↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Песок и пепел (джен)



Фандом:
Персонажи:
Рейтинг:
R
Жанр:
не указано
Размер:
Миди | 128 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждения:
ООС, AU
Никто из живых не знает, что ждёт после смерти. Об этом придумано много гипотез, но мало кто решится их проверить. Увы, самому молодому Казекаге пришлось узнать это на своей шкуре. И реальность превзошла все его ожидания.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Часть 9

Гаара, понятное дело, учился не только истории. Его обучали в том числе и этикету: как вести себя с крестьянами, знатью, союзниками, потенциальными врагами. Хотя, конечно, никаких излишеств, вроде значений цветовой гаммы праздничных кимоно в зависимости от положения человека и времени года он не изучал.

Его обучали каллиграфии, тоже не слишком тщательно — просто чтобы выработать красивый почерк. Так же в общих чертах его обучали географии и математике: на уровне знания политической карты и основных арифметических действий.

А еще джинчурики обучали навыкам шиноби, правда, тоже несколько странно. Итак, гендзюцу не изучалось вообще, даже банальное хенге или иллюзорные клоны, зато изучались способы сбрасывать его, зависящие от вида техники иллюзии. Элементарная боль против слуховых и зрительных иллюзий, остановка или нарушение течения чакры против иллюзий более высокого порядка.

Тайдзюцу тоже было будто бы обрезанным. Всесторонняя физическая подготовка и минимум боевых навыков. По сути, все обучение сводилось к развитию гибкости и умению уворачиваться.

Да и с ниндзюцу тоже все было не однозначно. Его не обучали никаким техникам, даже самым элементарным, вроде каварими или шуншина. Его вообще обучали только использованию чакры биджу, притом пока что достаточно грубому. Песчаные копья, сюрикены, лапы, броня и так далее, никаких тонких воздействий.

Личность учителя ниндзюцу, впрочем, была весьма нетривиальна.

Прежде всего, Сабаку но Йоши никоим образом не относился к Храму. Он был шиноби Суны, обучающим Гаару техникам клана Сабаку но по договоренности между Казекаге и Настоятелем.

Это обучение было не столько проявлением родительской любви Расы или жестом доброй воли, сколько почти необходимым для Храма решением. Просто потому что только клан Сабаку но имел техники, больше всего подходящие для носителя Шукаку. Конечно, есть и техники, подходящие для всех джинчурики, вроде того же покрова биджу, но в большинстве своем подход к обучению каждого джинчурики был индивидуальным. Учитывая, что Гаара был первым носителем Шукаку в Храме, у храмовников просто не имелось подходящих ему техник.

Для того же, чтобы понять в чем состоит особенность техник родного клана Гаары, следует, для начала, немного погрузиться в его историю.

Итак, клан Сабаку но строго говоря кланом не являлся. Правильнее было бы назвать его клановым союзом, объединением, состоящим примерно из десятка разного размера семей, зачастую даже не находящихся в родстве между собой.

История его образования восходит ко времени правления Нидайме Казекаге, его исследованиям Шукаку и созданию джинчурики (к слову, среди ученых скрытых деревень именно ученые Суны дальше всех продвинулись в изучении биджу. Несмотря на меньшую силу, их джинчурики действовали эффективнее других).

В определенный момент, когда исследования начали набирать обороты, Шамон отдал приказ о переселении ученых и членов их семей в обширные подземелья, расположенные под Суной. Перемещения между подземными лабораториями и поверхностью строго контролировались. Попытки несанкционированного проникновения с любой стороны карались смертью. Ученые и их семьи почти не контактировали с внешним миром. Эти меры должны были предотвратить любую утечку информации об исследованиях.

В таких условиях естественно, что подземные жители постепенно сблизились, объединились вокруг одного человека. Негласным лидером подземного сообщества стал дед Гаары, Ямамото, будущий Третий Казекаге.

А исследования меж тем продолжались, результаты и находки сыпались как из рога изобилия. Таковым было, к примеру, открытие стихии Джитона, Магнетизма, и создание множества техник для него. Учитывая, что для использования этой стихии Кеккей Генкай был совсем необязателен, это был прорыв. Будущий Сандайме был настоящим мастером Джитона, разработавшим более половины всех известных техник этой стихии. Многие из них были переработанными техниками Шукаку.

Словом, лучшего учителя, чем один из членов клана Сабаку но, для джинчурики Шукаку найти было бы трудно.

И Йоши-сан был хорошим учителем. Терпеливым, спокойным, объясняющим все понятно и доступно. А еще очень сильным. В тренировочных схватках Гаара ни разу не смог его нормально достать.

Впрочем, в спаррингах с остальными учителями мальчик демонстрировал крайне быстрый прогресс. Ему не говорили этого прямо, но он видел, что им довольны. Было приятно замечать гордость в глазах Яшамару, наблюдавшего за его тренировками, хоть Гаара и понимал, что львиной долей своих успехов он обязан воспоминаниям о своем иномировом прошлом.

Кстати о тренировках: изрядную часть учебного времени занимала также работа в команде с шиноби разного уровня и даже с псевдоджинчурики.

Последнее было весьма занимательным. Оказалось, что пока они пользовались чакрой Шукаку, песок Гаары не воспринимал их как врагов. Их атаки не вызывали защитной реакции (что использовалось при тренировке уворотов), а техники не наносили, а точнее, не могли нанести им вреда. А биться с ними на одной стороне было сплошным удовольствием: не приходилось волноваться о возможном попадании по своим.

Кстати, Масамунэ-сенсей внезапно оказался одним из псевдоджинчурики. Именно поэтому песок не реагировал на него тогда, в гостинице. Именно поэтому он следил за каждой тренировкой Гаары, сопровождал его в Суну и был одним из его учителей.

Было, впрочем, кое-что, что тревожило Гаару. Когда он начал анализировать то, чему его обучают на теоретических и практических занятиях, он понял: в будущем ему отводилась орудия разрушения, полностью подчиненного своим хозяевам, и не способного самостоятельно ни мыслить, ни принимать какие-либо важные решения.

Буквально все говорило об этом. Большую часть теоретических занятий занимала идеологическая обработка. На практических занятиях не обучали никаким маскировочным навыкам, проникновению или скрытым убийствам. Не было уроков по выживанию в разных природных зонах. Его даже не обучали ориентированию на местности. Скорее всего подразумевалось, что он нигде не будет ходить в одиночку.

А больше всего мальчика беспокоили его так называемые "братья" — псевдоджинчурики. Сходная чакра исключала бой между ними с помощью техник песка. Но в отличие от Гаары, псевдоджинчурики обладали полным набором навыков шиноби, знали боевые техники, не завязанные на чакре биджу, владели тайдзюцу и умели обращаться с холодным оружием. А защита Гаары против них не действовала…

Совершенно очевидно, что только реши он взбрыкнуть, как эти "братья" мигом поставят его на место.

И хотя он не планировал идти против Храма, вбитая прошлой жизнью привычка никому не доверять говорила ему: будь готов к столкновению. Ищи оружие против них.


* * *


— …Девятихвостый делает успехи. Объем его чакры уже превышает все наши прогнозы. Боевые навыки также растут намного быстрее, чем мы рассчитывали.

— Вот она, сила крови! Третье поколение!

— А ведь я говорил вам! Говорил, что надо было сразу заняться их скрещиванием между собой! — дребезжащий старческий голос был полон недовольства. — Все ваши отговорки: не доказано, не можем рисковать, сейчас не время… Послушались бы меня, сейчас бы у всех джинчурики были такие показатели!

— Ну, положим, я не возражал… Меня тогда и на свете еще не было, — негромко заметил другой голос, спокойный и мягкий. — Как и многих других из присутствующих здесь.

— Однако он прав, нам надо задуматься о селекции джинчурики. Для начала можно скрестить их друг с другом.

— Легко сказать… Как предлагаете их убеждать, господа?

— Ну не знаю, может просто прикажем? — язвительно отозвался один из присутствующих.

— И как они к этому отнесутся? Это может подорвать их доверие к Храму.

— А ведь я говорил вам, надо было воспитывать их по специально разработанным методикам! Нет эмоций — нет проблем! А вы… — снова раздалось старческое брюзжание.

— И потом у них крышу сорвет, — резко перебил старика другой голос, сухой и злой. — Эмоции являются ключом к использованию биджу. Увы, но джинчурики должен обладать сбалансированной и полноценной личность.

— Вроде же был успешный опыт. С псевдоджинчурики Шукаку, нет? Можно повторить…

— Один из трех сотен, мы не можем рисковать… По крайней мере, не сейчас.

— Да, с какой стороны не посмотри — везде проблемы, мм?

Со стороны старика донесся сухой кашляющий смешок.

— Эх молодежь, все то вам заставлять да обманывать! Решение прямо под носом, а вы не видите его, дурачье! — тут он снова закашлялся.

— В таком случае, может быть вы, Рье-сан, нас просветите? Уж вы то знаете выход.

— Скажу лишь три слова, — самодовольно произнес старик, — подростки и пубертатный период. Сколько у нас там детей, четверо? Два мальчика и две девочки. Поселить их вместе, в детстве сдружатся, а когда подрастут — гормоны сделают все остальное. Добровольно и с песней, так сказать.

— Скажу лишь одно слово, — язвительно ответили ему. — Безопасность. В случае удачного нападения мы можем лишиться сразу четырех джинчурики.

— Однако, что-то в этом есть, согласитесь…

— Да, это так, но…

Глава опубликована: 02.03.2016


Показать комментарии (будут показаны 2 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх