↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Вии-бурудха (джен)



Авторы:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения
Размер:
Макси | 429 Кб
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
Продолжение истории о том, как Уолден МакНейр потерял Шотландию и нашёл себя.
Производственный роман.
Любое сходство с реальными людьми или событиями является случайным. Но это не точно.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 4

«Грибным» всё же был не весь лес, а только его участок, не более половины акра. Он занимал пространство между двумя Черными горами — побольше и поменьше. В самом лесу тоже местами лежали валуны наподобие тех, которыми были покрыты горы, только их скрывал многолетний слой сухих листьев.

МакНейр и Урасима шли в хвосте группы. Урасима пояснил, что до самой площадки, где будут проводиться эксперименты, от них не требуется никакой помощи или защиты.

— На самом деле миз Каннингем и Густавсон имеют наши сертификаты, и для подстраховки нужен только один сопровождающий. Просто вас, Уолден, нужно ввести в курс дела, потому что это будет ваша сфера ответственности. Кстати, мы на границе «красной зоны»… как вы, должно быть, уже почувствовали.

Шедшие впереди учёные окутались ореолами красноватых искр, а движения их на миг замедлились, как будто они шли сквозь толщу воды. Выглядело это довольно красиво, и МакНейр, засмотревшись, почти не ощутил того неприятного эффекта, какой имел место рядом с обиталищем баньипов. Только ненадолго покраснело в глазах, и всё.

— Я заметил, — сказал он, — что вы не поднимаете руку меткой вперёд. А Лиам показывал…

— А, — досадливо отмахнулся Урасима, — не берите в голову. Очередное его суеверие. Нет никакой разницы. Он подхватил этот жест у Мика. Это на самом деле забавно, — он улыбнулся, — Мику, когда он пришёл в отдел и стал бывать в таких вот местах, всё время казалось, что у него от пограничного сигнала волосы встают дыбом и шляпа вот-вот упадёт с головы. Так он тянулся её придержать. А когда разобрался, что к чему, начал себя одёргивать. Но жест в основном остался. Ванди тогда таскался за ним хвостом и перенял, а объяснение, наверное, потом придумалось.

— Я правильно понимаю, сотрудники других отделов проходят в такие места с помощью зачарованных жетонов? — уточнил МакНейр.

— Именно так. Причем это персональные жетоны, одолжить их кому-то нельзя. Ну и вынести с рабочего места в нерабочее время тоже затруднительно. Когда Хаак пробивал и согласовывал все эти меры предосторожности, он постарался не оставить никаких лазеек.

— Тем не менее, — сказал МакНейр, — на местных эти предосторожности не распространяются.

— Как сказать… — задумчиво протянул Урасима. — Предупреждение они, несомненно, получают. А останавливать их мы просто не имеем права. Это их земля, в конце концов. Понимаете… Даже у тех оззи, которые живут здесь уже много поколений, магия для этих мест — пришлая, чужая. Она, как бы это поточнее описать… не в одной тональности с этой землёй. А местные волшебники живут здесь тысячелетиями. Нам, по правде говоря, очень непросто находить общий язык. Картина мира у нас очень разная. Они в самом деле считают, что живут в сновидении своего Радужного Змея… и возможно, не так уж заблуждаются. А мы, между тем, пришли, — оборвал он себя.

На широкой поляне, свободной от травы и кустарников, сухая каменистая почва была устлана ковром желтой и бурой опавшей листвы. У дальнего края поляны из земли выпучивался тёмный, морщинистый, склизкий на вид ком размером с небольшую кошку.

В безветренном душном воздухе отчётливо ощущался тонкий грибной дух, чуть кисловатый, но не противный.

МакНейр прислушался: чего-то не хватало… Ну да, вокруг царила полная тишина, нарушаемая только людскими голосами и передвижениями. Ни птиц, ни насекомых не было слышно.

— Вы заметили, — констатировал Урасима. — Ещё одна особенность. Если здесь и есть птицы, насекомые или иная живность, то они очень молчаливые. Но я ни разу не видел никого, кроме ящериц и пауков. Живыми, — уточнил он. — «Дьявольские силки» здесь не бедствуют.

Тем временем Джейсон Пау распаковывал оборудование и снаряжение. Первым делом были выставлены три складных столика — в сложенном состоянии они выглядели как три рулона серебристой ткани, намотанной на металлические прутья, в раскрытом же виде получились три тонких столешницы, каждая размером три на два фута, на тонких чёрных ножках.

На первый выложили скатку с волшебными палочками самого разного размера и материала, каждая из них была снабжена биркой. На втором разместились приборы, среди которых МакНейр с уверенностью опознал только хронометр, показывавший время и расположение планет.

На третий же стол Пау, почти не дыша, выставил довольно большое латунное устройство, напоминавшее расплющенную печатную машинку. Куда-то под каретку приладили большой рулон бумаги. Затем к основанию клавиатуры пристроили гибкий металлический прут, коленчатый, как бамбук или тростник.

Миз Каннингем подошла и постучала палочкой по пруту. Прут тотчас же зашевелился, изогнулся, из его свободного конца выдвинулась дюжина тонких и суставчатых, как паучьи лапки, отростков, которые потянулись к клавиатуре.

— Понедельник, двадцать четвертое марта две тысячи восьмого года, — продиктовала миз Каннингем, — семнадцатая серия экспериментов по изучению природного объекта «Грибной лес», третий блок. Выездная работа на местности.

Суставчатые отростки ловко застучали по клавишам, из машинки пополз бумажный свиток с отпечатанными строками.

— Это швейцарская разработка начала прошлого века, — пояснил Густавсон, с удовольствием наблюдавший за МакНейром. Тот не скрывал удивления и любопытства. — В большую серию не пошла, слишком сложные чары, и каждого оператора нужно тщательно обучать. Но мы скупили всё, что уцелело. Все семь комплектов. Это устройство не только печатает с голоса, на ответной части этой же машины, оставшейся в офисе, сейчас одновременно изготовляются ещё две копии, только не свитком, а листами. Для выездных исследований — незаменимая вещь. Правда, у нас только Уинифред умеет с ней обращаться.

— Между прочим, Карл, — сказала миз Каннингем, — измерения сами себя не выполнят.

Густавсон, извинившись, занялся приборами.

Определили точное время, расположение планет и Луны, температуру и влажность воздуха и атмосферное давление. Всё это было тщательно занесено в протокол. После этого миз Каннингем и Левински начали выполнять по очереди разные простые чары, меняя палочки и постепенно увеличивая сложность чар. Чаще всего — без какого-то результата. Только однажды Левински, используя буковую палочку с волосом единорога, североамериканской работы, получил вместо легкого Агуаменти мощнейшую водяную струю, от которой Густавсон едва уклонился. Прекратить действие чар Левински не мог, и потому просто отбросил палочку в сторону. Урасима при этом еле заметно скривил рот.

— Отлично, Айзек! — бодро сказала миз Каннингем. — Ты понял, как это вышло?

Левински уныло покачал головой. Гримасу Урасимы он всё же заметил.

— Я полагаю, — сказал Урасима мягко, — что вам удалось полностью вытеснить из сознания мысли о возможной неудаче. Я наблюдал за вами, — при этих словах Левински помрачнел, — и видел, как изменилось ваше дыхание. Когда вы сосредоточились на своём намерении, у вас получилось то, что получилось. Мне кажется, это может быть одним из факторов.

— Мне надо передохнуть, — отрывисто бросил Левински, отошёл в сторону и уселся на камень.

— Теперь трансфигурация, — объявила миз Каннингем, — Карл, прошу вас.

Густавсон кивнул, вытащил из скатки сразу шесть палочек и несколько раз превратил камень в пуговицу и обратно. Передал палочки миз Каннингем, и она попыталась проделать то же самое. Безрезультатно. Она выругалась вполголоса.

— Могу я попробовать? — неожиданно для себя спросил МакНейр.

Густавсон посмотрел на него с сомнением.

— А давайте, — отозвалась миз Каннингем. — Скорее всего, ничего не выйдет, но почему бы не попробовать. Вы поняли, да? Если что пойдёт не так, постарайтесь отбросить палочку. Финиту здесь наколдовать ни у кого не получается, но у нас тут есть щитовые талисманы, они держат Инсендио Максима в течение десяти минут.

МакНейр кивнул и сосредоточился. Вернее, попытался. Он никак не мог уловить то состояние безмятежной, спокойной ясности, которое предшествовало исполнению чар. Даже покалывания в кончиках пальцев, которое «предвещало» возможность колдовать при самом сильном истощении, не было. Ничего. Вместе с тем не было и страха. Он отчего-то знал, что с его магией всё в порядке. Просто здесь такое место. Он шевельнул палочкой и превратил камушек в большого чёрного жука. Жук прополз немного, раздвинул жёсткие надкрылья, взлетел с тяжёлым гудением — и снова камешком упал на землю.

Густавсон издал сдавленный звук.

— Что? — МакНейр посмотрел на него с беспокойством. — Вы в порядке?

— Какой интересный эффект, — вкрадчиво сказала миз Каннингем. — За всё время исследований, а также, возможно, за всё время наблюдений… насколько мы знаем, никому не удавалось выполнить здесь межвидовую трансфигурацию неживого в живое.

— Я не знал, — просто сказал МакНейр.

— Возможно, — подал голос Урасима, — в этом кроется часть объяснения. Скажите, Уолден, когда вы пробовали выполнить чары... Что вы при этом чувствовали?

— Да ничего, — МакНейр пожал плечами, — ничего не чувствовал. Это как во сне. Знаете, может быть, что во сне не получается колдовать, как наяву? Потому и можешь понять, что спишь. Вот и здесь очень похоже.

— У нас с вами довольно разный опыт сновидений, — ответил Урасима. — Но вы, возможно, сделали очень важное наблюдение. Миз Каннингем…

Та отмахнулась. Она как раз надиктовывала машинке события нескольких последних минут. Покончив с этим делом, она вернулась к столу с палочками и хлопнула в ладоши.

— Так, последнее на сегодня. Айзек, ваш выход.

Левински поднялся со своего камня, отошёл ото всех на несколько шагов в сторону и достал из кармана продолговатый предмет — довольно крупный кусок горного хрусталя.

— Нет! — решительно сказал Урасима и шагнул вперёд, но сделать ничего не успел. Левински посмотрел на него с мрачной решимостью, ткнул палочкой в хрусталь, что-то пробормотал — и исчез. К запаху грибов примешался лёгкий запах озона.

Все молчали.

Послышалось негромкое жужжание. Миз Каннингем полезла в карман, достала и раскрыла перламутровый складной телефон.

— Ну, ты как, в порядке? — спокойно спросила она, выслушала ответ. — Нет, оставайся в офисе, мы уже сворачиваемся и скоро будем, — и, подойдя к машинке, продиктовала:

— Последний эксперимент блока. Портальные чары исполнил Айзек Левински. Подробности — в его персональном отчёте. Семнадцать часов сорок минут. Конец записи. Сворачиваемся, джентльмены. То есть Джейсон.

Миз Каннингем подошла к Урасиме и торжествующе над ним нависла.

— Так вот, по поводу сертификации…

— Я пришлю бумаги в ваш офис, — ответил тот с непроницаемым выражением лица.

Лес располагался в тени горы, и начало быстро смеркаться. Пау и Густавсон аккуратно и деловито собрали все вещи в сумки и короб. Навьюченный ими Джейсон подошёл к Урасиме, смущённо улыбаясь.

— Миста Урашима, сар, — заговорил он приятным баритоном (и это было первое, что он сказал за весь вечер), — а Призрачный Кот вернётся в Игру?

«В Игру» было сказано с таким придыханием, что было понятно: это именно Игра с большой буквы.

— Это не мне решать, — неожиданно сухо и холодно ответил Урасима, — и это должно внушать вам некоторую надежду. Потому что если бы решал я, то ответом было бы категорическое «нет».

— Но, сар, вы слишком предвзято относитесь…

— Ваш… недостаточно рассудительный приятель едва не умер из-за этого вашего… развлечения, — Урасима повысил голос. — Вы хотите дать ему вторую попытку?

Вмешалась миз Каннингем:

— Джейсон, мы уходим. Всего доброго, джентльмены, спасибо за содействие. Рада знакомству, мистер МакНейр. До свидания, — и уволокла Пау за рукав.

Урасима проводил их леденяще любезной улыбкой.

Глава опубликована: 04.04.2024
Отключить рекламу

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 1412 (показать все)
isomori
Нигде теперь не спрячешься, ничто не поможет, что за времена, что за мир...(
Alteyaавтор
Бедная мышь. Все равно нашли!
isomoriавтор
Alteyaавтор
Спасибо! Какая прелесть! )
isomoriавтор
В Австралии человек – царь природы в тех пределах, которые устраивают природу. К монархии в целом это тоже относится.
Какие милые птички
А следующая часть будет?
А то прям аж куча моментов, которые очень хочется узнать как разрешатся.
isomoriавтор
Будет. Но не быстро.
isomori
Будет. Но не быстро.
Все одно жду )
isomori
Будет. Но не быстро.
И я жду
Я тоже жду изо всех сил.
isomoriавтор
Птички несут не только яички, но иногда и горящие ветки. Аборигены Австралии давно рассказывали белым, что черные коршуны намеренно поджигают в жару буш, чтобы выгнать из него дичь и как следует поохотиться, а белые сперва не верили, потом не могли убедиться. И наконец убедились точно. Поджигают целеустремленно и коллективно.

https://www.sciencealert.com/birds-intentionally-set-prey-ablaze-rewriting-history-fire-use-firehawk-raptors
Alteyaавтор
isomori
Ничего себе птички!
isomoriавтор
"Австралийский кенгуру имеет карман на животе, чтобы прятаться туда в случае опасности".
Вотъ! Вотъ они откуда, все эти извращённые пространства в физике! Кенгуру во всём виноваты! Эйнштейна покусали, Римана - покусали, Гейзенберга - вообще забрыкали!
Alteyaавтор
Страшные звери кенгуру!
А можно мне такой же карман? На пузе?
isomoriавтор
Alteyaавтор
isomori
О да. Страшная тварь.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх