↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Вии-бурудха (джен)



Авторы:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения
Размер:
Макси | 429 Кб
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
Продолжение истории о том, как Уолден МакНейр потерял Шотландию и нашёл себя.
Производственный роман.
Любое сходство с реальными людьми или событиями является случайным. Но это не точно.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 27

Когда они наконец собрались уходить из кафе, уже вечерело. Тёплые сумерки стремительно густели, на дорожках вокруг озера один за другим зажглись фонари.

— Вас куда-нибудь подвезти? — спросила Джин у выхода из парка. — Вы, кажется, без машины.

— Нет, спасибо, — МакНейр покачал головой, — у меня есть пара дел тут неподалёку, и я пройдусь пешком. Что ж... Очень рад знакомству. И спасибо за разговор.

— Это вам спасибо, мистер МакНейр. Я очень вам признательна, правда.

— Уолден. Можно просто Уолден. Без мистеров.

— Хорошо. Уолден, как вы смотрите на то, чтобы ещё как-нибудь посидеть? Здесь или в другом месте. Надеюсь, что я не навязываюсь...

— Ничуть, — живо откликнулся он, — буду только рад. На этой неделе скорее всего не выйдет, а вот на следующей... Давайте я вам позвоню. Или лучше вы мне? Запишите номер.

Они достали телефоны и рассмеялись: у обоих оказались чёрные Nokia одной и той же модели.

— Главное, не класть их рядом, а то перепутаем.

— Мой уже весь царапаный, — сказал МакНейр.

— Да мой тоже. Всё никак не куплю чехол.

Ещё полчаса болтовни обо всякой ерунде, и они наконец расстались. МакНейр неторопливо шёл по парку в поисках уединённого места для аппарации — скрывать себя чарами не хотелось, — и размышлял о том, что не хочет сейчас оставаться один. Это ощущение немного его удивило, но заниматься самокопанием он не стал, а просто отправился в офис, полагая, что там непременно кто-то найдётся.

Нашёлся Урасима. Он дремал в своём кресле в зале на первом этаже. Лицо было прикрыто панамой, а ноги он положил на край стола. Эта небрежная поза в его исполнении отчего-то не выглядела грубой.

Тихонько играло радио. Стараясь не шуметь, МакНейр сел на свободный стул и прислушался. Его внимание сперва привлекли глубокие гитарные переборы и хрипловатый баритон певца. Музыка была маггловской, не слишком привычной, но не раздражала. Потом он разобрал слова:

«...но начертано на звёздах и в каждой линии твоей ладони: мы глупцы, что воюют с братьями по оружию».

Пронзительное соло на какой-то очень металлически звучащей гитаре завершало песню, и МакНейр подумал, что был бы не прочь послушать её ещё раз целиком.

Стул скрипнул, с другой стороны стола мелькнуло быстрое движение. Подняв глаза, МакНейр увидел, что Урасима сидит в своём кресле прямой и совершенно не сонный и смотрит на него.

— Добрый вечер, Тадао-сан. Вы случайно не знаете, что это сейчас было? Я про песню. Если вы слышали, конечно.

— Неслучайно знаю. Это «Братья по оружию»(1). Играла одна британская группа. Мугги, разумеется. А что? Вам понравилось?

— Я... пока не понял, — признался МакНейр. — Надо бы послушать ещё раз, с начала.

— Понятное желание, — Урасима слегка улыбнулся. — Могу дать вам запись. В комнате с телевизором есть нужная техника. Если это не срочно, занесу вам на днях и покажу, как пользоваться.

— Буду вам признателен, — МакНейр потёр переносицу, не зная, как сформулировать вопрос. — А... о чём вообще эта песня? По какому случаю написана?

— Трудный вопрос. Это песня, как я понимаю, от лица солдата-мугги, и она о войнах вообще. Но её связывают с темой Великой войны. Знаете, быть может, была у мугги в начале прошлого века. С четырнадцатого года и далее. Именно после неё взгляды Геллерта Гриндельвальда начали находить серьёзный отклик в Европе. Та война ужаснула не только самих мугги, но и волшебников. Насколько это известно, люди никогда прежде не уничтожали себе подобных с такими упорством и изобретательностью. Впрочем, весь этот ужас не предотвратил последующую войну — ни у них, ни у нас. Это к вопросу о нравственном превосходстве волшебников. А в песне говорится, собственно, о ценности боевого братства и о глупости войн. Стихи слабоваты... но сочетание голоса и музыки цепляет.

— Ну, текст я толком не разобрал, — сказал МакНейр. — Мне больше голос... и манера исполнения. Что-то такое есть. Зацепило.

— Да. А знаете, мы тоже её играем, эту песню. Правда, обычно только инструментальную часть, без вокала.

— Мы? — уточнил МакНейр.

— Я разве не говорил, что иногда играю в группе? — Урасима удивлённо приподнял бровь. — Мне казалось... Обычно мы выступаем в Брисбене, в одном клубе, но и в других местах тоже. Могу пригласить, если вам будет интересно.

— Знаете, а пожалуй что будет, — решил МакНейр. — Только... А я могу придти не один?

— Разумеется. Разве что нужно будет заранее забронировать столик. Одно место я ещё организую, а если больше — надо договариваться. Обычно бывает довольно людно. В основном мугги, но и наши тоже. А с кем вы хотите, если не секрет?

— Да не секрет, конечно. Я тут... в общем, познакомился с одной женщиной. Вы её даже видели — мы покупали мел в садово-цветочном, где она работает. Подошла сегодня ко мне в кафе... Представляете, мы полдня проговорили. Давно такого не было. А с магглой — пожалуй что и никогда. Странное дело.

— Не особенно, — улыбнулся Урасима. — Разумеется, приходите. А сейчас — не расскажете подробнее о впечатлениях?

— А вот и расскажу, — МакНейр понял, что в самом деле хочет с кем-то обсудить произошедшее, и Урасима был для этого лучшим вариантом.

Потому он начал рассказывать о встрече, сам постепенно увлекаясь и вспоминая подробности и детали. Урасима слушал, почти не перебивая, и только время от времени задавал уточняющие вопросы.

— Правильно ли я понимаю, — сказал он наконец, — что во время вашего общения вы вовсе не вспоминали о том, что она — из мугги?

— Нет. С определенного момента — так точно нет. Женщина — и женщина. Никакой разницы. Я теперь другому удивляюсь. В детстве мы все вместе общались, всей роднёй. И волшебники, и магглы. Всё одно — МакНейры. Совершенно не понимаю, когда всё переменилось. И зачем.


* * *


Пару дней спустя Урасима попросил о возможности зайти в гости — и снова сделал это с помощью бумажной птички. МакНейр отметил для себя, что японец не использует телефон для личных целей, только по работе. Ну или это лично с ним так выходит.

Урасима принёс обещанную запись — виниловый диск с серебряной гитарой на конверте. В комнате с телевизором нашёлся проигрыватель, а в двух закрытых тумбах жили, как выяснилось, пластинки. МакНейру показалось, что там на их конвертах в основном изображены какие-то чернокожие музыканты. Проигрыватель был не сильно сложнее патефона, но Урасима всё же подробно рассказал, как им пользоваться.

— Это проигрыватель одного из наших прежних сотрудников, он сейчас начальствует в Тасмании, — пояснил Урасима. — Очень любил дикси-джаз.

— Понятно. Что ж, спасибо за вашу любезность, — поблагодарил МакНейр. — Когда мне вернуть диск? С вашего позволения, я послушаю позднее.

Урасима только отмахнулся.

— Можете оставить. Я сейчас редко слушаю музыку в записи. Не до того.

Большой булыжник, прежде спокойно лежавший на журнальном столике, с грохотом упал на пол.

— Питер, ну я же просил! — с досадой сказал МакНейр.

— Что это? — спросил Урасима.

— Это Питер. Мой домашний камень, — ответил МакНейр с самым серьёзным видом. Оно того стоило. Урасима вежливо улыбнулся, но было видно, что он... не вполне уверен в здравом уме собеседника.

— Питер, вы сказали? — наконец переспросил он.

— Ну да. Помните, в апреле я избавлял туристов от бормочущих камней? Вот, это один из них.

— Турист? — уточнил Урасима. Он всё ещё не мог понять, не дурачат ли его.

— Камень. Мне показалось, что этот хочет пойти со мной. Ну я и взял. А что, как питомец он не доставляет никаких хлопот. Ползать начинает только в сумерках, а бормочет — если дверь закрыта.

— Вот как. А чем именно он ползает?

— Я пока не знаю. Чем-то. Никогда его не заставал за этим делом. Только положишь его в одном месте, отвернёшься — а он уже переполз. Из гостиной в кухню добирается за ночь, если двери не закрыты.

Урасима покачал головой.

— Знаете... Вам удалось меня удивить. Никогда бы не подумал...

МакНейр тайком усмехнулся. Примерно такого эффекта он и ожидал.

— Но вы ведь не из-за камня пришли, не так ли?

— Да, разумеется. Я тут был мимоходом в Дуленделле и заглянул в известный вам цветочный магазин, посмотрел на миз Тейлор. Очень интересно. Знаете, Уолден, над её памятью поработал какой-то менталист из волшебников. Незрелый, но очень... оригинальный стиль. Мне показалось, что у неё заперты воспоминания о довольно большой части прошлого.

— Вот как. И что, вы полагаете, их можно будет высвободить?

— Да, причём сравнительно несложно — для опытного практика. Вот только стоит ли? Мы ведь не знаем, что именно там заперто. И почему. Что, если это была помощь колдомедика?

— Колдомедика? Маггле?

— Уолден, вы сами дважды помогли ей, зная, что она — не волшебница, — в голосе Урасимы послышалась ирония. — Почему вы не допускаете мысли, что некий колдомедик распространяет клятву Асклепия и на неодарённых?

— Дважды? Почему дважды?

— Сперва — поимкой Матильды, потом — разговором. Если я правильно запомнил, она ведь вдова?

— Да, кажется, так. Полагаете, это может быть как-то связано?

— На мой взгляд, это самое простое предположение. Если примете совет: я бы оставил всё как есть и понаблюдал. Пока что у нас маловато сведений.

— Вы правы, наверное, — МакНейр задумчиво нахмурился. — Просто... Жалко видеть живого человека, у которого на месте прошлого — пустота. Неправильно это как-то.

— Некоторые люди, — негромко сказал Урасима, — предпочли бы ощущать пустоту на месте большой части своего прошлого. Вот, например, вы. Разве нет?

МакНейр вздрогнул. Он несколько раз открывал рот, чтобы ответить, но подходящие слова не подбирались.

— Нет, — сказал он наконец, и голос его прозвучал очень твёрдо. — Всё, что со мной было — моё. Целиком.


* * *


— Я нашёл вашего МакНейра, — голос говорившего был полон самодовольства. — Он в Тувумбе, работает в так называемом...

— Особом Отделе, — перебил его Люциус Малфой. — За те деньги, что вам уплачены, мистер Смит, вы могли бы сообщить мне что-то, чего я не знаю. Вам удалось проникнуть на объект этого Трофимчика?

Его собеседник закашлялся.

— Ну... — протянул он, — понимаете ли, с этим возникли некоторые сложности. Кажется, наш человек был разоблачён и схвачен. Однако у меня есть ещё один способ выяснить, что происходит у Трофимчика. И ваш МакНейр мог бы нам с этим помочь. Вы бы не хотели...

— Оставьте. Его. В покое, — дрожащим от злости голосом процедил Малфой. — Если вы не в состоянии...

— Мы в состоянии! — преувеличенно бодро заявил Смит. — Не беспокойтесь, мистер Малфой, у меня всё под контролем.

— Надеюсь, что так, — холодно сказал Малфой. — У вас месяц на то, чтобы представить нам сколь-нибудь значимый результат. А до тех пор можете даже не заикаться о новых суммах.

— Мы намерены освободить нашего человека. Его содержат в частной клинике, а охрана — на местных шерифах. Это практически войти и выйти.

— И какой в этом смысл? Он же всё равно будет в розыске.

— Смысл в том, мистер Малфой, — Смит заговорил уверенно и жёстко, — что мы достанем своего человека из неприятностей. А значит, с нами будут иметь дело более охотно. Уже другие люди. Вы не согласны?

— В этом... есть определенный резон, — неохотно сказал Малфой. — Вы обдумали возможность заполучить кого-то из непосредственных исполнителей проекта? Что с этим?

— Напрямую этого не сделать. Но у нас есть один вариант. Вам понравится.


1) https://youtu.be/jhdFe3evXpk?si=-FkCqMj-bMJuumPT

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 27.04.2024
Отключить рекламу

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 1412 (показать все)
isomori
Нигде теперь не спрячешься, ничто не поможет, что за времена, что за мир...(
Alteyaавтор
Бедная мышь. Все равно нашли!
isomoriавтор
Alteyaавтор
Спасибо! Какая прелесть! )
isomoriавтор
В Австралии человек – царь природы в тех пределах, которые устраивают природу. К монархии в целом это тоже относится.
Какие милые птички
А следующая часть будет?
А то прям аж куча моментов, которые очень хочется узнать как разрешатся.
isomoriавтор
Будет. Но не быстро.
isomori
Будет. Но не быстро.
Все одно жду )
isomori
Будет. Но не быстро.
И я жду
Я тоже жду изо всех сил.
isomoriавтор
Птички несут не только яички, но иногда и горящие ветки. Аборигены Австралии давно рассказывали белым, что черные коршуны намеренно поджигают в жару буш, чтобы выгнать из него дичь и как следует поохотиться, а белые сперва не верили, потом не могли убедиться. И наконец убедились точно. Поджигают целеустремленно и коллективно.

https://www.sciencealert.com/birds-intentionally-set-prey-ablaze-rewriting-history-fire-use-firehawk-raptors
Alteyaавтор
isomori
Ничего себе птички!
isomoriавтор
"Австралийский кенгуру имеет карман на животе, чтобы прятаться туда в случае опасности".
Вотъ! Вотъ они откуда, все эти извращённые пространства в физике! Кенгуру во всём виноваты! Эйнштейна покусали, Римана - покусали, Гейзенберга - вообще забрыкали!
Alteyaавтор
Страшные звери кенгуру!
А можно мне такой же карман? На пузе?
isomoriавтор
Alteyaавтор
isomori
О да. Страшная тварь.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх