↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Сумасшедшая (джен)



Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Ангст, Пропущенная сцена
Размер:
Мини | 15 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
От первого лица (POV)
 
Проверено на грамотность
На конкурс "Редкая птица", номинация "У кинескопа".

"Она сумасшедшая. Я никогда никому не рассказывал о том, что случилось в тот вечер, когда она ушла из дома. Ты ничего не помнишь. Она пыталась тебя утопить". (с)
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

— Пожалуйста, мама, перестань вмешиваться в мою жизнь.

С этими словами кладу трубку и тяжело вздыхаю, присаживаясь на пуфик возле телефона. Когда она поймет наконец, что я — самостоятельный человек, могу без подсказки принимать решения и отвечать за них?

Слышу, как на кухне закипает чайник, и немедленно встаю обратно: не хватало еще, чтобы проснулась Вирджиния.

"Господи, вы что, хотите, чтобы девочку всю жизнь дразнили?" — спросила мама, когда я рассказала ей, какое имя мы выбрали дочери.

На часах около шести, понимаю, что скоро вернется Тони, но не могу отказать себе в удовольствии выпить немного чаю, прежде чем браться за ужин. Семейная жизнь не так весела, как мне казалось в начале, но это мой выбор, и я не хочу давать матери повод сказать: "Я же говорила!"

Тони очень старается. И любит меня, знаю. Мне кажется, что я тоже его люблю — может быть, не так сильно, как хотелось бы ему, но это определенно самая большая привязанность в моей жизни. С ним я могу не притворяться. Не строить из себя ту, кем не являюсь.

Это еще имеет некое очарование для меня, но тает все больше с каждым грязным подгузником и коротким звонком: "Милая, мне снова нужно немного задержаться".

Я не знаю, как сказать ему: мне не нужно, чтобы он заработал все деньги мира. Когда завожу об этом речь, он отмахивается и думает, что я просто его жалею.

"Ты же привыкла к роскоши с детства!"

Привыкла. Но разве я была в ней счастлива? Рядом как будто раздается короткий мамин смешок.

Устала. Как же я устала.

Образ высокомерной красавицы, который так упорно примеряла на меня мать, как будто все еще лежит где-то в ногах. Надежды на то, что замужество освободит меня, почти не осталось.

Тони. Тони. Почему ты не замечаешь?

Проглатываю чай, почти не ощущая его вкуса. Чувствую, что нужна еще одна чашка. В детской начинает шевелиться малышка. Прежде чем войти в комнату, считаю до десяти.

"Соберись, Кристина. Соберись ради нее".


* * *


На улице дует ветер. Вирджиния роет золотистый песок маленькой розовой лопаткой. Он разлетается в разные стороны, и она смеется. Я тоже смеюсь, глядя на нее.

— Кристина?

Поворачиваюсь — и улыбка меркнет. Не надо было идти в этот парк.

Мама в дорогой шубе, хотя совсем еще не время для такого меха. В ушах сверкают любимые сережки с крупными камнями. Безвкусно.

— Привет, мам, — говорю почти бесцветно.

— Милая, что с тобой? Выглядишь ужасно!

Начало разговора приятное, как всегда.

— Все в порядке, мама.

— Что за лохмотья на тебе надеты? Вас что, ограбили?

— Обычная одежда для прогулки с ребенком.

— У тебя нездоровый вид! Он что, бьет тебя? Эти синяки…

— Мама!

Восклицаю, хотя знаю, что её не остановить. Ей не нужны мои ответы. Она уверена, что всё очень плохо, ведь я вышла замуж за Энтони Льюиса. Покорно жду, когда иссякнет её словесный поток.

Мне хочется скорее уйти, но так легко отделаться не получится. Стараюсь погрузиться в себя так глубоко, насколько это возможно. Не реагировать. Не нужно реагировать. Моя мечта в этот момент очень проста — как можно реже встречать женщину, которая меня родила.


* * *


— Милая! Смотри, что я принес тебе!

Тони вкладывает в мои руки футляр — по очертаниям вижу, что там платье. Он любит дарить мне платья, особенно теперь, когда почти не бывает дома.

— Тони, спасибо! — изо всех сил изображаю радостную улыбку.

— Мама, примерь! — тут же просит Вирджиния, выглядывая из своей комнаты.

Сопротивляться нет сил. Беру у Тони платье и иду в сторону спальни. Перед входом замираю. Посчитать до десяти. Потом можно дальше. Снимаю домашний халат, стараясь не смотреть в зеркало, висящее перед кроватью.

— Ты очень красивая.

Тони неслышно появляется за моей спиной. Я не оборачиваюсь. Не хочу, чтобы он видел меня спереди. Мои груди уже совсем не так упруги, как раньше, и мне кажется, что он точно это заметит. И лицо… Что стало с моим лицом?

Платье плотно прилегает к фигуре. Тони помогает застегнуть молнию и нежно целует в шею. Я не чувствую этот поцелуй. Мне бы хотелось, чтобы он произошел намного раньше. Кто-то внутри меня злорадно хихикает.

"Я же говорила!"


* * *


Дома очень тихо. Вирджиния спит, и я сижу на кухне, стараясь заглушить тревогу чаем. Одна чашка, вторая, третья. Тони нет. Мне всё чаще кажется, что я его просто выдумала. С тех пор, как ему взбрела в голову эта идея с парком аттракционов, он почти все время пропадает на работе.

Пытаюсь вспомнить, когда мы говорили о чем-то важном последний раз. Не помню. Хоть убей, не помню.

"А может, и нет никакого парка, — вдруг раздается в голове. — Лежит сейчас с какой-нибудь красоткой в дешевом мотеле, а ты тут ждешь. Дура".

— Мама! — вслух возмущаюсь я, но тут же прикрываю ладошкой рот. Нельзя разбудить Вирджинию.

Но едкая мысль селится в голове и уже не хочет из нее уходить. Может быть, поэтому всё так? Может быть, у него вторая семья?

Слышу, как поворачивается ключ в дверном замке. Вскакиваю со стула, бегу, но привычно замираю перед дверью. Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять. Дальше по коридору.

— Где ты был?

Тони, кажется, удивлен.

— Милая? Почему ты еще не спишь? Я был на работе, ты же знаешь. До запуска парка осталось всего две недели.

"Обманывает", — отчетливо звучит в голове.

— А ты мне его покажешь?

— Конечно, когда все будет готово.

"Вот видишь! Тянет время".

Я без сил падаю на пол и начинаю рыдать. Тони ошеломлен.

— Ты мне изменяешь.

Он растерян и не знает, что ответить. Это еще больше уверяет меня в правильности маминых догадок. Чувствую себя истеричкой, но не могу остановиться. Не хочу с ним больше говорить. Никогда.


* * *


— Мамочка, давай сходим погулять?

— Не хочу.

Стою перед раскрытым шкафом и перебираю платья. Какое из них надеть, чтобы снова стать красивой?

— А можно мне тоже посмотреть?

— Нельзя.

Вирджиния надувает губки и, обиженная, выходит из комнаты. Ничего. Ничего.

В коридоре начинает звонить телефон. Не хочу отвечать. Это наверняка мама. Я и без того слишком часто слышу её голос. Ничего хорошего он не говорит, только бередит еще сильнее и без того саднящие раны.

Ничего подходящего!

В раздражении отшвыриваю пышную черную юбку.

"Сама виновата", — шепчет ехидный голос, и я злюсь еще сильнее. Не хочется признавать, что мама была права.


* * *


Тони приходит домой поздно. Так поздно, что обычно я делаю вид, будто уже сплю. Дела идут не очень. Кажется, его парк аттракционов не так успешен. Он не хочет об этом говорить.

В воскресенье утром он будит меня, резко распахивая шторы. Солнце щекочет ноздри, и я открываю глаза с улыбкой впервые за много месяцев.

— Сегодня идем гулять всей семьей! — объявляет Тони. — Собирайся, милая, завтрак уже готов.

Мне хочется еще немного понежиться в постели, но голос не дает.

"Лежи-лежи, уж он найдет, с кем погулять в парке".

Тут же поднимаюсь.

Вирджиния радостно пересказывает свой сон, пока мы сидим за столом. Тони, кажется, тоже в хорошем настроении.

— Дела идут на лад? — осторожно спрашиваю, наливая чай.

Он неопределенно жмет плечами.

— Решил сегодня об этом не думать. Мы так давно не проводили время все вместе. Куда ты хочешь пойти, Вирджиния?

— В зоопарк! — уверенно отвечает она.

Что ж, там мы вряд ли встретим мою мать.

После завтрака убираю посуду и иду в сторону спальни, чтобы одеться.

— Почему ты замираешь перед дверями? — с любопытством спрашивает Тони, следуя за мной.

— Что?

— Ну, я заметил, что ты никогда не входишь сразу. Сначала как будто раздумываешь.

Я не знаю, что ему сказать. У меня нет ответа. Решаю сменить тему, но так отвыкла от простых разговоров, что не сразу могу придумать. Тони отвлекается на Вирджинию, и я немного выдыхаю.

Когда мы идем по улице, мне не по себе. В последние недели удавалось успешно скрываться от мамы, и я боюсь, что сейчас все старания рухнут и она появится откуда-нибудь из-за угла. Тони замечает мою нервозность.

— Не хочу встретить маму, — объясняю я.

Он понимающе ухмыляется.

— И я тоже не хочу, поверь мне.

Вдруг вижу впереди женщину в коричневой шубе. Сердце сжимается. Она оборачивается, и я в ужасе замираю.

— Кристина?

Тони следит за моим взглядом и все понимает.

— Это не она, не она, успокойся.

Но меня трясет. Не могу успокоиться до самого окончания прогулки.


* * *


Мне тоскливо. Чувствую, как не хочу подниматься по утрам. У Тони большие проблемы. Кажется, нам даже придется съехать из этой квартиры. Мама ликует: "Я всегда говорила, что он неудачник!"

Вирджиния находит меня на кухне. Я снова выпила шесть или семь чашек чая подряд. Сижу, глядя в одну точку. Ничего не хочу. Устала. Так устала.

— Мамочка, — тихо говорит она, — ты заболела?

Молчу. Мне нечего ей сказать.

Вдруг появляется Тони.

— Вирджиния, оставь нас, пожалуйста? — просит он и внимательно на меня смотрит.

Мне все равно.

Тони осторожно наклоняется ближе.

— Что же с тобой происходит, милая?


* * *


Мама говорит со мной все чаще. Кажется, чем больше я избегаю встреч с ней, тем сильнее она укрепляется в моей голове. Не хочу, не могу её там терпеть, но она не уходит: комментирует все мои действия и предлагает разные вещи.

Боюсь сказать Тони. Он и так меня больше не любит — это видно по тому, как мало времени он проводит дома, как редко со мной разговаривает, как тревожно поглядывает в мою сторону. Наверное, он считает меня сумасшедшей. Если скажу ему про голос, точно упечёт в лечебницу.

Не знаю, что делать. Боюсь. Боюсь. В какой момент всё пошло не по плану?


* * *


Настроение скачет так, будто кто-то делает ставки. Тони думает, я просто скучаю, но у него не хватает времени разобраться. Работа, работа. Его парк аттракционов оказался никому не нужен. У меня чувство, что тоже никому не нужна.

Вирджиния очень похожа на бабушку. Замечаю это все отчетливее в последнее время. Когда она смеется, внутри расползается холод. И её взгляд. Такой пристальный взгляд, совсем как у мамы — зачем она так смотрит на меня?

Стараюсь проводить с ней меньше времени. Иногда боюсь её, иногда — за нее.

Голос внутри подначивает: "Иди посмотри, как она примеряет платья. Любит наряды, совсем как я. Хочешь, чтобы она стала как я?"

Мне страшно. Не хочу, чтобы она стала ей. Не хочу. Не хочу. Голос смеется.

"Станет".


* * *


Часто слышу, как в прихожей звонит телефон. Знаю, что это мама, и не беру трубку. Надоела. Надоела. Тревожность растет: не хочу, чтобы она пришла сюда, увидела меня — и без того хватает комментариев, когда смотрю на себя в зеркало.

Если в дверь стучат, прошу Вирджинию не подходить. В ответ она смеется: "Мамочка, но никто не стучит!" И не знаю, где правда. Не верю, что мне может просто казаться.

В последнее время часто думаю о детстве. Когда была маленькой, мама почти всегда просила меня открыть дверь. Обычно в гости приходили мужчины — одни игнорировали меня, другие приносили подарки. Однажды гость усадил меня на колени, несмотря на сопротивление, и долго гладил по голове, спине, коленям. Маме не нравилось такое внимание — она ревновала. Не меня — ко мне.

Вспоминаю теперь эти моменты с брезгливостью. Понимаю то, что в детстве было недоступно. Противно. Мерзко.

Замечаю, что Вирджиния любит бабушку. Красивую, нарядную. В детстве я тоже любила. Только с тех пор выросла.


* * *


— Кристина, может быть, тебе стоит сходить к врачу? — Тони говорит очень осторожно, будто боясь, что начну кричать. Я не кричу, хотя и больно.

— Ты считаешь меня сумасшедшей? — спрашиваю прямо.

Он смущается.

— Ты плохо спишь в последнее время, рассеянная, и эти перепады настроения… Вряд ли это что-то здоровое.

— Прекрасно, — отвечаю язвительно. — Я схожу.

— Не обижайся, милая, — мы лежим в кровати, и он пытается меня обнять, — я просто переживаю за тебя и Вирджинию.

Что-то в его тоне заставляет меня смягчиться. Обещаю себе, что запишусь в больницу.

Голос возражает: "Да ему самому надо лечиться!"

Понимаю окончательно, Тони прав: я — сумасшедшая.


* * *


Записываюсь на прием и даже действительно собираюсь сходить. Тони берет Вирджинию на работу, чтобы не мешать мне. Одеваюсь словно в тумане — туго соображаю в последнее время, но не хочу себе признаваться.

"Соберись, Кристина, соберись!" — уговариваю себя.

"Да не нужен тебе никакой врач, — перебивает голос. — Ты просто устала — с таким мужем немудрено. Впервые за сколько лет он помог тебе с ребенком?"

Трясу головой, отгоняя эти слова, но они жужжат, жужжат в голове.

"Лучше пойди и ляг, поспи, все пройдет. А еще лучше — разведись, это тебя спасет".

Плачу, отшвыриваю в сторону пальто. Почему моя голова не может принадлежать только мне? Почему?


* * *


Растворяюсь. Чувствую, как падаю куда-то. Кто-то из нас — всё сложнее разобрать, я или мама — говорит Тони, что врач прописал мне лекарства от депрессии — нужно время, чтобы подействовали. Он верит. Ждет. Мама злорадствует: "Глупый".

Вирджиния дома все реже — с бабушкой. Возвращается довольная: "Смотри, мама, мне разрешили краситься! А туфли у бабушки видела? Мерила! Красивые, на большом каблуке".

Смотрю на нее с ужасом. Отказываюсь верить, не хочу. Что делать? Что?


* * *


Несколько недель в голове зреет план. Нужно придумать что-то, сделать, спасти. Нельзя допустить, нельзя. Решение появляется постепенно, и не могу понять, кто придумал его: я или тот человек, что живет во мне.

Набираю ванну, бросаю резиновых пони и лью пену. Зову дочь, стараясь не выглядеть странно, чтобы не заподозрила. Она удивляется, радуется и тянется ко мне. Ничего. Ничего. Я помогу. Спасу.

Вирджиния залезает в ванну, и я беру щетку, чтобы потереть маленькую спину и тонкие ручки. Она смеется — щекотно, но мне не до смеха. Тру, тру, но кажется, не помогает. Что делать, что?

"Ты знаешь, — шепчет голос. — Знаешь, знаешь".

Знаю. Выпускаю из руки щетку, и она мягко падает в воду. Другого выхода нет. Осторожно поглаживаю дочь по щеке.

Прости, дорогая. Прости. Прости.

Она сопротивляется, пока я толкаю её под воду. Внутри меня ураган, он путает мысли, но не сметает проклятый голос.

"Давай, — шепчет он. — Давай! Давай!"

Боже! Боже!

— Кристина, что ты делаешь?!

В ужасе достаю руки из воды. Вирджиния выныривает, жутко кашляя и рыдая одновременно. Тони бросается к ней.

Боже! Боже!

Шарахаюсь от ванны, будто от адского огня, и бегу, бегу, не оглядываясь. Он не пытается меня остановить. В голове будто проясняется.

Что я наделала?


* * *


На улице темно, бегу, не разбирая дороги от застилающих глаза слез. Больно. Больно.

"Что ты сделала? Что ты сделала, мама? Что я сделала? Зачем? За что?"

Сигналят машины. Бегу, не останавливаясь. Не знаю, куда, но надеюсь, что там не будет её, не будет воспоминаний, не будет ничего. Через какое-то время — не знаю, не разбираю — прислоняюсь к дереву, в страхе смотрю на руки. Как я могла? Как?

Вдруг слышу еще один голос. Новый. Неизвестный.

— Ты заблудилась, дитя мое? Ты что, заблудилась? Давай я покажу тебе дорогу.

На пути появляется невозможно старая и дряхлая старуха. Замираю, не в силах пошевелиться. Она говорит что-то, требуются усилия, чтобы разобрать смысл.

— Иди ко мне, — говорит она, — иди за мной, и ты навсегда забудешь свою боль.

Смотрит прямо в глаза. Гипнотизирует взглядом.

— Забудешь навсегда.

Что-то внутри заставляет верить.

Голос подначивает: "Иди, иди".

Старуха протягивает руку, и я не могу отказаться. Забыть, забыть, просто хочу забыть.

Она тянет меня, и я вижу нечто похожее на дверь — воздух как будто рябит.

Сумасшедшая.

Старуха становится настойчивее. Я закрываю глаза, мне нечего терять. Один, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять — делаю шаг. Чувствую, будто лечу сквозь время и пространство. Потом все исчезает.

"Прости, доченька".

Глава опубликована: 06.01.2022
КОНЕЦ
20 комментариев из 32
Vodolei_chikавтор
Умный Кролик
Это действительно страшная история. И хотя Вирджиния только во взрослом возрасте узнала, почему мать бросила их с отцом (в каноне говорится только о самой попытке утопления, обстоятельства - это плод воображения автора), травма у нее осталась на всю жизнь( Спасибо большое вам за комментарий!

EnniNova
Мне невероятно жалко и Вирджинию, и Кристину( спасибо за комментарий!
Убедительное сумасшествие Кристины. Голос матери в голове - прям брр! И так символичен этот ее счет до десяти(в десятом-то королевстве)
Но жалеть Кристину я, к сожалению, не смогла.
Подозреваю, что слишком люблю Вирджинию. И вариант "мать не хотела", "это нечаянно вышло", + описание всей жизни рядом с такой проблемной мамой только заставлял переживать за девочку сильнее. И за ее отца тоже.
Бедняжки они)
Vodolei_chikавтор
Cabernet Sauvignon
Я все-таки убеждена, что у Кристины было серьезное психическое заболевание (по обрывкам фраз Тони, по тем самым кадрам с утоплением и побегом), поэтому считаю, что она не могла отвечать за свои поступки. А вот к Тони как раз есть вопросики: почему, если заметил странности, ничего не предпринял? "Ей становилось хуже", - рассказывал он потом Вирджинии. А зачем тогда оставлял ее с ребенком наедине? Может быть, я живу в розовом мире с пони и радугой, но не верю, что мать в здравом уме пойдет убивать своего ребенка (ну, только если уж совсем какая-нибудь маргинальная обстановка, чего тут не было). Поэтому Кристину мне все-таки жаль - никто не помог ей, хотя видели, что помощь нужна. Это не отменяет мой большой любви к Вирджинии, и, конечно, очень жаль, что всё это ей пришлось пережить(

Спасибо вам большое за комментарий)
Анонимный автор
>>>А вот к Тони как раз есть вопросики: почему, если заметил странности, ничего не предпринял?

А что видел Тони? Женские слёзы без очевидной причины, плохое настроение, замкнутость, может быть проблемы со сном. Так себе повод не оставлять дочь наедине с женой.
Объективно говоря, он недооценил опасность её состояния, да, но можно ли его в этом винить? Он не психолог, не психиатр, он в этой теме вообще дуб. Был им. И только задним числом понял что "Кристине становилось хуже".
Обычно на "Редкой птице" я на фандомы реагирую: "Ого, и такое существует!", а тут знакомый и любимый сказочный сериал. Ждала чего-то сказочного, но автору удалось превзойти мои ожидания. Да, история не добрая, но порой именно такая злая история просто должна быть и всё. Это именно такая история.
Отношения Кристины и Вирджинии, игры памяти, прошлое - очень сложная и болезненная тема, а уж обстоятельства, в которых разыгралось действие, являются какими угодно, кроме обыкновенных и запутывают всё ещё больше. Постепенное сумасшествие же настолько соответствует правде жизни, что совсем не хочется тянуть этот груз в сказочный мир.
Автор прекрасно и реалистично описал больную женщину, её мотивацию и реакции, но я всё-таки буду верить в сказку: Кристина встретила ведьму после побега из ванной, только чтоб подобное произошло, эта самая ведьма должна была знать, где та окажется. Первый попавшийся человек бы не подошёл - нужен был кто-то, кто захочет ВСЁ забыть, а такого проще не ждать на опушке, возможно, веками, а создать (вынудить, заколдовать) лично.
Путь в мир Девяти Королевств связан с зеркалом, да и пользовалась, кажется, Королева зеркальным артефактом для слежки (но этот момент могу путать, давно смотрела), у Льюисов было пугающее зеркало, у Кристины - почти магический ритуал перед дверьми. Ведьма, что привела Кристину в сказочную страну, могла и раньше пользоваться магией для наблюдения за выбранной жертвой и чаровать её мысли. Собственно, это совсем не противоречит сей истории: сперва Кристина с лёгкостью справлялась с внушением, но постепенно и воздействие усиливалось, находя уязвимости (например болезненность принятия и несогласие с мнением матери), и сопротивляемость магии снижалась. Может чувство одиночества из-за постоянно занятого мужа лишило радости, а вместе с ней и щита от злых чар, может выпестованное матерью чувство пренебрежения желаниями Кристины дало обильные всходы в браке с любимым, но так же пренебрегающим её мнением, Тони - разумеется ради её же блага - и колдовство просто нашло то, во что можно запустить корни.
В жизни, к сожалению, любые людские поступки - это поступки людей - здоровых и нет - но в сказочной истории, я хочу оставить их всего лишь результатом колдовства.
Надеюсь, не обижу этим автора, потому что представленная история получилась пугающе прекрасной и прекрасно пугающей.
Показать полностью
Vodolei_chikавтор
GlassFairy
Какой интересный взгляд! Удивительно, но мне даже в голову не приходила такая идея, хотя она звучит очень правдоподобно и позволяет по-новому взглянуть на собственный фик. Спасибо вам большое, пойду обдумывать, хм)
Очень жутко. От того, что знаю и люблю канон всем сердце, становится ещё страшнее. Медленное погружение в пучины безумия, медленное скатывание по наклонной. Всё смешалось воедино: мать с замашками тирана, муж, пропадающий на работе, маленькая дочь, которая слишком мала, чтобы оценивать обстановку... И женщина, сходящая с ума. Спасибо за эту историю!
Vodolei_chikавтор
Wicked Pumpkin, вам спасибо большое за уделенное время)
Волонтерский привет от Редкой птицы))
Ох уж это "мама лучше знает, как лучше". Поначалу эта мама воспринималась как некое зло: и правда, чего вмешиваться в жизнь взрослой дочери? Но по мере дальнейшего прочтения полюс неприязни резко сменился. Эта Кристина... Сочувствие к ней растворилось в возмущении и даже отвращении: поднять руку на собственного ребенка? Да никаким сумасшествием, никакими душевными терзаниями я не могу это оправдать! А вообще все беды от безделья: не сидела бы дома, шла бы работать, на службе умаялась бы, потом домашних дел кучу переделала бы - глядишь, на глупости и времени не осталось бы.
Жуткая история. Судя по комментам, фэндом вообще сказочный, но после такого рассказа в сказку как-то слабо верится и стрёмно знакомиться с каноном.
Браво, автор, очень сильно написано, на эмоции пробивает прям до дрожи!
Vodolei_chikавтор
Скарамар, волонтеры - святые люди!
Автор очень рад, что пробил на эмоции, но немного взгрустнул после вашего комментария) во-первых, окончательно понял, что никто не считал расставленные по тексту симптомы шизофрении - собственно, оттуда и все странности в поведении, включая даже такие безобидные на первый взгляд, как ревность. Во-вторых, от того, что вам стремно знакомиться с каноном после такой истории( канон - совершенно волшебный и смешной (большую часть времени), не делайте поспешных выводов! Если любите сказки (Белоснежку и вот это всё) - посмотрите непременно.

Большое спасибо за уделенное время)
Анонимный автор
окончательно понял, что никто не считал расставленные по тексту симптомы шизофрении
Да не, про "беды с башкой" было видно невооружённым глазом. Все эти "голоса в голове" и "Тони меня не любит, потому что косо смотрит" и всё такое.
Другое дело что не всегда получается проникнутся сочувствием к тому, кто проявляет агрессивное разрушающее поведение, особенно если сам пострадал в реале от чьих-то злобных проявлений болезни.

(с)
Шизофрения – одно из наиболее распространенных психических расстройств, характеризующееся сочетанием продуктивной (галлюцинаторной, бредовой, кататонической, аффективной и др.) и негативной (апатия, абулия, алогия, эмоциональная и социальная отстраненность и др.) симптоматики, поведенческих и когнитивных нарушений (нарушений памяти, внимания, мышления и др.).
https://www.invitro.ru/library/bolezni/27471/
Vodolei_chikавтор
мистер Фокс
Наверное, я смогла отнестись к Кристине с сочувствием, потому что в сериале Вирджиния ее все-таки простила.
брррр
канон не знаю и мотивы Кристины и то, что происходит у нее в голосе мне неизвестны, но, кажется, если бы муж её попытался понять, то всё могло бы пойти по другому сценарию. Или нет, канон я не знаю)))
Несмотря на это я читала с замиранием сердца, оторваться было невозможно. хочется надеяться, что потом всё будет хорошо.
Vodolei_chikавтор
coxie
*тихонько толкает в сторону гугла, вбивает лапкой десятое королевство смотреть онлайн бесплатно*

А если серьезно, спасибо большое что прочитали, рада, что затянуло)
Анонимный автор
*прикрывается 13ю недосмотренными сериалами*)))
Я не то что не заметила - всё заметила, все заявленные признаки болезни, но сумасшествие - это настолько реальная и во многом безысходная обыденность, что хотя бы в сказочном фандоме не хочется её видеть совсем. Ну серьёзно, кто хочет видеть в сказке урода, часов 6 грозившегося зарубить пятерых собственных детей топором, потому что поссорился с супругой - их матерью? Подъезд людей толпился после работы на улице, потому что договорится с психом не получалось, любые приближения к двери подъезда вызывали волну агрессии (их квартира на первом этаже) и его боялись спровоцировать. Или увидеть в доброй истории ту феечку, которую 2 часа учителя пытались аккуратно спустить с крыши школы - чтоб феечка не с края шагнула, а за ручку (на ручках) с физруком по лестнице спустилась? В этот раз ей голоса сказали вылезти на крышу, а могли посоветовать и пожар устроить - огонёк же красиво горит. Это, кстати, пример только тех историй, которые произошли в непосредственной близости от меня и я ещё не стара, как Мафусаил, чтоб говорить, что всё в жизни повидала.
Над картиной болезни - если вам нужно было именно это признание - вы действительно поработали до омерзения прекрасно и развитие безумия проработали скрупулёзно. Но и в каноне были намёки на какие-то взаимодействия зеркал и Кристины - мелькали в нарезке кадров, до того, как она попыталась утопить дочь. Кстати, мать, утопившая своего ребёнка, даже появлялась у нас на телевидении в каком-то ток-шоу вроде "Пусть говорят" - послеродовая депрессия, неудачный брак/развод, обострение психоза. А вы "не считали симптомы". Да мы их так старательно избегали, маскировали и замалчивали, что впору вручать читателям кубок по чтению: "Мастер предвзятого взгляда".
Показать полностью
Vodolei_chikавтор
GlassFairy, я ни в коем случае не хотела никого обидеть и уж тем более вырывать какие-то признания. Очень жаль, что мое сообщение вызвало у вас такую реакцию.

Когда бралась за эту историю, понимала, что многим может не зайти, потому что тема сложная, неоднозначная. Ситуации, которые вы описали, очень страшные и, увы, действительно реальны. Тем не менее, только так я могла себе объяснить поведение Кристины - как уже писала, про волшебное воздействие в голову не приходило. После вашего комментария я задумалась, что и такое тоже могло быть. В любом из этих случаев Кристине я сочувствую.
Так и я вас не ругаю. История слишком похожа на правду и не оставляет равнодушной. Болезнь - лучше, чем действительно считать ребёнка причиной проблем и попытаться от него избавиться. Вы добавили образу Кристины много горькой симпатии - не хладнокровная убийца, но жертва собственной болезни.
Такой клубок - и отношений, и эмоций, что в нем очень непросто разобраться. Здесь только одна невинная жертва, только Вирджиния пострадавшая сторона и ни в чем не виновата. Мать Кристины настолько давила в свое время на дочь, что та не смогла ее отпустить и после физического расставания, сконцентрировала в образе матери весь негатив, а негатив имеет свойство накапливаться. Жаль, что она сошла с ума и никто не помог, не вытащил? Очень. Но она попыталась убить дочь, она не пыталась сама хоть как-то осознать, попросить о помощи. Тони слишком занят тем, чтобы прокормить семью на своих не особенно удачных проектах, Тони горит своей работой, но у него ничего не получается? Это не причина для того, чтобы запустить жену и вообще не замечать, что происходит дома. Пожалуй, именно он здесь - главное зло, мать Кристины не присутствует в сюжете физически, а сама Кристина и осознание монтируются воедино с большим трудом. Он был к ней ближе всего, но ничего не сделал. Хотя можно считать и иначе, можно все взвалить на Кристину, надо было самой чем-то заняться, надо было обратиться за помощью… Но не особенно хочется на нее валить, она же не полностью себя осознает.
Vodolei_chikавтор
Мурkа
Это действительно очень сложная история, в которой нет одного виновного. Спасибо большое за комментарий!
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх