↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Мамзелька (гет)



Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Общий, Повседневность, Романтика, Флафф
Размер:
Миди | 140 Кб
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
Сборник рассказов о любви.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Бабочка

— Я приеду. Будь готова к восьми.

Михаил положил трубку. Лена улыбнулась. Вещи давно были собраны. Флейта уютно гнездилась в своём футлярчике на краю дивана. Лена решила заварить кофе — до восьми оставалось ещё несколько часов. Она дружила с Михаилом три года, встречаться они начали совсем недавно — и она никогда не была в его загородном доме. Квартира в центре, где обычно собирался весь его ближний круг, Лене не нравилась — слишком большая, оформленная в холодных тонах. И вот он позвал Лену отдохнуть на неделю; стоял июль, никаких особенных дел у неё не оказалось, и она согласилась. Сегодня она должна была познакомиться с его двадцатилетним сыном Женей. Женя учился в театральном; Лена видела его только на фотографиях. Он был младше неё всего на пять лет.

Это был серьёзный шаг — она понимала, что Михаил, скорее всего, собирается сделать ей предложение. Лена любила его дружеской любовью и брака этого не хотела, но оттолкнуть Михаила ей было неудобно. Он был хорошим другом, интересным собеседником, но в нём отсутствовало то, чего она так жаждала в тех, в кого влюблялась. Лена отпила кофе и вздохнула. Её окружали состоявшиеся, до безумия скучные, довольные собой люди. Чего только стоили эти мужчины, полные «вожделенной мужественности», от которой её подташнивало, и сплетницы с неизменно глубоким декольте, лопающиеся от гордости, стоило им подцепить очередного богатенького тупицу. Михаил выгодно выделялся на их фоне — кажется, с ним одним можно было нормально поговорить. И теперь ей придётся сказать «нет»... Неприятно, конечно. Очень неприятно.

Михаил приехал без четверти восемь, расцеловал её, смотрел с обожанием. Лена уворачивалась от поцелуев и думала, зачем вообще согласилась с ним ехать. Зачем вообще дала ему надежду. В машине было уютно, играл шансон. Лена откинула спинку сиденья и теперь полулежала, наблюдая за проносящимися мимо красными огоньками, потом задремала. Михаил молчал, нетерпеливый, радостный. Он любил её и не подозревал о сомнениях, которые её терзали. На удивление, дорога была почти свободна; доехали за час. Дом был большой, но аккуратный (эстетичный, как обычно говорила Лена о том, что ей нравилось). Навстречу им вышла экономка.

— Евгений не выйдет, — сказала она мрачно после взаимного приветствия. — Просил сообщить, что не голоден.

Михаил вздохнул.

— Как мило с его стороны, — улыбнулась Лена. — Я очень устала, пойду сразу спать. Познакомимся завтра. Покажешь мою комнату?

Михаил улыбнулся ей в ответ и кивнул. Между ними до сих пор не было постели (Лена хитрила и увиливала). Они зашли в дом. Проходили мимо Жениной комнаты — оттуда лилась музыка и был слышен его тихий голос. Видимо, разговаривал по телефону.

За завтраком Женя так и не появился.

— Я говорил, он у меня слишком своевольный и экзальтированный, — Михаил сделал неопределённый жест рукой. — Мать его постаралась. Ещё и в театральный поступил из-за того, что она так настроила.

Мать Жени была актрисой, после развода переехала в Петербург с лучшей подругой — и теперь служила там в театре.

— Может быть, он просто хочет подольше отдохнуть. Каникулы же.

— До обеда, — Михаил хмыкнул. — Пойдём, покажу тебе дом.

Лена знала, Михаилу не понравится своевольничанье, но её раздирало любопытство, и она решила сама заявиться к Жене. Михаил ушёл в кабинет поработать (он усердно редактировал новый роман), а она робко постучала в дверь Жениной комнаты.

— Я же говорил, что занят. Ни на минуту не оставят в покое!

Тон был капризный и очень недовольный, но Лена решительно и даже нагло распахнула дверь. Комната, розовато-бежевая, небольшая, производила впечатление спаленки принцессы. На постели была разбросана одежда — шарфы, шляпки, юбки. За столом у зеркальца замерло сказочное создание — медные волосы, голубые тени на веках, красная помада, чуточку смазавшаяся на нижней губе.

— Что вы так смотрите? — насмешливо поинтересовался Женя. — Или отец не говорил вам, как он обычно любит, что я экзальтированный?

Лена усмехнулась.

— Говорил, как же.

— Вы Лена, да? Он столько о вас рассказывал, втюрился по самое не балуйся. Бедняжка.

— А вы забавный. — Она подошла, села рядом. — Давайте, я сделаю.

Лена взяла у него из рук карандаш и провела аккуратную линию.

— С губами всегда так, не правда ли? Как и со стрелками. Поэтому я редко пользуюсь косметикой. — Она улыбнулась.

— Спасибо. А я думал, вы мне целую лекцию прочитаете о правилах хорошего тона.

— Разве вы в ней нуждаетесь? — парировала Лена.

— Даже странно, что вы понравились отцу. У него совершенно отсутствует вкус. Два года назад он встречался с одной мудроженщиной. Когда я вышел к ужину в килте, она устроила истерику — даже не знала, что это.

— А вы любите досаждать людям.

— Скорее, не люблю притворяться тем, кем не являюсь.

— И для чего весь этот парад? — Лена посмотрела на Женю лукаво.

— Пофоткаться думал.

— Я могу вас поснимать. Если хотите, конечно.

— А вы умеете?

— Вот и увидим.

Он пожал плечами и протянул ей со стола айфон. Лена сделала пару снимков.

— Встаньте и снимите блузку.

— Это харассмент? — и опять этот насмешливый взгляд!

— Скорее, деловое предложение. Можно? — Лена наклонилась за шарфиком.

Женя кивнул, расстёгивая пуговицы. У него была почти прозрачная кожа, узкие плечи в смешных родинках. Лена улыбнулась, чувствуя, как земля под ногами медленно начинает плыть. Подошла, небрежно обмотала ему шарф вокруг шеи, подумала, схватила шляпу с широкими полями.

— Вот так.

Как ему шла эта шляпа! И весь его образ, девичьи-вульгарный, даже нежно-шлюховатый, очень ей понравился.

— А теперь сядьте на пол и поднимите левую руку. Смотрите не на меня, в окно. Голову вбок. Отлично.

— Что-то вы раскомандовались. — Женя ухмыльнулся, демонстрируя маленькие белые зубы. — Есть, сэр!

Снимали долго. И в длинном бархатном платье с открытой шеей, и в том самом килте, и в брючном костюме, который в сочетании с алой помадой смотрелся диковато, но красиво.

— Вы просто дива! — восклицала Лена.

Телефон почти взрывался. Михаил застал их через пару часов на полу в приступе дикого хохота — они вдвоём снимали селфи. Шляпа была уже на Лене, Женя нацепил какую-то бирюзовую блузу и заходился смехом, беспечно глядя в экран.

— Господи, Миша, я... — Лена попыталась встать, но тут же споткнулась о немыслимую кофту с бахромой, упала обратно и пьяно захихикала.

— Рад, что вы нашли общий язык, — только и сказал Михаил.

— До этого пока не дошло, — тихонько пробормотал Женя, но Лена прекрасно его услышала.

— Жду вас внизу. — Михаил вышел из комнаты.

— Я не пойду, я так устал... — Притворно застонал Женя.

— Думаю, мы достаточно набаловались. Ваш отец будет очень недоволен, если вы не спуститесь к обеду. И сотрите помаду, прошу вас!

Женя вдруг показал ей язык и сморщил веснушчатый нос.

— Какая досада.

Лена поднялась, оправила одежду.

— Так в шляпе и пойдёте?

Ох уж этот манерно-ехидный голосок!

— Я забыла!

Лена сняла шляпу, оглянулась на Женю, и они снова пронзительно расхохотались.

— Удивительно, что ты ему понравилась, — сказал ей потом Михаил. — Он обычно воспринимает всех в штыки.

— Думаю, всё просто, — ответила Лена. — Симпатия не может быть односторонней.

Вечером, когда Лена читала книгу, в дверь постучали.

— Войдите.

— Не отвлекаю? — Женя замаячил на пороге. — У друга завтра вечеринка. В семь. Не хотите пойти?

— Спасибо, но вы уверены, что это удобно?

— Конечно. Думаю, отец будет только рад.

— Хорошо. — Лена улыбнулась.

Женя помялся пару секунд.

— Что читаете?

— Да так, детектив.

— Я тоже люблю детективы... Ладно, спокойной ночи.

— Спокойной ночи, Женя.

«Как странно! — подумала она. — Я могла бы стать ему мачехой».

На следующий день, когда она собиралась на вечеринку, в воздухе уже витало непонятное беспокойное чувство. Лена решила одеться привычно — белая рубашка, чёрные джинсы. Платья она надевала редко, предпочитая любоваться ими на других. Чего-то не хватало. Лена заглянула к Жене. Он уже был готов — и как раз подкрашивал зелёным ресницы.

— Вы не могли бы одолжить мне бабочку? — спросила Лена.

— Секунду.

Он выудил из комода огромную коробку с бабочками всевозможных расцветок.

— У вас целая коллекция. Можно бордовую?

— Неудивительно, здесь вообще куча разного шмотья. — Женя усмехнулся. — Помочь?

Его пальцы ловко затянули резинку.

— Пойдёмте.

Дом Игоря находился всего в десяти минутах езды. Уже слегка стемнело, и дом был жгуче освещён. Внутри грохотала музыка.

— Если вам не понравится, можем уйти. Знаете, только я не сказал, что вы — подруга моего отца... — Женя посмотрел на Лену виновато.

Артист.

— Ничего страшного. Надеюсь, я не слишком стара для вашей компании. — Лена засмеялась.

Женя хохотнул в ответ, запрокидывая голову. Смех — прелестный, юношеский, звонкий, ямочки на щеках. Земля у Лены под ногами продолжала плыть. Внутри царила полная неразбериха. Кто-то ласкался в углу, другие неловко дёргались под музыку, опрокидывая в себя стаканами вредные жидкости. Женя взял Лену за руку — и они закружились, длинноногая рыжая девочка и хорошенький гарсон с бордовой бабочкой на шее... И вдруг грохнуло громовое: «Целуй! Целуй!» Послышались хлопки. Женя смотрел лукаво, довольно, почти осоловело. И когда они столкнулись губами, это получилось так естественно, будто иначе и не могло быть. Хлопки усилились. Женина рука огладила Ленин коротко стриженный затылок, спустилась на шею, застыла на плече. Через минуту после того, как поцелуй оборвался, он уже был для всех шуткой, капризом.

— Не думала, что вы меня поцелуете. — Лена внимательно смотрела на Женю.

Они ушли в какую-то дальнюю комнату. Шум здесь был почти не слышен.

— Из-за отца?

Лена вздрогнула. Михаил! Ей было здесь хорошо, свободно, и она к стыду своему забыла о нём.

— Нет.

— Намёк понят. — Женя усмехнулся. — Я влюбляюсь в интересных, эстетичных людей. Остальное неважно. Постель неважна. Осуждаете?

— Скорее, думаю, откуда вы взялись, такой похожий на меня.

Подождите, он сказал «влюбляюсь»?

— Нас родила непонятная звезда, — процитировал Женя известную песню. — Выпьем?

Их губы снова нашли друг друга.

Когда Женя с Леной вернулись после вечеринки, Михаил уже отдыхал и не вышел их встретить. Они прокрались в Женину комнату и до трёх часов разговаривали и целовались, сидя на постели, а потом заснули. Утром Лена выскользнула раньше, чем Женя проснулся, переоделась у себя и долго размышляла. Надо было срочно сказать обо всём Михаилу. Но что говорить? Она знала Женю два дня. Нет, лучше было уехать, сразу же, без объяснений. Бросить всё — и уехать. Так она думала, когда за завтраком Женя улыбался слишком широко. Когда она играла Михаилу на флейте, а потом он, как обычно, работал в кабинете, а она рисовала Жене стрелки a la Helmut Berger и снова фотографировала его. Когда Женя заявился к ней после одиннадцати, упал на кровать и сказал, что никуда отсюда не уйдёт.

— Он же увидит!

— Не увидит, отец уже спит. Давайте что-нибудь посмотрим?

«Надо уехать!» — думала Лена. Прошла неделя. Бесчестно, некрасиво, предательски... Михаил предложил остаться ещё. Во вторник утром он увидел, как Лена выскальзывает из Жениной комнаты.

— Я закрывал глаза на все твои выходки. Если принимать ребёнка любым — долг, я этот долг выполнил. Но ты не знаешь меры, ты зашёл слишком далеко. Соблазнить женщину, которую любит твой отец...

Лена стояла бледная, как снег. Лучше бы он кричал.

— Не было ничего, — огрызнулся Женя. — Эти страстишки меня не особенно интересуют.

— Попридержи язык!

— Я сама виновата, — тихо произнесла Лена. — Нужно было держать дистанцию, а я...

А она обомлела, когда увидела его сидящим у зеркала в первый раз. Небывалая красота, смелость, манкая женскость лица.

— Не стоило мне вообще соглашаться на твоё приглашение.

— Я отвезу тебя домой, — сказал ей Михаил. — А ты завтра поедешь в Питер, к матери. Видеть не хочу. С ней вы живенько споётесь.

Лена не сказала больше ни слова. Даже когда Женя зашёл к ней, она только молча собирала чемодан. Он предлагал уехать вместе, но она ни разу не взглянула на него. В Москве ей было тяжко. Женя писал, звонил, прислал снимки, которые она сделала, даже приехал к ней на работу. Но Лена сказала «нет», и этот отказ был окончательным. После боли, причинённой Михаилу, она не могла позволить себе уступить Жене. Промчался август. В конце сентября Лена вдруг взяла билеты и махнула в Питер на выходные. Подышать воздухом, которым дышал он. Телефон жгли Женины фотографии. Белая шея, переходящая в черноту бархата. Алые губы. Огромная шляпа — на нём, на ней... Женя — московская красавица, тёплый июльский сон, эпатажный девочка-мальчик, до правильности неправильный, сотканный из театральности и капризов... Она сейчас многое отдала бы за тот день, когда они поцеловались на вечеринке. Или за тот, когда он лежал рядом, весь душисто-цветочный, уткнувшись носом ей в шею...

В Зингере, как обычно, было огромное количество народу. Лена заплатила за книги и поднялась наверх, в кафе.

— Свободных столиков нет, — приветливо сказала хостесс.

Но Лене свободный столик уже был не нужен. Ей нужен был воздух. Потому что она увидела знакомую рыжую чёлку у окна.

— Я встречаюсь со знакомым. — Она прошла к его столику. — Привет.

Женя поднял на неё глаза — синие, женские, невозможные. И она вдруг вспомнила, как ловко он затянул бабочку у неё на шее. Бабочку-удавку. Символ того, что она никогда в жизни не сможет его забыть.

— Лена, Боже, привет! Как вы здесь?

— Решила приехать на выходные. Можно?

— Конечно!

Она села, вглядываясь в него.

— И не написали... — Женя поджал губы.

— И не написала. Два месяца прошло.

— А будто всего лишь два часа. Или двести лет, это как посмотреть.

— Вы теперь здесь учитесь?

— Да, перевёлся. Спасибо маме. — Женя улыбнулся.

— Чем ещё занимаетесь?

— Вас люблю.

Так просто. Быстро. Метко. В самое сердце. Через минуту они уже целовались.

— Вы ведь останетесь? — спросил Женя.

Там, в Москве, была её жизнь. Здесь был её смысл.

— За вещами разрешите съездить?

— Только вместе. Чтобы вы снова не сбежали.

Сентябрьское солнце золотило ему волосы. Она засмеялась. Борьба в ней закончилась полным поражением. Или абсолютной победой — это как посмотреть.

06.02.2021

Глава опубликована: 23.01.2022
Предыдущая главаСледующая глава
4 комментария
Очень теплый рассказ, светлый и романтичный) И образный.
cаravella
Спасибо большое! :)
Позитивный настрой, прекрасное настроение, только почему движущая сила у женщины?
ТТЮ
Спасибо за отзыв!
Потому что мне нравится такое распределение ролей)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх