↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Эхо (джен)



Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Рейтинг:
General
Жанр:
Ангст, Пропущенная сцена, Фэнтези
Размер:
Мини | 6 Кб
Статус:
Закончен
События:
 
Проверено на грамотность
- Куда ты ушла, Ланни?

Родрик, ее брат, все еще зовет ее Ланни - но Аланнис Харлоу уже не чувствует себя Ланни, Ланни со смеющимися глазами и сильным лицом.

Переведено на конкурс "Королевская Битва" в номинацию "Железные острова"
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

- Ланни знает, что ты здесь?

Этим ласкательным именем мать называл один только Чтец.

 

Аланнис Харлоу никогда не была красавицей из тех, о которых поется в песнях, но дочь любила ее сильное лицо и смеющиеся глаза.

 

— Мать растила меня смелой. Если не пойду, то весь остаток жизни буду думать, что было бы, если б я решила иначе.

Джордж Мартин, "Пир стервятников"

 

Брат был самым близким другом Аланнис в детстве — их сестра Гвинесса, девятью годами старше, уже вышла замуж и уехала из Десяти Башен, когда Аланнис исполнилось семь. Это с Родриком она бегала взад-вперед по лестницам, исследуя каждый закоулок замка, это Родрику она бросала вызов — кто осмелится посмотреть во тьму вниз, пробегая на пределе дыхания по мостам, соединяющим башни, в беззвездной ночи.

Это с Родриком она смеялась, и их смех весело звенел, отражаясь в одинаковых карих глазах, когда они вдвоем придумывали для каждой из башен свои прозвища — непристойные, смешные и нелепые.

Это Родрик научил ее читать и писать — после того, как отец решил, что Десять Башен больше не нуждаются в мейстере, раз единственный сын-наследник освоил его науку. Лорд Харлоу с самого начала не доверял мейстерам, как и многие железнорожденные, и согласился принять его в своем замке лишь потому, что на этом настаивал повелитель Квеллон Грейджой, усердно стремясь переделать Железные острова на свой лад.


* * *


Для ее брата Аланнис тоже была самой близкой подругой в детстве — другие мальчики, ровесники Родрика, считали его странным, не таким, как все.

— Куда ты ушла, Ланни? — всегда спрашивал брат, когда она пропадала из виду — даже ненадолго.


* * *


— Куда ты ушла, Ланни?

Ланни гонялась за мальчишками, насмехавшимися над Родриком за то, что он предпочитает книги, а не топоры — их кузенами-Харлоу, которые смеялись над ее братом, осыпали его издевками и говорили, что это ему следовало бы носить платье, а не его сестрам.

— Оставьте его в покое! — кричала Аланнис, обжигая их яростными взглядами, тыча пальцем во всех и каждого по очереди, выделяя мучителей ее брата одного за другим. — Оставьте моего брата в покое, или ответите за это мне.

— И чем же это поможет Родрику, если младшая сестра бросится защищать его? Ты только делаешь хуже, — бранилась мать, но сам Родрик не имел ничего против.

— Моя смелая Ланни, — называл он ее. — Смелая, яростная и сильная.

Никто больше не называл ее Ланни — она никогда бы этого не позволила. Это — для Родрика, только для Родрика, и ни для кого больше.


* * *


— Не стоит так возражать, Ланни. Не обращай внимания, что наши кузены говорят обо мне.

— А тебе разве не все равно, что они зовут тебя девчонкой? Что они говорят — ты не мужчина, не настоящий железнорожденный, ты похож на изнеженных жителей зеленых земель, и думаешь, как они — странно и неправильно?

Родрик лишь пожал плечами:

— То, что я предпочитаю слова, а не топор или меч, или даже косу с нашего герба, не отнимает у меня мужества. Если они не могут этого понять — это их потеря, не моя.


* * *


— Куда ты ушла, Ланни?

Она ушла составить компанию наследнику Квеллона Грейджоя, пока Родрик и лорд Квеллон просиживали час за часом в Книжной Башне, обложившись свитками, пергаментами, тяжелыми фолиантами и книгами, обтянутыми кожей, и обсуждали реформы и новый закон, потерявшись в собственном мире, куда не было пути всем остальным.

— Что плохого в старом законе? Нашем законе, — возражал Бейлон.

— Мой отец был бы рад, если б его наследником был кто-то вроде твоего брата, — признался он Аланнис в минуту слабости. — Я ему не по вкусу — не слишком умен, — но потом, гордо и непреклонно воздев голову, как часто делала сама Аланнис, он добавил: — Я не стал хуже лишь потому, что разочаровал его. Это его беда, не моя, — это прозвучало как отголосок давних слов, что когда-то сказал Родрик об их кузенах Харлоу и кличках, что они давали ему.


* * *


— Когда ты уедешь, Ланни?

— Как только мы поженимся, конечно же.

— Он совершенно не похож на своего отца. Будешь ли ты счастлива с ним, Ланни?

Аланнис рассмеялась:

— Я знаю, как ты восхищаешься лордом Квеллоном, Родрик, но я никогда не хотела выйти замуж за него, а не за его сына.

— Не за старого лорда Квеллона, разумеется — но мне было б спокойнее, если бы ты выходила замуж за кого-то, кто не так стоит на своем, как Бейлон, кто не так убежден в собственной правоте.

Она неверяще посмотрела на брата:

— И ты думаешь, что лорд Квеллон не убежден в собственной правоте? А кто, как не он, пытается заставить железнорожденных во что бы то ни стало отказаться от нашей старой жизни?

— Лорд Квеллон готов принять новые мысли и новые взгляды.

— А Бейлон смел, яростен и силен, — ответила Аланнис. «Моя родственная душа», — подумала она при этом. Мужчина, достойный ее.

— Ты уверена, Ланни? Ты уверена, что хочешь именно этого, что это верный путь для тебя?

— В жизни никогда нет уверенности — разве что в книгах, которые ты так любишь, Родрик. Я не хочу до конца дней гадать, как сложилась бы моя жизнь, если б я была достаточно смелой, чтоб поступить иначе.


* * *


— Куда ты ушла, Ланни?

— Я здесь, разве нет? — снова здесь, в Десяти Башнях, вместе с братом и сестрой, вместе с призраками, что последовали за ней из Пайка, что будут следовать за ней и до конца света, чьи имена написаны кровью на ее теле, чьи черты выцарапаны острием на ее сердце.

— Ты и вправду здесь? Или это лишь твой призрак, твоя тень?

Бейлон не был ее родственной душой, как она поняла в конце концов — лишь безумцем, беспечно игравшим с ее сердцем и душой, с жизнями их детей. Он был безрассуден и полон раненой гордыни — а это плохая замена смелости и силе.

— Он ни разу не назвал меня Ланни, — сказала она брату. — Я ему не позволила.


* * *


— Куда ты ушла, Ланни?

Мне некуда идти, Родрик, нигде мне не найти покоя, даже на миг. И даже ты ничего не сможешь с этим сделать.

Аланнис не могла позвать его по имени, не вспомнив другого Родрика — сына, которого назвала в честь любимого брата. И не могла вспомнить того Родрика без мысли о его братьях — всех сыновьях, которых потеряла.

И, вспоминая о своих сыновьях, она не могла не думать о своей дочери.

Прости меня, Аша. Я растила тебя смелой, какой была когда-то сама, но я уже не могу снова стать той женщиной, матерью, которую ты знала и любила.


* * *


Ее брат все еще называл ее Ланни — но она больше не чувствовала себя Ланни, Ланни со смеющимися глазами и сильным лицом.

Глава опубликована: 07.06.2021
КОНЕЦ
10 комментариев
Очень сильная работа. Мне понравилось. Спасибо.
Stasya R Онлайн
Какое у нее красивое имя!
Шаттенлидпереводчик
Э Т ОНея
И вам спасибо! Аланнис крепко досталось от жизни, а дальше вряд ли будет лучше...

Stasya R
Очень) Одна из моих любимых героинь из другого фандома носит почти такое же.
Stasya R Онлайн
Анонимный переводчик
А что за героиня?
Шаттенлидпереводчик
Stasya R
А это уже почти деанон :D
Если интересно, скажу, когда риска спалиться уже не будет.
Stasya R Онлайн
Анонимный переводчик
Прастити) Ага, хорошо, расскажите потом)
#не_орг_но_читатель

Пожалуй, из всех героинь основного таймлайна мне больше всего было жаль Аланнис. И Кэт, и Сансе, и Бриенне выпало немало, но... пережить двух сыновей, отдать в заложники третьего, стать свидетельницей крушения всех надежд семьи... нет, такого и врагу пожелать нельзя.

Надеюсь, они с Теоном еще увидятся...
Анонимный переводчик

Очень) Одна из моих любимых героинь из другого фандома носит почти такое же.

Первая мысль про Артанис
Ох, невыносимо жалко Аланнис! Сложно представить, какой ужас ей пришлось пережить. И как грустно, что Теон не навестил ее:( Спасибо за прекрасный перевод!
Несколько эпизодов - а изменения в Ланни видны очень четко. Одно не изменилось - она всегда была сильной. Только в детстве ей хватало сил защищать брата, но вот выстоять против целой армии и отстоять сыновей и дом - дом мужа и ее дом, на это ее одной, конечно, не хватит. И как меняется тон! От светлых ожиданий будущего к беспросветному настоящему. Хочется пожалеть, но она слишком сильна, чтобы принять жалость.
А рефрены, как они удачно окантовывают каждый эпизод!
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх