↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Алиса Лидделл (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
не указано
Размер:
Миди | 61 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU
Алиса Лидделл - пациентка психиатрической клиники, которая спит двадцать часов в сутки. Просыпаясь, она беседует c доктором Беккером о реальном мире, в котором изобрели джинсы и колючую проволоку. Неизменным в её рассказах остаётся то, что засыпая, она оказывается в действительно реальном мире, где Алису ждёт Он. Безумный Шляпник. И настоящая жизнь.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

4

Жила-была на свете девочка Алиса. Занималась своими делами, никого не трогала. А потом нежданно-негаданно заснула, и проснулась уже совершенно в другом месте. Но это полбеды. Алиса даже не ощутила разницы. Она продолжила жить, как обычно, с новыми людьми, в новом доме, заниматься новой работой. Единственное, что не изменилось — это внешность Алисы, её черные, как смоль, длинные волосы и яркие, притягательные изумрудные глаза. В остальном… Что ж, нельзя поставить в упрек Алисе, что она забыла своих родных и близких и вообще всё, что связывало её с прежней жизнью. Ведь девочка засыпала и видела сны. В какой-то из обычных рутинных дней она приходила домой, чистила зубы, ела что-нибудь лёгкое на ужин, наверное, с кем-то общалась, возможно, уделяла время своим увлечениям, ну а потом… Она закрывала глаза и наутро просыпалась в хижине у океана. Или в каюте орбитальной станции. Или в камере строгого режима. И шла отбывать срок, чинить системы электроснабжения космического лайнера или собирать кокосы. И так много, много десятилетий. Единственное, что оставалось неизменным — это внешность Алисы. Её глубокий взгляд изумрудных глаз и прямые, как струна, чёрные волосы… Отправную точку девочка забыла уже давно. Она не знала, сколько ей лет, как долго она не стриглась и какой сейчас год. Она просто проживала жизнь за жизнью, в совершенно случайный день проваливаясь в новый мир. Ей было неведомо то, что ты, дорогой читатель, получаешь на блюдечке. Сказал бы ей кто-нибудь эту информацию, Алиса бы уже наверняка придумала совершенно гениальное решение проблемы. Но время шло, утекало сквозь пальцы, мимо шелестящих листьев и бушующих волн, вдоль пояса астероидов и горных хребтов, оно уходило всё дальше от Алисы. Время… Она бы никогда не подумала, что за этим простым и понятным словом кроется так много. Если бы ей кто-нибудь сказал, что она спит уже тысячи лет, она наверняка придумала бы решение проблемы. Но мир молчал, Алиса спала, а видения продолжались.

Первая мысль Алисы, когда Шляпник рассказал ей о новом — для неё, и изначальном — для мироздания, устройстве жизни, была забыть весь этот бред и вернуться в Страну Чудес. Но потом Шляпник оповестил её, что Страны Чудес больше нет. Что эта довольно громоздкая система образов и наваждений, созданная для большого количества сознаний, растворилась.

— А как мы оказались здесь? — задалась вопросом Алиса.

Шляпник с притворной скромностью потупил взгляд:

— Это работа рук вашего покорного слуги.

Чешир надрывисто мявкнул.

— И, конечно же, уважаемого системного смотрителя, господина Чеширского Кота.

— Что? Какого смотрителя? Чего системного? — в голове Алисы вновь завертелась кутерьма образов и догадок.

Жил был на свете замечательный мальчик, звали его Шляпник. Никто уж не помнил, почему ему дано такое имя, он ему соответствовал с огромным удовольствием. Да ещё и умудрился получить прозвище, но об этом позже. Однажды Шляпник, занимаясь своими обычными делами, заговорил на неизвестном миру языке. В самом деле неизвестному, потому что беднягу никто не мог понять. Он говорил вроде бы обычные слова, но по окончании фразы смысл ускользал от слушателя. Шляпник говорил слова, а они казались окружающим набором букв. Шляпник пытался записать свои мысли, но выходил лишь стройный ряд красивых, но, к сожалению, совершенно непонятным символов. Бедняга и сам не мог их прочесть, с тех пор он мог лишь думать. И он много думал. Так долго, что перестал понимать остальных людей его мира. Всё больше отдаляясь от своего вида, он приближался к пониманию того, что он живёт не под своей звездой. Вселенная словно отторгала его. Он не мог есть нормальную пищу, люди видели его чудовищем, слова его и Человечества стояли по разные стороны баррикад понимания. Шляпник обезумел. По крайней мере ни один из видевших его сказал иначе. Безумный Шляпник, он стал бельмом своего мира. Мало кто выдержит подобный удел. И он не выдержал. Найдя самую высокую вершину планеты, несчастный сначала покорил её, а затем, спрыгнув вниз, пролетая над горным хребтом, сплошь усеянным острыми камнями, отстегнул парашют.

На глаза Алисы выступили слёзы. Рассказывал не Шляпник, теперь настала очередь повествования Чеширского кота как наиболее стрессоустойчивого. Шляпник лишь сидел, потупив взгляд и сжав кулаки. Ему было нелегко вновь переживать все те эмоции, пусть и лишь в мыслях.

Шляпник разбился. Конечно же, насмерть. Острые обломки камней насквозь проломили ему череп и проткнули мягкие ткани, позвоночник надломился в нескольких местах, артерии изорваны. Стоя на краю обрыва, Безумный Шляпник думал, что его безумие дошло до своего окончательного предела. Но он пролежал час, надетый на скалы, и не умер. Он лишь чувствовал боль. Всего лишь ощущал, как рвутся ткани под тяжестью веса, получал бесконечные сигналы от нейронов мозга о том, что его корабль получил пробоину. Что произошла разгерметизация. Что его кости торчат наружу, а спина не может шевелиться, потому что опорный механизм раздроблен на маленькие кусочки. Он лежал неопределенное количество времени, стремясь ухватить ускользающую между острой, уничтожающей болью мысль: почему он не умирает? Его руки начали гнить, а щёки исклевали птицы. Он не мог пошевелить и пальцем, не мог моргнуть, потому что глазные белки иссохли и скукожились. Но тем не менее он всё видел, слышал и понимал. Боль начала постепенно уходить. Наверное, потому что мозг отказал и провёл свою последнюю операцию. Но сознание не хотело уходить. Шляпник пытался встать, но засохшее, обкусанное дикими зверями тело не могло себе этого позволить. Но однажды медведь, невесть как попавший на вершину горного хребта, решил полакомиться кусочком Безумного Шляпника. Ломтика ему показалось мало, и страшный зверь уволок немного вяленое тело в свою берлогу. А Шляпник остался лежать на месте.

На этом моменте повествования парень просто встал и ушёл. Чешир продолжил.

Шляпник потерял счёт времени. Он видел, как сменяются времена года. Провожал и встречал перелетных птиц. Видел шапочки ядерных взрывов и ощущал странный запах радиации. Его позабавили волки с голой кожей и гусеницы размером с бревно. Он пережил Человечество. Только научившись улавливать радиосигналы, он потерял их навсегда. Шляпник стал частью мёртвой, скорее даже умерщвлённой, планеты. Никто не видел его, никто не слышал его, никто не мог его понять. Стайки первобытных трёхглазых людей, пробегавших мимо, размахивающих множеством конечностей, принимали его за дух гор. А Шляпник наконец-то принял себя как ошибку мироздания. Он торжественно признался себе, что является ошибкой в программном коде вселенной. Лживой цифрой. Лишним знаком. Отмененной операцией, так и не дошедшей до центра управления. И в тот самый момент, когда несчастный объявил свой статус, явился Чеширский Кот. Точно так же, как и Алисе, забавно, издевательски, проявился своими острыми сияющими зубками. И извинился за допущенную оплошность.

— Ненавижу!!!!! — пронеслось над поверхностью Метиды.

Чешир, если можно так выразиться, пождал губы. Алиса впервые увидела на это наглой морде налёт вины.

— Он исчез с моей картины мира, — пояснил пушистый. — Я думал, что он умер. Ну как все умирают, — вот это Алисе осталось непонятным. — А, навестив его в той реальности, увидел, что бедняга не сдвинулся с места. Непр-р-риятно вышло, — Чешир взглянул в сторону парня. — Но я пр-редложил ему альтернативу. Его освобождённое сознание плюс…по-человечески это звучало бы как «дружбу со мной». И он оказался достаточно великодушным, чтобы принять предложения.

— А что он мог сделать вместо этого? — поинтересовалась Алиса.

Чешир пожал кошачьими плечами.

— Устроить конец света. Твой парень достаточно безумен для этой цели, — подмигнул Чешир.

— Откуда ты знаешь, что такое парень? — засмеялась Алиса.

— Юная леди, куря кальян, я забываю больше, чем ты за всю свою жизнь узнала, — парировал Чешир. — К слову о кальянах, — кот поспешил отплыть в воздухе на безопасное расстояние, поскольку разъярённый воспоминаниями Шляпник вернулся в компанию девушки и пушистого.

— Короче, — грубо оборвал Шляпник плавно повествующего кота. — Алиса, ты спишь. И всю свою жизнь ты спала. И никогда не жила по-настоящему, даже в Стране Чудес. Всё, что ты когда-либо видела — специально созданная такими, как он, — Шляпник ткнул Чешира в бок кулаком, — реальность.

— А ты спишь? — пытаясь разобраться, спросила Алиса.

— Я тоже сплю, но, в отличие от тебя, осознанно. Ты тоже так сумеешь.

Внезапно Алиса смутилась и отвернулась. Чешир облетел девушку вокруг и ласково промурлыкал:

— Спр-р-роси, это не страшно.

Алиса жалостливо покосилась на Шляпника, который незаметно кивнул, также понимая, что она хочет спросить.

— Как мы с тобой познакомились? — прошептала она.

— Всё в порядке. Ты и не должна этого помнить. Этого просто не было.

Алиса растерянно переводила взгляд с одного собеседника на другого. Шляпник взялся объяснять:

— Я решил на некоторое время обосноваться в реальности, которая называлась Страна Чудес. Мой дружище, — Шляпник произнёс это почти рыча, — частенько туда заглядывал, да и милое местечко вообще получилось. Ты появилась там так же, как и все. Целый день ходила по делам, а вечером пришла ко мне домой, заварила мой кофе, причём неправильно! — Шляпник надулся, словно рассерженный котёнок. — Угостила своими оладьями. И легла спать. Вот так. Оказалось, что ты помнила меня как своего… — Шляпник замялся. — Ты любила меня.

Алиса немного отстранилась.

— Я и сейчас…люблю, — едва слышно проговорила она.

— Я сразу же понял, что моя ошибка повлекла за собой и другую — тебя. Ты просто не могла меня знать, потому что волей Чеширской лапы все упоминания обо мне были стерты, все связи прерваны, вселенная окончательно позабыла о моем существовании. А тут объявляешься ты, заявляешь, что нам суждено быть вместе и примеряешь мои шляпы! Если говорить честно, у тебя не заняло много времени влюбить меня в себя по уши, — Шляпник тепло улыбнулся. — Но у нас возникла некоторая проблема. И под нами я имею в виду эту чертову Вселенную.

Чешир обмотался увеличившимся в три раза хвостом и исчез. Алиса топнула ногой.

— Он всегда так делает! Куда…

— Отстань от него. Слушай меня внимательно, — Шляпник настойчиво повернул голову Алисы к себе. — Нам нужно делать ноги отсюда.

— Откуда?

Шляпник на секунду замялся, потом посмотрел на Алису немигающим взглядом:

— Отовсюду.

— Что ты имеешь в виду? Как мы это сделаем? Что вообще происходит? — Алиса пыталась построить в голове логическую цепочку из имеющейся информации, но зияли явные пробелы. — В чём наша проблема?

— Мы — проблема. Мы — ошибка во всех этих снах, понимаешь, нас тут быть не должно. Мы занимаем чьё-то место, дышим чьим-то воздухом, это… Ты представляешь себе компьютер? У нас в Стране Чудес ведь были компьютеры? Помнишь здания, целиком состоящие из серверов? Которые рассчитывали количество необходимого воздуха для атмосферы? А теперь представь, что есть планеты, целиком состоящие из таких серверов, есть планеты — сервера. И они рассчитывают наши сны. Они каждый день улучшают свои технологии, чтобы сны казались максимально реальными. Чтобы мы не могли отличить правду от вымысла. Чтобы мы забывали правду.

Алиса схватилась за голову и посмотрела на Шляпника, который теперь казался ей не таким уж безумным.

— А мы нарушаем их расчеты, — проговорила девушка. — Мы сбиваем алгоритмы. Лишние. Беккер…

— Да, именно! Беккер пытался выяснить, откуда ты взялась и как ты можешь существовать в двух реальностях одновременно…и он частично решил свою проблему, — Шляпник понял, что ляпнул лишнего.

— Как? — Алиса сначала не поняла, но потом в её памяти начали всплывать ужасные картины холодной камеры с каменными полом и стенами, бессонные ночи, голод, усталость… — Он убил меня. В своём сне. Но как это возможно?

— Он мало того, что убил тебя, он ещё и проследит, где ты снова появилась. При целостном сознании это оказалось намного проще. К этому моменту Страна Чудес начала рушиться. Мы создали слишком много противоречий, и начали гибнуть люди.

— Но как можно погибнуть во сне?

— Можно. Во сне всё, что у тебя есть — это твоё сознание. Чем лучше ты его маскируешь, тем меньше шансов, что тебя захотят использовать. Именно поэтому я…

— Безумный?

— Именно. Но Чешир, конечно, превзошёл меня в этом мастерстве в миллионы раз. А когда твоё сознание было разделено между двумя мирами, тебя было крайне сложно отследить. Твои данные всё время менялись. Поэтому для лёгкости поиска Беккер…уничтожил часть твоего сознания.

— Это значит, что я наполовину мертва?

— Нет-нет. Сознание создаём мы сами. Своими мыслями, анализом, памятью, интеллектом, фантазией. И только от нас зависит, насколько необъятным будет наш ВНУТРЕННИЙ мир. Которым управлять не может никто. В котором наш дом в любой точке пространства и времени. Твоё сознание восстанавливается с хорошей скоростью. Ты не по годам умна, — подмигнул парень.

Алиса грустно усмехнулась.

— И что теперь? Нас хотят уничтожить?

— Разумеется.

— И нигде нет укрытия? — обреченно спросила она.

— Как же нет? А реальность? — заговорщически прошептал Шляпник, поправляя воротник жилетки.

Алиса огляделась. Они спали. Только сейчас она начала понимать всю глобальность своей ситуации.

— А где она, реальность? — задумчиво протянула она.

— Не здесь, — мявкнул Чешир, уложив хвост на плечи девушке наподобие шали.

— Чешир! — воскликнула Алиса. — Где ты был?!

Кот, не обращая внимания на девушку, серьезно, совсем по-человечески, обратился к Шляпнику.

— Я всё устроил. Нам пора идти. В запасе совсем немного времени, спустя пять минут сервер даст команду уничтожить все миры, в которых мы когда-либо были. А это почти вся вселенная. Машины так недолговечны…

— А куда пойдёшь ты? Ты ведь…сервер, — осёкся Шляпник.

Алиса как ошпаренная отпрянула от кота.

— Так он тоже…машина?! Он не настоящий кот?!

Шляпник с Чеширом громко рассмеялись, как давние, проверенные временем, друзья. Они хлопали друг друга по плечам и сгибались всё ниже, пока не упали на землю и не наали колотить кристаллический снег руками.

— Ну перестаньте уже! Надоели.

-Дорогая, где же ты видела говорящих котов в человеческий рост? — сквозь смех выдавил парень, вставая и отряхивая брюки.

— И людей, полых изнутри, — оскалился Чешир и пронзил Шляпника появившейся из ниоткуда стальной пикой.

— Шляпник!!! — воскликнула Алиса, подхватывая парня. — Ты, чудовище!! Не приближайся! — она замахала руками в сторону Чешира, понимая, что в случае нападения защищаться ей будет нечем. — Ты его обманул! Предатель! Ты убил его!

К громадному удивлению, Шляпник зашевелился в её объятиях и попытался встать.

— Кот, не время для представлений! У нас меньше минуты.

Алиса, окончательно потеряв смысл в происходящем, начала просто наблюдать. Парень с котом взялись с ней за руки, после чего мир вокруг начал взрываться, а Алиса получила резкий удар по лбу. Свет погас. Занавес.

Глава опубликована: 22.12.2015
Предыдущая главаСледующая глава
11 комментариев
Смысл издевательств медиков как-то ускользает, но в целом читаельно :)
Описание напомнило стих Саши Бест:
"Алиса"
«Все страньше и страньше» - подумалось вдруг Алисе,
Когда из норы она вышла в реальный мир.
О маленькой леди со взглядом наивно-лисьим,
Что вышла из комы, уже растрепали СМИ.

«Хорошая новость – проснулась Алиса Лидделл» -
Кричат заголовки газет, верещит TV.
И вешают детский портрет как картонный идол,
Уставший стоять по колено в чужой любви.

В больнице ей снятся улыбчивый кот и кролик,
Ванильное небо, разбитые зеркала.
Алиса то дико хохочет до слез и колик,
То резко становится будто бы смерть бела.

Ее психиатр Доктор Доджсон листает карту,
Разводит руками, мол, если бы, но «увы»
Она возвращается в кому, к Морфею, в тартар.
Ей пофигу как этот мир назовете Вы.

А врач говорит: «Улучшений уже не будет»,
Что в коме, возможно, ей снятся цветные сны.
Алиса семнадцатый год пребывает в чуде,
Которого так не хватает ее родным.

31.03.11
Interraавтор
Удивительно, как он схож с саммари) Спасибо за комментарий. Подоплёка медиков будет раскрыта позже )
Автор, я ни на что не намекаю, но январь заканчивается, а проды нет :)))
Interraавтор
Я думаю, что на этом закончу. Мне пока больше нечего к нему добавить)
Interraавтор
Нашлось. Нашлось что добавить. Оказалось, плодотворный был год)
Это замечательно! Только обидно, что и у меня в голове все ещё кавардак и я не могу попасть в Страну Чудес...
Interraавтор
Алексandra
Всё ты можешь) Страна Чудес всегда где-то рядом...)
Ну может быть, и так... В крайнем случае Страну Чудес мне заменят сны и фанфики - две основных составляющих моей жизни ;)
Отдельные моменты сильно напомнили Сами-знаете-какой сериал ВВС =)
Красивая и интересная история))) Немного непривычное AU, но всё равно очень тронуло)))
Interraавтор
Я безумно рада, что история нашла свой отклик в ваших сердцах ****
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх