Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Гарри Поттер и Брачный Контракт (гет)


Переводчики:
Оригинал:
Показать
Беты:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Adventure/AU/General/Romance
Размер:
Макси | 335 Кб
Статус:
Заморожен | Оригинал: Закончен | Переведено: ~36%
Гарри и Дафна обнаружили, что их родители заключили брачный контракт, когда они еще только родились. Хотят они того или нет, теперь это их общая проблема.
QRCode

Просмотров:198 374 +14 за сегодня
Комментариев:426
Рекомендаций:3
Читателей:3396
Опубликован:18.01.2014
Изменен:23.03.2017
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 7.

− Ты действительно знаешь, где находится Выручай-Комната? Это не какая-нибудь неудачная шуточка для того чтобы отвлечь меня от расспросов о вашем свидании? − спросила Трейси, следуя по лестнице за подругой. Она задавала этот вопрос каждые пятьдесят футов с момента выхода из спальни девочек.

− Это не было свиданием! − Дафна топнула ногой, сердито смотря подруге в глаза, − Это было не свидание, черт возьми.

− Хорошо. Успокойся. Я просто прикалываюсь, − сказала Трейси, сдавшись.

− Отлично. Тебе не кажется, что в моей чертовой жизни и так хватает проблем? Не надо постоянно напоминать мне, что я застряла с ним! − раздраженно ответила блондинка.

− Ладно. Прости меня, я просто пытаюсь развеселить тебя. Не понимаю, почему ты так злишься, ведь у тебя есть то, ради чего половина девушек Хогвартса готовы убить. Даже с нашего факультета некоторые очень хотят впустить в него свои ноготки.

Дафна покачала. Она не хотела думать о Пэнси Паркинсон, целующей Гарри Поттера, или еще хуже, о Миллисенте Булстроуд, воспользовавшуюся своими формами и получившую Мальчика-Который-Выжил. Дафна помотала головой, выкидывая из головы эти образы.

− Так где же она? − спросила Трейси со слабой улыбкой на веселом лице.

− На седьмом этаже. Пошли.

Две девушки остановились на седьмом этаже. Они решили поэкспериментировать с Выручай-Комнатой этим вечером. Идея пришла, когда Трейси рассеянно бормотала о ванной старост, нежась ванне с запахами ванили и персика, с успокаивающей музыкой. Ранее тем днем, они мылись в тесной ванне с соседками, Пэнси и Миллисентой. Там очень тесно, а Пэнси чуть не взорвалась от ярости, когда Дафна случайно врезалась в нее во время нанесения макияжа.

Весь день Трейси мечтала о ванной комнате, где она может залезть в теплую ванну вместо душа. О том месте, которое не придется ни с кем делить. В ее личном святилище. И Дафна думала о том же.

Дафна вдруг вспомнила слова Гарри о том, что Выручай-Комната станет именно такой, какой захочешь, и эта мысль не давала ей покоя.

Поэтому две девушки пошли в комнату: постараться воссоздать ванную старост.

− Итак, мы должны пройти вдоль этого портрета три раза, сосредоточившись на том, чего хотим, − сказала Дафна, когда они приблизились к портрету Варнавы Вздрюченного.

− Так что нам нужно? — спросила Трейси, − нам следует спрашивать о этой самой вещи, верно?

− Давай просто попросим о комнате с ванной. С остальным разберемся позже, − предложила Дафна.

Они начали ходить перед портретом, обе сконцентрировавшись на комнате с огромной ванной. После третьей попытки они остановились и огляделись.

− Ладно, что дальше? — спросила Трейси.

− Это все. Предполагалось, что дверь здесь, − указала Дафна.

− Может, мы сделали что-то неправильно? Попробуй сама. Возможно, не работает из-за того, что мы вдвоем просим, − предположила Трейси.

Дафна кивнула и снова начала сосредоточено думать и ходить перед портретом, где, предполагаемо, находилась комната. Но когда она остановилась, ничего не произошло.

− Какого черта? Я делаю все точно так, как он сказал, − жаловалась она, — почему не работает?

− Может, ты просто забыла что-нибудь, или он не все тебе рассказал. Спроси его, когда увидитесь в среду.

− Я собираюсь заставить его показать мне, как работает эта проклятая комната, − фыркнула Дафна, скрестив руки на груди, − я уверена, что он рассказал мне все для того, чтобы я попробовала открыть ее, а он посмеялся над моей неудачею.

− Я не думаю, что это правда, − сказала Трейси, похлопав подругу по спине, когда они пошли обратно.

− Я заставлю его пожалеть, что он разыгрывает меня своими глупыми шуточками, − поклялась Дафна.

Пока они шли обратно, ни одна из девушек не заметила появляющуюся дверь в стене, у которой они так долго находились. Когда дверь полностью сформировалась, оттуда вышел болезненного вида Драко Малфой. Его обычно бледная кожа была зеленоватого оттенка, и он был вспотевшим.

Он внимательно осмотрел коридор, дабы убедиться, что никого нет в округе, и покинул Выручай-Комнату. Дверь исчезла, и Драко прислонился к стене, тяжело дыша.

Он слышал, как две девушки жаловались, что не могут зайти к комнату, и был благодарен ей за то, что она их не пустила. Он не хотел и не нуждался в вопросах о его действиях. Драко успокаивающе потер свое плечо.

Было близко. Его могли поймать, и Драко начал задаваться вопросом о необходимости дозорных. Крэбб и Гойл могли бы делать это, но их нельзя было использовать. Если бы кто-нибудь видел их, болтающихся в этом коридоре, было бы подозрительно, а Драко не мог позволить себе этого. Последнее, что ему нужно, − слежка. Нужен другой вариант.

Но сейчас он устал. Ему необходим отдых. Драко встал с пола и побрел в подземелья.


* * *

− Ох, Гарри, мне действительно жаль, − сочувствующе сказала Гермиона. Они с Гарри нашли пустой класс, где и тренировали заклинания. Гарри поднял глаза. Сейчас он почти был рад, что Дамблдор не обучает его никаким заклинаниям на их уроках, но он не смог задать вопросы директору об этом.

Хотя это было печально, директор все еще оставался учителем и был уважаемым Гарри, которого начинали мучать вопросы о правильности этих занятий. Но сейчас все это ничего не значило. Гарри уже поговорил с Джинни вчера. Рон отбывал наказание у Макгонагалл, чему Гарри был рад, потому что был уверен, что разговор о Джинни с ее братом будет очень неприятным.

− Я даже в не знаю, почему спросил об этом. Мы бы все равно не могли быть вместе.

− Это не меняет твоих чувств. Это обязательство. И это я сказала ей, что другие парни помогут ей с тобой. Она так смущалась в твоем присутствии. Я знала, что ты никогда не обратишь на нее внимания, пока она не сможет поддерживать нормальную беседу с тобой. Я подумала, что будет хорошо, если ей будет уютно с тем, с кем она находится, − пожала плечами Гермиона.

− Это так. Мне понравилось, что она говорила со мной и не краснела все время. Я даже не знаю, почему я вдруг начал замечать ее, − сказал Гарри, выбрасывая палочку, но не произнося заклинание. Он пытался овладеть невербальной магией, правда без успеха.

− Почему у меня не получается?! — кричал он в отчаянии.

− Возможно, на сегодня хватит, − посоветовала Гермиона, − ты не собран и расстроен

− Я в порядке, − прорычал он.

− Нет, не в порядке, Гарри, − возразила Гермиона, − почему ты так чертовски благороден все гребаное время?

Стоявший прямо Гарри с сомнением посмотрел на лучшую подругу. Он никогда не слышал от Гермионы проклятий. Скорее уж она ругала его и Рона за их слова.

− Это я, Гарри. Тебе не нужно все время прятать свои чувства. Я твой друг, и я с тобой. Я не собираюсь судить тебя или разочаровываться в тебе. Я хочу помочь, но не смогу, если ты запрешься в себе, − сердито проговорила она.

− Что ты хочешь услышать от меня, Гермиона? Что мое сердце разбито? Что этот глупый контракт делает меня несчастным? Что жизнь не принадлежит мне? Весь мир считает меня решением своих проблем. Я должен бороться и как-то убить самого могущественного темного волшебника за всю историю существования магии, и я не представляю, как это сделать! А кроме этого, я по магическому договору обязан жениться на девушке, которая не интересует меня. Что дальше? Мне нужно будет нянчиться с ребенком Снейпа и Трелони? С меня хватит того, что я ничего не могу решать в этой гребаной жизни, а вы пытаетесь рассказать мне, как правильно жить!

С этими словами Гарри подумал о взрывающем заклинании и пробил стену класса. И он, им Гермиона были ошарашены таким эффектом поражения стены. Гарри поблагодарил Всевышнего за то, что палочка была направлена не на Гермиону.

− Ух ты, − прошептала Гермиона.

− Похоже научился взрывному проклятью, − тихо проговорил Гарри.

− Я не думаю, что мы сможем восстановить это. Мы получим за это…

Но в этот момент возник профессор Флитвик и быстро зашел в класс.

− Боже мой, вы в порядке? — спросил он писклявым голосом.

− Да, сэр, − ответил Гарри, − я не знаю, как я сделал это.

− Не важно, главное, что никто не пострадал. Но прошу, будьте осторожнее в следующий раз. Кто-то мог проходить мимо, и его завалила бы обломки после взрыва, − профессор чар взмахнул палочкой, и стена восстановилась, не оставляя никаких следов огромной дыры, возникшей благодаря Гарри.

− Возможно, было бы лучше вернуться в вашу гостиную. Может быть, поработать над эссе или почитать книгу? Просто дайте отдохнуть себе от практики заклинаний, − с улыбкой сказал миниатюрный профессор, провожая их из класса.

Гари и Гермиона собрали свои вещи и отправились в Башню Гриффиндора.

− Это было очень мощное заклинание, Гарри. Как ты смог вложить в него столько силы? Не потому ли, что ты был расстроен, как думаешь?

− Я не хочу говорить об этом, Гермиона. Давай забудем это, − угрюмо сказал Гарри.

− О, хорошо. Мистер Я-Ушел-В-Свои-Мысли вернулся. Какая радость, − холодно произнесла Гермиона.

− Что?

− Я ненавижу, когда ты себя так ведешь. Я знаю, твоя жизнь не сказка, и многое взвалено на твои плечи, но я пытаюсь помочь тебе. Может, вместо того, чтобы ныть о своих проблемах стоит встать и что-то сделать? Повзрослеть и взять ответственность за происходящее.

− И что ты предлагаешь, Гермиона? Просто попросить Волдеморта оставить всех в покое? Пригрозить пальцем и сказать «плохая собака»? А что ты предложишь мне с контрактом? Я не могу разорвать его, − взбесился Гарри.

− Ты такой ребенок, когда злишься. Хорошо. Я объясню тебе. Попросить Дамблдора показывать что-то другое, нежели воспоминания. Потребовать это. А что касается, проблемы с романом, нужно достать голову из песка и приложить усилия с Дафной, − закончила Гермиона, отчаянно выкрикнув и оставив одного Гарри в коридоре, кипя от тона лучшего друга.

Но больше всего разозлила Гарри правота Гермионы. Хотя его жизнь была хаосом, сейчас у него есть возможность изменить это.

Гарри не говорил с Гермионой оставшуюся часть ночи. Когда он вернулся в башню, он, не сворачивая, направился к кровати. Первый в этом году матч по квиддичу состоится уже утром, и Гарри был уверен, что не сможет заснуть вовремя. Слишком много пищи для размышлений.


* * *

Злость Гарри не исчезла и в течение ночи. На самом деле, ему казалось, что она росла. Он встал и отправился на завтрак, ворча про себя все время. Когда он спустился в Большой зал и присоединился к Рону, сидевшему напротив Гермионы. Девушка зло посмотрела на него и зарылась в ее бумагах. Гарри просто положил себе на тарелку тост и оторвал кусок.

− Похоже, хороший день для него, − сказал Рон, весело говоря о предстоящем матче.

− Да, − согласился Гарри, пытаясь скрыть горечь.

− Ладно, − раздраженно произнес Рон. − В чем дело? С нашей последней тренировки вы словно с цепи сорвались. Что, черт возьми, произошло с вами?

− Ничего, не вмешивайся, − предупредил Гарри.

− Дружище, это уже смешно. Может, если ты расскажешь нам, мы могли бы…

− Ты знаешь, что смешно, Рон? Любой из вас уверен, что сможет помочь мне. Никто из вас не помог мне на самом деле. В крайнем случае, Гермиона кого-то поцелует. Для каждого из вас: ваши мысли, что вы сможете помочь мне — просто бред. — Сказал Гарри, кинув вилку на стол и покинув Большой зал, испугав несколько второкурсников, пришедших на завтрак.

− Что, черт возьми, это все значит? — спросила Джинни, садясь рядом с Гермионой, борющейся со слезами. Джинни слышала тираду Гарри, как и все остальные в Большом зале.

− Меня интересует то же самое, − сказал Рон, смотря на дверь, через которую только что прошел Гарри, отчаянно пытаясь скрыть очевидное.

− Это из-за контракта и того, что произошло в ту ночь, − всхлипнула Гермиона.

− О, − понимающе произнесла Джинни.

− Меня может кто-нибудь просветить? — сказал Рон, поворачиваясь к двум девушкам. Джинни рассказала, как Гарри объяснился с ней, а она дала ход назад. Рон был поражен откровением.

− Я думала, что ты любила его.

− Я была влюблена в него. Это не одна и та же вещь, − грустно сказала Джинни. — Затем он сказал мне, что все равно ничего не получилось бы из-за брачного контракта между ним и какой-то девушкой.

− Он сказал, кто это? — с любопытством спросила Гермиона.

− Нет, да я и не спрашивала. Я сказала ему, что он всегда остается моим другом, и если ОН захочет чем-то поделиться со мной, я всегда выслушаю.

− Это была…− начал Рон, когда Гермиона оборвала его.

− Это дело Гарри! — она посмотрела на рыжего. — Если он захочет, чтобы Джинни знала, он сам ей расскажет. Лично я считаю, что у Гарри и той девушки есть возможность на хорошие отношения, но он уперся и злится из-за ситуации, что не готов дать шанс друг другу. Либо не готова она.

− Давай, Рон. Мы должны выйти на поле. А об этом можно поговорить позже, − сказала Джинни, поднимаясь. Рон встал вместе с сестрой и ушел, оставив лучшую подругу наедине с бумагами и мыслями.

Гермиона просто хотела, чтобы ее лучший друг был счастлив. Гарри действительно был самым удивительным человеком, она знала лучше, чем все остальные, на что он способен. Он был самым добрым, великодушным и милым парнем из всех, которых она знала. Он прошел через столько потерь, и все равно остался сильным.

Гермиона взглянула на девушку, сидящую за столом Слизерина в одиночестве, ковыряющую вилкой яйца и читающую утренний выпуск «Ежедневного пророка». Эта девушка в один день станет женой Гарри. Дафна Гринграсс. Гермиона разговаривала с ней несколько дней назад, когда блондинка задавала ей вопросы касательно Гарри. Гермиона помогла девушке, потому что она чувствовала, что помогает стать Гарри хоть чуточку счастливее.

Судя по всем отчетам, их встреча прошла хорошо. Гарри даже отметил, что Дафна рассмешила его. Гермиона знала очень немного о Дафне. Только то, что она была интеллигентна и хорошо училась, обычно на вершине класса, сразу позади нее. Возможно, сейчас время изменить это.

− Может, − подумала Гермиона, − мне нужен новый друг. Я тусовалась с парнями слишком много.


* * *

В истории квиддичных матчей Хогвартса сегодняшний был одним из самых яростных и напряженных. После первого свистка обе команды рвались показать свое превосходство. Несколько раз случилась серьезная гонка за снитчем, но неуловимый маленький мячик всегда ускользал из рук Гарри и нового ловца Слизерина, который толкался и маневрировал, дабы поймать золотой мячик первым.

Джинни выступала в роли охотницы Гриффиндора очень хорошо. Она, Демельза и Кэти стали лучшими охотниками Гриффиндора, за всю его историю. Они прекрасно сыгрались вместе, словно могли читать мысли друг друга. Очень быстро они увеличивали разрыв в очках, не отдавая квоффл в руки Слизерина.

Однако самой обсуждаемой частью игры были ни ловцы, ни охотники. Это был новый, более уверенный в себе Рон Уизли. С момента начала игры, он приковал к себе всеобщее внимание. В прошлом можно было наблюдать, как он пропускал даже самые легкие мячи, но не сейчас. Сегодня он был смел и ошеломляюще защищал кольца. Команде Слизерина было очень трудно прокинуть квоффл мимо него. Гари признал, что никогда не видел, чтобы его друг так хорошо играл.

Новообретенную уверенность Рона едко комментировал Захария Смит, который начал игру с оскорбления выбора игроков капитаном команды. Однако Смиту пришлось запихнуть свои слова куда подальше после того, как команда Гриффиндора показала всей школе на что способна.

Это была замечательная игра для ало-золотой команды. Гриффиндор обыграл Слизерин со счетом 240 — 70. Игра закончилась захватывающе, когда Гарри и ловец со Слизерина вновь столкнулись в гонке за снитч. Гарри был явно лидером, но противник не собирался сдаваться и отдать победу Гарри. Они летели на пределе возможностей своих метел. Снитч на поверку оказался практически неуловимым, но ловцы стремительно летели за ним.

Слизеринский ловец смог составить в гонке достойную конкуренцию для Поттера, он пытался столкнуть корпусом его с метлы и всячески замедлить, чтобы Гарри упустил момент и слизеринец смог поймать снитч. Они преследовали золотой мяч, находясь так близко и несясь к земле. Крылатый мячик оказался у трибун, и у Гарри появилась идея. Он решил использовать силу соперника против него.

Когда ловец Слизерина в очередной раз пошел на таран, Гарри остановился, и метла крупного парня перевернулась — тот врезался в трибуны. Гарри потянулся так, как только мог, и схватил золотой мячик в воздухе. Толпа взорвалась аплодисментами, когда Золотой Мальчик с Гриффиндора поднял руку, схватившую трепещущий мячик, в знаке победы.


* * *

Рон и Гарри остались одни в раздевалке после игры, остальные уже разошлись. Рон тяжело опустился на скамейку, сердито смотря на лучшего друга. Гарри взглянул на Рона, ожидая взрыва.

− Я собираюсь сказать это, и хочу, чтобы ты слушал очень внимательно. Сегодня утром ты перешел грань, − прохладно заметил Рон. Гарри поднял глаза немного смущенно. Он ожидал, что Рон начнет кричать, возможно, даже размахивая кулаками, − то, о чем я рассказал было конфиденциально. Не для того, чтобы ты ляпнул об этом, когда мы ругаемся. Независимо от того, зол я на тебя или нет, я никогда не стал бы выбалтывать твои секреты. Это было действительно низко.

Гарри, обычно выпускающий большую часть своего гнева на поле, сегодня летал, как летучая мышь из ада. Но сейчас он вдруг начал чувствовать себя виноватым. Он медленно кивнул, раздумывая над словами Рона. Рыжий был в порядке, но Гарри ударил ниже пояса этим утром. Он не хотел говорить про чувства Рона к Гермионе, в то время как ведьма сидела напротив них, но его злость на Гермиону и досада на людей, пытающихся вмешаться туда, куда не просят, достигли предела.

Хуже всего было то, Гарри знал, что они не хотели вмешиваться, просто были хорошими друзьями, и помогали ему. Тогда гнев застилал ему глаза и не отдавал отчета своим словам. Теперь, когда прошло время, и матч прошел хорошо, Гарри думал немного яснее.

− Мне жаль, приятель. Просто я действительно сейчас все испортил. Я чувствую огромное давление от всего, и выплескиваю это.

− Я понимаю. Никто не должен когда-либо пройти через то, что прошел ты, тем более, что уже столько обрушилось на тебя. Это право жутко, но это не значит, что ты имеешь право обращаться со мной, или с Гермионой так. Мы всего лишь пытаемся помочь тебе.

− Я знаю. Я понял. Но происходящее со мной и Гринграсс… Я должен решить это в одиночку.

− Я понимаю. Просто помни, кто твои друзья, и старайся не находить новых врагов. Я думаю, что у тебя и без того много забот, − с этими словами Рон встал и оставил лучшего друга наедине со своими мыслями.

Гарри чувствовал себя ужасно. Рон и Гермиона лишь пытались помочь ему, вполне возможно, они единственные, кто могли бы это сделать. А он не ценил этого. И что еще хуже — на это указал Рон, эмоциональный диапазон которого, вычисленный Гермионой, был не больше чайной ложки. Рон, который был слишком толстокож, чтобы увидеть чувства Гермионы к себе.

− Хуже быть не может, − подумал Гарри. Он переоделся и отправился в Башню Гриффиндора, где вечеринка уже в полном разгаре. Шагая по пустынным коридорам, Гарри размышлял, как не любит праздники, но он должен был поговорить с Гермионой. Он нуждается в своих друзьях. К кому еще он обратиться, когда тьма окутает его жизнь? К кому еще он мог прийти со своими проблемами? Кто еще действительно знал его?

Как и ожидалось, гриффиндорская гостиная встретила его шумом еще с порога. Симус похлопал его по спине, в то время как Парвати, стоявшая под руку с ним, ласково потрепала по голове перед тем как они исчезли в толпе. Колин и Деннис Криви, снимавшие на камеру вечеринку, остановились и пожали ему руку. Несколько девушек попытались пообщаться с ним, но он вежливо извинился и отправился на поиски своих друзей.

Внутри все сжалось, когда он увидел уединившихся в углу Джинни и Дина, праздновавших победу, но окончательно его мир рухнул, когда наконец-то нашел Гермиону и Рона.

Они стояли в задней части гостиной, причем очень близко. Гермиона выглядела счастливой, хоть и несколько слез осталось на ее щеках. Рон держал ее за руки, и на его лице была глупая улыбка. Они говорили шепотом, или же так казалось из-за шума в гостиной. Затем Рон наклонился и нежно поцеловал Гермиону.

Гарри замер и перестал дышать. Он покинул вечеринку, ища тихое место. Он не был зол, как таковой. Он поругал себя за ревность. Гермиона и Рон заслужили счастливую жизнь, и кто он такой, чтобы мешать им?

− Моя жизнь так несправедлива, − прорычал он, поднявшись на Астрономическую башню. Он прислонился к стене и уставился в одну точку. Такую злость он еще никогда не испытывал. Злость на себя за ревность и мелочность. Злость на то, что Рон и Гермиона наконец набрались смелости признаться друг другу в своих чувствах. Злость на Джинни за свою безответную любовь. Злость на Дамблдора, что тот не смог разорвать контракт. Злость на родителей, потому что те подписали гребаный документ. И злость на Дафну Гринграсс за ее существование.

Потом ярость испарилась, но стало еще хуже. Безысходность. Гарри опустился на пол и поник головой от стыда и жалости к себе. В первый раз в своей жизни Гарри Поттер на самом деле подумывал покончить со всем этим, только бы не жить так жалко, беспомощно и одиноко.

− Гарри? — окликнул его голос.

− Карта говорит, что он здесь, − произнес другой.

Гермиона вышла на холодный ночной воздух и ахнула, когда увидела ее лучший друг сидит, прислонившись к стене, тоскливо глядя в неизвестность.

− Господи, Гарри, ты в порядке? — спросила она.

− Эй, приятель. Что случилось?

Гарри посмотрел на двух лучших друзей в мире, и внезапно смог преодолеть все эмоции. Впервые за все время дружбы с Гермионой и Роном Гарри Поттер сломался.

− Я не могу так больше, − сказал он сквозь слезы, − я не могу ничего из этого сделать. Всего слишком много.

Гермиона присела рядом со своим другом и крепко-крепко обняла.

− Ты можешь, Гарри, − тихо сказала она, − ты сильнее, чем думаешь.

− Я один. Я потерялся.

− Ты никогда не был один, − расстроено сказал Рон, − мы всегда были с тобой.

− Уже нет. Ты наконец преодолел себя. Для меня больше места нет, − скорбно ответил Гарри.

Гермиона виновато посмотрела на Рона, который вдруг увлекся небом. Она вздохнула и обняла Гарри крепче.

− Послушай меня, Гарри, − сказала Гермиона, стараясь быть увереннее и горделивее, − для тебя всегда есть место у нас. Если бы не ты, Рон и я не набрались бы смелости признаться друг другу. Я знаю, что с утра ты был зол, и твои слова были болезненны, но это была правда, и когда Рон вернулся в гостиную, мы поговорили. Благодаря тебе мы вместе, и мы хотели рассказать тебе первому.

− Я видел вас в общей гостиной, и потом я пришел сюда. Я не мог разобраться с этим, − признался Гарри.

− Мне так мы хотели рассказать тебе, − пожал плечами Рон, когда он сел на холодный каменный пол.

− Это не справедливо. Я счастлив за вас, ребят, честно. Но я…

− Чувствуешь себя обманутым? — осведомилась Гермиона, − это ужасно, что ты не можешь сделать выбор, или, что Джинни перешла на тот момент, когда ты увидел ее настоящую. Но Гарри, надо двигаться дальше. Разговаривая о ней, ничего не изменится, и тебе придется отпустить Джинни.

− Я знаю. Просто это ранит меня, − сказал Гарри, окончательно успокоившись. Он несколько раз вздохнул и успокоился. И смутился от того, что показал свою слабость.

− Ты имеешь полное право испытывать боль, Гарри. Но у тебя есть все, чтобы она прошла, − сказала Гермиона, ослабевая хватку на своем друге.

− Не только это. Ты была права прошлой ночью, Гермиона. Мне нужна реальная помощь от Дамблдора. Мне нужно найти способ уничтожить Волдеморта.

−Ты можешь рассчитывать на нас, приятель, − уверенно сказал Рон, − мы будем рядом с тобой на протяжении всего пути, и мы будем стоять рядом с тобой, когда дело дойдет до тебя и…− Рон набрал побольше воздуха, словно собираясь, и затем повернулся к Гарри лицом, − В-Волдеморта.

Это было сказано шепотом, но Гарри увидел то, что не ожидал когда-либо увидеть. Его друг, который, как и многие в этом мире, до смерти боялся произносить имя, наконец-то сказал это. Рон Уизли назвал Темного Лорда по имени.

− Ничего себе, − ошеломленно сказала Гермиона.

Гарри почувствовал что-то, разлившееся в груди, чего не было долгое время. Гордость.

− Это многое значит, Рон. Спасибо, дружище.

Рон просто кивнул, но все еще потряхивало, будто он ожидал, что Темный Лорд материализуется и отомстит рыжему.

− Нам стоит вернуться в башню. Уже поздно, − произнесла Гермиона и встала, протянув руки Гарри и Рону. Оба парня протянули руки, чтобы было легче встать.

− Слушай, Гарри. Мы знаем, что все изменится, но это не помешает нашей дружбе, − многозначительно сказал Рон.

− Мы всегда будем рядом, если понадобимся, − кивнула Гермиона, когда ее обнял Рон.

− Я знаю, − ответил Гарри, − и я действительно счастлив за вас обоих. Мне просто нужно немного времени, чтобы приспособиться. Вы мне его обеспечите?

− Конечно, − Гермиона мягко улыбнулась, а Рон кивнул. Гарри знал, что будет тяжело, но он сможет пройти через это. Его единственное желание состояло в том, что Сириус был рядом, чтобы Гарри мог с кем-то посоветоваться. Так, с тяжелым средством, Гарри последовал за новой парой в башню Гриффиндора, где он забрался в кровать и заснул, наконец выйдя из эмоционального урагана.

Глава опубликована: 06.08.2014


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 426 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх