↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
DistantSong
16 апреля в 18:07
Aa Aa
#обзор #далёкий_обзор
И снова разбор "Мальчика-Которого-Нет". Для начала процитирую некоторые комментарии, написанные к этому фику и его сиквелу в последнее время:
На все воля автора и читать его читающие могут по разному..
...или немного о том, как илитка фанфикса пытается быть илитной.

Автор, от души поддерживаю вас и ваше стремление писать то, что нравится и что хочется.
Чистый восторг! Спасибо, Дорогой Автор, Ваша фантазия и искрометный юмор великолепны! Пишите, не обращая внимания на злопыхателей. Тех кто по достоинству оценил Вашу работу значительно больше, и мы ждём продолжения !

очень интересный фанфик! замечательная прода! с нетерпением жду продолжения

Нет, понятно, конечно, что читать можно по-разному. И значит, моё прочтение тоже имеет право на жизнь.) Но всё же я решительно не понимаю, где тут искромётный юмор и вообще что-то интересное.

Глава 21

Малфой-младший почему-то куксится, Паркинсон тащит Невилла в библиотеку, а Забини восхищается носками. Нет, серьёзно.

Перестав делать вид, что очень увлечена перебиранием исписанных пергаментов, я спокойно сходила в душ и занялась теми делами, которые откладывала на свободный вечер. Для начала предстояло победить целую коробку носков. Эльфы их, конечно, постирали и выгладили, но ни на миг не подумали разделить на пары. И теперь носки в полоску чередовались с носками в ромбик, а носки для сна, длинные и еще более веселенькие, перемежались однотонными.

Закопавшись в носки, я то и дело посматривала на Малфоя. Сейчас, полностью погруженный в переносимые на бумагу эмоции, он казался каким-то удивительно трогательным, даже беззащитным. Знал бы книжный Гарри, каким бывает этот белый ёжик, когда не поворачивается ко всем колючками, вряд ли вражда мальчишек продлилась больше нескольких минут.
...
— И в кого ты такой практичный, Поттер? Вечно все знаешь, вечно все у тебя просто...

Я б ответила, но детки ведь не поверят!

— И где ты, Мордред тебя дери, взял такие носки?! — воскликнул Забини, подлетел ко мне и подхватил с края чемодана пару гольф в зеленые черепашки.

— Догадайся, — ответила я, продолжая перебирать носки. Удивительно, как много можно их переносить, если живешь в не самом-то теплом замке, где даже под одеялом лучше спать одетым.

Чем больше Харя пытается обелить Малфоя, тем больше он меня бесит. "Белый ёжик", тоже мне. Вылил бы кто на него ведро синей краски хоть, тогда его можно было бы прозвать Соником.

В чем Блейз точно не ошибся, так в том, что к делу отбытия в Хогвартс я подошла ответственно и практично. Носки, термобелье, свитера — всего было запасено больше, чем нужно одному человеку. И этих самых носков с черепашками в чемодан отправилось три пары. Одну из которых, с необорванной этикеткой, я выдала Забини, смотревшему на меня своими невозможными итальянскими глазами-маслинами.

А-А-А-А-А! Последнее выражение — это просто шедевр перлотворчества! Страшно представить себе эту картину!

Дальше Харя решает снова почитать дневник Лили. Хоть какое-то приятное разнообразие, ибо, хоть Лили в фике так же тупа, как остальные, за её записями проглядывают оживляющие текст эмоции.

На этот раз тетрадка раскрылась в середине. За долгое невнимание я была награждена сразу несколькими записями, кое-как уместившимися на один разворот. Судя по датам, мне предстояло прочитать мысли Лили Эванс, только перешедшей на четвертый курс обучения.

Первая запись криво-косо пересекала страницу зеленой карандашной молнией.

«Да как она посмела?! Отчитала, точно ребенка!»

Обычно округлый почерк Лили заострился, буквы скакали вверх-вниз музыкальными нотами.

«Алиса не унимается, — шла чуть ниже следующая чернильная запись, уже с датой, от пятого октября, — твердит все эти глупости, настаивает, что я должна выслушать. Сумасшедшая! Сбежала от нее сегодня в Библиотеку. Она не рискнет подсесть к Севу. Никогда!»

«Алиса перестала со мной разговаривать, — было написано снова карандашом, но уже красным. — Только бросила напоследок, что мне нужно научиться жить в мире, к которому я отношусь, иначе однажды рискую сильно пострадать. Ну я тоже с ней теперь не говорю. Еще бы! Она напророчила мне беды! И из-за чего?! Глупость какая!»

Следующий раз дневник Лили открыла только в декабре.

«Стыдно-то как! Сев сегодня на меня наехал и наговорил такого!.. Даже не извинился. Я пробовала обернуть все в шутку. Обычно срабатывало, но тут мой змей уперся как баран. Сказал, что... Что мне надо перестать вести себя как ребенок. Мол, только ребенок говорит то, что вздумается. И выбалтывает чужое. Сказал, чтобы забыла о его существовании, если продолжаю упорствовать. Но в чем я упорствую? Это они сами упорствуют в своих замшелых традициях».

«Это просто нелепо! Прошло три дня, но Северус все еще дуется!»

«Взяла в Библиотеке книгу про истинные имена. Какой же пережиток! Триста страниц на староанглийском… и все про то, что с давних времен для защиты принято давать ребенку при рождении одно имя, настоящее, а в быту и при посторонних пользоваться сокращением или вообще другим именем. Мол, зная истинное имя, на человека можно навести порчу или заключить договор от его имени. Именно поэтому истинное имя поверяют только самым близким, самым надежным, родным, близким или под клятву.

Ну, во времена всяких войн такое могло быть, но сейчас кому и зачем проклинать кого-то через имя? Но я хотя бы поняла, почему Джеймс с таким пафосом всякий раз свое имя озвучивает. Мол, он бесстрашный, раз не скрывает. И смотрит все время. Надоел!»

Последняя запись на странице была отмечена апрелем.

«Алиса все еще со мной не разговаривает. А скоро экзамены! И как быть? Мне нужны конспекты ее брата!

И Северус заявил, что помогать не станет.

Сговорились!»

Кстати, очередной штамп — мол, тупые маглорождённые не понимают, в каком мире оказались.

Потом Харя решает угостить Малфоя шоколадом. И это приводит к разговору, который продлится в следующей главе и станет, наверное, самым масштабным выбросом экспозиционной ахинеи в фике.

Оценив вид приятеля, я полезла в прикроватную тумбочку, куда по заселению перекочевала часть стратегических запасов шоколада. Малфой с грустной благодарной улыбкой принял от меня пеструю коробочку и уточнил:

— Магический зверинец? Необычный выбор.

— У тебя такой вид, что шоколадной лягушкой дело не поправить, — сообщила я приятелю. — Что случилось?

— Ничего, — грустно ответил блондин, вяло ковыряя упаковку.

Видя, что без дырки в плотине волной слов меня не накроет, я села рядом и с шуршанием разорвала свою упаковку.

— Рассказывай, — велела Малфою.

— Ничего не произошло, — начал мальчик. — Сейчас. Просто...

— Все началось с напоминалки, — видя, что ребенок мучается, предложила я первую фразу.

Драко покачал головой и покосился на меня.

— Не совсем. Напоминалка… просто напомнила кое о чем, — невесело усмехнулся он каламбуру.

Я не торопила, уже видя, что мальчик настроился поделиться своими переживаниями.

— Харо, ты знаешь, что означает моя фамилия? — решившись, спросил Драко.

Глава 22

Я лишь пожала плечами, не желая перебивать блондина.

— Малфой… — прошептал Драко с непонятным мне отвращением, — означает «вероломство».

Я спокойно ждала продолжения.

— Если читать только учебники по истории, одобренные Министерством, или верить тем книжкам, которые навязывают магглорожденным, то можно поверить в сказочку о добрых и прекрасных Основателях, так много сделавших для волшебников Туманного Альбиона, — теребя обертку и не спеша вынимать из нее полую фигурку магического зверька, говорил Драко. — Но в старых семьях помнят настоящую историю. В ней нет и грана от той легенды, что продается под яркой обложкой с величественной надписью «История Хогвартса».

И вот Дракусик снова оседлал своего любимого конспирологического конька. Всем приготовиться к желанию побить лицо ладонью или даже двумя!

— Нет доказательств, но есть версия, что Вильгельм Завоеватель был или необученным волшебником, или сквибом. В любом случае он родился от незакрепленного союза маггла Роберта II Великолепного и чистокровной волшебницы Герлевы де Контервилль. В маггловской истории ей приписывают весьма невысокое происхождение, но на самом деле Герлева происходила из очень почитаемой старой магической семьи. — Взявшись рассказывать, Драко напрочь позабыл о манере растягивать слова. Да и голос его зазвучал гораздо приятнее. — Настолько уважаемой, что за Вильгельмом, пусть и бастардом по магическим и маггловским законам, но все же потомком одного из самых старых родов… практически принцем магического мира… пошло довольно много волшебников. Многие из магов относились к завоевательному походу как к большой авантюре, а потому по-настоящему старых семей было очень мало. Больше тех, кто мечтал возвыситься. Вильгельм не мог сам держать весь этот… — Малфой на миг замолчал, но потом решительно продолжил: — сброд железной рукой, а потому он позволил самым решительным и магически сильным взять остальных под контроль. В итоге появилось четыре лорда и леди, которым все остальные принесли вассальную клятву: Слизерин, Гриффиндор, Хаффлпафф и Рейвенкло. Под их руководством, пока Завоеватель подчинял магглов, волшебники воевали с волшебниками. И проигравшие были вынуждены или принять над собой чужую власть, или исчезнуть. — Голос Драко прозвучал жестко. — Пришлые маги тогда делили землю и владения с тем же упоением, с каким колонисты захватывали территории Америки. Магические главнокомандующие Вильгельма не отставали. Салазар отыскал самое магически сильное место Альбиона, и четверка лордов вместе создала большой скрытый от магглов домен, а в центре, где находилось место силы, совместными усилиями возвела замок. Каждый из них вложил в этот замок что-то свое. И там же разместил свой родовой алтарь. Это было частью договора о союзе между ними.

*Бьюсь лбом об стену* Если бы Хогвартс основали после норманнского завоевания, то говорили бы, что он основан девятьсот лет назад, а не тысячу! Банальное округление в более близкую сторону!
И, конечно, очередной бред про "родовые алтари".

— К моменту, когда Хельга, Ровена, Салазар и Годрик завершили свою работу, остальные маги, прибывшие с ними, уже разбрелись и наладили свой быт. Это очень не понравилось лордам и леди. Эти четверо происходили не из самых великих и древних семей. Странники, искатели славы и величия, они прибились к Вильгельму, планируя стать магическими властителями новых земель, лишь формально подчиняясь маггловской короне.

— И что было дальше? — спросила я шепотом.

Драко горько усмехнулся.

— Гриффиндор, Рейвенкло, Хаффлпафф и Слизерин действовали сообща. Они находили магов, побеждали их и…

— Убивали? — предположила я.

— Нет, — покачал головой мальчик. — Забирали из семей всех молодых магов от трех до семнадцати лет и увозили в свой домен. Старшее же поколение получало предупреждение, что за неподчинение их дети будут умерщвлены.

Во как? И даже мамомагия бы их за это не наказала? Или Основатели были такими крутыми, что вертели её как хотели?

— В домене же каждый из Основателей брался воспитывать украденных детей, желая вырастить из них полностью лояльное себе новое поколение магов. Если кто-то не желал подчиняться… У каждого из Основателей был свой способ воздействия. Хельга поила юных магов водой из своей зачарованной чаши. После этого они напрочь забывали о родителях и своих близких. Чаша была утеряна уже при внуках Хаффлпафф, так что в легенду о том, что сосуд способен любую жидкость превратить в целебный эликсир, все поверили без проволочек. Рейвенкло в своем венце становилась настолько сильным ментальным магом, что легко перекраивала умы и сердца. Говорят, ее дочь, Елена, украла диадему просто ради того, чтобы ее супруг не продолжил дело Ровены. У Салазара был особенный медальон, один вид которого зачаровывал всех вокруг. Это было подобно тому, как заклинатели востока подчиняют себе змей. Годрик же шел иным путем. Его меч одним лишь видом привлекал юных магов, заставляя их верить, что прикосновение к оружию сделает их сильнейшими воинами. Но ни одному юноше или девушке так и не удалось украсть меч, тот всегда, рано или поздно, возвращался в домен.

Да двадцать Левикорпусов ему в рожу, что за чушь он несёт?! И главное, Харя, вроде как знающая канон, и не думает ставить его слова под сомнение!

— Пусть Основатели и не убивали юных магов, а после и возвращали их домой, но старшие были в гневе, ведь даже вернувшись, их дети уже им не принадлежали. И некоторые решили попытаться освободиться. Мои предки были одними из тех, кто возглавил восстание.

В голосе Малфоя не слышалось гордости, лишь горечь и боль.

— За это они и поплатились. Ровена не простила им нападения. Все старшее поколение она казнила лично. Просто выжгла им разум с особой жестокостью на глазах у их детей. А потом отобрала имя, выбранное моими предками для рода, и нарекла нас Малфоями. Чтобы мы помнили свое происхождение, свое вероломство. Но на этом она не остановилась. Каждому Малфою она поставила клеймо, до конца своей жизни сделав мою семью своими бесправными рабами. Лишь через два столетия, когда Ровена умерла, мои предки освободились. Хотя нам, как говорит отец, еще повезло. Против Годрика ярче всего выступили Певереллы. Они были очень сильными магами, но против четверки Основателей ничего не могли сделать. За попытку восстания Гриффиндор приговорил всех членов этой семьи к казни. Draco dormiens nunquam titillandus! Никогда не щекочи спящего дракона! Напоминание всем и предупреждение.

А тупость-то, похоже, у Малфоев семейная! Даже не догадались обратно фамилию поменять!

И, кстати, Дракусик хоть понимает, насколько убого и неверибельно звучит история о том, что Основатели были круче варёных яиц и вчетвером всех нагнули, в сравнении с нормальной версией?

— Что бы ни рассказывали истории, магическая школа в замке в центре домена Основателей возникла уже после их смерти, в более спокойное время, — пояснил Драко. — Клятвы все еще обязывали магов отдавать своих детей сюзеренам, но теперь уже в качестве учеников в школу. И не Ровене, Хельге, Годрику и Салазару, а их потомкам, за которыми таких зверств уже не числилось. Да и сами четыре семьи просуществовали не так долго. Домен стал схлопываться уже в четырнадцатом веке, вынудив селить студентов не в четырех разных школах, а переоборудовать под школу замок Хогвартс. В общем-то, темные времена — есть темные времена, — сказал Малфой, а потом, подумав, добавил: — Хотя Слизерин все же не был таким жестоким, как остальные.

— Это почему же?

— Эту часть истории Основателей тоже переврали. Салазар никогда не был против магглорожденных волшебников, — поморщился блондин. — У него просто было противостояние с Годриком. Союз четырех очень быстро перестал быть таковым. Каждый из четверки хотел стать главнее остальных. Основатели были равны по силе, разнилось лишь число их сторонников. И Годрик постоянно приводил в свои владения магов, рожденных в маггловских семьях. Да и Хельга с Ровеной не слишком отставали, пополняя свои ряды магглорожденными и полукровками. Салазар же хотел видеть среди своих сторонников только сильных чистокровных магов. Восстание пришлось как раз на то время, когда Салазар полностью разочаровался в своих союзниках, видя, что те объединились против него. До сих пор ходят слухи, что Слизерин спас кое-кого из детей, кого Годрик хотел казнить в назидание. Говорят даже, что это были дети Певереллов. А еще говорят, что Салазар скрывал от остальных Основателей своих детей… В общем, есть легенда о том, что Слизерин отослал трех своих дочерей, двум из них поручив заботу о малолетних Певереллах, за которых годы спустя девушки вышли замуж и основали новые магические семьи. Никто доподлинно не знает, кто это, но эти две семьи несут или несли в себе кровь сразу двух сильнейших магических семей этой страны.

— А третья дочь? — спросила я, чувствуя, что это почему-то важно.

— И об остальных-то все сведенья — домыслы, — пожал плечами Драко. — Но есть версия, что эта дочь Слизерина, старшая из его детей, покинула Туманный Альбион. Ее след пропал в континентальной Европе. Так или иначе, а многие считали и считают, что Слизерин был добрее и милосерднее остальных Основателей. Жаль, что Салазар в какой-то момент просто пропал. Ни единственный сын Слизерина, ни внук не знали, куда он делся.

— Пропал? — переспросила я. — Не ушел, а пропал?

— Да, — подтвердил Малфой.

— Выходит, школа не совсем то, чем является, — хмуро пробормотала я.

Рассказанное Малфоем стоило обдумать.

— За столько веков кровь магов перепуталась, — медленно произнесла я. — Все волшебники — родня друг другу. Это известная истина. Это означает, что каждый маг, в ком есть хоть капля старой крови, в той или иной степени является вассалом одного из четырех Основателей.

— Да, — согласился Драко. — Их и их потомков.

— И Шляпа на распределении просто улавливает… м-м-м… процентное соотношение… В общем, чьей крови в студенте больше, так?

— Не совсем так, — признался Малфой. — Шляпу зачаровывали уже в те времена, когда никого из прямых потомков Основателей не было в живых. Ее просто назвали шляпой Гриффиндора, на самом деле это большая мистификация и выдумка. Как и все, что пишут об Основателях в популярных книжках. Годрик не был прямолинейным и честным воином. Но всем нравится так думать. И нравится думать, что Шляпа принадлежала честному воину и судит всех честно. На самом же деле Шляпа или определяет вассальную принадлежность, или же принимает выбор самого студента.

*Орёт, колотясь головой об стену*
Я не могу уже спокойно это читать! Меня разбирает или ржач, или желание треснуть Харю по харе и велеть хоть на секунду задуматься!

— В общем, идея пережила своих создателей, изменилась и трансформировалась в то, что мы имеем сейчас, — произнесла я задумчиво. — Но это не отменяет того факта, что каждый студент Хогвартса, входя в него, становится частью одного из четырех больших кланов. И остается… вассалом и после школы. Клятвы? Они еще действуют?

Драко кивнул.

— Мои предки сменили дом при первой же возможности. Малфои слизеринцы. Но из-за того, что кровь волшебников смешивалась все эти века… Больше не осталось никого, кто мог бы назвать себя приверженцем лишь одного дома. Фактически, все, кто происходит от семей времен Основателей, даже если это угасшие и возрожденные рода (магия — не кровь, она не разбавляется настолько, чтобы с кого-то спала клятва!), вассалы всех четырех Основателей.

— И если кто-то заявит, что является наследником одного из Основателей… — холодея, прошептала я.

— И сможет это доказать.

— И сможет это доказать, — повторила я, — то клятва вынудит волшебников сделать то, чего хочет потомок Основателей? Именно так Тот-Кого-Нельзя-Называть собрал своих сторонников? Его связь со Слизеринами оказалась достаточно сильна, чтобы вынудить волшебников подчиниться?

— Некоторых, — признал Драко и чуть испуганно взглянул на меня, явно отслеживая реакцию на поднятую тему. — А кто-то просто ввязался во все из любопытства, желания выделиться… Причин много.

Меня начал бить озноб от осознания. Теперь было понятно, почему старшее поколение магов, учившихся с Реддлом, признало его своим главой. Если Темный Лорд доказал, что является наследником Слизерина… А он доказал, когда сумел открыть Тайную Комнату! Раз… Раз он наследник Слизерина, то никого уже не волновало, что Реддл полукровка!

— Мой дед… — привлекая мое внимание, произнес Малфой, — он был азартен и желал величия. И ему нравились идеи Темного Лорда. Они… они дружили, были соседями по спальне в Хогвартсе. Мой дед не был обязан подчиняться, он не чувствовал давления клятвы. Он выбрал свой путь сам. Поверил в Того-Кого-Нельзя-Называть. Поверил настолько, что позволил ему клеймить себя. А потом привел к нему моего отца. Малфои, клейменные Ровеной, поклялись, что никогда не позволят подобному повториться. Но мой дед предал память и гордость предков. И мы все поплатились за это.

Я видела, что Драко тяжело рассказывать, а потому сидела тихо и ни о чем не спрашивала.

— Мой дед умер до того, как Темный Лорд превратился в одержимого идеей фанатика. А мой отец… Он уже не мог выпутаться из этой истории. Крестный и отец… Они не ходили в рейды, не участвовали в боях. Но крестный попался в капкан Дамблдора из-за…

— Из-за моей мамы, — завершила я фразу, видя, что Драко все тяжелее говорить.

— Да. Ты знаешь?

— В общих чертах, — не стала я вдаваться в подробности. — А твой отец? Он ведь политик…

— Да, — Драко невесело усмехнулся. — Он мог бы стать министром, знаешь? У него все задатки, как говорит мама… И тогда, в те смутные времена, отец делал головокружительную карьеру в Министерстве. Его имя было на слуху… И он поплатился за это. За свою известность. И за метку…

— Это было противостояние, — положив Малфою ладонь на плечо, мягко напомнила я. — Одна сторона выиграла, а другая проиграла. Но все могло сложиться и иначе.

— Верно, — согласился Драко. — Отец мог и не выпутаться. Мог бы попасть в Азкабан.

— Но он с вами, — улыбнулась я мальчику.

— Знаю, глупо и бестактно говорить это тому, кто в войне потерял родителей… — выдохнул Малфой. — И Лонгботтом… Его родители пострадали. Моя семья ведь в этом тоже виновата.

Я не стала спорить, видя, что на Драко мои слова вряд ли подействуют.

— Но… Я порой ненавижу своего деда, отца… Саму фамилию Малфой! — признался юный маг. — Из желания получить больше… власти, признания… Теперь Малфои… — Он тяжело вздохнул. — Прошло десять лет. Официально мы оправданы. Сколько денег на это было потрачено! Но на самом деле… То и дело ко всем тем, кто был как-то причастен, наведываются… и тычут нас носом, как котят. Обвиняют. Угрожают. А отец… Он смиренно все сносит. Делает вид, что не замечает, когда всякие… уносят в карманах наши вещи. То, что Малфои копили веками!.. Просто исчезает. И ведь даже в Гринготтс не перенести!.. Только продавать по частям за бесценок, если это что-то, из-за чего могут придраться. Или надеяться, что авроры и всякие пришлые не попадут в закрытую часть дома.

*Катается по полу*
Ох, бедные, несчастные Малфоятки! Они не хотели, их заставили, а так-то они хорошие!
НЕТ, ЧЁРТ ПОДЕРИ! НЕ ВЕРЮ! МАКСИМУМ ЭТО ТЯНЕТ НА ИСТОРИЮ, КОТОРУЮ РАССКАЗАЛИ БЫ МАЛФОЮ РОДИТЕЛИ В ПОПЫТКАХ ОБЕЛИТЬ СВОЮ СЕМЕЙКУ! ХОТЯ НЕТ, ДАЖЕ ДЛЯ ЭТОГО ОНА СЛИШКОМ ТУПА!

Всё, хватит пока. Я слишком зол, чтобы сейчас разбирать ещё одну главу.
16 апреля в 18:07
20 комментариев из 202 (показать все)
Samus2001
А в чем вопрос конфликта? Когда кому откуда кто в кашу плюнул?
Samus2001 Онлайн
кукурузник
Samus2001
А в чем вопрос конфликта? Когда кому откуда кто в кашу плюнул?

А хрен их знает
Как сайт анонов без модерации, так все неизбежно приходит к толпе долбоебов и кучам говна на всех вокруг
Помнится, эта же толпа бегала и доебывала рефа, вплоть до угроз в реале
Samus2001 шутки шутками а сервис Реф так-то прикрыл
кукурузник у них пригорело от ФвФ и они начали хором винить Фанфикс во всех смертных грехах и потом вошли во вкус
А...
Я-то думал тут страшное что-то, типа мошенник на сайте был, кого-то развел. или коммами кого-то до самоубийства довели, или еще чего.

Кстати. и снова и снова, встает перед глазами проблема авторов и персонажей. в виде туннельного зрения. Ибо если одни святые. а другие грешные. то все поступки, слова и помыслы трактуются однозначно. Малфои нравятся. поэтому они хорошие. милый белый ежик - и насрать что они делали. Уизли назначены автором плохими, и каждое их действие осуждается. даже если просто дышат.
кукурузник
Они не заслуживают существовать, потому что мистер Спу.

з.ы. Ты прочитай не МРМ, а обзоры дистанстонга, там отрывков хватает для фейспалма.
кукурузник в фанфике который советовал уважаемый ТС Уизлигад как раз вполне логичен кстати. Мистер и миссис Уизли искренне любят Гарри но вместе доверяют Дамблдору и искренне расстраиваются когда СПОЙЛЕР.
У Рона чисто зависть но он находит в себе силы стать лучше.
А вот Джинни психически больна из-за крестража.
Desmоnd
Просто я тоже много кого из персонажей не люблю, и желание их в говне утопить - понимаю. очень понимаю. Но в тексте оно должно случаться естественно. а не потому что автор приказал. Если негодяйский негодяй натворил грехов, но все еще на плаву, наверное он по какой-то причине на плаву держится. и топить его будет непросто. а?
кукурузник то бишь даже самое избитое гадство можно сделать годным если попросту научиться понимать персонажей а не писать какие они буки без наглядного подтверждения
Или вот Предел свободы, где у Дамблдора на каждый запасной план есть по сто запасных планов и он реально достойный противник.
Как и Волдеморт, который тоже не лыком шит.
Stupidella
Давайте обратимся к канону одной из истрий, где валили гада. ГТА Сан-Андреас начинается с того, что главгероя берут в оборот продажные копы высоких званий. И как бы Карл не хотел бы грохнуть Фрэнка Тенпенни и его помогальников. он этого сделать не может. ибо это приведет к последствиям, плюс не просто взять. и выцепить копа. Потребовалось ( в ходе игры) много времени и усилий, чтобы выбраться из-под влияния гада, вытащить родных, и лишить его того куска власти. какой у него был.
То есть видеоигра в сюжетном плане это учитывает, и легкой победы не предлагает.
Stupidella
Я "Частично целованного героя" нахваливал. Там тоже такой дамбигадище, что герои, обвешавшись читами, руша один за одним планы дамбигада, не могли его сковырнут, потому что у него было столько мер предосторожности, что не помогло даже путешествие в прошлое.

И единственное, что спасало героев - анонимность, т.к. ГГ был уверен, что Гаре под колпаком и с промытыми мозгами, а Гарри успешно проходил регулярные проверки. Ну и ещё что умудрились успешно Дамблдора антиподом Феликса (ядом магического существа из которого феликс варят, не помню) отравить, так что тому некоторое время пиздец не везло. Что не помешало планы героев рушить раз за разом.
кукурузник я не плачу то ностальгия в глаз попала
Desmоnd бегу читать! Спасибо
Я понял какая стратагема может удовлетворить народ, относительно Даблдора, но работает она только через попаданцев. Она называется "Даблдор хороший, но методами неправ" - в смысле что исчадием зла его не считают, но обладая предзнанием, хотят победить злодеев другим путем.
кукурузник в фанфике который переводил ТС так кстати и есть.
кукурузник
Я понял какая стратагема может удовлетворить народ, относительно Даблдора, но работает она только через попаданцев. Она называется "Даблдор хороший, но методами неправ" - в смысле что исчадием зла его не считают, но обладая предзнанием, хотят победить злодеев другим путем.
Попадало хочет, чтобы весь фокус внимания был сосредоточен на нём и уж точно не хочет, чтобы ему указывал какой-то там дед. Разумеется, в такой ситуации автор будет выписывать Дамблдора, который не прав методами.
voss22
точно не хочет, чтобы ему указывал какой-то там дед.

Ведь попадло же умнее деда!
Тощий Бетон_вторая итерация
voss22

Ведь попадло же умнее деда!

И лучше собаки? (вспоминая Карлсона)
DistantSong
И лучше собаки?

Особенно Пушка!
Кстати про юмор, я вспомнил, была пародия, фик по ГП в стиле Джентельменов удачи, там нашли брата-близнеца Волдеморта, который добрый, с ним вместе кто-то из смертожоров из Азкабана убегал ( в трюме сейнера, думали в пустом поедут, а их рыбой завалило) - и это было смешно. Смешно ибо понятно на что пародия, да и языком автор владел.

А еще юмор , он в книге и на экране разный, многие сегодня смешное смотрят. а на страницы книги не все перенесешь. Вот гайдаевская экранизцая двенадцати стульев, помимо смешных диалогов Ильфа и Петрова, есть визуальные находки, которые в текст так запрсто не перенесешь. Например когда Киса и Остап плывут в лодке, вылавливают стул. Остап говорит проникновенную речь - а Кису цапнул рак. это смешно выглядит, но написать этот эпизод так же смешно, как это выглядит, непросто. С юмором вообще все не так просто, как кажется, я где-то читал, что если в сериале или фильме много шуток, это должны три юмориста сидеть. и сочинять.
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть