↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Уста Саурона
20 апреля в 21:39
Aa Aa
ИГПВП, издание 2. Главы 8 и 9.
#БДСМ_салон_мадам_Зизи #Вдова_из_Мортленда

Фанфик этот лежит и здесь, на фанфикс.ми
И Гарри Поттера в придачу!
и на фикбуке
https://ficbook.net/readfic/5407043#part_content
но начинался он в авторском блоге на «дайри» под названием «Вдова из Мортленда»
https://diary.ru/~zajaza/p211809288_vdova-iz-mortlenda.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212299310_vdova-iz-mortlenda-2.htm
https://diary.ru/~zajaza/p212907375_vdova-iz-mortlenda-3.htm
и вдохновил Заязочку на написание повести «Дочь короля-трубадура», которой я посвятил предыдущий обзор:
https://fanfics.me/message502585

В восьмой главе происходит также мало, как и в седьмой главе, и принципы, по которым создан текст, не поменялись, так что подробно разбирать ее смысла нет.
В начале главы все готовятся к облаве на оборотня под руководством Ричарда Глостера, готовят серебряные наконечники для стрел, Ричард вызывает своих людей из Миддлхэма, потом идут и побеждают Фенрира и его новообращенную стаю (он там успел покусать нескольких человек). Еще утром приходит черт и искушает Варю, что может сделать так, что Ричард никогда не женится на Анне Невилл («Энн»), а будет принадлежать только самой Варе. Она гордо отказывается, черт уходит. Это не очень интересно. Интереснее разговор, который состоялся у Вари с Луной Лавгуд:
— Черт приходил? — послышалось из-за приоткрытой двери.
Луна зашла в комнату. Я тяжело вздохнула.
Как запросто они теперь о черте: «Чо, кто приходил? - Коля, вернуть тыщу рублей, которые у меня на той неделе занял». И никого ничего не смущает. А ведь канонная Луна очень тонко чувствовала зло.
— Ты все слышала?
— Да, — Луна грустно улыбнулась, — по-моему, он тебя испытывал. Знаешь, мне кажется, что некоторые события должны произойти во что бы то ни стало. Значит, Ричард должен жениться на Энн. А черт хотел, чтобы ты дала слабину. Тогда он мог изменить ваш договор, добавить какие-то условия.
С этой точки зрения я на предложение черта не смотрела. Да у меня и времени-то не было, чтобы все это обдумать. Информация свалилась, как снежный ком с крыши. Вот паразит рогатый… Еще и обмануть меня пытался. Ну да, при таких условиях миссия невыполнима. Как можно спасать Ричарда Глостера, если это уже не Ричард Глостер?
Черт, приносящий добро и делающий нас морально лучше. «Я часть той силы, что вечно хочет зла...» Даже не знаю, как это комментировать.
— Меня Драко иногда ужасно бесит, — сказала Луна, — но я бы не хотела, чтобы он изменился. Это же будет не Драко. А я люблю его. А ты — Ричарда.
— Ты любишь Драко? — переспросила я.
— Да, мы скоро поженимся. Ты не против?
— С чего мне быть против? — удивилась я. — Я вам счастья желаю! Вы оба мои друзья.
Что, у них какие-то отношения? Какие? Откуда? А фиг его знает, наверное, у автора просто пейринга такого еще не было.
А Варя продолжает странно вести себя:
Ричард появился через несколько дней. Он выложил на стол тяжелый мешочек с деньгами.
— Это на ребенка, — сказал он, — мой сын ни в чем не должен нуждаться.
— Ваша светлость желает получить отчет, на что будут потрачены деньги? — спросила я.
— Нет. Леди Барбара, нам нужно поговорить.
Что опять? Откуда это хамство? Ричард дал деньги на сына, чем не угодил?
— Я пришел попрощаться, — начал он, — я уезжаю в Лондон.
— Желаю вам приятного пути, милорд.
Он замер. Ну… давай!
— Я собираюсь жениться, — сказал он, — на вдове Эдварда Ланкастерского. Это Энн. У нас уже все решено. И я надеюсь…
— От всего сердца желаю вам счастья, милорд. И вашей невесте тоже. Говорят, взаимная симпатия и дружеское расположение с детства гарантирует удачную семейную жизнь. Если для вашего спокойствия нужно, чтобы я не обращалась к вам и ничем не беспокоила, то так и будет сделано. Я только прошу вас пока никому не говорить о способностях Дика, он еще мал, и слишком большие нагрузки могут на нем пагубно сказаться.
“Ну давай». «Давай» давно в Йорке чем-то там подавился, забыл, чем. Как-будто он ее бросает и уходит к другой. У них и знакомство-то не очень близкое.
— Если тебе нужно разрешение на брак…
— Благодарю вас, ваша светлость, но я действительно не намерена больше вступать в брак. Я уже была замужем, и мне не понравилось.
Он замер. А вот и разрыв шаблона.
— Я слышал о твоем муже, — проговорил он, — но другие-то…
Я пожала плечами.
— Видите ли, милорд, дело не в том, плох или хорош муж, а в том, что он муж. Жена обязана подчиняться мужу и слушаться его, а я предпочитаю быть сама себе хозяйкой. Это гораздо приятнее.
Офигевший герцог — одна штука. Выражение лица Ричарда Глостера было бесценно. А какой мыслительный процесс! Вытаращенные глаза и отвалившаяся нижняя челюсть его, честно говоря, не красили. О, до чего-то додумался.
— У тебя есть любовник? — спросил он. — Кто-то из этих парней?
— Конечно, все обитатели Мортленда, включая лошадей на конюшне и кабанов на болоте, — ответила я, — <...> Должна заметить, ваша светлость, что ваша власть как сюзерена не распространяется на эту область. Это касается только меня и моего духовника.
Он стиснул зубы.
— Прости, это действительно не мое дело.
— И меня простите за резкость, милорд, — сказала я, — но очень обидно, когда считают, что женщина не может обойтись без мужчины.
— Барбара, — сказал он, — давай расстанемся по-хорошему.
— Хорошо, милорд.
И он уехал. К Энн.
Прямо феминистка, которой не нужен муж. Настолько не нужен муж, что она его убила и присвоила себе его имущество. А для того, чтобы кто-то, кроме нее, узнал про ее целительский дар, понадобился брат Снейп.
Дома меня ждали с нетерпением. Они и тут нашли способ подслушать.
— Десять фунтов, — подкинул на ладони кошелек Паркинсон, — большие деньги.
— Нарядить Дика в бархат и шелка? — предложила я.[/q]
У тебя семнадцать человек живет в доме, а ты даже целительством только недавно занялась, дура! Пожрать съезди купи, и шмотки нормальные, а не вот это домотканое г...
— Слушай, — сказала Пэнси, — а ведь он ревнует. Ничего себе!
— Обычное чувство собственника, — ответила я.
— Ну… как знаешь.
И я поспешила уйти к себе. Только таких разговоров не хватало.
Разговоры и правда не очень тактичные, но вот откуда эта тоска разбитого сердца (как поэтично я заговорил)? Нет, правда, откуда? Никакого общего прошлого у них нет, Варя никогда не упоминала о своих чувствах к Ричарду наедине или в разговоре с тем же чертом (но я повторяюсь), ничего в настоящем не намекает на любовь. К тому же, Варя — попаданка, и знает биографию Ричарда III, то есть его брак с Анной Невилл не является для нее неожиданностью. Откуда же драма на ровном месте? Автор решила, что непременно должна быть именно любовная линия, а любовная линия не может быть без драмы?..
Дальше идут исторические сплетни и авторские рассуждения про брак и секс в в Средние Века. Типа, показан поток сознания Вари, и она на ассоциациях начинает об этом размышлять. Подробно я их разбирать не буду, остановлюсь только на одной мысли:
Мне было интересно представить, как Энн относилась ко всем этим детям, женщинам и прочему в жизни Ричарда. Как к неизбежному злу? Молча терпела? Или ей было все равно?
Большинство историков считает, что Ричард III не изменял жене, и оба его бастарда родились до брака. Так что «это все» - это Варя и есть. Пусть лучше спросит прямо: «Не убьет ли «Энн» меня за то, что я — любовница его мужа?»
* * *
А через несколько месяцев в Миддлхэм вернулись молодожены.
Я съездила на поклон, презентовав серебряную чашу с несложным орнаментом из своего наследства. Ричард милостиво кивнул, Энн улыбнулась.
Какого ее наследства? Это же сын Вари был признан сыном и наследником лорда Маубентроя, а не она. А теперь, когда Ричард Глостер признал его своим бастардом, вообще непонятно, чье это имущество. Должны были приехать люди, опечатать поместье, объявить арендаторам, что они должны платить теперь escheator'у. Потом следствие в королевской канцелярии и определение судьбы поместья... Так что Вари там и быть-то, по идее, не должно. И еще: у сильная, независимая женщина, которой не нужен муж, чтобы самой прожить, вынуждена искать подарок среди «наследства мужа».
Варю расстраивает то, что Ричард женился (конечно), поэтому она после того, как поздравила герцога и герцогиню со свадьбой, чтобы поднять себе настроение, решает сделать то, что просто обязан сделать каждый попаданец: перепеть Высоцкого. Ну, почти:
— Слушайте, ребята, — сказала я, — а давайте вы новую песню сочините. А то одной застольной жив не будешь.
— Что за песня? — тут же сделал стойку Драко.
— Там про то, как воин сперва прощается с любимой, а потом возвращается из похода. А она плачет вначале от горя, а потом от радости. Я напою, а вы прикиньте. Песня не на английском.
— То есть, задача следующая, — загорелся Драко, — нам надо перевести на староанглийский песню, сохранив ритм.
— Ну и чтобы осталось про звон кольчуги и капающие на копье слезы, — добавила я, — сейчас напою. <...>
И до самого Мортленда мы обсуждали мои идею и напевали:
— Кап-кап — прямо на копье!
Кстати, Драко и Луна поженились вскоре после отъезда Ричарда. Они обвенчались в нашей часовне
Кстати, да. Зачем подробно об этой фигне говорить?ъ
С другой стороны, и правда, зачем? Герои ГП в этом «фанфике» никогда не были похожи на себя, да и хоть чем-то, похожим на индивидуальность, там обладал разве только брат Снейп. К восьмой главе ситуация не изменилась, так что да, эти NPC не заслуживают внимания вообще.
Песня, что интересно, получилась и всем понравилась. Естественно, Ванюшу заменили на Джонни, а Марусю на Мэри, ну и гусли на лютню. Но остальное вписалось просто замечательно и даже очень похоже на оригинал. Больше всех песенка понравилась Дику. «Кап-кап» — пел только он.
Ну конечно.
Обратно мы ехали не торопясь. Накормленный до отвала вкусностями Дик весело распевал. Его звонкий голосок далеко разносился в холодном воздухе. Мороза не было, но холод уже ощущался.
— А Мэри от счастья слезы льет, — тянул Драко, — как лютня ее душа поет!..
— Как-кап-кап, — подхватил Дик, а дальше включились мы с Гарри, — из ясных глазок Мэри капают слезы на копье! <...>
Мы повернули, чтобы объехать замок. Дорога шла по лесу, так что мы не увидели тех, кто ехал нам навстречу, пока не столкнулись с ними. Да уж… Герцог и герцогиня Глостерские, вдовствующая графиня и свита. Похоже, они ехали из аббатства Болтон. Не очень хорошее место, судя по всему.
Живешь в заколдованном диком лесу, откуда уйти невозможно Опять этот лес. Да еще и рядом с замком, предоставляя осаждающим отличную возможность незамеченными подойти прямо к стенам. Ну да фиг с ним.
И про нехорошее место я не понял. Это аббатство — нехорошее место? Ну да, когда у тебя в покровителях — черт, от любого монастыря будет нехорошо делаться.
Мы поклонились, давая дорогу. Ричард остановил коня.
— Так вот кто так громко поет, — заметил он.
— Прошу нас извинить, ваша светлость, — сказала я, — мы не думали, что кому-то мешаем.
— А чего ты в гости не приходишь? — спросил у отца непосредственный Дик.
Энн ничего не сказала, она, честно говоря, неважно выглядела, а вот графиня поморщилась.
— У тебя очень избалованный сын, Барбара, — заметила она.
Я не успела открыть рот, как Дик выдал.
— А мама говорит, что детей надо баловать, — поделился он с аудиторией, — только так из них вырастут настоящие разбойники.
Графиня замерла.
— А ты знаешь, что делают с разбойниками? — спросил Ричард.
— Про них поют песни, когда наряжают майское дерево, — поделился информацией Дик. — Ты умеешь играть в Робин Гуда? Я — Робин Гуд, тетя Цисси — Мэриан. Хочешь быть Малышом Джоном? Только если будем очень шуметь, то придет мама, скажет, что она очень злой шериф Ноттингемский, и что кое-кто не получит варенья к ужину. А я очень люблю варенье.
Свиту его светлости поразил приступ внезапного кашля. Гарри и Драко держались, они к этому монстру привыкли.
— Извините, ваша светлость, — пробормотала я, — миледи. Дик очень любит играть. С вашего позволения…
— Кап-кап, — пел Дик, когда мы разъехались, — капают прямо на копье! Давайте сначала.
— Это кому там наш Дик не понравился? — спросил Гарри. — Мамаше нашего герцога, что ли?
— Теще, — ответила я.
— Тогда понятно, — заметил Драко, — но все-таки Ричард — странный тип. Тещу домой притащил, всех детей, кроме Дика, да и его бы прихватил, если бы ты не отказалась. Сам себе райскую жизнь устраивает. И жене заодно.
— Ответственный, — вздохнул Гарри, — он вообще мужик приличный. Я как вспомню, как мы вместе против Грайбека вышли — за таким командиром куда угодно пойти можно.
— Меня беспокоит, как выглядит Энн, — сказала я. — Беременность — то еще развлечение. А если там еще что-нибудь?
— К тебе она точно не обратится, — хмыкнул Драко, — может на нее Саймона натравить? С зельями? <...> А то мало ли… Случится что, а рядом мы живем.
— Надо подумать, как это сделать, — сказала я, — мне все это тоже не нравится. И зла я им не желаю.
Что тут в этих «Драко» и «Гарри» от героев Роулинг? Драко, кстати, оказывается неправ. Ричард приезжает в Миддлхэм, просит посмотреть его «Энн» и то, как протекает ее беременность. Они едут и исцеляют, сын Вари разговаривает, как обычно говорят дети у Заязочки:
Дик перекрестился, как его учили, и положил руки на живот Энн.
— Там живой кто-то, — рассказывал он, — совсем маленький. И ему нехорошо.<...>
— А почему ему нехорошо? — спросила я.
— Ему нужно больше… кушать, — Дик поднял на меня глаза, — он живет там и хочет кушать.
— Что еще чувствуешь? — спросил Снейп.
— Холодно, — ответил Дик, — и все медленно.
— Что медленно? — спросила я.
Даже Варя не выдержала.
— Ну, ты говорила, мама, что у людей под кожей кровь течет, она горячая и так двигается… как толкается. А тут холодно. И двигается медленно.
— Малокровие, — пояснил Снейп, — все ясно. Дальше, Дик.
— Энн, — сказала я, — пусть он сердце послушает.
— Хорошо, — она смотрела уже без враждебности.
— Стукает, — сказал Дик, — а вот тут плохо.
— Легкие, — сказал Снейп, — миледи, вы кашляете?
— Бывает, — ответила Энн.
Лекарь смотрел на Дика с каким-то священным ужасом.
— Все ясно! — сказал Снейп. — Ничего хорошего. Но и ничего такого, чего нельзя поправить. У вашей супруги, милорд, слабое здоровье, а ребенок берет все из тела матери. Не зря же женщины теряют зубы и волосы при беременности. Я кое-что привез, лекарства надежные. И еще пришлю.
Опять эта страшная беременность, которая буквально вытягивает жизнь из женщины. И опять авторская интерпретация истории. В РИ Анна Невилл умерла весной 1485 года, возможно, от острой легочной инфекции, а сын Ричарда III и Анны умер за год до того, весной 1484 года. С другой стороны, сын не сопровождал родителей, когда Ричард стал королем и они с женой окончательно переехали в Лондон. Из-за этого некоторые историки считают, что он был слаб здоровьем, Заязочка считает, что и «Энн» тоже. Имеет право, но, конечно, то, что она больна и плохо питается, способна только Варя Сью. Варя вообще на многое способна. И очень важна для этого мира.
Для начала, «отношения» Между Ричардом и Варей продолжаются, и Варя недоумевает, почему ему так хочется секса именно с ней.
И оказывается, что шутки про животворящий секс — вовсе не шутки.
— Дело не в этом, — Люциус извиняюще улыбнулся Нарциссе, — извините, дамы, но секс с магглой очень сильно отличается от секса с ведьмой. Нет, я сравнительным анализом не занимался. Это было исследование Руквуда. Он заинтересовался, по какому принципу магглы обвиняли людей в колдовстве.<...> Особое внимание уделяли и сексуально привлекательным люди. Это не обязательно были писаные красавцы и красавицы, иногда мог иметься и заметный изъян внешности, но им он лишь добавлял шарма.
— И что это значит в отношении нашего случая? <...>
— Барбара не такая как мы, но она сильная ведьма, — сказал Лавгуд, — а у герцога есть кровь волшебного существа.
Все гораздо круче, говорит черт, зашедший в гости в начале 9 главы:
— Твоих рук дело? — спросила я столь внезапно объявившегося черта.
— Нет, — ответил он, — даже обидно — такой поворот. Недооценил я его светлость, недооценил. Опять вы бонус получили. Даже обидно.
— Что за бонус? — спросила я.
— Ваш проход в другую реальность стал главным. Поздравляю!
И тут я вспомнил ту серию «Южного Парка» с пародией на «Тора», где Стэн (или Кайл?) должен был сходить на свидание с Натали Портман, чтобы она открыла ему свою «кротовую нору», чтобы Тор мог быстро переместиться с Земли на свою планету. Вот, а у Вари... проход, который она открывает при помощи Ричарда Глостера:
— У тебя тут тараканьи бега? — спросила я.
— Нет, — ответил он, — не угадала. Я смог определить только начальные параметры. Система саморазвивающаяся. Можно немного регулировать, но именно что немного. Хотя, признаюсь, искушение было, особенно когда появились эти проходы. У вас тут и так чуть ли не привилегированное положение. Вот я и добавил немного интриги, ослабив твою связь с герцогом. Ты так легко повелась на провокацию, любо-дорого смотреть. Нет, я бы не сделал так, как говорил, это ломало все условия. Ричард Глостер должен оставаться прежним, но ты сама отказалась от него. <...>
— Да, — согласилась я, — расскажи про бонус.
— Ну вот, даже поддразнить нельзя! Ладно, слушайте. Связь местного Плантагенета с сильной ведьмой и наличие магически сильного ребенка от этой связи действительно дает большое преимущество. А ваш Дикон инстинктивно чувствует точку силы и прибирает ее к рукам, отсюда и выбросы. Сегодня так шарахнуло, что даже меня проняло.
Черт создал эту реальность под контракт с Варей, как мы помним из пролога, но не контролирует ее, конечно.
А связь Вари с Ричардом создала не просто проход, а Магическое Убежище:
— Пресвятая Дева! — простонал Шелтон. — Опять оборотень?
— Я эта… не оборотень… — послышалось из темноты.
— А кто? — крикнул Гарри. — Кто ты такой? Что тебе здесь надо? <...>
— Рубеус Хагрид, — на свет вылез настоящий великан, — хранитель садов и лесов… — тут он зарыдал, — кто тут? Я вижу плохо.<...>
«А этого куда девать?» — с тоской подумала я. Кажется, придется делать пристройку.
Повторилась сцена с едой, слезами и объяснениями.
Да ладно, там уже 17 человек живет, каждый в отдельной комнате. Там наверное вообще комнат сорок. Дома на болоте в глухом лесу — они такие.
— Значит, правду люди-то говорят… — шмыгнул носом Хагрид. — Есть оно. Убежище! А я, стал быть, дошел…
— Убежище? — переспросила я.
Мне это, честно говоря, не понравилось. Нет, я не против помогать людям, магам и магическим существам, но у меня ресурсы ограничены. Дом уже трещит по швам. Болото тоже не резиновое. Местные могут не понять такого нашествия. И еще неизвестно, как к этому Ричард отнесется. Он нас-то принял со скрипом.
Ричарду вообще на это плевать, если судить по самому тексту. Какие местные, Варя живет, не контактирует ни с кем? Болото не резиновое, блин...
Оказалось, что в страшном мире, откуда появлялись мои постояльцы, кто-то произнес пророчество. Дескать, есть некое Убежище, и выживут только те, кто до него доберется. Жуть…
— А что с Хогвартсом? — спросила Гермиона.
— Нету, — всхлипнул Хагрид, — и в лесу все умерли-и-и-и-и…
— Хагрид, оставайся, — сказала я, — только тебя сейчас проверят, чтобы в карманах ничего не завалялось. И на будущее: никаких пауков и драконов! Понятно?
Он кивал, присосавшись к кружке с элем. С хозяйкой Убежища он спорить не собирался. Спать его уложили на полу в большой комнате.
А остальные где спят? А к чему это предупреждение, если там, откуда Хагрид приехал, магические существа вымерли, а в Йоркшире XV века ни драконов, ни акромантулов не водилось?
* * *
«Энн» вылечили и велели есть побольше овощей, и даже прислали из теплиц Мортленда. Мать «Энн» увидела эти овощи и устроила скандал, что они заколдованные, но ее быстро успокоили и убедили в том, что, если над теплицей висит «изображение Девы Марии», то и никакой магии быть не может.
Это, кстати, создает еще одну временную петлю. Потому, что в РИ Ричард приехал с женой на север в 1472 году, а забрал тещу жить с ними как бы не в 1473 (хотя, может быть, и в 72 тоже). Но даже по хронологии ИГПВП Ричард уезжал на юг на несколько месяцев, чтобы жениться. То есть даже там должен бы быть, по идее, 1472 год. При этом Варя заявляет в одном месте Ричарду, что ее сыну «почти четыре года», то есть еще три. Хотя ему должно бы быть ближе к пяти. С другой стороны, не очень понятно, когда ее Ричард уехал к брату, в 67 или 68 году, и когда именно родился ребенок. В общем, я окончательно запутался, какой там год и сколько времени прошло с попадания.
И продолжает развитие сюжетная арка с сыном Вари и его поведением. Еще тогда, когда они с Варей приезжали лечить «Энн», Ричард познакомил его с другими своими бастардами:
— Ну вот, — сказал он, — давайте, знакомьтесь. Джон и Кэтрин, это ваш брат Ричард. Дик, это твои брат и сестра. <...>
— Ты тоже мой братик? — спросила Кэтрин. — А ты умеешь играть? У меня есть кукла в бархатном платье.
— Мальчики не играют в кукол, — сказал Джон.
Дик прищурился, окинул взглядом родственников и решительно двинулся ко мне.
— Ты не хочешь играть? — спросил у него Ричард.
— Нет. Я хочу домой. Я не братик.
Похоже, что Кэтрин обиделась. Джону же явно было все равно.
— Он плохой! — припечатала девочка. — Пусть он уходит!
— Я сам уйду, — ответил ей Дик. — К маме!
Ричард открыл было рот, но я приложила палец к губам.
— У тебя нет красивой одежды! — продолжала Кэтрин.
— Мистрис! — метнулась к ней нянька.
Да уж, на фоне разряженных Джона и Кэтрин Дик смотрелся сельским сквайром. Но ведь именно им он и был.
Нет, на их фоне он смотрелся сыном идиотки, которая почему-то не хочет съездить и купить нормальной одежды.
— Что с ним? — спросил он шепотом, когда мы шли к выходу.
— Ничего, обычная детская ревность, — ответила я тоже шепотом, — у Дика появился такой замечательный отец. И вдруг оказывается, что тобой надо делиться. Он привыкнет, но не сразу. Не надо их насильно сводить, захотят — подружатся.
— Но ему действительно стоит сшить другую одежду.
— Зачем? Кабанов на болоте пугать? Будет в люди выбираться — сошью.
Рукалицо.
Меня волновал Дик. Ричард не отстанет, это ясно. Для него все дети были показателем его, так сказать, мужской состоятельности. Ну и членами семейного клана. Поэтому Дику придется контактировать с другими детьми. А мое избалованное сокровище вполне могло развернуть полномасштабные военные действия с непредсказуемым результатом. Об этом, конечно, стоило подумать раньше, но всего не предусмотришь. Да и положение единственного ребенка в большой компании взрослых мягкости характера не способствовало. Дик умел договариваться, но не с детьми. Его этому, между прочим, Люциус учил. Я молчу об исполнении малопристойных песенок, рассказов про мощерогих кизляков и прочих мозгошмыгов, игр в Робин Гуда с размахиванием деревянным мечом, воплями и прыжками с лестницы. Причем он точно знал, что в любой момент может обратиться к любому взрослому — и его внимательно выслушают и ответят на все вопросы. И качать права умел. Это его уже Гарри учил. Ричард своего сыночка во всей красе не видел. Это будет катастрофа, особенно учитывая фамильный темперамент обоих.
Гении педагогики Гарри и Люциус — это, конечно, сильно. А что сделала Варя, зная все, что она знала. Начала воспитывать сына, следить за его поведением. Или, может быть, хотя бы объяснила, что разные люди по-разному общаются. Попыталась как-то сгладить ревность к единокровным сиблингам? Варя ничего не сделала. Хотела посоветоваться с «дамами» из Мортленда, а потом ее отвлекло появление Хагрида, она и забыла.
И ничего не сделала с представлением сына о том, что его отец «плохой»:
— Восемь! Девять! Десять!.. Ты опять пришел маму мучить? Уходи!
Я спрыгнула на землю и обернулась. Все те же и милорд. Уже, кажется, привычно опешивший. С яркими пятнами на щеках. Как бы чего не вышло…
— Иди-ка сюда, маленький вредина, — сказала я, снимая Дика с Сириуса, — нельзя говорить глупости. Никто никого не мучил и не будет мучить.
Дик поджал губы.
— Я не маленький, я большой!
— Ты большой вредина, — я поставила его землю и присела на корточки перед ним. Он набычился.
— Мы же договаривались, — напомнила я, — что ты спросишь, если чего-то не понимаешь, а ты говоришь гадости. Давай-ка, извинись.
— Извини, — буркнул Дик и тут же обнял меня за шею.
— А ты не передо мной извиняйся, а перед тем, кого обидел. Ну, на кого кричал?
Дик нехотя отпустил мою шею и повернулся к отцу.
— Я больше не буду! Извини!
Ричард кивнул. Меня обрадовало, что он не потребовал наказать малыша. И, главное, не попытался сделать это сам, но все равно. Ох, Дик…
А потом Ричард хочет, чтобы его сын погостил у него в Миддлхэме. Вернее, немного не так. Сначала он устраивает праздник в Миддлхэме по случаю признания своего бастарда:
Вытряхнула еще одну чашу из сундука. Поехали. Дик у меня в этот раз был очень даже нарядным. Самое лучшее тонкое сукно красивого винного цвета я лично украсила золотым шнуром из своих запасов. Заготовки для башмачков из тонкой красной кожи пришлось купить у разносчика за большие деньги. Ничего, сегодня Дик должен быть нарядным, чтобы всякие на него хвост не поднимали. Я и золотую цепочку, когда-то подаренную мне графом, Дику надела.
Самодельные одежда и обувь, женское украшение на мальчике. Кто будет над ним смеяться? А потом забирает в Миддлхэм погостить. И происходит трагедия:
Я весь день не находила себе места. Мне мерещились всякие ужасы, и я, наплевав на все, оседлала коня и помчалась в замок. Примерно в двух милях от него посреди дороги я увидела маленькую фигурку. Его уже плохо было видно в сумерках. Господи! Дик…
— Мама… — пролепетал он, протягивая ко мне руки и оседая на землю. — Мамочка…
Я бросилась к нему. Он весь горел. Да что же с ним случилось?! Что с ним сделали?!
— Дик, маленький! Все хорошо! Мама здесь! Не бойся…
Не помню, как добралась домой. Снейп покачал головой.
— Сильная слабость! Он пережил что-то очень болезненное.
— Думаешь, был стихийный выброс? — спросила я.
— Не похоже. Раздевай его.
Вот оно! На нежной коже явственно были видны следы от розги. Неужели Ричард посмел… Но кто бы это не делал, теперь это мой враг. И не только мой.
— Несколько дней ему придется полежать, — сказал Снейп, — физически он здоров. Здесь травма другого типа, ты это прекрасно понимаешь. Меня интересует, как он выбрался из замка. Неужели за детьми никто не смотрел? Но рано или поздно его хватятся.
Телесные наказания — это плохо, телесные наказания детей — это еще хуже. Но, во-первых, так тогда наказывали всех детей, и ребенок не пострадал физически. Во-вторых, с учетом всего, что было раньше, это выглядит так, как-будто сына Вари наказали просто за его поведение. И все причитания по поводу деточки, которую выпороли, выглядят ужасным лицемерием. Варя знала, в каком времени оказалась, она сама назвала своего сына избалованным, она ничего не сделала, чтобы это исправить, но льет крокодиловы слезы.
Поскольку Варя — Мэри Сью, очень скоро выяснится, что сына выпорол специально нанятый асасин, чтобы рассорить ее с Ричардом и нанести вред волшебнику с великим целительским потенциалом, Ричард поклянется, что не давал приказа наказать сына, а лечить его придут единороги:
Дверь распахнулась с грохотом.
— Барбара! — от рева Хагрида можно было оглохнуть. — Давай мальца! Они пришли! Вылечат! Давай!
— Кто пришел?! Куда давай?! Хагрид!
— Дык единороги!... Дик, маленький наш, болен. Плохо ему. Лес плакал. А они и пришли лечить. Давай быстрее!
Единороги?..
Хагрид быстро замотал Дика в одеяльце и подхватил его на руки.
— Пошли!
Я рванула за ним, Ричард следом. Действительно, у хижины Хагрида стояли фантастически прекрасные белые звери. Двое взрослых и малыш. Казалось, что от них исходит сияние.
Но Дик смело подошел к самцу единорога и протянул к нему руки. Тот склонил голову и позволил мальчику дотронуться до себя. Дик счастливо рассмеялся.
— Чудо! — выдохнул сзади Шелтон. — Чудо Господне!
— Дык я и говорю… Дик болел. Лес плакал. Они и пришли лечить.
Дик уже вовсю обнимался с новыми знакомыми. Маленький единорог дунул ему прямо в лицо.
— Ваша светлость, — послышался голос Снейпа, — я бы посоветовал послать кого-нибудь в замок. За супругой и другими детьми. Единороги пробудут здесь какое-то время, глупо упускать такой шанс. Благословение единорогов дает здоровье и долголетие.<...>
— Да? — переспросил Ричард.
— А как же, — подтвердил Хагрид, — они того, самые чистые и светлые. Для детишек очень полезно.
— Это Хагрид, — пояснила я, — он теперь тоже живет у нас и лечит животных. Он точно знает.<...>
— Мой сын святой? — пробормотал Ричард. — Святой?.. <...>
А тот [сын Вари] все тянулся к прекрасным зверям и смеялся.
— Он святой… точно святой… — бормотал Ричард, — он лечит людей… он спас Нэда… Он меня спас от оборотня… А я забыл… Почему я забыл, что он спас меня от оборотня?<...>
Я обернулась. От реки бежали люди — крестьяне из Кэмптона, пастухи. Они останавливались, потрясенно смотрели на волшебных животных. Кто-то крестился, кто-то опускался на колени. Через некоторое время подтянулись и люди из замка.<...>
Энн с ребенком на руках робко подошла к нам. Джона и Кэтрин не было видно, но вот и их вытолкнули вперед. Снейп взял их за руки и подвел ко мне.
— Детям они вреда точно не причинят и женщин с детьми не тронут. Идите вперед, только медленно.
Жеребенок заинтересовался малышом на руках у Энн, и она наклонилась, позволяя ему обнюхать своего сынишку. Мне удалось погладить самца, а Энн приласкала жеребенка.
Дик гладил их всех.
— Они хорошие, мама, — сказал он, — они пришли меня лечить. Они и других вылечат.
И величественные прекрасные животные двинулись вслед за Диком к людям. Они позволяли дотронуться до себя детям и молодым девушкам. Мужчины держались в стороне. Жеребенок неожиданно подбежал к Ричарду. Тот протянул ему руку, и малыш фыркнул ему в ладонь. И тут же вернулся к своей маме. Люди опускались на колени.
Единороги обошли толпу, затем развернулись и пошли назад. Постояли немного рядом с Диком и ушли в лес. А мой сын улегся на овчину и заснул.
Написала эту похабщину Заязочка, а стыдно почему-то мне.
20 апреля в 21:39
20 комментариев из 120 (показать все)
И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия:
15 знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч!
16 Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих.
17 Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг.
18 Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть.
Да, точно не про Дамблдора.
Остаток 10 и 11, и 12 глава заодно:
https://fanfics.me/message511850
Вот паразит рогатый… Еще и обмануть меня пытался.

Ну я не знаю, Варя, может, потому что он черт? Ну, знаешь, слуга Сатаны, который отец лжи и все такое.

Варя ведет себя с Ричардом, как будет начиталась книжек из 2000-х а-ля "Школа стерв". Причем описанные в них приемы не особо-то работают и в наше время, а уж в те стародавние времена...

Вообще эта "тоска разбитого сердца" скорее напоминает как раз то самое чувство собственника, которое Варя приписывает Ричарду. То есть типа как, я тут Сьюха, я тут центр мироздания, почему намеченная жертва немедля не падает мне в ноги, преданно держа в зубах самую дорогую семейную реликвию?

Ну, вообще, по средневековым меркам мелкий Дикон реально очень невоспитанный ребенок. Да и вообще какой-то неприятный ребенок, весь в маменьку.

Ну да, ну да. Любит Зи издеваться на единорогами, надо же как-то показать, что ее мерзкие герои на самом деле няшки.
My Chemical Victim Онлайн
Talitko
Для Зизи принц — это не определённые конструкты поведения и правила, а просто больше бабла и власти. Учитывая, что в фиках Зизи царит вседозволенность для её любимок, я не понимаю, зачем ей понадобился прынц — ровно то же самое у неё может делать и зельевар-нищеброд, просто будет ещё одна ступенька «внизапна стал бахатым».
Уста Саурона

Жалко, кстати, няню. По тем временам она реально ничего не сделала такого. Это реально как сегодня за поставленного в угол за плохое поведение ребенка на пожизненное сажать.

нее тема с "самостоятельно сделанной одеждой" мелькала более мощно в Сиротке Джейн,

У Зи вообще какой-то пунктик на самодельной одежде. Мне кажется, она просто путает понятия. Ну типа даже сегодня у самых топовых домов моды дорогие модели шьют и вышивают в ручную, и это типа круто, эксклюзив. Вот только Заязочка упускает маленький нюанс, что в домах моды работают профессионалы, причем бест оф зе бест оф зе бест. А не профессионалы сделают не эксклюзивную шмотку, а любительскую поделку.
My Chemical Victim
Ну она же по сюжету пришла в этот мир спасать. А спасать бесплатно - это моветон. Чо она, принца ради других спасала что ли, а не ради себя?
Talitko
Кмк, она пытается современную моду на хендмейд спроецировать куда не следует. Ну и чем хендмейдистей, типа больше говна и палок, тем лучше.
Desmоnd
В принципе, есть хендмейдщики, которые делают очень классно. Но опять же, это не то, что в школе походить на труды и сделаешь все круто. Это годы упорного труда и тренировок, то есть, на таком уровне не каждый сможет. Но с помощью сьюхомагии, конечно, Варя будет шить как швеи из мастерских Диор.
Talitko
Главное, что ей самой нравится! Кто может ей запретитЬ!
Тощий Бетон_вторая итерация
Ну в принципе, да. Тем более, что со сью-магией Варя может вообще хоть голой ходить, все равно все будут восхищаться и тоже так хотеть.
Talitko
Но с помощью сьюхомагии, конечно, Варя будет шить как швеи из мастерских Диор.
Как показывает реакция окружающих в этом фике, шьёт она полное говно :)
Desmоnd
ХДДДД просто они завидуют))))) сами так не могут вот и обзывают)))) и не доросли до высокой моды)))) лапотники сермяжные)))) ХДДДД
Но с помощью сьюхомагии, конечно, Варя будет шить как швеи из мастерских Диор.
С помощью сьюхомагии Зи добивается иного - чтобы творчество её героинь всегда и у всех вызывало восторг, об высоком мастерстве исполнения речи не идет. Это как то, что умелых поваров мы любим, но никто не падает в обморок от восторга, от того что кто-то может приготовить яичницу.
кукурузник
Ну, мне кажется, Зи-то как раз подразумевает, что у них шмотки (и другие поделки) козырнее и круче, чем у всех окружающих. Другой вопрос, что она так ведет повествование, что создается именно то впечатление, о котором ты говоришь - что героиня может делать все насколько угодно плохо, но все будет восхищаться просто патамушта.
Talitko
Ну, так как Заяза описательную часть всегда всирает (что у вязалки Джейн, что у Глаши Крауч, что вот тут), а восхищение мы видим только в стиле: "а что, так можно было?", то накрафченный шмот воспринимается бай дефолт - творением дилетанта, который по-быстрому чего-то там научился, никогда в жизни таким не занимавшись.

Да и тут подкидывают дровишек "завистники", вон те "расфуфыренные". Причём, Варя, высираясь на них, мол, вырядились они тут, сама задаёт тон сравнения.

Казалось бы, у тебя же есть сьюха, которой покоряется реальность. Делай её супер-дупер!

Что стоит написать:
"Я смотрела на их одёжки, которыми они так гордились, и лишь усмехалась про себя. Несмотря на то, что они отдали огромные деньги, наши с сыном одежды выглядели красивее, оригинальнее и добротнее. Одно лишь огорчало - их искажённые в гримасах зависти лица и постоянные просьбы познакомить с моим портным."
Desmоnd

Это как с ГХА, трудно сохранять разумность, когда пишешь, если у тебя одна рука занята надрачиванием на свой селф-инсерт.
Talitko
Это как с ГХА, трудно сохранять разумность, когда пишешь, если у тебя одна рука занята надрачиванием на свой селф-инсерт.
Так блядь в том и дело, что при нормальном надрачивании такой хрени бы не было.
Просто пиши реакцию, да и всё. Какую хочешь, просто не от болванчиков-миньонов, а вообще всех.
Talitko
В принципе, есть хендмейдщики, которые делают очень классно. Но опять же, это не то, что в школе походить на труды и сделаешь все круто. Это годы упорного труда и тренировок, то есть, на таком уровне не каждый сможет.
И современные технологии. В Средневековье швейных машинок на электрической тяге не было. И много чего еще.
Desmоnd
Так она пишет. Миньоны восхищаются, все остальные ненавидят и завидуют.

Уста Саурона
И это тоже.
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть