↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Узнавая тебя (гет)



Переводчик:
Оригинал:
Показать
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Драма, Ангст, Романтика
Размер:
Макси | 956 Кб
Статус:
В процессе | Оригинал: Закончен | Переведено: ~58%
Предупреждения:
Нецензурная лексика
 
Проверено на грамотность
Спокойствие магического сообщества нарушено из-за катастрофического уменьшения популяции волшебников. Министерство Магии в панике выпускает закон «Принудительного бракосочетания», который гласит: «Граждане магического мира, выбранные Министерством, и наиболее подходящие друг к другу обязаны вступить в брачный союз». Что вы будете делать, когда вашим нареченным супругом становится самый ненавистный соотечественник? И вам, естественно, придется с ним встречаться.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 8

Гермиона сидела по-турецки на полу в гостиной. Журнальный столик отодвинули в сторону, освободив больше места для разложенных бумаг. Джинни растянулась рядом, лежа на животе и листала журналы, ее ноги были согнуты в коленях, она небрежно покачивала ступнями в воздухе, пока ее подруга делала заметки в блокноте.

— Что ты думаешь о фиалках, Гермиона? Они милые. Ох, или нарциссы! Сейчас самый сезон, это было бы ярко и здорово.

Гермиона покачала головой:

— Альстромерия для букета.

— Альстро-что?

— Альстромерия, — она подняла голову и увидела пустой взгляд Джинни, — Перуанские лилии. Я до сих пор не уверена в цветах, но эти приходят в достаточно приличном разнообразии…

Джинни поджала щеку ладонью:

— Хорошо… ну, а какие цвета ты хочешь для тематики? Ты можешь сделать их основой для букета и декораций.

Гермиона закусила нижнюю губу, листая одну из книг с образцами тканей, которые рыжая ведьма использовала при планировании своей церемонии.

— Даже не знаю… Джин, почему ты не сказала мне, что это будет так сложно?

— Что? Хочешь сказать, что Гермиона Грейнджер единственная из всех людей на земле, не знала, насколько сложной бывает организация свадьбы? — Она дразнила другую ведьму, подавляя смешок от смертоносного взгляда, брошенного в ее сторону. Джинни извернулась, чтобы выпрямиться и закрыла лежащую рядом книгу. — Мы думаем над этим последние два часа, может, перейдем к следующему пункту. Есть там что-нибудь еще, о чем тебе нужно принять решение?

Гермиона покачала головой, продолжая перелистывать страницы с образцами тканей и сверяя их кусочком шелковой ткани платья, которую дала ей Эндора. — Это должно быть последнее, я практически уверена, что уже учла все остальное.

— Не может быть, — удивленно воскликнула Джинни. Она знала, что ведьма взяла отгулы на сегодня и часть вчерашнего дня начиная с обеда, но она никогда бы не подумала, что даже Гермиона сможет решить все вопросы, касающиеся необходимых приготовлений к свадьбе всего за полтора дня. Иногда она думала, что ее подруга все еще прячет маховик времени где-то в рукаве. — Дай мне посмотреть список.

Джинни протянула руку через стопки бумаг и журналов, чтобы вырвать пергамент из руки брюнетки. Она просмотрела список и, конечно же, все пункты, кроме цветочных композиций и общей цветовой гаммы были уже вычеркнуты. Она думала, что эти вещи самое первое, о чем может подумать невеста, но Гермиона никогда не была самой типичной из ведьм. Теперь она точно была уверена, что у девушки припрятан маховик. Рыжая ведьма взглянула поверх листа и увидела, что Гермиону снова поглотили мысли. Морщинка на лбу брюнетки наверняка когда-нибудь проступит, учитывая, как сильно та хмурит лоб с тех пор, как Джинни приехала ей на помощь.

— Хм… ты упустила еще кое-что, Гермиона.

Ее карие глаза широко распахнулись, в них быстро расцветал страх.

— Что? Я что? Где? Что еще там?

Джинни схватила ручку и нацарапала дополнительную строчку ниже всех остальных, которые были зачеркнуты и передала пергамент обратно.

Гермиона прочитала новую строчку вслух.

-…наряд для брачной ночи…ДЖИН!

Рыжая усмехнулась лицу подруги и ее ярко-красному румянцу, который быстро сменил обычно теплый оттенок лица. -Что? Это тоже очень важный пункт.

Джинни наконец получила признание от Гермионы, что это будет ее первый раз с мужчиной — факт, о котором та уже знала из беседы между ней и Драко в его кабинете, при этом ведьма старалась достаточно убедительно имитировать удивление. Кажется, что поделившись с подругой, Гермиона, стала чуть меньше нервничать по этому поводу и смогла, по крайней мере, говорить об этом более непринужденно, чем раньше. Также на удивление хорошо реагировала на ее добродушные поддразнивания. Видимо случайный разговор на эту тему, немного ее подбодрил.

-Джинни, я НЕ собираюсь выставлять себя дурой в первую брачную ночь, наряжаясь как… как какая-то госпожа!

Джинни усмехнулась:

— Госпожа? Что за журнальчики ТЫ читала, готовясь к этому событию?

Гермиона покраснела еще ярче:

— Никаких! Я имею в виду, что ничего такого. В общем я… мы можем просто закрыть эту тему?

— Конечно, — Джинни пожала плечами, — но я думаю, что это так же важно, как и весь «Большой день» в целом. Ты должна насладится этим моментом.

— Насладится? -пробормотала Гермиона, — Ты совсем забыла, с кем мне придется скрещиваться?

Джинни ухмыльнулась такой интерпретации, подмечая что усилия другой ведьмы в этом тайном исследовании были, очевидно в совершенно негермионовском стиле:

— Я все помню! Я имею в виду, что ты могла бы представить кого-нибудь другого, для создания настроения, иногда это бывает очень даже забавно.

Гермиона моргнула, увидев странный взгляд своей подруги, и еще глубже уткнулась носом в образцы тканей: — Я этого не слышу. Надеюсь, ты понимаешь, что я не слышу ни слова.

— Хорошо-хорошо. — Джинни подползла ближе и села перед диваном рядом с Гермионой, подтянув колени к груди и откинув голову на подушки сиденья. Она посмотрела на подругу, ухмыльнулась ее растущему румянцу и застывшему взгляду, направленному на книгу, который давал понять, что девушка вообще не смотрела на эти образцы. — Знаешь, по крайней мере, он симпатичный.

Комментарий вызвал громкое фырканье брюнетки, реакция, которая была слишком быстрой и эмоциональной.

— Кто? Малфой? Чертовски маловероятно.

— Я просто говорю, что он, по крайней мере, поддерживает форму. Ты знала, что он принимает участие в какой-то общественной лиге игр по Квиддичу? Он и Забини довольно часто бывают на стадионе. Я вижу их периодически, когда мы выходим на поле для тренировок.

— Серьёзно? — Гермиона наклонила голову, что ж, это многое объясняло. Она знала, что те рельефные линии мышц, которые она почувствовала на днях коснувшись его спины, не были результатом офисной рутины. — Не знала, что он все еще играет. Я думала, он перестал заниматься еще в школе, со времен... ну, ты знаешь. Почему ты никогда не упоминала об этом?

Джинни пожала плечами, сгибая и разгибая пальцы ног на плюшевом ковре Гермионы.

— Я давным-давно перестала пытаться поговорить с тобой о Квиддиче, я знаю, что тебе на него плевать. — Ухмылка медленно расползлась по ее губам, и она искоса взглянула на подругу, — Хотя, вероятно, мне следовало упомянуть об этом, учитывая твои новые интересы.

Гермиона вопросительно посмотрела на нее:

— Мои интересы? Какие еще интересы?

— О, ты знаешь…Я понимаю, что тебе на самом деле наплевать на игру и все такое, но я не могла не заметить твой искренний интерес к униформе. Особенно, как она смотрится на мужчинах.

Брюнетка что-то пробормотала, не в силах сдержать румянец, который снова залил ее щеки.

— Я-я-я без понятия, о чем ты говоришь.

— ДА ЛАДНО, Гермиона. Уж не знаю, кого ты пытаешься одурачить, но я видела, как ты смотришь на них, там наверху. В этом нет ничего плохого. Я имею в виду, кому вообще не нравятся мужчины в форме?

Гермиона нахмурилась в ответ на дерзкую ухмылку подруги и снова спряталась, стараясь изо всех сил делать вид, что очень занята выбором цвета.

— Меня не интересуют игроки в Квиддич в таком плане. Не знаю, что заставило тебя думать, что это так...

— Я назову три причины: Крам, Маклагген и Рон, — Джинни подняла руку и отсчитала три имени мизинцем, безымянным и средним пальцами соответственно. С еще более лукавой ухмылкой она согнула еще один палец. — А теперь Малфой.

— Малфой — НЕ МОЙ выбор! — Взвизгнула она, затем вспомнила о своем румянце, прочистила горло и взяла себя в руки. — Дело не в том, что мне нравятся мужчины в форме, я просто... Я просто думаю, что это... здорово.

Джинни едва сдерживала смех:

— Здорово?

Да. Я имею в виду, что это просто... здорово, когда ЛЮБОЙ человек поддерживает себя в такой хорошей форме. Это то, что заслуживает уважения и... и признательности. И это… здорово. — Гермиона поморщилась от того, как неубедительно это звучало.

— Ага... дай угадаю, рельефный пресс не имеет к этому абсолютно никакого отношения.

— Я понятия не имею, о чем ты говоришь, — Пробормотала она в свои образцы цветов.

— Мм... хорошо.


* * *


ТУК-ТУК-ТУК!

ТУК-ТУК!

ТУК-ТУК-ТУК-ТУК-ТУК!

— Попридержи гиппогрифов! Черт возьми, какого хрена тебе нужно?! Грейнджер? -Драко моргнул, глядя на женщину, которая держала толстенную стопку бумаг, не роняя при этом стаканчик из рук. Он взглянул на часы у каминной полки, затем снова на нее, наконец отодвинулся в сторону и жестом пригласил ее в свой кабинет. — Что ты здесь делаешь в такую рань?

— Я принесла план… план свадьбы. — Гермиона смутилась, на самом деле она не ожидала, что он будет здесь в это время. Она была известна своими приходами в офис ни свет ни заря, но понятия не имела, что кто-то еще отважится прийти в такую рань. Гермиона купила стаканчик кофе в маггловском магазинчике, прежде чем зайти, с намерением выпить его и подождать перед дверью. И судя по мешкам у него под глазами, ей следовало взять два.

Драко снова посмотрел на нее, стоящую в центре его кабинета. Ее руки поддерживали сверток пергамента. Он моргнул, прогоняя сон, все еще застилавший его глаза и испытал ужасное чувство дежавю. Это было похоже на день поисков дома, только теперь их роли поменялись местами. Последние несколько ночей он плохо спал и не мог избавиться от бессонницы. До сих пор ему не удавалось определить источник беспокойства. Он обнаружил, что приступает к работе, как только просыпается и заканчивает только тогда, когда пора лежится спать. Примерно к полудню он достигал оптимальной точки концентрации, но в данный момент его сознание и рефлексы были немного затуманены.

— Да… верно, план на свадьбы. — Голос Драко был хриплым, с признаками сна, который еще не выветрился из его горла.

Гермиона подождала, пока Драко, шаркая, вернется за свой стол и плюхнется в кресло, прежде чем сесть самой и продолжить наблюдать за ним.

Рукава рубашки Драко были закатаны, на его руках виднелось несколько странных чернильных пятен от того, что он, вероятно, опирался на какие-то документы во время чтения. Отметины рядом с выцветшей татуировкой на его левой руке были почти забавными из-за того, насколько обыденной выглядела картина — сама по себе эта отметина давно перестала оказывать на нее влияние, так как она привыкла к ее присутствию. Иногда это все же беспокоило, когда она думала о ней слишком часто, поэтому девушка старалась просто ее не замечать. Однако она знала, что он по-прежнему предпочитал скрывать татуировку в ее присутствии и тот факт, что он не потрудился этого сделать заставил ее поверить, что этим утром он был совершенно не в себе. Ну... так же на это указывало то, что несколько верхних пуговиц его рубашки были расстегнуты, галстук ослаблен и низко опущен, а блейзер небрежно скинут на один из гостевых стульев. В общем, он был абсолютно измотан... и, честно говоря, выглядел просто дерьмово.

— Малфой? Ты в порядке? Ты кажется... перетрудился.

— Естественно, я в порядке, — его слова были немного невнятными, но он нахмурился больше из-за неудачи с координацией, нежели из-за ее вопроса. — Давай сюда, посмотрим, что тут.

Гермиона подвинула бумаги к нему через стол, наблюдая, как он возится с ними. Хотя, надо отдать ему должное, он довольно ловко скрывал это, даже его возня была элегантной. Она попыталась заполнить тишину пустой болтовней, пока он был сосредоточен на чтении.

— Я старалась позаботится обо всех пунктах так быстро, как только смогла, чтобы у тебя было достаточно времени. Знаю, что закончи я вчера было бы намного лучше, но я решила, что просто отдам их тебе сегодня как можно раньше, и, возможно, этого времени будет достаточно, чтобы все уладить. У нас осталось всего несколько дней, и я надеюсь, что не переборщила. Вчера я даже попросила Джинни немного мне помочь, так как у нее есть опыт в подобных вещах...

— Грейнджер.

Она остановилась на полуслове, увидев, что Драко прервал чтение записей и устало моргнул, глядя на нее.

— Все в порядке. Выглядит вполне выполнимо. Единственное, о чем я хотя бы отдаленно беспокоился — место проведения, но и тут ты выбрала достаточно простое место для брони... учитывая, что оно принадлежит мне. Ты уверена насчет списка гостей?

Гермиона надулась, готовая защищать своих гостей:

— Я знаю, что вы друг друга терпеть не можете, но я надеялась, что ты будешь достаточно взрослым, чтобы не устраивать скандал из-за его прихода...

Драко фыркнул, но это перешло в зевок, лишь слегка подавленный тыльной стороной неплотно сжатого кулака. Он отмахнулся от нее той же рукой и заранее отрепетированной речью:

— Я не об этом. Я понимал, что ты пригласишь Уизела... и всю их рыжую семейку. Я просто имею в виду, что список гостей довольно скромный. Да и сама свадьба, если уж на то пошло.

Она выдохнула, опуская аргумент, на который потратила столько времени в своей голове, и вздохнула, немного смущенно кивнув.

— Я уверена. Мне никогда не нравились пышные свадьбы. В любом случае, никому на самом деле нет дела до таких вещей, кроме невесты.

Драко немного взбодрился от улыбки, которой она одарила его в свете последнего комментария. Она так редко появлялась на ее лице за последние пару недель, с тех пор как девушку охватила депрессия. Ему было неприятно признавать это, но он находил ее освежающей.

— Ты не ошиблась, — усмехнулся он и вернулся к просмотру записей, к очередному предложению, не заметив появившегося напряжения в ее глазах.

Драко закончил просматривать ее список гостей, заметив, что в нем нигде не значилась фамилия "Грейнджер" — ее родители отсутствовали в этом списке. Когда он случайно взглянул на нее, то заметил, что она пристально смотрит на одну из книжных полок в его кабинете и покусывает губу, с отсутствующим взглядом, который в последнее время вошел у нее в дурную привычку. Вопрос всплыл у него в голове; он уже задавал его однажды, когда они обсуждали доступ к их совместному дому, и она бросила на него самый неприкрытый, несчастный взгляд, который он когда-либо видел в этих шоколадных глазах. И он подавил всякое желание задавать его снова.

Даже в своем затуманенном состоянии Драко понимал, что что-то в ее нынешних отношениях с родителями, что бы то ни было, вызывает у нее сильное беспокойство. Возможно, она когда-нибудь расскажет ему об этом, в конце концов... или, возможно, не расскажет вовсе. Если бы любопытство продолжало расти, ему бы пришлось провести небольшое самостоятельное расследование по этому поводу... но пока он оставил эту тему в покое. С учетом того, что он спал всего по 2 или 3 часа в сутки, плюс новый список задач с целью удовлетворить требования своей будущей невесты, у него было и так достаточно забот, чтобы тратить драгоценное время на то, чтобы совать свой нос в чужие дела.

— Хорошо, я займусь этим во время обеда. У меня как раз есть кое-кто на примете, кто поможет нам справиться быстрее.

Идея промелькнула в ее голове, и она застенчиво, спросила:

— Может ты хочешь… немного кофе?

— Прошу прощения? — Он действительно не был уверен, как можно назвать взгляд, которым он одарил ее.

Гермиона покраснела.

— Мой кофе, — Она поставила его на стол и пододвинула к нему, уже чувствуя себя глупо, но полная решимости довести дело до конца. — Я едва притронулась к нему, уверяю тебя.

Драко приподнял изящную светлую бровь, уголок его рта изогнулся в улыбке.

— Предлагаешь мне свои жалкие объедки, Грейнджер? Я польщен этим жестом.

Этим утром ему недоставало сарказма, его мягкий, усталый тон был простым доказательством этого. Гермиона прочистила горло:

— Бери уже, Малфой. Просто возьми этот чертов стакан. Ты похож на мертвеца. Может быть, после нескольких глотков к тебе вернется твой прежний вид. Из пепельно-серого ты превратишься в… бледно зеленый.

Он усмехнулся, звук больше походил на скалистый рокот, чем на что-либо еще.

— А, пофиг. — Драко протянул руку, повертел стаканчик с кофе, секунду разглядывая его, прежде чем поднять в небольшом приветствии, а затем попробовать. Когда он отстранился, его губы слегка блестели, и он выглядел озадаченным. Он провел языком по нижней губе и задумчиво посмотрел на брюнетку, — Возможно, в следующий раз ты захочешь выпить кофе просто с сахаром.

Гермиона растерянно моргнула, глядя на него. Она всегда брала себе кофе с двумя небольшими порциями сливок и двумя кусочками сахара. О чем он говорил с сахаром...? Когда свет снова упал на его губы, ее глаза расширились от осознания, и она не смогла удержаться от смешка на его счет.

— Извини, я думаю, на тебя попало немного моего блеска. Хотя это легко исправить. — Даже не задумываясь об этом, Гермиона наклонилась над его столом, поднесла изящную ручку к его губам и провела большим пальцем по коже, чтобы стереть тонкий налет, который перешел с крышки стаканчика на него.

Это единственное движение подействовало так же эффективно, как ведро ледяной воды, заставив Драко проснутся, скорее даже их обоих.

Глаза Драко расширились, ошеломленные ее прикосновением к его губам. Рука Гермионы коснулась его щеки, для небольшой поддержки и провела большим пальцем по его рту, скользя кончиком ногтя по его верхней губе и посылая глубокую волну дрожи прямо сквозь него. Подушечка остановилась в центре его губ, он рефлекторно сжал их, это был не поцелуй, скорее подергивание. Его пристальный взгляд скользнул вверх по ее руке, по скромно выставленному декольте от выреза блузки, по длинной линии шеи и обратно к ее глазам, которые стали огромными, когда она точно осознала, что делает. Знакомый румянец сначала появился у нее на груди и пополз по щекам, но она не шелохнулась, застыла в явном смущении.

Двигаясь медленно, чтобы не спугнуть, Драко провел своей рукой по ее руке, его пальцы танцевали по коже, обнаженной короткими рукавами. Когда он поднялся вверх по ее предплечью, он подумал о том, какой невероятно гладкой ощущалась ее кожа, мягкой и шелковистой даже под самым незначительным прикосновением. Его рука задержалась на ее запястье, мягко отводя его от своего лица, не обращая внимания на то, что его собственный большой палец сам по себе хотел провести по тыльной стороне ее костяшек. Серые глаза встретились с карими, и, казалось, ни один из них не мог отвести взгляд в это затянувшееся мгновение.

— Спасибо, — пробормотал Драко. Спохватившись, он снова взял чашку и протянул ее ей, -За кофе.

Гермиона сглотнула и кивнула, медленно выпрямляясь, пока у него не осталось иного выбора, кроме как отпустить ее руку.

— Не за что… — Она прикусила губу, а ее нервы накалились разгоняемые звенящей тишиной комнаты, и обжигающий жар снова разлился по венам, когда она увидела, как стальной взгляд Драко зацепился за это движение. Она запнулась, пятясь из его кабинета. — Я... Я пожалуй оставлю тебя, чтобы ты смог закончить свою работу.

Драко моргнул, увидев остальную часть ее лица, когда девушка заговорила снова, мысленно выводя себя из оцепенения.

— Ага.

Гермиона выскочила, чуть ли не хлопнув в спешке дверью, чтобы избавиться от его присутствия. Ритмичное биение сердца в груди заставляло ее кровь бурлить. Никогда прежде она не подходила к нему так близко по собственной воле, она понятия не имела, что на нее нашло в тот момент. Ей становилось слишком комфортно в его компании. Поморщившись, она мысленно взвалила вину на одну назойливую рыжеволосую особу за то, что та подбросила ей нездоровые идеи в голову.


* * *


Часы начали свой нежный перезвон из 12 колоколов.

Драко закончил разбирать оставшиеся на сегодня заявки, как раз к концу двенадцатого удара. Дополнительное время с утра, а также его сосредоточенность и решимость полностью отдаться работе после неожиданного визита Грейнджер очень помогли ему справиться с работой, чтобы он мог сосредоточиться на других вещах. А именно, на составлении списка свадебных дел. Первоначально у него был взят выходной только на пятницу, так как изначально они планировали регистрацию в суде. Но, получив утром план церемонии от своей невесты, он отправил служебную записку начальнику отдела, чтобы освободить оставшуюся часть этой недели и всю следующую, для официальной церемонии и медового месяца, которые он планировал.

Если бы он был кем-то другим, надежды на то, что все приготовления будут выполнены за два с половиной дня были бы тщетными. К счастью для него, он не был никем другим, а Драко Малфоем, и в этом запятнанном имени все еще были некоторые преимущества.

Зачерпнув горсть порошка из керамической чаши над камином в кабинете, он бросил его в пламя, наблюдая, как оно разгорается, прежде чем назвать пункт назначения. “Поместье Малфоев”. Драко едва успел миновать порог камина, а свист от перемещения все еще отдавался в его ушах, как в тот же миг по комнате эхом разнесся торопливый стук каблуков.

— Драко? Драко, это ты? — Знакомый мелодичный женский голос звучал с надеждой и волнением.

— Добрый день, мама.

Светловолосая женщина подбежала к нему, заключив его в крепкие объятия на несколько долгих секунд. Когда она, наконец, отстранилась, чтобы улыбнуться ему, сверкнув голубыми глазами, он одарил ее одной из своих редких улыбок и поцеловал в щеку.

Одним из упомянутых преимуществ быть Драко Малфоем, которому поручена миссия по изготовлению приглашений и закупке цветов, прохладительных напитков и украшений для церемонии в течение двух с половиной дней, был доступ к одной из самых опытных светских львиц современного волшебного общества, Нарциссе Малфой.

— Мальчик мой! Что привело тебя сегодня домой? Не то чтобы я не рада тебя видеть, но...

— Но ты никогда не приезжаешь в Поместье, за исключением тех случаев, когда тебе что-то нужно.

Улыбка Драко увяла при звуке столь же знакомого голоса.

— Приветствую, отец. Ты выглядишь хорошо.

У каждого преимущества был свой недостаток. В данном случае недостатком, уравновешивающим Нарциссу, был Люциус Малфой.

— Конечно. И в этом нет твоей заслуги.

Челюсть Драко сжалась, и он почувствовал, как мать повернулась в его ослабевших объятиях. Попутно замечая, как она зашипела на мужа, чтобы тот попридержал язык.

— Мы рады тебя видеть, какой бы ни была причина. Не так ли, Люциус?

Малфой-старший усмехнулся сыну и повторил:

— Конечно.

Драко положил руку матери на спину, направляя ее в одну из небольших столовых на обед.

— Прости, мама, я постараюсь приходить чаще. — Он наклонился поближе к уху матери, чтобы прошептать, — Отправь мне сову, когда его не будет рядом. — За этот комментарий он получил легкий шлепок по руке, но она все равно ухмыльнулась. — Боюсь, мне действительно нужна твоя помощь кое в чем.

Нарцисса нахмурилась, присаживаясь за стол, на поверхности которого уже было разложено небольшое количество еды на две персоны. Она позвала одного из их домашних эльфов, чтобы тот так же накрыл для Драко, и довольно скоро они втроем смогли приступить к трапезе.

— В чем дело, Драко? Ты же знаешь, что мы поможем тебе всем, чем сможем.

Люциус усмехнулся, но больше ничего не сказал.

Ведьма бросила на него свирепый взгляд, затем внезапно ахнула, в основном про себя от тревожной мысли:

— Это из-за того ужасного закона, который принял министр? Я знаю, ты писал нам, сообщая, что соглашение с Гринграссами придется аннулировать из-за этого...

— Жаль. Это был один из лучших вариантов заслужить расположение ”сообщества", — прокомментировал Люциус, принимаясь за суп, который остывал в тарелке напротив.

Драко проигнорировал его и кивнул матери. В тот день он с большим нетерпением отправил им сову, чтобы сообщить, что помолвка с Тори расторгнута... Он просто забыл упомянуть, с кем он будет обручен вместо младшей сестры Гринграсс. В его защиту можно сказать, что, когда он начал писать письмо, он еще не знал, кем будет его новая будущая невеста. Он просто не чувствовал необходимости исправлять его и переписывать заново, после встречи с Гермионой и социальным работником.

Так и есть... на самом деле, — неловко начал Драко, доставая крошечную стопку бумаг и взмахивая над ними волшебной палочкой, чтобы вернуть их в исходное состояние. Он подвинул стопку к матери и снова сложил руки на столе, одарив ее своей самой очаровательной улыбкой. — Мне нужна твоя помощь со свадьбой. У нас есть время до пятницы.

Глаза Нарциссы расширились при виде крайнего срока:

— Драко! Целая свадьба чуть более чем за два дня? Сынок, не уверена, что даже я смогу такое устроить. Это все что мы имеем? — Она потянула за завязку, скреплявшую бумаги, и начала их просматривать.

— Так и есть. Мы и так уже получили отсрочку в неделю. — Драко потянулся через стол, чтобы накрыть ее руку своей, одарив ее самым милым и печальным взглядом, который всегда действовал на Нарциссу, — Это важно, мама. Посмотри, чем ты сможешь помочь?

Нарцисса знала, что делает ее сын, но даже по прошествии стольких лет ей все еще было трудно сопротивляться своему маленькому мальчику. Она почувствовала, как ее сердце заколотилось о грудную клетку, и она сжала челюсти, чтобы не вывернуться наизнанку при мысли о том, что не справится. Она кивнула:

— Да, Драко… Я свяжусь с некоторыми из моих координаторов и посмотрю, что мы можем сделать.

Драко тяжело выдохнул, преувеличивая свое облегчение от ее слов, и снова улыбнулся ей.

— Спасибо тебе, мама. Ты действительно спасаешь мне жизнь.

— Кто невеста?

Выражение удовлетворения на его лице померкло от вопроса отца, и Драко бросил на него кроткий взгляд и пробормотал ответ.

— Драко, не мямли. Кто твоя невеста? — Люциус рявкнул на сына, жалея, что у него нет поблизости трости, чтобы ударить его.

— Гермиона Грейнджер.

Гермиона Грейнджер? — Воскликнула Нарцисса, шок ясно читался на ее лице.

Уверенное самообладание Драко пошатнулось. Часть его на самом деле надеялась на банальную роспись, на которую не обязательно приглашать родителей, но в свете новых планов он предполагал, что это лишь вопрос времени, когда им станет все известно. Он знал, информация всплывет, как только он обратится за помощью к своей матери, но он лгал бы самому себе, если бы сказал, что не надеялся, что у них не хватит ума задать этот вопрос.

— Гермиона Грейнджер? — Люциус растянул слова плавно и медленно, с тоже скоростью его брови ползли вверх по лбу. — Это шутка?

Драко нахмурился. Степень спокойствия отца после его заявления заставила насторожиться, это было похоже на предупреждающий звук хвоста гремучей змеи.

— Боюсь, что это не так, отец. Грейнджер и я были признаны наиболее совместимой парой из всех возможных вариантов, — блондин нахмурился, вспомнив их первую встречу и все бумаги, которыми размахивал перед ними Бруствер. Цифры действительно были впечатляющими, но он все равно считал их кучей навоза.

Люциус фыркнул:

— Совместимы? Они, вообще не думали, что делают, когда писали эти законы. — Теперь его тон был ядовитым, на губах играла усмешка от мысли — МОЙ сын женится на грязнокровке...

Люциус! Ты же знаешь, что теперь людей преследуют за использование этого слова!

Он раздраженно фыркнул на свою жену:

— Тц, поистине печальное время, если я не могу свободно выражаться даже в собственном доме. — Стальной взгляд Люциуса переместился на сына. — Я просто найду успокоение в том факте, что, по крайней мере, ты в нее не влюблен.

Последнее изречение не было сформулировано как вопрос, но его отец смотрел на него так, словно ожидал какого-то ответа.

— Нет, не влюблен, — согласился Драко. Внутренне он был ошеломлен тем, насколько неприятным было произносить это вслух, но он проигнорировал это нервозное чувство. Слова не были ложью, он определенно не был влюблен в Гермиону Грейнджер. Он даже не готов был назвать ее другом. Ее просто обязали стать его женой в самом простом и бесплодном смысле этого слова.

Люциус немного расслабился, напряжение в его плечах спало, и он откинулся на спинку стула. Он кивнул, казалось, удовлетворенный комментарием Драко.

— Нам просто нужно найти другой способ воздать должное вашему союзу. К счастью, здесь есть такая возможность.

Выражение лица молодого волшебника сменилось с гримасы на настороженность.

— Что ты имеешь в виду?

— Это, — его отец махнул на стопку бумаг, все еще лежащую перед Нарциссой, и обратно на Драко, — Идиотизм. Весь смысл брака с Гринграссами состоял в том, чтобы вернуть нам... более благоприятный вид в наших кругах и широких массах, поскольку о них не так часто говорили… во время последней войны. Они даже заверили меня, что малышка Астория взяла бы фамилию Малфой, так как их в семье достаточно связей, чтобы возвратить нам наш законный статус. По крайней мере, гряз... — Под суровым взглядом жены он усмехнулся, — мисс Грейнджер также поспособствует решению этой задачи.

От этого комментария в голове Драко завертелись шестеренки.

— Ты хочешь использовать мой брак с ней, чтобы восстановить фамилию Малфоев из-за ее статуса в кругу Поттеров.

— Именно так, мой мальчик! Я знал, что ты еще не слишком потерян. На этот раз милосердие и активность глупой девчонки могут оказаться полезными. Вы двое поженитесь, и о вас постоянно будут писать в газетах. И прежняя жизнь останется только вопросом времени, когда все эти зазнайки снова обратятся к нам с симпатией.

Драко снова нахмурился, услышав, как гордился его отец этим планом — тем, что он был его частью. Несколько лет назад он бы сиял и впитывал все это от человека, которым когда-то восхищался и за которым следовал беспрекословно. Теперь... что ж, теперь заговор с целью использовать ее в качестве своего рода политической разменной монеты оставлял горький привкус во рту. Это звучало абсолютно безумно, хотя он предполагал, что Люциус по-настоящему так и не вернулся на 100% из Азкабана во второй раз.

— Люциус, дорогой, ты не забыл оставшуюся часть закона? — Нарцисса аккуратно спрашивала своего мужа. Она никогда не была уверена, в какой момент он впадет в нестабильное состояние, и что именно будет раздражителем, — Дети…

Волшебник отмахнулся от вопроса, в его глазах мелькнул не совсем правильный огонек:

— Мы найдем Драко подходящую любовницу. Обычно я бы неодобрительно отнесся к таким вещам, но иметь в семье магглорожденного не приемлемо. Мы можем, по крайней мере, сделать так, чтобы он стал отцом ребенка от чистокровной ведьмы, а сообществу предъявить дитя как их собственное.

— Я думаю, что Грейнджер вряд ли согласится на что-то подобное, — с горечью вмешался Драко. Он поймал себя мысли, что чувствует себя удивительно паршиво, даже от одного только упоминания подобного плана для своей невесты. Его версия была явно менее подлой — но как ни удивительно, — это предложение задело некую тонкую струнку его души.

— Так заплати ей, — пожал плечами Люциус. — Мы составим соглашение и попросим его подписать.

— Гермиону не интересуют деньги, отец. — Обязанность защитить честь ведьмы вырвалась на поверхность, хотя поступок был продиктован желанием позлить старшего Малфоя, нежели чем-то еще. Люциус рассуждал опасно, все ради статуса. Это была та же чушь, из-за которой их всех чуть не убили, во времена возвращения Волдеморта. Его отец был одержим родословной и званием и, казалось, его мало заботили те, кого придется принести в жертву на этом пути, даже если в конечном итоге это коснётся его собственной семьи.

Улыбка Люциуса угасла и ее место занял свирепый взгляд, устремленный на сына:

— Тогда мы найдем то, что ее заинтересует, и поторгуемся. У всего есть цена, Драко.

Драко усмехнулся:

— Очевидно ты, забыл, какие люди попадают на Гриффиндор, Люциус.

— Ах ты наглый...

Джентльмены! — Нарцисса поднялась со своего места, протянув руку мужу и сыну, прося внимания. — Как насчет того, чтобы мы занялись этим позже? Сначала все равно должна состояться свадьба. Так почему бы нам всем просто не насладиться остатком нашей трапезы, — Она строго посмотрела на обоих, призывая их унять этот спор, — Люциус? Драко?

Драко усмехнулся отцу и подошел к матери:

— Мама, я извиняюсь, но мой перерыв почти закончился. Мне нужно возвращаться в офис. Он наклонился, чтобы еще раз нежно поцеловать ее в висок, — Прошу прощения.

Нарцисса тяжело вздохнула, склоняясь для быстрого поцелуя, и кивнула.

— Конечно, дорогой. Я займусь планом сразу после обеда. А вечером отправлю к тебе сову с новостями.

Молодой блондин нежно погладил женщину по спине:

— Спасибо. — Драко посмотрел на своего отца, слегка скривив губы, — Доброго дня, отец.

Он не стал дожидаться ответа от пожилого мужчины, быстро шагнул в портал камина назвав пунктом назначения в свой кабинет, чтобы поскорее закончить рабочий день и разобраться с другими задачами на сегодня.

Как же он ненавидел возвращаться домой.


* * *


Следующие дни пролетели незаметно. Гермиона и Драко старались избегать друг друга, настолько насколько это было возможно, после неловкой встречи в его кабинете недавним утром.

Гермиона усердно паковала свои вещи в квартире, чтобы перевезти в их совместное жилище. Она выбрала местом проведения торжества просторный задний двор их нового дома. Она знала, что места будет достаточно, и посчитала, что это отличный повод — устроить в новом доме что-то вроде приветственной вечеринки. Долгое время, еще до своего разрыва с Роном, Гермиона думала, что их свадьба будет проходить в "Норе", как это было у Билла и Флер. И хоть из этих отношений ничего не вышло, идея провести церемонию дома все еще оставалась привлекательной, это соответствовало непринужденной атмосфере, о которой она всегда мечтала.

Новая мебель и прочие принадлежности, на которых настаивал Драко, на днях были доставлены и расставлены по соответствующим комнатам, так что, по сути, все было готово к приему гостей. У Гермионы оставалось еще пару месяцев до окончания срока аренды квартиры, поэтому она не спешила перевозить оставшиеся громоздкие предметы и просто сосредоточилась на перемещении вещей первой необходимости и прочих мелочей. Драко, похоже, сделал то же самое, потому что, стоя в их новой комнате, она заметила, что гардероб уже частично заполнен — она с досадой обнаружила, что он не стал дожидаться, пока она выскажет свои предпочтения по поводу разделения пространства.

Как и Драко, Гермиона взяла отпуск до конца недели, чтобы подготовиться к церемонии во второй половине дня. Эндора доставила платья для нее и Джинни накануне вечером, и они были просто великолепны. Девушка волновалась из-за возникшей необходимости снять дополнительные мерки, но женщина действительно была гением в своем деле, платье село идеально с первого раза. Увидев его на ней, Джинни чуть не расплакалась. Собственная реакция Гермионы была больше похожа на то, что она называла «не соответствует ожиданиям», учитывая, за кого ей предстояло выйти замуж, но платье было намного прекрасней, чем она когда-либо могла себе представить, и просто не могла ничего с собой поделать.

Гермиона порхала по огромной гардеробной в их спальне, прихватив еще несколько собственных вещей в дополнение к огромной сумке-чехлу с платьем. Джинни тоже должна была скоро прибыть, чтобы начать работу над прической и макияжем, и, вероятно, за 8 часов, которые пролетят быстрее, чем когда-либо, она станет новоиспеченной миссис Малфой. Конечно, эта мысль никогда бы не родилась в ее голове, до тех самых пор, пока ее не ввели в этот совершенно новый волшебный мир.

С немалым трудом Гермиона повесила платье на одно из пустых мест в шкафу, ближе к задней стенке. Она посчитала, что у нее есть еще немного времени, прежде чем придет Джинни, поэтому расстегнула молнию на тяжелом белом чехле, чтобы еще раз взглянуть на свое платье. Она не смогла сдержать улыбку, исказившую ее черты и провела рукой по ультрагладкому белому шелку, расшитому бисером. Фасон платья была достаточно простой и прелестный, но дополнительные штрихи, на добавлении которых настояла Эндора, были настолько великолепны, что должны были стоить в десять раз больше, чем за него заплатили.

Щеки Гермионы уже болели от улыбки, и ей потребовалось не малая сила воли, чтобы перестать восхищаться и уговорить себя отложить заботы о платье на потом. Когда она попыталась застегнуть молнию на сумке, нижний край чехла зацепился за что-то, чего она раньше не замечала в углу шкафа. Гермиона нахмурилась и остановилась посмотреть, что так небрежно бросил туда Драко, и вернулась с набором поношенных кожаных накладок. Она нахмурила брови, изучая, мгновение повертела в руках одну из них, пока не вспомнила, что Джинни говорила о том, что он все еще играет в общественной лиге. Она понятия не имела о существовании подобной лиги, при том, что все ее друзья были очарованы игрой. Все прекрасно знали, что ей на самом деле было глубоко плевать на этот спорт, поэтому она подумала, что скорее всего, ее друзья коллективно сговорились перестать упоминать о Квиддиче в ее присутствии, как это сделала Джинни; и она не отрицала, что была благодарна им за это.

Любопытство взяло над ней верх — как это обычно бывало — и она задумалась о том, есть ли у общественных лиг какая-то униформа или нет. Она подумала, что возможно им пришлось бы ее сделать, если они хотели распознать, кто есть кто на поле. Забыв на мгновение о накладках и своем платье, Гермиона порылась в шкафу в поисках вещей, которые Драко уже перенес. К своему удивлению, она не нашла новую футболку команды, но наткнулась на очень знакомую зеленую форму с практически стертой надписью “МАЛФОЙ” на спине. Учитывая цвет и внешний вид, она безошибочно могла предположить, что это старая форма слизеринца для Квиддича, она удивилась, как не заметила ее раньше — должно быть, всему виной были свадебные хлопоты.

Ее рука потянулась, чтобы коснуться толстого зеленого джемпера, пальцы погладили вязку, оценивая, насколько она была мягкой для чего-то, что выглядело на столько громоздким. Она хорошо помнила, как Драко выглядел на последнем курсе в этой самой форме, и хотя с тех пор он определенно возмужал, она подумала, что возможно он будет ему впору, разве что немного тесноват. Образ того, как его широкие плечи и грудь будет обтягивать шерстяной свитер, промелькнул у нее в голове, и волна жара окатила ее, скапливаясь внизу живота. Гермиона снова прокляла Джинни за то, что та посеяла эти мысли.

— Восхищаешься изделием, Грейнджер?

Гермиона закричала, подпрыгивая от испуга и развернулась лицом к блондинистому придурку, который только что напугал ее до полусмерти. Прижимая руку к сердцу, которое грозило выскочить из грудной клетки, она увидела ухмыляющегося ей Драко. Он стоял, прислонившись к дверному косяку гардероба, скрестив руки на груди, одетый в одну из своих повседневных рубашек и брюки.

— Ради Мерлина, Малфой! Не ДЕЛАЙ ТАК!

Драко усмехнулся, делая шаг вперед:

— Я увидел твою сумку на стойке и позвал тебя, но ты не отзывалась. — Он кивнул на свою старую униформу и ухмыльнулся. — Я знал, что ты следила за мной все эти годы.

— Что? Конечно нет! — Гермиона покраснела, она знала, что ее цвет лица быстро преобразился в максимально красный оттенок, на который был только способен. — Я вешала свое платье и ждала Джинни, чтобы начать готовиться к сегодняшнему вечеру. — Едва фраза слетела с ее губ, как она поняла, что оно висело прямо у нее за спиной во все еще в расстегнутой сумке. — Мое платье! Малфой! Вон! Ты не должен его видеть! Вон, сейчас же!

Веселье в нем сменилось замешательством, когда миниатюрная ведьма начала отчаянно размахивать руками, а в ее огромных глазах была паника. Он озадаченно посмотрел на нее:

— Почему бы и нет? Что в этом плохого? — Уголки рта Драко глубоко опустились, а в голове возникла мысль, что с платьем что-то не так. — Оно не подходит? Что не так? Дай-ка посмотрю. Эндора никогда меня раньше не подводила...

Как только он начал пытаться протиснуться мимо нее, Гермиона пришла в еще большее неистовство. Подняв руку, прижала к его щеке, пыталась не дать ему увидеть платье.

— Нет! Стой...

— Грейнджер, я просто...

— Нет! Ты не можешь...

— Почему ты такая изворотливая?

— Я не хочу, чтобы ты его видел...

— Если что-то не так...

— Малфой, перестань меня толкать!

— ТЫ прекрати давить, мненффлифо, ПРЕКРАТИ ЭТО!

Драко оторвал руки Гермионы от своих щек, чтобы заглянуть поверх ее головы и мельком увидеть платье. Он едва успел взглянуть на вешалку, на которой оно висело, как ведьма налетела на мужчину, прижимая к одному из ближайших проволочных стеллажей. Она впечаталась в него вплотную, но не справившись с координацией и неудачно освободив свои руки, снова шлепнула их по бокам его головы, прикрывая ему глаза, в подобии шор на лошади. Драко окинул ее взглядом сверху вниз, подумав, что она свихнулась, и придержал за плечи, стараясь обезопасить себя от этой близости.

— Ты что, совсем спятила, женщина?!

Гермиона покачала головой, широко раскрыв умоляющие глаза:

— Это традиция!

Драко моргнул:

— Традиция магглорожденных женщин — избивать своего будущего мужа в чулане? Если б я знал, что ты такая извращенка, любимая, прикупил бы какую-нибудь другую мебель.

— НЕТ! — Гермиона отступила ровно настолько, чтоб ей хватило расстояния побольнее ударить его в грудь. — Ты не должен видеть платье до свадьбы, идиот! Это плохая примета!

Волшебник продолжал смотрел на нее сверху вниз, вглядываясь в ее чуть менее испуганное лицо и наблюдая, как вздымается и опускается ее грудь, как успокаивается и выравнивается ее дыхание. Но взгляд девушки все еще был серьезным, она сердилась. На самом деле, он не мог припомнить, сколько еще раз видел ее такой же серьезной. От этой мысли на его лицо вернулась его фирменная хитрая ухмылка.

— Так-так... традиция говоришь? Хмм... мне кажется я припоминаю кое-кого, не тебя, а кого-то немного похожего, так вот этого человека, самую малость отпугнуло слово "традиция". Ты не помнишь, кто это был, Грейнджер? Я пытаюсь вспомнить… но никак не приходит на ум...

Гермиона буркнула, отводя глаза, желая, чтобы предательский румянец на ее щеках исчез.

— Отвали.

Он фыркнул, слегка проводя руками по ее плечам, пока она снова не подняла на него взгляд:

— Я не буду смотреть, Грейнджер, обещаю. — Драко дождался ее утвердительного кивка, прежде чем снова опустил руки по бокам, с изучающим взглядом. — Знаешь, я не эксперт по традициям, — она прикусила губу, и он едва сдержал свою дерзкую ухмылку, — но я был почти уверен, что дело именно в том, что мне нельзя тебя видеть в платье до церемонии. И хоть вид не такой уж не приятный, платья я точно не видел.

— ...это был комплимент? — Взгляд Гермионы снова метнулся к его лицу, и она увидела, что он улыбается ей, одной из тех редких улыбок, которыми он делился только в особо удачный день. Ей было интересно, осознавал ли он вообще, что делает. Сила его взгляда, устремленного прямо на нее, была поразительной и неожиданно слишком напряженной. — Что ты делаешь здесь в такую рань? — Выпалила она, резко меняя тему.

Вопрос не испортил ему хорошего настроения:

— Пришел забрать свои парадные мантии. Я принес их еще в тот день, когда увидел твои заметки, из них я узнал место, которое ты выбрала. — Злой огонек блеснул в его глазах, -И мне кажется, они как раз где-то, рядом с твоим платьем...

— Драко, ты обещал! — Взвизгнула Гермиона, вцепившись всем телом в руку, которая тянулась к ее платью.

Блондин громко рассмеялся. Образ дующейся Гермионы Грейнджер был слишком ярким, и он не смог сдержаться. Тот факт, что она могла выпячивать губу и одновременно закусывать ее зубами, был действительно впечатляющим. Размышляя о том, какие из его действий, способствовали появлению такого дурацкого выражения на ее лице, но, как бы она ни старалась, он неожиданно для себя нашел это... очаровательным. Его рука двинулась сама по себе, и он тыкнул в ее губу, чтоб она перестала беспокоиться по поводу платья, но вместо этого она просто надулась.

— Я пытался указать, где они могли бы быть, — поддразнил он.

Гермиона фыркнула, не замечая, как он разглядывает ее, будучи слишком раздраженной его поведением и достаточно бдительной, чтобы в любой момент оказаться в его поле зрения.

— Я найду твою чертову мантию! А теперь вылезай из этого шкафа и перестань подглядывать!

— Я не подглядываю.

— Ты подглядываешь! Вот, только что ты сделал это снова! На выход! Выметайся!

Драко покинул пространство гардеробной, все еще посмеиваясь, но покорно встав за дверным проемом, будто охраняя комнату. Он повернулся спиной ко входу в помещение, и с легкостью мог слышать, как суетится ведьма. Он услышал ворчание, а затем отчетливый звук застегивающейся молнии, предположительно принадлежащий белому чехлу для одежды, который он мельком заметил. Потом она загремела какими-то вешалками, все время бормоча себе что-то под нос, и довольно скоро он почувствовал прикосновение к своему плечу.

Гермиона сунула ему охапку одежды.

— Вот. Теперь забирай это и уходи.

Он ухмыльнулся распоряжению и в ответ не торопясь осмотрел предметы, чтобы убедиться, что все будет на месте. Драко понятия не имел, на скольких официальных мероприятиях побывала Гермиона за время, что была частью волшебного общества, но, учитывая ее опыт и знания, не стоит удивляться ее познаниям в комплектации торжественного наряда. Казалось, все было в порядке: брюки, рубашка, мантия, жилет, даже галстук-бабочка.

Драко перекинул одежду через руку и указал на галстук, приподнимая бровь:

— Насколько я помню, он был черный.

Гермиона скрестила руки на груди, палочка была отчетливо видна в ее нынешней позе.

-Так лучше.

— Грейнджер. Я думаю, первоначальный вариант мне нравился больше.

Она отвела взгляд и что-то тихо пробормотала.

— Что, прости?

Она тяжело вздохнула.

— Этот больше походит к моему платью.

Блондин с любопытством посмотрела на бледно-золотистый галстук в его руке:

— Оно золотое?

-Нет, — она прикусила губу, сдерживая улыбку, когда снова задумалась о платье, — так он больше подойдет к деталям.

Губы Драко снова растянулись в ухмылке, при виде его ведьмы — обычно такой спокойной и собранной — сейчас она чуть ли не выпрыгивала из себя от предвкушения. Видя ее такой после трех недель, проведенных в состоянии своей жалкой пародии, трясущейся при выполнении повседневных обязанностей, вместо той взрывной ведьмой, которую он знал и большая часть его совести чувствовала необходимость быть более сговорчивым, чем обычно.

— Довольно справедливо. — Он положил галстук обратно поверх остальных вещей, перекинутых через руку, и потянулся мимо нее за парой блестящих и невероятно дорогих на вид туфель из драконьей кожи с полки, к которой она прижимала его ранее.

— Я исчезну до полудня, чтобы вы с рыжей могли сосредоточиться на укрощении птичьего гнезда на твоей голове. Не хотелось бы, чтобы моя сова прилетела на ночлег посреди наших клятв.

Ведьма закатила глаза, выталкивая его через спальню в прихожую с намерением вышвырнуть его вон.

— Поторапливайся. И могу тебя заверить, что с моими волосами не возникнет никаких проблем, хотя, думаю нам придется припудрить твою кожу, чтобы придать ей более приятный оттенок. Мы не можем допустить что бы твоя великородная бледность, отражала свет и ослепляла наших гостей.

Драко усмехнулся:

— Скоро увидимся, Грейнджер.

— К сожалению.

Единственное слово было пронизано сарказмом, но Драко расслышал сквозь него ее усмешку.


* * *


Нарцисса была великолепна.

Джинни не хотелось это признавать, но факт оставался фактом. Ей потребовались месяцы, чтобы организовать собственную свадьбу с Гарри. Она разрывалась между планированием мероприятия и согласованием всех закупок, хождением по магазинам и прочими вопросами, и то, что мать Малфоя проделала все это всего за два дня, никак не укладывалось у ведьмы в голове. Конечно, все решения были быстро приняты будущей невестой, что сыграло в организации огромную роль, но собрать все воедино было настоящим талантом.

— Гермиона, ты видела бабочек? — Спросила Джинни, выглядывая сквозь жалюзи из хозяйской спальни, окна которой выходили на огороженный задний двор.

— Бабочки? Она заказала бабочек? — Гермиона подошла к своей подруге, подтолкнув ее локтем, чтобы освободить себе место и тоже посмотреть в окно. Она потянула женщину за плечо и указала на огромные заколдованные клетки по обе стороны белой решетчатой арки, которые были заполнены порхающими вокруг ослепительными бабочками. Даже на расстоянии она могла видеть, что выбор цветов был продуманным и они соответствовали схеме ее букета с красными, оранжевыми и желтыми цветами. -ДЖИН! Там бабочки!

Джинни рассмеялась, увидев детское ликование на лице подруги.

— Я так понимаю, "бабочки" не числились в списке необходимых украшений?

Гермиона утвердительно кивнула головой, но все еще смотрела сквозь жалюзи. Она делала перерывы в их совместной работе по приведению ее локонов в более гладкий, более управляемый беспорядок, чтобы понаблюдать, как скромный двор оживает благодаря усилиям Нарциссы.

В зоне патио волшебным образом появился пол, обшитый деревянными панелями, а также ее маленькая маггловская стереосистема, которую можно было использовать на импровизированном танцполе. Гермиона приложила некоторые усилия, чтобы привести стереосистему порядок до приезда Джинни; она очень надеялась, что Гарри вызовется добровольцем и поможет с управлением, поскольку большинство гостей, вероятно, понятия не имеют, как ею пользоваться, даже если бы захотели. Так же рано утром расставили столы с белыми скатертями, постелили золотые дорожки и красно-оранжевые коврики в форме цветов. Позже на столы расставят подносы, стойки и лотки с едой для скромного фуршета, который последует сразу после принятия обетов.

Количество приглашенных гостей было невелико, хотя это и неудивительно, учитывая, масштабы мероприятия. Небольшое количество стульев, ровно столько сколько было необходимо для торжества, расставили рядами, расположив их по обеим сторонам двора и разделили белой дорожкой, которая тянулась от края танцпола до простого подиума с аркой. Гроздья лилий и полевых цветов украшали ограду, столы, торцы рядов и даже висели вокруг подставок для ароматических свечей, на покупке которых настояла брюнетка. Гермиона оглядела двор и ухмыльнулась, увидев садовые качели, спрятанные под единственным большим деревом на всей огороженной территории, также покрытые цветами и изящными виноградными лозами, с баннером, накинутым как навес, на котором элегантным шрифтом были напечатаны имена ее и Драко.

Нарцисса великолепна.

Гермиона даже не представляла, могла ли старшая ведьма испытывать к ней хоть какую-то симпатию, хотя, по правде говоря, их переписки были редкими и краткими и, если подумать, она понятия не имела, что Нарцисса на самом деле думала о ней. К счастью, брюнетку действительно не волновало мнение женщины о том, что она выходит замуж за ее сына, но и не стала бы отрицать, что самую малость ей все же было любопытно. Гермиона переживала, что все что ведьма делала, могло быть сделано из одолжения лично ей, но, с другой стороны, это мог быть всего лишь еще один способ для женщины предаться своему хобби и продемонстрировать свое мастерство в организации и декорировании. Однако, какой бы ни была причина, все чего касался ее взгляд выглядело великолепно, и она была бесконечно благодарна Нарциссе, что та воплотила все это в жизнь. Слишком долгие размышления заставили ее снова желать, чтобы ее родители могли это увидеть. Однако, прежде чем успеть глубоко погрузиться в свои мысли, теплая рука коснулась ее спины и оглянувшись она увидела Джинни.

— Эй, — мягко улыбнулась рыжеволосая, — Давай закончим с твоими волосами, хорошо? А потом перейдем к самой легкой части.

Гермиона игриво фыркнула в ответ на ухмылку Джинни:

— Ты говоришь как Малфой. Пытаешься сказать, что за беспорядок?

Джинни усмехнулась и подвела ее обратно к стулу, который она поставила с краю кровати для упрощения процесса "укрощения волос" — ранее она сказала, что несмотря на то, что ванная комната была огромной, ей все равно нужно больше места, чтобы иметь возможность подобраться со всех сторон, чтобы склонить космы Гермионы к сотрудничеству. Брюнетку тогда это не очень позабавило, но после того, как ее заверили, что это была всего лишь шутка, она отнеслась к шутливому комментарию более снисходительно.

— Это не беспорядок! Они просто делают что им вздумается…как и их владелица. А теперь давай, садись! Ты же хотела, чтобы они были немного приглажены, верно? Если так, то у нас еще много работы!

Гермиона позволила подруге усадить себя обратно на пыточный стул и с тоской поглядывала в окно, старая разглядеть все как можно лучше. Джинни продолжила массаж кожи головы и локонов различными микстурами и тониками для волос, время от времени подергивая один-два узла расческой с широкими зубьями.

— Джин...

— Да?

— Можем ли мы подвинуть стул поближе к окну?

— Нет.

— Но тебе совсем не обязательно находиться в центре комнаты для этого...

— Ради Годрика, женщина, ты можешь сосредоточиться?

— Прости.


* * *


Рука Драко плавно двигалась в сторону аппетитного на вид сэндвича с кресс-салатом, которые горкой расположились на одном из подносов, размещенных на кухонном островке. Он был уверен, что никто не заметит пропажи одного, может быть двух сэндвичей, в конце концов, они были маленькими. Его пальцы почти дотянулись до мягкого хлеба без корочки, когда другая рука, такая же бледная, как и его собственная, хлопнула его по костяшкам пальцев.

— Драко! Это не для тебя!

Откуда взялась его мать, он понятия не имел. Блондин отдернул руку и потер резкую боль от шлепка матери.

— Добрый день, мама. Я думал, ты все еще снаружи, руководишь праздничным оформлением.

— Я предположила, что ты попытаешься стащить бутерброды для гостей.

Драко вздохнул и уселся на барный стул у островка. Он был одет и готов, за исключением мантии, которая была аккуратно накинута на один из стульев в столовой.

— Почему мы подаем их перед церемонией? У меня сложилось впечатление, что их всегда подают после, — проворчал он, скорее из-за того, что его отчитывала мать, нежели из-за чего-либо еще.

Нарцисса пожала плечами:

— Гости прибудут в любой момент, и им нечем будет заняться, в ожидании начала торжества. Мы должны их как-то развлечь, и еда — самый универсальный способ.

— Кого, черт возьми, волнуют, их развлечения? — Пробормотал волшебник себе под нос, стараясь не пялиться на бутерброды, которые все еще лежали рядом.

— Драко!

Он выпрямился от сурового обращения матери.

Нарцисса снова появилась перед ним, пододвигая что-то к нему по столешнице. — Ты должен отдать это мисс Грейнджер.

Драко моргнул, глядя на предмет, когда мать убрала свою руку. Это была элегантная серебряная подвеска с фамильным гербом, свисавшая с тонкой атласной черной ленты. Он узнал в ней одно из маминых украшений, которые она надевала при случае на прием или бал. Драко взял ее в руки, немного повертел, прежде чем снова взглянуть на Нарциссу.

— Ты отдаешь ее Грейнджер? Я думал, тебе нравилась эта вещица.

Ведьма усмехнулась:

— Отдаю? Боже мой, конечно, нет! Я, одолжу ее только на свадьбу.

Ох. Вероятность того, что его невеста наденет реликвию Малфоев, была близка к нулю. Девушка уже отказалась носить фамильное кольцо в соответствии с их договором, и он сомневался, что она вообще согласится взглянуть на это украшение. Драко задумчиво поджал губы, подыскивая удобное объяснение. — Мам, на самом деле она не сторонница традиций. Я не уверен, что ее это заинтересует.

Нарцисса выглядела оскорбленной:

— Но, Драко, это одна из обязательных деталей! Она не может пойти к алтарю без него. — Ведьма отсчитала по пальцам одной руки, — что-нибудь старое, что-нибудь новое, что-нибудь взятое взаймы, что-нибудь синее и шестипенсовик в туфле!

Если бы он когда-нибудь задался вопросом, откуда у него такая склонность к традициям, ему не нужно было бы смотреть дальше элегантно держащейся женщины, которая смотрела на него широко раскрытыми глазами, как будто он только что выплюнул ей в лицо дюжину ругательств. Драко снова посмотрел на кулон, а затем снова на свою мать, которая была так явно расстроена мыслью, что его невеста не будет придерживаться этой традиции, но все, что он мог сделать, это просто тяжело вздохнуть.

— Если ты этого не сделаешь, Драко, это сделаю Я!

— Нет! — Он сам удивился своему тону и повторил более мягко: — Нет, что-то мне подсказывает, что твое появление в дверях спальни сильно подействует на ее нервы. Без обид.

Нарцисса скептически приподняла бровь:

— Я мало что знаю о мисс Грейнджер, дорогой… еще два дня назад мы вообще ничего не знали о ваших с ней взаимоотношениях... Но судя по тому, что я видела в газетах. Она не похожа на человека, который может нервничать.

— Может и нет...

Драко еще раз повертел ожерелье в руке, не поднимая глаз, чтобы не видеть выражение лица матери. Он не считал себя слабонервным, но чем ближе становился час истины, тем больше он чувствовал себя неуютно. Он всегда знал, что брак по расчету принесет ему только страдания, но такое развитие событий никогда не приходило ему в голову. Он не был уверен, что, если бы той, кто пойдет к нему навстречу по проходу, была бы любая другая женщина, кроме Гермионы Грейнджер, его пустой желудок сжимался бы так же сильно, как в этот момент.

Сегодня у него было достаточно времени, чтобы все обдумать, продумать все возможные варианты того, что сильнее всего беспокоило его в данный момент, и единственный ответ, который он мог найти, была неопределенность, повисшая в воздухе. Драко сделал все возможное, чтобы все было как можно более предсказуемым, даже подготовил контракт, который служил двум целям: во-первых, он освобождал их от рождения совместного ребенка, а во-вторых, устанавливал четкие требования в отношении друг друга после их союза. Однако, несмотря на это, все еще сохранялась большая доля непредсказуемости, и Драко это не нравилось.

Дело в том, что их брак не должен был состояться. Это противоречило всему, чему его учили и во что он верил, не только из-за их крови, но и из-за нее. Гермиону Грейнджер не принимали и никогда не примут должным образом за воспитанную чистокровную ведьму. Она была самоуверенной, придирчивой, язвительной, и у нее всегда было свое мнение по любой заданной теме, которое она была готова выпалить в любую секунду. Она не была молчаливой, невозмутимой, безынициативной ведьмой, которая будет держать язык за зубами по любому вопросу — большому или малому. Грейнджер, несомненно, придерживалась собственного мнения и не приносила извинений, когда высказывала противоречивые идеи. Она была совсем не такой женщиной, с которой он когда-либо представлял себя, хотя, если быть честным с самим собой, он находил это будоражащим — в интеллектуальном смысле, конечно.

Драко вырос рядом с этой женщиной и, по сути, знал, как справляться с ней и ее настроениями. По крайней мере, он думал, что знает. Он знал эту женщину, знал ее причуды, умения и все ее эмоции — все, за исключением совершенно безысходной депрессии, в которой она пребывала последние три недели. Его мир перевернулся, когда глубокая печаль в ее глазах обрушилась на него, как кирпичная стена. Он донимал ее так сильно, как только мог себе позволить, чтобы вернуть ее к той Грейнджер, с которой он понимал, как иметь дело. Каждый раз, когда он вытаскивал ее из ее личного колодца печали, он испытывал чувство выполненного долга. Только несколько дней назад, тем утром, когда она прижала большой палец к его губам, а ладонью обвила его щеку, он заметил, как она влияет и на его настроение.

Факт, что он увидел эти карие глаза, с золотистыми искорками в них, и вот уже ее побагровевший от раздражения взгляд, перестал быть частью его обычной рутины.

Факт, что он опустил привычный для него сарказм в разговоре, чтобы добиться от нее хотя бы ухмылки, которая выражалась в наклоне головы и легком поджатии губ, и обнаружил, что уже предпочтет это, вместо насмешек или рычания, обычно направленным в его сторону.

То, как он не мог выбросить из головы вкус ее блеска для губ и предательские мысли о том, есть ли у нее другие ароматы, которые ей нравятся, или сладкая ваниль — это ее любимый вкус.

Все это было НЕНОРМАЛЬНО.

Это не были типичные отношения Малфоя и Грейнджер.

Все эти вещи, наряду с тем, как ее маленькая фигурка прижималась к нему в их гардеробной этим утром, и то, что он вовсе не испытывал отвращения от ее близости, пролили свет на то, как много неопределенности было в том, что они собирались сделать.

Несмотря на то, что он знал, что она женщина, он никогда не думал о ней как о таковой. Гермиона Грейнджер была всего лишь просто... Грейнджер. Однако, учитывая предстоящую церемонию и их задачу на этот вечер "скрепить сделку", он знал, что ему нужно начать думать о ней как о таковой; его беспокоило, что в какой-то момент он уже так думал.

Звук шагов по паркету отвлек Драко от мыслей, его мать, очевидно, откланялась в какой-то момент его размышлений. На секунду блондин забеспокоился, что это будут друзья Грейнджер, поскольку сегодня они открыли дом для всех, у кого были соответствующие разрешения. Когда три знакомых лица прошли сквозь камин, его беспокойство улетучилось, и на поверхность всплыла новая мысль. Драко бросил последний взгляд на кулон и сжал его в ладони, поднимаясь со стула, чтобы поприветствовать первую группу гостей.

Три фигуры стояли в ожидании. Один был светлокожим, темноволосым волшебником в потрясающем черно-белом одеянии, идеально подходящем для его среднего роста и стройного телосложения. Второй, высокий, темнокожий мужчина в таком же дорогом костюме, только у него к лацкану был приколот маленький цветок. Третьей была женщина, у которой кожа была достаточно бледной, что могла посоперничать с кожей Драко. Она с любопытством оглядывала комнату, одетая в яркий желто-оранжевый сарафан с принтом всевозможных цветов на юбке.

— Что ж сэр, выглядишь весьма энергично. Удачно поохотился, приятель. Ходят слухи, что ты наконец-то поймал себе львицу!

Драко ухмыльнулся:

-Тео, рад тебя видеть. — Он притянул волшебника к себе, чтобы полуобнять, и похлопал его по спине, поворачиваясь к двум другим. Он совладал с собой, не позволив выражению лица показать, насколько странным он все еще считал эту встречу: -Поло... э—э... Лавгуд, Блейз, хорошо, что вы пришли.

Луна беззаботно помахала Драко, другой рукой обхватив Блейза.

— Технически, Забини. Спасибо за приглашение. Всегда приятно видеть, чем занимаются мои друзья. Я нечасто выхожу из дома, ты же знаешь.

Тео ухмыльнулся женщине, Драко моргнул, увидев ее рассеянное выражение лица и мечтательную улыбку, затем они оба посмотрели на Блейза, который небрежно пожал плечами.

На краткий миг Драко охватило чувство вины из-за того, что он, очевидно, пропустил свадьбы своих друзей — и Тео, и Блейза. Хотя он не помнил, чтобы получал приглашения ни на одну из них. Все с его собственным назначенным партнером происходило так быстро, что у него действительно не было времени даже подумать о том, что его друзья, те немногие из них, которые у него еще оставались, тоже прошли через подобное. Единственной причиной, по которой они смогли пригласить кого-то, кто действительно мог присутствовать на их свадьбе, было только потому, что они располагали дополнительной неделей, чтобы успеть позаботься обо всем.

К счастью, Драко оставался Драко, и этот приступ вины был мимолетным.

— А... точно... Что ж, — Драко приподнял бровь, глядя на ведьму и качая головой, — я уверен, Грейнджер будет рада твоему визиту.

— Кстати, где твоя суженная и ее свита? — Блейз последовал за Драко, проводя свою собственную ведьму дальше через холл, к большой кухне.

— Она с Поттершей, заканчивают приготовления. — Он посмотрел на Луну, которая едва улыбалась, но оглядывала комнату, любуясь пейзажем. — На самом деле, Полумна, — настоящее имя ведьмы показалось ему забавным на вкус. — У меня есть кое-что для нее. В последний раз, когда я пытался зайти, на меня накричали за то, что я мешаю процессу. Можешь передать ей? Моя мама просила, чтобы она надела это на церемонию. Спальня находится в конце коридора.

Драко вручил подвеску Малфоев ведьме, и ее голубые глаза, наконец сосредоточились на украшении. Луна протянула руку, осторожно взяла украшение в ладонь, чтобы рассмотреть его, прежде чем кивнула, и он позволил ожерелью упасть ей на ладонь.

— Это еще зачем? — Спросил Тео, выглядывая из-за плеча Драко; недоеденный бутерброд выпирал у него за щекой, как у какого-то грызуна.

Драко свирепо посмотрел на своего друга, который набивал рот закусками, на которые он пускал слюни все утро, и выхватил остаток его сэндвича.

— Кое-что взаймы, — многозначительно сказал он и откусил от остатка сэндвича Тео.

Блейз закатил глаза:

— Вы, Малфои, совсем помешались на этой чуши.

Этим заявлением мулат также вызвал недовольный взгляд блондинки, но после стольких лет Драко был невосприимчив к его высказываниям. Вместо этого итальянец повернулся к своей жене и вытащил что-то из внутреннего кармана, передавая ей, чтобы она передала это вместе с ожерельем Малфоев. Ведьма мило улыбнулась супругу, кивнула и приподнялась на цыпочки, чтобы притянуть Блейза к себе для поцелуя.

Блейз улыбнулся ей сверху вниз, чмокнул в нос и отправил восвояси.

После того, как женщина скрылась из виду, Блейз обернулся и увидел, что Драко смотрит на него, слегка приоткрыв челюсть.

— Что? — Он резко оборвал его. — Дрейк, неужели ты так давно не видел старых добрых поцелуев?

Драко моргнул один раз. Дважды. Еще несколько раз. Быстро тряхнул головой, словно пытаясь избавиться от образов, которые только что отпечатались в его мозгу.

-Ты и Полоумная… Не думаю, что я когда-нибудь привыкну к этому.

Блейз прошел мимо блондина, чтобы взять себе одну из закусок с подноса позади него, убедившись, что достаточно сильно толкнул его плечом, проходя к столу.

— Потому что вы с Грейнджер — пара, созданная на небесах.

— Больше похоже на преисподнюю, — весело пошутил Тео, снова говоря с набитым ртом. — Уж не знаю, Драко, но Лавгуд, должно быть, горячая штучка, раз Забини так ухмыляется. Кто знал, что все, что потребуется, чтобы приручить этого зверя, — одна сумасшедшая?

Итальянец схватил бутерброд, который Тео собирался запихнуть в рот — мужчина вел себя так, словно его никогда не кормили, — и вперил в него злобный взгляд:

— Луна не сумасшедшая, Нотт. Скажи это еще раз, и у тебя будут проблемы с зубами, которые я выбью из твоей челюсти.

Тео поднял руки в умоляющем жесте, но по тому, как изогнулись уголки его рта, стало очевидно, что угроза его не беспокоила.

— Прости, прости, этого больше не повторится.

— Итак... ты и она. — начал Драко, взгляд Блейза стал настороженным, когда мужчина снова сфокусировался на нем, видимо любопытство брало верх. — Вы двое на самом деле встречались до того, как случилась вся эта... история с женитьбой?

Блейз посмотрел на бутерброд, который все еще держал в руке, нахмурившись при виде следов от укусов Тео, прежде чем отбросить его в сторону и взять себе новый.

— Нет. Она на самом деле не в моем вкусе, это хочешь сказать?

— Я и не знал, что у тебя есть типаж. Насколько я помню, ты не был избирательным. И ты реально попробовал все на вкус.

Мулат снова пожал плечами на комментарий Драко.

— Я полагаю, в какой-то момент мы все должны повзрослеть. Мы получили наши письма, так же, как и вы, сели обсудить вопросы после встречи с социальным работником, и действительно... — Он боролся со следующими словами, нахмурив брови и сжав губы в тонкую линию, как будто ему все еще было трудно произнести это вслух, — На самом деле оказалось, что у нас довольно много общего.

— Ты и Полоумная. — Ровным голосом произнес Драко, на его лице ясно читалось недоверие.

— Ее зовут Полумна.

Строгое замечание Блейза застало его врасплох. Обычно его лучший друг не был из тех, кого так смущают его непринужденные шутки, но по тому, как напрягались плечи мулата каждый раз, когда он слегка подкалывал полоумную ведьму, он догадался, что тот действительно на нее запал. Драко никогда не думал, что доживет до этого дня…

— Я закончил говорить на эту тему, — резко отрезал Блейз и позволил усмешке искривить его губы. — В конце концов, это твой день. Ты все еще трусишь или готов к важной ночи? Поэтому тебе так интересна наша личная жизнь? Нужны советы?

Настала очередь Драко впиться в него взглядом. Тео не знал о Грейнджер, и ему не понравилась невысказанная угроза поделиться ее секретом — в чем он неохотно доверился Блейзу — с их менее тактичным другом. — Уверяю вас, я вполне способен выступить и без ваших проклятых советов, которые могут испортить вечер.

-Ты уверен? Может все-таки свяжемся с Панс, и она даст тебе какой-нибудь отзыв о том, как ты делал это с ней.

— Забини, призываю тебя следить за своим языком.

— И я настаиваю, чтобы ты больше думал о том, что вылетает из твоего рта, прежде чем открыть его. Если только ты не хочешь, чтобы одна очень наивная Гриффиндорка была посвящена в один из наших последних разговоров.

Глаза Драко сузились, между ним и Блейзом промелькнуло молчаливое согласие. Этот человек не произносил пустых угроз. Своими откровенными намеками, но не раскрывая секрета Грейнджер перед третьим волшебником, он предупреждал его: не связывайся с моей ведьмой, и я не буду связываться с твоей.

Драко мог ясно прочесть это в темных глазах смуглого мужчины. Хмыкнув, он кивнул и оттолкнулся от своего стула возле островка.

— Я собираюсь проведать маму. Возьми себе еще закусок, — ворча, он удалился.

Глаза Тео метались между мужчинами, пока между ними происходило черт знает что, а он продолжал счастливо жевать свой пятый маленький сэндвич.

— Что это было?

Блейз покачал головой, собираясь последовать за Драко,

— Просто ешь свой гребаный сэндвич, Нотт.


Глава опубликована: 11.02.2024
Обращение переводчика к читателям
LyiZza: С последней главой вышла небольшая задержка, ужасный завал на работе. Плюс ко всему, я занималась организацией праздника в честь юбилея моего папы, а это заняло очень много сил и времени. Постараюсь больше не пропадать, всех обнимаю!
Отключить рекламу

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 72 (показать все)
Как жаль, что заморожен(( он замечательный, очень хочется продолжение!
220780
О боже,заморожен....ушла плакать в кошку...
Abstractedly
Как жаль, что заморожен(( он замечательный, очень хочется продолжение!
Самое обидное, что оригинал-то завершён был. Но, к сожалению, автор оригинала его удалила:((
Ура!!! Продолжение !!! Я очень рада !!!
Ух ты
LyiZzaпереводчик
Bread and butter
Ух ты
Дальше больше))
Буду перечитывать заново с удовольствием )
LyiZzaпереводчик
jun_i
Буду перечитывать заново с удовольствием )
Спасибо, приятно знать что вам нравится)
Чего-то они оба с такими загонами... этот молчит, этой всё не так... красивого мужа дали, ночью удовлетворил, в отпуск отправили, обедом накормил...
Вот помнится фанф был на эту же тему, но со Снейпом. Там надо было по субботам обязательно, так Герм когда поняла что Сев в постели-то не плох, то на следующий же вечер подкатила "А нам обязательно ждать субботы?" 😁 и отлично время проводили!
LyiZzaпереводчик
santorin
Чего-то они оба с такими загонами... этот молчит, этой всё не так... красивого мужа дали, ночью удовлетворил, в отпуск отправили, обедом накормил...
Вот помнится фанф был на эту же тему, но со Снейпом. Там надо было по субботам обязательно, так Герм когда поняла что Сев в постели-то не плох, то на следующий же вечер подкатила "А нам обязательно ждать субботы?" 😁 и отлично время проводили!
😂😂 Какая молодец)) шустрая.
Здесь Гермиона до мозга костей правильная)) Тем не менее интересно наблюдать, как Драко расколит этот крепкий орешек))
Я так рада, что вы продолжили перевод❤ мне пришлось читать весь фик заново, потому что я уже забыла начало истории))))) умоляю, не прекращайте переводить, я влюбилась в этот фик заново
LyiZzaпереводчик
Ingrid Fors
Я так рада, что вы продолжили перевод❤ мне пришлось читать весь фик заново, потому что я уже забыла начало истории))))) умоляю, не прекращайте переводить, я влюбилась в этот фик заново
Большое спасибо за теплые слова))) Я сама очень рада, что могу продолжать его переводить. Я потеряла оригинал, когда сгорел ноутбук. Резервных копий у меня не было, а автор к тому моменту удалила фанфик и хвостов было не найти. И только в этом году случайно нашла свою копию оригинала в облаке, не ожидала что что-то сохранилось в просторах интернета, да еще и пролежало столько времени. Очень буду стараться выкладывать минимум одну главу в неделю)
LyiZza
Спасибо от всей души. И с наступающим вас праздником. Здоровья, денег и достойных людей побольше в окружении❤ Фанфик шикарный. Очень рада, что у вас осталась копия на облаке. Тоже пыталась почитать оригинал, а гляжу его уже нет((( я тут ваше продолжение. Обожаю такие фики, лёгкие, смешные, но со смыслом. Драко тут шикарен. Много в драмионе тяжёлых, драматичных фиков, но что-то мне такие поднадоели. Хочется легкости. На некоторых моментах я смеялась в голос))) Фраза Блейза Драко насчёт Луны "С хера ли мне знать. Я просто учусь жить с этим". Это шедевр))) Пара Луна и Блейз это неординарно, никонда бы их не свела в своей голове. Скорее Джини и Блейза, не зря на них фики есть
LyiZzaпереводчик
Ingrid Fors
Благодарю! Вас тоже с праздником!!! Весны в душе и счастья в жизни!
Согласна, пара Луна - Блейз, хороша получилась))
Спасибо, так рада увидеть новую главу! Пожалуйста продолжайте)))
Впервые за долгое время (годы аж) вернулись к фанфикам и по обновлениям вышел этот)
Шикарная история! И перевод у вас получился отличный! Не смогла оторваться, пока не дочитала🥰 и правда, похоже на романтическую комедию)
LyiZzaпереводчик
Евтей
Спасибо, так рада увидеть новую главу! Пожалуйста продолжайте)))
Спасибо, что читаете) очень рада что нравится.
Буду и впредь радовать, следующая в процессе
LyiZzaпереводчик
Lena_Blair
Ой,спасибо)) для меня как новичка в переводах, это очень важно. Стараюсь передать эмоции героев как задумано автором, но с русским колоритом))
Мхм, возникают разные преграды на их пути, я бы даже сказала, палки в колеса вставляются… 🤨 интересно, тут Драко наверное еще задержится сильно или вообще не придет и хрупкий их мир может дать трещину… напряжение возрастает, интересно, что будет дальше😁
LyiZzaпереводчик
Lena_Blair
Решила не спойлерить))
Продолжение уже на сайте))
Здравствуйте! Каждый раз, видя обновление, била себя по рукам и не читала. Но в эти выходные моя сила воли закончилась и я прочитала всё за раз 😆. Какая чудесная история, спасибо, что дарите нам её!
Сразу захотелось прочитать финал в оригинале, но при всей видимости, история удалена. Очень жаль. Сейчас начинается всё самое захватывающее, а так бы хотелось знать, что нашу парочку ждёт хэппи энд! Теперь буду читать по главе :))
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх