↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Из жизни попаданцев (джен)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Экшен
Размер:
Макси | 285 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, От первого лица (POV)
В 1945 году Дамблдор и Гриндевальд проводили некий ритуал. Ритуал сорвал офицер СС.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 5.

Видела бы Лили Поттер свою уютную гостиную! К куче писем и подарков добавились ящики с оружием и боеприпасами. Мужики возбужденно переговаривались.

— Тилли, — позвал я, — слушай меня внимательно. Ни при каких обстоятельствах Гарри не должен касаться оружия, то есть — вот этих вещей. Ясно?

— Ясно, миссис Поттер! Тилли следить!

— Свободна.

Сириус уже извлек автомат.

— А теперь слушайте меня, — сказал я, — это не игрушки. Можете и сами пострадать, и других подстрелить. Начнем с разборки и чистки. Магазин отсоединяется так. Потом контрольный выстрел, чтобы убедиться, что в патроннике нет патрона. На человека не направлять! Это вы должны усвоить... накрепко усвоить.

Мои руки привычно разбирали автомат, парни следили за моими действиями горящими глазами. Я называл каждую часть и объяснял, для чего она нужна. Собрал. Еще раз разобрал и собрал.

— Кто следующий?

Мог бы и не спрашивать. Сириус на удивление ловко обращался с железом. Ах да, у него же и мотоцикл был. Понимает в технике. Северус мрачно наблюдал за его действиями. Впрочем, у него тоже неплохо получилось. Кеннет и авроры справлялись похуже, им пришлось указывать на ошибки. В конце концов получилось у всех. Объяснил как правильно чистить и смазывать.

— А когда мы пойдем стрелять? — спросил неугомонный Сириус.

— Завтра, — сказал я, — с утра. Только надо место безлюдное найти, а то всю деревню перепугаем. Лучше всего какой-нибудь заброшенный карьер. Северус, ты завтра сможешь?

Он кивнул. Похоже не было на свете силы, которая могла бы заставить его оставаться в Хогвартсе, когда тут такое.

Потом мы отдали должное кулинарным способностям Тилли. Оружие перенесли в подвал, потеснив котлы и пробирки. Сириус порывался утащить один автомат, но я пресек это в зародыше.

— Хранится будет у меня, — сказал я, — и это не обсуждается.

Надулся, но автомат вернул на место. Тоже мне... Хотя с Сириусом надо быть очень осторожным, он может стать совершенно неуправляемым. Наконец, все разошлись. Билл Джонс, один из авроров, сказал, что знает подходящий карьер.

А ночью на меня навались весьма специфические сны. Нет, они были и раньше, конечно. Но не настолько яркие. Черт, я тридцатилетний мужик в теле двадцатилетней женщины! И что мне теперь с этим делать?!

Нет, я знаю, что можно делать, это не сложно, и никаких моральных тормозов нет. Я еще ребенком ржал над парнем, который верил, что у него от занятий онанизмом волосы на ладонях вырастут. Кстати, интересно, чем пугали девчонок? Или считается, что у них подобных желаний не возникает? Не верю! Теперь не верю. Ну просто потому что... Черт! Но это, как бы помягче выразиться, суррогат. Напряжение, конечно, снимается, но не более того. Нет главного — другого человека. Именно из-за этого парни всегда старались завести хоть какие-то отношения. Секс с проституткой — это тоже суррогат. Дело даже не в том, сколько у нее было клиентов. Дело в душевной связи. Да, черт побери, я понимаю, насколько пафосно это звучит. Но тем не менее...

И что мне теперь делать? Что, я вас спрашиваю?! С одной стороны, я, черти бы это взяли, женщина. У меня есть то, что есть у всех женщин, и, черт все побери, мне нужно то, что есть у мужчины. А с другой стороны... Я мужчина. Я стопроцентный мужчина, можно назвать меня самцом или еще как-то. Я никогда не подчинялся, никогда не был... да — никогда не был снизу. И что мне теперь делать? Купить себе такую штуку, которую я как-то видел в борделе, и податься в лесбиянки? Или как-то найти способ уживаться с мужчиной? Да-а-а... представляю себе мужчину, который мог бы со мной ужиться... Вернее, совсем не представляю. Да я просто убью любого, кто захочет... захочет меня трахнуть. Хотя очень хочется. Не чтобы меня, но сам процесс... Все, запутался...

Принял душ, удовлетворился по мере сил, выпил коньяку и завалился спать. Ужас какой-то...

Утром все это уже не казалось таким ужасным. Живут же люди. И я буду. Жить, то есть. Сейчас гораздо важнее выяснить, что тут все таки творится. А то, что творится нечто-то нехорошее — к гадалке не ходи!

Команда нарисовалась на пороге сразу после завтрака. Повторили разборку и сборку автоматов, а потом — снаряжение магазинов патронами. И отправились в облюбованный карьер. Я прочитал еще одну лекцию о технике безопасности, расставил мишени, нарисованные на листах пергамента (Сириус тут же трансфигурировал свою во что-то непотребное, впрочем, остальные от него не отставали), и дал команду. Как они палили! Стоя, с колена, лежа... Наконец я прекратил эту вакханалию. Парни старательно чистили автоматы, а продолжал вбивать в их головы правила безопасности. Приказал собрать гильзы. Кен в самом начале сотворил какой-то щит, который не позволял магглам увидеть и услышать, чем мы тут занимаемся. Полезная штука.

Потом мы аппарировали ко мне. Я уже привычно подхватил под руку Северуса, он не возражал, никто не удивлялся. Надо все-таки что-то решать с этой чертовой аппарацией. И с Патронусом.

Проголодались все как волки по зиме, от любовно приготовленного Тилли обеда в минуту ничего не осталось. Надо что-нибудь придумать с кормежкой этой оравы. Хоть полевую кухню добывай.

И только мы расположились в гостиной с чашками кофе и рюмками коньяку, как в дверь постучали. Явились супруги Лонгботтомы. Не знаю, что они подумали, узрев меня в многочисленном мужском обществе, но глава семьи не стал ходить вокруг да около, а спросил в лоб:

— Лили, что ты знаешь о пророчестве?

— Тебе текст нужен? — спросил я.

— Хотелось бы, — ответил, как его там... а, Фрэнк.

Я предложил гостям кофе и коньяк и направился в кабинет за текстом. А что? Мне скрывать нечего. Фрэнк долго вчитывался в текст, потом передал его жене.

— Ну, — спросил я, — и зачем тебе это понадобилось? Можешь говорить при ребятах, здесь все свои.

Фрэнк вздохнул.

— К нам приходил Дамблдор, — сказал он, — и заявил, что глубоко ошибся. С его слов героем пророчества был не Гарри, а наш Невилл. Ты же знаешь — он родился на день раньше твоего сына.

— Да ну? — удивился Сириус. — А чего тогда вас не прятали? Как Лили и Джеймса?

— Ты меня спрашиваешь? — огрызнулся Фрэнк. — Мы с Алисой ничего не понимаем. Если речь шла о нашем сыне, то почему Волдеморт пришел к Поттерам?

— Именно потому, что нас прятали, а вас нет, — заметил я, глядя в потолок.

Северус тяжело вздохнул и отвел глаза.

— А что он вообще хотел, — вступил в беседу Кен, — я имею в виду Дамблдора? Ведь все кончилось.

— В том-то и дело! — Фрэнк решительно налил себе коньяку. — Дамблдор говорит, что Лорд вернется. Что из-за ошибки с пророчеством его не смогли убить окончательно. И что это придется делать Невиллу. А я этого не хочу. Он... он еще маленький. И вообще... Лили, где ты купила это оружие, и как им пользоваться?

Я почесал в затылке. Начинается...

— Мне не жалко, — сказал я, — но вы оба не должны никому ничего говорить, особенно Дамблдору. Он теперь что, будет обходить всех детей, которые родились на исходе седьмого месяца? И так каждый год?

Мужики заржали.

— Дурацкое это пророчество какое-то, — подала голос Алиса. — Свекровь как и мы считает, что сперва нужно все выяснить. И я тоже буду учиться стрелять, если надо.

— Ну что? — спросил я своих. — Берем в команду?

— Берем! — ответил за всех Сириус. — Давайте нашу команду как-нибудь назовем. Как-нибудь красиво, а?

— А может не надо? — спросил я.

Но всем захотелось красивого названия. Тоже мне — конспираторы!

— Ладно, — сказал я, — и какие будут предложения?

В конце концов мы решили называться «Дикими кошками». Никакой фантазии.

А еще через день поймали некоего Долохова, и у моего дома сняли пост. Мы с ребятами договорились, что будем собираться у меня по субботам. Северус сумел разблокировать мой камин. Правда предложил установить на него пароль. Чтобы всякие без спроса не ходили. Я согласился. Паролем стало слов «Фриденталь». Сам не знаю, почему я вдруг так решил. Ностальгия, что ли?

Выбираться из дома стало проще.

Деревушка, в которой я оказался, называлась Годриковой Лощиной. В ней жили и маги, и магглы. Единственной деревней, в которой жили только колдуны и ведьмы, был Хогсмит, расположенный рядом с Хогвартсом. Как оказалось, магглы просто не видели домов волшебников. Как не видели и входы на волшебные улицы, в волшебные магазины.

Я присмотрелся к соседям и понял, что на мои уменьшенные брюки и куртку, транфигурированную из зимней мантии покойного мужа, внимания никто не обратит. Погода была холодной, все одевались как можно теплее. Так что однажды я набрался храбрости, прихватил деньги и волшебную палочку, чтобы вызвать если что волшебный автобус, и отправился изучать мир.

Зная, что лучше всего спрятаться в большой толпе, я решил не мелочиться и отправится прямо в Лондон. До станции было недалеко, поезда долго ждать не пришлось, и скоро я уже сидел в вагоне. Народу было мало, никто не обращал на меня внимания, а я смотрел в окно.

Вагон был довольно комфортабельным. Хотя немного и раздражало обилие искусственных материалов. Честно говоря, простой деревянной скамейке я бы обрадовался больше. За окном пролетали чистенькие домики, были видны автомобили, стоящие на переездах. Вот автомобили изменились сильно. Не могу сказать, что мне так уж не понравилось, но по-моему они были не такими удобными, как раньше. Слишком приземистые, в них, наверное, было очень неудобно забираться.

Люди в вагоне были одеты почти так же как я. На одной из станций зашла группа молодых ребят и девчонок. Мама дорогая, у двоих из них волосы стояли дыбом и были синего и зеленого цвета. Один, тот, что с зелеными волосами, оказался девушкой. В ухе у нее болталась огромная булавка. А я еще боялся, что привлеку к себе внимание. Но выглядело это, если честно, ужасно. Еще у одного парня были ярко наведенные глаза, выкрашенные в черное губы и собачий ошейник с шипами на шее. Я с трудом отвел взгляд от этого ужаса и снова стал смотреть в окно. Не мое дело. Но, честно говоря, на этом фоне колдовские балахоны смотрелись очень даже ничего.

По мере приближению к Лондону народу становилось все больше. Какой-то тип попытался со мной заигрывать, но я его послал. И вот наконец Лондон.

Вокзал или станция назывался London Bridge. Толпа, все куда-то спешат. Указатели. Меня чуть не внесло в метро, но я успел вывернуться. Нет, в метро мы пока не полезем. И вот я выбрался на улицу. Толпа неслась мимо меня, не обращая никакого внимания. Эти люди... они были одеты в какие-то бесформенные вещи, женщины были слишком ярко накрашены, у многих на веках и губах были какие-то блестки. Мне не понравилось, если честно.

Сплошной поток машин. Яркие витрины магазинов, какие-то объявления. Ах да, скоро же Рождество. Машины ехали в другую сторону, что было очень непривычно. Англия... Какое-то время я просто бездумно брел по улице. Полюбовался на Лондонский мост. Впрочем, погода к длительным прогулкам не располагала. Странно, я чувствовал себя каким-то туристом. Может быть пройтись по музеям? С чего начать? С Тауэра? С Вестминстерского аббатства? Вроде там похоронен Киплинг, стихи которого мне так нравились. Смешно, но в этом огромном городе мне абсолютно некуда идти. Это уже больше не мой мир. Хотя, не помешало бы узнать, что стало с моим. Где я мог что-нибудь узнать о нем, о моих друзьях, близких?

Я остановился у витрины книжного магазина. Наверное, здесь можно купить карту города, какие-нибудь буклеты для туристов. Да, начнем с этого.

Магазин был просто огромным. Я быстро нашел то, что мне было нужно, взял еще несколько справочников. Быстро проглядел стеллажи с художественной литературой. А ведь моя жизнь теперь стала историей. В этом отделе было довольно много книг о той войне. Яркие обложки, знакомые лица. Исследования, сборники документов, какие-то работы. Некоторые названия мне не понравились. Ясно, что мы проиграли, но зачем пинать мертвого льва? Взгляд зацепился за знакомую фамилию. Не может быть! Хотя почему не может? Отто всегда был чертовски везучим. Старина... Сколько же ему сейчас лет...

Руки сами потянулись к книге, вот данные об авторе: 12 июня 1908, Вена — 5 июля 1975, Мадрид. Я замер, тупо глядя на черные цифры. Нет, это не правда! Это идиотская шутка! Кто угодно, только не Отто. Он всегда...

— Берете? — просил меня продавец.

— А? Да, конечно.

Он называет мне цену, я иду на кассу. Плачу. Мне все упаковывают в красивые пакеты с рекламой магазина. И я снова бреду по лондонским улицам. Я остался... совсем один...

Долго бродить было неуютно и холодно. Возвращаться на вокзал и снова трястись в поезде не хотелось. Я зашел в большой торговый центр, нашел магазинчик с карнавальными костюмами. Всего и надо черный парик и немного грима. И уже можно вызывать «Ночного рыцаря». В первом же переулке я резко взмахнул волшебной палочкой. Странный автобус вынырнул из ниоткуда и резко затормозил. Из дверей выглянул тощий тип с большой бородавкой на носу.

— Вас приветствует «Ночной рыцарь», — загнусавил он, — автобус для ведьм и колдунов, попавших в беду. Проезд стоит одиннадцать сиклей. С какао — пятнадцать сиклей. Сегодня с вами я, ваш кондуктор, меня зовут Джек Смит.

Я расплатился и занял место в мягком кресле. Автобус рванул с места... Ну и поездочка! Я чуть не расстался со своим завтраком. Совершенно не закрепленное кресло металось по салону, я пытался хоть как-то удержаться на нем и не впечататься в другое, скачущее не менее резво. Ну колдуны!

— Годрикова Лощина, — с облегчением услышал я и на негнущихся ногах вышел из жуткого транспортного средства. Назвать ЭТО автобусом у меня язык не поворачивался. Хорошо еще, что не забыл свои пакеты с покупками.

Дома все было по-прежнему: Гарри летал на метле, на кухне гремели кастрюли и сковородки — Тилли как-то умудрялась соединять готовку с присмотром за мальчиком. Огонь в камине, очередная куча подарков.

— Мама! — обрадовался Гарри.

— Миссис Поттер, обед почти готов!

Я поймал хохочущего Гарри и подбросил его вверх. Он завизжал от восторга. Что ж, в том большом мире мне не было места. Мое место здесь.

А после обеда я разложил в кабинете купленные книги. Мемуары Отто я отложил на потом. Ну... все вполне ожидаемо. Не существовало не только Рейха, но и единой Германии. Союзники надругались над международным правом, создав жуткий прецедент, по которому можно было судить целые государственные структуры по свежепринятым законам. Какое счастье, что я всего этого не застал. Еще одну мою страну распотрошили на составные части, унизили и ограбили. Грустно...

Наконец я взялся за книгу Отто. Налил себе коньяку и приступил.

Грустное чтение, если честно. Такое ощущение, что он отлично чувствовал приближение смерти. Я еще раз посмотрел на дату издания. Последняя редакция. Мог и чувствовать.

Старина Отто здорово описал наши приключения. А ребята, оказывается, искали меня. Вывезли мою семью из района боевых действий. Значит Инга и Курт могли выжить. Как они теперь? Инга вполне могла снова выйти замуж. Можно ли будет их найти? Нет, я ни в коей мере не собирался вмешиваться в их жизнь. Но узнать... Вдруг они нуждались? А у меня теперь есть деньги.

А еще мне дали штурмбанфюрера... Посмертно...

Я выпил стакан огневиски. Стоя. До дна...

Приближалось Рождество. Наша команда продолжала тренировки. Я учил их взаимодействовать в группе. У авроров получалось просто здорово. Сириус был явным анархистом. Северус старался.

Я все так же старался аппарировать вместе с Северусом, и все к этому привыкли. Я побаивался расщепления. И тут стал замечать, что меня все крепче прижимают к себе и не так быстро отпускают после. Нет, старый друг держался в рамках приличий, но я прекрасно понимал, что это только начало. И что мне было с этим делать? Отталкивать Северуса не хотелось. И дело было не только в его безусловной полезности. Жалко же парня. Только-только почувствовал себя нужным, влился в наш дружный коллектив. С другой стороны, я холодным потом обливался, стоило мне подумать, что Северус может пойти дальше. Сейчас меня просто прижимают к себе. А потом? Хотя я не мог себе представить, чтобы Северус, например, ущипнул за задницу или начал бы меня лапать. Это было на него совершенно не похоже. Но я уже заметил, что этот тихоня никогда не сворачивает с избранного пути. А это значит, что рано или поздно мне придется или отбиваться от него, или... Про «или» даже думать не хотелось. Хотя противно мне не было. А если целоваться полезет? Вот и сейчас делает вид, что просто поддерживает меня, но я-то чувствую его руку на своей талии. И морда довольная-довольная. Вот что мне с ним делать, а? Нет, я не думал, что за свою помощь он потребует оплаты натурой. Это был бы уже не Северус. Он просто подбирался еще ближе ко мне. Хитрый план, ничего не скажешь. Стать незаменимым, получить доступ в дом и тихой сапой получить все. Интересно, сам додумался? А этот паразит тихо стоит себе почти вплотную, с таким расчетом, чтобы мои волосы касались его лица, и балдеет. Извращенец... Хотя, почему сразу извращенец? Для него-то я женщина, в которую он влюблен всю сознательную жизнь. Да-а-а-а, проблемка.

— Северус...

— Да, Лили? — а сам смотрит на мои губы.

Убью гада. А гад сияет, как рождественская елка. И что мне с ним делать?

Ближе к празднику Дамболдор разродился большой статьей для «Ежедневного пророка». Собственно под такой праздник всегда было принято вспоминать про семейные ценности. Странно было, что про такие вещи вдруг вспомнил одинокий старик. Хотя, он же был директором школы. Но тон статьи мне откровенно не понравился. Было там что-то этакое. Слишком уж он упирал на роль матери в воспитании детей. А Темный Лорд у нас оказался сиротой. Вырос в приюте. Что тут скажешь, бедняга. А Дамблдор все разливается, что если бы у бедняжки была любящая мать, то он вполне мог вырасти приличным молодым человеком. Можно подумать, у преступников не бывает любящих матерей. И чего он только про матерей? Отцы уже не котируются? А вот это уже интересно... Но недостойная мать вполне может вырастить из невинного ребенка настоящего монстра. Дальше про расколотую душу, про то, как многолико зло. Как легко можно впустить его в свою расколотую душу, где оно совьет себе гнездо. В общем, не узнать меня было невозможно.

Фрэнк сказал, что директор еще несколько раз навещал их с Алисой и заводил речь о пророчестве. Кончилось все тем, что старшая миссис Лонгботтом выставила назойливого визитера за дверь, пригрозив судебным преследованием. Ясно, решил вернуться к нам с Гарри. Интересно, других детей, рожденных на исходе июля, нет вообще? Или у них у всех такие же родители, как у Невилла?

Я, несмотря на всю свою славу, очень уязвим. У меня нет влиятельной родни, корней в магическом мире. Меня легко объявить не совсем адекватной, взять под опеку. Ему нужен Гарри. Все дело в этом пророчестве. Монстра должен убить ребенок. Бред.

— Северус, — оттащил я в сторону своего кавалера, — извини, что задаю тебе этот вопрос. Твоя метка...

— Метка? — переспросил Северус. — Знаешь, странно, что ты спросила. Меня директор тоже на днях спрашивал. Она бледнеет.

— Бледнеет? — переспросил я.

Северус закатал рукав. На бледной коже предплечья четко выделялся серый рисунок. Череп, изо рта которого выползала змея.

— Она черная была, — ответил Северус, — а сейчас все бледнее и бледнее.

— А ты что-нибудь чувствуешь? — поинтересовался я.

— Ничего, — ответил он, — она при вызове очень болит, как резкий ожог.

— При вызове? — уточнил я.

— Ну, если Лорд нас собирал, — Северусу явно не очень хотелось говорить на эту тему, — то сперва было больно. И боль усиливалась. Нужно было аппарировать к Лорду. Метка, она как порт-ключ — выносила нас прямо к месту сбора.

Я покивал с умной мордой.

— А директор чего хотел? — спрашиваю.

— Он считает, что если бы Лорд умер окончательно, — сказал Северус, — то и метки бы исчезли.

— То есть, получается, что Лорд умирает? — спросил я.

Северус пожал плечами.

Совсем непонятно. Ну помирает и помирает. Чем быстрее помрет, тем лучше. Воздух чище. Хотя, тогда получается, что и пророчество липовое, а припер его в Отдел Тайн явно Дамблдор, и что с этим Лордом, точнее с его духом, какая-то очередная афера. И для этой аферы нужен Гарри. Интересно, зачем?

Надо что-то делать, но я расслабился и решил дождаться следующего хода своего противника. В конце концов, приближалось Рождество.

Предыдущее я отмечал с друзьями. Мы тогда были во Франции, недалеко от Мальмеди. Кто-то из парней раздобыл небольшую елочку, ее закрепили в щели на табуретке и украсили цветными проводами и гильзами. И у нас было вино, которое нам подарил местный кюре.

В этот раз все было по-другому. Сириус притащил великолепную пушистую елку, которую мы и установили в гостиной. У Поттеров были елочные игрушки. А еще мне прислали яркие гирлянды, хлопушки и петарды из одного магазинчика. Так что елка вышла просто замечательной. Пришедший в гости Северус критически осмотрел ее и наколдовал снег, который выглядел совсем как настоящий. Мне осталось только прикрепить к входным дверям небольшой веночек и зажечь свечи. Тилли священнодействовала на кухне, по дому плыли упоительные запахи. У нас был запланирован гусь с яблоками и традиционный английский пудинг. Я плюнул на конспирацию и сварил глинтвейн по старинному рецепту, который хранился у нас в семье с незапамятных времен.

Праздник мы встречали втроем. Сириус быстро набрался, вспоминая Джеймса, и заснул на диване. Тилли уложила Гарри. А мы с Северусом сидели у камина, пили глинтвейн и молчали. Это было очень уютное молчание.

В окно постучали. Хуберт вернулся с охоты и принес мышь.

— Ты решил угостить меня дохлой мышкой? — спросил я.

Ко мне подошел Северус.

— Просто заботится о тебе, — тихо сказал он, отбирая у меня трупик.

Я медленно обернулся. Северус стоял так близко.

— А вы стоите под омелой, — послышался голос Сириуса, — вот и целуйтесь теперь.

Я повернулась к нему, но он уже снова спал, громко похрапывая.

— Мы под омелой, Лили, — повторил Северус, отбрасывая дохлую мышь и привлекая меня к себе.

Я поднял голову. Действительно. Но я точно знаю, что ничего такого тут не было. Кто-то наколдовал? Ясно, кто...

— Северус, я... это плохая идея...

Он нежно-нежно прикоснулся своими губами к моим.

— Я все понимаю, Лили... — тихо проговорил он, — все понимаю...

Да ничего ты не понимаешь! Но не мог же я сказать это вслух... Хотя, особого отвращения я не испытал. Северус не позволял себе ничего лишнего. Кажется, ему было достаточно того, что он может просто обнять свою мечту.

Наверное, надо было возмутиться. Вспомнить про приличия, в конце концов я всего два месяца как вдова. И я ведь знал, что рано или поздно этот тип обнаглеет. Но он не распускал рук, он просто бережно обнимал меня и нежно целовал.

И что мне было делать? Ну да, самому было интересно, что случится, если меня поцелует парень. Ничего не случилось. Противно не было. И отталкивать его, честно говоря, не хотелось. Черт побери, в этом мире я женщина, придется соответствовать. Не в смысле визжать, закатывать истерики и бить морды и посуду, а...

Северус счастливо вздохнул, сильнее прижал меня к себе. Его губы скользнули по моей шее. Надо это прекращать...

— Северус! Мы не можем. И Сириус тут... И...

Он отпустил меня.

— Извини. Ты такая... Я так давно мечтал об этом...

Ну какая такая?! Делать-то мне что?!

На диване заворочался Сириус. Мы вернулись к камину. Северус разлил глинтвейн по глиняным кружкам. Его пальцы коснулись моей руки. Если сейчас схватит меня за коленку, то я буду визжать. Хоть бы этот пьянчуга проснулся. А вдруг Северус не остановится на достигнутом и решит вломиться в спальню?!

Ну и мысли лезут мне в голову. Похоже, что я действительно становлюсь женщиной.

— Знаешь, — сказал я, — не делай так больше, пожалуйста.

Он кивнул. Сириус открыл один глаз.

— Вы чего там пьете? — хрипло спросил он.

— Глинтвейн, — ответил я.

— Я тоже хочу.

— Тебе уже хватит. И вообще, я спать пошла. Поздно уже.

— Поздно? — удивился Сириус. — А...

Северус поставил кружку на столик.

— Если хочешь, — сказал я, — можешь устраиваться в комнате для гостей. А я пошла.

На всякий случай придвинул к двери комод и завалился спать.

Ночь прошла спокойно. Хорошо, когда в доме несколько спален. Утром мы встретились за завтраком. Северус сказал, что никого из его подопечных в школе на каникулы не осталось, так что несколько дней он вполне мог там не появляться.

Обменялись подарками. Я подарил Северусу какой-то супер-котел из тех, что прислали мне, и лично от себя симпатичные запонки в виде серебряных змеек. Сириус получил тоже запонки, но в виде львов и книгу по военной технике. Своей команде я разослал книги по стрелковому оружию, а тому, у кого были дети — и по небольшой фигурке Санта-Клауса. Малфоям достался дорогой набор шоколада.

Сириус вручил мне довольно красивые серьги и огромную плюшевую собаку для Гарри и тут же уткнулся в подаренную книгу, а Северус, краснея и смущаясь, выложил бархатную коробочку, в которой оказался красивый кулон, меняющий цвет в зависимости от настроения. Интересная вещь.

Стали прибывать совы с подарками. Открытки, безделушки, игрушки, море сладостей. Северус привычно вытащил палочку и стал проверять. В дверь постучали. На пороге маячил Люпин. Интересно, он тут сам по себе или прибыл в качестве разведчика? Смущенно протянул мне пакет с пирогом.

— Молли пекла, — сказал он, — это от всех нас.

Северус деловито замахал палочкой. Пирог засветился.

— Что там? — спросил я.

Северус хмыкнул.

— Зелье доверия, — ответил он.

Люпин замер с приоткрытым ртом.

— Я не знал, — в ужасе пробормотал он.

— Да ты что?! — возмутился Сириус.

Я сел в кресло. Началось. Хорошо, что пока не яд.

Сириус тряс приятеля за грудки. Северус мрачно созерцал это безобразие.

— Ладно, Сириус, оставь его, — сказал я, — пусть рассказывает.

Люпин сел на диван.

— Я не нарочно, — повторил он, — я думал, что Молли хочет помириться. Это просто знак внимания. То есть...

— Кто хотел, тот со мной давно помирился, — сказал я, — и без всяких зелий.

— А ты им еще игрушки подарила! — возмущался Сириус.

— Да не жалко мне игрушек, — махнул я рукой, — у меня весь дом в игрушках. Гарри столько ни к чему.

Люпин сжался. Странный он какой-то. Если бы не знал, что это оборотень, ни за что бы не поверил. Не хватает дикости, брутальности. Глаза желтоватые и только. Или я с берсерками путаю? Хотя волк — сильный хищник, должно же это как-то сказываться. Или он не в волка превращается? А в кого? Вроде, в Китае и Японии были оборотни-лисы. Этот больше на зайца похож, если честно.

— Лили, — тихо сказал Люпин, — я правда не знал. Дамблдор сказал, что ты в большой опасности, потому что тебе пришлось убивать. Просто ты этого пока не сознаешь, отталкиваешь друзей, упиваешься своей славой. А... Молли... она сказала, что на Рождество принято дарить подарки. Вот я и предложил передать, у них же много детей, они заняты.

— А подарок оказался с начинкой, — хмыкнул я, — и что со мной должно было после этого начать твориться? Начала бы верить всему, что мне говорят? Или слепо доверить свою жизнь и имущество кому-то конкретному?

— Это зелье снижает критичность в восприятии информации, — ответил Северус, — его заговаривают на конкретного человека, которому принявший зелье будет слепо доверять. Опасная вещь.

— Так что? — спросил я. — Вызываем авроров?

— Не надо! — жалобно попросил Люпин. — Я уверен, что Молли не хотела...

— А чего она хотела? — спросил я. — Просто так пирожок начинила?

— Уизли бедны, — заметил Северус.

— Не ожидал такого от Молли, — сказал Сириус, — честно, не ожидал. Может она всех того, то есть — зельями угощает?

Я задумался. Сдать рыжую кретинку просто необходимо. Прости один раз, потом и не на такое нарвешься. Хотя эта Молли могла и не сама до такого додуматься. С другой стороны — уж очень грубая работа. Неужели Лили была настолько наивна, чтобы повестись на такой примитив? Хотя, что я знал про Лили? А тут первое Рождество без мужа, примирение, старые друзья. Могла и съесть. А еще и Сириус с Северусом. Сириус бы сожрал за милую душу и не подавился бы. А Северус? Он нас и предупредил. Не думали, что он тут? А ведь был еще и Гарри...

— Вызывай авроров, Сириус, — сказал я.

— Ты думаешь? — спросил он.

— А если бы Гарри съел? — спросил я.

У Сириуса лицо стало просто серым. Люпин опустил голову. Северус мрачно смотрел прямо перед собой.

Авроры прихватили пирог и увели оборотня. Вот и попраздновали...

Остаток дня Северус учил нас выявляющим чарам и объяснял как определить, какое именно зелье добавлено в еду. Перепортил кучу продуктов. Вечером пришли Лонгботтомы и встревоженный Кен.

— Отпустили, — сказал он.

— Как?! — выпучил глаза Сириус.

Кеннет оглянулся.

— Ребята, информация секретная. Тролль его знает как, но отпустили. Вроде, никто ничего плохого не хотел, идиотка просто хотела вернуть дружбу и расположение. Плюс — у нее семеро детей. Распоряжение сверху, ясно?

— Ничего себе! — пробормотал Фрэнк.

Северус сжал губы.

— У тебя есть артефакт, определяющий яды? — спросил он. — Дай, я проверю. Если надо — изготовим новый. И, Мерлином заклинаю, проверяй все!

— А если в газету сообщить? — спросил я.

— Боюсь, что уже поздно, — покачал головой Кен. — И ходят слухи, что маггловское оружие могут объявить вне закона.

— Хрен им! — припечатал Сириус.

Я кивнул. Хрен... Срочно нужен пулемет и что-нибудь посерьезнее.

Фрэнк покачал головой.

— Ты не учитываешь, что многие с предубеждением относятся ко всему маггловскому, — сказал он, — и верят, что смогут защититься привычными способами.

— Но это не остановит преступников, — сказал я. — Да и как они собираются защищаться? Если учесть начальную скорость пули и дальность...

Кен кивнул.

— Мы это знаем, — сказал он, — но остальные...

— Что же делать? — спросил Сириус.

— Я попробую выяснить через свои знакомства, — сказал Фрэнк, — у мамы тоже связи есть. Сейчас главное, чтобы не приняли закон о запрете.

— У Малфоев бала в этом году не будет, — подал голос Северус, — но небольшой прием состоится. Можно будет попробовать ... воздействовать на общественное мнение.

Я задумался. Слухи и сплетни — страшное оружие. Другое дело, что надо учитывать психологию аборигенов. Новое всегда пугает.

— Нужно действовать осторожно, — сказал я, — а то еще больше всех перепугаем.

— Сейчас многих арестовали, — ответил Северус, — поместья обыскивают. Можно сказать, что Министерство специально собирается запретить оружие, чтобы люди были совсем беспомощными.

— Это мысль, — кивнул Кен, — а я кое с кем переговорю, чтобы нашу группу узаконить. Даже если не узаконить, то хотя бы сделать так, чтоб не мешали.

— Попробуем! — кивнул Фрэнк. — Лили, спасибо за подарок! Такая интересная книга.

— Я бы тоже хотел научиться не только из автомата стрелять, — заметил Кен.

— О, а тут про такую технику! — показал книгу Сириус.

— Что такое «танк»? — спросил Фрэнк.

Я вздохнул и принес свою буклеты, купленные в Лондоне.

— Есть музей, — сказал я, — так и называется — «Дом танка». Расположен в Бовингтоне. Можем сходить.

Надо ли говорить, что все с восторгом согласились?

Честно говоря, я не понимал — почему эти парни совершенно не удивляются моим довольно специфическим познаниям? Хотя Лили писала, что волшебники не очень дружат с логикой. Может потому, что логикой было не объяснить магию? Но существовали же магические формулы, арифмантические расчеты, похожие на алгебру. Непонятно. Может они решили, что если мне удалось избавить их от страшного злого волшебника, то я могу вообще все? А Северус? Он же жил среди магглов, знал Лили с детства. Разве что дело было в том, что Лили была отличницей. Если она за что-то бралась, то делала это на все сто. Вот и решили наверное, что, научившись стрелять, девушка выучила все по заданной теме.

Северус меня вообще удивлял. Он ведь любил Лили. Неужели не замечал, что я не она? Было ли дело в том, что они практически не общались несколько лет? Или он с самого начала придумал для себя некий образ и не обращал внимания на реального человека?

После того поцелуя под омелой он снова отошел за завоеванные ранее позиции. Словно проверил что-то для себя, пришел к каким-то выводам. Знать бы еще к каким.

Ему безусловно было важно быть своим в моем доме. В компании «Диких кошек» он тоже уверенно занял свое место. Даже Сириус больше его не задирал. Больше всего Северус заинтересовался изготовлением отравленных пуль. Было что-то жуткое в его интересе к опасным вещам. Ясно почему Лили так переживала из-за его увлечений черной магией. Но девушка совершала ту же ошибку, что и миллионы женщин до нее. Она пилила своего друга, закатывала ему скандалы, ставила условия. При таком интересе и стремлении к подобным знаниям все было бесполезно. Это не было блажью, минутной прихотью. Эта тьма была неотъемлемой частью Северуса. Его можно было принимать только вместе с ней. Лили этого было не понять. Меня же подобные увлечения не отталкивали. Я прекрасно знал, что в жизни не бывает ничего безоговорочно черного или белого. И что для того, чтобы построить прекрасный дворец, сперва нужно выкопать котлован и замесить глину для кирпичей.

Наша информационная атака дала плоды. Узаконить нашу компанию не получилось, но разговоры о запрете маггловского оружия завяли сами собой. Скорее всего дело было еще и в том, что процветал черный рынок и нелегальная торговля. Так что такой запрет вызвал бы только больший интерес и рост цен. И наши недруги решили просто замять вопрос, чтобы о нем постепенно все забыли.

Уизли не давали о себе знать. Люпин больше не появлялся. Я занимался Гарри, читал ему вслух книжку про магических зверей с движущимися картинками и тренировал своих ребят. Мы сходили в «Дом танка». Понравилось всем. Это вообще замечательный музей, большинство экспонатов в нем в очень хорошем состоянии, некоторые даже на ходу. Мы долго бродили среди бронеавтомобилей, жутких мастодонтов времен Первой войны. Современные машины меня не очень заинтересовали. Но вот перед «Тигром» я замер. Нахлынули воспоминания. Будапешт, Арденны... Я сам не заметил, как увлекся, рассказывая про ходовую часть, вооружение. У парней блестели глаза. Сириус просто завелся. Он неплохо понимал в технике, водил и сам чинил свой мотоцикл. А тут такое...

— Он тоже на бензине ездит? — спросил он.

— Точно — ответил я.

— А... а стреляет чем?

— Снарядами, — ответил я. — Тут еще крупнокалиберный пулемет. Экипаж — пять человек: командир, механик-водитель, наводчик, заряжающий и радист.

Ребята сверялись с буклетом.

— Нам бы такой! — мечтательно проговорил Фрэнк.

Алиса покачала головой.

— В железе не очень удобно, — заметил Кен, — а вот сверху я бы прокатился.

— Ты чего? — возмутился Сириус. — Это же вещь! Ух, такой махиной бы поуправлять...

Северус мечтательно смотрел на ствол орудия. Мне поплохело.

— Ребята, вы чего? — спросил я. — Это же экспонат.

— Он на ходу, — заметил Фрэнк. — Только топлива не хватает и боеприпасов.

— Если напишите формулу топлива, — сказал Северус, — то я приготовлю.

Сириус кивал.

— А с боеприпасами разберемся, — сказал он. — Трансфигурировать можно.

— Ребята, — сказал я, — даже не думайте. Танка точно хватятся, он во всех буклетах есть.

— А, — махнул рукой Кен, — можно сделать табличку «В ремонте», а персоналу память стереть.

— Может не надо, — поддержала меня Алиса. — Где мы его держать будем?

— Найдем, — сказал Фрэнк, — главное, как его отсюда вытащить. Как насчет порт-ключа? Если сделать помощнее...

Мне стало дурно.

Глава опубликована: 01.07.2013
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 348 (показать все)
С огромным удовольствием перечитала... и еще не раз буду. :) Спасибо!
Летающий танк.. Автор поделись травой).
Неплохо, мне понравилось.
Тина Лильен
Это самый странный и неожиданный Снэванс из всех, что я читала (а читала я их много). В хорошем смысле странный и неожиданный :-) Лили с автоматом, Северус в танке (в прямом смысле) - вот уж никогда не предугадаешь, куда автора заведет фантазия. Браво) Правда, Дамбигад вышел совсем уж Дамбигад, да и Дамблдор ООСный, конечно, но предупреждения есть, так что фиг с ним))
Гендерные извращенцы-авторы пусть горят в аду...
Браво! ) Наконец, набрела у вас на текст, который понравился безоговорочно. Все на месте: юмор, целостность, динамика, интрига, характеры. Прикольнее же всего (ну, лично для меня) тут то, что вы обошли практически все аутошаблоны. Северус вроде бы все та же ООСная няшка-обаяшка, но при этом не картонный мрачный герой, каким вы его уже не раз изображали, а вполне себе живой вдохновенный ученый. Сириус вроде бы все тот же раздолбай-неадекват, но сюжет идет, и даже в таком виде он вызревает в очень привлекательного героя. Набившая оскомину Родомагия все столь же вездесуща, но впервые она не выглядит ни дешевыми понтами чистокровок, ни серией малопонятных ритуалов для сексуальных извращенцев. Волдеморт все так же откровенно слит, но это выглядит не как отмашка, а как завязка интересной истории. Дамблдор все такой же гад, но чуть ли не впервые у него есть хоть какие-то внятные мотивации и он реально выглядит как ГАД, старый интриган и честолюбец, а вовсе не как вялый добродушный старик, которому пофиг, что творится в Хогвартсе, и которого вы за что-то неведомое недолюбливаете...

В общем, брависсимо, добавила в понравившееся, наверняка не раз перечитаю.

ЗЫ: Тема СС не напрягла совсем. Но в одном месте все-таки царапнуло. Там, где "ах, эти гады нас подставили".
Показать полностью
Не понравилось. Все как под копирку из других фанфиков Заязочки, надеялась на новую историю. И стиль тот же. И мне не верилось, что это мужчина, тем более прошедший войну (должна быть специфика, можно было бы добавить ему ПТСР, что вам, жалко что ли? Ну хотя бы сны про войну и неадекватную реакцию на громкие звуки). И никаких следов идеологии, психологии фашиста (а можно было бы опираться на труд Т. Адорно "Исследование авторитарной личности", на "Бегство от свободы" Фромма, взять цитаты из Ницше на худой конец!) В общем, задумка очень многообещающая, но вышло несерьезно, штамповочка.
Очень понравилось, даже несмотря на главное действующее лицо офицера СС. Лили получилась отменной амазонкой. Иллюстрация опять же классная. Содрогнулась только на размышлениях про невидимые летающие танки. Всё-таки, не хотелось бы проигрыша СССР. Ведь территория России рейхом была запланирована как территория с рабами и прочее.
Это прекрасно и совсем по другому, как ч просто обожаю. Автор, мои благодарствия за такое чудесное произведение!
Обожаю этот фанфик. Перечитываю не в первый раз.
Шикарный)
Прелесть какая. Чуть что, хрясь и напополам, и нет проблемы, но умно написано при этом. Люблю такой подход, здравый. Без лишних соплей там где не надо. И увлекательно, и логично, и с юмором.
Шикарный фанфик! Спасибо, автор! Было очень вкусно!
Долго собиралась. Начинала и бросала. Но! Таки прочитала! Супер!
Спасибо автору.
Очень нравятся призведения Заязочки.Пишите дальше.Развивайтесь,фантазируйте.У Вас уже всё получилось.Благодарю за прекрасно проведённое время в окружении героев ваших фиков.
История сочная и нешаблонная , но слегка жмет то что Отто Скорцени хоть и прошел через собственную смерть но постоянно подчеркивал свою гендерную принадлежность и из за этого история слегка пованивает слешем ... Можно ведь было как то обыграть вселение мужика в женщину и последующую гендерную адаптацию...
Забавное чтиво , но сильно царапает мозг то , что прожжёный политик Малфой, профессиональные опера Блэк и Лонгботтом и двойной шпион Снейп ,приняли как данность что курочка ряба Лили , никогда не покидавшая Британию, умеет управлять танком Тигр, который штатный экипаж изучал пол года непрерывных занятий ? Понятно , что в процессе Снейпомастурбации не считаешься с логикой , но и читателей идиотами считать как то не айс ...
Я поначалу решила, что фанфик пишет мужчина из-за стиля изложения и всяких деталей связанных с оружейным и военным делом)

Ближе к середине увидела, что автор Заязочка, и просто восхитилась таким правдоподобной имитацией мужского стиля мышления)

Фанфик веселый и увлекательный, проглотила залпом)

Правда, в самом конце меня ужаснуло увидеть в числе радостно перечисляемых исторических событий уничтожение Люпина как опасного существа.

Учитывая, что именно люди - Дамблдор, например - причиняли вред в данном фанфе, а Люпин - жертва оборотня, который абсолютно ничего плохого не сделал, осталось липкое ощущение от лицемерия в новом прекрасном мире.

А так, все гуд)
Aprel77 Онлайн
Ещё не читая других комментариев хотела возмутиться за Люпина и как раз предыдущий комментарий о том же. Произведение интересное, если сильно не прикапываться, и читать его стоит. Но Заязочка в своём стиле. Минные растяжки вокруг дома? А если бы подорвался не Грюм, который тоже не заслужил подобного конца (с каких это пор полиция или аврорат оправдывает убийство человека за нелегальное проникновение за забор)? А если бы подорвались соседские дети, залезшие из любопытства? Ну и, конечно, непонятна жестокость автора к Ремусу (Она его, кстати, во всех произведениях ненавидит без всякой причины). Его можно не уважать за трусоватость и слабость духа, но он не сделал ничего, чтобы вызвать желание губить его в каждой повести.) Может она испытывает глубокое отвращение и ко всем людям, которые слишком "беззубые ": добрые, ленивые, внушаемые, со сломленым духом? Такие для общества в целом и для истории, возможно, бесполезны, но за что такая ненависть и отвращение? (Такие выводы можно сделать, анализируя фанфики Заязочки). И про то, что справедливость должна быть для всех автор тоже не слышала. То есть Сириус и другие (наследники родов) - это невинные жертвы Дамблдора с ментальным подчинением, но их жалеют и восстанавливают, а нищий Ремус - опасное существо, подлежащее уничтожению (она даже не потрудилась приписать ему преступления, всё просто: был за Дамблдора - уничтожить). Ага, видимо и понятие расизма для автора это пустой звук. Ну и в окончании кажется пропущенной важная часть. Героиня, будучи духом мужчиной, анализирует и "переваривает" Каждый поцелуй с Северусом, Каждое прикосновение! И тут, вдруг, БАХ: хеппи энд и у них двое детей. Простите, но как она, ГГ, в предыдущей главе не представляя близость с мужчиной, докатилась до жизни такой? Это же самое интересное!
Показать полностью
Заязочка любит Снейпа.Всё остальное-на ваше усмотрение.А ещё-Жаба,Аллекто,Меропа..Замечательные истории.Обожаю этого автора.Легко читается,перечитывается..
Один из первых попаданцев - который реально понравился! Мне по нравилось все. А танк - хочу на дачу..
Великолепный попаданец!
Маловато возмущения по поводу англичан, но ладно, может быть он раньше про них знал.
Про "тигр" забавно, но непонятно, как без опытного механика привели в порядок машину, простоявшую в музее больше сорока лет. И где раздобыли снаряды довольно уникального калибра. Тем более что пороха военного времени производства не имеют шансов сохраниться столько лет. Ну да ладно, Северус мог магически изменить размеры снарядов и гильз к 90-мм шведской танковой пушке, все же 88 недалеко от 90.
И отчего не стрельнули ОФ по самому Дамбигаду, когда он стоял на видном месте.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх