«Разведка — самая неблагодарная в мире работа. Кто ошибался, кто провалился, кого повесили — тот и знаменит».

У меня просто недостаточно информации о деятельности секретной службы мадам Мюриэль, поэтому особого фанфика не обещаю. Разве что если, к примеру, агент Брайни совершенно случайно примет некоторое косвенное участие в описываемых событиях…
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх