↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Помни, что будет (бывшее Предсказание) (гет)



Автор:
Беты:
ilerena, Argentum Главы 3-5
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Романтика, Исторический
Размер:
Миди | 364 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
ООС Гарри, АУ
На уроке предсказаний перед первым туром Турнира Трех Волшебников Гарри Поттер получает видение, где узнает свое будущее (канон без эпилога). Он решает изменить ход событий и начинает действовать.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 7

Глава 7


* * *


Укрывшись под мантией-невидимкой, Гарри сидел на полу в коридоре возле выхода из башни Гриффиндора. Часы на его руке показывали половину одиннадцатого, и Поттер ожидал, что в ближайшие минуты Гермиона выйдет из-за портрета Толстой Дамы. Он в очередной раз проверил местонахождение подруги по карте Мародеров и убедился, что она все еще не покидала свою спальню.

В первые секунды после прочтения записки Гарри хотелось немедленно бежать к Гермионе, чтобы убедиться, что все это просто страшный сон, но Поттер сумел сдержать себя и по возможности спокойно обдумать ситуацию. В конце концов, до тех пор, пока девушка не выйдет из своей спальни, возможности пообщаться с ней все равно не представится.

Для начала Гарри напомнил себе, что Крам и его Гермиона вполне могут дружески общаться, но в их романтические отношения гриффиндорец верить решительно отказывался. С другой стороны, если бы Гермиона хотела просто пообщаться с другом, она не стала бы это делать ночью в зале славы. Конечно, могли возникнуть какие-то фантастические обстоятельства, вынуждающие ее поступать именно так, но Гарри посчитал это откровенным бредом.

Но если это была встреча двух влюбленных, то тогда бред превращался из просто откровенного в полнейший. Даже если на секунду допустить, что мисс Грейнджер внезапно воспылала страстью к всемирно известной звезде спорта и решила променять компанию Поттера на нечто более привлекательное, то она вела бы себя абсолютно иначе. Гарри был абсолютно уверен, что случись такое, его подруга в любом случае сначала откровенно поговорила бы с ним, расставив в их отношениях все точки над «i».

Кроме того, Поттер не мог представить, что же должно было случиться, чтобы их с Гермионой отношения так внезапно изменились. Если сегодня в начале ужина рядом с Гарри сидела любящая его подруга, то из-за стола встала уже чужая девушка. Следовательно, корень проблемы нужно было искать там.

Фрагменты видения, услужливо вставшие перед глазами гриффиндорца, подсказали ему очевидную причину изменений, происшедших с мисс Грейнджер. Подобные броски чувств вполне могло вызвать одно достаточно известное зелье — Амортенция. Тогда все события сегодняшнего вечера становились на свои места.

Скорее всего, за ужином Джинни нашептывала Гермионе о слухах, в которых говорилось, что Крам будет встречаться с мисс Грейнджер в зале славы. В нормальном состоянии подруга Гарри возмутилась бы по этому поводу, но в это время очень удачно случилась неприятность с Роном. Гарри ни на секунду не усомнился, что близнецы с радостью откликнулись на просьбу сестренки подшутить над младшим братом. Им бы и в голову не пришло интересоваться, зачем это ей понадобилось, так что с решением задачи отвлечения всеобщего внимания у Джинни проблем не возникло. А пока все взгляды были устремлены на кричащего Рона, у мисс Уизли вполне хватило времени, чтобы подлить зелье в стакан подруги и вложить записку в карман Поттеру. После этого рядом с Гарри сидела уже совсем другая мисс Грейнджер.

Гарри несколько раз проверил ход своих рассуждений, меряя шагами спальню, и пришел к выводу, что это наиболее вероятный сценарий произошедших сегодня событий, полностью объясняющий и поведение Гермионы после ужина, и эту записку от неизвестного «друга». Как не хотелось ему верить, что маленькая Джинни, которую он считал своей сестрой, не способна на подобную подлость, однако память коварно напоминала и о влюбленных взглядах девушки, частенько бросаемых на него, и об измене повзрослевшей Джиниверы. Поттер решил придерживаться именно этой версии при дальнейшем планировании своих действий, хотя в нем еще теплилась надежда, что сестренка Рона окажется не при чем.

Понятно, что тот, кто написал ему письмо, рассчитывал, что Гарри со всем своим гриффиндорским пылом бросится в гостиную и будет там ждать свою девушку, чтобы выяснить с ней отношения. Рон, скорее всего, так бы и поступил, выставив их ссору на всеобщее обозрение. А в том, что ссора состоится, сомневаться не приходилось. Одурманенной зельем Гермионе и в голову не пришло бы отрицать, что она любит Крама и направляется на встречу с ним. А поскольку времени до свидания было немало, Гарри успел бы себя накрутить до невменяемого состояния. И когда мисс Грейнджер избавилась бы, наконец, от действия зелья, то восстановить их отношения было бы как минимум очень трудно. Да и Поттер за это время наверняка подвергся бы «осаде» со стороны одной рыжеволосой гриффиндорки и в расстроенных чувствах вполне мог начать отношения с ней. Ну а его утешительница быстренько завела бы эти отношения так далеко, что для Гарри не было бы возврата назад без полного прекращения общения с семьей Уизли.

Обдумав ситуацию, Гарри понял, что такой ход действий является абсолютно неприемлемым. Тем не менее, нужно было срочно что-то предпринять, дабы побыстрее вернуть Гермиону в нормальное состояние и найти негодяя, спланировавшего все это. Вряд ли Джинни сама придумала подобную комбинацию. Подлить зелье и подкинуть записку она еще могла, но вот разработать далеко идущий план было явно не в ее характере.

Горько усмехнувшись, Поттер подумал, что в ближайшие пару часов мисс Грейнджер вряд ли покинет свою спальню, стараясь как можно лучше подготовиться к грядущему свиданию. Это означало, что у Гарри имеется достаточно времени, чтобы успеть добыть противоядие. К сожалению, профессор Слагхорн еще очень нескоро появится в замке, а идея обратиться за помощью к Снейпу Поттером даже не рассматривалась. Оставалось идти к мадам Помфри, надеясь, что та, как и обычно, не будет задавать неудобных вопросов.

Гарри взял себя в руки и с абсолютно спокойным видом прошел через гостиную к портрету Толстой Дамы. Он заметил, что Джинни, сидевшая у камина, буквально ела его глазами, что укрепило уверенность Поттера в правильности оценки ситуации. Что ж, девочка, сегодня тебя ждет серьезное разочарование!

Едва выйдя из башни Гриффиндора, Гарри со всех ног устремился в больничное крыло. Его сводила с ума мысль, что он неправильно рассчитал действия Гермионы, и пока он добывает нужное зелье, с его подругой приключатся новые неприятности. К счастью, мадам Помфри не заставила его долго ждать и, услышав версию гриффиндорца о подлитом парочке его друзей приворотном зелье, быстро сварила противоядие. Уже через полчаса Гарри занял стратегически важную позицию в коридоре, укрывшись под мантией и контролируя ситуацию с помощью артефакта Мародеров. Теперь оставалось только ждать. Поттер подозревал, что сейчас Гермиона старательно наводит красоту, но вряд ли зелье позволит ей дождаться точного времени встречи. Скорее всего, она отправится в зал славы гораздо раньше полуночи.

Увидев, что точка, подписанная Гермиона Грейнджер, покинула спальню, Гарри свернул карту и сунул ее в карман. На всякий случай проверив, удобно ли ему будет быстро достать свою палочку, он приготовился к встрече. Через несколько секунд проход, охраняемый портретом, открылся, и Поттер чуть не вскрикнул от неожиданности. Он никак не ожидал, что его подруга может выглядеть столь вызывающе сексуально. Сейчас перед ним была не его любимая Гермиона, а девушка с картинки тех журналов, что Дадли приносил в дом тайком от родителей, а Гарри потом украдкой таскал их у своего родственничка.

Платье и прическа мисс Грейнджер были те же, что и на праздничном балу. От холода девушку защищала зимняя мантия, небрежно наброшенная на плечи. Но вот ярко накрашенных губ и длинных бордовых ногтей в рождественском образе его подруги не наблюдалось. Но главное было даже не в этом, а в ее походке и выражении лица. Все в целом выглядело порочно-привлекательным, вызывая у Поттера непривычную тяжесть внизу живота.

Гарри впился ногтями в свои ладони, стремясь отбросить все лишние мысли, и, скинув мантию-невидимку, сделал шаг вперед, перекрыв путь Гермионе. Как бы мисс Грейнджер не выглядела, она была его подругой, и он никому не позволит портить ей жизнь!


* * *


Когда Гермиона поднялась из-за стола, ее мысли были только об одном — о предстоящем свидании с Виктором Крамом. В голове стоял непривычный туман, но она не обращала на это внимания, ведь когда ты готовишься к любовному свиданию с самым желанным человеком, думать о чем-то еще просто нереально. Правда, внутренний голос пытался что-топищать о том, что с каких это пор Виктор стал ей так интересен, но всепоглощающая страсть, бушевавшая в ней, заставила его заткнуться и не мешать готовиться к сладкой встрече.

Не обращая внимания на жалкие потуги Поттера поговорить с ней, Гермиона стремительно направилась в свою спальню, чтобы как можно лучше подготовиться к предстоящему свиданию. Она должна предстать перед своим возлюбленным в наилучшем виде! Сердце готово было вырваться из груди от того восторга, что охватывал ее при мысли, что ОН обратил на нее внимание.

Гермиона даже слегка постанывала, представляя, как его сильные руки обнимают ее, его пухлые губы с жадностью целуют ее, как он властно срывает с нее одежду, чтобы убрать любые преграды, стоящие между ними. О, она надеялась, что сегодня он осчастливит ее, приняв в подарок ее девичье тело. От сладких видений, как она отдает себя ему, у девушки перехватывало дыхание. Она вспоминала некоторые сцены из фильмов, раньше вызывавшие у нее смущение, и ее фантазия превзошла своей смелостью все, что она там видела.

В спальне мисс Грейнджер решительно направилась к тумбочке Лаванды Браун и конфисковала все ее многочисленные запасы косметики на благо общества... ну, разумеется, общества себя любимой. Затем, презрительно обозрев свои резервы нижнего белья, с тяжелым вздохом выбрала наиболее подходящее случаю и, прихватив с собой оставшиеся с рождества запасы зелья для укладки волос, направилась в душ. Нежась под горячими струями, Гермиона закрыла глаза и ласкала свое тело, представляя, что по ее груди, по попке, по бедрам скользят ЕГО руки. Они подбираются к ее сладкому бугорочку и... Слегка сбросив напряжение, она направилась к столу с разложенными на нем многочисленными баночками и флакончиками, чтобы привести себя в вид, достойный Виктора.

Задолго до времени свидания она не выдержала, и вся горя от возбуждения направилась на место встречи. Ведь ее Виктор может прийти чуть раньше, и она никогда себе не простит, если заставит своего кумира ждать хоть одну лишнюю секунду! Не глядя по сторонам, Гермиона прошла через переполненную гостиную факультета. Если бы эти жалкие неудачники знали, кому сегодня она будет дарить свои ласки, они бы позеленели от зависти! Пройдя через портрет, Гермиона сделала несколько шагов и внезапно наткнулась на Гарри Поттера, появившегося из ниоткуда, словно чертик из табакерки.

— С дороги, Поттер, ты что не видишь, я спешу! — вечно этот жалкий мальчишка путается под ногами!

— Гермиона, постой! Я должен с тобой поговорить, — весь вид Гарри говорил, что он не собирается пропускать ее.

— Поттер, ты туп как дерево? — живое препятствие на пути к любимому вызывало сильное раздражение. — Я не собираюсь сейчас тратить на тебя свое время!

— Герми, я никуда не пущу тебя, пока мы не поговорим, — Поттер говорил тихим, но в то же время твердым голосом. — Это очень важно для нас обоих.

Этот дерзкий мальчишка смеет стоять на ее пути, да еще и называет ее Герми! Может быть, жалкий сопляк еще и рассчитывает, что она обратит на него внимание? Как он вообще смеет смотреть на нее, когда САМ Виктор Крам пожелал уделить ей свое внимание! Пальцы девушки хлестко ударили по щеке Гарри.

— Запомни, ничтожество, у нас с тобой не может быть ничего важного для нас двоих! — Гермиона достала палочку и направила ее в лицо одногрупника. — Иди, играйся с другими детишками, а ко мне приближаться не смей!

Она решила окончательно раздавить его и буквально убивала его взглядом. Он, однако, не испугался и принял вызов. Теперь Гермиона видела перед собой только его зеленые глаза, такие знакомые, такие близкие. Туман в голове, отгонявший все ее мысли, кроме фантазий о Краме, немного поредел, и она начала понимать, что сегодня с ней творится что-то не то. Перед ней стоит Гарри Поттер, ее лучший друг, а она только что ударила его и теперь угрожает проклясть! Гарри, ее самый близкий друг, ее любимый... Но как же Виктор? Туман опять начал сгущаться, приводя ее в благодушное состояние, но Поттер не собирался сдаваться.

— Гермиона, вспомни, я люблю тебя, вернее, мы любим друг друга, — Гарри не отводил свой взгляд от ее глаз. — Вспомни наши танцы, наши поцелуи, нашу дружбу... вспомни нашу любовь!

— Наши танцы... — Гермиона увидела себя кружащейся в центре большого зала со своим лучшим другом...

— Наши поцелуи... — маленькие феи порхают над розовыми кустами, а она прижимается губами к губам самого родного человека

— Наша дружба... — мальчишка, смело бросающийся на спину тролля, чтобы защитить ее, ребенок, решительно идущий на бой со взрослым волшебником, юноша, дерущийся с драконами и василисками, тот, кто всегда рядом, кто всегда готов прийти на помощь...

— Наша любовь... — их стремительный полет на спине гипоккрифа, их утренние посиделки в гостиной, приглашение на бал, их совместное путешествие в Тайную комнату. От тумана в голове остались жалкие обрывки, и на лице Гермионы проступила неуверенность.

— Гарри... — от звуков его имени, слетавших с губ, остатки тумана в ее голове редели с каждой секундой. — Гарри, что со мной? Я чувствую, что что-то не так...

— Все будет хорошо, любимая, — Гарри старался говорить как можно мягче. — Все будет хорошо. Ты просто отравилась, и тебе надо выпить противоядие. Сделай один глоток, и ты придешь в норму.

Поттер достал из кармана флакон с темной жидкостью и протянул ей. Гермиона, не глядя, взяла склянку и поднесла к губам. Она боялась, что если хоть на секунду отведет взгляд от глаз Гарри, то туман опять накроет ее.

Жидкость проскочила по горлу, вызвав взрыв в голове. Ее мысли окончательно прояснились, и она вспомнила все события сегодняшнего вечера. С недоверием она посмотрела на свои ужасные ногти, на красные следы своих пальцев на щеке Гарри и поняла, что все это ей не приснилось. Она и в самом деле говорила и делала все эти ужасные вещи! А самое страшное — ее мысли! Как она могла превратиться в такую отвратительную дрянь?! Девушка осела на пол и, закрыв лицо руками, разрыдалась. Она пришла в отчаяние, увидев, сколько грязи было у нее внутри. Гермиона была абсолютно уверена, что она навсегда потеряла своего Гарри, ведь ему теперь будет противно даже стоять рядом с такой гнусной похотливой предательницей!


* * *


Когда Гарри получил удар по щеке, у него на миг потемнело в глазах. Когда зрение восстановилось, Поттер увидел у себя под носом палочку Гермионы. На секунду вспыхнуло желание пропустить ее, ударить сзади заклинанием окаменения и насильно влить противоядие ей в рот. Однако Гарри тут же отогнал эти мысли. Гермиона никогда не сможет причинить ему реальный вред, что бы на нее не действовало! Поттер был абсолютно уверен в своей подруге и принял их поединок взглядов.

Когда его любимая сумела победить действие зелья, и его имя слетело с так хорошо знакомых губ, Гарри готов был танцевать от счастья. Его девушка — волшебница удивительной силы, и самое главное — она любит его! Поттер с надеждой смотрел, как она пьет противоядие, ожидая, что Гермиона вновь станет прежней. Вот только он не ждал от мисс Грейнджер столь бурной реакции на случившиеся. Впрочем, его растерянность длилась не больше мгновения.

— Герми, все закончилось, — он опустился рядом на колени и прижал ее к себе. — Ты молодец, сумела справиться с этим проклятым зельем, я восхищаюсь тобой.

— Прости, прости меня, — слова были едва различимы за всхлипами. — Я была просто ужасна, я недостойна тебя.

— Герми, я люблю тебя, — Гарри еще крепче прижал к себе рыдающую подругу. — И ты самая лучшая девушка на свете. И никогда не говори, что ты недостойная, ведь это не правда.

Поттер видел, что его Гермионе нельзя сейчас появляться в общей гостиной, но и сидеть в коридоре также было глупостью. Он решительно поднял легкое тело подруги на руки и понес ее в Выручай-комнату. Гермиона доверчиво прижалась к нему, продолжая лить слезы. В душе Гарри закипала ярость, когда он думал о подлецах, причинивших столько боли его подруге, и мысленно поклялся, что все участники это «шалости» ответят за каждую слезинку, упавшую из глаз любимой.

Войдя в комнату, Гарри обнаружил уютную гостиную с большим диваном и дверью, ведущей в ванную. Усевшись на диван, он поместил Гермиону к себе на колени, не желая ни на секунду оставлять ее одну.

— Винки! — эльфийка появилась мгновенно, видимо, чувствуя нетерпение своего хозяина. — Быстро принеси кофе и печенье.

Поскольку рыдания Гермионы не прекращались, он решил постараться помочь ей прийти в нормальное состояние. Сейчас она тихо плакала, спрятав лицо на груди Гарри. Он нежно сжал ее щеки ладонями и постарался приподнять ее голову. Гермиона начала сопротивляться, но потом сдалась его настойчивым рукам.

— Герми, не прячься, пожалуйста, — его лицо было всего в нескольких сантиметрах от лица девушки. — Все уже закончилось, и тебе незачем плакать.

Гарри почувствовал, что она хочет что-то возразить ему, но вместо того, чтобы спорить, стал стремительно покрывать любимое лицо быстрыми поцелуями. Гермиона пыталась спрятать от него свои губы, но Поттер не позволил ей этого, накрыв их нежным поцелуем. Гермиона несколько секунд крепко сжимала свои губы, но потом сдалась и открыла рот. Язык Гарри отправился в увлекательное путешествие, увлекая двух влюбленных все дальше и дальше от событий сегодняшнего вечера. Но, как и все хорошее, этот поцелуй также закончился.

Гарри видел, что Гермиона немного успокоилась, и решил, что она теперь готова к тому, чтобы выслушать его.

— Герми, в том, что случилось с тобой сегодня, виновата не ты, а скорее я, — он не отрывал взгляда от ее глаз и улыбнулся, увидев удивление, возникшее в них. — Я сильно подозреваю, что зелье тебе подлила Джинни Уизли, чтобы испортить наши отношения. Она уже много лет неравнодушна ко мне, и теперь ее ревность обрушилась на тебя. Прости, любимая, что из-за меня вынуждена страдать ты.

— Гарри, ты говоришь полную ерунду, — на секунду в глазах девушки вспыхнул привычный огонек прежней, уверенной в себе мисс Грейнджер, но он тут же потух, уступив место безнадежной тоске. — Дело не в том, кто и что подлил мне, а в том, как я на это реагировала. Если бы ты знал, сколько внутри меня оказалось грязи, ты бы ни за что не стал бы оправдывать меня.

— Нет, это ты говоришь ерунду, — Гарри чувствовал, что если он хочет вернуть прежнюю Гермиону, то должен сделать это сейчас или никогда. — Ты самый чистый человек, какого я знал, и в тебе не может быть никакой грязи. И лучшим доказательством этого является то, что ты сумела победить действие этого зелья. Это ведь не проще, чем побороть заклятие Империус...

— Гарри, причем здесь это! — Гермиона остановилась на секунду, словно не решаясь сказать своему возлюбленному то, что должна была, но потом пересилила себя. — Если бы ты не остановил меня, я бы сегодня отдалась Виктору Краму. Даже если бы он и не хотел этого, я бы сама изнасиловала его. Я... чувствую себя последней шлюхой, — последние слова Гермиона произнесла сквозь слезы.

— Это были не твои желания, а действие зелья, — Гарри тяжело вздохнул, понимая как сейчас непросто Гермионе. — Помнишь, когда лже-Муди подвергал нас Империо, мы тоже делали не то, что нам хочется. Уверен, Невилл никогда не мечтал стать гимнастом.

— Но ты-то тогда сумел справиться с заклятием, — девушка продолжала плакать.

— Да, но не сразу, — он понял, что напоминание о занятиях благотворно влияют на лучшую ученицу Хогвартса. — И ты тоже справилась, пусть и с моей помощью. Но ведь на уроке мы знали, что на нас воздействуют, а ты сумела проявить силу воли в реальной жизни. Так что я думаю, ты заслуживаешь намного большей похвалы, чем я.

Гарри видел, что лицо Гермионы постепенно проясняется, и решил закрепить успех. Гермиона должна поверить, что для него она останется самым дорогим человеком, что бы с ней ни случилось.

— Герми, я люблю тебя и буду любить тебя всегда, — он проверил свои чувства и понял, что следующие его слова будут правдой. — И даже если кто-то силой или хитростью сделает с тобой это, я все равно буду любить тебя. Потому что знаю, сама ты никогда не предашь меня.

Та попыталась что-то сказать в ответ, но Гарри решительно пресек эти действия, накрыв ее губы своими. Он понимал, что его тело будет намного убедительнее, чем любые слова.

Спустя немного времени Гермиона наконец сумела привести свои чувства в относительный порядок и задала вполне ожидаемый вопрос.

— А откуда ты узнал, что я собиралась встретиться с Крамом? — она снова вернула себе фирменный «гермионистый» вид, что не могло не порадовать Гарри.

Вместо ответа Поттер достал из кармана записку и протянул ее девушке. Прочитав этот шедевр эпистолярного жанра, мисс Грейнджер покраснела на секунду, а затем наградила Гарри жарким поцелуем.

— Это за то, что ты не поверил в мое предательство, — пояснила она несколько удивленному ее поведением мистеру Поттеру. — А теперь говори, что ты думаешь по этому поводу.

Гарри был очень доволен тем, что Гермиона хоть на время прекратила мучить себя воспоминаниями о времени нахождения под действием зелья, и решил изложить подруге весь ход своих рассуждений. Если в затею с Аморецией была вовлечена одна Джинни, то, скорее всего, Крам даже не подозревал об этом свидании. Рыжеволосой гриффиндорке было бы достаточно ссоры между Гарри и Гермионой, которая неминуемо случилась бы в факультетской гостиной, будь Поттер менее сообразительным. Но вот если в этой афере участвовал еще кто-то, а, по мнению Гарри, так оно и было, то вполне возможно, что Крам через полчаса будет ждать мисс Грейнджер в зале славы, если уже не ждет.

— Но значит, ему тоже подлили зелье! — ахнула Гермиона. — Мы должны ему помочь.

Гарри был совсем не уверен в том, что Виктору Краму понадобилась Амортенция, чтобы желать свидания с очаровательной гриффиндоркой, но, тем не менее, он не исключал возможности того, что чемпион Думштанга также подвергся воздействию любовного зелья. Немного подумав, Поттер пришел к выводу, что так, скорее всего, и есть. Ведь тогда Виктор был бы полностью лишен тормозов в общении с Гермионой, и их свидание гарантированно зашло бы слишком далеко. И Поттер ведь мог и не устраивать своей девушке сцены в гостиной, а вместо этого проследить за ней. А предугадать реакцию Гарри на подобное поведение любимой было не сложно. Скорее всего, дело закончилось бы дуэлью Поттера и Крама, что явно было нежелательным для Гарри. И подходящая кандидатура на роль подобного манипулятора у Поттера имелась.

— Гарри, я должна отнести противоядие Краму, — Гермиона вскочила с места. — Если он находится под действием Амортенции, то вполне может попытаться взять штурмом нашу башню, не дождавшись меня. А это точно не приведет ни к чему хорошему.

Поттер вполне согласился с тем, что Виктору не повредит сделать глоток зелья мадам Помфри, но решительно протестовал против кандидатуры мисс Грейнджер на роль курьера. В конце концов, он и сам может отнести зелье Краму!

— Да, и в итоге подраться с ним, — Гермиона постаралась успокоить Гарри. — Пойми, подойти к нему и уговорить выпить противоядие сейчас могу только я.

Гарри вынужден был огласиться с этим аргументом, однако категорически не желал мириться с тем, что она может оказаться во власти сбрендившего волшебника. Впрочем, он быстро нашел решение.

— Хорошо, ты отнесешь ему зелье, — он твердо сжал руку подруги — Но я буду страховать тебя под мантией-невидимкой. Я верю тебе, но в то же время и боюсь за тебя.

Гермиона ласково поцеловала его, соглашаясь.

— И еще, — Гарри слегка усмехнулся. — Думаю, тебе надо сначала привести себя в порядок.

Гермиона посмотрелась в зеркало, висевшее в углу и, увидев, что пребывает в растрепанном виде, с размазанной по лицу косметикой, с воплем ужаса бросилась в ванную.

— Винки, — Гарри призвал на помощь свою палочку-выручалочку. — Помоги мисс Грейнджер, пожалуйста.

Эльфийка поклонилась и направилась вслед за Гермионой, предварительно щелкнув пальцами. Гарри ощутил легкий ветерок, прошедшийся по его лицу, и догадался, что домовик почистила его от следов губной помады девушки. Поттер очень устал за этот бесконечно длинный день, но постарался собраться, так как приключения еще не закончились. Ожидая появления Гермионы, Гарри выпил весь кофе, ранее принесенный эльфийкой, и это хоть немного взбодрило его.


* * *


Гермиона Грейнджер не спеша поднималась по лестнице, направляясь в башню Гриффиндора, и обдумывала результаты встречи с Виктором Крамом. Как верно предположил Гарри, чемпион Дурмстранга был подвергнут воздействию Амортенции, также как и она сама. Когда она увидела безумный затуманенный взгляд Виктора, ей очень захотелось убежать куда-нибудь подальше. Однако она собрала все свое мужество и заставила себя подойти к нему. Больше всего она боялась, что Крам начнет сразу же приставать к ней, и Гарри, который был где-то рядом, без лишних разговоров атакует его. Однако все обошлось.

Виктор хоть и бросился к ней с объятьями, но сумел остановить себя под строгим взглядом мисс Грейнджер. Стоило Гермионе попросить его для начала принять противоядие, как он, не задумываясь, поднес флакон к губам. Гермиона с ужасом думала, насколько опасно на самом деле это любовное зелье, ведь ей ничего не стоило предложить Краму выпить любой яд, и он с радостью согласился бы. Зато когда противоядие подействовало, Виктор показал, что он не зря считается человеком с очень тяжелым характером.

Сначала Крам отказывался верить, что идея с зельем не принадлежала мисс Грейнджер, но Гермионе удалось убедить его в своей непричастности к этой «шалости». Наиболее убедительным аргументом для него стало то, что единственным человеком, кто мог подлить Амортенцию в его стакан, был Драко Малфой, который сидел рядом с ним за ужином. А для того, чтобы заподозрить наследника благородного рода в том, что он будет помогать маглорожденной ведьме, не хватило бы фантазии даже у Риты Скитер.

Когда Крам немного успокоился, они немного пообщались, раз уж судьба дала им такую возможность. Гермиона честно рассказала, что она тоже подверглась действию зелья, и что ее спас Гарри. Виктор, в свою очередь, признался, что гриффиндорка действительно симпатична ему, но видя их отношения с Поттером, он смирился с тем, что они могут быть, максимум, друзьями. Пользуясь его доброжелательным настроением, Гермиона попросила Виктора не упоминать ее имя в связи с этой историей. Крам, ухмыльнувшись с самым зловещим видом, заявил, что он и не собирался этого делать. Чемпион Дурмстранга приготовит Малфою кое-какой сюрприз и очень удивится, если на следующий день тот все еще будет в школе.

— Экспелиармус! — палочка, которой Гермиона освещала себе путь, вылетела из ее руки. — Ну что, грязнокровка, славно поразвлекалась сегодня?

Уйдя в свои мысли, Гермиона не обращала внимание на то, что происходит вокруг, и теперь вздрогнула, внезапно наткнувшись на Драко Малфоя. Оглянувшись, она увидела, что путь к отступлению перекрыт его верными телохранителями — Крэббом и Гойлом. В данный момент они находились в темном коридоре пятого этажа, рядом с одним из пустующих классов, где, судя по всему, и сидели в засаде слизеринцы.

— Что тебе надо, Малфой?! — вид ухмыляющегося блондина вызвал отвращение у девушки. — Проваливай в свои подземелья.

Мисс Грейнджер уже догадалась, кто был автором идеи использования любовного зелья. Судя по всему, именно Малфой добыл его и сумел уговорить Джинни участвовать в этой авантюре. Но с «подругой» они с Гарри еще поговорят, а вот общаться с этим подлецом никакого желания у нее и не было.

— Не спеши, у тебя сегодня будет длинная ночь, — Малфой явно испытывал наслаждение, видя перед собой беспомощную жертву. — Не одному же Краму получать удовольствие! Так что, шлюшка, ты сейчас постараешься удовлетворить нас как можно лучше, чтобы твоя физиономия осталась целой. Цени оказанную часть, грязнокровка, тобой воспользуются представители древних благородных родов!

Гермиона смотрела на Малфоя, как на сумасшедшего. Он что, всерьез думает, что она будет заниматься с ним чем-то? Похоже, у слизеринца полностью съехала крыша.

— Малфой, у тебя вообще мозги работают? — Гермиона рассмеялась ему в лицо. — Ты хоть подумал о последствиях?

— Не будь идиоткой, Грейнджер, — похоже, Малфой был полностью уверен в своем превосходстве. — Слышала, наверное, о заклинании Обливейт? Вижу, что слышала. Так что утром будешь помнить только о том, что поразвлекалась с Крамом, и все последствия спишешь на это. Так что лучше не выпендривайся и будь послушной...

Что Малфой собирался сказать еще, Гермионе узнать не удалось. Внезапно палочки вылетели из рук Малфоя и его приспешников, а сами они повалились на пол, замерев в неудобных позах. В глазах слизеринцев появился дикий ужас, когда из ниоткуда появилось белое от гнева лицо Поттера.

— Гарри! — Гермиона бросилась ему на шею. — Это просто ужас!

— Прости, любимая, что я так долго, — когда Поттер обнял девушку, его взгляд невольно смягчился. — Я не хотел подсматривать за тобой и был слишком далеко. Подожди меня у входа в нашу гостиную, мне надо поговорить с этими тварями!

Мисс Грейнджер прекрасно понимала — единственное, что не позволяет сейчас Гарри совершить убийство трех человек, это ее присутствие. Как не хотелось ей раз и навсегда избавиться от общества Малфоя, она не желала, чтобы ее друг совершил убийство.

— Хорошо, Гарри, — в ее голосе звучала неподдельная нежность. — Только, пожалуйста, не делай ничего непоправимого. Пусть они и заслуживают это, но постарайся сдержаться.

— Конечно, Герми, — Гарри провел рукой по ее волосам. — Они так просто не отделаются.

Судя по злобной улыбке мистера Поттера, он приготовил слизеринцам что-то особенно неприятное. Но жалеть подонков, пытавшихся изнасиловать ее, Гермиона не собиралась. Ей просто было страшно за Гарри, но она понимала, что он должен выпустить на кого-то весь гнев, скопившийся за сегодняшний вечер. И пусть это лучше будет Малфой, а не Джинни.


* * *


Мисс Уизли в одиночестве сидела в гостиной Гриффиндора и с помощью заклинания Калорус поддерживала пару чашек с чаем в горячем состоянии. Она сильно нервничала, ожидая возвращения Гарри. То, что она сегодня сделала, можно было назвать подлостью, но Джинни была уверена, что настоящей подлостью было то, что ее Гарри и Гермиона стали встречаться.

Джинни с детства мечтала о сказочном принце со шрамом на лбу и была вне себя от счастья, когда впервые встретила его. Когда Поттер спас ее из логова василиска, эти мечты окончательно превратились в уверенность, что рано или поздно Гарри станет принадлежать ей. И до недавнего времени все, казалось, и шло к этому. Юный гриффиндорец считал Джинни своим другом и хоть и не стремился пока к романтическим отношениям с ней, но в то же время и не встречался с другими девушками.

Но в этом году все пошло наперекосяк. Сначала Рон с его дурацкой завистью рассорился с Гарри, и в итоге тот стал проводить почти все свое время с этой интриганкой Грейнджер. О, Джиневра видела эту наглую маглорожденную заучку насквозь! Та прикидывалась до поры до времени просто другом Гарри, но стоило тому поссориться с Роном, как тут же окрутила его. С момента окончания первого конкурса волшебного турнира Джинни сжигала себя изнутри дикой ревностью.

Мало того, Джинни присутствовала в библиотеке, когда Виктор Крам пригласил эту Грейнджер на бал. Любая девушка в Хогвартсе с радостью согласилась бы стать партнершей лучшего в мире игрока в квиддич, но эта дрянь посмела отказать самому Краму! Ей, видите ли, мало мировой знаменитости, ее интересует исключительно национальный герой!

Все надежды Джиневры были на то, что Гарри, наконец, разглядит, что его нынешняя подруга откровенная уродина. И, казалось, все шло к тому, что на балу Поттер поймет свою ошибку. Джинни приложила определенные усилия и получила приглашение на бал от Лонгботтома, так что проблем с ее присутствием там не было. Вот тут-то неверный Мальчик-который-не-обращает-на-нее-внимания и поймет разницу между ней и этой противной зубрилкой! Мисс Уизли собиралась немного помучить Поттера, прежде чем простить, но, увы, реальность не пожелала соответствовать ее планам.

Эта несносная Грейнджер оказалась еще подлее, чем думала Джинни. Когда она увидела свою соперницу, входящую в их гостиную, ей захотелось завыть от тоски. Грейнджер выглядела не просто красивой, она была потрясающей! И ведь раньше она никогда не заботилась о своей внешности. Только теперь мисс Уизли поняла все коварство этой девки! Ну, ничего, зато ее месть теперь полностью оправдана. Подругой герою магического мира должна стать не какая-то маглорожденная девица, а добропорядочная чистокровная ведьма!

Когда Малфой подошел к ней с предложением устроить Гермионе веселую жизнь, Джинни не задумывалась ни секунды. Девка должна знать свое место в волшебном мире и не лезть туда, где тесно и его коренным обитателям. Зачем это надо Малфою, Джинни даже не задумывалась. В конце концов, Гарри будет счастлив с ней, а на Грейнджер плевать!

Когда сегодня вечером Джинни увидела, как Гарри выходит из гостиной, она поняла, что Поттер решил своими глазами увидеть свидание Крама и Грейнджер. Ну что же, он не будет разочарован! Драко уверил Джиневру, что Виктор будет на месте в нужное время. Так что Гарри узнает истинную цену своей подруги! Ну, пусть не истинную, но именно ту, которая нужна мисс Уизли. А вид этой размалеванной девки, как на крыльях спешащей к своему «возлюбленному», окончательно уверил Джинни, что удача сегодня на ее стороне.

Портрет Толстой Леди отъехал в сторону, и через несколько секунд Гарри медленно вошел в гостиную. Джинни впилась взглядом в его лицо и с восторгом прочитала на нем гнев и разочарование. Поттер не спеша подошел к камину, несколько секунд посмотрел на огонь, а затем, не говоря ни слова, уселся в кресло.

— Гарри, ты сегодня неважно выглядишь, — Джинни чувствовала, что ее голос звучит недостаточно сочувственно, но ничего не могла поделать с собственной радостью. — Что-то случилось?

Поттер внимательно посмотрел на нее, и, не говоря ни слова, кивнул головой. Но сегодня Джинивера готова была взять разговор в свои цепкие ручки. И не только разговор.

— Это из-за Гермионы? — она постаралась изобразить волнение в голосе.

Гарри явно был не в силах говорить и лишь снова молча кивнул головой. Да, Джинни поставила на нужную карту и получила главный приз!

— Не расстраивайся так из-за нее! — теперь мисс Уизли говорила вполне искренне. — Она не стоит твоего внимания! Она же чужая в волшебном мире, а все эти ужасные маглы не имеют понятия ни о любви, ни о верности.

Лицо Поттера приобрело крайне удивленное выражение. Чувствовалось, что он не ожидал таких слов от представительницы семейства Уизли.

— Да, да, — Джинни постаралась закрепить «успех». — Маглы просто спариваются, как животные, не заботясь о чувствах друг друга, это всем известно. Я уверена, что Виктор у Гермионы не первый и далеко не последний. Страшно представить, чем она занимается на каникулах. Наша семья, конечно, не считает, что маглов следует уничтожать, но мы знаем, что они на самом деле представляют из себя. У Грейнджер был шанс стать достойной волшебницей, но она как была, так и осталась маглой по своей сути. Она не стоит того, чтобы горевать о ней, ведь ты достоин лучшего!

Поттер по-прежнему молчал, но теперь Джинни смогла прочесть отвращение на его лице. Вот, он наконец-то начинает понимать разницу между настоящей ведьмой и этой жалкой маглорожденной дрянью! Ничего, на первый раз она его простит, даже мучить не будет!

— Гарри, ты сейчас устал, — ее голос наполнился нежностью. — Вот, у меня есть чай, выпей, и тебе станет легче. Поверь, найдется девушка, которая никогда не предаст тебя.

Она протянула Поттеру чашку, и он машинально взял ее в руки и отпил глоток. Джиневра буквально поедала глазами сидящего напротив нее парня. Ну же, пей скорее, и ты наконец-то станешь моим! Она увидела, как его глаза затуманились, но через миг взгляд Поттера снова стал твердым.

— Джинни, как ты могла так поступить? — голос Гарри был непривычно холоден. — Мы с Гермионой считали тебя нашим другом, но ты растоптала эту дружбу.

Мисс Уизли с ужасом смотрела на Поттера. Ведь он же выпил зелье и сейчас должен был любить ее!

— Впрочем, теперь я понимаю, что ты никогда не была другом ни мне, ни, тем более, ей! — глаза Гарри горели гневом. — Я верил тебе, считал своей младшей сестренкой, а ты предала нас. Надеюсь, теперь ты счастлива. Гермиона, дай, пожалуйста, противоядие.

Джинни, открыв рот, наблюдала, как появившаяся из воздуха Грейнджер протянула Поттеру флакон, где еще плескалось немного зелья. Гермиона даже не смотрела в сторону Джинни, но рыжеволосая гриффиндорка по лицу подруги Гарри видела, что та готова расплакаться от обиды. Наконец до Джиниверы дошло, что все ее хитроумные планы сгорели прахом, и она только что навсегда потеряла для себя Поттера. Вот только вместо раскаяния в ее душе вспыхнула ярость.

— Это ты, мерзкая тварь, отбила у меня Гарри! — девушка вскинула палочку в сторону Гермионы, но оружие тут же оказалось в руках у Гарри. Тем не менее, это не остановило разъяренную мисс Уизли. — Он должен был принадлежать мне, а ты завлекла его своими чарами! Но все равно у тебя ничего не выйдет! Он никогда не будет твоим!

Джинни была готова броситься на Гермиону с голыми руками и впиться ногтями в ненавистное лицо, но Гарри остановил ее истерику одним резким вскриком.

— Довольно! — ярость в голосе Поттера заставил замереть Джинни. — Ты уже достаточно наговорила сегодня! Теперь слушай меня!

— Джиневра Молли Уизли, я, Гарри Джеймс Поттер, требую от вас возвращения Долга Жизни, — тело гриффиндорца окутало голубое сияние. — Вы должны поклясться своей магией никогда не причинять вреда Гермионе Джейн Грейнджер или мне. Вы должны поклясться рассказать завтра утром в большом зале в присутствии всей школы, что вы пытались опоить меня зельем и рассказать всем, кто вам дал это зелье. И да закроет это долг!

С последними словами Поттера свечение перекинулось на Джинни. Девушка дрожала, ведь она выросла в волшебном мире и прекрасно понимала, что не может не выполнить приказ Поттера. Отказа от покрытия Долга Жизни приводил к утрате магии, как и нарушение магической клятвы, что для чистокровных волшебников было равносильно смерти.

Джиневра наконец осознала, что она сделала и что она умудрилась наговорить сегодня. Она поняла, что ее ревность к подруге была сродни безумию и что она сегодня лишилась дружбы и уважения людей, которых любила. Джинни сама не могла поверить, что была способна произносить такие отвратительные вещи, но память услужливо подсказывала ей, что это был не сон. Джинни чувствовала, что ей бесполезно просить прощения у Гарри и Гермионы, но она не могла не попытаться хоть как-то показать им свое раскаяние. Уизли взяла свою палочку, поданную Гарри, и приступилу к обряду клятвы.

— Я, Джиневра Молли Уизли, клянусь своей магией никогда и ни при каких обстоятельствах не причинять вреда Гарри Джеймсу Поттеру и Гермионе Джейн Грейнджер! — она взмахнула палочкой, и ее руку охватило кольцо красного света.

— Я, Джиневра Молли Уизли, клянусь своей магией признаться завтра утром перед всей школой, что пыталась опоить Гарри Джеймса Поттера Амортецией и потребовать наказания за это! — еще одно кольцо засияло рядом с первым.

— Я даю эти клятвы добровольно и без принуждения, и они не могут считаться уплатой Долга Жизни, — синее сияние вокруг Джинни медленно погасло. Через несколько секунд красные кольца начали сжиматься вокруг ее руки и, наконец, скрылись внутри ее.

Джинни опустила глаза, повернулась к лестнице, ведущей в спальню, и стала подниматься по ней. Она не слышала, как Гермиона тихо сказала Гарри: «Мне кажется, она еще может вернуть себя».


* * *


Когда на следующее утро Гарри и Гермиона пришли в большой зал, их осунувшийся вид однозначно говорил, что ребятам не удалось отдохнуть этой ночью. Пара гриффиндорцев до утра просидела в гостиной факультета, тесно прижавшись друг к другу. Гермиона боялась, что случившееся приведет к охлаждению в их отношениях, но оказалось наоборот: они стали еще ближе друг к другу. Этой ночью им не хотелось разговаривать, они просто наслаждались теплом друг друга и смотрели на пламя в камине.

Гермиона оглядела большой зал и обнаружила, что сегодня, против обыкновения, в нем еще не видно учеников Дурмстранга. Кроме того, за слизеринским столом отсутствовал Драко Малфой, как и Крэбб и Гойл. Девушка вопросительно посмотрела на Гарри, но тот лишь загадочно усмехнулся. Гермиона начала всерьез опасаться, что когда она узнает, как именно Поттер наказал подонков, это может несколько расстроить ее, и решила пока отложить этот вопрос.

Между тем в зале появились дурмстранговцы, дружной колонной направившиеся к столу Хаффлпаффа. Это вызвало шум удивления в зале, так как до этого момента подопечные профессора Каркарова всегда располагались за столом Слизерина. Дружелюбные барсуки с радостью приняли гостей в свои ряды, и тут все взгляды устремились на Игоря Каркарова, который вместе с Виктором Крамом направлялся к профессору Дамблдору. Мрачный вид директора Дурмстранга ясно говорил, что он пришел отнюдь не с радостными вестями.

— Уважаемый профессор Дамблдор, — холодно начал Каркаров. — Когда мы с учениками приехали к вам в гости, то рассчитывали на адекватное поведение ваших учеников. Однако вчера наш чемпион, Виктор Крам, был опоен зельем, что вряд ли можно считать дружественным актом. Я прошу вас разобраться с этой ситуацией и наказать виновного.

Дамблдор никак не ожидал подобных обвинений в свой адрес. Ему было прекрасно известно, что Виктор Крам является популярным игроком в квиддич, и в волшебном мире строить козни против него мог только человек с ослабленным инстинктом самосохранения. Это же подтвердил и возмущенный ропот, поднявшийся в зале. Ученики всех трех школ однозначно выражали недовольство человеком, позволившим себе нанести вред Краму.

— Мистер Крам, — директор Хогвартса решил выяснить подробности этого события непосредственно у потерпевшего. — Скажите нам, каким именно зельем пытались вас напоить, и кто это сделал.

— Вчерашний ужин молодой Малфой подлил мне в стакан зелье, и я пил его, — Крам презрительно нахмурил брови. — Он травил меня Амортенция, и только благодаря мистер Поттер, который добыл противоядие, я не совершил ничто плохое.

Повисшая тишина в зале, когда Виктор отвечал на вопрос Дамблдора, взорвалась возмущенными криками. Гермиона всегда стремилась иметь как можно больше информации о волшебном мире и знала, что среди магов считается несмываемым позором иметь противоестественные отношения. И сейчас девушка понимала, что Виктор старательно уничтожает репутацию Малфоя. Крам не сказал ни слова неправды, но у всех создалось впечатление, что Малфой проникся порочной страстью. Да, строить козни чемпиону Дурмстранга было явно не безопасно.

— Профессор Дамблдор, — мадам Помфри поднялась со своего места. — Я подтверждаю, что вчера мистер Поттер приходил ко мне за противоядием. Но он сказал, что пострадало несколько человек.

Гермиона чуть дернулась, увидев, как Джинни Уизли также встает со своего места. Твердая рука Гарри, легшая на талию мисс Грейнджер, немного успокоила ее, но все равно она чувствовала немалое волнение.

— Профессор Дамблдор, я хочу признаться в своем проступке, — Джинни говорила безжизненным тоном. — Вчера Драко Малфой дал мне любовное зелье, чтобы я подлила его Гарри Поттеру, и я совершила этот необдуманный поступок. Я раскаиваюсь в своих действиях и прошу наказать меня, как того требуют правила.

Тишина в зале, наступившая после слов девушки, прекрасно характеризовала степень удивления школьников и профессоров. Теперь ни у кого не оставалось сомнений, что Малфой имеет какие-то отклонения в своей психике. Идея возжелать двух самых известных молодых людей, присутствовавших сейчас в школе, всем казалась откровенно дикой.

— Профессор Снейп, — Дамблдор холодно посмотрел на декана Слизерина. — Где сейчас находится мистер Малфой?

Снейп выглядел не менее ошарашенным, чем остальные присутствующие в зале, но многолетняя привычка прятать истинные чувства помогла ему принять более-менее спокойный вид.

— К сожалению, мистер Малфой не ночевал сегодня в помещении своего факультета, — он гневно посмотрел на Стюарта Дэвиса, старосту Слизерина. — Сейчас принимаются меры к его розыску.

— Я думаю, он прятаться от меня, — Виктор Крам не собирался оставаться сторонним наблюдателем. — Я хочу, чтобы он знал, что когда я увижу его, я сразу буду вызывать его магическая дуэль, причем немедленно. Если он откажется, я просто прихлопну его, как паука.

— Мистер Крам, — возмутился Дамблдор. — Я не могу допустить самосуда. Проступок мистера Малфоя будет разбираться в официальном порядке.

— Я сказал, что я буду делать, и я делать это, — Крам нахмурился еще сильнее. — Думаю, мой директор поддержит меня.

Пока все ученики отвлеклись на перепалку, возникшую между Каркаровым и Дамблдором, Гермиона поднесла свои губы к уху Гарри.

— И где находится Малфой? — прошептала она.

— В том самом классе, где устроил засаду, — Поттер наклонился к Гермионе. — Я их оставил там связанными и установил на это помещение максимум маскирующих чар. Думаю, их найдут дня через три, не раньше, причем найдут исключительно по запаху.

— А что потом? — девушка подозревала, что Гарри не случайно составил текст признания Джинни таким образом, что Малфой представлялся откровенным извращенцем.

— А потом ему еще долго не придется приставать к девушкам, — жестко произнес Поттер. — Когда я искал подходящие заклинания для турнира, случайно наткнулся на одно крайне интересное проклятие. Даже не представляю, почему эту книгу не убрали в запретную секцию. Так вот, ближайшие пять лет для Малфоя с дружками девушки будут не актуальны.

Гермиона придала себе самый строгий вид, чтобы Гарри понял, что она не одобряет подобные методы воздействия на людей, хотя в душе была полностью согласна с мстительным гриффиндорцем. Но, видимо, ее строгость была слишком наигранной, чтобы произвести впечатление на мистера Поттера, и через несколько секунд мисс Гренджер сдалась.

— Надеюсь, ты не будешь злоупотреблять подобными заклинаниями, — она ласково пожала его руку.

— Конечно, ведь других Малфоев в замке пока не наблюдается, — Гарри чуть улыбнулся. — Но у нас сейчас совсем другие проблемы, связанные со вторым туром испытаний.

— Что-то случилось? — Гермиона тут же забыла все свои переживания, проникаясь беспокойством за Гарри. — Почему ты не сказал раньше, ведь так мало времени осталось!

— Да я и сам раньше не вспоминал об этом, — тот выглядел весьма смущенным. — В общем, понимаешь, я ведь совсем не умею плавать.

Глава опубликована: 10.02.2012
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 757 (показать все)
arviasi
Канон
Вопрос поднимался? Почему диадему повезли в тайную комнату, а не клык в выручай-комнату. Кроме превозмогания лишь напрасный риск вижу я.
Шикарно.Но по моему личному и ничего не значащему мнению можно было бы слегка закрутить историю.
Спасибо за прекрасную работу и совершенно изумительную концовку! Было очень приятно наблюдать за развитием отношений этой пары, за взрослением Гарри, за тем, как он становится все более и более сильным.
Deskolador Онлайн
Сам фик обычный пайский.
Классический Дамби со всеобщим гадом, простите, благом )) тупица Рон, завистливая ревнивица Джинни и наказанные ПСы…

Но вот концовочка со Стрекозой Трелони хороша…
Совершенно согласна с одним из предыдущих мнений, что характеры карикатурные. Отношения Гарри и Гермионы такие сладко-приторные, что местами зубы сводит. А Дамблдор и Снейп ну настолько карикатурные уроды, что даже смешно. Все Уизли поголовно козлы, мамаша-курица мечтает любыми способами пристроить свою дочь, ревнивую грымзу-маглоненавистницу, а Рон, ну Рон просто завистливый и неблагодарный дурак. Какой-то чёрно-белый мир без оттенков. Если бы я не знала, что автор мужчина, то подумала бы, что писала девочка, которой в своё время было дико обидно за Гарри.
Цитата сообщения Sansarik от 28.07.2020 в 20:24
Если бы я не знала, что автор мужчина, то подумала бы, что писала девочка, которой в своё время было дико обидно за Гарри.
А то мальчикам не было обидно за Гарре, когда Ро Гермионачку Рону отдала, лол ^^
osaki_nami
Дело не только в обиде, а в том как сладко описаны отношения Гарри и Гермионы, там такие чувства, что мне прямо трудно поверить, что мужчина может такое писать)
Цитата сообщения Sansarik от 28.07.2020 в 21:30
osaki_nami
Дело не только в обиде, а в том как сладко описаны отношения Гарри и Гермионы, там такие чувства, что мне прямо трудно поверить, что мужчина может такое писать)
Это реакция на говноканон.
Цитата сообщения Sansarik от 28.07.2020 в 21:30
Дело не только в обиде, а в том как сладко описаны отношения Гарри и Гермионы, там такие чувства, что мне прямо трудно поверить, что мужчина может такое писать)
Щито поделать, клиническая Паета. Джонерис почитайте западный, у меня пена изо рта идет от розовой ванили. Тоже мальчеки пишут.

Цитата сообщения o.volya от 28.07.2020 в 21:40
Это реакция на говноканон.
Жрите что дают ^^

Мне вот тоже в свое время не понравилось, что Чжоу поменяли на Уизлетту, а Флер отдали очередному Уизелу.
Цитата сообщения Sansarik от 28.07.2020 в 21:30
osaki_nami
Дело не только в обиде, а в том как сладко описаны отношения Гарри и Гермионы, там такие чувства, что мне прямо трудно поверить, что мужчина может такое писать)

Ещё как могут. Ни что человеческое нам не чуждо. ;)
joe_the_greate Онлайн
В целом мило, хотя слишком уж легко все удается героям.
Плюс слабо верится во внезапную любовь до гроба у 14-летних подростков.

Язык неплохой, радует, что концовка не затянута.
Меня всегда порожала инцатива Поттера всех спасать и прощять это на фоне того что маг мир буквально выкинул так называемого спасителя в семеку Дурслей на должность домашнего эльфа. Я не понимаю чем мотивируют авторы делающие из гг мямлю, нытика и идиота. Меня всегда удивлял Поттер который имея полный сейф денег ходил в обносках и даже не думал о том как он выглядит со стороны. Идея автора в написании хороша, но вот исполнение хромает.
Фик вроде и миди, но мной читался дольше более объемных макси. Читалось тяжко, фик затянутый, слишком приторный, зубы действительно сводит)
Но при этом литературный язык весьма не плох, только благодаря этом и осилила
Сопли,сопли,сопли,сопли. Как можно читать такие работы, через одно предложение какие-то сопли, Гермиона это Гермиона то, тьфу.
Kini25
Так в каноне характер такой же. Как в 6 книге, вместо "Вау, классное заклинание, надо срочно остальные потренировать (на Малфое, без свидетелей), и быть готовым бить полноценных пожирателей", он: "Какой ужас, Малфой круцио стрелять всего лишь хотел, а я его так порезал. Да так и Волдеморта убить можно. Нужно избавиться от этой книги".
На мой взгляд слишком много гипертрофирования. Мир черно белый и это режет глаза.
Уизли - плохие
Грейнджер - святая
И.Т.Д.
Для школьников может и зайдет. Но стоит пожить в реальном мире самостоятельно хоть немного и понимаешь что вокруг лишь разные оттенки серого. У всех свои мотивы, свои оправдания, свои цели. В одном человеке корысть может соседствовать с самопожертвованием, и люто ненавидимый одними может быть горячо любим другими, зазорное и осуждаемое с одной стороны может быть оправданным и единственно возможным с другой.
Прожив жизнь не за пазухой у родителей и слушая\читая подобное просто возникает улыбка, как при взгляде на рассуждения пятилетнего ребенка, растолковывающего окружающим свое понимание мира.

Итого фик на свою, не слишком искушенную жизнью, аудиторию.
Черно, белый обычный фанфик, которых очень много на просторах интернета.
Добавить нечего, так как все уже высказали до меня.
Посредственный фик.
Дошла до середины 5 главы( примерно) и поняла,не моё(( Жаль. Язык в целом неплох,но при чтении такое ощущение,что эта конфета никак не жуется.Скучно стало.
Автору творческих успехов.
Просто мне не зашло.
ухххх..........немного запутано, но, в целом мне фанфик очень понравился! Автор, удачи и творческих успехов!
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх