↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Гарри Поттер и наследие предков (гет)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения, Романтика, Экшен
Размер:
Макси | 453 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU
 
Проверено на грамотность
АУ начиная с пятой книги. Гарри Поттер принимает возрождение Волан-Де-Морта более чем всерьез, поэтому прилагает все усилия, чтобы быть готовым к очередной схватке с ним. Что из этого получится и как сложится дальше судьба их мира — читайте сами.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 16. Йоль

Гарри и впрямь решил позвать еще многих. Он не собирался возвращаться, но показаться хотел. Чтобы его не причислили к пропавшим без вести. Он и так уже пару раз посылал запросы в министерство летом, сначала — выяснял, потом благодарил помогших ему людей и просил об его интересе не упоминать. Последним письмом он подключил фамильный замок Поттеров в Шотландии к каминной сети. Вот и собирался позвать Уизли, Малфоев, Блека, Люпина и Снейпа. Ну, а заодно — тех, кого они пригласят с собой, если захотят. Так же он купил в Темной Аллее полтора десятка домовиков, которых разместил в замке, а вот Добби, по здравому размышлению, дал ответственное задание — самостоятельно привести в божеский вид другое его имущество. Работы неугомонному стихийному бедствию хватит до лета…впрочем, Гарри продолжал исправно платить ему, и два дня в месяц Добби был предоставлен самому себе.

Так что сейчас Букля, истосковавшаяся по работе, моталась туда-сюда между замком и Лондоном, то относя заказы Поттера для праздника, то его же заказы на традиционные подарки, то еще приглашения. То есть, он вполне существовал для волшебного мира в эти предпраздничные дни.

Из ехидных соображений, приправленных изрядной долей паранойи, Гарри поставил на ворота замка (это была настоящая укрепленная крепость, поменьше Хогвартса, и не столь хорошо защищенная, как замок — до прибытия сюда Гарри) две вполне себе живых и разумных статуи драконов, пропускающих только тех, кто предъявит приглашение. Такие же статуи (только грифонов) он поставил охранять прихожую, куда гости попадали через каминную сеть. Чтобы выполнить эту свою задумку, ему пришлось комбинировать высшие трансфигурационные чары (которые собственно давали статуям возможность двигаться), комплекс защитных чар (чтобы статуи могли дать отпор и не рассыпались от первого же серьезного заклятья), а также применить ныне запретные знания, относимые к некромантии (они давали подобие разума). В итоге эти его произведения выполняли приказ четко, но не бездумно. Являлись превосходными охранниками от явных врагов, недоброжелателей могли отличить и просто не пустить, а людей, хозяину неинтересных, сперва бы потомили снаружи, прежде чем впустить или прогнать — тут уж все зависело от убедительности аргументов и настроения хозяина замка.

Так же Гарри потратил довольно много золота, чтобы придать замку немного роскоши, не опускаясь, однако, в пошлость. Теперь чувствовалось, что здесь живет Наследник Слизерина, а не ленивый, не знающий, куда потратить свои деньги, аристократ. Суровой простоте гранитных лестниц и немного пугающему полумраку освещенных газовыми светильниками переходов противопоставлялся уют гостиной; аскетичности трапезной — роскошь и комфортность спален. В кабинете у него был установлен троноподобное резное кресло черного дерева для хозяина и мягкие — для посетителей. Библиотека, сожравшая просто огромное количество денег, поражала воображение количеством книг по Темной Магии, Некромантии, Ритуальной Магии, Зельеварению. Здесь же располагались вынесенные из Тайной Комнаты рукописи и заметки Слизерина, некоторые из них уже были снабжены авторским переводом Поттера. Чтобы покрыть расходы на книги (той части наследства, которой он мог распоряжаться, явно пришел бы конец), Гарри продал в Темной Аллее несколько литров редчайших зелий, в основном — ядов.

Роланд Гриф покинул школу вечером, сразу же по окончании занятий, под предлогом желания прошвырнуться по местам памятным, и уведомил, что искать его не стоит — дескать, от напряжения школьной жизни подустал и стал нервничать…

— И куда ты намерен отправиться? — поинтересовался директор. — Просто любопытно.

— Прошвырнусь по Европе недельку, потом три дня в Праге и четыре — в Риме. Я оставил Поппи запас зелий на все случаи жизни, домашние задания проверены. Вернусь к завтраку первого учебного дня.

— Могу выписать премию…

— Не стоит, я неплохо зарабатываю на досуге варкой зелий, Альбус. Приятных каникул, — Роланд пожал протянутую руку директора и стремительно вышел из кабинета. Он и не подозревал, что окажется таким хорошим актером! Как лорд Роланд Гриф, он не испытывал к Дамблдору ничего, кроме уважения и симпатии, приправленных осторожностью в словах; как лорд Гарольд Поттер, он искренне его не любил и вряд ли бы остановился, чтобы помочиться на него, увидев директора горящим.

Вообще, зимние каникулы в Хогвартсе были устроены так, чтобы позволить всем семьям отметить свои праздники — магловское Рождество, Йоль, Коляды, Новый Год. В этом году первым было именно Рождество. Джинни и Рон отправились в Нору, Гермиона — к родителям, которые стали уже забывать, как их дочь выглядит (дома она проводила хорошо если месяц в году, в общей сложности). А Гарри, который это Рождество сам не праздновал, а только отослал от имени Роланда подарки коллегам, а от своего — друзьям, работал у себя, в том числе — читал ответы на приглашения. Уизли, разумеется, были рады; Малфои, очевидно, рассудили, что любопытство и выгода от хорошего отношения хорошо сочетаются, тоже согласились приехать. Сириус вместо ответа прислал таймер, который отсчитывал время до его прибытия, Ремус обещал устроить ему головомойку за то, что так долго не давал о себе знать.

Двадцать восьмого декабря начали прибывать гости. Первыми оказались Уизли, они появились в десять утра. Увидев вместо Гермионы — Лаванду Браун, Поттер не выказал никаких эмоций, кроме радушия. Так же он встретил вместе с Фредом Анжелину, а Джордж привел смутно знакомую ему девушку — Бетти Робинс, кажется, она работала во «Всевозможных Волшебных Вредилках». Перси — с Пенелопой Кристал, как Гарри и ожидал. Чарли был один, зато Билл привел никого иную, как небезызвестную четверть-вейлу Флер Делакур, как выяснилось, уже свою невесту. Гарри, на которого она никогда не действовала, приветствовал ее так же, как и остальных. Разумеется, Джинни он выделил из всех прибывших, но это никого и не удивляло.

— Тоби, Отил, Корки! Покажите гостям их апартаменты, — коротко распорядился Гарри. — Если вам что-то понадобится, эльфы с радостью вам помогут. Я не ожидал, что вы прибудете так рано, поэтому не успел закончить кое-какие дела. Прошу извинить, — он отвесил гостям легкий поклон и направился куда-то в сторону подземелий.

— Почему у нас нет замка? — проворчал Рон, когда через полчаса спустился в гостиную. — Четырнадцать гостей, и каждому по отдельной спальне, кроме родителей и Билла с Флер. А мы…

— А каково Гарри здесь одному? — спросила Джинни, которая единственная составила ему компанию — остальные разошлись осматривать замок и прилегающий к нему парк. — В огромном пустом замке? Радоваться должен, что у тебя семья есть.

А Гарри, закончив зелье, которое варил в лаборатории в подземельях, отправился на поиски гостей. Старшие братья Уизли с удовольствием помогли ему: как глава семьи, Гарри лично срубил елку, и они вместе донесли ее до замка, так, чтобы она ни разу не коснулась земли. Причем все без магии, ибо традиция запрещала использовать ее, готовя ритуал. Во дворе уже был сложен большой костер, накрытый полотном, чтобы его не замело. Пихту установили в гостиной, и теперь уже настал черед девушек помогать — наряжать ее всяческими съедобными украшениями. В самый разгар этой работы прибыли Сириус (один), и Ремус с Нимфадорой Тонкс. Та сегодня решила посоперничать с елкой — волосы ее были темно-зелеными, на солнце вспыхивая более ярко — цветом зрелой листвы.

— Сириус, Ремус, Нимфадора, — Гарри вновь склонился в легком поклоне. — Рад приветствовать вас в своем доме.

Адекватно смогла отреагировать только Тонкс — сказалось воспитание, полученное от мамы, урожденной Андромеды Блек.

— Твое приглашение на Йоль — честь для нас, Гарольд. Только, пожалуйста, не называй меня полным именем.

— Хорошо, Дора, — улыбнулся парень. Он щелкнул пальцами и отдал приказ появившемуся домовику показать гостям их комнаты.

— Будет сделано, хозяин Гарри, — пискнул эльф.

— Не знаю, были ли вы здесь, Сириус, Ремус…

— Не были. Джеймс терпеть не мог все эти чистокровные заморочки с замками, как и Сириус. Не прими на свой счет.

— Почему же? Чем для моего отца кончилось его нетерпение традициям собственного рода? — равнодушно откликнулся Гарри.

— Джеймс умер, пытаясь спасти Лили и тебя от Волан-Де-Морта!

— А используя знания и традиции, накопленные предками, смог бы защитить свой дом получше, чем Заклятьем Доверия, — Гарри кивнул на статуи грифонов, которые в ответ на это гордо расправили крылья на пару секунд. — Этот спор не имеет смысла. Позвольте, я должен уделить немного внимания другим гостям и своей невесте.

— Черт побери, кто это? Малфой? Это не Гарри!

— Это лорд Поттер, Сириус. И не кричи. Дома и в Хогвартсе можешь быть кем угодно, но здесь ты — Блек. Последний мужчина этой фамилии, — твердо ответил уже сориентировавшийся Ремус. И повернулся к домовику. — Можешь показать нам комнаты. Как тебя зовут?

— Дорти, сэр. Следуйте за мной, господа и леди.

Гарри отошел недалеко. Он стоял в темной нише и пытался привести свои мысли и эмоции в порядок, это было неожиданно сложно. Эти слова Сириуса и Ремуса его расстроили, и он начал сомневаться. Впрочем, Ремус-то быстро исправился, а вот Сириус мог выкинуть какую-нибудь гадость…особенно, когда придут Малфои и Снейп. В их ответах, кроме согласия, было также и определено время: где-то около шести. То есть — ровно в тот небольшой промежуток, когда часы будут бить шесть. Оставалось около трех часов, судя по солнцу.

Наконец он успокоился — это вам не какая-нибудь там магия, требует времени, секунд пять, не меньше — и отправился в гостиную. Девушки уже закончили украшать елку, и Гарри воспользовался случаем и увел Джинни. Она, как он и знал, ждала, чтобы жених сам показал ей ее будущие владения. Что он с удовольствием и выполнил.

— Ну как?

— Здорово, хотя ты совсем не уделил внимания лаборатории, и надо привести в порядок погреб, да и остальные подземелья.

— Не уделил внимания лаборатории? У меня там все новейшее оборудование! Кучи ингредиентов и зелий, включая редчайшие!

— Это да. А еще — ни одного стула, кусок обшарпанного стола, на котором ты режешь компоненты, заляпанный пятнами и прожженный, жуткий сквозняк и холодища. Там нужно поставить нормальный стул, почистить, протопить камин и поставить обогреватель. А еще принести больше двух факелов…тебе, конечно, все равно все видно, но впечатление будет гнетущее. Представь: входит туда кто-нибудь, и видит твой силуэт, склонившийся над котлом в слабом свете огня и двух жалких факелов по углам. А потом ты поднимаешь голову, и вошедший видит огонь факелов, отражающийся от твоих фосфорецирующих глаз…романтично, конечно, но тебе ведь потом его лечить!

— Как хорошо ты это описала, — Гарри улыбнулся и поцеловал ее висок. Они уже прогуливались по парку. — Просто когда я захожу в лабораторию, я обращаю внимание только на работу.

— Жаль, Снейп не знает, кто именно теперь преподает зельеварение.

— Это еще что! — рассмеялся Гарри. — Я же изображаю из себя пришельца из далекого прошлого, и соответственно, расспрашиваю всех о чем-то мне «непонятном». Помнишь, на второй учебный день?

— Как директора из школы выгоняли статуи с доспехами?

— Ну так вот, Снейп сразу сказал — это Поттер, больше некому. И аргументировано объяснил — почему именно я. Ну а я, чтобы поддержать свою легенду, его спросил, отчего он все валит на Поттера, и ужа, и горгулью, неужто так его не любит? И потом минут десять выслушивал его весьма и весьма лестное мнение. Как мне удалось не слишком изменится в лице, сам не понимаю! Но, замечу, он меня здорово понимает, действительно. Ты не замерзла? А то я-то теплоустойчивый, как и все драконы.

— Пока ты меня обнимаешь, мне и тут не холодно.

— Ну, обнимать я тебя могу и в гостиной, с полным правом, — Гарри подмигнул. — А если ты простудишься, сама знаешь, что будет. Вылечить-то я тебя вылечу, но дым из ушей на полдня…с твоим цветом волос создается ощущение, что ты горишь. Не надо травмировать хрупкую психику моих гостей…

Без двух минут шесть Гарри покинул гостиную и отправился встречать оставшихся гостей. С первым же ударом в камине вспыхнуло зеленым и из него с достоинством и грацией выскользнул Снейп. За ним, буквально через секунду — Люциус, который поддержал Нарциссу, следующую за ним с таким же отрывом, Драко и … Гермиона (впрочем, Гарри ее появлению не удивился). Девушка чуть было не упала, все-таки ее довольно долго крутило в пламени, и даже понять не смогла, кто же поддержал ее первым — Драко, Гарри или профессор Снейп. Драко был ближе всех, Гарри — дальше, но значительно быстрее.

— Спасибо.

— Рад приветствовать вас в моем доме.

— Гарольд, я не помню, знаком ли ты с моей женой Нарциссой.

— Официально мы представлены не были. Если не считать случая, когда вы представляли ее и Драко Фаджу на финале Чемпионата Мира.

— Тогда позволь представить тебе — моя супруга Нарцисса Малфой.

Гарри поцеловал руку женщины.

— Нарцисса, этот молодой человек — лорд Гарольд Поттер.

Нарцисса изобразила книксен.

— Позвольте показать вам ваши покои, господа и дамы, — низко поклонился вошедший эльф, Олли, лучший из домовиков Гарри. Он всегда знал, когда хозяину требуется его присутствие и что именно он должен говорить и делать. И по этой причине был поставлен начальником над остальными. То, что он пришел сам, а не послал кого-нибудь (такой эльф был в каждом замке), ясно сказало Малфоям, какое значение Поттер придает их приходу.

— Пожалуй, я пока воздержусь, — мягко отказался Снейп. — Гарольд, можем мы конфиденциально побеседовать? Я не могу сдержать любопытство…

— Разумеется, Северус. Идемте.

Гарри повел профессора к кабинету. Устроившись в свое кресле-троне, он усадил напротив Снейпа.

— Выпьешь чего-нибудь?

— Позже. Признайся, Поттер, все эти ЧП в начале учебного года в школе — твоя работа?

— А кому это интересно, профессор? Вам? Или нашему многоуважаемому директору?

— Мне. Дамблдор ничего не узнает. Так это твоя работа?

— Возможно, моя. Возможно, нет. Может быть, в школе выросли новые близнецы Уизли?

— И откуда им знать некромантию?

— Те чары, что, как я понял, были использованы на тех статуях и доспехах, к настоящей некромантии не относятся. — Немного раздраженно бросил Гарри. — И попали в раздел запретных за компанию, по милости старого маразматика, который готов оставить от магии один «Люмос». И я никоим образом не виноват, что наш Светлейший директор оказался полным профаном в области вдыхания в неживое искусственного подобия разума. И, вместо того, чтобы заполнять этот прискорбный пробел в своих знаниях, Дамблдор бросил свои силы на поиски виноватого в невинной шутке! Так что признания от меня он не получит, Северус. Как и ты.

— Ну что ж, мне этого вполне достаточно. А за что ты так взъелся на старика, Поттер? Мне казалось, что оторванного носа за ту попытку найти тебя более чем достаточно.

— А взъелся я на него за дело. За то, что я, решив поподробнее на досуге выяснить про свою семью, узнаю, что те деньги, которые лежат в моем сейфе — лишь малая часть истинного наследства, которым я смогу распоряжаться после семнадцати. За то, что я, являясь владельцем этого замка и еще нескольких имений, не знал о них; а в прошлом году Орден Феникса ютился на площади Гриммо, 12, а не здесь! Северус, я бы без раздумий предоставил Ордену свое имущество, и нам не пришлось бы складывать все яйца в одну корзину!

— Ты не знал?

— Именно! И никто, включая Блека, Люпина или Уизли, мне об этом не сказал. Вывод один — Дамблдор! Надеялся, что я прикончу Волан-Де-Морта и сам погибну, а бесхозное наследство, о котором в завещании и речи быть не может, поскольку я о нем не знаю, можно будет прибрать к рукам. Да еще собирался мне втереть, что де моя сила, о которой не будет знать Волан-Де-Морт, это любовь!

— Любовь? — Снейп поднял брови. — И как любовью можно кого-то уничтожить?

— Так, как это сделала Лили Поттер, в девичестве — Эванс. Самопожертвование, — буркнул Поттер. — А если еще мало, то почему он, будучи Верховным Магом Визенгамота, не оправдал Сириуса, как только узнал от нас про Петтигрю? Нам втирал, что ваше слово перевесит наши. Ваше, известного Пожирателя Смерти? Против слова Мальчика-Который-Выжил? И еще учитывая то, что он мог вообще единолично решить, каких свидетелей слушать, а каких — нет.

Снейп задумался. Да…пожалуй, Поттер прав. Другого объяснения действиям директора в отношении мальчика просто нет. И в отношении Блека.

— Почему ты его не убил?

— Потому же, почему не убил и тогда, когда он напал на меня в прошлом году.

— Он не говорил, почему ты воздержался.

— Сильный великодушен. Но я не настолько силен, чтобы вообще не обратить внимания на такую подлость. Северус, это только начало. Будет несколько несчастных случаев, но не смертей. Дамблдор уйдет из школы с позором. Кто будет директором?

— Минерва.

— Нет. Она слишком предана Старику. Либо ты, либо Люциус.

— Затем ты нас и пригласил?

— Я пригласил на Йоль друзей и родственников, пусть и дальних, Северус.

— Я с тобой в слишком уж дальнем родстве, если оно вообще есть.

— Как и Люпин, — Гарри кивнул. — Действительно, родство слишком уж дальнее. Но ты мог бы сделать логичный вывод, что я имел в виду под друзьями именно вас. Тебя и Ремуса.

— Ты считаешь меня другом, Гарри? Меня, Снейпа? Сального мерзавца?

— Считаю. Ты — достойный человек, верный, смелый и умный. И, что мне особенно в тебе нравится, несмотря на твою преданность Дамблдору, ты — Темный. Настоящий Темный.

— Я никогда не был предан Дамблдору, — мужчина поморщился. — Я всегда был предан делу борьбы с Темным Лордом, а Дамблдор был мозгом этой борьбы. А после, когда ты уже повзрослел, ты никогда не предлагал мне присоединиться к тебе…

— Верно, потому что не совсем доверял тебе. Не в плане Темного Лорда, а в плане Дамблдора. Некоторым моим действиям не суждено было бы осуществиться, если бы директор узнавал о них заранее. Например, то письмо. Кстати, я так никогда и не извинился за свои слова по отношению к тебе в том громовещателе. Я не был уверен в столь скорой развязке…

— И не стоит извиняться. Темный Лорд и так мне не доверял…А твоя просьба сократила мою боль до четверти минуты, вместо двух-трех, как обычно. Так что тебе нечем себя упрекнуть, как и мне. Хотя сперва я, признаюсь, чувствовал обиду…но по зрелом размышлении она прошла.

— Ты меня успокоил, — Гарри усмехнулся. — У тебя есть еще какие-то вопросы?

— Нет.

— Тогда Коди проводит тебя в твои покои. Надеюсь, ты уже привык к тому, что живешь не в подземельях…но если нет, то я могу приказать подготовить для тебя одну из камер, — Гарри широко улыбнулся.

— Здесь есть темница?

— Конечно. Это только мой папаша был такой весь из себя Светлый, а остальные предки были вполне вменяемые. Особенно те, что были пораньше.

— Поверить не могу, что ты это сказал, — Снейп ухмыльнулся и последовал за домовиком.

— Пожалуй, я сам тебя провожу, больно интересно беседуем.

— Я польщен. Так что случилось, что ты так пренебрежительно относишься к покойному Поттеру?

— Просто мне кажется, что, не пренебрегай он Темной Магией, остался бы жив, и моя мать была бы жива.

— Ты считаешь, что он сумел бы дать отпор Темному Лорду? Ты переоцениваешь …

— Нет, не в этом дело. Ты же, когда пришел, обратил внимание на моих Стражей? Каменных грифонов? По-моему, они защищают куда лучше, чем Заклятье Доверия. А всего-то: комбинация трансфигурации, защиты и того, что Дамблдор обзывает некромантией…Когда-то каждый дурак так умел. И почему, спрашивается, он жил в Годриковой Впадине, а не здесь? Где были нормальные защитные чары? Ловушки? В нормальных чистокровных семьях без этого нельзя, был я как-то раз по делам у Люциуса… Почему он не изучал окклюменцию и легиллименцию? Специально, чтобы не увидеть в крошечном мозгу Петтигрю предательства? И так можно долго продолжать…все это — из-за того, что он был насквозь Светлым, верным последователем Дамблдора!

— Не знаю, что и сказать. Но от меня и не требуется подтверждения, верно? Хорошая комната, — Снейп оглядывал приготовленное ему помещение. — Глядя на коридоры и твой кабинет, и не предположишь, что в комнатах будет царить комфорт.

— На то и был расчет, Северус. Без излишеств там, где они не функциональны, и со всеми возможными удобствами в остальных местах. Меня только сегодня Джинни ругала за обстановку лаборатории — дескать, сесть некуда, света мало, холодно. Зато чисто, все инструменты в порядке, компоненты и зелья рассортированы по мере частоты употребления и пронумерованы, а номера занесены в каталог…

— Как и у меня, — Снейп вывесил в шкаф сменную одежду (собственно, потому, что Йоль продолжался пару дней, а потом часто бывали и другие гуляния, гости всегда приносили с собой то, во что можно будет переодеться). — Только у меня все-таки есть кресло, в котором можно подождать, пока зелье доваривается, письменный стол, пара диванов и журнальный столик, для шахмат. И света у меня достаточно, глаза-то обычные.

Они уже шли в гостиную. Гарри знал, что они-то появятся там первыми, поскольку Малфои все еще толкутся в своих комнатах, как и Гермиона. Он вообще знал, кто где в замке, так уж он его заколдовал. Люциус и Нарцисса сейчас, видимо, обсуждают, что же собирается предложить им Поттер; Драко в последний раз инструктирует Гермиону, дабы не позорила его своими магловскими замашками, а последняя внимательно слушает и прикидывает, что и как скажет Рону, если он посмеет что-нибудь вякнуть. Артур, Молли, Билл, Чарли, Перси и Джинни еще раз объясняли близнецам, что они, как-никак, представители древнего рода Уизли, а не два полтергейста. Флер, Пенелопа, Бетти и Лаванда о чем-то сплетничали, скорее всего — именно о нем. Ремус и Дора объясняли Рону и Сириусу, что здесь и сегодня торжествуют традиции чистокровных, в том числе — безукоризненные манеры и вежливость. А, поскольку Гарри, очевидно, в Хогвартс возвращаться не собирается, то надо этому соответствовать, чтобы он и впредь приглашал их на такие вот праздники. Ради друга и крестника можно и потерпеть пару дней…

Когда Снейп вошел в гостиную, все на пару секунд замерли, потом стали здороваться с новым гостем. Причем наиболее общительны были Сириус и Ремус.

Гарри же тихонько подсел к Джинни.

— Он последний?

— Нет.

— А кто еще?

— Скоро увидишь…это будет маленькая, но логичная неожиданность. И специальная подлянка в сторону Рона.

— Неужто Малфои? Тогда это еще и папе…

— Да. И…это не главная заготовленная гадость. О, они уже спускаются…возьмем бокалы и насладимся шоу.

Он и правда уселся в уголке с бокалом медовухи, а Джинни перешла поближе к дверям. Те буквально через несколько секунд открылись, и на пороге появились Люциус и Нарцисса Малфои. Драко и Гермиона, очевидно, держались сзади. На этот раз первым вскочил с места мистер Уизли.

— Люциус! Нарцисса! Как поживаете?

— Вполне неплохо, спасибо, Артур.

— Люциус, приветствую. Кузина, мое почтение, — Сириус тоже сумел сдержать свою неприязнь.

— Здравствуйте, дядя Люциус! Тетя Цисси, давненько я вас не видала!

— Дора! Как поживает моя сестренка Андромеда?

— О, кузина! А что же ты меня не приветствуешь? — вылез из-за спин родителей Драко, ведя под руку красивую, смутно знакомую девушку в небесно-голубом платье. Собственно, Гарри-то знал, что это Гермиона, да и выглядела она почти так же, как и на Святочном Балу, разве что повзрослела да улыбалась естественнее. — Рад видеть, что ты все так и не остепенишься и не выберешь, наконец, цвет волос.

— Тонкс! Рада тебя видеть.

— И я рада видеть вас с Драко, Гермиона. Особенно вместе.

Вот только после этих слов до всех окончательно дошло, кто же был спутницей Драко. Особенно Гарри порадовали героические усилия Рона, безуспешные, впрочем, сохранить хотя бы видимость хладнокровия. Лаванда же, которую в вопросы этикета явно не посвятили, попросту приоткрыла рот.

Драко и Гермиона, похоже, этим зрелищем так же наслаждались. Джинни, единственная из младших, кроме хозяина, конечно, сохранила невозмутимость и с улыбкой подошла поприветствовать новоприбывших. За ней опомнились остальные. Рон же, вместе с Лавандой, так и стоял на месте, жутко покраснев. Малфои-старшие не обратили на него внимания, а вот Драко и Гермиона не отказали себе в удовольствии подойти ближе и поприветствовать.

Рон подошел к Гарри.

— Ты знал?

— О чем, Рональд? — невинно поинтересовался Гарри.

— Наверное, братец интересуется, знал ли ты о приходе Малфоев? — таким же тоном предположила Джинни.

— А, разумеется, об их приходе я знал, ведь я их пригласил, — серьезно ответил Гарри. — Но, думаю, Рон и сам смог бы об этом догадаться, с его-то мозгами!

— Верно, — Джинни нахмурилась. — Так что ты хотел спросить, Ронни?

— О том, что здесь появится Гермиона, ты знал?

— Нет, не знал, Рон. Ее я не приглашал, разумеется, это выглядело бы неприлично. Но на ее приход надеялся…так же, как и на приход мисс Паркинсон. Но, увы. Вместо Паркинсон мы имеем Браун, которая, кстати, до сих пор не закрыла рот и выглядит чрезвычайно глупо. Нет, она, конечно, симпатичнее…чем Панси. Но, хотя бы одна моя надежда исполнилась.

Рон опять покраснел. И даже прошипел что-то нелестное.

— Рон, я тебя не обвиняю, и тем более не собираюсь тебе советовать. Если тебе нравится Лаванда, и мое замечание оскорбило твои чувства — прости. Но тогда, пожалуйста, не стоит так бурно реагировать на то, что Гермиона гуляет вместе с Драко. Сядь, пожалуйста.

Гарри присел рядом с все еще красным Уизли на один из диванов.

— Рон, парень вообще не может обвинять девушку в том, что она встречается с другим. Если она ему нравится, то он сам должен ее добиться и удержать, не получилось — сам дурак. Если она для него друг, то он должен вообще за нее только радоваться…

— Она мне друг! Но она встречается с Малфоем, Гарри! Я бы радовался, если бы это был кто-то нормальный, но это — М-А-Л-Ф-О-Й!

— А чем тебе не угодил Драко?

— Он же слизеринец! И Темный Маг! Ты что, дружище?

— Тогда у меня есть вопрос — почему ты пришел сюда, дружище? Я, если ты забыл — Наследник Слизерина, и не менее Темный, чем Малфой или любой представитель чистокровного семейства, по-прежнему верного старым традициям. Я умею обманывать и подчинять, владею всеми видами Темной Магии, разбираюсь в некромантии и зельеварении.

— Но…ты ведь мой друг. И ты хороший человек…

— Так вот, все мое отличие от Драко заключается только в том, что он для тебя не друг. И то, что я, дескасть, хороший человек, в это отличие не входит. Драко тоже весьма и весьма неплохой человек.

— Но, Гарри! Вспомни, сколько раз он нам пакостил? Делал гадости?

— А мы? Сколько раз мы его «проучали»? Оскорбляли? Мы-то для него что-то хорошее сделали? Рон? Молчишь…взять хотя бы то, что ты постоянно обращаешься к нему «Малфой». В принципе это считается оскорблением, если не добавить «мистер», «сэр», или «лорд». И может послужить причиной вызова не дуэль. А чистокровные, вообще-то, всегда обращаются друг к другу по имени, это элементарная вежливость. По фамилии обращаются только к старшим.

— Так что прекращай истерику, братец! Своим поведением ты роняешь себя, подставляешь нашу семью и, в данный момент, Гарри. Возьми себя в руки и обрати, наконец, свое внимание на девушку, с которой ты пришел, — строго добавила Джинни.

— Сказано толково и дельно, — согласилась подошедшая во время ее речи миссис Уизли.

В общем, вечер прошел в духе светского раута — разговоры о политике, сплетни, простое общение, однако приправленное некоторым напряжением в воздухе. Гарри наслаждался новым для него опытом, Малфои чувствовали себя в своей стихии, даже в Сириусе проснулись-таки гены Блеков. Гарри и некоторые старшие с удовольствием слушали общий рассказ Северуса и Драко о событиях в школе, а Джинни и Гермиона сразу же рассказывали о гриффиндорской точке зрения на те же факты. Получалось забавно. Потом вниманием завладела Лаванда, которая выложила абсолютно все сплетни вокруг того же самого. Получилось еще смешнее…

Наконец, за полчаса до полуночи, все поднялись на самую высокую башню замка. Там уже началось собственно отправление ритуалов Йоля. Нарцисса, Флер и Молли пели древненормандскую молитву, обращенную к Силам Природы. Потом Гарри, Сириус и Снейп так же хором затянули ее кельтский аналог.

Полночь встречали за обильным столом, количеством присутствовавших на нем явств можно было накормить до отвала полк авроров…тоже традиция, встречать новый год так, как намерены его прожить.

Наконец, все вышли во двор и вынесли туда же елку, на которой по-прежнему оставалась большая часть съедобных украшений. Эльфы положили в костер куски прожаренного мяса, караваи хлеба, соленья, свежую зелень, по бочонку пива и медовухи. В дело вступил Гарри. Он прочел очередную молитву, где просил Силы принять их скромный дар и защитить от невзгод. Потом воздел руки и запел. Никто не мог разобрать слов, да и не было их там, по крайней мере, того, что люди привыкли называть словами. Зато все обратили внимание, что небо над замком очистилось и лучше стали видны звезды. А потом с этого, абсолютно ясного неба ударила молния, которая и подожгла костер, елку и дары магов. Вернее, как — подожгла. Они были объяты пламенем, но не горели сами. Полыхало это пламя всего минуту, потом взвилось на невообразимую высоту и исчезло. На месте костра не осталось даже пепла, да и камни двора были чисты от золы и копоти.

— Что это было? — немного нервно спросил Люциус чуть погодя.

— Наш дар забрали.

— Это мы поняли. Я имею в виду, как ты это сделал?

— Наследство Салазара. Он уже тогда был последним, кто помнил эту песнь. И, не в силах передать это знание недостойным, тем, кто не верил уже…он оставил его Наследнику, записав на парселтанге в одной из книг, хранящихся в Тайной Комнате. К сожалению, чтобы ее выучить, нужно прочитать ее лично, а сделать это могут не многие. Я работаю над тем, чтобы скопировать песнь хотя бы рунами, сохранив ее магическую сущность на страницах другой книги…но работа эта только начата и пока очень далека от завершения. Лет через пятьдесят, если мне повезет…

— Этот год будет хорошим для нас. Силы рады, что кто-то проявил к ним уважение и принес дар так, как это делали встарь, — неожиданно сказала Флер чужим голосом. Потом помотала головой и продолжила уже нормальным: — Что вы так на меня уставились все?

— Ну, видишь ли, Флер, ты только что была в трансе. Для тебя это нормально?

— Не слишком, но пару раз уже случалось, — она вздохнула. — Что я сказала?

— Что Силы довольны, и год будет хорошим для нас, — успокоил ее Гарри. — Видимо, ты медиум…или эмпат. Как у тебя с прорицаниями?

— Никак.

— Будущее предчувствовала?

— Нет, кажется…

— Значит, эмпат, — заключил Снейп. — Но, судя по всему, не очень сильный.

— Простите, профессор, вы не могли бы пояснить? — спросила Гермиона.

— Эмпат — человек, обладающий врожденной способностью к сопереживанию, — с расстановкой объяснил Люциус.

— И что это значит для меня?

— Судя по тому, что дар у тебя не слишком велик — ничего выдающегося. Ни полезного, ни опасного. Одаренный эмпат может, не напрягаясь, чувствовать настроения других людей или иных разумных рас. Но этот процесс, если вовремя не взят под контроль, часто сводит их с ума. К тому же для эмпатов более опасны заклятья, влияющие на разум, вроде Империуса. Также бывали случаи, когда они чувствовали настроения Сил, как это сделала сегодня ты. В принципе, при должном труде, и ты научишься читать настроения людей. Но смысла не имеет — лучше уж изучать физиогномистику и легиллименцию, — более внятно объяснил Гарри.

— Так, а вот теперь не понял уже я. Что такое физиогномистика? — полюбопытствовал Люциус.

— Магловское искусство узнавать настроение и прошлое человека, анализируя его лицо. Причем очень точно узнавать…как ни странно. Самый простой пример — сеть мелких морщинок в уголках глаз и губ, это значит, что человек много и искренне улыбался в своей жизни. А вообще, мастера умудряются сказать по лицу, сколько человек убил его обладатель, со сколькими переспал, количество и возраст его детей, все что угодно. Правда, таких мастеров осталось штук пять всего…Ладно, что-то мы отвлеклись! Продолжим наш праздник, игры и загадки, музыка и танцы, девушки и вино! Лед тронулся, господа присяжные заседатели, лед тронулся! Ура, товарищи! — последние две фразы никто не понял, не столько из-за отсутствия смысла, сколько из того, что сказаны они были по-русски.

— Чего?

— Ничего. Это я так вас подбодрить пытаюсь, а то чересчур задумались.

— А, партнер, так бы сразу и сказал! — воскликнули близнецы. — Ну, если церемонии закончены…

— Надо будет еще продержаться до рассвета и встретить его! — остудил их Артур.

— Пока закончены, — поправился Джордж.

— То тогда…

— Пора начать…

— Веселится! — хором закончили они. — Гарри, подсобишь?

— Вообще один справлюсь, — Гарри фыркнул и выхватил волшебную палочку. Потом взмахнул ею и указал в небо. Вылетел огненный шар. Метрах в десяти от земли он взорвался, и искры подожгли укрытые в снегу фитили фейерверков. Началась огненная потеха.

Драко обнимал Гермиону, и они смотрели на работу близнецов Уизли.

— Что у них не отнимешь, так это их талант в области пиротехники. Доктор Фойерверкус отдыхает, — восхищенно прошептала Гермиона. Драко только крепче прижал ее к себе, любуясь не столько зрелищем, сколько девушкой. Такое чистое, наивное лицо…сейчас это была не шестикурсница, староста и лучшая ученица, а всего лишь восхищенная чудом девочка. Драко улыбнулся и вновь повернул голову вверх.

А битва наверху окончательно разбушевалась. Гарри уже подумывал было, не стоит ли ему накрыть всех защитными чарами, когда беспорядочная, но эффектная свалка переросла в настоящее организованное сражение. Фейерверки разделились по цветам и полками пошли друг на друга…Вскоре Гарри понял, что теперь они изображают два начала — светлое (ярко-синие) и темное (темно-оранжевые), а в их непрерывной борьбе рождается человек (зеленый). Он поднял ладони, приветствуя аплодисментами великолепное представление.

Хаос, потом его разделение на Свет и Тьму, и рождение Человека на стыке Начал. Великолепный и понятный каждому кусочек мудрости.

— Фред, Джордж. Я восхищен. Сколько времени вы на это угробили?

— Не так уж много, партнер, — ответил Фред. Этакий скромник, впрочем, вполне гордый получившимся результатом.

— Это была скорее проба пера, — поддержал брата Джордж. — Пожалуй, теперь мы займемся эти плотнее. Для больших праздников — самый тот товар.

— Представляю себе, что вы изобразите на Купалу! — Гарри расхохотался, как, впрочем, и близнецы.

— Да, мы уже над этим думали.

— Учебное пособие, так сказать.

— Для подрастающих поколений.

— Смотрите только, чтобы зрители были хотя бы старше двенадцати. А то не избежать вам Азкабана, — предупредил подошедший Ремус.

— Это да, проблема.

— Не парьтесь, я вас отовсюду вытащу. Кстати, Ремус! Давно хотел спросить: на Азкабан когда-нибудь нападали драконы?

— Нет.

— Ясно.

Все наконец-то вошли в замок и направились в танцевальную залу. Гарри, разумеется, не мог себе позволить пригласить труппу типа «Ведуней». Но вполне мог позволить себе закупить инструменты для симфонического оркестра. А уж немного поработать над ними магией для него было развлечением и интересной задачкой. Так что музыка у них была превосходная, хоть и без песен.

Классические медленный и венский вальсы танцевали абсолютно все, кто имел пару, а иногда и те, кто ее не имел — Сириус, например, совершенно беззастенчиво умудрился отбить у Артура собственную жену на один танец, потом — утянул Флер у зазевавшегося Билла. Джинни же сама оставила Гарри, чтобы втянуть в танцующую компанию Снегга, хотя бы на один танец. Тот от такого поворота дела настолько растерялся, что уступил. Вообще, танцевал-то он неплохо…когда после танца он подводил девушку к Гарри, тот даже сумел улыбаться не насмешливо, а просто весело.

— Ты настолько меня любишь, что готов поделиться собственной невестой, Гарольд?

— Ну почему же, Северус, не готов. Но еще меньше я готов знать, что один из моих гостей совершенно не участвует в приготовленном веселье. Чего не сделаешь ради собственного честолюбия…

— Ну что ж, теперь можете не беспокоится, — Снейп улыбнулся и отошел.

А теперь классика стала постепенно разбавляться более быстрыми танцами, в основном — латино-американскими, хотя пару раз звучала полька. Теперь старшее поколение, в лице Люциуса и Нарциссы, Артура и Молли, Сириуса, Снейпа, и Ремуса предпочитало отсиживаться в уголке. Тонкс, с благословения Люпина, пошла развлекаться в паре с Чарли Уизли.

Румбу, Ча-ча-ча, Джайв, Фокстрот знали и умели танцевать многие. Когда распорядитель (а им была заколдованная Гарри статуя, изображавшая сатира) объявил Танго, на площадке остались только самые-самые храбрые и уверенные, а именно — Фред и Джордж с Анжелиной и Бетти (ну, эти два шалопута всегда умели изобразить страсть к чему угодно при любом количестве зрителей), да Драко с Гермионой (та явно была не прочь отсидеться в углу). Гарри и Джинни решили пропустить, чтобы насладится зрелищем. К тому же, танго не был их танцем — им не требовалось демонстрировать друг другу взаимную страсть. Оли любили, и этим все сказано.

Ну, на Близнецов Уизли посмотреть было забавно — они и впрямь веселились, бесстыдно пожирая глазами партнерш и сладострастно ухмыляясь. К счастью, Анжелина и Бетти давно знали своих кавалеров, и внимания на них не обращали. Даже тогда, когда, пройдя друг рядом с другом, они сумели поменяться местами. В отличие от них, Драко танцевал серьезно и с полной самоотдачей, и Гермиона, поначалу казавшаяся несколько неуверенной, к концу танца раскраснелась и наградила кавалера долгим и страстным поцелуем, под одобрительные аплодисменты зрителей.

За то посадобль был в полном и исключительном распоряжении Гарри и Джинни. Оба его любили, и, хотя и не имели в жизни привычки постоянно сталкиваться друг с другом, танцевали его с полной самоотдачей. И даже несколько удивились, когда в конце получили аплодисменты и одобрительные выкрики — они совершенно забыли, что здесь кроме них есть кто-то еще.

Вдруг зазвучала музыка, заслышав первые аккорды которой, на паркет вышли с разных сторон Северус и Люциус.

— Ритуальная дуэль, — шепотом пояснил Гарри. — Я спер это у Темного Лорда, единственное нормальное его изобретение — драться под музыку на вечеринках.

Дуэль была учебной, дружеской, но все равно впечатляющей — ведь дрались два мастера; лучи заклятий мелькали, фигуры мужчин были почти невидны под постоянными вспышками щитов. Гарри же благоразумно держал вокруг мощный щит, чтобы зрители не пострадали. Дуэль продолжалась минут пятнадцать, и закончилась впечатляющей комбинацией Северуса.

— Ха, Северус! Нечестно использовать против меня мое же изобретение, — проворчал, придя в себя, Люциус.

— Что же ты не придумал против своей же комбинации защиты, Люциус?

— Да вот не думал, что кто-нибудь применит ее против меня же.

— Ну, Люциус, надо было использовать ее самому, — Снейп подмигнул. — Я бы не обиделся.

— Превосходная дуэль, надо признать, — Сириус уважительно покачал головой. — Я бы, пожалуй, поостерегся выходить против вас.

После танцев большинство вновь отправилось в гостиную, хотя кое-кто предпочел прогуляться. Снейп, к примеру, не смог устоять перед искушением осмотреть лабораторию, а Гермиона все-таки сбежала в библиотеку.

На рассвете прошла заключительная часть церемонии Йоля — собственно, встреча Солнца. Женщины пели, приветствуя светило, по эмоциям, которые эта Песнь вызывала, она вполне могла конкурировать с пением феникса, на взгляд Гарри. Наконец, все разошлись спать. На следующий день гости собрались разъехаться вечером. Впрочем, не все — Джинни, например, сразу заявила, что никуда не поедет, по крайней мере, до конца каникул. Гарри-то приглашал остаться всех, но большинство, все же, отговорились. Фред с Джорджем, например, заявили, что совсем забросили магазин, а бедняга Ли там за них отдувается. А Биллу и Флер вообще завтра надо было возвращаться на работу в банк, так же как и Тонкс, Артуру и Перси — на работу в министерство. Ремус, естественно, уехал вместе с Нимфадорой. Снейп тоже хотел вернутся в Хогвартс, но Гарри уговорил его с этим повременить — дескать, сейчас с делами разберемся, потом и уедешь. То же услышал и Люциус. Нарцисса ушла одна, дескать, проведает кое-кого. В итоге, в замке осталась Джинни, Драко и Гермиона — Рон, и тот вернулся домой. Что, впрочем, мало кого огорчило.

Гарри, Люциус и Северус заперлись в кабинете.

— Выкладывай.

— Хорошо. Люциус, сейчас наши с тобой желания совпадают, а Северус, хоть сам этого и не жаждет, но тоже не против.

— О чем ты?

— Дамблдор. Пора его убирать. Желательно, отовсюду. Для меня главное — из Хогвартса.

— И как ты это себе представляешь? Я уже пытался, как ты знаешь, ты же мне и помешал.

— Да точно так же. Я готов вообще закрыть школу, по крайней мере, временно. Ты ведь уже восстановился в Совете Попечителей?

— Да.

— Ну вот. Но на этот раз будем действовать умнее. Я вообще хочу вновь созвать Свободные Кланы. Мы пока — первые представители Совета Кланов. Ты, Люциус, соберешь остальных. Я устрою череду скандалов и нападений на учеников; смертей не будет, но паника будет знатной. Через Скитер мы свалим все на Дамблдора, а Фадж нас с удовольствием поддержит в этом вопросе. Особенно, если общаться с ним будешь ты. Северус, у тебя есть компромат на директора?

— Есть, но его недостаточно.

— Попробуй найти больше.

— Итак, твои цели?

— Дамблдор уходит отовсюду. Северус занимает место директора. Возможно, после того, как и МакГонагалл не справляется. Ты, Люциус, собираешь Свободные Кланы и становишься номинальным главой Совета.

— Что с Фаджем?

— Фадж удобен, он полный идиот. Меня больше беспокоят те, кто может под шумок его свалить. Скримджер, например.

— Ладно, допустим, ты сумеешь прогнать Дамблдора из школы. Что с остальными его постами?

— С Конфедерацией, боюсь, ничего. А Визенгамот в руках министерства, а значит, будет и в наших руках. Ты об этом позаботишься.

— Да, мне это вполне по силам.

— Связываться со мной будешь так же. Северус, держи, — Гарри протянул Снейпу зеркальце. — Пользоваться умеешь?

— Умею.

— Оно связано с моим и с зеркалом Люца. Я пока не возвращаюсь, и здесь пробуду только на каникулах. Потом по-другому вы меня не найдете. Первый Совет, не считая нашего, собираем здесь, на, так сказать, нейтральной, не подконтрольной никакой слежке территории.

— Блека зовем?

— Не знаю. Сначала мне надо подорвать его доверие директору. Если удастся…

— Скажешь ему то же, что говорил мне, и он Дамблдора сам загрызет, — Снейп усмехнулся. — Вместе с Люпиным.

— Черт, ну и задачка, — Люциус хмурился. — Большинство чистокровных, кто не любил Дамби, сейчас мне совершенно не доверяют.

— Если бы все было просто, я бы и сам все сделал, — огрызнулся Гарри. — Потому ты мне и нужен, из-за твоих мозгов.

— Ладно, а какие изменения мы протолкнем в Хогвартсе? — поинтересовался Снейп.

— К дьяволу уберем демократию, введем для маглорожденных дополнительный предмет — изучение законов и традиций нашего мира. А для чистокровок сделаем обязательным магловедение. То есть мотивируем мы это так: научим чистокровных маскироваться, в духе Статута о Секретности; а грязнокровкам «облегчим вливание в магический мир». Потом отменим большинство Дамблдоровских запретов на изучение Темной Магии. ЗОТИ изменит направленность — будет так же детально изучаться Темная Магия, с поправкой на то, почему некоторые ее виды применять не стоит. Не прямой запрет, но детальное рассмотрение последствий для самого мага.

— План детальный, и меня вполне удовлетворяет. По рукам, Лорд Поттер.

— По рукам, Лорд Малфой. Северус, ты с нами?

— Естественно, лорды.

— Ну что ж, раз и сэр Снейп согласен, то пора действовать. Мое почтение.

— Как и мое.

Снейп только кивнул, и они с Люциусом вместе направились к камину.

Глава опубликована: 05.02.2010
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 115 (показать все)
Средненький по качеству написания фанфик. Сюжет больше похож на описание сна автора, в котором он поставил себя на место протагониста и в мечтах как бы он сделал все иначе - понесся галопом и с шашкой наголо. Сквозь все повествование тянется дождь из роялей, что приземляются прямиком в кусты около ГГ, Марти Сью снимает шляпу перед симбиозом автор-ГГ и нервно курит в сторонке, а абсолютно все остальные персонажи данного фанфика выпрыгивают из своих ролей и характеров лишь бы угодитьподстроиться под непревзойденную крутость и харизму протагониста. Рекомендовать к чтению могу только грезящим влажными мечтами о лаврах МС-ного Гарри. Ну и пожалуй мог бы посоветовать ЭТО как настольную книгу о том как НЕ-нужно писать фанатские тексты про Поттера. Даже МС-ного.
фик понравился . Но Дамболдор слишком резко изменился. И дочитывать конец признаюсь было сложно . А так если скучно то только первую половину .
По мере чтения фик более-менее раскачался, хотя и не стал чем-то стОящим, а начало вообще жутко топорное и пафосное. Кошмарики! Автор, даже с учетом неимоверной сьюшности Поттера, зачем вы с таким упорством старались угробить в принципе интересную идею? Это какой-то черновик, а не готовый текст: здесь есть все основные сюжетные вехи и примерный смысл диалогов, но совершенно нет консистенции и логичности, а персонажи все картонные... если б тут имелся жанр "стёб", тогда это прокатило б, а так - на выходе имеем то, что имеем... Даже сьюшный ГП бывает хорош. Жаль, что не здесь~
Мартисьюшненько. Не, бывает нормальное МС, читать которое интересно и весело, но сие не из таких. Мегатонны пафоса, слабый язык, совершенно линейный сюжет...Не читать.
Я тоже... не осилила. Еле две главы прочла
Хороший старый фанфик, один из первых прочитаных. На момент написания и первого прочтения был интересным, и захватыввающим, на равне с фанфиками "Подлинное пророчество " и "Ни свет ни тьма лишь жизнь". Очень понравилась пара Джинн и Гарри, хоть и дамбигад, но без плохих Уизли.
Нет, не смогла дочитать, хотя больше половины осилила, не понятно на что надеясь. Буквально все персонажи дико раздражали, настолько ООСными получились их характеры. Даже Хагрид и Невилл.
И диалоги... Может, конечно, это только мое видение, но почти каждая беседа в этом фанфике, где было более двух участников, превращалась для меня в настоящий ребус. Даже из контекста было очень трудно понять кто с кем говорит, кто задает вопрос и отвечает.
И конечно этот фанфик довольно сильно проигрывает "Подлинному пророчеству", несмотря на то, что во многом его повторяет.
Слишком много нашего, русского.

Нет аннлийской утонченности, сдержанности...
Опыта маловато.
Хотя, идея фика интересная.
Автору желаю побольше почитать на других ресурсах(особенно перевод)
В принципе читать можно... Если не считать некоторые моменты, слизаные с других фиков....
kroljka Онлайн
Зачем я это прочитала....
Оригинальная кончина Воландеморта. Очень остроумно! )) Автору и Поттеру - мои аплодисменты! )))
ГП - супермен и нагибатель. Из этого "бубльгума" большоооой пузырь получился, крааасочный! )))
При плохом настроении буду фанф перечитывать. Для успокоения и утехи. Это я вам как любитель сладкой жвачки говорю!
sergiynor
Лучший комментарий на фанфиксе, спасибо
местами есть пересечение с "темными волшебниками" где триада и прочее. Интересно, откуда?
Сначала Мэри Сью внезапно всех нагибает, затем печалится и кричит - ну пачиму я такое мощьнае, мне скучненько! И уходит ото всех. Потом обижается на Дамблдора, возвращается и С ПРАКТИЧЕСКИ ТОЙ ЖЕ ВНЕШНОСТЬЮ притворяется перед всеми знакомыми ДРУГОЙ ЛИЧНОСТЬЮ С ФАНТАСТИЧЕСКОЙ И НЕПРАВДОПОДОБНОЙ ИСТОРИЕЙ.
Не могу больше читать эту чушь.
Ну хоть нет розовых соплей что уже радует 👍
До седьмой главы еле дочитал. Внезапный мальчик вундервавфлик, всему то научился, гений за лето. И уже Дамби на побегушках у него и по щелчку пальцев делает Люциуса своим личным шпионом... Влажные мечты.
могли бы и другую пагу для потного подобрать Флёр или Дафну ну или Луну Лавгуд на худой конец.Нет надо эту страшилу Уизли,извращенцы!
Очень мило. Альбус получил по заслугам! Магия и законы мира работают очень интересно и немного странно.
Спасибо за хорошую работу
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх