↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Скарапея Змея

Автор, Иллюстратор
Была на сайте вчера в 19:25
Звание:Победитель конкурса
Пол:женский
Дата рождения:30 ноября 1980
Откуда:Южный берег Баренцева моря
Образование:историческое
Зарегистрирован:27 августа 2013
Рейтинг:2390
Показать подробную информацию

Блог



Скарапея Змея в блоге фандома Графиня де Монсоро
Еле домучила главу о первых Валуа. Та же фактология, что в последних Капетингах, но немного с другого ракурса - казалось бы, зачем повторяться? - но это на самом деле важно. То, как складывалась традиция престолонаследия, обеспечив в конечном счете корону Генриху Бурбону, как решения, казавшиеся логичными, рациональными и единственно возможными в сложившейся ситуации, оборачивались еще большими проблемами. Так решение устранить от престолонаследия малолетнюю дочь Людовика X, казалось разумным и даже справедливым - маленькая девочка неизбежно стала бы марионеткой в чужих руках, сомнения в законности ее происхождения были удобным предлогом, Филипп V взял власть в свои руки, казалось бы он предотвратил слабое правление, череду недобросовестных фаворитов (что пережило Неаполитанское королевство под властью тезки маленькой Жанны Джованны I), устранил повод для мятежа под предлогом незаконного происхождения Жанны, но в результате права на корону лишились его собственные дочери, и наследники Капетингов свалились в длительный кровавый конфликт.

Наконец я закончила, выложила главу, но, пока занималась домашними делами, мои мысли крутились вокруг прочитанного. О посмертной дочери Карла IV Бланке я взяла информацию в Википедию и дала ее в сноске, поскольку особой роли она не играет. Вдруг меня осенило - как же она могла быть старше на восемь лет своего мужа, сына Филиппа VI, если родилась в тот же год, когда Филипп стал королем, а ему уже было 35? Через восемь лет королю было 43, женат он был давно на своей ровеснице... Может быть, не сын, а внук? Или это он старше восемь лет? Полезла проверять. Нет все правильно. Жена Филиппа Жанна Бургундская родилась около 1293 года, первый ребенок родился у них в 1315 году, следующий - в 1317 (умерли в детстве), будущий король Франции Иоанн родился в 1319 году. Рожденная в 1326 году дочь умерла семилетней, совсем маленькими умерли дети, рожденные в 1328. 1330, 1333 годах. В 1336 родился Филипп, который и стал мужем Бланки - да, он ее на восемь лет младше - Жанне тогда уже было 43 года. в 1337 году она родила еще одну дочь, рано умершую, а последнего ребенка в 1343 - пятидесятилетней!
Мне бы хотелось заострить внимание на совершенно кошмарной детской смертности. из десяти детей ДВОЕ достигли зрелого возраста, женились, смогли оставить потомство, одна девочка и умерла в семь лет, СЕМЕРО не пережили младенчества. К слову, выжившие братья по нашим меркам умерли довольно рано. Филипп в 39 лет, Иоанн - в 45.
Откровенно говоря, я просто не представляю, как это - раз за разом вынашивать ребенка, рожать и... хоронить. И снова беременеть. Хотя... никакой послеродовой депрессии...
Свернуть сообщение
Показать полностью

Скарапея Змея в блоге фандома Графиня де Монсоро
Вторую неделю не могу закончить главу про Валуа. Сперва меня заклинило на титулах, решила написать маленькую статью для пояснения и завязла. Там уже на размах на миди, а до Франции только-только добралась. Надо разбивать на части: вводная, средневековые правители, а дальше по странам - Франция, Англия, Германия, остальное по желанию.
Показать 1 комментарий

Скарапея Змея в блоге фандома Изумрудный город
Снова Волков! Возвращение Урфина Джюса.

Начали читать "Огненный бог марранов" - мою любимую книгу гексалогии Волкова. Любима он прежде всего из-за Урфина Джюса. О! Я помню, как переживала за него, как гордилась тем, что он спас орла, как стыдилась его лжи. Я так надеялась, что Урфин откажется от завоевательных планов и, просвещая марранов, найдет верный жизненный путь. Увы. Урфин Джюс - один из тех персонажей, кого я люблю горячо и нежно, но не оправдываю и не считаю правыми. Он не прав, он сам виноват во всем, что случилось с ним, но он мне бесконечно дорог.
Если же отвлечься от лирики, то эта книга хороша еще и тем, что буквально на пальцах объясняет, как происходит разложение родо-племенного строя, при росте производительности труда и прибавочного продукта из среды равных свободных общинников выделяется племенная знать, патриархальное временное рабство превращается в пожизненное долговое, формируется класс военной аристократии.
Кстати, упомянута чрезвычайная переимчивость марранов. Однако, за века соседства и торговли с болтунами, они не переняли даже огня. По-моему, это объясняется тем, что подданные Стеллы сознательно скрывали от марранов технологии, чтобы иметь возможность скупать по дешевке драгоценные камни.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 6 комментариев

Скарапея Змея
В средневековой Англии бобры и тюлени считались рыбой, так как жили в воде. Поэтому их можно было есть в пост. С уткой номер почему-то не прошел. Упоминаются памфлеты с осуждением хитрых монахов, которые пытались.
Показать 9 комментариев

Скарапея Змея
А как отправить пользователя в черный список?
Я этой опцией только однажды воспользовалась пару лет назад и теперь найти не могу. А тут понадобилось.
Показать 8 комментариев

Скарапея Змея в блоге фандома Изумрудный город
Закончили читать "Семь подземных королей". Вот, на что я обратила внимание. Предыстория Волшебной страны.

Удивительное событие произошло однажды в Волшебной стране. Это случилось ровно через триста лет и четыре месяца после того, как зверолов Ортега нашел в лабиринте Усыпительную воду. На материке, который к тому времени уже стал называться американским, жили в разных концах четыре волшебницы: две добрые и две злые. Добрых волшебниц звали Виллина и Стелла, а злых – Гингема и Бастинда: злые волшебницы были родными сестрами, но вечно враждовали и знать не хотели друг друга. Людские поселения придвигались все ближе к убежищам волшебниц, и те, как некогда могучий Гуррикап, решили переменить свое местожительство.

Странно, что эта мысль пришла в голову всем феям, но чего только не бывает на свете! Волшебницы посмотрели в свои магические книги, и всем им пришлась по душе Волшебная страна, отделенная от мира Великой пустыней и неприступными горами.

Книги также сказали им, что страну населяют тихие маленькие люди, которых легко подчинить, и что там нет ни одного волшебника или волшебницы, с которыми пришлось бы бороться за власть.


Волшебницы, добрые наравне со злыми, изначально собираются подчинить местных жителей, захватить власть над страной. И это логично, потому что волшебство есть могущество, обладая им, глупо его не использовать. Волков предельно честно пишет, что могущественные волшебники не собираются тихонько поселиться на окраине, тем более, попросить разрешения у местных властей и жить по законам страны. Они собираются установить свои порядки, подчинив себе жителей. Они между собой не хотят воевать, потому что могут пострадать в схватке, а вот с простыми смертными...

четыре феи кончили дело полюбовно... По воле жребия Гингеме досталась Голубая страна, Виллине – Желтая, Бастинде – Фиолетовая, Стелле – Розовая. А центральную область они оставили свободной, чтобы она разделяла их владения и им реже приходилось встречаться.

Заметьте, местных жителей никто не спрашивал.

К тому времени в Волшебной стране королевская власть сохранилась только в Пещере: наверху ее нигде уже не было. Народам надоело терпеть королей, которые постоянно враждовали и затевали войны. Они восстали и свергли тиранов. Мечи были перекованы на серпы и косы, и народы зажили спокойно.

Все было прекрасно, пока не явились захватчики, вот тогда и стало понятно, зачем нужны короли, армии, оружие. Ну а поскольку ничего этого не осталось, пришлось покориться.

Это был злосчастный день для Жевунов, когда в их стране появилась колдунья Гингема. Взобравшись на высокую скалу, она так пронзительно заверещала, что ее услышали жители всех окрестных деревень и собрались на зов. И тогда, глядя на трепещущих от страха человечков, злая старуха сказала:

– Я, могучая волшебница Гингема, объявляю себя повелительницей вашей страны. Моя власть беспредельна. Я могу вызывать бури и ураганы…

На лицах Жевунов появилось недоверие.

– Ах, вы еще сомневаетесь? – рассвирепела Гингема. – Так вот же вам! – Она распростерла полы своей черной мантии и забормотала непонятные слова: – Пикапу, трикпапу, лорики, ёрики, турабо, фурабо, скорики, морики…

И тотчас подул сильный ветер, а на небе появились черные тучи. Испуганные Жевуны упали на колени и признали власть Гингемы.

– Я не буду вмешиваться в ваши дела, – сказала волшебница. – Сейте хлеб, разводите кур и кроликов, но мне будете платить дань: собирать для меня мышей и лягушек, пиявок и пауков – этими лакомствами я питаюсь.

Жевуны ужасно боялись лягушек и пиявок, но Гингема была страшнее, они поплакали и смирились. Гингема выбрала для жилья большую пещеру, развесила под потолком связки мышей и лягушек, зазвала из леса филинов. Жевуны даже близко не подходили к пещере волшебницы.


И это все?!! Вот такая злая Гингема - живет в пещере, в дела жевунов не вмешивается, взимает с них то, что им самим совершенно не нужно.

Бастинда так же легко, как и ее сестра, захватила власть над Фиолетовой страной, которую населяли смирные трудолюбивые Мигуны, получившие такое прозвище за то, что беспрестанно мигали.

Колдунья приказала построить себе дворец, заперлась в нем с несколькими слугами и жила там, всеми ненавидимая.


Ну, хотя бы дворец приказала построить, хоть какая-то эксплуатация. Сидит там взаперти, никого особо не достает.

Зато жителям Желтой и Розовой страны повезло: власть над ними приняли добрые Виллина и Стелла, эти волшебницы не угнетали свои народы, а всячески им помогали и старались улучшить их житье.

Добрые феи тоже заявили о своем могуществе, и жители им подчинились. Желтую страну нам не показали, а вот повелительница Розовой живет в прекрасном дворце, окруженная слугами. Питаются отнюдь не пиявками и пауками. Во сколько же встает их содержание, интересно? Всяко дороже, чем Гингемы. Не исключено, что добрым волшебникам их подданные собирают цветочный нектар и росу, птичьи и черепашьи яйца, добывают икру, мед диких пчел, паутину для тончайших тканей, отдают лучшие плоды и новорожденных ягнят, гусят для нежнейших блюд, лучшие ремесленные изделия. Добрые волшебницы активно вмешиваются в жизнь своих подданных, разумеется, для их же блага, но... Вот однажды Стелла лишила болтунов дара речи. Они, конечно же, добрые, но их подданные абсолютно, полностью бесправны. По факту с ними можно сделать все, что угодно. Всякая власть, как известно, развращает, абсолютная власть развращает абсолютно.

Я думаю, это очень правильный взгляд на волшебство. Ну не могут маги просто жить рядом с теми, кто лишен такого могущества, тем более подчиняться законам, которые неподкреплены реальной силой. Какой-то один конкретный святой мог бы наложить на себя самоограничения, но в массе своей маги неизбежно будут стремиться к власти над людьми, просто потому что могут.

Кстати в "Урфине Джюсе и его деревянных солдатах" есть любопытный момент. Черные камни выпускают Элли с дядей из Волшебной страны. То есть, для спасения нужно было всего лишь сделать вид, что хочешь уйти?

В "Семи королях" классно показана трансформация власти короля, как вождя в абсолютного правителя, а потом конституционного монарха.
Свернуть сообщение
Показать полностью

Скарапея Змея в блоге фандома Изумрудный город
Дочитали с сыном "Семь подземных королей". Оказывается, я забыла, что алмазы, которые Элли и Фред нашли по дороге, защищали от воздействия испарений Усыпительной воды. Так королей (вместе с приближенными) и усыпили, пригласили на открытие источники, и в процессе произнесения речей они уснули, а Элли, Фред, Арриго и ружеро, держащие по алмазу, остались бодрствовать. Ведь этот же ход использован в "Тайне заброшенного замка"! Изумруды точно так же защищают от гипноза.
А вот теперь косяк. Причем двойной от Волкова и от иллюстратора.
Волков пишет, что Ружеро по очереди звали короли и предлагали поучаствовать в заговоре с целью усыпить шестерых соперников, оставив власть себе любимому. Первый его пригласил Ментахо (зеленый), вторым Барбедо (оранжевый). Толстый лысый Барбедо совсем не походил на статного Ментахо с красивым лицом и благосклонной улыбкой. Потом хранителя времени вызывали к себе и вели с ним тайные разговоры король Эльяно, Карото, Ламенто. Даже дряхлый Арбусто и тот додумался устранить своих соперников и царствовать единолично. Последний назван девяностолетним. Шестнадцатилетний Бубала повторял слова своего наставника... Даже вдовствующая королева Руффида, мать грудного младенца Тевальто, и та явилась к Ружеро хлопотать в пользу своего сына. Считаем. Получаем ВОСЕМЬ.
Ну, допустим, двое из трех братья. Близнецы.
Я уже как-то писала, что для меня существуют только иллюстрации из книг моего детства, сделанные В. Медведевым (синдром утенка). Вот такие короли.
https://crfhfgtzpvtz.diary.ru/p218942881.htm?oam#more1
У источника они более выразительны.
https://crfhfgtzpvtz.diary.ru/p218942881.htm?oam#more2
https://crfhfgtzpvtz.diary.ru/p218942881.htm?oam#more3
Легко узнаваем Ментахо в зеленом, Барбедо в оранжевом, младенец с матерью в желтом. Арбусто - старик в фиолетовом, Бубала - юнец в голубом. Должны быть ДВА короля - в красном и синем. Откуда два мальца в красном?!"
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 3 комментария

Скарапея Змея в блоге фандома Графиня де Монсоро
Вот я и начала выкладку по героям Дюма. Добавила сегодня иллюстрации. Не нашла хорошей карты Франции XIV века, но по карте 1477 года представление о феодальных владениях можно составить.
Что мне выносит мозг, так это имена. Дело в том, что в русской историографии принято использовать латинское написание. Потому что латынь была языком международного общения, на латыни составлялись и договора, и писались научные работы. Карлы, Генрихи, Людовики перекочевали в школьные учебники и художественные произведения, и уже надо делать над собой усилие, чтобы представить - на турнире убили Анри II, а семь жен было у его английского тезки Хенри VIII. Генриха Наваррского скорее всего называли Энрике. Кстати испанцев эта напасть почему-то миновала - они гордо именуются Педро, Энрике, Санчо, Изабелла, Хуана... На Фердинанде Католике латинская напасть стала проникать, а при Габсбургах стала давлеющей (но это хотя бы логично, иначе не ясно, брать ли испанский вариант или немецкий... или фламандский).
Ну ладно, королей называем по латыни (даже до того как они заняли престол), но как быть с их ближайшим окружением? Тут такая дивная эклектика! Скажем, младший сын Генриха II, так и не занявший престол, обычно именуется Франсуа. А двоюродный брат Генриха IV, тоже не занимавший престол, более того умерший до того, как престол занял сам Беарнец, - Генрих Конде. А его папа Людовик. У Гизов старший брат - Генрих, младший - Шарль, сестра - Екатерина.
В сладких грезах я волевым решением ломаю традицию, и возвращаю историческим акторам те имена, на которые они отзывались при жизни, но в реальности не рискну. Поэтому просто даю сноску и родное написание. Так что вместо всех Людовиков желающие могут читать Луи.
Но тут встает еще одна проблема: национальные языки, в том числе французский, сложились не так давно, как хотелось бы. Собственно, поэтому латынь рулит - согласовать все диалекты просто не реально. И каждый диалект имеет некий нюанс именования. Скажем чудесное имя Матильда (Mathilde) в средние века во французском имело формы Mahaut, Mahault, Mahaud (Мао, Маго). И упомянутые в статье дамы: Матильда де Бурбон, Матильда д'Артуа - вообще-то звались Маго. Норманнская краткая форма - Maud/Maude - сейчас употребляется как самостоятельное имя. А вот для юга Франции характерны такие варианты: лангедокск. Matilda, Matildo (Мати́льдо), Matillo (Мати́лло), прованс. Matilda, Matildo(Мати́льдо), Matiuédo (Матьюэ́до), прованс. (ронск.) Matido (Мати́до).
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 17 комментариев

Скарапея Змея
Я внезапно обнаружила значок "понравилось" на фанфиках. Это какое-то новшество или я, как всегда, что-то пропустила?
Показать 3 комментария

Скарапея Змея в блоге фандома Графиня де Монсоро
Посмотрела я дуэль анжуйцев и миньонов в "Графине де Монсоро", прочитала соответствующую сцену в романе... Дюма гений! Он был ленив, небрежен, банален, но обладал потрясающим драматическим чутьем. Как он превращает нелепую, абсолютно бессмысленную, хоть и кровавую историю, по сути анекдот, в трагедию! Что сказать? Рука мастера.
Признаться, мне уже надоело пересказывать обстоятельства пресловутой дуэли. Вот ссылка на Хаттона (у меня создалось впечатление, что у него все и заимствуют).
e-libra.ru/read/240850-mech-skvoz-stoletiya-isk... Глава 16. О дальнейших неблагоприятных последствиях опрометчивого указа Генриха II Французского. Перевод доставляет, но ничего не поделаешь.
Миньонами короля были Жак де Леви, граф де Келюс, Луи де Можирон, маркиз д'Ампуи и де Сен-Сафорен, его кузен Ги д'Арсе, барон де Ливаро. Их противники — Шарль де Бальзак, барон д'Антраг (по прозвищу Антрагэ) и Франсуа д’Эди, виконт де Рибейрак — состояли в свите герцога де Гиза. Насчет Жоржа (Георга) де Шомберга определенной информации нет. Эрланже полагает его лотарингским ставленником, но другие историки причисляют к миньонам. Ранее Можирон находился в свите герцога Анжуйского, принимал участие в его военных компаниях и в битве при Иссуаре потерял глаз, заслужив прозвище "Кривой храбрец". Вскоре после этого он принял предложение короля присоединиться к его свите. Антрагэ напротив первоначально служил Генриху III и сопровождал его в Польшу, позже перешел на службу к герцогу Гизу.
Конфликт спровоцировал Келюс, заметив, что любовница, изменившая ему с Антрагэ "более красива, чем добродетельна". Последовал вызов на дуэль. Драться должны были только они, Можирон и Ливаро выступали секундантами Келюса, Рибейрак и Шомберг — Антрагэ. Рибейрак пытался примирить участников дуэли, но вмешался самый юный участник мероприятия восемнадцатилетний Можирон и заявил, что желает драться. Он вынудил Рибейрака обнажить оружие и получил смертельный удар. Его противник был ранен и не выжил. Шомберг и Ливаро посмотрели вокруг и решили не отрываться от коллектива. Шомберг погиб на месте. Ливаро с трудом оправился от раны в голову и остался обезображенным на всю — недолгую — жизнь.**** Антрагэ отделался одним порезом, нанеся девятнадцать ран Келюсу, который вышел на бой без кинжала. Современники подозревали, что Келюс намеренно не взял кинжал, рассчитывая на то, что его противник благородно откажется от преимущества, и они буду биться только на шпагах. Однако Антрагэ указал на оговоренные условия дуэли — шпага и кинжал. Не комплект оружия у Келюса это его проблема. Результат был предсказуем.
После такой впечатляющей схватки появился новый обычай — на дуэли стали драться и секунданты.
Как ни странно, Келюсу удалось выжить, но едва оправившись, он сел на коня, раны у него открылись, и несчастный скончался.

Что с этим материалом делает Александр Дюма? Еще в первой главе романа онпо-своему распределил персонажей в два лагеря: миньоны короля - Келюс, Можирон, Шомберг, д'Эпернон; анжуйцы, друзья Бюсси - Антрагэ, Рибейрак и Ливаро. (Здесь Ливаро подбирает с пола челюсть и вопрошает: "Почему я!?!" Если бы к анжуйцам причислили Шомберга, это можно было бы объяснить логически - он действительно сражался на той стороне, но Ливаро-то за что?) Молодые люди не имеют никаких личных претензий, собственно каких-либо идеологических и политических разногласий у них тоже нет. Одни служат королю, другие - герцогу Анжуйскому, братья враждуют и дворяне их свиты исключительно из преданности господину вступают в конфронтацию.
В отчаянии от невозможности назвать своей женой любимую Бюсси вызвал на дуэль четверых миньонов, но они благородно отказались от такой возможности и предпочли сразиться один на один с друзьями Бюсси. Жребий выбрал противников. Д'Эпернону предстояло сразиться с Бюсси, Келюсу - с Антрагэ, Можирону - с Рибейраком, Шомбергу - с Ливаро. (Здесь Ливаро начинает подозревать, что у Дюма к нему что-то личное - почему его поставили против двоюродного брата?)Что интересно, Сен-Люк, передавший вызов, в дуэли не участвует. Близкий друг и превосходный фехтовальщик. Но в политическом конфликте он на стороне Генриха III и не может выступить против своих единомышленников, это было бы... предательством и придало противостоянию личный оттенок. Дружеский пир завершает переговоры об условиях дуэли. Предстоящее сражение представляется участником приключением, смертельно опасным и увлекательным. Они не чувствуют ненависти друг к другу, вражды, только азарт. Пожалуй, это напоминает современный чемпионат, когда призеры на пьедестале радостно обнимаются. Такова экспозиция.
https://librebook.me/chicot_the_jester__or__the_lady_monsoreau/vol2/1
Начинается действие. Анжуйцы отправляются к месту встречи. Они не дождались Бюсси и надеются перехватить его у дома любовницы. Однако, там происходит что-то непонятное. Испуганный простолюдин указывает на кровь. Друзья легка встревожены они спешат войти в дом. Видят признаки жестокого сражения. Медленно, осторожно продвигаются по кровавым следам. Находят один знакомый труп - Реми! Второй - граф де Монсоро! -начинают подозревать расправу над анжуйцами. Выглядывают в окно и видят обезображенный труп Бюсси, повисший наострых пиках ограды с отрубленной кистью.
"– Бюсси, – сказали Рибейрак и Ливаро, – клянемся убить или умереть!
– Господа, – заявил Антрагэ, вкладывая шпагу в ножны, – никакого снисхождения, никакой жалости, не так ли?
Двое его друзей протянули руки над телом Бюсси.
– Никакого снисхождения, никакой жалости, – повторили они.
– Но, – сказал Ливаро, – нас теперь всего трое против четырех.
– Твоя правда, но мы, мы никого предательски не убивали, – сказал Антрагэ, – а господь дарует силу невинным."

Их настрой изменился кардинально. Они идут карать подлых убийц с полным осознанием своей правоты.
Обычно у меня художественные ассоциации, но в данной сцене исключительно музыкальные. Жаль, я не владею терминологией и не могу толком объяснить, как это воспринимаю. Представьте, в начале легкая, бодрая мелодия - трам-парам-парам-па-пам, что-то вроде "Если с другом вышел в путь, если с другом вышел в путь, веселей дорога!" Потом ритм ломается, замедляется, вступают тревожные нотки, становятся все более пронзительными, рваными. Резкий аккорд словно вскрик и почти беззвучно на грани слышимости "стою среди друзей я как в пустыне..." Прощание, мучительное, надрыное "Когда твой друг в крови..." И вот они идут к Турнельскому дворцу. В тишине. Только шаги по мостовой, гулко бьются сердца, тяжелое дыхание... И нарастает торжественное, яростное, неотвратимое "От границы мы землю крутили назад, было время с начала, но обратно ее завернул наш комбат, оттолкнувшись ногой от Урала..."
Анжуйцы бросают миньонам обвинение в устранении Бюсси, те, естественно, отрицают. Но... Антрагэ, Ливаро и Рибейрак уже накалены до предела. Они пережили, переосмыслили, перешли на другой понятийный уровень. Они пришли вершить суд, А миньоны едва успевают осознать произошедшее, для них ситуация перевернулась мгновенно. Только что все было нормально, они собирались заняться самым благородным развлечением с достойными людьми со всем почтением и уважением. Вдруг все меняется. Из-под ног выбита опора, нужно найти новые смыслы, спешно найти. Они находят силы в ненависти. Больше не в чем искать.
"Шомберг, Можирон и д’Эпернон взвыли от ярости."
Прежде всего за пределы ринга выводится лишний. Миньонам необходимо очиститься, доказать свою невиновность.
"– Полно, господа, полно, – сказал Келюс. – Уйдите, господин д’Эпернон. Мы будем драться трое на трое. Тогда эти господа увидят, способны ли мы, несмотря на то что право на нашей стороне, воспользоваться несчастьем, которое мы оплакиваем так же, как они. Пожалуйте, милостивые государи, пожалуйте, – добавил он, отбрасывая назад шляпу и поднимая левую руку, а правой взмахивая шпагой, – пожалуйте, и, увидев, как мы сражаемся под открытым небом, перед взглядом господа, вы рассудите, являемся ли мы убийцами. По местам, милостивые государи, по местам!
– О! Я вас ненавидел, – сказал Шомберг, – теперь же вы мне омерзительны.
– А я, – сказал Антрагэ, – час тому назад я бы вас просто убил, теперь же я вас изрублю в куски. В позицию, господа, в позицию!
– В камзолах или без камзолов? – спросил Шомберг.
– Без камзолов, без рубашек, – сказал Антрагэ. – Грудь обнажена, сердце открыто.
Молодые люди сняли камзолы и сорвали с себя рубашки…"

Келюс понимает, что у него нет кинжала. Антрагэ должен как благородный человек отказаться от своего, но для него противник уже не выбранный жребием соперник, а смертельный враг без чести и совести, если Провидение отняло у него кинжал, значит, так надо.
"– Ах ты, черт, – сказал Келюс, раздеваясь, – я потерял кинжал. Он слабо держался в ножнах и, должно быть, выпал по дороге.
– Или же вы оставили его у господина де Монсоро, на площади Бастилии, – сказал Антрагэ, – в таких ножнах, из которых вы не осмелились его вынуть.
Келюс издал яростное рычание и встал в позицию.
– Но у него же нет кинжала, господин д’Антрагэ, у него нет кинжала! – закричал Шико, прибывший в этот момент на поле боя.
– Тем хуже для него, – сказал Антрагэ, – я тут ни при чем.

И, вытащив левой рукой свой кинжал, он тоже занял позицию."
Психологически миньоны проиграли еще до начала схватки. Они дезориентированы и растеряны. Они уступают преимущество в числе, потому что раздавлены обвинением. Им нужно время, чтобы собраться и настроиться на беспощадную схватку.
Начинается бой. Довольно короткий.
Несколько минут на прощупывание, и у Шомберга с Рибейраком по ране. Они берут тайм-аут. Келюс и Антрагэ активно фехтуют, но Келюсу каждое парирование стоит раны. Можирон и Ливаро осторожничают.
Рибейрак и Шомберг взаимно поражают друг друга. Они оба выбывают из схватки.
Ливаро спешит к другу и занимают невыгодную позицию. Через несколько мгновений его настигает удар Можирона.
Теперь Антрагэ один против двоих. Его положение очень опасно. Но смертельно раненый Ливаро наносит удар Можирону. Невредимый Аннтрагэ остался против одного сильно израненного противника. Для него суд свершился. Он победил. Антрагэ предлагает Келюсу сдаться. Но тот не может признать поражения. Он будет биться до конца. А для Антрагэ все уже кончено. Он отбрасывает шпагу Келюса: "Нет, сударь, ее у вас больше нет".
Только Келюс не намерен сдаваться, он пытается любой ценой не... проиграть, поскольку победить уже не может. И Антрагэ приходится буквально истыкать своего противника кинжалом. Примечательно, что в тот день, все оборачивается на пользу ему. Даже падая, Антрагэ удушил своей тяжестью Келюса. Для того все было кончено. И последнее, что он хотел сказать: "– Антрагэ, честью клянусьн, – я не виновен в смерти Бюсси".
Келюс не смог доказать свою невиновность победой, ему осталось лишь просить о доверии. И Антрагэ поверил. Он оставил ему шпагу.
В сцене поединка напряжение непрерывно возрастало, все ускоряясь. До высшего мига, когда Антрагэ, оглядев поля боя, осознал свою победу. Для него это вершина, достижение гармонии, равновесия. И здесь единая музыкальная тема распадается. Пронзительная, надрывная у Келяса вступает в диссонанс с торжественной Антрагэ. На какой-то миг она заглушает, становится давлеющей и захлебывается, стихает, ударется жалобным всплеском. Все. Финал.
https://www.youtube.com/watch?v=_biZzD2XwyE
Я не понимаю, зачем сцену, драматически совершенную, надо было менять. Ради чего? Чтобы показать, Шико все знал, и он сообщил о смерти Бюсси7 Какой в этом смысл? Сбился весь идеально выстроенный психологический рисунок. В сериале анжуйцы и миньоны одновременно узнают о случившемся с Бюсси. Эмоционально они в равном положении. Если в романе разница настроя предопределяет очень многое, то в сериале ее нет. Зато кинжал у Келюса есть. Я не могу судить о постановке боя. Возможно, она выполнена профессионально и безупречно, но, с точки зрения зрителя, уступает описанию Дюма. Схватка распадается на ряд элементов, камера выхватывает то одну пару, то другую. то ноги, то руки, то шпаги, то лица. перед глазами мельтешат разрозненные эпизоды. В романе была целостная картина, стремительно развивающаяся драма, неизбежно приходящая к апогею - Антрагэ над израненным Келюсом. В сериале получилась беспорядочная свалка. Антрагэ Дюма предлагал Келюсу сдаться, сознавая свое победу, завершенность миссии. Персонажу Ливанова противника откровенно жалел. Он не хотел его добивать. Антрагэ в романе этого было не нужно, он и так победил. Перелом произошел после того, как Келюс поклялся, что не виновен в смерти Бюсси. Его добровольная клятва доказала, что для него это важно. В сериале психологические нюансы опущены. Анрагэ Ливанова не проникся отчаянным стремлением оправдаться в ложном обвинении, он сам по себе спокойный, рассудительный человек, и поступает естественным для себя образом. Антрагэ в романе человек гораздо более жесткий, не склонный подставлять щеки, прощать и успокаивать умирающих. Он сказал, что верит, потому что в самом деле поверил. Эта дуэль и ему перевернула душу.
Свернуть сообщение
Показать полностью

Скарапея Змея в блоге фандома Графиня де Монсоро
Перечитываю сборник статей по "Варфоломеевской ночи" от 1997 года (давненько не брала в руки шашки;)) и зацепил меня один из аргументов против того, что избиение было запланировано. "Если бы правительство давно задумало массовое истребление гугенотов, то оно бы лучше к этому подготовилось. Ничего не было сделано, чтобы воспрепятствовать гугенотам оправиться от потрясения, разоружить их гарнизоны, сорвать набор в армию." То, что правительству не удалось, не означает, что оно не пыталось. Так можно утверждать, что Наполеон не планировал разбить русскую армию в приграничном сражении, раз до Москвы дошел. Я в общем-то не думаю, будто массовое избиение гугенотов планировалось и их специально заманили на свадьбу, но довод откровенно никакой. Лучше бы его не приводили.
А вот хороший довод: "Маловероятно, что покушение на адмирала было задумано как первый залп компании против гугенотов вообще. Даже если бы оно удалось, то стало бы тактическим промахом; встревоженные гугенотские вожди могли покинуть Париж и начать новую гражданскую войну."
Очень похоже, что именно неудачное покушение спровоцировало дальнейшие события. Католики опасались выступления гугенотов и поторопились нанести упреждающий удар. Согласно мемуарам Таванна, король собрал совет 23 августа, где было решено "Предпочтительнее выиграть сражение в Париже, чем отважиться сделать это на поле боя". Мемуары эти записаны сыном Таванна много позже, но опасения католиков, слухи о заговоре гугенотов против короля (были прецеденты - Амбуазский заговор, сюрприз в Мо) подтверждаются и другими источниками. Вопрос в том, было ли принято официально решение об избиении гугенотов, и если "да" то в каких масштабах. Кнехт пишет: Вполне можно предположить, что 23 августа он (Карл IX) приказать истребить гугенотских вождей". Если это так, я не понимаю, почему не убили Генриха Наваррского и принца Конде? С ними совершенно явно не знали , что делать. Ну, заставили перейти в католичество и что с того?
Все-таки Варфоломеевская ночь выглядит жутким эксцессом. Вероятно. адмирала действительно было решено добить, его ближайшее окружение ликвидировать, а восемнадцатилетних принцев оставить для капитуляции. Не рассчитали. Энтузиазм народных масс и две тысячи трупов - получите, распишитесь.
Мне очень нравится фраза: "Королевская власть взяла ответственность за резню на себя, предпочитая лучше выглядеть жестокой, чем слабой. Проблема в том, что была она именно слабой, и очень скоро это стало всем очевидно.
Чтобы не забыть. Черная легенда о Екатерине Медичи берет начало в памфлете "Удивительные рассуждения (Discоurs) о жизни деяниях и поведении Екатерины Медичи, королевы-матери"
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 2 комментария

Скарапея Змея в блоге фандома Графиня де Монсоро
Мне всегда было интересно, кто есть кто в исторических романах. И если первые лет пять я читала тексты Дюма, то потом стала читать примечания и составлять генеалогические таблицы. Хочу сделать подборку по упомянутым в трилогии о последних Валуа персонажах. Собственно, статьи "О сериале "Королева Марго" и "О сериале "Графиня де Монсоро" это такое длинное вступление ;)
Заинтересовавшиеся ставьте плюсики, предлагайте персонажей и события.

О ком я собираюсь написать.

Прежде всего о правах на престол Генриха Наваррского. Почему Бурбон наследовал Валуа? Путешествие по генеалогическому древу.

Герцогиня де Невер, ее сестры, муж, предки, ближайшие родственники.

Принц Порсиан. "Брат того Порсиана, которого убили".

Кто такие Гизы? Путешествие по генеалогическому древу.

Монморанси и примкнувшие к ним Шатильоны.

История одной вендетты Гизы vs Колиньи

Монтгомери. Зачем Дюма сделал из самого крутого выживальщика Франции унылого страдальца?

Амбуазский заговор. Принц Конде.

"Чарую все". Кого еще очаровала Мари Туше, и, что стало с ее сыном?

Внебрачные дети последних Валуа.

Антрагэ - любовник, муж и отец королевских фавориток.

"Потерявшийся" д'О и другие миньоны.

"Майенн проводит больше времени за столом, чем Беарнец в постели" - триумф бодипозитива.

Как на престоле Франции оказался Франциск Ангулемский.

Ученая дама и дерзкий горец (сестра Франциска Великолепного и Генрих д'Альбре)
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 9 комментариев

Майя Таурус
С днём рождения!

tany2222
С днем рождения)
Показать 1 комментарий

ПОЗДРАВЛЯЮ ВАС С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ, ДОРОГАЯ СКАРАПЕЯ! ИЗВИНИТЕ, ЧТО ДЕЛАЮ ЭТО ЗАРАНЕЕ, НО НЕ ЗНАЮ, СМОГУ ЛИ ЗАВТРА ДОБРАТЬСЯ ДО КОМПА ИЗ-ЗА ДОМАШНИХ ДЕЛ, ТАК ЧТО ДЕЛАЮ ЭТО СЕЙЧАС. ВСЕГО ВАМ НАИЛУЧШЕГО И ПОБОЛЬШЕ ТВОРЧЕСКИХ ЗАДУМОК!)))
Показать 2 комментария

Теперь, кстати, можете посмотреть и мои иллюстрации вашей повести. Да, хотела спросить, а продолжение будет?)
Показать 6 комментариев

Добрый день. Сегодня загрузила иллюстрации к вашим "Драбблам". Как пройдут проверку, то сможете посмотреть.)

Добрый день. Нарисовала несколько иллюстраций к вашим "Драбблам". Скоро выложу.
Показать 2 комментария

Скарапея Змея
Летом я наткнулась на фанфик, который показался мне изощренным троллингом. Трудно представить, что такое можно написать всерьез, но нельзя недооценивать человеческие возможности! Я поинтересовалась у Автора, стебется ли он, но ответа так и не получила. Как вы думаете, считать ли этот фанфик, получивший два лайка безграмотной чушью или тончайшей сатирой?
Стрела Робина Гуда II
Саммари: Стрела Робина задела мелкую, но гниющую, кровоточащую травму Гая. Уже хорошо! Кровоточит обычно рана. Травма может быть и раной, это более широкое понятие. Может ли рана (травма) одновременно гнить и кровоточить - вопрос дискуссионный, с точки зрения медицины, не знаю, но в литературном тексте лучше выбрать что-то одно, поскольку возникают разные ассоциативные цепочки: рана кровоточащая - открытая, болезненная, живая; рана гниющая - разлагающаяся, мертвая плоть.
Медленно, но верно, острое холодное лезвие в дрожащих, пылающим смертельным жаром ладошах, влезло в тощее тело Мэриан Найтон. Почему тело Мэриан тощее, не знаю, но это не важно "дрожащие, пылающие смертельным жаром ладоши" сражают меня наповал. То, что в ладонях "острое холодное лезвие", а не рукоять, характеризует героя столь же ярко, как и детское определение "ладоши" (или "ладошки", если имела место быть опечатка). Не сразу заметила, что "лезвие ВЛЕЗАЕТ в тело. Бр-р, фильм ужасов!
Во круг да около, все сникло. Даже правильно написанное "вокруг, да около" не соответствует патетическому стилю предыдущего предложения.
Гай, внутри чуя беспокойство, плакал. Да, горькими слезами. Вероятно, подразумевалось "Внутри себя, чувствуя беспокойство..." Все равно коряво. Ну и всего лишь "беспокойство", а плакал, да еще горькими слезами.
Глаза увлажнились, капельками стекая по щеке. Стекали по щеке... глаза!!
Гай терпеть не мог Робина. Он ненавидел его всей душой. Мечтая отомстить, Гисборн позвал Робина на дуэль. Уже лучше, простые рубленые предложения выглядят несколько по-ученически, но, видимо, это позволяет избежать ошибок в согласовании. Отомстить, за что? Из текста следует, за то, что сам ненавидел. Ну и на дуэль нельзя "позвать", на дуэль "вызывают".
Шла опасная, жесткая битва, причем на двоих. Дуэль - поединок (с применением оружия) между двумя лицами, известны случаи, когда в дуэли участвовало несколько бойцов, но это исключение.
Скрестились вначале мечи. (в начале) Но в обеих то орудие долго не продержалось. Смысл данного предложения от меня ускользает. Вероятно под "орудием" подразумевалось "оружие".

Перекантовались на ножи. КАНТОВА́ТЬ. 1. Обшивать, окаймлять кантом. 2. Спец. Обтесывать брус, камень и т. п. таким образом, чтобы получался кант. Спец. переворачивать изделие при обработке или груз при перемещении. Перекантоваться - просторечие, не имеющее значения "поменять". Ножи... Хорошо, не вилки. А лучше взять ложки по рецепту шерифа Ноттингемского в исполнении Алана Рикмана.
Робин Гуд смелее нанес удар. Вот как это понимать? Гисборн не решался ударить, тянул время? Зачем?
Гай, вылечившись от раны, говоря, будь-та эта маленькая царапина, решил продолжить бой. Вылечившись?! Бой решили продолжить через неделю, через месяц?
Гуд, тяжко запыхавшись из-за слабых, больных от крестового похода легких, сжал рукоятку кинжала. Я и не подозревала, что непосредственно Крестовые походы плохо влияли на легкие! Разумеется, в Крестовых походах можно было повредить в том числе и легкие, но... сами по себе Крестовые походы губительного воздействия на конкретные органы не оказывали, речь могла бы идти о полученной ране, перенесенной болезни.
Гай, стыдясь проиграть, (у меня нет слов) с ускорением нападал на Гуда, атакуя с зади, где спина Робина. Важное уточнение, ведь сзади у человека много чего кроме спины находиться, задница, например. Лучше целить в нее. Но как же Гисборн ухитрялся постоянно нападать с тыла? А, с ускорением перемещался!
налетел словно воронье к нему. Визуализация Дракулы, распадающегося на стаю летучих мышей ворон.
Тот защищался, (не оборачиваясь?) а Гай, таки еле дыша от нагрузки, робко (?!?) схватил подле (чего?) меч, и добежав до Робина Гуда, (второй деепричастный оборот в предложении) махнул на руку (что он сделал?).
Роб натянул тетиву лука, (откуда он у него взялся?) но сталь Гая уничтожила ее. Это был меч ситха!

Робин, кашляя от пыли, взял меч и резанул подбородок Гисборна. Где же Робин, отчаянно отбивающийся от атак Гисборна взял меч? Резанув подбородок, он должен был снести челюсть, как минимум, искалечить.
Стрела Робина задела мелкую, но гниющую кровоточащую травму. Поскольку сталь Гая уничтожила тетиву, стрелу Робин воткнул на манер дротика.

Намочив тряпку и ложа (!!!) на поврежденное плечо, тихо шипя, Гай зверски проклинал Гуда, желая ему смерти. И опять сплошные деепричастия! Мне как-то даже неловко упоминать, что "класть", а не "ложить" - не употребляется этот глагол без приставок или возвратного суффикса -ся.
Жажда мучала Робина, пив мутную свежую водицу из кожного тюрбана. Жажда мучила Робина и пила водицу - не давала ему, садистка такая! Причем водица одновременно мутная и свежая хранится в тюрбане. Кожном. Смею предположить, что в кожаном бурдюке.
Обмазав врачебною грязью пару рубцов (что такое врачебная грязь? Лечебная? Откуда она взялась?) Гай спасся на последней секунде. Та-а-к, это что сейчас было? Попили водички и смазали рубцы прямо во время боя? Даже не прервав его, а продолжая тыкать друг в друга колюще-режущие предметы?

Гай вывихнул ключицу Гуду. Тут же поставил диагноз, так как обладал рентгеновским зрением.

Сплюнув, выстирал начисто алое пятно с рубахи, ( чем же он его стирал? Где?), скептически хмыкнул, не обращая внимание на Гуда.
Приподнявшись, услышал шумный смех разбойников.
Успел сесть или лечь?
Лицо Гуда побагровело от паленных дров в костре. Уже и дрова паленые... В мое время только водка могла попасться...

Через некоторое время. Гай и Гуд, улыбаясь, иссушив бутылки алкоголя, (когда люди пьют, они осушают емкости с алкоголем, а вот иссушать может ветер в пустыни, страдания, специальный аппарат) распевали веселые песенки, (!!!) забавно чертыхаясь об тернистую траву с тропы, (я очень хочу знать, как можно чертыхаться об траву) скалистые камни из дороги... камни... скалистые... из дороги... видимо, выломаны и разбросаны, об них чертыхаются) да и куски вонючего мусора валялись. Мусор кусками, да еще и вонючий - жженная резина?. Пьяно болтали между собою. С чего бы? Да еще и песенки веселые. Они же только что убивали друг друга и никакого перелома в отношениях не произошло. И с чего бы ему происходить, если Гизборн ненавидел Робина и стремился убить его на поединке, а Робин вряд ли испытывал к убийце Мэриан что-нибудь кроме гнева и презрения.

Я пытаюсь представить эту эпичную битву. Значит, Робин и Гай вооружены мечами (но без щитов, что соответствует сериалу, но не исторической действительности) и сходятся в поединке. Мечи куда-то исчезают, вероятно, противники одновременно выбивают их друг у друга, хоть я и не представляю, как это возможно. Бойцы хватаются за ножи. Робин Гуд нанес удар, слегка оцарапав Гизборна. Рана не серьезна, и бой продолжается. Гай каким-то образом ухитрился зайти со спины, набросился, но безуспешно - Робин успел отреагировать. Гизборн подобрал выпавший ранее меч. Благородный разбойник схватил лук, что уже является нарушением правил поединка, и хотел выстрелить, но Гай добежал и тетиву перерубил (не испарил же!). После этого Робин заметил свой меч, схватил его и полоснул противника по лицу. И тут в руке у него оказалась стрела, которой он и ткнул в "кровоточащую гниющую травму" Гизборна. Видимо, противники обессилили и сделали перерыв, попили водички, перевязали раны. После чего возобновили бой, в ходе которого Гай шарахнул Робина по плечу, и так как у того перестала действовать рука, поединок пришлось прекратить. Все равно чушь получается!
Это так плохо, что уже прекрасно. Я прямо чую внутри, что мои глаза увлажнились, стекая капельками по щеке.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 9 комментариев

Скарапея Змея в блоге фандома Гарри Поттер
Как вы представляете кабинет в доме британского мага?

Волдеморт побежден, Гарри Поттер закончил Хогвартс, выступил в суде, добившись наказания для одних ПС и оправдания Малфоев и Снейпа. Малфои пригласили его на вечеринку перед свадьбой Драко (Автор пишет "мальчишник", но приглашала Нарцисса, так что я в сомнениях.) Гарри скучает в уголке с выпивкой, но к нему подходит юноша из эскорта и приглашает в кабинет. Так вот кабинет Малфоев: "Небольшой кабинет был обставлен поистине роскошно. Кровать с резной деревянной спинкой под лиловым бархатным балдахином. Пушистый ковер под ногами. Огромное зеркало в золоченой раме. На стенах — несколько гобеленов, изображавших античных богов в весьма пикантных ситуациях и фривольных позах". Я чего-то не знаю о кабинетах?
Все оказалось куда веселее. Малфой устроил мальчишник в неком увеселительном заведении с отдельными кабинетами. Заведение, отдельные кабинеты которого оборудованы кроватями, это бордель. Не знаю даже, что лучше: Малфой, проводящий мальчишник в борделе, или Поттер, пришедший на мальчишник к Малфою в бордель. Как-то в сравнении, первоначальная версия о кровати в кабинете Малфоя смотрится вполне мило - эдакая причуда аристократа.

Заключу, пожалуй, пари сама с собой на то, что снявший ГП на мальчишнике хастлер, на самом деле СС под обороткой (или другим способом измененной внешностью). Более логична была бы версия - подосланный Малфоями хастлер, но это слишком рационально. Ах, да! Финал: ребенок Джинни остается с ГП и СС.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 15 комментариев
Показать более ранние сообщения
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть