↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Гарри Поттер и Свидание со Смертью (гет)



Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Экшен, Драма
Размер:
Макси | 801 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
События разворачиваются после смерти Дамблдора. Гарри, как и планировал, живёт до своего совершеннолетия у Дурслей, сдаёт экзамен по трансгрессии, остаётся в «Норе» на свадьбу Билла и Флёр… Но происходит то, чего Гарри ожидал меньше всего: нападения Волан-де-Морта и его приспешников внезапно прекращаются. Гарри ломает голову над этим, пытается вникнуть в планы Тёмного лорда, но вопросов намного больше, чем ответов. Главному герою придётся в очередной раз выбирать между тем, что правильно, и тем, что легко…А Волан-де-Морт, между тем, не спит. И вскоре произойдут события, которые потрясут весь мир!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 13. Крестраж лорда Волан-де-Морта.

– Почему ты не сказал мне об этом раньше? – тихо спросила у Невилла Джинни, выйдя вместе с ним из общей гостиной Гриффиндора.

– Гарри попросил никому не говорить, – буркнул Невилл.

– А сейчас он тебя просил сказать, что ли? – не унималась Джинни.

– Нет, но я решил, что он будет не против, если я расскажу тебе.

Джинни не стала дальше спорить. Оглянувшись назад, чтобы удостовериться, что за ними никто не следит, она достала из мантии свежий номер «Ежедневного пророка».

– Я его уже несколько раз перечитывала, но так ничего и не нашла, – развернув газету, сказала Джинни. – Видимо, в Министерстве действительно ничего не знают. Все существенные новости только на первой странице. Вот, послушай:

Сегодня утром команда мракоборцев под предводительством старшего помощника министра магии Сэмуэля Палтатина провела операцию по обезвреживанию группировки Пожирателей смерти, скрывающейся в Годриковой Впадине. По оперативным данным группировка состояла более чем из сорока волшебников. В результате разгоревшегося боя многие из Пожирателей смерти были уничтожены, однако некоторым из них всё же удалось скрыться. Потерь среди мракоборцев нет. Министр магии Руфус Скримджер, недавно вернувшийся с внеочередного заседания Международной конфедерации магов, организованного по инициативе русского министра Котова, так прокомментировал сложившуюся ситуацию: «Организация, члены которой именуют себя Пожирателями смерти, вполне может вновь активизировать свою деятельность, если вовремя не принять всех необходимых мер. С целью предотвращения возможных террористических актов, в ближайшее время Отдел обеспечения магического правопорядка проведёт операцию по проверке всех заброшенных или малонаселённых деревень, хуторов и посёлков. Просьба ко всем гражданам Англии: при встрече с подозрительными лицами и, особенно, с группами лиц, немедленно сообщить об этом в отделение мракоборцев».

– Только про стычку с Пожирателями пишут, – закончив чтение, подытожила Джинни. – Ни про Гарри с Гермионой, ни про Азкабан не звука.

– А может, Долохова кто-нибудь заменил? – предположил Невилл. – Как тогда Барти Крауча младшего…

– Сомневаюсь, – отозвалась Джинни. – Навряд ли кому-нибудь понадобится так возиться с одним Долоховым.

Между тем, она вместе с Невиллом уже подошла к статуе горгульи, заслоняющей вход в кабинет директора.

– Английская голубая! – воскликнула Джинни.

Горгулья ожила и отскочила в сторону. Наши друзья встали на движущуюся винтовую лестницу, добрались до двери с молотком в виде грифона и постучали.

– Войдите! – послышалось из-за двери.

Не мешкая, Невилл и Джинни вошли в кабинет директора. Макгонагалл, сидевшая за письменным столом, подняла глаза на ребят.

– Что-нибудь случилось? – спросила она, пристально смотря то на Невилла, то на Джинни.

– Профессор, – видя, что Невилл робеет, начала Джинни. – Дело в том, что мы…

Однако тут в дверь кто-то постучал. Джинни осеклась и переглянулась с Невиллом, а Макгонагалл, удивлённо фыркнув, повторила:

– Войдите!

Дверь открылась – и в кабинет вошёл молодой волшебник, один из охраняющих школу мракоборцев.

– Профессор, если вам не трудно, пройдёмте со мной, – мельком взглянув на учеников, попросил он.

– А в чём дело? – осведомилась Макгонагалл.

– Вам стоит на это взглянуть, – многозначительно ответил мракоборец.

Вздохнув, директор встала из-за стола и уже в двери обратилась к ребятам:

– Ждите меня здесь и ничего не трогайте!

Дверь захлопнулась за ней, и Невилл с Джинни остались одни. Портреты бывших директоров и директрис притворялись спящими, хрупкие серебряные приборы неподвижно стояли на столиках с точёными ножками. Осматривая кабинет, Джинни остановила взгляд на широкой каменной чаше с вырезанными по краю таинственными знаками, которая мирно располагалась в застеклённом шкафчике. Джинни показалось, что внутри чаши что-то светится. Это слабое свечение было необъяснимо притягательным, и девушке страшно захотелось посмотреть поближе. Подойдя к шкафчику, Джинни дёрнула за ручку, но дверка была заперта.

– Джинни, что ты делаешь? – всполошился Невилл. Портреты на стенах начали подавать признаки жизни. Кто-то из директоров уже в открытую смотрел на ребят.

– Я только взглянуть, – отозвалась Джинни, достала волшебную палочку и, взмахнув ею на шкафчик, произнесла:

Алохомора!

Дверки шкафчика распахнулись.

– Джинни! – испуганно воскликнул Невилл, но девушка уже склонилась над светящимся серебристо-белым веществом – не то жидкостью, не то газом. Оно завораживающе мерцало, и Джинни, слово загипнотизированная, с открытым ртом наклонилась ещё ниже, почти касаясь носом серебристой субстанции. Невилл кинулся к Джинни, собираясь оттащить её, но было слишком поздно: пол ушёл из-под ног девушки, и она почувствовала, что падает сквозь крутящуюся тьму. Однако спустя секунду Джинни вновь стояла на ногах.

Оглядевшись, она поняла, что оказалась в Хогсмиде. На чёрном ночном небе не было звёзд, почти полную темноту разгоняли лишь редкие уличные фонари да несколько горящих окон. Но улица не была пустынной: по ней шёл высокий человек с длинной седой бородой, одетый в чёрный дорожный плащ. Джинни приблизилась к нему, тщательно вглядываясь в его лицо, и непроизвольно ахнула: это был Альбус Дамблдор.

Только сейчас до Джинни дошло, что она очутилась в воспоминании. В воспоминании бывшего директора Хогвартса. Джинни никогда раньше не окуналась в Омут памяти, так что она не знала, как выбраться из воспоминания, не знала даже, что нужно делать. Она продолжала стоять в оцепенении, а Дамблдор спокойно прошёлся мимо неё и скрылся за углом соседнего дома.

Собравшись с мыслями, Джинни решила последовать за Дамблдором и быстро побежала к углу дома, за которым он исчез. Однако старого волшебника не было видно, будто он растворился в воздухе. Джинни внимательно вглядывалась в ночную тьму, но нигде не замечала никакого движения. Девушка совсем, было, отчаялась, однако тут прямо рядом с ней пронёсся мощный порыв ветра и полыхнула ослепительно белая вспышка света. На углу дома стоял Дамблдор со светящейся волшебной палочкой в руке. Перед ним из ниоткуда возник какой-то человек среднего роста в тёмно-синем плаще. Человек резко развернулся к Дамблдору лицом, и Джинни узнала его. Это был профессор Тихомиров.

Джинни даже не успела подумать над тем, что он здесь делает. Она лишь перевела взгляд с его направленной на Дамблдора палочки, самый кончик которой угрожающе мерцал, на его лицо, и внутри у неё как будто всё остановилось. С первого взгляда Тихомиров лишь улыбался, однако и его улыбке, и в его голубых глазах было нечто, вызывающее столь сильный необъяснимый ужас, что Джинни стало физически нехорошо. Больше всего на свете ей вдруг захотелось уйти отсюда, убежать, провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть этого лица, но у неё не получилось даже сдвинуться с места. Она просто не могла оторвать взгляда от этих голубых глаз. Её ноги сделались ватными, а сознание охватила паника.

По Дамблдору, однако, нельзя было сказать, что он испытывает что-либо подобное. Старый волшебник благодушно улыбался, смотря сверху вниз на Тихомирова, и через несколько секунд спросил:

– Следите за мной?

– Нет, – даже не моргнув глазом, соврал Тихомиров. – Прогуливаюсь, свежим воздухом дышу.

– А-а, – понимающе протянул Дамблдор. – Используя, при этом, Дезиллюминационные чары, три вида блокировщиков* и зелье Генриха Саранского**? Не знал, что так сейчас в моде.

Тихомиров ничего не ответил, а Дамблдор, явно веселясь в душе, спросил:

– И к нам вы пожаловали тоже, чтобы свежим воздухом подышать?

– И опять нет, – продолжая улыбаться, откликнулся Тихомиров. – Я турист. Путешествую, совершенствую свой англесский.

– А мне показалось, что говорите вы даже без акцента, – проигнорировав последнее намеренно исковерканное слово, заметил Дамблдор.

Джинни, тем временем, стало только хуже. Она вдруг почувствовала, что ей не хватает воздуха. Сердце в груди заколотилось как бешенное, а навязчивое желание убежать сводило с ума.

– Может, всё же сами скажете, зачем вы за мной следили? – мягко предложил Дамблдор.

– Не а, – отозвался Тихомиров. – Вы, конечно, можете вновь воспользоваться волшебной палочкой, чтобы вытянуть из меня информацию, но я бы на вашем месте этого не делал.

Дамблдор добродушно усмехнулся и неожиданно предположил:

– Ну а раз уж вы попались с поличным, я полагаю, вы не откажетесь выпить со мной по бокалу отличной медовухи? Плачу я!

Тихомиров задумался на пару секунд и ответил:

– Нет, не откажусь.

– Вот и прекрасно! – воскликнул Дамблдор, опуская палочку.

Спустя секунду Тихомиров последовал примеру старого волшебника. Дамблдор, как ни в чём не бывало, совершенно спокойно направился в сторону «Кабаньей головы», а русский профессор, отставая на полшага, пошёл вслед за ним.

Джинни, которая уже начала по-настоящему задыхаться, только сейчас смогла вздохнуть свободно. И паника, и необъяснимый ужас пропали без следа. Отдышавшись, девушка всё же решила следовать за идущими в «Кабанью голову» волшебниками. Ей было жутко любопытно узнать, чем закончилась эта встреча Дамблдора с Тихомировым.

Дойдя до трактира, колдуны вместе с Джинни зашли внутрь. Освещённый расставленными на грубых деревянных столах свечами, изнутри трактир выглядел таким же грязным, как и всегда. Из посетителей в нём было только два расположившихся в углу и тихо переговаривающихся волшебника в чёрных мантиях, чьих лиц не было видно за низко свисающими капюшонами. Подойдя к стойке, Дамблдор поймал левой рукой из воздуха два больших идеально чистых прозрачных бокала и, дав их склочного вида бармену, сказал:

– Два бокала медовухи, пожалуйста.

– Хм, два? – переспросил бармен, будто бы не замечая количество бокалов и стоящего рядом с Дамблдором Тихомирова.

– Да, два, – спокойно подтвердил Дамблдор.

Бармен достал откуда-то снизу запылённую бутыль и наполнил оба бокала жидкостью медового цвета. Бокалы поднялись в воздух и плавно полетели к одному из столов. Расплатившись, Дамблдор пошёл вслед за ними. Тихомиров тоже не отставал.

– Итак, вы не хотите признать, что последнее время довольно упорно следили за мной, – немного отпив из своего бокала, начал Дамблдор, улыбаясь и внимательно смотря поверх очков-половинок в глаза расположившемуся напротив Тихомирову. – Однако я не стану темнить. Думаю, вам это не понравится, но я знаю о вас куда больше, чем вы считаете, Александр… Если позволите, я буду называть вас так, – Тихомиров еле заметно кивнул, а Дамблдор продолжил. – Разумеется, вы прекрасно знаете, кто я. Так вот, я начал следить за вами – пусть и не так явно, как вы за мной – ещё с вашей нашумевшей победы на итальянском Турнире. И из всех сведений, которые я получил о вас, я сделал один главный для меня вывод: вы не работаете на Волан-де-Морта. Однако я могу и заблуждаться…

– Хотите верьте, хотите нет, но вы не ошиблись, – усмехнулся Тихомиров. – Своей непринадлежности к Пожирателям смерти я не скрываю.

– Вот и отлично, – вздохнул Дамблдор. – Это я и хотел услышать. Теперь мы можем перевести разговор в предметное русло. Но для начала мне бы всё же очень хотелось узнать, зачем вам понадобилось следить за мной?

– Думаю, вы сами знаете ответ на этот вопрос, – увильнул от ответа Тихомиров.

– И да, и нет, – загадочно промолвил Дамблдор. – Одну причину я действительно знаю, но насчёт другой могу только догадываться.

Дамблдор, как и Тихомиров, ещё немного отпил из бокала и, неожиданно для стоявшей рядом и внимательно слушающей Джинни, спросил:

– Полагаю, вы знаете, почему он вернулся?

– Догадываюсь, – отозвался Тихомиров.

– Так вот, двух из них уже нет…

Глаза русского профессора сразу же расширились, но спустя полсекунды он прищурился, пристально смотря на Дамблдора, словно хотел поймать его на вранье. Через несколько секунд Тихомиров, поняв, видимо, всю бесполезность этой затеи, прекратил сверлить Дамблдора взглядом, как прекратил и улыбаться. Альбус же, немного помолчав, продолжил:

– Сколько их всего, никто точно не знает…

Джинни только сейчас заметила, что правая кисть Дамблдора выглядит почерневшей и как будто ссохшейся. Значит, всё это происходило в прошлом году…

– …Тучи сгущаются… Чувствую, мне осталось недолго… и я не успею закончить того, что должен был… – Дамблдор замолчал, внимательно глядя Тихомирову в глаза. Александр не пытался отвести взгляд. Он с совершенно серьёзным и даже мрачным лицом смотрел на Дамблдора и, в конце концов, очень тихо проговорил:

– Хорошо. Тем более, я и сам собирался это сделать…

– Любая магия оставляет следы, а любые события – следы вот тут, – Дамблдор указал пальцем себе на лоб. – Хорошо помните это. Ну а насчёт вашей официальной части… Не верьте тому, что видите – это обман. Инициатива давно потеряна. За ним стоят столь древние и могущественные силы, что никакие магические навыки нам уже не помогут. Наше полное поражение практически неизбежно.

Некоторое время Тихомиров смотрел на Дамблдора пристальным взглядом, а потом медленно и с расстановкой проговорил:

– Однако вы не кажетесь человеком, потерявшим надежду.

Дамблдор невесело усмехнулся и вздохнул:

– Надежда… надежда всегда была слишком слабой… призрачная надежда… но она всё же есть. Гарри Поттер – это наша надежда.

– Да, он единственный, кому удалось выдержать смертельное заклятье, – согласился Тихомиров. – Думаете, теперь он неуязвим?

– Нет, неуязвимых нет. Однако в мальчишке что-то есть… Я чувствую в нём силу, которая не подвластна никому из нас… Однако он ею до сих пор ни разу не воспользовался… И нет никаких гарантий, что он воспользуется ею в дальнейшем…

Дамблдор отхлебнул медовухи и заговорил немного бодрее:

– И именно поэтому, Александр, я хочу обратиться к вам с просьбой. В следующем году в Хогвартсе место преподавателя защиты от Тёмных искусств будет свободно, и я предлагаю вам занять его. В России вы официально преподаёте Заклинания, но я уверен, у вас более чем достаточно знаний и для других предметов. Меня, к тому времени, скорее всего, уже не будет. Новый директор получит исчерпывающие сведения, чтобы без разговоров взять вас на работу. Разумеется, согласившись на моё предложение, вам будет несколько сложней достичь части ваших целей, однако с другой частью всё упростится. К тому же, у вас появится возможность самому убедиться насчёт Гарри. Также вы сможете присматривать за ним. Очень важно, чтобы он остался жив.

– Я подумаю над этим, – выдержав небольшую паузу, сказал Тихомиров.

И тут Джинни как будто кто-то потянул за шиворот. Она взмыла в темноту, а спустя секунду упала на спину. Моментально подскочив на ноги, девушка поняла, что вновь находится в кабинете Макгонагалл. Директора всё ещё не было, а бледный как полотно Невилл что-то взволнованно и торопливо говорил. Но Джинни его не слушала. «Наше полное поражение практически неизбежно», – эти слова Дамблдора всё ещё отчётливо звучали в голове у Джинни. Когда что-то подобное говорил Грюм, это с легкостью можно было списать на его паранойю. Однако это сказал Дамблдор… Дамблдор, который недоговаривал, умалчивал, скрывал, но никогда не врал… никогда. Дамблдор, который видел в вещах и событиях лишь хорошее, который никогда не предавался отчаянию. Дамблдор, которого Джинни считала мудрейшим из всех знакомых ей волшебников… Многое из того, что Дамблдор говорил Тихомирову, Джинни так и не поняла, однако эту короткую фразу не понять было просто невозможно.

– Ну нынче и ученики пошли! – негодующе воскликнул со своего портрета Финеас Найджелус, и это, наконец, вернуло Джинни к действительности. – Ни на секунду нельзя оставить одних! Говорят им, чтобы они ничего не трогали, но это их только стимулирует!

– Успокойся, Финеас, – необычным для себя холодным голосом сказал Дамблдор со своего портрета и обратился к Джинни. – То, что ты увидела там, не стоит обсуждать с каждым встречным. Надеюсь, ты хорошо это понимаешь?

Джинни, которую била мелкая дрожь, лишь молча кивнула, а Невилл быстро закрыл дверки шкафчика с Омутом памяти. И как раз вовремя: спустя несколько секунд дверь в кабинет открылась и внутрь вошла Макгонагалл.

– Пивз написал чернилами на стене несколько неприличных выражений про мракоборцев, а они чуть было панику не подняли, – раздражённо проворчала директор, усаживаясь за свой письменный стол. – Так что вы хотели мне рассказать?

Однако Джинни была не в состоянии что-либо рассказывать. Невилл, судя по всему, понял это, а поэтому начал:

– Профессор, видите ли, мы… в общем, у нас есть информация, что Долохов, который был одним из Пожирателей смерти, сбежал. Его больше нет в Азкабане.

– Да? – вскинула бровь Макгонагалл. – И откуда у вас такие сведения? Вы недавно видели его?

– Э-э, не мы… нет, мы не видели, но нам сказал тот, кто видел.

– И кто же это вам сказал? – продолжала допытываться Макгонагалл.

– Ну, вообще… Гарри Поттер! – неожиданно набрался смелости Невилл.

– Гарри Поттер? – недоверчиво переспросила директор. – Интересно, как это вам удалось с ним переговорить?

Решив, что идти на попятный уже поздно, Невилл достал заколдованный пергамент и со словами «С помощью этого» протянул его Макгонагалл.

Директор пробежала по нему глазами и, на удивление Невилла, отдала ему пергамент обратно.

– Я приму все необходимые меры, – сказала она. – Вы же можете быть свободны.

Решив не ждать второго предложения, Невилл потянул за собой Джинни и вышел вместе с ней из директорского кабинета. Оставшись одна, Макгонагалл закрыла ладонью глаза и негромко, полным отчаяния голосом спросила:

– Что же мне делать, Альбус?

– Предотвратить того, что в ближайшее время произойдёт, ни ты, ни, тем более, я не в силах, – отозвался Дамблдор с портрета. – Нам остаётся только надеяться…

– Я всё же сообщу о Долохове мракоборцам, – всхлипнув, решила Макгонагалл. – Быть может, это даст хоть что-нибудь… хоть чуть-чуть…


* * *


После событий в Годриковой впадине прошло три недели, а положение Гарри с Гермионой практически не изменилось. Информация о Долохове, которую они передали Макгонагалл, ожидаемого результата не дала. Попав в Косой переулок (предварительно тщательно замаскировавшись), наши друзья нашли в одной из мусорных урн свежий номер «Ежедневного пророка», в котором было написано следующее:

К счастью для нас всех, распространившийся слух о том, что Антонин Долохов, Пожиратель смерти и убийца Пруэттов, на свободе, не оправдался. Прибывшая в Азкабан комиссия из Министерства обнаружила Долохова исправно отбывающим свой срок в камере, так что никаких причин для беспокойства нет.

Попытки найти крестражи тоже пока не увенчались успехом. Осколки души Волан-де-Морта могли находиться где угодно, а Гарри и Гермионе, кроме всего прочего, приходилось серьёзно заботиться о собственной безопасности. Да что и говорить: Дамблдор, величайший волшебник в мире, за целый год тщательных поисков смог обнаружить лишь одно место, где когда-то располагался крестраж. Однако вскоре произошли события, которые, с первого взгляда, не поддавались логическому объяснению…

Гарри в очередной раз думал над тем, где стоит искать крестражи, когда у него возникло странное ощущение: будто бы он, сам того не зная, выпил зелье удачи. В голове возник внутренний голос, чётко говорящий, что нужно сделать. И Гарри сделал. Он трансгрессировал вместе с Гермионой, даже не зная, куда. Спустя мгновенье они оказались в очень густом, тёмном и старом лесу. Воздух вокруг как будто загустел. Казалось, что здесь никогда не ступала нога человека.

– Гарри, ты когда-нибудь был здесь? – спросила Гермиона, но по её голосу было понятно, что ответ ей известен.

– Нет, – откликнулся Гарри. – Однако я чувствую, что мы на верном пути…

Ведомый своим внутренним голосом, Гарри пропетлял между вековыми дубами пару десятков метров и начал рыться в невысоком бугорке, разбрасывая в разные стороны толстый слой лесной подстилки. Гермиона стояла рядом и молча наблюдала. Спустя непродолжительное время остатки листвы осыпались – и в бугорке образовалась чёрная зияющая дыра, словно Гарри раскопал нору какого-то довольно большого зверя.

– Вот… не знаю, почему, но я чувствую, что крестраж должен быть здесь, – проговорил Гарри, поднявшись на ноги.

Гермиона подошла поближе, всматриваясь в непроглядную тьму дыры, и внезапно резко отпрянула.

– Нет! – воскликнула она. – Туда нельзя идти!

– Почему? – осведомился Гарри.

– Я ощущаю там чьё-то присутствие… присутствие зла. Когда я приблизилась, то почувствовала дыхание смерти… будто мне остались считанные секунды… Нет, туда нельзя входить.

– Всё верно, – задумчиво промолвил Гарри. – Крестраж Волан-де-Морта – это зло, а его защита – это опасность. Только защита здесь, видимо, другая, не такая, как в пещере. Но это не важно… Главное – крестраж здесь, и его нужно достать… во что бы то ни стало…

Гарри посмотрел на Гермиону и очень серьёзным голосом сказал:

– Ты права. Входить туда смертельно опасно. Поэтому тебе лучше будет остаться тут, а я…

– Нет! – перебила его Гермиона. – Я тебя не брошу!

– Гермиона, там действительно будет очень опасно, а я не хочу потерять тебя…

– Ты не понимаешь. Можешь думать обо мне, что хочешь, но если ты пойдёшь туда один, то обратно уже не вернёшься! Я знаю это! И я не переживу, если с тобой что-нибудь случится! Да, крестражи необходимо уничтожить, и раз ты считаешь, что один из них находится там, то мы пойдём туда вместе.

– Хорошо, ты меня убедила, – согласился через непродолжительное время Гарри. – Но я иду первым.

Поттер зажёг свою волшебную палочку и на четвереньках полез навстречу неизвестности. Ничего, о чём говорила его подруга, он не чувствовал. Гермиона, тоже с зажжённой палочкой, следовала за ним. Своеобразная нора не собиралась, однако, заканчиваться. Она продолжала с неизменным небольшим наклоном и такой же неизменной шириной вести наших друзей вниз. В Гарри уже начало закрадываться смутное подозрение, что этот подземный туннель заколдован и вообще не имеет конца, когда он увидел, как проход резко расширяется. Ещё несколько метров – и Гарри, а следом и Гермиона, спрыгнули в небольшую комнату с гладкими каменными стенами. Никаких дверей в ней заметно не было.

– Так, здесь должен быть какой-то проход, – сказал Гарри и направился к противоположной стене. Как только он подошёл вплотную, помещение огласил низкий гул, пол слегка задрожал, а в стене появились контуры двери. С грохотом часть стены развернулась, открыв размером с обычную дверь проход, после чего вокруг вновь установилась гробовая тишина.

– Нас пропускают внутрь, – тихо проговорила Гермиона, смотря в непроницаемую тьму, глядящую на неё из-за двери. – Это ловушка.

– Если мы хотим достать крестраж, нам придётся туда пойти, – отозвался Гарри и смело вошёл в проход. Поколебавшись с секунду, Гермиона последовала его примеру. Она не успела пройти и трёх метров, как дверь за ней внезапно захлопнулась. И Гарри, и Гермиона метнулись к месту, где ещё секунду назад был проход, однако теперь его вновь заменяла гладкая стена.

– Ничего, отсюда должен быть другой выход, – предположил Гарри, почувствовав, что трансгрессировать не получится. – Вполне возможно, нужно сначала добраться до крестража, и тогда выход сам появится.

Гермиона промолчала, внимательно вглядываясь в окружающую их тьму. Свет от палочек почему-то разгонял мрак вовсе не так далеко, как следовало бы ожидать. На расстоянии каких-нибудь двух метров уже абсолютно ничего не было видно.

Долго не думая, Гарри начал удаляться от исчезнувшего прохода. Гермиона не отставала ни на шаг. Под ногами виднелся однообразный каменный пол, а окружающая тьма, казалось, становилась только плотнее. И хотя шаги наших друзей не отдавались эхом, у Гарри сложилось впечатление, что зал, по которому он движется, огромен, практически бесконечен.

Некоторое время продолжая молча идти вперёд, Гарри смутно почувствовал, что кто-то смотрит на него из темноты. И этот кто-то не один. Остановившись, Гарри внимательно прислушался, однако вокруг стояло гнетущее безмолвие.

– Хорошо было бы зажечь свет поярче, – негромко озвучил Гарри свои мысли. Гермиона, видимо, решила, что он попросил об этом её. Она взмахнула своей волшебной палочкой и воскликнула:

Люмос максима!

Яркий, слепящий свет озарил ряды уходящих в чёрную высь огромных колонн. Увидев то, что находилось на них, Гермиона испуганно завизжала, а Гарри, резко выставив палочку в вытянутой руке, представил себя вместе с Гермионой одних у Хогвартского озера и одновременно закричал:

Мэтро Хиягре!

Сверкающее полупрозрачное силовое поле моментально образовалось вокруг Гарри и Гермионы – и сразу же со всех сторон на него с пронзительным, леденящим кровь писком налетели жуткие крылатые твари, смахивающие на летучих мышей. Острые как бритва зубы были просто гигантскими по сравнению с их небольшими, совершенно чёрными тельцами. На месте глаз у них красовались зияющие ямки, а перепончатыми крыльями они махали как-то уж слишком резко и неестественно.

Прижавшись спиной к Гарри, Гермиона с ужасом наблюдала, как летающие твари облепили защитный купол, не оставив ни капли свободного места. Они быстро щёлкали своими страшными зубами, словно хотели прогрызться внутрь. Их пронзительный писк слился в один сплошной оглушающий гул, поэтому стало ясно, что существа на куполе – далеко не все, кто был в громадном зале.

– Гермиона, нужно избавиться от них! – закричал Гарри.

– Но как?! – в панике вскрикнула Гермиона.

Она выпустила в одну из тварей красноватым лучом, отчего оглушённый монстрик камнем полетел прочь от купола, однако спустя мгновение его место занял точно такой же.

– Необходимо уничтожить их!.. Гермиона, я не смогу постоянно сдерживать их натиск!

– Но я не знаю, что это за существа! Я про них никогда и нигде не читала! – стараясь перекричать сплошной писк, в отчаянии воскликнула Гермиона. – Откуда их столько здесь и что они, в конце концов, едят!? Как они смогли выжить без еды!?

– Да никак, – неожиданно вспомнив слова Дамблдора в пещере, отозвался Гарри. – Это мертвецы, летучие мыши-инферналы… Огонь, их прогонит огонь…

Не теряя времени, Гермиона взмахнула волшебной палочкой. Из неё вырвалась мощная струя оранжевого пламени и, сжигая тварей на своём пути и разгоняя соседних, понеслась в чёрную глубину огромного зала. С секунду часть силового поля оставалась свободной, но после целая стая крылатых зубастиков вновь облепила его.

– Надо создать огненную защиту!.. – собрав оставшиеся силы в кулак, крикнул Гарри. – Гермиона, это наш последний шанс…

Гермиона, однако, опустила палочку и закрыла глаза, словно приготовилась быть съеденной заживо. Гарри же, между тем, ослабел настолько, что говорить более не мог. Сотни ударов в секунду об купол отдавались всё большей болью в его голове. К нему уже успела прийти мысль, что Гермиона была права, что им не выбраться отсюда живыми, когда он буквально кожей ощутил позади себя, там, где стояла его подруга, что-то настолько страшное и злое, что волосы на голове у него встали дыбом. Гарри хотел повернуться, но ноги его подкосились и, выронив палочку, он рухнул на каменный пол. Защитный купол растворился в воздухе, однако спустя какое-то мгновение со всех сторон из ниоткуда возникла яркая стена красно-оранжевого огня. С тонким, пронзительным визгом несколько десятков пылающих тварей пронеслись у Гарри над головой, после чего гул ослаб.

Силы быстро вернулись к Гарри, и он, не теряя времени, подскочил на ноги и огляделся. Везде, куда не глянь, был огонь. Завораживающие языки пламени поднимались в высь и странным образом смыкались, образуя своеобразный огненный купол. Гермиона же продолжала с опущенной палочкой и закрытыми глазами стоять на своём месте.

– Гермиона, с тобой всё в порядке? – торопливо спросил Гарри и потряс девушку за плечо. Та очнулась, встряхнула головой, словно отгоняя от себя назойливую муху, взглянула на Гарри и, улыбнувшись, ответила:

– Да, со мной всё хорошо.

– Чёрт возьми, у тебя получилось! – не выдержав, воскликнул Гарри, оглядывая огненную стену. – Прям не верится… Вот только теперь мы действительно в ловушке.

– Нет, – коротко возразила Гермиона и, к ужасу Гарри, устремилась прямо в огонь.

– Гермиона!!! – завопил Поттер и попытался схватить свою подругу, но не успел: Гермиона шагнула в пламя. Однако за миг до того, как огонь охватил бы её с ног до головы, стена пламени сама собой раздвинулась, словно давая Гермионе дорогу.

– Не бойся. Когда мы пойдём отсюда, огонь будет следовать за нами, – спокойно сказала Гермиона.

Потрясенный до глубины души Гарри на время лишился дара речи. Он молча прошёл мимо Гермионы, направляясь в огненную стену, но она расступилась и перед ним. Сзади же, между тем, пламя подобралось поближе.

– Где ты этому научилась? – повернувшись к Гермионе лицом, спросил, наконец, Гарри.

– Я не знаю, – почему-то растерявшись, тихо ответила Гермиона.

Гарри не стал больше ничего спрашивать и быстро пошёл в ту сторону, в которую ему советовал внутренний голос. Гермиона последовала за ним. Сплошная огненная стена, как и сказала Гермиона, исправно продолжала окружать их. Сливающийся писк крылатых тварей доносился со всех сторон, но далеко не так сильно, как до этого.

– Ну что, Гарри, может, стоит хорошенько задуматься? – спросил у Гарри его же собственный внутренний голос.

– Над чем это? Над способностями Гермионы?

– Именно, – подтвердил внутренний голос. – Неплохая отговорка «я не знаю», не находишь? На суде она говорила то же самое. А как можно не знать, где ты научился чему-либо, особенно если это столь могущественная магия?

– Этого и я не знаю… – подумал Гарри.

– Разумеется, не знаешь. Откуда же нам знать это, если это невозможно?

– Не существует ничего невозможного! Можем ли…

– Ну хватит цитировать этого выскочку Тихомирова, будто бы он только и делает, что глаголет истины! – саркастически перебил Гарри его же внутренний голос. – Подумай собственной головой: в том автобусе загорелось всё – металл, стекло, люди. Сейчас же в метре от тебя горят голые камни, да ещё как горят! Явное сходство на лицо. И тогда, и сейчас ярко полыхали предметы, которые вообще не поддаются горению; и тогда, и сейчас в этом так или иначе была замешана Гермиона. И какой же из этого напрашивается вывод?

– Нет, Гермиона этого не сделала! Она не могла!

– Да неужели? И с чего ты это взял? Может, с того, что она спала с тобой?

– Не смей! Не смей обвинять Гермиону! Слышишь? Она ничего не сделала! Ничего! Ничего!!!

Внезапно страшная, невыносимая боль пронзила Гаррин шрам. Схватившись обеими руками за голову, Гарри упал на колени, но спустя секунду боль так же внезапно угасла, как и началась.

– Гарри! Гарри, что случилось!? – подскочив к нему, испуганно спросила Гермиона.

– Волан-де-Морт!.. – прохрипел Гарри. – Он здесь!..

– Волан-де-Морт? – побледнев, прошептала Гермиона и, не дожидаясь ответа, развернулась от Гарри, держа палочку наготове и внимательно вглядываясь в окружающее их пламя.

Поднявшись на ноги, Гарри тоже приготовился к обороне от врага, которого вполне могло и не быть здесь. Поттер уже очень давно не испытывал боли в шраме. Боли, которая появлялась, когда Гарри сталкивался с эмоциями Волан-де-Морта или же с ним самим лицом к лицу. Дамблдор больше года назад говорил, что Волан-де-Морт закрылся от Гарри при помощи окклюменции. Именно поэтому сейчас Гарри решил, что Тёмный Лорд не снял блока, а просто узнал о попытке похитить его крестраж и трансгрессировал сюда для его защиты. Однако боль очень быстро прекратилась…

«Если он действительно здесь, мы обречены. Все козыри в его руках. Ему достаточно будет захлопнуть нас в огненном коконе, словно мух, и мы даже не успеем понять, как будем мертвы», – подумал Гарри, и ему вдруг стало ужасно жалко, что он не простился с Гермионой как следует. Она любила его – Гарри чувствовал это. Чувствовал, что так играть не способен никто, – а он заподозрил её в предательстве. Ему даже захотелось попросить за это прощенья, хотя он и не произнёс ни одной из своих мыслей вслух. В конце концов, Гарри, продолжая стоять с Гермионой спина к спине, негромко но искренне сказал:

– Гермиона, я люблю тебя!

– А я тебя, – тихо откликнулась Гермиона.

Прошло ещё пять минут, однако ничего не изменилось. Шрам более не давал о себе знать.

– Надеюсь, я ошибся, и Волан-де-Морта нет поблизости, – проговорил Гарри. – Если мы будем продолжать оставаться на месте, ничего всё равно не изменится, так что нам стоит двигаться дальше… По-моему, туда.

Гермиона молча согласилась и последовала за Гарри, который устремился в прежнем направлении.

Поттер уже потерял счёт времени. Он продолжал брести вместе с Гермионой куда-то вглубь необъятной обители мёртвых летучих мышей-мутантов, которые, впрочем, были куда опаснее живых. Привыкнув к их монотонному писку, Гарри размышлял над тем, когда же, в конце концов, закончится этот долбаный зал; нет ли неподалеку Волан-де-Морта; откуда у него появилось чувство, что надо идти именно в эту, а не в какую бы то ни было другую сторону; что творится с памятью Гермионы и что, чёрт побери, происходит с его собственной головой. На все эти вопросы у Гарри не было ответов… На все, кроме первого. Ответ на него возник столь неожиданно, что Гарри чуть не упал: впереди пламя исчезло, открыв взору небольшой фрагмент противоположной стены зала.

– Наконец-то! – вырвалось у Гарри, и он, ощупывая каменную стену руками, пошёл вдоль неё. Гермиона, по-прежнему не задавая вопросов, следовала за ним.

– Ага… должно быть, вот здесь, – внезапно остановившись, решил Гарри, достал из плаща небольшой ножик и прежде, чем Гермиона успела что-либо сделать, резанул себя по руке.

– Гарри! – удивлённо и испуганно воскликнула Гермиона, но Гарри, не обращая на неё внимания, обтёр свою резаную рану об шершавую стену. На стене тут же появился слепящий серебристый контур арки, камень внутри него исчез, оставив проход, ведший в непроглядную тьму. Гермиона, тем временем, направила палочку на Гаррину руку – и от раны не осталось и следа.

– Спасибо, – поблагодарил Гарри. – Похоже, зал с летучими мышами был всего лишь прихожей. Нам сюда.

– Ты уверен? – спросила Гермиона.

– Да. Точно так же было и тогда, в пещере. Вход в место, где хранился крестраж, был запечатан, и пройти туда можно было, только оросив его кровью.

Долго не задерживаясь, Гарри вместе с Гермионой прошли через проход. Огненная стена на сей раз за ними не последовала. Внутри арки вновь образовался камень, так что наши друзья оказались в кромешной тьме. Однако спустя пару секунд на боковых стенах один за другим начали вспыхивать заколдованные факелы, осветив длинный коридор с вполне обыкновенной высоты потолком. В конце коридора была точно такая же, как и в других местах этого подземелья, каменная стена, но Гарри показалось, что там всё же есть выход. Добравшись до конца коридора, Гарри убедился, что был прав: коридор разветвлялся на два точно таких же.

– Это лабиринт, – неожиданно сказала Гермиона, пристально озираясь по сторонам. – Если мы просто пойдём исследовать его, то останемся в нём навсегда. Поэтому я сделаю одну полезную вещь…

Гермиона взмахнула палочкой – и из её кончика вырвалась ослепительно сверкающая белая нить. Она плавно опустилась на каменный пол и будто бы прилипла к нему.

– Вот, так уже лучше, – вздохнула Гермиона, проверяя, продолжает ли нить тянуться из палочки. – Теперь мы можем двигаться дальше и не бояться, что заблудимся.

На этот раз Гарри не стал спрашивать, откуда Гермиона знает очередное весьма полезное заклинание. Долго не задумываясь, он повернул налево, а Гермиона пошла за ним, оставляя позади себя ярко светящийся след.

Надо сказать, Волан-де-Мортовский лабиринт не отличался разнообразием. Повсюду были совершенно одинаковые каменные стены и такие же однообразные волшебные факелы. Писк летающих тварей сюда совсем не доносился, поэтому вокруг стояла мёртвая, давящая тишина. Странно или нет, но сейчас Гарри понятия не имел, в какую сторону нужно идти. Он брёл наугад, уже который раз проходя отмеченные Гермионой места.

– Чёрт, мы ходим кругами, – остановившись и повернувшись к своей подруге, сказал Гарри. – Но крестраж должен быть здесь, я знаю… Только как его найти?

Гермиона лишь пожала плечами и проговорила:

– Мне не нравится это место. Очень не нравится. Я чувствую здесь какую-то магию, и она пугает меня…

Вздохнув, Гарри отвернулся от Гермионы и буквально застыл на месте: в нескольких метрах спиной к нему неподвижно стоял высокий человек с русыми волосами, одетый точно так же, как был одет Седрик Диггори на последнем задании Турнира Трёх Волшебников. Ещё секунд десять назад там точно никого не было.

Выйдя из оцепенения, Гарри сделал несколько шагов в сторону незнакомца и обернулся к Гермионе со словами:

– Гермиона, там…

Однако договорить он не смог. Его язык как будто прилип к нёбу, а внутри всё похолодело: на месте Гермионы в чёрной мантии, с такими же чёрными сальными волосами до плеч и чёрными пронзительными глазами стоял Северус Снегг.

– Гермиона?.. – слабо спросил Гарри.

– По-вашему, я похож на эту всезнайку Грейнджер? – ухмыльнувшись, осведомился Снегг.

– Гермиона! Гермиона, где ты? – судорожно озираясь по сторонам, позвал Гарри. Гермионы, однако, нигде не было видно.

– Вы, должно быть, ослепли, Поттер, – сделав шаг в направлении Гарри, заметил Северус. – Мисс Грейнджер здесь нет.

– Не подходите! – направив палочку на Снегга и медленно отступая, угрожающе предупредил Гарри. – Клянусь Мерлином, я убью вас!

– Так чего же вы ждёте, Поттер? – спросил Снегг. – Прозрейте же, наконец! У меня даже волшебной палочки в руках нет. Упустить такой шанс – преступление.

– Гермиона! – продолжая отступать, закричал Гарри. – Гермиона!!!

– Как же вы похожи на своего отца, – скривив губы в презрительной ухмылке, сказал Снегг. – Он нападал на меня, только когда рядом с ним были трое его дружков. Жалкий трус, мнящий себя героем из-за бесполезного квиддича. И вы, Поттер, точно такой же. Вы боитесь напасть на меня, потому что потеряли свою подружку и остались в одиночестве. Я просто поражаюсь, как вы могли планировать искать крестражи без помощи своих ненаглядных друзей?

Гарри ошалело уставился на Северуса, а тот, как ни в чём не бывало, продолжил:

– Думаете, я не знаю про крестражи? Ошибаетесь. Я знаю о вас и ваших планах всё. Однако ваши героические помыслы никак не вяжутся с вашей жалкой, трусливой сущностью. Вы полнейшее ничтожество, Поттер. Вы даже не способны отомстить за убийство своего кумира, этого старого, наивного и глупого Дамблдора. Или вы забыли, что на тот свет его отправил я? Куриная, однако, у вас память. Но ничего страшного, она вам больше не пригодится. Вы умрёте здесь, Поттер, умрёте в полном одиночестве, и никто и никогда больше не вспомнит о вас.

Страшная ненависть волной поднялась в душе Гарри. Он уже занёс палочку на Снегга, собираясь произнести слова смертельного заклятья, но тут чья-то холодная ладонь опустилась на его плечо. Гарри моментально обернулся и вскрикнул от ужаса: позади него, жутко оскалившись, стоял Седрик Диггори. Правая половина его лица практически полностью сгнила, вместо глаза наружу высовывался большой и жирный червяк. Другая же половина была мёртвенно бледной, отдающей зеленцой, а зрачок невидящего глаза был неестественно расширен.

– Привет, Гарри! – прошипел Седрик и схватил второй рукой Гарри за запястье.

Поттер попытался вырваться, но у Седрика была железная хватка, а через какое-то мгновение сзади подскочил Снегг, будто бы клешнями обхватив грудь Гарри. Перед глазами всё поплыло, и Гарри показалось, что он падает в чёрную бездонную тьму. Страшная боль пронзила всё его тело, но уже через несколько секунд она прошла. Гарри продолжал быстро лететь вниз. Он вдруг понял, что умирает, однако эта мысль не показалась ему ужасной. «Я вновь увижу и своих родителей, и Сириуса, и Дамблдора, – подумал Гарри. – Мы все будем вместе… но там же осталась Гермиона?.. Гермиона осталась в том лабиринте одна! Нет, я не могу оставить её в одиночестве! Нет! Нет!!!».

Гарри резко затормозил и понёсся куда-то ввысь. Невыносимая боль мгновенно вернулась с удвоенной силой, а шрам как будто поливали расплавленным свинцом. Чем выше Гарри поднимался, тем сильнее становилась боль. Ему уже стало казаться, что ещё немного, – и эта мука прикончит его, но тут всё внезапно прекратилось. Гарри понял, что сидит на полу в том же проклятом лабиринте, а на его плече, дрожа всем телом, рыдает Гермиона.

– Гарри… Гарри, ты не узнавал меня, да?.. – сквозь слёзы спросила она. – Ты вдруг упал, а я ничего не смогла сделать… лечебные заклинания не помогали… Я думала, что ты… что ты умер…

– Всё в порядке, со мной всё хорошо, – обняв Гермиону, отозвался Гарри. Мысль, что Гермиона здесь, с ним, принесла ему несказанное облегчение. – Просто… у меня, судя по всему, были галлюцинации…

– Дело в этом месте, – проговорила Гермиона. – Здесь какая-то тёмная магия… Она везде, и я не знаю, как от неё защититься…

– Не бойся, всё будет хорошо, – уверенно сказал Гарри. – Мы вместе, и это главное. Только не стоит задерживаться здесь. Поверь мне, не стоит. Нам нужно двигаться дальше.

– Да, конечно, – откликнулась Гермиона и отпустила Гарри. Тот встал на ноги и осмотрелся. Ни Снегга, ни ходячего трупа Седрика нигде не было видно.

– Всё в порядке, всё хорошо, – пробормотал Гарри и твёрдо добавил: – Гермиона, мы должны найти крестраж, и мы найдём его. Мы найдём его, слышишь? Пошли быстрей, только не отставай. Не отставай, прошу тебя.

Гермиона, то и дело всхлипывая, кивнула и вместе с Гарри отправилась вглубь лабиринта. Поворот налево, поворот направо, ещё один налево и один направо, ещё два налево, ещё три направо и один налево… Гарри давно сбился со счёта. Однообразные стены и факелы, казалось, не закончатся никогда. Однако всё в этом мире имеет конец. Закончились и они. Свернув в очередной раз, Гарри и Гермиона вышли не в коридор, а в невысокий зал средних размеров. В нём не было факелов, но в дополнительном освещении он не нуждался. Свет лился с потолка, однако его источник определить не представлялось возможным. Вблизи стен располагались круглые, довольно толстые колонны, а в центре была гладкая каменная площадка. Ничего, похожего на осколок души Волан-де-Морта, в этом зале не наблюдалось.

– Чувствую, крестраж где-то здесь, – медленно идя вместе с Гермионой к центру зала и внимательно озираясь по сторонам, проговорил Гарри. – Да, он должен быть здесь…

Неожиданно где-то совсем близко кто-то жалобно мяукнул. «Нет, только не галлюцинации!», – мелькнуло в голове у Гарри, и он торопливо спросил Гермиону:

– Ты слышала это?

– Да, – ответила девушка, сжав Гаррину ладонь в своей и испуганно осматриваясь.

Впрочем, долго гадать не пришлось. Из-за дальней колонны вышла небольшая кошка и грациозно направилась к нашим друзьям. Её густая блестящая шерсть была совершенно чёрной, даже отдающей синевой, а большие жёлтые глаза перебегали с Гарри на Гермиону и обратно. Её довольная мордочка казалась столь добродушной и милой, что так и хотелось погладить её по голове и почесать ей за ухом.

– Хм, это какая-то чепуха! – выдохнул Гарри. – Кто эта кошка?.. Гермиона, ты только посмотри, какая она хорошенькая!

Гарри сделал, было, шаг в направлении миленького зверька, но тут Гермиона больно стиснула его ладонь. Поттер удивлённо оглянулся на свою подругу: Гермиона, бледная, как сама смерть, не сводила округлившихся глаз с кошки и дрожала, словно осиновый лист.

– Гермиона, в чём дело? – почуяв неладное, спросил Гарри.

– Э-э-э-т-т-ого н-н-н-е м-м-м-м-о-ж-ж-ет б-б-б-ыть, – жутко заикаясь, проговорила она.

– Гермиона, что происходит? Это же…

Гарри осёкся. Маленькая и безобидная на вид кошечка начала трансформироваться прямо на глазах. Спустя пару секунд над нашими друзьями нависла тихо порыкивающая тварь метра три в вышину. В целом она напоминала оборотня, но были существенные отличия. Морда у существа, в сравнении с оборотнем, была не столь вытянутой; на ушах красовались кисточки, как у рыси; передние лапы с громадными, острыми, как бритва, когтями больше походили на кошачьи, чем на волчьи, а длинный хвост извивался из стороны в сторону. Шерсть монстра была пепельно-коричневой. Он стоял на задних лапах и пристально, будто бы обладал интеллектом, смотрел своими огненно-красными глазами с узкими щелками зрачков на Гарри.

Люмос Локалус! – выйдя из оцепенения и направив палочку в морду твари, взвизгнула Гермиона.

Слепящий луч белого света вырвался из палочки и попал в цель. Издав что-то среднее между шипением, визгом и рыком, монстр отшатнулся и резко взмахнул лапами. Какая-то неведомая сила моментально разбросала Гарри и Гермиону в разные стороны. Судорожно подскочив и надев упавшие очки, Гарри увидел, что Гермионы нигде нет, а тварь совершенно спокойно, без единого ожога на морде, приближается к нему.

И тут всё Гаррино существо охватил такой непреодолимый панический ужас, какого он не испытывал за всю свою жизнь. Встреча с Волан-де-Мортом, по сравнению с этим, показалась ему цирковым представлением. И руки, и ноги сделались ватными, а в голове, затмевая рассудок, крутилась лишь одна мысль: «Убежать!!!». Собрав все остатки своего мужества в кулак, Гарри неимоверным усилием воли заставил себя поднять трясущейся рукой волшебную палочку и пискнуть:

Экспеллиармус!

Красный луч попал монстру в грудь, но тот даже не затормозил.

Сектумсемпра! – еле-еле преодолев страх, крикнул Гарри, медленно пятясь.

Красивую шерсть твари как будто рассекли невидимые мечи, однако кровь из образовавшихся ран не брызнула, поскольку те затянулись в какое-то мгновение.

Остолбеней! Петрификус Тоталус! Инсендио! Инкарцеро! – выкрикивал Гарри первое, приходившее на ум, но должного эффекта не последовало. Канаты, вызванные последним заклинанием, монстр разорвал ленивым движением лапы.

«Левикорпус!», – в отчаянии подумал Гарри, однако ничего не произошло. Лихорадочно взмахнув своей палочкой, он завопил:

Таранталлегра!

Продолжая неторопливо наступать и сверлить Гарри взглядом, тварь издала звук, разительно напоминающий усмешку. Казалось, что от ужаса Гарри она получает истинное наслаждение.

Круцио! Круцио!!! – взвыл Поттер. Но то ли смертельный страх не являлся подходящим чувством для сотворения непростительного заклинания, то ли у монстра был к этому заклятью иммунитет. Так или иначе, однако тварь остановилась и подняла лапу на Гарри.

Протего!!! – взвизгнул тот, но это не помогло. Неведомая сила отшвырнула его назад. Врезавшись затылком в круглую колонну, Гарри сполз по ней на пол. Очки соскочили с глаз, и Гарри показалось, что от удара у него проломился череп. Всё плыло перед глазами, страшная боль в затылке не давала нормально соображать. У Гарри даже не осталось сил, чтобы раскрыть рот и произнести слова заклятья.

А тварь, между тем, неуклонно приближалась. Гарри смутно различал её образ. Вот она опять остановилась в паре метров от него, вот у неё в лапе появилось что-то яркое, пылающее… «Поклонись своей смерти, Гарри!», – чётко прозвучали в его голове слова Волан-де-Морта. Но тут раздался режущий ухо электрический звук. Тварь громко, пронзительно зарычала и отскочила от Поттера. Послышались взрывы и крики вперемешку с рыком. «Это Гермиона! – подумал Гарри. – Значит, она жива!.. Но ей не справиться, эта тварь убьёт её… Нет, я не могу этого допустить! Не могу! Нет!!!».

Гарри и сам не знал, откуда у него появились силы. Он направил волшебную палочку себе на затылок и произнёс заклинание, которое использовала Гермиона после побега из Годриковой впадины (спустя несколько дней девушка научила Гарри этой лечебной магии). Головная боль почти сразу сошла на нет, и Гарри, подобрав очки, поднялся на ноги, немного пошатываясь. Тварь медленно кралась в противоположной части зала, высматривая среди колонн Гермиону, которая снова спряталась. Долго не думая, Гарри решил использовать ещё не применявшееся им заклинание и, прицелившись, крикнул:

Бомбарда!

Взрыв вырвал мясо на спине монстра, но страшная рваная рана затянулась за считанные секунды. Тварь обернулась и метнула в Гарри большим огненным шаром. Поттер успел увернуться, однако взрыв шара сбил его с ног. Лежа на спине, Гарри увидел, как тварь в три прыжка добралась до него и занесла когтистую лапу для удара.

Мэтро Хиягре! – завопил Гарри, и сделал это как раз вовремя. Со страшной силой когти врезались в сверкающее силовое поле, не причинив Поттеру никакого вреда.

Яростно зарычав, монстр набрал воздуха в грудь и выпустил изо рта мощную струю оранжевого пламени. Гаррина защита еле выдержала, а каменный пол вокруг потрескался от колоссальной температуры. Решив, что не стоит дожидаться, пока защитный купол растворится в воздухе вследствие атак твари, Поттер резко подскочил на ноги, увернулся от взмаха лапы и кинулся бежать, но не миновал и трёх метров. Всё та же невидимая сила подняла его и швырнула на одну из колонн. В этот раз больше всего досталось плечу. Оно отчётливо хрустнуло, и левой рукой Гарри пошевелить более не мог.

Монстр, между тем, почему-то никуда не спешил, словно ему нравилось растягивать битву. Он неторопливо приближался к Гарри, однако дойти до конца ему не удалось: из-за колонн внезапно выскочила Гермиона и пустила в тварь ослепительной молнией. Пронзительно зашипев, монстр рассёк лапой воздух, от чего Гермиона как подкошенная рухнула на пол. В один прыжок тварь достигла девушки, но тут зал озарила вспышка невыносимого белого света. Схватившись лапами за морду, монстр отпрянул, а Гермиона моментально подскочила, отбежала от него на несколько шагов и вновь атаковала чудовище молнией. Но разъярённая тварь не собиралась отступать. Издав жуткий, клокочущий рык, она запустила огненным шаром, попав в пол прямо перед Гермионой. Взрывом девушку отбросило назад, а монстр, в этот раз не теряя времени, кинулся к ней, однако Гермиона тоже действовала на редкость быстро. Она успела подняться на ноги и создать вокруг себя силовое поле прежде, чем страшные когти разорвали бы её на куски. Но тварь не успокоилась и выставила вперёд лапу. Из неё вырвалось яркое пламя и охватило сверкающий купол.

Гарри стало понятно, что если он ничего не сделает, монстр сожжёт Гермиону живьём, ведь вечно удерживать силовое поле она не сможет. Эта мысль заставила его вмиг забыть и острую боль в плече, и тупую в затылке, и тошнотворную слабость во всём теле. Подскочив на ноги, Гарри направился к чудовищу и, взмахнув волшебной палочкой, закричал:

Бомбарда! Оставь её, ты, ублюдок! Вот он я! Хочешь драки – напади на меня!

Монстр прекратил поливать защитный купол огнём и повернулся к Гарри. Гермиона, тем временем, уронила палочку и сползла на пол. Не теряя ни секунды, Гарри принялся рассекать своей палочкой воздух, безустанно повторяя:

Бомбарда! Бомбарда! Бомбарда! Бомбарда!..

У твари, судя по всему, не получалось сосредоточиться. Одна рваная рана ещё не успевала зажить, как появлялась другая. Под градом взрывных заклятий монстр медленно отступал, а Гарри, предельно сконцентрировавшись и собрав всю свою волшебную силу в кулак, завопил:

БОМБАРДА!!!

Заклинание попало твари в морду, вследствие чего верхняя челюсть неестественно оттопырилась вверх, а нижняя загнулась вниз. Разорванная пасть очень быстро, как и всё остальное, зажила, но вывернутые кости не хотели принимать нормальный вид. Потоптавшись в недоумении несколько секунд, монстр обхватил челюсти лапами и ловким движением вправил кости на место. Посмотрев оторопевшему Гарри в глаза, он поднял один коготок вверх и покачал им из стороны в сторону, словно говоря, что так делать не стоит. От этого жеста у Гарри волосы встали дыбом и мурашки побежали по коже. Смертельный ужас парализовал его, а монстр преспокойно сжал лапу в кулак. Гарри сразу же стало нечем дышать, будто бы его шею сдавили капроновой ниткой. Ноги его оторвались от пола, а вроде бы ещё совсем недавно сломанная в плече левая рука вновь заработала, пытаясь вместе с правой снять с горла невидимую удавку. Однако ничего не получалось. Гарри быстро задыхался. Тварь глядела на него и получала от зрелища видимое наслаждение. «Это конец», – уже в который раз мелькнуло у Гарри в голове.

Зевсус!!! – истошно закричала поднимающаяся с пола Гермиона.

Мощная молния начала нещадно бить монстра в спину. Свирепо зарычав, он принялся медленно разворачиваться к Гермионе. Тем временем, удушье спало, и Гарри свалился на пол. А в лапе чудовища уже появился огненный шар. Собрав все оставшиеся силы, Гарри рывком вскочил на ноги и, направив палочку на тварь, заорал:

ЗЕВСУС!!!

Вторая слепящая молния ударила в монстра. Изогнувшись дугой, он взвыл и стал бешено махать лапами, разбрасывая во все стороны огненные шары. Два из них пролетели в каком-то дюйме от Гарри, но тот не опустил палочку, продолжая атаковать тварь молнией. Постепенно вой чудовища стал переходить в предсмертный хрип. Выпустив последний огненный шар, тварь зашаталась из стороны в сторону и с размаху грохнулась на пол. Однако вместо облегчения у Гарри всё оборвалось внутри: по проклятому закону подлости последний огненный шар попал в Гермиону. Даже не успев вскрикнуть, девушка неподвижно распласталась на полу.

Стараясь не думать о наихудшем, Гарри стремглав подлетел к Гермионе. Её плащ немного дымился, но никаких повреждений почему-то заметно не было. Не теряя времени, Гарри принялся торопливо водить волшебной палочкой над Гермионой и читать лечебное заклинание. Светло-жёлтая пыльца исправно сыпалась из палочки, однако ничего не изменялось. Бледное лицо Гермионы и её закрытые глаза не подавали признаков жизни.

– Нет… – прошептал Гарри. Страшная мысль, что Гермиона погибла, просто не укладывалась в его сознании. – Нет… Ты ведь не умерла?.. Ты же не могла умереть?.. Скажи что-нибудь! Пожалуйста!.. Гермиона, не оставляй меня, прошу тебя! Нет!.. Нет! Нет!!!

И тут случилось чудо: Гермиона шевельнула рукой, приоткрыла глаза и слабо позвала:

– Гарри!..

Волна облегчения захлестнула душу Гарри, и он крепко стиснул Гермиону в объятьях. Придя в себя, девушка прижалась к своему любимому. Всё было понятно и без слов…

В конце концов, Гарри отпустил Гермиону и сел подле неё на пол. Сейчас, когда угроза со стороны оборотневидного монстра миновала, жестоко потрёпанное тело Гарри дало о себе знать. Оно сильно ныло, левой рукой было очень больно пошевелить, а голова серьёзно кружилась.

– Не могу поверить, это был Чёрный Кот!.. – глядя на труп твари, первой прервала молчание Гермиона.

– Да, именно был, – подтвердил Гарри, вспомнив, как миленький котик превратился в жуткого монстра.

– Ты меня не понял, – вздохнула Гермиона. – Их так и называли… Чёрные Коты, демоны древнего мира… Впрочем, в разных местах называли по-разному… Сохранилось довольно часто употребляемое название «Хассамэнтрул», что в переводе с одного мёртвого языка означало «Вселяющий страх»…

Гарри удивлённо уставился на Гермиону, а та улыбнулась и сказала:

– Ты, конечно же, не слушал профессора Бинса? Он упоминал о них ещё на втором курсе… Впрочем, лишь упоминал… Но мне стало интересно, я пошла в библиотеку и обнаружила на эту тему довольно много информации, правда, в запрещённой секции… Так вот, много тысяч лет назад Чёрные Коты были доминирующим видом на планете. Они питались магической силой волшебников… могли полакомиться и маглами, только для насыщения их требовалось в несколько сотен раз больше, чем колдунов. Мало кто знает, но впоследствии именно от Хассамэнтрулов, а не от каких-нибудь мифических волков-одиночек, произошли оборотни. Один волшебник, покусанный Чёрным Котом, сумел спастись. Так всё и началось… Хассамэнтрулы обладали громадной сопротивляемостью к большинству видов магии, имели абсолютную регенерацию, превосходно владели телекинезом и огненным волшебством, а также умели воздействовать на центральную нервную систему жертвы, вызывая у последней панический ужас. Они не старели, могли проводить в состоянии анабиоза сотни лет без какого бы то ни было питания и были гермафродитами. Единственный недостаток – они страшно любили убивать медленно… Долгое время считалось, что невозможно уничтожить Чёрного Кота. В битве с ними даже могущественнейшие чародеи древности терпели неудачи. Примерно три с половиной тысячи лет назад раса волшебников находилась на грани истребления. Хассамэнтрулы расплодились, и везде, куда они приходили, оставались руины. Появившиеся к тому времени непростительные заклинания оказались абсолютно бессильны. Даже заклятье смерти не причиняло Чёрному Коту никакого вреда. И тогда великий древнегреческий колдун по имени Зевс изобрёл заклинание, впоследствии названное в его честь: «Зевсус». Единственное заклинание, способное убить Хассамэнтрула… За несколько десятилетий оно распространилось по всему миру, и основная масса Чёрных Котов была уничтожена. Однако отдельные особи сохранялись довольно долго. В книге говорилось, что последний Хассамэнтрул был убит более пятисот лет назад. После этого нигде не было зафиксировано ни одного нападения Чёрных Котов, да и их поиски не принесли никакого результата…

– Но это, как я понял, был Чёрный Кот? – уточнил Гарри. – А ты же сказала, что последнего убили пятьсот лет назад?

– Да, это общепринятое мнение, и сейчас мы убедились, что оно ошибочно, – отозвалась Гермиона.

– Думаешь, это последний? – кивнул Гарри в сторону трупа.

– Хотела бы я так думать… Но нет, навряд ли. Он был здесь не по своей воле, и это самое страшное. Дело в том, что очень долго существовало мнение: Хассамэнтрул не поддаётся дрессировке, его нельзя загипнотизировать или каким бы то ни было другим способом заставить работать на себя. Однако около семисот лет назад один тёмный арабский маг опроверг это. Он приручил Чёрного Кота, и тот по его приказу совершал убийства… Через некоторое время властям удалось убить и зверя, и его владельца, хотя это и стоило нескольких десятков ни в чём не повинных жизней. Никаких записей по поводу управления Хассамэнтрулом никто так и не обнаружил, поэтому считалось, что секрет этот гениальный маг унёс с собой в могилу… Но ведь убитый нами Чёрный Кот, судя по всему, охранял крестраж по приказу Волан-де-Морта… Значит, способ найден… Главный недостаток Хассамэнтрула не проявлялся, когда он нападал на маглов. Если Чёрный Кот объявлялся в магловском поселении, в живых не уходил никто. Именно поэтому даже в магловских сказках нет никаких упоминаний о страшных демонах, приходящих в обличии маленькой чёрной кошки и сеющих разрушение и смерть. Единственное, у некоторых народов сохранилась примета, что если чёрная кошка перебежала дорогу – к беде… Так вот, боюсь, Волан-де-Морт нашёл то, что искал многие годы. Научившись управлять Хассамэнтрулом, можно убрать его главный недостаток, отдав простой приказ убивать быстро. Достаточно лишь одного Чёрного Кота, чтобы через некоторое время создать целое войско. Если у Волан-де-Морта есть хотя бы несколько десятков Хассамэнтрулов – он уже победил. Любая армия волшебников и магических существ в битве с ними за считанные минуты превратится в прах… У Чёрных Котов нет ни любви, ни жалости, ни сострадания. Страх им неведом. Они будут убивать всех без разбора, одновременно выполняя приказ, питаясь и получая наслаждение… Заклинание «Зевсус» давно вышло из моды, и это будет на руку только Волан-де-Морту. Его уже никто и ничто не остановит…

Гарри внимательно и молча слушал страшный рассказ Гермионы. «Вот значит что искал Волан-де-Морт, окончив Хогвартс. Вот зачем он отправлялся в долгие странствия по миру. Он искал силу, способную сделать его самым могущественным магом в истории, и он нашёл её…».

Встав, Гарри подошёл к трупу Хассамэнтрула. На теле опаснейшего зверя не было никаких повреждений, словно он просто заснул.

– Гарри, крестража здесь нет, – сказала Гермиона. – В этом зале был лишь Чёрный Кот и больше ничего!

– Ты права, – тихо проговорил Гарри. – Но крестраж поблизости, я чувствую это. И ключ к нему находится передо мной…

– Что? – не поняла Гермиона, но вместо объяснений Гарри, превозмогая боль, приподнял тяжёлую лапу чудовища и стукнул по одному из больших когтей волшебной палочкой. На когте практически сразу же загорелась, выпуская несколько-сантиметровые языки пламени, надпись:

Что ты хочешь?

– Что я хочу?.. – пробубнил Гарри себе под нос. – Что я хочу?..

– Гарри, ты знаешь, что это значит? – взволнованно спросила подошедшая к нему Гермиона.

– Не мешай, – коротко отозвался Гарри и закрыл глаза.

Гермионе ничего не оставалось, как молча выполнить его просьбу. Гарри, между тем, постепенно склонялся всё ниже и ниже над горящей надписью. Вскоре языки пламени начали почти касаться его век. В душу Гермионы всё глубже закрадывался страх за Гарри, но тут Поттер поднял голову и открыл глаза. Вскрикнув от ужаса, Гермиона споткнулась на ровном месте и упала: в глазах Гарри не было ни белков, ни зрачков, только огонь. Один сплошной жуткий оранжевый огонь. Направив взгляд огненных глаз на стену, Гарри не своим, громким, хриплым и неестественно раздваивающимся голосом заскрежетал:

Я хочу быть бессмертным, я хочу быть великим, я хочу спасти мир и я хочу властвовать над всей земной жизнью!

Яркие струи пламени вырвались из его очей, а его самого резко отбросило назад. Пламя образовало в воздухе огненный вихрь, который со свистом пронёсся мимо ошеломлённой Гермионы, миновал колонны и врезался в стену. Пол задрожал, а в стене образовался проход, ведший в ещё одну комнату.

– Гарри! Гарри, как ты? С тобой всё в порядке? – бросившись к своему любимому, испуганно спросила Гермиона.

– Да, всё хорошо, – поднимаясь на ноги, ответил Гарри. Глаза его вновь были совершенно нормальными. – Крестраж там, в той комнате! Надо спешить!

Ничего не объясняя, Гарри побежал к образовавшемуся проходу. Гермиона быстро последовала за ним. Вбежав в комнату, Гарри увидел, что в центре её на довольно высокой каменной плите возвышается красивая золотая чаша. Однако, подойдя поближе, Гарри почувствовал: что-то не так. Ничего не говоря, он приблизился к плите вплотную и, несмотря на испуганный возглас Гермионы, резким движением схватил чашу. Но ничего не произошло. Всё так же молча Гарри перевернул предполагаемый крестраж вверх дном – и на его ладонь упал аккуратно свёрнутый кусок пергамента. Отбросив чашу в сторону, Гарри развернул пергамент и прочёл следующее:

Тёмному Лорду.

Вот и ещё один твой крестраж у меня, а я всё ещё жив. Это становится просто смешно. Ты охотишься за мной столько времени, но не можешь увидеть меня перед своим собственным носом. Теперь я смотрю в будущее с надеждой. Быть может, я даже доживу до момента, когда найдётся волшебник, сравнимый с тобою по силе. Он уничтожит тебя, а я буду глядеть на твой изуродованный труп и улыбаться.

Р. А. Б.

Гарри молча, невидящим взглядом смотрел в пергамент. Только сейчас он полностью осознал простую истину: всё было напрасно. Он и Гермиона бессмысленно рисковали своими жизнями, всё это время гоняясь за тенью. Крестража не было здесь, загадочный Р. А. Б. опередил их. Так кто же он, этот похититель осколков души Волан-де-Морта и его заклятый враг? Гарри не знал. Однако его надежда, его вера в светлое, счастливое будущее медленно, но верно начала угасать. Он считал, что Гермиона права. Даже если у Волан-де-Морта не останется ни одного крестража, даже если его верные слуги предадут его, Чёрные Коты отправят на тот свет любого, кто осмелится перейти Тёмному Лорду дорогу. А Гарри стоял в этом списке первым…


____________

* Здесь имелись в виду блокировщики звука (глушит все звуки, издаваемые человеком), биополя (блокирует излучение биополя и убирает эффект «чьего-то присутствия») и сознания (убирает эффект «чьего-то взгляда», а также немного усиливает способности к окклюменции).

** Зелье Генриха Саранского – очень дорогое и сложное в приготовлении зелье, изобретённое в 1645 г. немецким колдуном Генрихом Саранским. На несколько часов делает человека и ближайшие к нему предметы (одежду) полностью прозрачными для фотонов, рентгеновского и гама излучений, то есть попросту невидимыми. При использовании магии находящимся под действием зелья волшебником, эффект зелья пропадает на десять-пятнадцать секунд. При длительном употреблении зелья возможен побочный эффект в виде полупрозрачности. Существует специальное заклинание, способное полностью снять действие зелья Генриха Саранского.

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 77 (показать все)
Pumpkinhead
Это эпично!
Так, уважаемый автор, немедленно пишите на мыло Worner Brothers или даже самому Йетсу! Ваш фик окажется просто великолепным сценарием для голливудского блокбастера века! Фтопку условия Ро!
Единственное что не нравится-смерть главных героев)))люблю ХЭ...
Lord_Potter,
вот уж что не нравится - так это спойлеры)
Вроде все xорошо, а не цепляет
Helen 13, прочитайте до конца))
Lord_Potter Как ра3 в процессе чтения
Дочитаю - отпишусь
Блин, концовка открытая, будто автор хотел проду писать... Не написал, я так понимаю?)
Ох, не сдержалась.
"...построили новый судебный зал, чтобы все желающие могли прийти посмотреть на суд. Вход был бесплатным".
По-вашему, вход на ОТКРЫТОЕ заседание может быть платным?!
и еще:
"...Гарри сразу узнал Забини, Биноша, Перкенса, Гойла, Нотта и Пэнси".
Значит, Паркинсон его тайная подружка, раз уж он ее (единственную из слизеринцев) называет по имени? Ведь речь-то именно о том, что ГАРРИ узнал, а не автор.
Helen 13,
ох, Вы явно придрались по второму пункту! Слова то не Гарри, а рассказчика, значит называть персонажей при перечислении он может на свой вкус не опасаясь обвинений в отсутствии логики.
*не удержался))
P_Ekman, я же из лучших побуждений, чтоб текст был доведен до совершенства))
Автор, надеюсь, не обидела?
Даже тошно читать уж простите..
Настолько мрачный фанфик, что даже греет душу как-то.
Неплохо, неплохо.

Конечно, много логических ляпов - и самый главный - почему маги не разобрались с маглами давным-давно, если они настолько сильны? Да и беспомощность простых людей вызывает недоумение.

Но все равно - неплохо.
Мрачности не заметил от слова совсем,разве что грустная концовка, как напоминание о цене победы. А вообще не могу не отметить великолепную сцену спасения Гермионы- просто невероятный накал страстей,напряжение, которое можно потрогать рукой. Здорово.
Минус фика в том, чио здесь явно преувеличывают силы девушек. Здесь они ужасно сильны. Как будто автора оооочень сильно убивает то, что парни считают их слабее их ( что в общем то правда. Они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО Слабее парней физически и без тренировок). Я не буду много писать, но я хренею изза силы Герми, как будто она приняла на себя руны, зелья и/или хаклинания силы, ловкости и выносливости
Если сделать скидку на время написания фика, то читать можно.
Простие. У меня одного чувство что я прочитал 3 эпизод звездных воин на мотив гарри поттера? На момете когда"ВНИМАНИЕ" ПалТатин бил в Кингсли молнией а В.Д. отрубил ему руку с палочкой у меня аж глаз задергался...И еще момент ужасный. Автор ввел 3 очень редких древних заклятья в фик КОТОРЫЕ ПОТОМ ЮЗАЛИ ВСЕ КТО НЕ ПОПАДЯ...Ужасная попыткп подогнать Стар Варс но время затраченное на текст достойно уважения!Извините наболело.
Понравилось, а продолжение будет? Возвращение Гарри Поттера (аля "Возвращение джедая")
Мдэ... Нет слов. Печально осознавать но фандом постепенно изживает себя.
Перемудрили, вы, автор. Сильно перемудрили
atera21
это не фандом изживает. Это олигофрены не смотрят на дату публикации.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх