Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

A Single Whole (джен)


Автор:
Беты:
Просто Кэрри главы 1-9 (повторно) и 9-19, Kobra Kid главы 1-9, первоначальная вычитка
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
AU/General/Drama/Mysticism
Размер:
Макси | 1821 Кб
Статус:
Заморожен
Предупреждение:
ООС, AU
Лили Поттер – магглорождённая волшебница и, дожив до двадцати лет, всё ещё не доверяет колдомедицине. Что же вышло из её решения не обращаться к колдомедикам во время беременности? Ничего хорошего! Родила двух сыновей, а обычная маггловская медсестра забрала одного из них к себе на воспитание. Счастливых же родителей уверили, что у них родился только один сын. Но ведь кому-то придется расплачиваться за такую опрометчивость Лили Поттер.
QRCode

Просмотров:101 892 +8 за сегодня
Комментариев:343
Рекомендаций:1
Читателей:1012
Опубликован:05.02.2016
Изменен:01.01.2018
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От автора:
Дополнительный жанр - психология;
В первой главе присутствует POV;
У Гарри есть брат-близнец (он же ОМП), который очень долгое время присутствует лишь номинально;
Внешность Гарри немного не соответствует канону;
Главная линия повествования - джен, но возможны побочные любовные линии всякой направленности (в рамках рейтинга);
У фанфика долгая история, поэтому если кто-то вспомнит, что читал нечто подобное - то, скорее всего, это он и был. Фанфик был переработан, но без кардинальных изменений.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 5. Долгая дорога. Часть первая

Nihil est tam populare, quam bonitas. — Ничто так не ценится народом, как доброта.

Цицерон

Гарри брёл вдоль дороги, пытаясь остановить попутку. Можно было логично предположить, что он сошёл с ума, решив в одиночку, почти без гроша в кармане отправиться заграницу. Возможно, это отчасти было верно. Знакомая фамилия и подходящие инициалы буквально вскружили ему голову. Конечно, велика вероятность, что Дж. Поттер не был тем, кого он искал, но, в отличие от Генриха Поттера, о котором Гарри знал только имя и адрес, он, во-первых, подходил по имени, а во-вторых, был достаточно молодым, чтобы стать его отцом. И несмотря на то что жил в Париже, он был англичанином. Как ни крути, шанс был велик — с точки зрения Гарри. Ну а то, что ради встречи с семьёй ему придётся сменить страну, его не слишком пугало — Франция не Япония, до неё вон, рукой подать. А он даже французский знает! Беспокоило одно — как ему, девятилетнему ребёнку, сбежавшему из приюта, одному, без сопровождения, пересечь границу между двумя странами? Но Гарри это не останавливало — авось решение придёт.

Гарри никогда особенно не задумывался, что будет делать, когда найдёт свою семью, — ведь они даже не знали о нём. Вот они удивятся! А что, если они не поверят? А что, если он им не нужен? А что, если их и в живых-то нет?! Ни о чём из этого Гарри старался не думать — конечно, всякое возможно. Если стараться учитывать все вероятности, то можно и свихнуться. Поэтому Гарри допускал лишь благоприятные варианты, а все «если» отбрасывал на задворки сознания. Некогда он пережил страшное потрясение и затем почти три года провёл в одиночестве, без поддержки, в среде непонимания и отверженности, и он, как никто другой, хотел тепла и уюта. В газете писали про Поттера, который жил в Париже. А если где-то есть какой-то Поттер, он должен его разыскать. Для него это было в порядке вещей.

Из уроков географии Гарри знал, что Англию от Франции отделяет пролив, а порт, из которого плавающие средства переправлялись к берегам Франции, находился в городе Дувр. Туда он и направил свои стопы. Он сверился с картой и понял, что необходимо было выйти на автостраду и поймать попутку. Это оказалось не такой простой задачей. Близился вечер, но он не чувствовал ни усталости, ни голода, ни страха. В рюкзаке ещё оставалась пара булок, прихваченных из приюта, но он собирался оставить их на более трудные времена.

Тем временем Гарри успел познакомиться со своими новыми попутчиками — двумя змеями, приходившимися друг другу братом и сестрой. Гарри выразил удивление тем фактом, что у змей есть какие-либо семейные отношения, но змеи сообщили ему, что связывают их вовсе не семейные узы или, чего доброго, любовь, а банальная привычка — в нужный момент они просто не нашли, куда уйти, и так и остались вдвоём. Их родительница, как они называли свою мать, умерла давно, ужасной и печальной смертью — её унесла в своё гнездо огромная сова. Незавидная участь. Её многочисленное потомство разбрелось по разным уголкам леса, в том числе и эти двое. Жили они долгое время на окраине небольшого леса, недалеко от людей, а последнее время — в печке заброшенного дома. Не раз они наведывались во дворы соседей в поисках пропитания. Появление Гарри «прервало их размерную и однотипную жизнь» — по их же словам.

Гарри дал им имена. Ему казалось недопустимым называть необыкновенных говорящих змей кличками обычных домашних питомцев вроде Шелли или Бобби. Поэтому благодаря его любви к астрономии одна из змей стала носить имя Ригель, а её брат — Антарес. К вечеру змеи, утомленные новыми впечатлениями, уснули, уютно устроившись в просторном кармане рюкзака.

Из-за поворота вынырнул старенький вишневый «Фордик», громко ревя мотором. Гарри поднял руку, пытаясь его остановить, но уже не надеясь на удачу. На его счастье, «Форд» сбросил скорость и пристроился к обочине. Обрадованный, Гарри кинулся к машине.

— Эй, приятель, ты что тут бродишь? — спросил тучный мужчина за рулём. На вид ему было лет шестьдесят, а лицо с первого же взгляда внушало доверие. Над губами у него красовались пушистые и чрезвычайно подвижные чёрные усы с седыми вкраплениями. На голову был водружён новенький блестящий серый котелок, из-под которого торчали чёрные реденькие волосы всё с той же проседью. Удивлённо сощурившись, мужчина оглядел Гарри с ног до головы. Тот же, заметив это, смущённо поправил края большой клетчатой рубашки, украдкой отряхнул брюки и поджал пальцы в старых изодранных кедах. В таком виде он мог сойти за уличного оборванца. Гарри состроил умильную рожицу, аки бедная сиротка, и начал спектакль молодого актёра:

— Сэр, я так хочу домой! Я хочу к маме и папе, отвезите меня домой, будьте так добры!

Гарри чуть было не добавил «Христа ради!», но посчитал это чересчур подлым — он и так достаточно низко пал! У него был вид готового впасть в истерику ребёнка. Мужчина всполошился, запричитал и открыл ему дверь. Очевидно, он был не из жестокосердых. Только водитель успел глазом моргнуть, а Гарри уже забился на заднее сидение его «Фордика».

— Кхе-кхе… Так где живут твои родители, приятель? — поинтересовался мужчина.

— В Дувре, сэр. Но вы не обязаны везти меня прямо туда…

Мужчина приподнял брови. Его усы покачивались, словно на волнах.

— Дувр? Ну и угораздило же тебя! И каким же образом?

У Гарри был такой вид, словно он вот-вот расплачется.

— Я был глупым, эгоистичным ребёнком, сэр! Мне так жаль! — и опустил голову.

Мужчина сердобольно заохал.

— Ну-ну, нечего слёзки лить, всё образуется! Главное, что ты осознаёшь, что поступил плохо. Сегодня тебе очень повезло: ведь я тоже еду в Дувр! — Гарри поднял на него осчастливленную мордашку. — Кстати, называй меня мистер Стиллер. А тебя как звать?

— Гарри, сэр.

— Приятно познакомиться, Гарри. Ну что ж, в путь! Ой и волнуются, должно быть, твои родители! — он завёл мотор своего «Форда», и машина, громко взревев, тронулась с места. — А я вот отправляюсь во Францию… — добавил мистер Стиллер. Гарри посмотрел на него с недоверием и подумал было, что ослышался, — разве может так совпасть? Мужчина продолжал: — …к дочери. У неё сын родился! Я дедом стал, представляешь? Я как только узнал — сразу прыг в машину и на газ. Я ведь с севера еду, уже несколько часов. Дочь говорит, мальчуган весь в деда пошёл — в меня то есть, — он гордо выпятил грудь.

Гарри вежливо улыбнулся и уставился в окно.


* * *

Как оказалось, мистер Стиллер любил поговорить. Он рассказывал одну историю за другой, при этом бурно жестикулируя, иной раз даже забывая о руле. Гарри делал вид, что внимательно слушает, и натянуто посмеивался в нужных моментах. Остановившись, чтобы перевести дух, мистер Стиллер наконец заметил, что его юный попутчик устало клюёт носом. Он достал из своей сумки кусок пирога и вручил Гарри со словами:

— Давай-ка жуй и поспи чуток.

Гарри было неловко: этот мужчина и так для него многое сделал, не хотелось злоупотреблять его добротой. Но тот не слушал возражений, а у Гарри не было сил спорить. Поблагодарив доброго старика, он торопливо проглотил пирог и устроился на заднем сидении. Блаженно прикрыв глаза, он уже собирался забыться глубоким сном, но тихое шипение из рюкзака отвлекло его на некоторое время. Заглянув внутрь, он наткнулся на двух маленьких, но очень недовольных змей.

— Кажетс-ся, кое-кто кое о ком забыл-с-с, — прошипела Ригель. Её брат интенсивно закивал плоской головкой в знак согласия. Гарри покосился на мистера Стиллера и, убедившись, что тот не обращает внимания на происходящее на заднем сидении его автомобиля, подпевая радио, тихо ответил:

— Прос-стите, я виноват. Вы проголодалис-сь?

— Ну раз-зумеетс-ся, мы проголодалис-сь, — раздраженно прошипела Ригель в ответ. Антарес тоже хотел что-то сказать, но сестра толкнула его хвостом так, что он передумал. Ригель настойчиво повторила: — Проголодалис-сь.

Гарри вытащил из одного из отделений своего рюкзака припасённый пирожок, разломал пополам и положил рядом со змеями. Пирожок был с яйцом.

— Надеюс-сь, этого хватит на первое время. Я пока не могу вас-с выпустить. Потерпите немного.

— Ну как, удобно, Гарри? — громко спросил мистер Стиллер.

Гарри торопливо закрыл ранец, не обращая внимания на сопротивление Ригель, и полусонным голосом ответил:

— Спасибо, мистер Стиллер, — он подавил зевок, — всё хорошо.


* * *

Когда Гарри проснулся, на улице уже вовсю светило солнце. Мистера Стиллера в машине не было. Выглянув в грязное окошко, он обнаружил, что «Фордик» стоял на автозаправке. Гарри сладко зевнул, потянулся, протёр глаза, повертел головой и наконец вылез из автомобиля. На улице дул приятный свежий ветерок. Мистера Стиллера поблизости не наблюдалось. Зато была небольшая закусочная, где, возможно, и находился его спутник. Вспомнив о чём-то важном, Гарри кинулся к своему рюкзаку. Перерыв его вверх дном, он так и не обнаружил в нём живой активности. Гарри заволновался. «Неужели они меня бросили?» — почти обиженно подумал он. И грустно: «И они тоже?» Он так задумался о том, куда могли подеваться его друзья, что не заметил подошедшего к нему мистера Стиллера.

— Доброе утро, Гарри! — весело поприветствовал он. — Как спалось?

— Хорошо, спасибо. Сэр, а долго нам ещё осталось ехать?

— Так мы уже приехали давно, ещё ночью.

Гарри ахнул — так быстро?

— Я всё ждал, когда же ты проснёшься, — сказал мистер Стиллер, — так жалко было тебя будить. Ну, идём же позавтракаем!

В закусочной их обслужила милая пожилая дама в ярко-красном фартуке, с которой у мистера Стиллера завязался разговор. Гарри без особого аппетита поковырялся в своей порции омлета и искрошил тост на мелкие крошки. Допивая свой кофе, мистер Стиллер вдруг произнёс:

— Кстати, здесь у них за углом есть телефонная будка, надо бы позвонить твоим родителям, чтоб они не убивались понапрасну.

Гарри искоса глянул на доброго старика.

— У моих родителей нет телефона, мистер Стиллер.

— Нет телефона? Как жаль, как жаль. Может, соседей?

— Этого я не знаю, сэр.

— Ох, неприятно, однако. Ну, тогда нам стоит поторопиться, — он бодро похлопал мальчика по спине. — Ты пирожок с собой возьми, не стесняйся.

Гарри отправился к машине, а мистер Стиллер задержался у телефонного автомата — решил позвонить дочери. Гарри опять подумал о Ригель и Антаресе. Своей болтовнёй и спорами они отвлекали его от удручающих мыслей, не давали страху и сомнениям охватить его, они даже были способны поднять ему настроение — и это меньше чем за один день знакомства. Как оказалось, змеи могут быть человечней, чем порой сам человек. Раньше Гарри и представить себе такого не мог. Но, в конце концов, он не мог решать за них. Захотели и уползли. Они были взрослыми, вольными созданиями, которые были в состоянии сами о себе позаботиться. А что Гарри? Просто ребёнок с кучей проблем...

— Какой-то он грус-сный. Может, что с-случилос-сь? — послышалось сбоку тихое шипение.

— Не з-знаю, только ч-что был в порядке-с-с, — ответил другой голос.

— Вечно ты ничего не з-знаешь! Да и чего с-с тебя вз-зять, гадюка ты этакая...

— Вернулись… — выдохнул Гарри. — Где вы были? Я вас-с потерял.

— Волнуетс-ся, — прошипела Ригель брату. — Нез-зачем так кричать-с-с, мы не глухие. Ш-штоб ты з-знал, в твоём доме вес-сьма тес-сно и неудобно-с-с! А мы были голодны-с-с.

Гарри улыбнулся: не бросили, вернулись. С теми же недовольством и язвительностью. И почему он решил, что они его оставили? Краем глаза заметив возвращающегося мистера Стиллера, он быстро запихал сопротивляющихся змей обратно в рюкзак и забрался в машину. Мужчина медленно приближался, насвистывая какой-то весёлый мотивчик (за этим Гарри наблюдал уже из зеркала заднего вида).

— Ну что, приятель, показывай дорогу к дому, — весело сказал мистер Стиллер, втискивая свою тучную фигуру в маленький «Фордик». Гарри напряжённо улыбнулся, глядя на светящееся позитивом лицо мистера Стиллера.

— Около порта, сэр.

— Да ты что! Как удачно всё складывается, однако!


* * *

Из рюкзака то и дело раздавалось приглушённое шипение, которое мистер Стиллер, по всей видимости, не слышал, в отличие от Гарри. Брат с сестрой опять спорили. Ригель казалось, что Антарес слишком длинный и занимает её пространство в кармане. Тот же утверждал, что она растолстела до такой степени, что ему некуда приткнуться. Ригель, как представительнице женского пола, пускай и змеиного рода, пришёлся не по душе нелестный намёк о её фигуре, и она принялась выговаривать всё, что думает о всяких там глупых, ленивых идиотах, посредственных добытчиках, гордо именующих себя рептилиями. Антарес начал было извиняться, но какие уж тут извинения, когда тебя называют дубовой деревяшкой, кое-как наученной говорить и ползать. В общем, слушал Гарри этот обмен «любезностями», рассматривая незнакомый город. Вскоре на горизонте показалась синяя полоса Дуврского пролива. Гарри смотрел, как завороженный, — он впервые видел море.

— А вот и порт! — радостно воскликнул мистер Стиллер. — Так где живут твои родители, Гарри?

— Кхм... здесь рядом, сэр. Вы не переживайте, отсюда я сам до дома дойду. — Совестно было врать такому хорошему человеку, как мистер Стиллер. Но на что только не пойдёшь в отчаянном положении.

Мистер Стиллер припарковался на стоянке неподалёку и вылез из машины. Гарри тоже вылез, во все глаза смотря на открывшийся вид. Яркое солнце играло на сине-зелёной поверхности моря, а вдали виднелась бледная полоса суши — другой страны.

— Спасибо за помощь, мистер Стиллер. Я вам очень благодарен! — скороговоркой выпалил он, нехотя отворачиваясь от воды.

— Ну что ты, приятель, о чём речь, — улыбнулся тот, пригладив пушистые усы. — Ты славный малый.

— Рад был с вами встретиться, сэр. Прощайте, — Гарри неловко потоптался на месте, махнул рукой на прощание и повернулся, чтобы уйти. Но мистер Стиллер его окликнул.

— Гарри! — Тот обернулся. На лице мужчины уже не было привычной весёлой и беззаботной улыбки. Он серьёзно смотрел на Гарри, как на взрослого. В его взгляде читалось сожаление, жалость и… упрёк. Мужчина обогнул свой «Фордик», встал рядом с Гарри и, заглядывая ему прямо в глаза, сказал тихим, по сравнению с недавним басом, голосом: — Гарри, ведь здесь нет твоих родителей, правда?

Мальчик растерянно и беспомощно хлопал глазами. Как он понял?

— Вовсе нет, сэр, они живут неподалёку, — протянул он неубедительно, махнув рукой в неопределённом направлении и не спуская глаз с мистера Стиллера. Мужчина нахмурился и отрицательно покачал головой.

— Не врите мне, молодой человек, — строго произнёс он. — Я двух таких как ты сорванцов вырастил. Ты ещё совсем младенец, по сравнению со мной, и врать не умеешь. Что мне сейчас стоит обратиться к тому приятному молодому человеку, — он указал на мужчину в форме, стоящего у входа на стоянку, — и сообщить ему о беспризорном ребёнке, путешествующем по миру. Думаю, у них там знают, что с такими делать.

Гарри сжался и отрицательно замотал головой. Рука мистера Стиллера крепко сжимала его плечо. Напуганным шёпотом Гарри заговорил:

— Не надо, мистер Стиллер, прошу вас, не говорите никому! Я вам всё расскажу! Только не выдавайте меня, — и опять у него был вид готового разрыдаться ребёнка, способный растопить самое суровое сердце.

Мужчина неодобрительно покачал головой и, тяжело вздохнув, мол, «ну и что мне с тобой делать?», укоризненно произнёс:

— Такой юный, а уже такой лгунишка! Что ж, охотно выслушаю, что там с тобой приключилось. Только сначала присядем, а то я ведь уже не так молод, — он указал на уличные скамейки. Гарри кивнул и поплёлся за человеком, в чьих руках сейчас была его дальнейшая судьба. С кряхтением мистер Стиллер уселся и выжидающе уставился на Гарри. Тот опасливо посмотрел по сторонам, боясь, что его могут услышать. И, близко подсев к мистеру Стиллеру, начал свой рассказ:

— Я сирота, мистер Стиллер. Мои родители по… погибли, — последнее слово далось ему нелегко. Если подумать, то он впервые произносил его вслух. Ведь если не говорить о чём-то плохом, то ещё можно сохранить иллюзию, что этого и нет. Гарри почувствовал неприятный комок в горле, мешающий говорить. Мистер Стиллер сочувственно похлопал его по плечу и терпеливо подождал, пока Гарри справится со своими эмоциями. Благодарно кивнув, Гарри продолжил: — Но перед тем как… это случилось, они признались мне, что они не мои родители. И кое-что рассказали о моей настоящей семье. Мне было тогда шесть лет. И в этот же день наш дом сгорел, вместе с… ними. Меня отправили в приют. С тех пор я задался целью во что бы то ни стало найти своих родных. А недавно я увидел в одной парижской газете фамилию родителей — настоящих — и сбежал из приюта, чтобы попасть в Париж, — решительно закончил Гарри и серьёзно посмотрел прямо в глаза мистеру Стиллеру. Тот поражённо покачал головой, смотря на него недоверчиво.

— Ты не шутишь? — воскликнул он. Очевидно, что-то в лице и во взгляде Гарри убедило его, что он не врал. — Вот так история!

На его лице читались сочувствие и желание помочь. Он сдвинул брови, поняв, что ему сейчас нужно принять какое-то решение, но разрываясь между готовностью протянуть руку помощи и побуждением сейчас же сообщить о беглеце в нужные органы. Желание помочь, безусловно, преобладало, но для такого взрослого и опытного человека было бы ненормальным руководствоваться одними только чувствами. Он издал тяжкий вздох и произнёс:

— А ты отчаянный парень! Но всё не так-то просто... Всего лишь фамилия, ты уверен, что?..

— Сэр, я уверен, — твёрдо перебил Гарри.

— Ладно, допустим, это и есть твои родители. Но как ты собирался пересечь границу? Ведь есть же патруль, паспортный контроль, охрана, в конце концов!

Гарри нахмурился. У него не было никаких соображений по этому поводу. Граница — он и не знал толком, что это под собой подразумевает и тем более не имел представления о деталях процедуры пересечения границы. Он собираться действовать по обстоятельствам.

— Я не знаю, сэр, — честно признался он. — Если надо, я поплыву!

Мистер Стиллер покачал головой.

— И почему я не удивлён? — вздохнул он и слегка улыбнулся отчаянному ребёнку, огромной рукой взъерошив его шевелюру. Повернувшись в сторону пристани, он задумчиво пригладил свои усы. Гарри напряжённо наблюдал за ним, нетерпеливо ожидая вердикта. Они долго сидели, слушая крик чаек и шум волн. Наконец мистер Стиллер очнулся от своих мыслей.

— Что ж, ты не первый нелегальный мигрант и не последний. Я могу этому поспособствовать — тут я сильно рискую. Если тебя поймают — нам обоим несдобровать. Ты уж постарайся не сплоховать, а?

Гарри выдохнул. Он даже задержал дыхание, боясь вердикта мистера Стиллера. На вопрос он тотчас кивнул и подкрепил утверждение уверенными словами:

— Я справлюсь, мистер Стиллер, будьте в этом уверены, справлюсь!

— Уж надеюсь! Значит, вот как мы поступим… — он встал со скамьи и принялся расхаживать туда-сюда. Внезапно он остановился и внимательно оглядел Гарри с ног до головы. — А ты не желаешь воды? — Гарри оторопело покачал головой. — А вот я не отказался бы. Ну-ка, садись в машину, съездим в магазин.

Гарри смотрел на него с недоумением — и что ему вдруг приспичило, — но покорился. Он нервно покусывал нижнюю губу, но вполне держал себя в руках. Мистер Стиллер выглядел собранным и спокойным. Они молча доехали до ближайшего супермаркета, где мистер Стиллер купил бутыль воды и... огромную сумку! Такую огромную, что в ней мог бы поместиться ребёнок. Гарри посмотрел на старика сияющими глазами — до чего находчивая идея! Тот довольно покряхтел. В машине он весело сказал:

— Назвался груздем — полезай в кузовок, кхе-кхе! — и более серьёзно добавил: — Боюсь, тебе придётся какое-то время посидеть в сумке. Мы сейчас встанем в очередь на таможню, где я пройду паспортный контроль, а машина пройдёт досмотр — шарить по сумкам никто не будет, тебе в этот момент, главное, не издавать ни звука. Досмотр будет длиться минуты две, не больше, потом мы встанем на баржу, и я тебя выпущу. Немудрёный план, согласись, а?

Гарри показалось, что всё очень-очень просто, от него даже и не требовалось никаких особых усилий.

— Замечательный план, сэр!

— Как думаешь, справишься? Ни звука, ни движения — слышишь?

— Конечно, сэр! — воскликнул Гарри и полез в сумку.

Мистер Стиллер поцокал языком.

— Ох и выдумали мы с тобой. Но, честно тебе сказать, я ещё не то в молодости вытворял. Что за жизнь без риска! — он хохотнул и завёл машину.

Очередь на таможню была довольно небольшой, они простояли чуть больше получаса, продвигаясь короткими дистанциями. Мистер Стиллер всё это время подпевал радио и не оборачивался к Гарри. Только раз он обернулся, чтобы застегнуть сумку — перед этим он внимательно посмотрел Гарри в глаза и сказал:

— Удачи тебе, приятель.

Гарри робко улыбнулся и кивнул в знак благодарности. Как ни был прост их план, он боялся, что что-то пойдёт не так. Более он ничего не видел. Машина проехала пару футов и остановилась, мистер Стиллер вышел, не захлопывая дверь. Вскоре он прошёл и отворил вторую дверь и багажник, давая доступ патрулю. Гарри весь сжался и замер, едва дыша. Недалеко от машины он слышал весёлый голос мистера Стиллера — он шутил с военными и задавал глупые вопросы. В ответ они спросили, куда он едет, надолго ли и что везёт. Тот пустился в подробные разъяснения, описывая чуть ли не весь свой гардероб. Вдруг Гарри услышал шаги прямо у окна с его стороны и ещё какие-то странные звуки — тихое клацанье и лёгкое хрипение — Гарри не сразу сообразил, что это собака. Сердце пропустило удар. Это крах, провал — собака учует его запах, как пить дать… Она обнюхала багажник, и вот он уже услышал её тяжёлое дыхание в салоне автомобиля. Гарри зажмурился, не желая наблюдать за тем, как рушатся его мечты и надежды, рассыпаясь на мелкие осколки. Он почувствовал, как что-то утыкается в сумку и приготовился услышать лай. Собака обнюхивала его какое-то время, которое показалось ему вечностью, и внезапно всё исчезло. В следующее мгновение он услышал, как захлопнулся багажник, одна дверь, «Фордик» осел под весом ещё одного пассажира, захлопнулась другая дверь, повернулся ключ зажигания, взревел мотор, и машинка закачалась. Неужели собака не учуяла его? Как такое возможно?

— А ты везучий парень, Гарри, — негромко произнёс мистер Стиллер, подтверждая его надежды. — Но ты пока не высовывайся.

Когда Гарри вылез из сумки, он увидел, что машина уже стояла на пароме, который набирал скорость, рассекая водные просторы Ла-Манша, увозя своих пассажиров к берегам другой страны.


* * *

Гарри позволил себе облегчённый выдох. Ещё один этап был удачно пройден, а дальнейшее его путешествие представлялось ему всё радужнее и удачнее. Исход такой авантюры должен был быть если не всецело успешным, то хоть отчасти плодотворным, не иначе. Гарри уже воображал, как встретится со своими настоящими родителями и родным братом во Франции. Какими они будут, как они выглядят? Он невольно сравнивал их со своими ненастоящими, но любимыми родителями — будут ли они такими же добрыми, такими же ласковыми? Будут ли они так же терпеливы к нему? Гарри не мог ещё полюбить этих незнакомцев — своих родителей, они были чужими для него. Что нельзя было сказать о брате. Да, он никогда не видел и его, и единственное, что он о нём знал, — это имя. И всё же каким-то образом он смог полюбить его, он чувствовал связь с братом, ощущал, что он вовсе не один в этом мире. И это помогало ему держаться.

Гарри втайне боялся — не слишком ли много надежд он возлагал на Париж? Но его явно тянула туда неведомая сила. Он надеялся и верил, что именно во Франции его ждёт счастье. Именно там он сможет узнать мир и человеческую натуру. Именно там ему предстоит найти ответы на многие свои вопросы. Пока он знал только то, что ему придётся немало испытать, пробираясь к своей цели. Но даже это лучше, чем ничего.

Глава опубликована: 05.02.2016


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 343 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх