↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Однажды он прогнется под нас... (гет)


Автор:
Бета:
Lady Amber
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Ангст
Размер:
Макси | 723 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU
Гарри предан и покинут, провел в Азкабане 10 лет. Бежал в разрушенный, гибнущий мир и получил шанс все изменить. Кому он отомстит, а кого простит? Встретит ли он свою любовь? Добьется ли цели? Но он в любом случае заставит мир стать таким, каким он хочет его видеть!
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 33.

Его встретили аплодисментами как ученики, так и учителя. Гарри, подчеркнуто не обращая на это внимания, прошествовал к своему столу. По пути он ясно чувствовал обращенные к нему взгляды, среди них, полных обожания, выделялись несколько неприязненных. Таких было где-то полтора десятка, большинство исходило со стороны стола Слизерина, еще несколько с других столов, а один... Гарри порывисто оглянулся и прошелся своим острым взглядом по столу Гриффиндора, где, он чувствовал это, сидел обладатель того взгляда. Нет, никто не выделяется, то ли ему показалось, то ли этот неизвестный уже успел спрятать свои чувства… «Что-то не совсем понятно, за столом Львов не должно быть противников героя-борца с Темным Лордом…» Едва он только начал насыщаться, как директор поднялся со своего места. На его лице не было ни малейшего следа от Гарриной пощечины. «Эх, надо было бить сильнее!»

— Теперь, когда все мы собрались в этом Зале, я бы хотел сделать несколько объявлений. В связи с событиями в стране Министерство и Совет Попечителей приняли совместное решение об отмене школьного турнира по квиддичу и походов в Хогсмид… — директора прервал негодующий крик, вырвавшийся одновременно изо ртов десятков учащихся за всеми четырьмя столами. Гарри усмехнулся: «Наконец-то додумались! А то в прошлый раз в стране война, а они учеников за пределы школы выпускают. Мол, товарищи Пожиратели, нападайте!» — Прошу заметить, что это решение было принято из соображений безопасности, ибо за пределами школы или на поле для квиддича вы можете быть очень легкими жертвами. В качестве компенсации, — продолжил он, перекрывая недовольный гул, — было принято решение об открытии в школе дуэльного Турнира! — И тишина… Гарри, сам толком не понимая, зачем, огляделся, словно ожидая увидеть мертвых с косами… «Черт, откуда у меня ассоциация? Не помню…» Директор улыбнулся произведенному эффекту. — Поясняю: начиная с этой недели и до Рождества каждые выходные в школе, здесь, в Большом зале, будут проходить дуэли, их расписание уже составлено. Участвуют все: как ученики, так и преподаватели! На первых порах пройдут отборочные туры среди однокурсников, после этого семеро победителей, по одному с каждого курса, сойдутся в общей схватке, победитель выйдет в полуфинал с преподавателем, который до этого пройдет свой отборочный чемпионат! Наконец, перед Рождеством победитель полуфинала сойдется в финальной схватке с директором школы! То есть со мной… — Дамболдор застенчиво улыбнулся. Гарри отчетливо слышал стук отпадающих челюстей. Что за сумасбродная идея!

«Бред какой-то! Участвуют даже первокурсники… Что-то здесь не чисто, хотя сама идея замены и не глупа. Блин, аж руки чешутся сойтись в финале с Дамболдором. Могу без лишней скромности приписать себя к явным фаворитам этого соревнования. Может, на это и рассчитывают? Старый маразматик хочет, чтобы я себя выдал? Кому и что? Всем, что я умею пользоваться палочкой? Это и так все знают, мои похождения говорят сами за себя… Он сам уже видел меня в деле, министру, в общем, все равно: он явно не собирается лезть в мою жизнь, у него и без того дел по горло и выше. В конце концов, чем я особо рискую? Рано или поздно, и чем раньше, тем лучше, я сражусь с Волдемортом, а уж там надо будет показать себя в полной мере… Стоп! Не ему же, в самом деле, предназначается этот спектакль?! Нет, это было бы уже слишком: не станет же Старикан подыгрывать Змеюке? Хотя, как я могу быть так уверен? Для него самым удачным исходом было бы, если бы мы ухлопали друг друга… Блин, не хочется в такое верить, но контраргументов нет, как же быть… Хорошо, предположим, что это мое параноидальное предположение верно, и Дамболдор хочет предупредить Волдеморта, что я опасный противник… Даже в мыслях это кажется бредом сивой кобылы… Но, положим, соглядатаи в стенах школы у него есть, и финальную схватку они увидят, значит, директору надо будет уступить. Что же, пусть будет так, но до финала я дойду!»

Директор сел, не говоря больше ни слова, оставив слушателей самостоятельно переваривать полученную информацию. Гарри переглянулся с Дженифер, они еще не успели обменяться и словом. В ее глазах горел огонек азарта, но поговорить им опять не удалось, ибо до уроков оставалось меньше десяти минут, а у Гарри все вещи остались в спальне.

Он подоспел к самому звонку на урок Трансфигурации, МакГоннагал глянула на чуть не опоздавшего на ее урок с легким неодобрением, но ничего не сказала. Занятие прошло спокойно, кактус, служащий целью, был благополучно уменьшен до размеров булавки. Дальше был УЗМС, занятия в этом году с самого начала вел Хагрид, чье лицо было в полном порядке, как обычно. Эти занятия были общими для Слизерина и Гриффиндора. На прошлых уроках Хагрид неукоснительно следовал программе для СОВ, но сегодня, как видно, позволил себе показать ученикам по-настоящему милых и интересных, на его взгляд, животных. Он повел учеников в Запретный Лес, у Гарри было представление о существах, которых им собираются продемонстрировать, — коровья туша на плече Хагрида подтверждала его догадку. Он первым двинулся следом за преподавателем, остальные последовали его примеру. «Нет, все-таки странное дело! О нашей безопасности пекутся, в Хогсмид не пускают, а вот в Лес водят! А если тут где враг притаился… Хотя никто, наверно, не знает это место лучше Хагрида, вдобавок, местное население вряд ли позволит Пожирателям тут разгуливать…» Другие ученики, похоже, тоже волновались, но их, скорее, пугала не возможность встречи со служителями Темного Лорда, а сам Лес. Гарри пробирался следом за лесничим, и снова почувствовал неприязненный взгляд на своей спине, и он точно знал, что это не Малфой. Как бы случайно оглянувшись, он убедился в верности своей догадки. Надо будет с ним поговорить… Наконец, минут через десять ходьбы они подошли к уже совершенно непроглядной чаще, Хагрид сложил на землю свой груз и принялся шуметь, оглашая экзотическими воплями лес. Все недоуменно смотрели на него, позабыв даже о том, что находятся в глубине Запретного Леса. Гарри же ожидал появления фестралов. Ему хотелось узнать, сколько, учитывая нападение на поезд, ребят смогут их увидеть. Наконец, из чащи показалась лошадка и направилась к коровьей туше. Гарри оглянулся. Итак, Невилл, Блейз, Дин и Лаванда повернулись к крылатому чешуйчатому созданию. Все остальные продолжали недоуменно смотреть по сторонам. Не так уж и много, значит, большинство учеников не еще не видели смерти. Что же, Гарри ожидал большего или худшего… Видя испуг в глазах посвященных, он шагнул вперед и ласково потрепал фестрала по холке, те, кто не видел коня, глядели на него с недоумением, а кое-кто явно решил, что у него не все дома.

— А, Гарри, ты их видишь? Так я и думал… Кто-нибудь еще их видит? Кстати вон, второй пришел… — обратился Хагрид к ученикам.

Дальше все пошло по накатанной дорожке: крики, причитания и тому подобное, в частности по поводу несчастий. Гарри слушал объяснения учителя вполуха, почесывая животное за ухом. Тут ему неожиданно стало… не то тревожно, но не по себе: он ясно почувствовал, что неподалеку от них находится кто-то посторонний. Этот кто-то находился вне поля видимости и внимательно прислушивался к происходящему, словно выискивая кого-то среди присутствующих. Этот кто-то не был настроен враждебно — Гарри просто знал это, хотя не имел понятия, откуда пришло это понимание. Это его насторожило. «Кто это может быть? Не хищник — явно разумен, раз прислушивается… Акромантул? Нет, этому либо дела до нас нет, либо сразу нападет… Наверное, кентавр…» Едва придя к этому умозаключению, Гарри заметил легкое покачивание одной из елей — неизвестный явно скрывался за ней. Никто другой ничего не заметил, все слушали Хагрида, который, все больше распаляясь, так как здесь не было Амбридж, дабы сбивать его с толку, описывал ученикам свойства фестралов. Гарри, нисколько не скрываясь, шагнул по направлению к ели, наблюдатель явно заметил это, но не двинулся с места, с ним хотели поговорить. Гарри завернул за ель, прекрасно зная, что никто не обратил на него внимания, и его потенциальный собеседник предстал пред ним.

— Здравствуй, Флоренц, – Гарри сразу узнал этого кентавра, он так же знал, что этот разговор не дойдет ни до чьих ушей, кентавры не выдают тайн.

— Здравствуй, Гарри Поттер, — обитатель леса ничем не выдал своего изумления от того, что его имя известно. — Марс висит над твоей головой, борьба сейчас сотрясает этот мир, ее центром являешься ты.

— Я знаю.

— Так послушай, что я тебе скажу, тот, кто знает мое имя, хотя ни разу меня не встречал, знамения обходят тебя стороной, все приметы и знаки, даже послания с небес избегают любых упоминаний о тебе. Ты — неизвестная единица, и ничто не правит твоей судьбой, кроме тебя самого, такие люди, как ты… За всю историю твоего народа таких были единицы, — кентавр резко развернулся и направился в чащу, вот так оборвав свою речь. Гарри даже не пытался окликнуть его, он знал, что толку не будет никакого.

— Значит, великий Гарри Поттер считает ниже своего достоинства слушать преподавателя.

Гарри развернулся, из-за ели к нему приближался Рон Уизли, обладатель того неприязненного взгляда. Очевидно, гриффиндорец только сейчас подошел, и не слышал его разговора с Флоренцем. Не исключено, что именно его появление прогнало кентавра. Уизли обладал даром появляться не вовремя и прерывать важные разговоры.

— Слушаю, — невозмутимым голосом обратился к нему Гарри, он ясно чувствовал, что Рон только и ждет его резкого ответа, чтобы затеять драку, он бы предпочел раздавить его словесно.

— Э, эта, — похоже, его ответ сбил с толку Рона, который уже собирался ринуться в рукопашную. — Ты только и делаешь, что привлекаешь внимание, надоел ты, ты…

— Ну, давай говори, ясно же, что если не выговоришься и не выпустишь пар, то потом дело только словами не кончится.

— Ты тщеславный идиот! — провозгласил Рон. — Тебе просто не возможно прожить день так, чтобы тобой не восхищались, и чтобы твои подпевалы не воздали тебе хвалу…

Гарри был сильно удивлен: то ли он производил неправильное впечатление, то ли, за неимением Гермионы рядом, у Уизли мозги исчезли совершенно. Как бы Рон, наверно, удивился, узнав, что повторяет почти слово в слово Малфоя или Снейпа из прошлого Гарри, не хватало только упоминания о его отце. Рыжий произнес длиннющую речь на эту самую тему, повышая голос чуть ли не после каждого слова. Довольно скоро Хагрид прервал свои объяснения, и все окружили пару подростков, но пока не вмешивались, а Рон явно никого не замечал.

— Ты вот просто жить не можешь без известности, и чтобы о тебе не говорили… — Рон, наконец, остановился, чтобы перевести дух.

— Да, ты совершенно прав, а теперь прости, но там за деревом Волдеморт сидит, мы договорились, что я его тут одолею и получу еще больше славы… — иронично заметил Гарри. Рон, как и все остальные, застыл при звуках грозного имени. Похоже, шутка Гарри выбила у него почву из-под ног. — Готов слушать, Рыжик? Пар выпустил, гормоны рассосались, зелень от зависти отступила? Кстати, вот, радуйся — на тебя все смотрят!

— Это ты тут любишь внимание!

— Ага, а ты, значит, краснеешь, едва на тебя кто посмотрит? Вот скажи мне, о чем ты думал, когда первый раз ехал в Хогвартс? Я сам отвечу. Ты, младший сын в семье, спал и видел, как бы обойти своих старших братьев! Все сплошь и рядом были отличными учениками, не обделенными популярностью, игроками в квиддич. Конечно, тебе было необходимо обойти их! Только вот загвоздка: на одном курсе с тобой учится знаменитый Поттер, который каждый год совершает подвиги, и все только о нем и говорят, забывая о тебе, о, великий Рон Уизли! — Гарри явно понесло, и он говорил кое-что лишнее, но уже не мог остановиться, слишком уж приятно было видеть лицо этого кретина, которое то краснело, то бледнело. Каждый выпад Гарри попадал в цель. — Конечно, во все виноват этот Поттер! Если бы не он, все бы знали о тебе, не так ли? А вот теперь скажи мне, чего ты добился, что совершил для того, чтобы заставить других увидеть себя? Ах, да, ты попал в Гриффиндор! К храбрецам, и что же ты там совершил? Как-то в голову ничего не приходит, кроме того, что ты довел одну девочку до истерики и буквально выжил со своего факультета, — Рон больше не краснел, а его бледность уже переходила в синеву. А Гарри еще не закончил, он собирался, как и на первом курсе, довести Уизли до желания утопиться. Вокруг раздавались издевательские смешки слизеринцев, похоже, и гриффиндорцы сдерживались исключительно из чувства солидарности. — Кстати, еще вопрос: вот где ты был, когда на Гермиону напали? Это, в общем, касается всех гриффиндорцев, но тебя в особенности, ты хоть заметил, что ее нет? — «Кажется, хватит…» — Поэтому, Ронни, ты сначала добейся в этой жизни хоть чего-нибудь, а потом я признаю за тобой право упрекать меня в тщеславии! Хагрид, звонок будет через одиннадцать минут, пора возвращаться.

Гарри прошел через толпу учеников и зашагал назад к замку, позади себя он слышал уважительные перешептывания на тему, что «Поттер унижать умеет». Гарри было не до них, у него опять было отвратительное настроение: вся эта перепалка вместо того, чтобы очистить рану от гноя, лишь посыпала ее солью…

Прошло два дня после случая в лесу, Рон ходил как в воду опущенный, его братья кидали на Гарри неодобрительные взгляды, но не более, а сам Гарри вновь пришел в норму. Похоже, ему все-таки полегчало, но не сразу. На уроках ЗОТИ Долиш начал преподавать им способы борьбы с Инферналами, хотя во многом его уроки состояли из объяснений, когда имеет смысл сражаться, а когда разумнее бежать куда глаза глядят. В мире опять наступило затишье. Как Гарри и думал, Волдеморт прекратил нападения.

День опять начинался со сдоенной Истории, Гарри, допоздна просидевший вчера в Комнате по Желанию, с чистой совестью употребил эти два часа на дополнительный сон. После обеда были Зелья, едва войдя в подземелье и глянув на ожидавшего их учителя, Гарри почувствовал что-то неладное, что-то необычное в преподавателе… Но все началось спокойно, им задали сварить зелье Памяти, и все склонились над своими котлами, а учитель вновь вернулся к своей милой привычке расхаживать между рядами и придираться. Перепадало, в основном, Нивиллу с Роном, впрочем, другим тоже доставалось, потом он прошел мимо котла Гарри. Мальчик всмотрелся в его лицо, но ничего не смог там прочесть, тут краем глаза он словно бы заметил движение руки профессора над его котлом. Переведя взгляд, он не заметил в своем вареве никаких изменений, учитель тем временем вернулся за свой стол. Гарри принюхался, кинул взгляд на пламя, все вроде бы было в порядке, но… Он продолжил работу, все вроде бы по-прежнему было нормально, но через восемь минут его котел расплавился. Гарри инстинктивно отпрянул.

— Эванеско! Поттер, то, что вы стали национальным героем, не дает вам права делать черти что на моих уроках! Сегодня в восемь часов в моем кабинете на отработку! —рявкнул Снейп, вызвав изумленный гул в классе.

Гарри молча кивнул. Что тут ответить — ясно, что учитель добавил что-то в его котел, чтобы он расплавился, и понятно, что все это представление имело лишь одну цель — вызвать его в кабинет. Предстояла беседа с глазу на глаз.

— Он испортил твое зелье? — изумленно переспросила его Дженифер.

— Да, не знаю точно, как, — подтвердил Гарри, завершив повествование.

— Ему что, любой ценой нужно было заманить тебя в свой кабинет? — дочь Темного Лорда, как обычно, смотрела в корень.

— Без сомнения, его наверняка по-прежнему мучают вопросы, и он надеется получить ответы. Как — не знаю, но думаю принять перед тем, как идти туда, антидот от Сыворотки Правды. На всякий случай, мало ли что…

Северус Снейп сидел за столом, до восьми оставалось две минуты, и он был уверен, что Поттер явиться ровно в восемь. Мальчишка по-прежнему не шел у него из головы, те его похождения в Министерстве лишили декана Слизерина остатков терпения, он чувствовал, что либо поговорит с ним начистоту, либо скоро сойдет с ума. В особенности ему не давала покоя одна деталь… Но тут в дверь постучали, и, не дожидаясь ответа, в кабинет вошел сын Джеймса Поттера. С первого взгляда было ясно, что мальчишка отлично понимает, что произошло и зачем, он настороженно оглядел помещение, словно выискивая ловушку. Снейп хорошо знал, что парень еще ни разу здесь не бывал, вот только по поведению мальчишки этого не скажешь: казалось ему отлично знакомо это помещение…

— Садитесь. Скажите, Поттер, вы приняли противоядие от Сыворотки, прежде чем придти сюда? — ехидно поинтересовался он. В лице Поттера что-то чуть заметно изменилось, но не больше. — Наверно, да. Не волнуйтесь, я не собираюсь ничего у вас выпытывать, я уже почти смирился с тем, что против вашей воли ничего узнать не удастся. Мне просто захотелось описать вам, мистер Поттер, свои наблюдения.

— Я слушаю вас, сэр, — Гарри сделал ударение на последнем слове.

— Что же, — Снейп чуть вздрогнул при «сэре», но сохранил хладнокровие. — Я хочу, прежде всего, поздравить вас: что бы вы там не скрывали, делали вы это мастерски, вплоть до той самой сцены в кабинете директора я ничего не подозревал. Конечно, ваше поведение никогда не было ординарным, но странности эти не казались подозрительными. Только после того, как вашим приказам подчинился Альбус Дамболдор, а скорее, даже после той схватки у поезда, у меня в голове стали собираться разрозненные мысли и воспоминания. Со временем таких кусочков набралось много, но готов признать, что они никак не сложатся в общую картину…

— И какие именно? — Гарри и впрямь стало интересно, сколько промахов он совершил.

— Да пожалуйста, я для того вас и пригласил, чтобы выговориться. Самое первое — это когда вы разоблачали Питтегрю. Мне показалось невероятным, чтобы вы за неделю разучили анти-анимагическое заклятье. Потом это забылось; то, что вы описали директору, меня удовлетворило, но впоследствии, вновь все обдумав, я нашел одну странность: Питеру было совершенно незачем шастать по школе… Но это мелочь, первой нестыковкой, чью важность я осознал лишь недавно, была история с той магической стеной, что задержала Альбуса, когда он спешил к вам на помощь. Во-первых, этот недотепа Квирелл не сумел бы наложить такое заклятье, для этого необходимы большие силы, а таковых в его распоряжении не было. Во-вторых, мне теперь кажется неправдоподобным, чтобы Темный Лорд оставил за собой такую улику, как его собственное заклятье…

«А вот это он молодец, об этом я, пожалуй, не подумал, и он, видимо, единственный, кто заметил…» — отдал профессору должное Гарри.

— Следующей странностью, на которую я, опять же, тогда не обратил внимания, была живучесть учеников во время нападений василиска. Окаменение вместо смерти — такое случается, если только жертва смотрит на змея не в упор, при этом у большинства пострадавших не было ничего, сквозь что они могли бы видеть чудище, оставаясь в живых. Тогда я не придал этому должного значения, да и сейчас не могу объяснить, каким образом вы или кто-то другой мог бы этого добиться. Дальше мелкие странности, о которых я и говорить не буду, и мы приближаемся к кульминации всей истории — финалу Турнира. Рассказ господина министра вполне правдоподобен, хотя я и сомневаюсь в некоторых отдельных деталях, не это главное. Проблема — она в том загадочном бегстве Пожирателя прямо перед нашим появлением в кабинете. Тут есть сразу две нестыковки: во-первых, Проявитель врагов был чист, когда мы ворвались туда — вы же говорите, что он выпрыгнул из окна за несколько мгновений до нашего прибытия. Будь это так, наши лица бы успели появиться в этом зеркале. Второе: из вашего описания следует, что неизвестный был анимагом, а я, по просьбе директора, проверял всех в школе на это, тогда лже-Грюм анимагом не был. Не исключено, конечно, что он ушел другим путем, хотя я не вижу, каким.

Снейп замолчал, словно бы сказал все то, что хотел сказать, но Гарри прекрасно понимал, что если он докопался до такого, то он и подавно обратит внимание на произошедшее в Министерстве. Ибо там Гарри действительно действовал, не особо скрываясь. «Одной странностью больше, одной меньше — теперь это уже неважно, будем атаковать прямо в лоб!»

— Полагаю, вы забыли о самой последней нестыковке. Вам ведь кажется очень странным, что в Отделе Тайн был кто-то, кто применял ваше собственное заклятье, не так ли, Принц Полукровка? — Гарри посмотрел в глаза растерявшемуся Снейпу.

— Да, — профессор быстро совладал с удивлением, — это меня очень удивило, но я не хотел рассказывать о себе…

— Понимаю, что же, сэр, скажу следующее: вы совершенно правы, все это имеет ко мне отношение. Как вы, без сомнения, догадались, директор знает об этом. Он знает, что я скрываю и чего добиваюсь, и, как видите, не мешает мне. Могу также сказать, что ни он, ни я не станем посвящать вас в эту тайну, но вы можете попытаться раскрыть все сами, хотя не думаю, что вам это удастся. Да и не советую пробовать, а то однажды подслушали не предназначающийся вам разговор, узнали тайну… Вы знаете, что из этого вышло, — Гарри почувствовал, как в нем закипает ярость, и поспешил оборвать себя. — Это все? Разрешите идти?

Северус Снейп смотрел на дверь, за которой только что скрылся Поттер. Мальчишка чувствовал за собой силу, его, профессора зельеварения, он не боялся, и открыто признал существование своей тайны. А что он имел в виду, когда говорил о подслушанном разговоре? Неужели?..



Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 258 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх