↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Новые истории старого замка (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
General
Жанр:
Приключения, Фэнтези, Общий
Размер:
Макси | 191 Кб
Статус:
В процессе
Прошло 19 лет, а старый добрый Хогвартс почти не изменился. Всё так же с распростёртыми объятиями принимает он маленьких колдунов и волшебниц. И с каждым пришедшим учеником начинается новая история.
Нашим героям предстоит столкнуться с самыми разнообразными сюрпризами мира магии, завести друзей, впервые влюбиться и много-много другого в самой лучшей школе чародейства и волшебства - Хогвартс.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

3. Наследие Мародёров

Всю первую неделю сентября держалась такая же чудесная осенне-ясная погода, как и в день приезда в Хогвартс. Из-за этого об учёбе думали разве что первые два курса и некоторые уникумы-третьекурсники. Большая часть студентов на каждой перемене выходила в один из внутренних двориков и наслаждалась последними тёплыми деньками.

Курт Финниган был одним из тех немногих учащихся третьего курса, которые с первых же дней озаботились домашними заданиями. В среду, переговорив с молоденькой преподавательницей трансфигурации и взяв несколько книжек в библиотеке, он наконец вырвался из замка. Курт направился к озеру, надеясь встретить там друзей. У многих компаний было «своё» дерево, под которым они коротали погожие вечера. Парень издалека завидел знакомые фигуры под стройным ясенем. Хотя его крона была довольно пышной, солнце всё же пробивалось сквозь неё. По этой причине место под ним сразу же облюбовал Фред, который был тепло— и светолюбивым. Он говорил, что Солнце — родной прапрапра… всех Уизли. Потому-то весной большинство из них просто зацеловано дедулей после долгой разлуки. Если верить этой теории, то Фред был одним из самых любимых внуков — он был нещадно конопат независимо от времени года. Вот и сейчас паренёк развалился на траве, позволяя солнцу пересчитывать веснушки. Приоткрыв один глаз, он приподнялся на локтях и хитро улыбнулся.

— Ого-о, какие люди к нам пожаловали! Поттер, гляди-ка, сам мистер Курт-Зубрилка-Финниган почтил нас своим присутствием. Что, библиотека закрыта?

Курт пропустил мимо ушей эти реплики. Раньше подобные колкости его расстраивали, он пытался шутить в ответ, но у Фреда язык был подвешен намного лучше, поэтому Финниган просто решил не обращать внимания. Он опустился на землю рядом с Поттером.

Джеймс, который до этого дремал, привалившись к дереву, рассеянно посмотрел на подошедшего друга и спросил:

— Ну, как там твоя… м-м… трансфигурация?

— Можешь не делать вид, что тебе это интересно, — хмыкнул Курт. — Лучше расскажите мне, что вы тут придумали, пока меня не было.

Уизли перевернулся на живот и состроил невинную мордашку:

— Ты о чём? Думать? Это не по нашей части. Ты же у нас умник.

Курт скептически оглядел Фреда и повернулся к Поттеру.

— Да пока что-то ничего дельного в голову не лезет… Конечно, пятничная вечеринка на наших плечах. Бейл с шестого курса сказал, что в этом году это мой священный долг, ведь у меня, видите ли, брат на Гриффиндор поступил.

— Допустим. Вам же не впервой на кухню пробираться. В чём проблема-то?

— А в том, мой дорогой друг, — отозвался Уизли, — что на вечеринках не только едят.

— Вот как? И что вам конкретно надо достать?

Джеймс стал загибать пальцы:

— Сливочного пива чем больше, тем лучше. Огневиски хотя бы одну бутылку, если хотим, чтобы седьмой курс присоединился…

Курт достал блокнот и начал записывать. Фред ухмыльнулся, но от комментариев воздержался. Хоть Финниган и не участвовал в их проделках, но котелок у него варит будь здоров. Вообще-то, на первом-втором курсе он пытался заделаться хулиганом, но тут и нюхлеру было понятно, что этот мальчик не годится для розыгрышей. Во-первых, ему всегда было стыдно доставлять кому-то неприятности. Курт об этом помалкивал, но пылающие уши выдавали его с потрохами. А во-вторых, он так нервничал, что вздрагивал от любого шороха и ронял всё, что держал в руках. Фред с Джеймсом даже стали бояться, как бы с ним припадок не случился. Однажды, когда они втроём «вышли на дело» после отбоя, у Курта пошла носом кровь. В итоге пришлось оставить его в гостиной. И помимо всего прочего, он абсолютно не умел врать. Когда ребята были на втором курсе, Курт был пойман профессором МакГонагалл ночью на лестнице, ведущей в Северную башню. В руках у него была коробка, в которой подпрыгивал и попискивал целый выводок карликовых пушистиков (четвёртый курс хотел сорвать урок прорицаний и попросил младших помочь). В ответ на вопрос директора: «Что вы здесь делаете, мистер Финниган?». Он пролепетал:

— М-мне сказали, что п-профессор Трелони знает всё о смерти и… и я хотел узнать, какой из пушистиков проживёт дольше. П-подарок п-подруге.

Когда же профессор поинтересовалась, что он сделает со всеми остальными, Курт, выпучив глаза, выдал:

— Отдам Хагриду! Он всегда мечтал… — на этом месте он замялся. Все знали, что сердце лесничего принадлежало всяким жутким созданиям. Поэтому, не закончив предыдущее высказывание, мальчик выпалил следующую гениальную идею. — Можно наколдовать клыки… и шерсть… зелёную… и увеличить… ну, знаете… трансфигурация!

Тогда его даже не наказали. Профессор МакГонагалл раздала несчастных пушистиков девчонкам и отправила не менее несчастного Финнигана в Больничное крыло за тонизирующим зельем. А ребята со всех факультетов ещё долго подшучивали над Куртом, предлагая заполонить избушку Хагрида «зелёными клыкастиками». После того случая Джеймс вызвал друга на серьёзный разговор.

— Курт! — начал он, подсаживаясь к нему на скамейку во внутреннем дворе.

— М-м? — Финниган неуютно заёрзал под его пристальным взглядом.

— Ты же понимаешь, что так не может продолжаться?

— Если ты о той ситуации с пушистиками, то я уже извинялся. И перед четвёртым курсом тоже. Ну не мог же я знать, что МакГонагалл…

— Стоп, стоп, стоп. Я не об этом. Я о шутках в общем и целом. Тебе ведь это не по душе. Мне кажется, не нужно тебе в этом участвовать.

Курт опустил голову и, не глядя Джеймсу в глаза, тихо сказал:

— Вот как… Я знал, что рано или поздно так будет. Я всегда был обузой. От меня сплошные проблемы. Просто… Я думал, мы друзья…

Поттер не мог сообразить, чего Курт так расстроился. По его расчетам тот наоборот должен от радости скакать, а он того и гляди разревётся.

— Мы и есть друзья! — удивлённо подтвердил он. — Не обязательно же нам быть одинаковыми…

— Погоди… Так мы продолжим общаться? — Курт с надеждой поднял глаза.

— Ты что идиот? Конечно! А ты решил, что мы от тебя избавиться хотим? — Джеймс расхохотался. Финниган тоже неуверенно улыбнулся.

— А Фред?

— А что Фред?

— Он не против? Ну, в смысле…

— Будет ли он с тобой дружить, хоть ты и не участвуешь в проделках?

Курт кивнул.

— А куда он денется то? Ты не смотри, что он всё время подкалывает. Это не со зла. Такой уж он человек. На самом деле, Фред добрый. А к манере общения привыкаешь. Мы с ним с пелёнок знакомы, и всегда вместе вытворяли всякую ерунду. Бабушка с ума сходила. Но если там помощь нужна какая-то, Фред ни разу не подводил. И малыши его любят, это тоже о чём-то говорит. Они понимают побольше нашего.

На этой философской ноте «серьёзный разговор» был окончен. С тех пор действительно стало проще. Курт мог принимать участие в подготовке к розыгрышам. В основном, он просчитывал факторы, которые могут помешать, и придумывал, как избежать этого. В этом ему помогала его же боязнь: в голове появлялось множество «а что если…», которые необходимо учитывать. Так проделки Фреда и Джеймса стали изощрённее, мальчишек стало почти невозможно поймать на месте преступления, а Курт обеспечивал им алиби. Когда происходила какая-то непредвиденная ситуация, вся школа знала, чьих это рук дело, но доказать практически никогда не получалось. Зато уж если ловили, то наказание было невероятно строгим. Учителя будто отыгрывались за все предыдущие шутки, да и за последующие тоже.

Следует отметить, что до серьёзного вредительства мальчишки никогда не опускались. По большей мере они устраивали что-то весёлое и максимально непонятное. Они любили удивлять. Если розыгрыш и был направлен против кого-то конкретного, то этим кем-то оказывался либо обидчик младшекурсников и девчонок, либо мелкий пакостник, либо просто отъявленный негодяй. Инициатором таких «карательных миссий» был обычно Джеймс. У него было обострённое чувство справедливости, что довольно редко встречается у разгильдяев. Хоть он и носил имена аж двух Мародёров, он бы не стал издеваться над человеком только потому, что тот ему не понравился. Если говорить откровенно, то от Джеймса Поттера и Сириуса Блека он унаследовал только убийственное обаяние помноженное на чувство юмора (как следствие — популярность среди девчонок), периодическое желание покрасоваться, ну и Карту Мародёров, которую он этим летом стащил из отцовского стола.

Карта чаще всего была у Курта. Вот и сейчас он прокладывал оптимальный маршрут от кухни до гостиной Гриффиндора. У ребят была одна мантия невидимка, взятая из магазина отца Фреда. Конечно, не такая крутая, как семейная мантия Поттеров, но хоть что-то. Минусы этой невидимки заключались в том, что если её заляпать едой, магические свойства могут подпортиться, и ещё она с лёгкостью поддавалась действию Манящих чар.

По поводу напитков решили написать всё тому же Джорджу Уизли. Фреду повезло, что его отец в своё время тоже был шалопаем. Сливочное пиво он передаст вообще без вопросов. С огневиски чуть сложнее, но тоже можно попытаться его уговорить. Оставалось придумать развлечения.

Ближайшие два дня обещали быть насыщенными.

Глава опубликована: 13.08.2015


Показать комментарии (будут показаны 9 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх