↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Сьюзен Певенси ведьма. Часть 2 (джен)



Рейтинг:
G
Жанр:
Кроссовер, Приключения, Сказка
Размер:
Макси | 205 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, UST, ООС
Сьюзен Певенси и Минерва МакГонагалл возвращаются в Хогвартс, а попадают на развалины замка Кэр-Паравел вместе с сестрой и братьями Сьюзен. Они не могут узнать Нарнию. Оказалось, что их вызвал принц Каспиан, потерпевший поражение в бою против войска своего дяди. Им предстоит спасти Нарнию.

Фанфик написан по заявке: Сьюзен Пэвенси ведьма
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 7. Старая Нарния в опасности

Конечно, место, где они встретили фавнов, и было Танцевальной поляной, и они остались там до ночи Великого Совета. Спать под звездами, не пить ничего кроме родниковой воды, есть только орехи и дикие плоды — всё это было странно Каспиану, привыкшему к постели с шелковыми простынями в затянутой гобеленами дворцовой спальне, еде, лежащей на золотых и серебряных блюдах, и слугам, ждущим его приказаний. Но никогда ещё ему не было так хорошо. Никогда сон так не освежал его, еда не была такой вкусной: тело его закалилось, а на лице появилось королевское выражение.

Когда пришла великая ночь, его странные подданные начали тайком пробираться на поляну — поодиночке. вдвоем, втроем, целыми компаниями. Луна ярко светила, и сердце его переполнилось радостью, когда он увидел, сколько их и услышал их приветствия. Все, с кем он познакомился, были здесь — медведи Толстяки, Рыжие и Чёрные гномы, кроты и барсуки, зайцы и ежи, и другие, которых он ещё не видел — пять сатиров, рыжих как лисицы, целый отряд говорящих мышей, вооруженных до зубов и вышагивающих под пронзительные звуки трубы, несколько сов, старый Ворон с Вороньей скалы. Последним вместе с кентаврами (у Каспиана даже дух перехватило) пришёл небольшой, но самый настоящий великан Смерчин с холма Мёртвого человека. Он принес на спине целую корзину гномов, которых укачало как от морской болезни.

Медведи Толстяки хотели, чтобы сначала был пир, а после, желательно завтра, совет. Рипичип и его мыши считали, что и совет, и пир могут подождать, а нужно идти на приступ замка Мираза этой же ночью. Тараторка и другие белки сказали, что они могут разговаривать и есть одновременно, так почему бы не устроить совет и пир сразу. Кроты предложили раньше всего вырыть ров вокруг поляны. Фавны думали, что лучше всего начать с торжественного танца. Старый Ворон, который был согласен с медведями в том, что нельзя провести весь совет до ужина, попросил разрешения произнести краткую речь. Но Каспиан, кентавры и гномы отвергли все эти предложения и настойчиво потребовали сейчас же провести настоящий военный совет.

Когда всех уговорили сесть спокойно большим кругом и когда (с величайшим трудом) удалось остановить Тараторку, которая бегала взад и вперёд и кричала: «Молчите! Молчите все, король будет говорить», — Каспиан поднялся, немного волнуясь.

— Нарнийцы! — начал он, но не смог продолжить, потому что в этот момент заяц Камилло сказал:

— Тише! Здесь где-то поблизости человек.

Они были созданиями осторожными, привыкшими что на них охотятся, и потому застыли как статуи, а звери повернули носы туда. куда указывал Камилло.

— Пахнет как человек, но всё же не совсем как человек. — прошептал Боровик.

— Он подбирается ближе. — сказал Камилло.

— Два барсука и три гнома с луками наизготовку, пойдите тихо ему навстречу. — скомандовал Каспиан.

— Ну уж мы его встретим, — угрюмо проговорил Чёрный гном, прилаживая стрелу к тетиве.

— Не стреляйте, если он один. — добавил Каспиан. — Поймайте его.

— Зачем? — спросил гном.

— Делай то, что тебе приказано. — сказал кентавр Гленсторм.

Все ждали молча, пока три гнома и два барсука бежали, стараясь не шуметь, к деревьям на северо-западном краю поляны. Затем раздался пронзительный окрик:

— Стой! Кто здесь? — и гном внезапно прыгнул.

— Всё в порядке, всё в порядке, я не вооружен. — проговорил голос, который Каспиан так хорошо знал. — Держите меня за руки, если хотите, достойные барсуки, но не кусайтесь. Я хочу говорить с королём.

— Доктор Корнелиус. — радостно закричал Каспиан и бросился вперёд, чтобы встретить своего старого наставника. Все сгрудились вокруг.

— Фу, — фыркнул Никабрик, — гном-изменник. Ни то, ни сё, серединка на половинку. Вонзить мой меч ему в горло?

— Успокойся, Никабрик, — сказал Трампик, — он не виноват в том, какие у него предки.

— Это мой самый большой друг, спасший мне жизнь. — объяснил Каспиан. — Тот, кому не нравится его общество, может покинуть мою армию — и немедленно. Дорогой доктор, я так рад видеть вас снова. Как вы отыскали нас?

— Использовал простейшую магию, ваше величество. — пропыхтел доктор, ещё задыхаясь от быстрой ходьбы. — Но сейчас нет времени обсуждать это. Мы должны немедленно уходить отсюда. Вас предали, и Мираз двинулся в поход. Завтра до полудня вы будете окружены.

— Предали! — воскликнул Каспиан. — Но кто?

— Без сомнения, какой-нибудь гном-изменник. — сказал Никабрик.

— Ваш Скакун. — сказал доктор Корнелиус. — Но бедное животное не виновато. Когда вы вылетели из седла, он, конечно, вернулся в дворцовую конюшню. Тогда раскрылся ваш побег. Я ускользнул, чтобы не отвечать на вопросы в камере пыток Мираза. и легко угадал с помощью магического кристалла, где вас искать. Вчера я весь день видел в лесу следопытов Мираза, и понял, что его армия выступила. Я предполагал, что у некоторых ваших — гм — чистокровных гномов больше лесных навыков. Вы оставили множество следов вокруг этого места. Большая ошибка. Во всяком случае, Мираз понял, что старая Нарния не так мертва, как он надеялся, и начал действовать.

— Уррра! — раздался чей-то тоненький и пронзительный голос прямо из-под ног доктора. — Выступаем! Я прошу только, чтобы король выставил вперёд меня и мой отряд.

— Что это? — спросил доктор Корнелиус. — Ваше величество набирает в свою армию кузнечиков — или комаров? — Он наклонился и, вглядевшись сквозь очки, рассмеялся.

— Клянусь Львом, — произнёс он, — это мышь. Сеньор Мыш, я хотел бы познакомиться с вами получше. Большая честь для меня встретить такого доблестного зверя.

— Моя дружба к вашим услугам, ученый человек. — пропищал Рипичип. — И любой гном — или великан — если он не будет вежлив с вами, должен помнить о моей шпаге.

— Разве есть время на все эти глупости? — спросил Никабрик. — Каковы наши планы? Битва или бегство?

— Если нужно, мы будем биться. — сказал Трампик. — Но пока мы плохо подготовлены, и место не слишком удобное для обороны.

— Мне не нравится мысль о бегстве. — возразил Каспиан.

— Слушайте, слушайте его, — запыхтели медведи, — что бы мы ни делали, мы не должны бегать, особенно перед ужином или вскоре после него.

— Тот, кто бежит первым, не всегда бежит последним. — вступил в разговор кентавр. — И почему мы должны позволять их армии выбирать позицию вместо того, чтобы выбрать её самим? Лучше мы сами найдем удобное место.

— Это очень мудро, ваше величество. — сказал Боровик.

— Ваше величество, — начал доктор Корнелиус, — и все вы, разнообразнейшие создания, я думаю, что нам надо бежать на восток, вниз к реке, в леса. Тельмаринцы ненавидят этот край. Они всегда боялись моря и всего, что может прийти из-за моря. Поэтому они позволили вырасти там огромным лесам. И если предания говорят правду, древний Кэр-Паравел находится в устье реки. Эта земля будет помогать нам, а не нашим врагам. Мы должны пойти к кургану Аслана.

— Курган Аслана? — раздалось несколько голосов. — А что это такое?

— Он стоит на краю великих лесов, это громадный холм, который нарнийцы насыпали в древние времена на том самом месте, где стоял — а, может быть, ещё и стоит — магический Камень. Холм весь прорезан галереями и ходами, и Камень находится в центральной пещере. В кургане поместятся все наши запасы, а те, кто нуждаются в укрытиях или привыкли к подземной жизни, поселятся в пещерах. Остальные будут жить в лесу. В случае нужды все (за исключением почтенного великана) смогут укрыться внутри холма, и там мы будем защищены от всех опасностей, кроме голода.

— Хорошо, что среди нас есть учёный человек. — сказал Боровик.

— Суп и сельдерей! — пробормотал себе под нос Трампик. — Хотел бы я, чтобы наши вожди поменьше думали о старых бабьих сказках и побольше о провианте и вооружении.

Но все приняли предложение Корнелиуса и этой же ночью двинулись в поход. К восходу солнца они добрались до кургана Аслана.

Место действительно внушало благоговение. Округлый зелёный бугор на вершине холма давно зарос деревьями. Внутрь вела низкая дверь. Легко было запутаться в туннелях, пока вы не запомнили их. Стены были облицованы гладкими камнями, и в сумраке Каспиан с трудом разглядел картины, сложные узоры, рисунки, в которых изображение Льва повторялось снова и снова. Всё это принадлежало Нарнии, ещё более древней чем та, о которой ему рассказывала няня.

После того, как они расквартировались внутри и вокруг кургана, удача отвернулась от них. Разведчики короля Мираза скоро нашли их новое убежище, и король с армией расположился на краю леса. Как это часто случается, враги оказались сильнее, чем они думали. Сердце Каспиана замерло, когда он увидел, как подходят рота за ротой. Люди Мираза боялись лесов, но ещё больше они боялись Мираза, и по его приказу оттесняли нарнийцев всё глубже в лес, иногда до самого кургана. Каспиан и другие, конечно, делали вылазки. Так они сражались много дней, и даже ночей, но армия Каспиана терпела поражение.

Наконец наступила такая отвратительная ночь, хуже которой не бывает: дождь лил весь день и прекратился только к полуночи, уступив место сырости и холоду. В то утро Каспиан понял, что близится большое сражение, и на него все надежды.

На рассвете он вместе с гномами напал на правое крыло королевских войск, а в разгар сражения великан Смерчин, кентавры и остальные сильные звери должны были появиться с другой стороны и отрезать правое крыло королевской армии. Но ничего не вышло. Никто не предупредил Каспиана (потому что никто этого не помнил), что великаны не слишком умны. Бедный Смерчин, хоть и был храбр, как лев, умом был настоящий великан. Он выбрал неподходящее время и неподходящее место, и в результате его отряд, и отряд Каспиана сильно пострадали, не нанеся врагу значительного ущерба. Нескольких медведей ранило, кентавра — тоже, а в отряде Каспиана лишь немногие не пролили крови. Теперь печальная компания сбилась в кучу под мокрыми деревьями, чтобы съесть свой ужин.

Грустнее всех был великан Смерчин. Он понимал, что это его вина, и молча сидел, проливая огромные слезы. Они собрались в каплю на кончике его носа, и капля с громким всплеском упала на лагерь мышей, только начавших обсыхать и задремывать. Мыши разбежались в разные стороны, отряхиваясь от воды и выжимая свои маленькие одеяла, и спрашивая великана пронзительными резкими голосами, не находит ли он, что они и так достаточно мокрые. Потом проснулись остальные и сказали мышам, что они разведчики, а не концертная группа, и попросили их вести себя потише. Смерчин пошел на цыпочках, чтобы найти такое место, где никто не мешал бы ему грустить, и наступил на чей-то хвост, и кто-то (кажется, это был лис) укусил его. Все были раздражены.

А в тайной магической комнате в сердце кургана король Каспиан, Корнелиус, Боровик, Никабрик и Трам держали совет. Толстые колонны древней работы поддерживали свод. В центре был сам Камень — Каменный Стол, покрытый какими-то письменами, но столетия дождя, ветра и снега полностью стёрли их еще тогда, когда курган над Каменным Столом не был насыпан. Они сидели за Столом, на котором стоял грубый глиняный светильник, освещавший их бледные лица и бросавший на стены огромные тени.

— Если ваше величество собирается воспользоваться Рогом, — сказал Боровик, — то время для этого пришло. — Каспиан, конечно, рассказал им о своём сокровище ещё несколько дней назад.

— Да, мы в большой нужде, — ответил Каспиан, — но, может быть, нас ждет ещё худшее, а мы уже используем Рог.

— Рассуждая так, — возразил Никабрик, — ваше величество дождётся, что будет слишком поздно.

— Я согласен с этим. — сказал доктор Корнелиус.

— А что ты думаешь, Трампик? — спросил Каспиан.

— Что до меня, — Рыжий гном слушал весь этот спор с полным безразличием, — ваше величество знает, что я думаю о Роге — и об этом Камне — и о вашем великом короле Питере — и о его жене — и о вашем льве Аслане — и обо всей этой чепухе. Мне безразлично, когда ваше величество протрубит в Рог. Я требую только, чтобы армии ничего не говорили об этом. Нехорошо внушать надежды на волшебную помощь, в которой (как я думаю) придется разочароваться.

— Тогда, во имя Аслана, мы протрубим в Рог королевы Сьюзен. — сказал Каспиан.

— Надо учитывать ещё одно, ваше величество, — добавил доктор Корнелиус, — Мы не знаем, в какой форме придет помощь. Может быть. Рог вызовет из-за моря самого Аслана. Но я думаю, что скорее всего это будут Верховный Король Питер и его могущественные соправители из другого мира. В любом случае мы не можем быть уверенными, что помощь придёт немедленно…

— Никогда ещё вы не говорили столь правдивых слов… — начал Трампик.

— Я думаю, — продолжал учёный человек, — что они — или он — придут в какое-нибудь из древних мест Нарнии. То место, где мы сейчас, древнейшее магическое место, и вероятней всего, это произойдет здесь. Но есть ещё два других. Одно — равнина Фонарного столба, в верховьях реки к востоку от Бобровой запруды, где царственные дети, по преданию, впервые появились в Нарнии. Другое находится в устье реки, где стоял их замок Кэр-Паравел. А если придет сам Аслан, то и его лучше всего встречать в Кэр-Паравеле, ибо во всех преданиях говорится, что он — сын великого Императора Страны-за-морем и приходит оттуда. Я думаю, мы должны отрядить посланцев в оба места — и к равнине Фонарного столба, и к устью реки, чтобы отыскать их — или его.

— А я думаю, — пробормотал Трампик, — что первым результатом этой глупости будет потеря двух бойцов.

— Кого вы думали послать, доктор Корнелиус? — спросил Каспиан.

— Лучше всего подходят белки, — сказал Боровик, — они сумеют незаметно пробраться через занятую врагом территорию.

— Все наши белки (а их не так уж много), — возразил Никабрик, — слишком легкомысленны. Единственная, кому бы я мог доверить такое дело — Тараторка.

— Тогда пошлём Тараторку. — согласился Каспиан. — А кто будет другим посланцем? Я знаю, ты бы пошёл. Боровик, но ты ходишь слишком медленно. И вы тоже, доктор.

— Я не пойду. — сказал Никабрик. — Среди этих зверей и людей должен быть гном, который может проследить, справедливо ли обращаются с гномами.

— Грозы и грейпфруты! — воскликнул Трампик в ярости. — Как ты разговариваешь с королём! Посылайте меня, ваше величество, я пойду.

— Мне казалось, что ты не веришь в Рог. — удивился Каспиан.

— Я и не верю, ваше величество. Но что из этого? Я также легко могу умереть на охоте за диким гусем, как и здесь. Вы мой король. Я знаю разницу между тем, чтобы давать советы, и тем, чтобы выполнять приказы. Вы выслушали мой совет, теперь время для приказов.

— Я никогда не забуду этого, Трампик. — сказал Каспиан. — И пошлите за Тараторкой. А когда мне трубить в Рог?

— Думаю, надо дождаться рассвета, ваше величество. — ответил доктор Корнелиус. — Это иногда имеет значение в действиях Белой Магии.

Через несколько минут появилась Тараторка, и ей объяснили задание. Она, как и многие белки, была полна храбрости, решительности, энергии и озорства (чтобы не сказать — самонадеянности), поэтому, ещё не дослушав, уже стремилась уйти. Договорились, что она побежит к равнине Фонарного столба в тот же час, когда Трампик начнёт своё более короткое путешествие к устью реки. Оба поспешно поели и отправились, напутствуемые пылкими словами благодарности и добрыми пожеланиями короля, барсука и Корнелиуса.

Глава опубликована: 18.06.2020
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх