↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Гарри Поттер и Свидание со Смертью (гет)



Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Экшен, Драма
Размер:
Макси | 801 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
События разворачиваются после смерти Дамблдора. Гарри, как и планировал, живёт до своего совершеннолетия у Дурслей, сдаёт экзамен по трансгрессии, остаётся в «Норе» на свадьбу Билла и Флёр… Но происходит то, чего Гарри ожидал меньше всего: нападения Волан-де-Морта и его приспешников внезапно прекращаются. Гарри ломает голову над этим, пытается вникнуть в планы Тёмного лорда, но вопросов намного больше, чем ответов. Главному герою придётся в очередной раз выбирать между тем, что правильно, и тем, что легко…А Волан-де-Морт, между тем, не спит. И вскоре произойдут события, которые потрясут весь мир!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 14. Тьма наступает.

Было тринадцатое мая, около шести часов вечера. На краю плоской крыши одного из высотных зданий неподалёку от центра Лондона в своей вечной простой чёрной мантии и с непокрытой лысой головой стоял лорд Волан-де-Морт. Прикрыв глаза и выставив вперёд волшебную палочку, он негромким монотонным голосом читал какое-то очень длинное заклинание. Голубое и почти безоблачное небо не предвещало ничего дурного. Ветер полностью отсутствовал.

Кроме самого Тёмного Лорда, на крыше находилось ещё с полтора десятка Пожирателей смерти. В своей стандартной форме – чёрные плащи с длинными капюшонами, гротескные маски на лицах – они стояли ближе к центру крыши и молча наблюдали за своим предводителем. Из их небольшой группы резко выделялся один человек. Он стоял на полусогнутых ногах и несильно трясся всем телом, словно боялся невзначай получить пинок под зад. Это был Хвост. Ни длинный капюшон, ни гротескная маска не скрывали сущности трусливой и жалкой шестёрки Волан-де-Морта. Даже находясь среди своих, Хвост вечно дрожал, вечно готовился хоть в чём-то услужить своему господину.

А господин спокойно, как каменное изваяние, возвышался над крышей и продолжал монотонно произносить слова на каком-то неизвестном никому из присутствующих языке. Далеко внизу тёк сплошной поток машин. Многие люди как раз возвращались с работы. Но ни многочисленные прохожие, ни любители прокатиться в автомобиле почему-то не замечали отчетливо выделяющейся на фоне голубого неба чёрной фигуры; фигуры, так презирающей их, фигуры, виновной в смерти многих сотен ни в чём не повинных людей, фигуры, одно имя которой вселяет ужас в сердца волшебников по всему миру…

Наконец, Волан-де-Морт закончил чтение заклинания и плавно взмахнул волшебной палочкой. Из неё вырвалась бледно-зелёная струя дыма и вихрем понеслась в небо, через несколько секунд пропав в маленьком облачке. Облачко озарил изнутри какой-то странный, фиолетово-зелёный свет, после чего всё, вроде бы, стихло. Однако это ощущение было ошибочным. Уже через полминуты маленькое облачко начало расти на глазах. Другие клочки облаков тоже принялись увеличиваться с противоестественной скоростью. Изначально белые как вата, они постепенно темнели, становились сине-бардовыми, почти чёрными. Неизвестно откуда налетел очень мощный порыв ветра. Некоторые Пожиратели смерти от неожиданности чуть не попадали, но Волан-де-Морт даже не шелохнулся. Его мантия красиво развевалась по ветру, словно чёрный пиратский флаг.

А небо, между тем, уже больше чем на половину покрывали тучи. Движение в Лондоне практически встало. Люди выходили из своих машин и недоумённо наблюдали за необычным и очень быстрым изменением небосклона. Синоптики ведь обещали ясную солнечную погоду на всю оставшуюся неделю, а тут прямо на глазах непонятно откуда появлялись тяжёлые и мрачные тучи, стремительно застилавшие небосвод.

В этот момент на довольно большом расстоянии от дома, на котором находились волшебники, одна за другой по кругу начали вспыхивать мощные ослепительные молнии. Через некоторое время послышались оглушительные раскаты грома. Волан-де-Морт, чью мантию по-прежнему нещадно трепал ветер, повернулся лицом к малость ошеломлённым Пожирателям смерти и спокойным, отчётливым голосом сказал:

– Передайте всем, что время пришло. Мы выступаем.

Двое Пожирателей сделали шаг вперёд, низко поклонились своему предводителю и трансгрессировали. Однако сам Волан-де-Морт никуда не спешил. Он неторопливо прошёлся по краю крыши, всматриваясь в толпившихся на улице маглов, после чего перевёл взгляд на небо. Большая чёрная туча медленно, но верно заслоняла солнце. Свет дневного светила постепенно мерк, Лондон погружался во тьму. Волан-де-Морт дождался, когда последний солнечный луч угас, и коротко провозгласил:

– Пора!


* * *


В Министерстве магии заканчивался рабочий день. Некоторые волшебники уже отправились по домам, но большинство всё ещё оставалось на своих местах. Обширный атриум был полон народу. Колдуны и колдуньи оживлённо переговаривались между собой, спеша каждый по своим делам.

Неожиданно в центре атриума возникли с десятка полтора волшебников. На всех на них была форма Пожирателей смерти… На всех, кроме одного. Впереди своих людей совершенно спокойно, внимательно осматриваясь, стоял лорд Волан-де-Морт.

На несколько секунд в атриуме установилась гробовая тишина. Взгляды министерских волшебников были устремлены на появившуюся группу колдунов. И тут со всех сторон послышались крики вперемешку с воплями, атриум озарили вспышки зелёного и красного цветов. Но нет, ни Волан-де-Морт, ни трансгрессировавшие вместе с ним Пожиратели даже не пошевелили палочками. Одни работники Министерства без предупреждения атаковали других…

Волан-де-Морт и его свита направились к золотым воротам, не помогая своим министерским союзникам. Исход разгоревшегося боя и так был очевиден. Волшебники, остававшиеся верными министру, не ожидали нападения от своих же коллег, а поэтому в большинстве своём за считанные секунды были нейтрализованы. Лишь Гордон Маккелен сумел увернуться от смертельного заклятья и, выскочив из-за своего стола и вырубив на ходу одного из предателей, побежал Волан-де-Морту наперерез с криком:

– Центральное разведывательное управление Соединённых Штатов! Именем Международной конфедерации магов, вы арестованы!

В Гордона полетели ещё несколько зелёных лучей, но он умудрился уклониться и от них, запустив в кучку министерских работников мощной струёй огня. Тех разбросало взрывом в разные стороны, однако Волан-де-Морт уже приблизился к Маккелену и ленивым движением руки направил на него свою волшебную палочку. Ослепительный язык изумрудного пламени вырвался из неё и попал не успевшему увернуться американцу в плечо. Даже не вскрикнув, Гордон распластался на тёмном паркетном полу. Он был мёртв.

Не задерживаясь, Волан-де-Морт спокойно продолжил свой путь. Битва в атриуме уже закончилась полной победой его людей. С криками «Да здравствует Тёмный Лорд!» волшебники и волшебницы кланялись Волан-де-Морту и бежали через золотые ворота к лифтам. Некоторые колдуны остались в атриуме, чтобы убраться и присматривать за парализованными министерскими работниками. Всё было спланировано заранее, и сейчас требовалось лишь разыграть по нотам давно написанный сценарий. Люди Волан-де-Морта прекрасно знали друг друга, знали, кого нужно будет убить, а кого просто парализовать, кто окажется непреклонным или бесполезным, а кто может пригодиться. И всё это произошло прямо под носом у министра…

Волан-де-Морт вместе со свитой занял один из лифтов и поехал на нём вверх. В другие лифты забились министерские работники. Они высаживались на разных уровнях небольшими группами, продолжая нападать на ничего не подозревающих волшебников. К ним присоединялось всё больше и больше колдунов, короткие стычки происходили то в коридорах, то в кабинетах, но всегда с одним итогом, с быстрой победой Волан-де-Мортовских прислужников, предавших своих друзей, своего министра, свою страну.

Когда Тёмный Лорд доехал до первого уровня, прохладный женский голос, как ни в чём не бывало, объявил:

– Уровень первый. Отдел магического хозяйства, включающий в себя Метеорологический центр, Сектор по разработке торговых стандартов, Исследовательский центр новых пищевых технологий и личный кабинет министра магии.

Двери лифта распахнулись – и Волан-де-Морт вместе со свитой вышел в великолепный коридор. Стены из белого мрамора были превосходно отполированы, на паркетном полу красовались картины, выложенные из разных пород древесины и изображающие волшебных существ. Идущая по коридору чародейка, увидев Волан-де-Морта, выронила стопку пергаментов и в ужасе прижалась к стене, даже не вынув палочку для обороны. Тёмный Лорд, не обращая на неё внимания, прошёл мимо, но один из его людей пустил в волшебницу красным лучом. Охнув, оглушённая колдунья сползла на пол, а Пожиратели смерти, не задерживаясь, продолжали следовать за своим господином.

Повернув направо, Волан-де-Морт подошёл к большой двери из красного дерева с золотыми ручками и распахнул её. В обширном, изысканно меблированном кабинете за длинным письменным столом напротив двери сидел Руфус Скримджер. Справа от него расположился Сэмуэль Палтатин, слева – Перси Уизли и Корнелиус Фадж, а напротив – Констанция Элфмэн, женщина средних лет, возглавляющая Отдел обеспечения магического правопорядка. Позади стола у камина стояла Долорес Амбридж и что-то говорила какому-то молоденькому пареньку, слушавшему её с видом побитого щенка.

Как только Волан-де-Морт показался в дверях, все находящиеся в кабинете волшебники, кроме юного паренька, среагировали на это очень быстро. Спустя мгновение они уже выхватили волшебные палочки. Констанция Элфмэн направила свою на Волан-де-Морта, но её тут же поразила мощная молния, выпущенная Палтатином. Скримджер даже успел занести палочку для атаки, когда Перси Уизли выбил её из рук министра обычным «Экспеллиармусом». Долорес, между тем, направила волшебную палочку на медлительного, смертельно перепугавшегося парня, Фадж – на обезоруженного Руфуса, а Сэмуэль продолжил бить молнией несчастную колдунью. Та истошно кричала, извиваясь на полу под действием древней магии, но уже через несколько секунд затихла. От её красивой синей мантии поднимались вверх тоненькие струйки дыма. Не успев ни попросить о пощаде, ни отомстить своему убийце, Констанция Элфмэн умерла.

– Всегда мечтал это сделать, – тихо проговорил Палтатин, взирая на свою жертву. Переведя взгляд на зашедшего вместе со свитой Волан-де-Морта, он улыбнулся и отвесил Тёмному Лорду изящный поклон. Тот ответил ему еле заметной улыбкой и таким же лёгким поклоном.

Скримджер, казалось, вместе с палочкой лишился и дара речи. От его былой уверенности в себе и своих силах не осталось и следа. Сейчас он напоминал бедного, побитого львёнка, которого отняли у львицы, загнали в угол и направили на него дуло винтовки. Переводя взгляд округлившихся от удивления и страха глаз с Волан-де-Морта на людей, которых он ещё несколько секунд назад считал своими верным друзьями, Руфус остановился на уже державшем его под прицелом палочки Палтатине и, заикаясь, проговорил:

– К-как же… как же так?..

– Ничего личного, – спокойно отозвался Сэмуэль. – Я всегда вас уважал, но мне больше нравится быть с теми, кто побеждает.

Перси, Фадж и Амбридж тоже поклонились Волан-де-Морту и продолжили держать под прицелом своих палочек Скримджера и молоденького волшебника соответственно. Сделав пару шагов к Руфусу, Волан-де-Морт улыбнулся, от чего его лицо сделалось ещё страшнее, и вежливо, елейным голосом сказал:

– Добрый вечер, министр.

– Но… но… но как?.. Как это возможно? – вышел, наконец, из оцепенения Скримджер. – Ведь… ведь всех наших работников проверяли, ведь никто не смог бы пронести сюда оборотное зелье, ведь мы бы обнаружили…

– Вас, судя по всему, никто не учил хорошим манерам, – перебил его Волан-де-Морт. – Когда вам говорят: «Добрый вечер», в ответ нужно поздороваться.

Пожиратели за спиной Волан-де-Морта хохотнули, а их господин спокойно продолжил:

– Впрочем, я вас прощу. У меня сегодня отличное настроение, поэтому я даже удовлетворю ваше любопытство. Вы хотите знать, как мне удалось захватить Министерство прямо у вас под носом? Что ж, это было довольно трудно сделать, пока в живых был Дамблдор. Ему всегда удавалось узнать достаточно много о моих планах, чтобы помешать их осуществлению. Но Дамблдора убил Северус, один из моих вернейших друзей, а после этого серьёзных преград уже не существовало. Вы, конечно же, рассчитывали на новые средства проверки принадлежности к Пожирателям смерти, на недавно разработанную СГПНП, но вы не учли того, что в обоих случаях в подготовке этих систем участвовали мои люди. Абсолютно все данные были у меня, и ещё раньше, чем новинки начали работу, я подготовил превосходные средства противодействия… Проведённой и поддержанной вами аттестацией я убил сразу двух зайцев. На освободившиеся места вставали большей частью мои люди, а многие из уволенных волшебников сами перешли на мою сторону. С оборотным зельем ничего бы не вышло, если бы всё тот же гениальный Северус не закончил полтора года назад колоссальную работу по его усовершенствованию. Новый рецепт оборотного зелья получил название «Сутки», поскольку позволял приготовить его за двадцать четыре часа, и действия зелья хватало на тот же срок. Вы бы, наверное, дали Северусу Орден Мерлина первой степени «За заслуги перед волшебной наукой», но это вам не грозит. Северус и без вас будет награждён куда значительнее… Ко всему прочему, я совершил прорыв в области передачи и считывания данных из человеческой памяти. Объяснять его значение я не буду – вы всё равно не поймёте. Главное не в этом. Все мои потуги и махинации не имели бы ни малейшего смысла, если бы мои идеи не поддерживали почти все здравомыслящие колдуны и колдуньи. Существовавшая века система давно загнила, волшебный и магловский миры находятся на грани краха, но вы не поняли этого. Вы продолжали упорно, с упрямством твердолобого барана, стоять на своих консервативных позициях и верить в свою правоту. И даже сейчас до вас не доходит, насколько глубоко вы заблуждались. Мне надоело рассказывать вам то, что всё равно не останется в вашей памяти. Глухое непонимание глядит на меня из вашего примитивного мозга. Вы настолько жалки, что мне даже противно пачкать о вас свои руки.

– Можно я, милорд? – воскликнула Амбридж, сверля министра жадным взглядом.

– Нет, для него это слишком большая честь, – откликнулся Волан-де-Морт. – Хвост!

Из кучки Пожирателей вышел один и, немного дрожа всем телом, снял маску. Взглядам присутствующих предстало обрюзгшее, трусливое лицо Хвоста, предавшего Поттеров почти семнадцать лет назад.

– Убей его! – приказал Волан-де-Морт, указав Питеру на Скримджера.

– С-сею секунду, мой господин, – промямлил Хвост, направил трясущейся рукой волшебную палочку на несчастного Руфуса и, набравшись смелости, рявкнул:

Авада Кедавра!

Министр инстинктивно попытался увернуться, но не успел: зелёный луч попал ему в бок. Завалившись на своё роскошное кресло, Скримджер перевернул его и неподвижно распластался на полу.

– Молодец, Хвост, ты справился! – снисходительно потрепав Питера за щёку, похвалил его Волан-де-Морт.

Тем временем, откуда-то снизу донёсся приглушённый звук взрыва и послышались еле различимые крики. Некоторые Пожиратели смерти слегка занервничали, Палтатин замер, внимательно вслушиваясь в слабые звуки, но Волан-де-Морта, судя по всему, это не волновало. Осматривая дорогой интерьер министерского кабинета, он неторопливо прошёлся к Амбридж, всё ещё угрожающей молоденькому волшебнику, и спросил:

– Так, что тут у нас?

– Дэвид Зибельман, – ответила Долорес, указав на паренька. – В этом году поступил к нам на работу.

От ужаса молоденький волшебник трясся всем телом, боясь взглянуть Волан-де-Морту в глаза, и неожиданно рухнул на пол, к ногам Тёмного Лорда, заголосив в истерике:

– Прошу вас, пожалуйста, не убивайте! Только не убивайте! Я всё сделаю, всё, что вы хотите! Я буду служить вам, я буду верен вам, верен до гроба! Я просто не знал… Да, я не знал, что вы… что вы…

– Я знаю, – негромко отозвался Волан-де-Морт, внимательно, с нескрываемым презрением сверля Дэвида взглядом, – как знаю и то, что в тайне ты всегда желал свою собственную сестру. Когда тебе исполнилось семнадцать, ты вскружил голову одной магловской девушке. Она забеременела от тебя, а ты послал её на аборт, который стоил ей жизни. И сейчас ты думаешь только о том, как бы уберечь свою жалкую шкуру. При первой же возможности ты сбежишь и предашь меня. Ты предашь даже свою собственную мать, если это поможет твоим личным интересам. На своём веку я повидал предостаточно дерьма, но ты превзошёл все мои ожидания.

– Нет! – взвизгнул Зибельман. – Я ничего такого не думал! А Кейт, она сама не хотела ребёнка! Я ни в чём не виноват! Не убивайте меня, вам же нужны слуги, а я пригожусь вам! Я никогда не предам вас!

– Не надо врать мне, – промолвил Волан-де-Морт и сделал еле заметный знак Амбридж. Та, злорадно ухмыляясь, взмахнула волшебной палочкой. Полыхнула слепящая вспышка зелёного света – и вопли Дэвида прекратились. Навсегда.

– От отбросов нужно избавляться своевременно, иначе твой дом превратится в помойку, – сказал Волан-де-Морт, поставил с помощью палочки министерское кресло на место и собрался, было, сесть в него, но тут в кабинет влетел какой-то растрёпанный колдун, сходу упал на пол и, задыхаясь, проговорил:

– Милорд, простите, у меня срочное сообщение… Можно сказать?

– Можно, – разрешил Волан-де-Морт.

Колдун поднялся на ноги и торопливо, тяжело дыша, заговорил:

– Мы захватили Министерство, сопротивление на всех уровнях подавлено… но штаб-квартира мракоборцев… у них, судя по всему, было внеплановое собрание… Собралось больше половины корпуса… Они выбили наших оттуда и забаррикадировались…

– Понятно, – вглядываясь в лицо растрёпанного колдуна, проговорил Волан-де-Морт. – Пора и нам вступить в игру. Все за мной!

Тёмный Лорд плавно взмыл в воздух, перелетел через стол и так же плавно опустился на ноги. Кое-кто из Пожирателей, в том числе и Хвост с Амбридж, благоговейно ахнули, а Волан-де-Морт широкими шагами направился прочь из министерского кабинета. Остальные волшебники последовали за ним.

Забравшись в лифт, Волан-де-Морт и его люди высадились на втором уровне. В широком коридоре с множеством дверей было полным-полно народу. Волшебники и волшебницы со всего Министерства стекались сюда, потому что именно здесь остался последний оплот борьбы с Тёмным Лордом. И уничтожение этого оплота знаменовало полное поражение официальной магической английской власти…

Волан-де-Морт со свитой направился к другому концу коридора. Волшебники расступались перед ним и почтительно кланялись. Со всех сторон слышались приветственные крики и восхищённые возгласы, направленные в адрес Тёмного Лорда. Повернув за угол, Волан-де-Морт оказался перед массивной дубовой двустворчатой дверью, у которой стоял Гавейн Робардс и читал какое-то заклинание. При появлении Волан-де-Морта Гавейн тут же повернул к нему своё лицо, на котором красовалась свежая глубокая рана, и заговорил:

– Простите, милорд, у нас не получилось удержать позиции. Вы же знаете, что среди мракоборцев наших людей было слишком мало. Но зато теперь все идиоты в ловушке! Там мощные антитрансгрессионные чары, а каминов нет, им не выбраться…

– Тебе не надоело, Никола? – слегка улыбаясь, спросил Волан-де-Морт. – Ещё с лета в этом идиотском виде ходишь. Твой собственный тебе куда больше идёт.

– Как вам угодно, милорд, – поклонившись, отозвался лже-Гавейн, отступил в сторону, достал из-под мантии маленький пузырёк и опорожнил его. Спустя несколько секунд на месте Робардса стоял высокий мужчина с правильными чертами лица, густыми тёмно-каштановыми волосами до плеч и синими глазами. Волан-де-Морт же ощупывал дверь, более не обращая внимания на Николу, всё это время отлично игравшего роль возглавляющего управление мракоборцев.

– Так, будут очень большие потери, а это нам не нужно, – отстранившись, наконец, от двери, промолвил Волан-де-Морт. – Я уверен, пора позвать наших маленьких друзей…

На лицах всех колдунов и колдуний, слышавших Волан-де-Морта, промелькнуло непонимание и удивление. Лишь Палтатин изобразил улыбку, не предвещающую ничего хорошего…

Прикрыв глаза, Тёмный Лорд начал тихо произносить слова на каком-то древнем языке. Через несколько секунд возле левой ноги Волан-де-Морта с пола взмыл небольшой столп оранжевого пламени. Когда огонь пропал, на полу оказалась маленькая абсолютно чёрная кошка. Рядом с ней полыхнуло точно такое же пламя, потом ещё одно – и вот уже три чёрных миленьких зверька грациозно ластятся к ногам Волан-де-Морта.

– Что, мои хорошие, проголодались? – нагнувшись и ласково почёсывая одной из кошечек за ухом, проворковал Волан-де-Морт. – Я знаю, что проголодались! Там, за дверью, вас ждёт отличная еда. Там много аппетитных, сильных волшебников. Только прошу вас, мои дорогие, не медлите! Действуйте быстро, волшебников ведь много, тянуть не за чем. Убейте их всех, отправьте этих тупых ослов в небытие! Главное – не мешкайте!

Громко мурча, кошечки мявкнули, будто бы в знак согласия с Волан-де-Мортом, и подкрались вплотную к дубовой двери. Большинство из присутствующих при вызове Чёрных Котов волшебников недоумённо перешёптывались, некоторые побледнели и начали медленно пятиться, а лицо стоявшего неподалёку от Волан-де-Морта Николы ничего не выражало. И лишь Палтатин довольно улыбался, словно испытывал за Тёмного Лорда гордость.

Достав волшебную палочку, Волан-де-Морт неспешно три раза начертил ею в воздухе перед дверью круг, после чего взмахнул палочкой с возгласом:

Экссектио!

Мощная вспышка света озарила коридор, пол содрогнулся от звука удара, но дверь оставалась практически нетронутой. В точности повторив все движения палочкой, Волан-де-Морт чуть громче воскликнул:

Экссектио!

Некоторые колдуны чуть не попадали, другие заранее заткнули уши, но это не очень-то помогло. Могучая дубовая дверь скрипнула, от её центра к краям пошли вполне заметные волны, что свидетельствовало о локальном искривлении пространства. Чёрные Коты топтались под ней, поглядывая своими большими жёлтыми глазами на Волан-де-Морта и нетерпеливо помявкивая. А Волан-де-Морт в третий раз начертил в воздухе круги и громогласно крикнул:

ЭКССЕКТИО!

Полыхнула нестерпимая вспышка белого света – и дверь распахнулась настежь. Мгновенно превратившись в громадных оборотневидных монстров, Хассамэнтрулы с жутким рыком ринулись вперёд. На них тут же обрушился целый шквал самых разных заклинаний, часть из которых полетела в толпу Пожирателей, но это не остановило древних демонов. Я яростью взбесившихся быков они кинулись на мракоборцев и за считанные секунды прорвали их первую линию обороны. Во все стороны полетели человеческие внутренности и части тел, волшебники погибали один за другим. Будто бы кровавый вихрь пронёсся по залу штаб-квартиры мракоборцев, где ещё совсем недавно звучал смех.

– Вперёд! – взмахнув рукой, приказал Волан-де-Морт и направился в самую гущу сражения. С дикими криками и воплями Пожиратели смерти, большей частью одетые в обычную министерскую форму, рванулись за своим господином.

В Волан-де-Морта десятками полетели заклятья, но он успел создать несколько серебряных сверкающих щитов, которые с жутким гулом приняли удар на себя. Чёрные Коты, тем временем, превращали в другом конце зала волшебников в кровавое месиво, снося перегородки между отсеками. Слева от Волан-де-Морта у двери осталось трое мракоборцев – одна волшебница и два колдуна. Они попытались достать Тёмного Лорда смертельными заклинаниями, но серебряные щиты поглотили их, разлетевшись на мелкие кусочки, а Волан-де-Морт взмахнул палочкой. Мощная струя оранжевого пламени вырвалась из неё, превратив мракоборцев в пепел.

Между тем, первые Пожиратели смерти ворвались в зал, однако залп заклинаний, выпущенных мракоборцами справа от двери, убил их. Другие прислужники Волан-де-Морта налетели на трупы, в результате чего у двери образовалась давка. Воспользовавшись этим, Кингсли Бруствер выпустил из своей палочки заклинание, напоминающее болид, и уложил им ещё с десяток Пожирателей. Волан-де-Морт оказался на время отрезанным от своих людей, но это его не смущало. Вокруг него появлялись всё новые щиты, блокировавшие почти сплошной поток заклятий, а сам он плавно рассёк волшебной палочкой воздух. Из шкафов вмиг вылетели ящики, полные пергаментов, обломки перегородок и мебели взмыли вверх, – и всё это с громадной скоростью ринулось на мракоборцев. Многие успели защититься, но некоторые попадали с проломленными черепами или сломанными рёбрами. А из палочки Волан-де-Морта уже выскользнула гигантская змея и впилась в лицо одной волшебницы, снеся ударом хвоста пожилого мракоборца. В змею попало несколько заклинаний, вследствие чего она растворилась в воздухе. Тем временем, какой-то мракоборец запустил в Волан-де-Морта стулом. Не долетев до цели самую малость, стул обратился в металлический диск с острыми, как скальпель, краями и полетел обратно, перерубив незадачливого мракоборца надвое.

А в двери, между тем, одним лёгким движением палочки убрав обожжённые остатки тел, появился Палтатин вместе с Николой, Фаджем и ещё двумя Пожирателями в стандартной форме. Бруствер выпустил второй болид, но Никола погасил его каким-то ледяным заклятьем, а Палтатин выставил вперёд свою короткую палочку. Ослепительная молния вырвалась их неё и поразила сразу восемь мракоборцев, в том числе и Бруствера. Однако чернокожий колдун блокировал заклинание. Палтатин продолжал бить молнией – и вскоре семь мракоборцев погибли под её напором. Не сдавался лишь Бруствер. Тем временем, в зал вбегали всё новые и новые люди Волан-де-Морта. Вот уже пал Долиш, успев напоследок прикончить зелёным лучом Фаджа, бывшего министра, столь глупо сунувшегося в эту бойню. Вот уже Волан-де-Морт убил смертельным проклятьем какого-то матёрого мракоборца, сражавшегося до последнего. Вот Чёрные Коты уже добивают своих последних жертв… Повсюду полыхали вспышки невыносимого зелёного света и страшный свист надвигающейся смерти заставлял кровь стыть в жилах, а Бруствер из последних сил продолжал противостоять Сэмуэлю. Но тут металлический диск, созданный Волан-де-Мортом, отрубил Кингсли руку вместе с палочкой. Бруствер взвыл от адской боли, трепыхаясь во все стороны, как на электрическом стуле, а Палтатин оскалился, и в глазах его промелькнул жуткий сатанинский огонь. Спустя несколько секунд Кингсли Бруствер был мёртв.

Битва в штаб-квартире мракоборцев закончилась. Закончилась полной победой Волан-де-Морта. Мракоборцы бились насмерть, стояли до конца, но это не помогло. Почти все они пали в этой бойне, лишь нескольким израненным колдунам удалось выжить. Сейчас они лежали в собственной крови, желая только одного – смерти. Но она не приходила. Волан-де-Морт, по одному ему известной причине, распорядился пока что не трогать их. Он что-то тихо сказал вновь принявшим кошачий облик Хассамэнтрулам – и те исчезли в языках пламени. Пожиратели смерти принялись убирать тела и приводить полуразрушенный зал в нормальный вид, а Волан-де-Морт начал раздавать приказы:

– Сэмуэль, отправляйся в Лондон. Возглавишь там показательное выступление для маглов. Никола, трансгрессируй в Ламборн и проверь боеготовность наших сил, после чего возвращайся обратно. Доложишь лично мне. Макнейр, отправь сообщения представителям наших разношёрстных друзей. Я буду ждать их в кабинете министра. Долохов, передай нашим дипломатам в Штатах, Франции и Италии, чтобы начинали действовать. Затем отправляйся в Болгарию и предупреди Тодора: пусть готовит своё министерство и наёмников к войне. Беллатриса, займись вербовкой оставшихся в живых министерских работников. Нотт, собери команду и приведи атриум в вид, подобающий нашему новому Министерству…

Упомянутые Пожиратели смерти внимательно слушали своего господина, кланялись и быстро уходили из штаб-квартиры мракоборцев. Между тем, в двери показалась группа их четырёх колдунов, ведших под прицелом палочек молодых волшебника и волшебницу. Волан-де-Морт как раз закончил раздачу поручений и обратил своё внимание на вновь прибывших чародеев.

– Милорд, эти двое изъявили горячее желание служить вам! – воскликнул один из ведших пленников Пожирателей.

Волан-де-Морт сначала пристально посмотрел на волшебника, потом перевёл взгляд на волшебницу и почему-то сразу же широко улыбнулся, сделав знак рукой одному из Пожирателей смерти. Тот подтащил к своему господину двух полуживых мракоборцев и отошёл в сторону.

– Сейчас у вас появится уникальная возможность незамедлительно показать свою преданность, – громко провозгласил Волан-де-Морт, обращаясь к пленникам. – Верните ему его волшебную палочку.

Один из конвоиров вручил палочку молодому волшебнику. Тот остался стоять в нерешительности, боясь посмотреть Волан-де-Морту в лицо, а Тёмный Лорд продолжал:

– Чтобы навсегда вступить в ряды Пожирателей смерти, тебе нужно убить одного из мракоборцев. Точнее – добить, они всё равно уже не жильцы. Действуй!

Волшебник немного помедлил, подошёл чуть ближе к одному из мракоборцев и, тяжело вздохнув, направил на него палочку со словами:

Авада Кедавра!

Полыхнула слепящая вспышка зелёного света – и мракоборец был избавлен от мучений.

– Отлично! – воскликнул Волан-де-Морт. – Теперь ты один из нас. Поставить ему Чёрную Метку, но накладывать на неё скрывающие чары не нужно – ныне это не имеет смысла… Так, а теперь верните палочку этой очаровательной колдунье.

Двое Пожирателей увели своего новоиспечённого коллегу, а волшебнице вручили палочку.

– Специально для тебя остался один мракоборец, – промолвил Волан-де-Морт, внимательно смотря волшебнице в глаза и улыбаясь. – Что ж, действуй, моя дорогая, действуй…

Чародейка перевела взгляд с Волан-де-Морта на бедного мракоборца. Тот был весь в крови, но сознание не потерял. С трудом смотря на, возможно, свою будущую убийцу, он всем своим видом просил её о смерти. Однако волшебница медлила. Она старалась сохранять спокойное выражение лица, что у неё не получалось: из глаз потекли по щекам горькие слёзы. Всхлипнув и сжав зубы, колдунья всё же подняла волшебную палочку на мракоборца, тихо проговорив:

Авада…

И, неожиданно для Пожирателей, перенаправила палочку Волан-де-Морту в лицо с криком:

…Кедавра!!!

Но прежде, чем зелёное пламя достигло цели, Волан-де-Морт выставил свою волшебную палочку на уровень груди. Яркое силовое поле образовалось вокруг него – и заклятье смерти просто рассыпалось зелёными искрами. Опомнившиеся Пожиратели уже занесли свои палочки, чтобы отправить безрассудную колдунью к праотцам, однако Волан-де-Морт, тут же убрав защитный купол, поднял левую ладонь вверх – и смертельных заклинаний не последовало.

– Думала, я не пойму, чего ты хочешь? – устало спросил Волан-де-Морт, с некоторой долей сожаления смотря на побледневшую волшебницу. – Надеялась одурачить меня, величайшего мастера легилименции во всём мире? Я сразу прочёл твои мысли, узнал твоё глупо-героическое желание пожертвовать собой во имя спасения планеты. Увы, но каждый из нас уверен, что он спасает мир и стоит на страже правды… Просто мне было интересно, хватит ли у тебя смелости? Оказалось, что хватит…

– Ты обречён! – полным ненависти голосом воскликнула волшебница, дерзко глядя Волан-де-Морту в глаза. – Пусть не я, но тебя рано или поздно уничтожат! Таким как ты никогда не удастся править этим миром! Твои жалкие дни сочтены! Ты обречён!

И тут, на удивление всех, Волан-де-Морт захохотал. Захохотал жутким, ледяным хохотом. Даже Пожирателям смерти стало не по себе. Волшебница сделалась белой, как полотно, и инстинктивно немного отступила назад, а Волан-де-Морт, продолжая хохотать, безо всякого предупреждения взмахнул своей волшебной палочкой. Оранжевое пламя вмиг охватило несчастную чародейку с ног до головы. Та взвыла от нечеловеческой боли, но спустя пару секунд всё прекратилось. На месте волшебницы осталась лишь небольшая кучка серого пепла.

– Представление окончено, – Волан-де-Морт окинул взглядом зал. – Оставшихся мракоборцев добить.

После этого Тёмный Лорд направился прочь из штаб-квартиры мракоборцев. Хвост, Перси, Амбридж и ещё трое Пожирателей последовали за ним.

Как и следовало ожидать, Волан-де-Морт вместе со своей свитой поднялся в кабинет Скримджера, где услужливо был уже наведён полный порядок. Усевшись в министерском кресле, он телепортировал к себе какую-то книгу и принялся читать её, поджидая, судя по всему, «разношёрстных друзей». Пожиратели же, расположившись недалеко от двери, большей частью помалкивали, лишь изредка шёпотом переговариваясь между собой.

Впрочем, долго ждать Волан-де-Морту не пришлось. Через некоторое время в дверях кабинета показался Макнейр.

– Милорд, ваше приказание исполнено. Представители разных волшебных народов прибыли. Им ждать?

– Нет, пускай заходят, – ответил Волан-де-Морт, отложив книгу.

Макнейр коротко кивнул и скрылся в двери. Спустя полминуты в кабинет неспешно влетело четверо дементоров. Вокруг сразу стало холодно, а свет, льющийся из волшебных окон, ослабел и померк.

– Мы готовы сеять ужас и смерть, мой повелитель, – со свистом втягивая в себя воздух, прошипел один из дементоров.

– Хорошо, – отозвался Волан-де-Морт. – Пусть четыреста дементоров подлетят на безопасное расстояние к Хогвартсу. Когда мы будем наступать, им пошлют сигнал. Остальные же могут отправляться в Лондон. Все здешние маглы в вашем полном распоряжении.

Дементоры удалились, и за ними в кабинет вошли двое: один – громадный, уже немолодой мужчина, другой – небольшой паренёк.

– А где Фенрир? – прежде, чем вошедшие успели что-либо сказать, осведомился Тёмный Лорд.

– Он вместе со Снеггом производит зачистку, милорд, – прохрипел здоровяк. – Но если вы хотите видеть именно его, я могу…

– Не нужно, Ганнибал, – перебил его Волан-де-Морт. – Лучше ответь мне, оборотни всё ещё хотят отведать магловской плоти?

– Конечно, милорд, – прорычал Ганнибал. – Есть, правда, несколько маглолюбцев, сторонников почившего Дамблдора, но к завтрашнему с ними будет покончено.

– В таком случае, в ближайшее полнолуние вам будет предоставлено столько маглов, сколько вы в состоянии сожрать, – усмехнулся Волан-де-Морт. – Ну а пока готовьтесь. Очень скоро ваше умение убивать не только маглов, но и волшебников окажется весьма полезным.

– Мы рады служить вам, милорд, – откликнулся громадный оборотень, поклонился и вместе со своим приятелем вышел из кабинета.

Следом за ними показалось трое бледнолицых и черноволосых вампиров. Они были одеты в чёрные плащи до пола, а на их поясах висели большие двуручные мечи.

– Почти все вампиры приняли ваше предложение, милорд, – холодным, ничего не выражающим голосом проговорил один из кровососов. – За свежую кровь маглов мы будем служить вам.

– Отлично! – воскликнул Волан-де-Морт. – Здесь, в Лондоне, организуется показательное выступление для маглов. Вы тоже можете поучаствовать.

– Мы поучаствуем, милорд, – всё так же холодно подтвердил вампир, после чего все трое скрылись за дверью.

Между тем, в кабинет вошло несколько гоблинов. Среди них был и главный гоблин Гринготтса. Он, как и остальные гоблины, поклонился Волан-де-Морту и заговорил:

– Мы готовы выполнить условия договора. Денежные средства наших клиентов, убитых вами, будут переданы в ваше распоряжение.

– А я, со свой стороны, гарантирую, что гоблины будут уравнены в правах с волшебниками и получат возможность носить волшебные палочки, – довольно улыбаясь, заявил Волан-де-Морт. – Вступать в войну вам, скорее всего, не придётся. Это потребуется только в крайнем случае.

Гоблины ещё раз поклонились и вышли из кабинета. Тем временем, Никола, видимо, исполнил поручение своего господина. Он зашёл в кабинет после ухода гоблинов и сказал:

– Всё готово. Мы выиграем войну!

– Ты уверен? – вкрадчиво спросил Волан-де-Морт.

– На все сто, – ничуть не смутившись, отозвался Никола.

– Что ж, вы все прекрасно знаете, кто нам противостоит, – сказал Волан-де-Морт, обращаясь и к Николе, и к всё это время молчавшей свите. – Уже сегодня Котов узнает, что у нас произошло, а завтра нам придётся встречать гостей. Как вам известно, Котов не сидел сложа руки. Он выпустил из тамошней волшебной тюрьмы почти всех отъявленных головорезов, приговорённых на пожизненное заключение, только с одним условием – они обязаны сражаться против меня. Вообще-то, они могли бы стать нашими союзниками, но Котов опередил нас. Кроме того, его люди давно разводят Горынычей. По моим данным, они готовы немедленно кинуть в бой с полсотни этих тварей. Да и тамошние ведьмы, которых местное население называет термином «Баба-Яга», тоже очень опасны. А союзник Котова, канцлер Вильгельм, также готовил своё министерство к войне. На стороне немецких волшебников будут духи огня и духи льда… Хм, многие придурки до сих пор считают, что они не существуют… Немецкие колдуны обладают железной дисциплиной и отлично владеют боевой магией высшего уровня. Чтобы победить их и русских чародеев, нам придётся использовать все резервы.

– У нас есть более чем достаточно сил, милорд! – вдохновенно воскликнул Никола. – Под Ламборном ожидают вашего приказа около семисот Пожирателей смерти, порталы на территории наших врагов давно готовы. Болгарское министерство магии выступает за нас, более тысячи наёмников из разных стран волшебного мира готовы вступить в бой. Дементоры, великаны, оборотни и вампиры на нашей стороне. Кроме того, у нас есть несколько десятков драконов из Румынии. Против трёхголовых Горынычей они, конечно, не особенно сильны, зато с волшебниками умеют драться куда лучше. К тому же, сегодня вы показали, что… есть ещё кое-кто, куда более опасный, чем Горынычи и драконы, вместе взятые.

– Верно, мой друг, – сказал Волан-де-Морт. – Других слов я от тебя и не ожидал. Я и сам не сомневаюсь, что мы победим, однако нам нужно закончить войну быстро, иначе враждебно настроенные маги из Америки, Франции и Италии могут вступить в неё, а тогда нам придётся не сладко. Главное – действовать чётко и слаженно. Мы не должны нападать первыми, поскольку в этом случае нас сочтут агрессорами. Пусть наши враги атакуют, мы ответим им так, что они не забудут этого никогда.

Пожиратели одобрительно закивали. Один из них хотел, было, что-то сказать, но тут в дверях показался Люциус Малфой. Волан-де-Морт сразу же перевёл на него взгляд и воскликнул:

– А, Люциус, наконец-то ты явился! Ну что, какие вести из Хогвартса?

– Всё готово, милорд, – торопливо ответил Малфой. – Осада не потребуется, можно начинать взятие.

– Ты же знаешь, Люциус, что это твоя последняя возможность реабилитироваться, – лениво проговорил Волан-де-Морт. – Я дал её тебе по старой дружбе, но если ты опять всё провалишь, тебе не позавидует даже Гарри Поттер.

– Ошибки не повторится, милорд! – воскликнул Малфой. – Клянусь, всё пройдёт гладко!

Волан-де-Морт пристально посмотрел Люциусу в глаза, после чего перевёл взгляд на волшебное окно и задумчиво промолвил:

– Рассвет наступит не для всех…


* * *


Тем временем, мистер Уизли, его сын Билл и ещё двое волшебников из его отдела находились в Косом переулке. Мистер Уизли со своими людьми был на плановом дежурстве, проверяя у продавцов амулетов товар на соответствие рекламе, а Билл, как Ликвидатор заклятий, присутствовал на случай обнаружения предметов с чёрной магией. Раны на его лице давно зажили, но шрамы остались, напоминая о нападении жестокого оборотня.

– Так, а этот амулет, судя по всему, просто бесполезный, – проговорил мистер Уизли, внимательно смотря то на амулет, то на показания специального прибора. – Хм, стоит целых тридцать галеонов…

– Обижаешь, дорогой! – с акцентом воскликнул смуглый, черноволосый продавец. – Хороший амулет, я сам проверял! От проклятий защитит, от сглаза защитит… Тридцать галеонов… Да ему цены нет!

– Ну, это мне решать, – раздражённо отозвался мистер Уизли. – Джон, запиши в протокол, что…

Не договорив, Артур подозрительно осмотрелся по сторонам: вокруг как-то слишком быстро потемнело. Переведя взгляд на небо, он увидел, как по нему во все стороны стремительно расползаются тяжёлые чёрные тучи. А ещё совсем недавно можно было заметить лишь несколько маленьких беленьких облачков…

– Что, чёрт побери, происходит? – спросил сам у себя Билл, наблюдая, как и другие волшебники, за необычным изменением небосклона.

Неожиданно поднялся сильный ветер, пробирающий до мозга костей, хотя на дворе стоял май. Косой переулок озарили мощные вспышки молний, а через непродолжительное время загрохотали оглушительные раскаты грома. Продавец испуганно осматривался и, как будто увидев что-то, чего не могли видеть остальные, побежал со всех ног прочь, оставив свой лоток вместе с амулетами.

– Эй, куда вы?! – крикнул ему вслед мистер Уизли, но продавец трансгрессировал в неизвестном направлении. Косой переулок в такое время всегда был немноголюден, но сейчас в нём, кроме четырёх министерских работников, не осталось ни души.

– У меня плохое предчувствие, – пробормотал волшебник, которого мистер Уизли называл Джоном.

– У меня тоже, – отозвался Артур. – Думаю, нам стоит трансгрессировать в Министерство и предупредить…

Мистер Уизли в очередной раз осёкся: с негромкими хлопками прямо из воздуха возникло несколько колдунов в чёрных плащах с капюшонами. Через пару секунд с другой стороны от наших друзей, уже успевших выхватить волшебные палочки, появились ещё пять точно также одетых волшебника. Артур со своей компанией был окружён.

– Мистер Уизли, вот вы и попались, – холодно заметил Снегг, сделав пару шагов по направлению к Артуру и держа его под прицелом своей палочки. В сгущающейся тьме чёрные глаза Северуса казались бездонной пропастью и вселяли необъяснимый ужас. – Навряд ли Тёмному Лорду понадобится такой законченный маглолюбец, как вы. Впрочем, немедленно сдаться – ваш единственный шанс спастись. Вы, конечно, можете попробовать трансгрессировать в Министерство, как и планировали, но там вас ждёт смерть. Решайте, только быстрее, я не намерен долго ждать.

И мистер Уизли, и два волшебника из его отдела, и Билл прекрасно понимали, что им не победить Пожирателей вместе со Снеггом, однако сдаваться они не собирались, а поэтому медлили. Между тем, из группы прислужников Волан-де-Морта выделился ещё один, подошёл к Снеггу и снял капюшон. Это был Фенрир Сивый.

– А, знакомые лица! – прорычал оборотень, глядя на Билла. – Надо будет закончить начатое…

– Повремени, Фенрир, – спокойно сказал Снегг, посмотрел на сына мистера Уизли, который, казалось, ещё чуть-чуть и пустит в Сивого смертельным проклятьем, после чего вновь обратился к побледневшему Артуру: – Ну что, мистер Уизли, хотите умереть сейчас, или же желаете отречься от своих взглядов и выжить?

Мистер Уизли мельком взглянул на Билла. В глазах юного волшебника не было ни капли страха, только ярость и ненависть. Артур чувствовал, что чародеи из его отдела тоже не пойдут на соглашение со Снеггом, а для трансгрессии, скорее всего, не хватит времени. И мистер Уизли решился. Вся его жизнь пролетела перед его очами за мгновение, показавшееся вечностью. Он вспомнил и Молли, которую любил много лет, и всех своих детей, в которых души не чаял. Мысленно попрощавшись со всеми, мистер Уизли смело посмотрел на Снегга и произнёс:

– Да пошёл ты!

Северус лишь скривил губы в презрительной усмешке и коротко приказал:

– Убить их!

Полыхнули слепящие вспышки зелёного света. Мистер Уизли и Джон пригнулись, Билл успел увернуться, однако оставшийся министерский работник неподвижно распластался на земле. Одно из смертельных заклятий, пролетевших над Артуром, сразило наповал какого-то Пожирателя, а Билл, не теряя ни секунды, пустил зелёным лучом в Фенрира. Тот уклонился, и заклинание убило ещё одного из прислужников Волан-де-Морта, стоявших за Сивым. Между тем, мистер Уизли выпустил в Снегга мощный красный луч, но тёмный маг отбил его ленивым движением руки и взмахнул палочкой. Кровь фонтаном брызнула из груди и лица как раз собиравшегося атаковать Пожирателей Джона, забрызгав Артура с ног до головы. Билл успел ещё несколько раз рассечь своей волшебной палочкой воздух прежде, чем один из Пожирателей смерти попал ему в спину парализующим заклинанием. Отважный волшебник рухнул на землю обездвиженным, а Фенрир с клокочущим рыком накинулся на него. Мистер Уизли, тем временем, попробовал ещё раз достать Снегга, но потерпел фиаско. Северус три раза быстро взмахнул волшебной палочкой, словно ножом, – и Артура подбросило в воздух, после чего с силой ударило об землю. Со сломанной рукой и размозжённым носом, мистер Уизли из последних сил попытался встать, однако Снегг направил на него палочку и спокойно сказал:

Авада Кедавра.

Ослепительный язык изумрудного пламени полоснул мистера Уизли по голове, и тот умер. Бой закончился.

При свете зажжённых волшебных палочек Снегг осмотрел убитых министерских работников. Взглянув на то, что ещё совсем недавно было лицом Билла, он поморщился и обратился к неприлично облизывающему свои окровавленные губы Сивому:

– И как тебе не противно, Фенрир?

– Привычка! – рыкнул оборотень и выплюнул явно не свой зуб.

– Ладно, мне пора, – негромко произнёс Снегг, вглядываясь в ставшее абсолютно чёрным небо. – Пока что займитесь близнецами.

Пожиратели смерти вместе с Сивым направились к другому концу Косого переулка, даже не убрав двух своих убитых единомышленников, а Снегг просто растворился в воздухе.


* * *


Было почти одиннадцать часов вечера. В знаменитой школе чародейства и волшебства Хогвартс все ученики уже разошлись по своим спальням. Преподаватели тоже готовились ко сну. Лишь несколько мракоборцев несли дежурство. Однако большинство из них до сих пор не знало, что произошло в Министерстве магии и что происходит в Лондоне. Не было тех, кто мог бы предупредить их. Немногие, кому удалось сбежать из Министерства, спасали собственные жизни, судьба старой школы их не волновала.

Внезапно прямо перед главными железными воротами, ведшими на территорию Хогвартса, появился Волан-де-Морт. За его спиной трансгрессировали ещё около сотни Пожирателей смерти в своей стандартной форме. Все они, как и их предводитель, держали в руках волшебные палочки.

Неторопливо осмотрев окрестности школы, Волан-де-Морт направил свою палочку на ворота. В мгновение ока их вырвало из петель и отшвырнуло далеко в сторону, словно никакой магической защиты на них и не было. Волан-де-Морт широким уверенным шагом направился к замку, а Пожиратели, выстроившись в некоторое подобие колонны, последовали за ним.

В самом Хогвартсе, между тем, сработала одна из составляющих так разрекламированной «Ежедневным пророком» системы защиты. Во всех коридорах, кабинетах, гостиных и даже спальнях замигал льющийся из ниоткуда красный свет, здание школы огласил такой же, как и в Министерстве, прохладный женский голос:

– Внимание! Внимание! Внимание! Зафиксировано несанкционированное проникновение на территорию школы чародейства и волшебства Хогвартс. Угроза гражданскому спокойствию третьего уровня.

Школа, ещё совсем недавно сонная, быстро пробудилась. Ученики, в большинстве своём не понимающие, что происходит, выходили из своих спален и недоумённо переговаривались между собой. Однако Джинни поняла, что случилось. Одевшись с такой скоростью, с какой она не делала этого никогда, девушка захватила с собой волшебную палочку и оставленную Гарри Карту Мародёров. Влетев в гостиную, Джинни побежала по лестнице, ведущей в спальни мальчиков, и чуть не сбила с ног спускающегося по ней Рона.

– Нам надо уходить! Нам всем надо уходить, немедленно! – крикнула Джинни сонному Рону в ухо и, заметив стоявшего за Роном Невилла, торопливо обратилась к нему:

– Ты взял Гаррин пергамент? Взял, или нет?

– Я?.. – на секунду Невилл растерялся, но потом метнулся обратно в спальню, проскочив между спускающимися с лестницы другими учениками.

– Джинни, ты думаешь… – начал, было, Рон, но младшая из Уизли понеслась обратно в гостиную.

Тем временем, Макгонагалл отправила несколько Патронусов учителям, чтобы те собрались около её кабинета. Часть мракоборцев же – всего семь человек – построились в линию с волшебными палочками наизготовку перед огромными дубовыми дверями Хогвартса, которые были закрыты на несколько громадных засовов.

– Не знаю, как они проникли на территорию, но ворота им не пробить! – подбадривал и себя, и своих коллег главный мракоборец, спрятав в плащ необычный пергамент, на котором виднелась вся территория школы с высоты птичьего полёта. – Здесь такая защита, что и сам Мерлин не взломал бы!

А Волан-де-Морт и его люди продолжали неуклонно приближаться к замку. Между тем, из своей хижины, давно восстановленной после пожара, вышел ещё не ложившийся спать Хагрид. Рядом с ним семенил его старый пёс, Клык. Увидев Пожирателей смерти при свете почти полной Луны и множества звёзд, Хагрид в отчаянии схватился за голову руками, пробормотав:

– Да что же это такое?..

Впрочем, Пожиратели не обращали на Хагрида внимания. Однако смелый лесничий не собирался убегать и прятаться, когда в школу, ставшую его домом, пришли враги. Достав зонтик, в котором были обломки его палочки, Хагрид побежал к прислужникам Волан-де-Морта с криком:

– Как это возможно!?.. Убирайтесь, вон отсюда! Пошли прочь!!!

Трое Пожирателей смерти выделились из общей массы и быстро пошли навстречу Хагриду. Приблизившись на расстояние, достаточное для применения заклинаний ближнего боя, они взмахнули своими палочками, из трёх глоток вырвалось:

Авада Кедавра!

В этот же момент Хагрид пустил из зонтика оранжевым лучом в ближайшего к себе Пожирателя. Тот не успел достаточно хорошо защититься, и его отбросило на пару метров назад. Один из зелёных лучей пролетел мимо, но два попали Хагриду в живот. У лесничего была неплохая сопротивляемость к магии, доставшаяся ему от матери-великанши, но она не могла спасти его от двух смертельных заклятий сразу. Упав на колени, Хагрид удивленно спросил:

– Вы что же, убили меня, что ли?

Всё поплыло перед глазами добродушного полувеликана, и он рухнул на зелёную мягкую траву, заснув навсегда. Обычно трусливый, Клык стремглав кинулся на Пожирателей, заливаясь яростным лаем. Поднявшийся с земли прислужник Волан-де-Морта выпустил ещё одно заклятье смерти – и Клык умолк.

Тем временем, из леса вышел великан Грохх, сводный брат Хагрида. В руках он держал громадное бревно. Увидев, что Хагрид неподвижно лежит на земле, Грохх издал гневный нечленораздельный вопль и побежал огромными шагами на Пожирателей. Между тем, из-за хижины лесничего вылетел гиппогриф Клювокрыл и с диким визгом полетел вслед за великаном.

От колонны Пожирателей смерти отделилось ещё несколько. Грохх, тем временем, на ходу швырнул бревно в убийц Хагрида, однако один из них взмахнул палочкой – и бревно разлетелось мелкими щепками. Между тем, Клювокрыл уже обогнал великана и растопырил острые как бритва когти для атаки. До цели ему оставалось совсем немного, когда в него полетел целый залп смертельных проклятий. Словно ударившись о невидимую преграду, Клювокрыл упал на землю без существенных повреждений, но, безусловно, мёртвый. А Грохх продолжал бежать на Пожирателей. Земля дрожала от его шагов, но никто из людей Волан-де-Морта даже не попятился. Засвистели заклятья смерти, ядовито-зелёный свет озарил всё вокруг, – и Грохх, остановившись и пару раз шатнувшись из стороны в сторону, тяжело рухнул, вмяв мягкую траву глубоко в землю.

Пожиратели смерти побежали догонять свою компанию, а один из них, направив волшебную палочку на небо, воскликнул:

Мортмордре!

Мощная зелёная струя вырвалась из его палочки, понеслась ввысь и взорвалась, образовав громадный зелёный череп со змеёй, высовывающейся изо рта черепа вместо языка. Колдун поспешил догнать своих. В это время Волан-де-Морт плавно взмахнул волшебной палочкой. Яркий, мерцающий болид образовался из воздуха и, освещая всё красно-оранжевым светом, понёсся к дверям Хогвартса. Спустя несколько секунд он врезался в них. Громадные засовы сломались, словно хрупкие тросточки, и огромные дубовые створки дверей распахнулись внутрь, открыв взглядам мракоборцев приближающуюся толпу Пожирателей с Волан-де-Мортом во главе.

– Кто-то снял защиту… изнутри… – тихо проговорил ошеломлённый глава мракоборцев Хогвартса.

Сразу после открытия дверей прохладный женский голос начал возвещать следующее:

– Внимание! Внимание! Внимание! Зафиксирован взлом внешней защиты здания школы чародейства и волшебства Хогвартс. Угроза гражданскому спокойствию второго уровня.

Тем временем, в общей гостиной Гриффиндора собралась большая часть из его учеников.

– Джинни, по-твоему, это Сама-Знаешь-Кто? – под общий шум и гвалт спросил у своей сестры Рон, от сонливости которого не осталось и следа.

– Больше некому, – отозвалась Джинни и, заметив пробирающегося к ней Невилла с пергаментом в руке, приставила волшебную палочку себе к горлу, оглушительно закричав:

– ТИХО!!!

Ученики моментально умолкли, кто удивлённо, а кто испуганно уставившись на Джинни. Лишь прохладный женский голос продолжал беспристрастно повторять одну и ту же фразу.

– С минуты на минуту здесь появятся Пожиратели смерти! – громко и без предисловий воскликнула Джинни. – Вы все знаете, что в школе есть потайной ход, который ведёт далеко за её территорию. Нам нужно добраться до него и уходить отсюда!

После этих слов в гостиной опять стало шумно. Послышались выкрики: «Неправда, им сюда не пробраться!», «В Хогвартсе безопасней!», «Мы не оставим школу!». Набрав в грудь побольше воздуха, Джинни заорала ещё громче:

– НЕТ ВРЕМЕНИ НА СПОРЫ! Убирайтесь отсюда, немедленно!!! УБИРАЙТЕСЬ, КТО ХОЧЕТ ЖИТЬ!!!

Последняя фраза, судя по всему, произвела тот эффект, которого добивалась Джинни. Многие из девчонок испуганно завизжали, мальчишки побледнели, но все стремглав ринулись к выходу. Джинни первой выскочила из гостиной и, не обращая внимания на изумленные возгласы висящих на стенах портретов, побежала по направлению к месту, от которого вёл потайной ход. Ученики высыпали в коридор и понеслись вслед за ней.

– Джинни! Джинни, постой! – кричал отставший от сестры Рон, но она не повернула головы.

Между тем, Волан-де-Морт продолжал приближаться к замку. Чёрная масса Пожирателей смерти следовала за ним, как тень. Жуткий, зависший в небе череп освещал всё мёртвенно-зелёным светом. И тем не менее, никто из семи мракоборцев не отступил ни на шаг, однако трое из них мельком переглянулись между собой. Спустя несколько секунд, они взмахнули волшебными палочками на своих же коллег, закричав:

Авада Кедавра!

Не успев отреагировать, несчастные волшебники повалились на пол мёртвыми, лишь глава мракоборцев избежал смертельного заклятья. Метнувшись в дверной проём, он отчаянно принялся обороняться от предателей, уклоняясь от зелёных лучей и отбивая обезоруживающую магию. Тем временем, вдоль стен замка к дверям бежал ещё один мракоборец, а Волан-де-Морту оставалось до них пару десятков метров. Почти достигнув своей цели, мракоборец остановился и поклонился Тёмному Лорду до земли. Волан-де-Морт на ходу ответил ему еле заметным кивком головы, поднялся по лестнице к дверям и, как бы между прочим, убил смертельным проклятьем главного мракоборца Хогвартса. Оставшиеся предатели низко поклонились своему господину, который уже перешагнул порог знаменитой волшебной школы. Как только он сделал это, прохладный женский голос в последний раз изменил свою речь:

– Внимание! Внимание! Внимание! Зафиксировано несанкционированное проникновение в здание школы чародейства и волшебства Хогвартс. Угроза гражданскому спокойствию первого уровня.

– Выруби эту хрень, она действует мне на мозги! – приказал Волан-де-Морт одному из мракоборцев. Тот ещё раз поклонился, подбежал к стене с правой стороны от двери и стукнул по ней в нескольких местах волшебной палочкой. В стене появилось нечто наподобие пульта управления. Мракоборец произвёл ещё пару замысловатых движений палочкой – и прохладный женский голос оборвался на полуслове, а мигание красного света прекратилось. Волан-де-Морт же взмахнул рукой – и Пожиратели смерти с оставшимися мракоборцами ринулись через вестибюль в Большой зал. Сам Тёмный Лорд неспешно отошёл в сторону, прикрыл глаза и принялся читать какое-то очень длинное заклинание. Из его палочки начали вылетать бледно-зелёные полупрозрачные тени. С тихими, но отчётливыми и леденящими душу стонами они разлетались в разные стороны и исчезали в стенах, озаряя их жутким потусторонним сиянием.

А Пожиратели смерти уже заполнили Большой зал, однако двери, ведшие из него во внутренние помещения школы, были автоматически заблокированы. Видимо, снять с них защиту предатели-мракоборцы просто не успели. Пожиратели столпились перед одной из дверей, а колдунья, ещё недавно изображавшая из себя защитника школы, принялась накладывать на дверь разные заклинания, чтобы открыть её.

Тем временем, Макгонагалл стояла у своего кабинета вместе с профессорами Флитвиком и Стебль, кентавром Флоренцем и молодым мракоборцем, который смотрел в необычный пергамент, водя над ним волшебной палочкой и говоря:

– Профессор Слизнорт убегает через потайной ход, остальные профессора, вроде бы, тоже… Хагрид мёртв… Пожиратели смерти уже в Большом зале, внутренняя защита не сможет сдержать их надолго… Нас предали…

– Где профессор Тихомиров? – спросила Макгонагалл, смотря на мракоборца так, будто Тихомиров был её последней надеждой. – Он тоже со Слизнортом?

– Нет, его там нет, – отозвался мракоборец, продолжая водить над пергаментом волшебной палочкой. Внезапно глаза мракоборца расширились от изумления, и он медленно проговорил: – Он трансгрессировал из своего кабинета полминуты назад…

– Что? – не поверила своим ушам Макгонагалл. – Трансгрессировал!?

– Да, – чуть слышно откликнулся мракоборец, – трансгрессировал… хотя мы думали… – тут мракоборец хлопнул себя по лбу и со смесью злости и отчаяния воскликнул: – Чёрт возьми! Надо было это предвидеть! Конечно же, русский профессор, зачем ещё ему было устраиваться в Хогвартс!..

Макгонагалл прикрыла глаза рукой. Флитвик и Стебль смотрели на неё, словно ждали от директора какого-то решения. Кентавр Флоренц же глядел куда-то вдаль с гордым выражением лица, будто его не волновало, что с минуты на минуту здесь будет полным-полно Пожирателей смерти.

Наконец, Макгонагалл подняла голову, оглядела своих коллег полным решимости взглядом и сказала:

– Это конец. Встретим же его достойно!

И, с необычной для семидесятилетней женщины прытью, Макгонагалл побежала по направлению к Большому залу. Флитвик переглянулся с профессором Стебль и ринулся вместе с ней за Макгонагалл. Кентавр с мракоборцем последовали за ними.

Между тем, в Большом зале тёмной колдунье удалось снять защиту с двери. Пожиратели понеслись, было, внутрь школы, но тут первые из них повалились на пол полностью парализованными. В двери, на удивление прислужников Волан-де-Морта, показалась Макгонагалл и плавно рассекла своей волшебной палочкой воздух. Тёмно-красная волна энергии вырвалась из неё и отшвырнула большинство Пожирателей смерти далеко назад. Успевшие защититься пустили в Макгонагалл смертельными проклятьями, но она мгновенно превратилась в кошку и, перекувыркнувшись в воздухе, метнулась в сторону, избежав всех зелёных лучей. А из двери выбежал профессор Флитвик и начал создавать сверкающие серебристые щиты, которые разлетелись по воздуху, блокируя выпускаемые Пожирателями заклинания. Между тем, профессор Стебль вбежала в Большой зал и кинула к прислужникам Волан-де-Морта какой-то небольшой зелёный комочек, после чего запустила в него жёлто-зелёной струёй пламени. Из комочка с колоссальной скоростью начали вырастать громадные зелёные побеги, которые тут же принялись опутывать ближайших к себе Пожирателей, словно щупальца гигантского кальмара. Вслед за профессором Стебль показались и мракоборец вместе с кентавром. Битва за Хогвартс разгорелась с новой силой.

Тем временем, Джинни оставалось совсем немного до чёрного хода, когда, оглянувшись на очередной громкий оклик Рона, она увидела спешащую к ней Полумну с группой когтевранцев и остановилась. Большая часть гриффиндорцев, охваченная паникой, даже не заметила этого и продолжила убегать, однако некоторые, в том числе и Рон с Невиллом, догнали Джинни и затормозили. Полумна с двумя своими однокашниками тоже подбежала к Джинни, остальные же когтевранцы пронеслись мимо.

– Пусть младшекурсники убегают, нам же нужно остаться и защищать школу! – крикнул Рон прежде, чем Джинни успела что-либо сказать.

Младшая из Уизли растерялась, но уже через секунду быстро раскрыла Карту Мародёров и взглянула на Большой зал. Множество точек с именами, большинство из которых было неизвестно Джинни, мелькали в нём, словно муравьи в муравейнике. От них довольно отчётливо отделялись пять точек, среди которых Джинни бросилась в глаза лишь фамилия Макгонагалл. Переведя взгляд на вестибюль, девушка нашла там только одну точку. Надпись под ней гласила: «Том Марволо Реддл». Внутри у Джинни всё похолодело. Она слишком хорошо понимала, что это означает…

Торопливо свернув Карту, Джинни громко, стараясь перекричать грохот, наполняющий школу всё сильнее, обратилась к Рону:

– Там не меньше сотни Пожирателей смерти, и с ними он, с ними лорд Волан-де-Морт! Они уже внутри! Нам не справиться с ними!

– А тогда кто справится!? – густо покраснев, со злостью осведомился Рон. – Идиоты из Министерства, что ли!?

– Ты должен знать лучше меня! – огрызнулась Джинни, и в этот момент по стенам пошло жуткое зеленоватое свечение. – Только Гарри сможет противостоять ему! Так говорил Дамблдор!

– Дамблдор мёртв! – заорал Рон. – Мёртв!!! Он не смог спасти даже свою жизнь, и после этого ты хочешь, чтобы он спас наши!?

– Я не узнаю тебя, – побледнев ещё больше, ужаснулась Джинни. – Ты же сам рассказывал мне о смысле полного пророчества… Ведь в нём говорилось, что Гарри – Избранный, что только ему по силам уничтожить Волан-де-Морта…

– Пророчество имеет смысл лишь потому, что мы сами вкладываем в него этот смысл! – закричал Рон ещё громче. Толпившиеся вокруг ученики вздрогнули, но никто из них даже не раскрыл рта. – Гарри такой же, как мы! Не лучше и не хуже! И если мы не сможем остановить Пожирателей смерти, Гарри их тоже не остановит!

– Но нам нужно хотя бы объединиться с ним! – не сдавалась Джинни. – По одиночке мы ничего не сделаем!

– Будет слишком поздно! – рявкнул Рон, и пол под ногами юных волшебников задрожал, а грохот стал невыносимым. – Или сражаться сейчас, или никогда!

– Но тогда тебя ждёт смерть!!! – закричала изо всех сил Джинни. По красному лицу Рона скользнула недобрая, обречённая улыбка, и он воскликнул:

Она нас всех ждёт!

И, не дав Джинни более ничего возразить, Рон во весь дух понёсся обратно. Немного поколебавшись, несколько гриффиндорцев рванулись вслед за ним. Джинни же, сжав зубы от нестерпимой душевной боли, кинулась к потайному проходу. И Невилл, и Полумна, и оставшиеся ученики побежали за ней.

В Большом зале, тем временем, вовсю кипел бой. Превратившись обратно в человека, Макгонагалл сотворила несколько сложных движений палочкой – и один из столов обернулся громадным деревянным великаном, вставшим на ноги и принявшимся разбрасывать во все стороны Пожирателей. Флитвик же вызвал мощный воздушный вихрь, сметающий противников на своём пути. Прислужники Волан-де-Морта перепугались не на шутку: такого могучего сопротивления они явно не ждали. Однако отступать Пожиратели смерти не собирались. В вестибюле стоял Волан-де-Морт, а значит, бегство было равносильно смерти.

Кентавр Флоренц успел сразить из лука трёх Пожирателей прежде, чем в него попало с полдюжины смертельных проклятий. Молодой мракоборец пускал заклинаниями из-за щита, созданного Флитвиком, но один зелёный луч разбил щит вдребезги, а другой сразу же поверг мракоборца наповал. Защитников Хогвартса становилось всё меньше, однако они продолжали бороться.

Джинни, между тем, наконец-то добралась до чёрного хода. В месте, где обычно была голая стена, красовалась дверь. Рядом с ней стоял мракоборец, с потрясённым лицом глядя в необычный пергамент и бормоча:

– Они предали нас… всё было подстроено… Они всё знали, они разыграли по нотам целый спектакль… И помощь не придёт, ждать её бессмысленно… бессмысленно…

Заметив, что ребята остановились около него, мракоборец закричал:

– Не задерживайтесь! Проходите! Проходите, пока ещё не поздно!!!

Джинни вбежала в проход и понеслась по нему что было духу. Остальные ученики не отставали. Спустя непродолжительное время они уже выскочили на поляну, которая находилась за пределами школьной территории. Однако антитрансгрессионные чары здесь всё же присутствовали. По поляне сломя голову бежали некоторые отставшие от основной массы ученики, но несколько младшекурсников стояли как небольшие столбики и с застывшим ужасом в глазах смотрели на небо. Расположившийся у выхода мракоборец глядел туда же и, выставив вперёд волшебную палочку, медленно пятился. Джинни тоже взглянула вверх, и её тело начала бить мелкая дрожь: затмевая собой звёзды, к поляне летели сотни дементоров. Вокруг стоял потусторонний холод, все хорошие мысли и даже последние надежды канули в небытие, уступив место безысходности и страху.

– Бежим!!! – собрав всю свою волю в кулак, заорала Джинни и из последних сил ринулась вперёд. Невилл, Полумна и ещё кое-кто из учеников не отставали.

Однако дементоры уже пошли на спуск. Трава и листья ближайших деревьев начали покрываться инеем, и Джинни, пересекшая половину поляны, осознала, что ей не успеть до леса, где антитрансгрессионных чар не было. Перед её глазами отчётливо встала сцена, когда на похоронах Дамблдора Гарри сказал ей, что не может быть с ней вместе, пока не уничтожит Волан-де-Морта. И сейчас Джинни показалось, что всё уже кончено, что Гарри не победит Тёмного Лорда и никогда не вернётся к ней… никогда… А она так любила его, любила с того самого момента, как первый раз увидела… Джинни вспомнила, как на шестом курсе Гарри впервые поцеловал её, и это как будто придало ей сил. Направив волшебную палочку на уже нависшего над ней дементора, Джинни закричала:

Экспекто патронум!

Мощное свечение вырвалось из её палочки – и ближайшие дементоры в ужасе полетели прочь. Оглянувшись, Джинни увидела, что Невилл с Полумной в паре метров от неё тоже выпустили Патронусов. Мракоборец бежал со всех ног, а летящий над ним и отпугивающий дементоров белый конь с каждой секундой тускнел. Остальные ученики в панике разбегались по поляне, и дементоры десятками нападали на них. Дин Томас тщетно пытался вызвать Патронуса. Из его палочки вырвалась лишь небольшая струйка белого дыма, затормозившая одного дементора, другие же, жутко втягивая в себя воздух, налетели на Дина и повалили его на замёрзшую траву. Не выдержав, Джинни заплакала. Ей хотелось немедленно кинуться и спасти своего бывшего парня, спасти всех погибающих у неё на глазах ребят даже ценой собственной жизни, но она прекрасно понимала, что это ей не удастся. Схватив ближайшего к себе второкурсника за шиворот, Джинни побежала вместе с ним к краю поляны. Невилл и Полумна последовали её примеру.

Джинни почти достигла своей цели, когда с десяток дементоров преградили ей путь. Взмахнув на них волшебной палочкой, девушка завопила:

ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ!!!

Полыхнула слепящая вспышка белого света – и дементоров буквально снесло в сторону. Выскочив из поляны, Джинни опять оглянулась: Невилл с Полумной спешили к ней, каждый из них тащил с собой по младшекурснику.

– Трансгрессируем в Хогсмид, а там видно будет! – крикнула им Джинни и, не дожидаясь ответа, трансгрессировала вместе с перепуганным второкурсником. Спустя несколько секунд, и Невилл, и Полумна тоже исчезли из поля зрения разъярённых дементоров.

Тем временем, в Большом зале Пожиратели смерти перешли в наступление. Деревянный великан развалился на части от залпа проклятий, а кому-то из тёмных колдунов удалось попасть взрывным заклинанием в самое основание убийственного растения, отчего оно тут же превратилось в прах. Профессор Стебль отчаянно оборонялась, но одно из смертельных заклятий, во множестве выпускаемых Пожирателями, всё же задело её. Спустя несколько секунд Флитвика постигла та же участь. Макгонагалл осталась одна, но достать её у прислужников Волан-де-Морта никак не получалось. Директор Хогвартса, будучи опытным анимагом, постоянно превращалась то в кошку, то обратно в человека и даже успела создать ещё одного гиганта, на этот раз из камня. Впрочем, с Макгонагалл остались сражаться лишь только десятка полтора Пожирателей. Остальные уже бежали вглубь школы.

Между тем, у ворот, ведших на территорию Хогвартса, трансгрессировали Снегг и несколько Пожирателей смерти с мётлами в руках. Не теряя времени, они оседлали мётлы и в считанные секунды долетели до распахнутых входных дверей школы. Спешившись, Снегг с компанией миновали вестибюль, поклонившись завершающему чтение заклинания Волан-де-Морту, и вбежали в Большой зал. По стенам всё ярче и ярче полыхали бледно-зелёные вспышки света, а пол дрожал всё сильней. Грохот перешёл в оглушительный гул, доносившийся, как могло показаться, глубоко из-под земли.

Не мешкая, Снегг с Пожирателями присоединились к колдунам, дерущимся с Макгонагалл. Одним коротким взмахом палочки превратив каменного великана в пыль, Северус напустил на свою бывшую коллегу непроницаемое облако тьмы, однако Макгонагалл, увернувшись от двух зелёных лучей, резко рассекла волшебной палочкой воздух. Освободившееся заклинание вмиг сдуло и тьму, и нескольких Пожирателей, но Снегг устоял. Он сразу же запустил в Макгонагалл ещё одним заклятьем. Та обернулась кошкой, избежав магии, но как только она снова стала человеком, Северус в мгновенье ока парализовал её и выбил у неё волшебную палочку. Кое-кто из Пожирателей хотел добить директора Хогвартса, однако Снегг резко поднял левую ладонь вверх, – и больше ни одно заклинание не попало в Макгонагалл.

Между тем, свечение стен достигло своего максимума. Снаружи Хогвартс мог показаться жутким зелёным костром колоссальных размеров. Внезапно гул полностью прекратился, а сияние принялось стремительно подниматься вверх, срываясь с верхушек башен мощными струями мёртвенно-зелёного пламени. Струи объединились в одну, которая некоторое время продолжала взмывать ввысь, после чего с оглушительным громом взорвалась, образовав, как и заклинание «Мортмордре», зелёный череп со змеёй вместо языка, только во много раз большего размера. Окрестности Хогвартса потонули в ядовито-зелёном свете, а в Большом зале настала сравнительная тишина. Ни свечения стен, ни дрожания пола, ни грохота более не было.

– Все враждебные нам заклинания сняты, – раздался позади Снегга высокий холодный голос только что трансгрессировавшего в Большой зал Волан-де-Морта. – О, только посмотрите на это!.. Отлично, Северус, отлично!

Волан-де-Морт прошёл мимо Снегга к парализованной, но прекрасно всё видевшей, слышавшей и понимающей Макгонагалл.

– Минерва, я очень рад, что тебе удалось выжить, – сказал Тёмный Лорд, смотря сверху вниз на Макгонагалл и улыбаясь. – Я не имел возможности поговорить с тобой ранее, но теперь мы сможем ликвидировать это упущение. Однако не сейчас, у меня слишком много неотложных дел. Унести её!

Двое Пожирателей смерти подхватили Макгонагалл и понесли её из Большого зала. Снегг последовал за ними. Оставшиеся Пожиратели принялись приводить Большой зал в нормальный вид, а Волан-де-Морт неторопливо подошёл к мракоборцу, стоявшему у стены и глядящему в необычный пергамент полным изумления и ужаса взглядом.

– Где Тихомиров? – спокойно спросил у мракоборца Волан-де-Морт, пристально глядя ему в глаза.

– О-о-он… о-о-н-н… – заикаясь и трясясь всем телом от страха, промямлил мракоборец, но Волан-де-Морт не стал церемониться и вырвал пергамент из его рук. Взглянув на него, Тёмный Лорд обнаружил застывшее изображение полупустого кабинета с осколками стекла на полу. Поверх него горела красным надпись:

ВНИМАНИЕ! В системе видеонаблюдения обнаружен вирус: «Троян-Закольцовщик 666». Попытаться извлечь файлы вируса? (Да/Нет)

Долго не думая, Волан-де-Морт ударил своей волшебной палочкой на «Да». Спустя мгновение, на пергаменте появилась чёрная горящая рука, показывающая неприличный знак, а справа от неё – такая же чёрная и горящая голова с рожками, трясущаяся от смеха. Через несколько секунд и голова, и рука взорвались, а вместо них высветилась новая надпись:

Ошибка! Файлы вируса самоуничтожились!

Волан-де-Морт ещё раз коснулся пергамента палочкой – и надпись исчезла, осталось лишь изображение опустевшего кабинета. Не мешкая, Волан-де-Морт плавно провёл волшебной палочкой внизу пергамента справа налево, вследствие чего изображение замелькало, но спустя секунду вновь установилось. Теперь в кабинете стоял человек и глядел в такой же пергамент, какой сейчас держал в руках Тёмный Лорд. Это был Александр Тихомиров. Несколько секунд он продолжал неотрывно смотреть в пергамент, после чего неожиданно со злостью пнул письменный стол. Ничего заметного со столом не случилось, но окно и несколько пустых колбочек, стоявших на полках длинного шкафа, разлетелись вдребезги. А через секунду Тихомиров уже достал из-под стола раскрытую дорожную сумку. Книги, флакончики с зельями и ещё множество всяких предметов стремительно полетели в неё со всех сторон. Спустя пару секунд Александр перекинул сумку, явно заколдованную на увеличение вместительности, через плечо. Небольшой опустевший книжный шкаф, стоявший в углу у окна, отъехал в сторону, и Тихомиров, встав на его место, исчез в вихре своей мантии.

Волан-де-Морт перевёл взгляд с пергамента на трясущегося мракоборца и ничего не выражающим голосом заговорил:

– Так значит, он получил контроль над вашей системой видеонаблюдения, снял у себя в кабинете антитрансгрессионные чары и мог незаметно покидать Хогвартс, когда ему вздумается. И всё это прямо у вас под носом…

Мракоборец ничего не ответил, лишь ещё сильнее задрожал. Однако, на его удивление, Волан-де-Морт вручил ему пергамент обратно со словами:

– Прекрати трястись, я не собираюсь тебя убивать. Большего я от вас и не ждал.

Волан-де-Морт неторопливо отправился прочь от мракоборца. Тот, видимо, набрался смелости и воскликнул:

– Он испугался одного вашего вида, милорд! Я уверен, он никогда не осмелится помешать вам!

– Ты заблуждаешься, – тихо проговорил Волан-де-Морт, не поворачивая головы. – Он ещё придёт.

Тем временем, Пожиратели смерти успели привести Большой зал в порядок: трупы были убраны, пол починен, а восстановленные столы сдвинуты к правой от входа стене. Снегг как раз вернулся обратно, а за ним следовали ученики. Главным образом, это были слизеринцы, но вместе с ними шли и несколько представителей других факультетов, даже Гриффиндора. Слизерин же был представлен в полном составе.

Волан-де-Морт занёс ногу – и под ней из ниоткуда возникла ступенька, зависшая в воздухе, словно сила гравитации на неё не действовала. Поднявшись таким образом на парящую в воздухе своеобразную лестницу, Тёмный Лорд оглядел уверенным взглядом собравшихся в Большом зале учеников. Снегг и ещё кто-то из Пожирателей встали с двух сторон от основания лестницы.

– Вы сделали правильный выбор, мои друзья, – в наступившей тишине громко и отчётливо произнёс Волан-де-Морт, обращаясь к столпившимся ученикам. – Знаю, многие из вас сомневались и даже боялись восстать против существующей системы, но каждый из вас нашёл в себе силы сделать это. И уже сегодня вы доказали, что достойны того волшебного дара, который достался вам от ваших родителей. Этот день запомнится всем нам, как начало новой эры. Эры, когда рухнут старые предрассудки и убеждения; эры, когда маглы узнаю своё место в этом мире; эры, когда лишь только действительно способные и достойные будут стоять у руля; эры, когда человеческая грязь сотрётся с лица Земли во имя процветания и благополучия нашего общества!

Большой зал взорвался воодушевлёнными криками и восклицаниями. Некоторые восторженно выкрикивали: «Да здравствует Тёмный Лорд, величайший из волшебников!», другие орали: «Да! Покажем маглам, чего мы стоим!», третьи просто фанатично аплодировали… Волан-де-Морт, довольно осматривая представителей молодого поколения, готовых служить ему, заметил, что в Большой зал вошли двое Пожирателей, тащивших под руки какого-то рыжеволосого парня, и остановились в сторонке. Плавно опустившись вместе с верхней ступенькой на пол, Волан-де-Морт приблизился к упомянутым Пожирателям.

– Он оказал упорное сопротивление, милорд. Серьёзно ранил одного из наших, – ответил один из Пожирателей на немой вопрос своего господина. – Прикажете добить его?

– Нет, отпустите, – отозвался Волан-де-Морт. Пожиратели послушно отпустили парня, и тот шлепнулся на пол. От этого он, кажется, пришёл в себя. Приподняв голову и взглянув на Волан-де-Морта затуманенными глазами, рыжеволосый парень смертельно побледнел и задрожал всем телом, как осиновый лист.

– Прошу любить и жаловать! – вглядываясь непродолжительное время в глаза парня, с сарказмом воскликнул Волан-де-Морт. – Рональд Уизли, ближайший друг великого Гарри Поттера!

И Пожиратели смерти, и ученики захохотали и заулюлюкали.

– Предупреждал ведь его, чем это закончится, но что с дурака взять? – держался за живот Забини. – Хорошие мозги, судя по всему, никогда не являлись достоинством семейки Уизли!

– Это точно! – вторил Нотт, хохоча вместе с Биношом, присоединившимся к своим старым друзьям Драко Малфоем и другими слизеринцами. – Идиоты всегда плохо заканчивают!

Между тем, в Большой зал суетливо вошёл ещё один Пожиратель, тащивший кого-то за собой. Увидев Волан-де-Морта, стоявшего около израненного Рона, он громко и радостно воскликнул:

– Милорд, у меня ещё один!

Волан-де-Морт оглянулся на Пожирателя, а тот собрался, было, предоставить пленника, но обнаружил, что он уже мёртв.

– Упс, – глупо и испуганно улыбнулся Пожиратель. – Ещё недавно был тёпленьким…

Волан-де-Морт лишь усмехнулся, а его прислужники и ученики опять заржали, теперь над незадачливым Пожирателем и его жертвой. Рон же, от страха готовый провалиться сквозь землю, с трудом повернул голову и узнал в окровавленном трупе одного из братьев Криви.

– Так где же он? – спросил Волан-де-Морт, вновь взглянув на Рона, и хохот мгновенно утих. – Где Гарри Поттер, Мальчик-Который-Выжил, Избранный, последняя надежда человечества? Что-то не видно растрёпанной шевелюры, не слышно победных криков… Не знаешь? А я знаю, я знаю о нём всё. Он сейчас в Албании, близ деревушки Джуджа. Развлекается с твоей девушкой… Ведь Гермиона была твоей девушкой, она нравилась тебе, не так ли? А он увёл её у тебя, причём как увёл!.. Он предал тебя, Рон, он предал всех вас, а я друзей не предаю. Ему плевать на тебя, он только обрадуется, когда ты умрёшь, ведь ты его соперник… Знаешь, многие любят говорить: «У меня не было выбора, я не мог поступить иначе». Это всё бред! Выбор всегда есть, это лишь вопрос цены. И сейчас у тебя тоже есть выбор: либо присоединиться ко мне, либо к нему, – Волан-де-Морт указал на мёртвого Криви. – Решать тебе!

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 77 (показать все)
Pumpkinhead
Это эпично!
Так, уважаемый автор, немедленно пишите на мыло Worner Brothers или даже самому Йетсу! Ваш фик окажется просто великолепным сценарием для голливудского блокбастера века! Фтопку условия Ро!
Единственное что не нравится-смерть главных героев)))люблю ХЭ...
Lord_Potter,
вот уж что не нравится - так это спойлеры)
Хэлен Онлайн
Вроде все xорошо, а не цепляет
Helen 13, прочитайте до конца))
Хэлен Онлайн
Lord_Potter Как ра3 в процессе чтения
Дочитаю - отпишусь
Блин, концовка открытая, будто автор хотел проду писать... Не написал, я так понимаю?)
Хэлен Онлайн
Ох, не сдержалась.
"...построили новый судебный зал, чтобы все желающие могли прийти посмотреть на суд. Вход был бесплатным".
По-вашему, вход на ОТКРЫТОЕ заседание может быть платным?!
и еще:
"...Гарри сразу узнал Забини, Биноша, Перкенса, Гойла, Нотта и Пэнси".
Значит, Паркинсон его тайная подружка, раз уж он ее (единственную из слизеринцев) называет по имени? Ведь речь-то именно о том, что ГАРРИ узнал, а не автор.
Helen 13,
ох, Вы явно придрались по второму пункту! Слова то не Гарри, а рассказчика, значит называть персонажей при перечислении он может на свой вкус не опасаясь обвинений в отсутствии логики.
*не удержался))
Хэлен Онлайн
P_Ekman, я же из лучших побуждений, чтоб текст был доведен до совершенства))
Автор, надеюсь, не обидела?
Даже тошно читать уж простите..
Настолько мрачный фанфик, что даже греет душу как-то.
Неплохо, неплохо.

Конечно, много логических ляпов - и самый главный - почему маги не разобрались с маглами давным-давно, если они настолько сильны? Да и беспомощность простых людей вызывает недоумение.

Но все равно - неплохо.
Мрачности не заметил от слова совсем,разве что грустная концовка, как напоминание о цене победы. А вообще не могу не отметить великолепную сцену спасения Гермионы- просто невероятный накал страстей,напряжение, которое можно потрогать рукой. Здорово.
Минус фика в том, чио здесь явно преувеличывают силы девушек. Здесь они ужасно сильны. Как будто автора оооочень сильно убивает то, что парни считают их слабее их ( что в общем то правда. Они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО Слабее парней физически и без тренировок). Я не буду много писать, но я хренею изза силы Герми, как будто она приняла на себя руны, зелья и/или хаклинания силы, ловкости и выносливости
Если сделать скидку на время написания фика, то читать можно.
Простие. У меня одного чувство что я прочитал 3 эпизод звездных воин на мотив гарри поттера? На момете когда"ВНИМАНИЕ" ПалТатин бил в Кингсли молнией а В.Д. отрубил ему руку с палочкой у меня аж глаз задергался...И еще момент ужасный. Автор ввел 3 очень редких древних заклятья в фик КОТОРЫЕ ПОТОМ ЮЗАЛИ ВСЕ КТО НЕ ПОПАДЯ...Ужасная попыткп подогнать Стар Варс но время затраченное на текст достойно уважения!Извините наболело.
Понравилось, а продолжение будет? Возвращение Гарри Поттера (аля "Возвращение джедая")
Мдэ... Нет слов. Печально осознавать но фандом постепенно изживает себя.
Перемудрили, вы, автор. Сильно перемудрили
atera21
это не фандом изживает. Это олигофрены не смотрят на дату публикации.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх