↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Вии-бурудха (джен)



Авторы:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения
Размер:
Макси | 429 Кб
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
Продолжение истории о том, как Уолден МакНейр потерял Шотландию и нашёл себя.
Производственный роман.
Любое сходство с реальными людьми или событиями является случайным. Но это не точно.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 24

Буквально через день по окончании дела с муравьями в офисе Особого отдела в Тувумбе объявился доктор Ван. На дежурстве оставался Урасима, да ещё где-то в недрах своего этажа пребывал Этцель. Не то снова был занят какими-то расчётами, не то обустраивал место для своего книззла. Как оказалось, Этцель каким-то образом уже не только умудрился присвоить зверя, но и добился от Доновской разрешения поселить его в офисе. Без особого, впрочем, труда, потому что ей было попросту всё равно, а содержать его Этцель собирался на свои средства.

Так вот, Ван Яньли около одиннадцати часов вошёл через уличную дверь. Звякнул колокольчик, но сигнальные чары не подали знака «чужой», а потому Урасима остался на втором этаже, в комнате, где он предпочитал работать с документами. Визитёр прошёлся по первому этажу, потом неторопливо поднялся на второй.

Когда он вошёл в комнату к Урасиме, тот бросил на Вана короткий взгляд и слегка кивнул в знак приветствия. Ван ответил таким же лёгким поклоном. Это не было невежливостью или проявлением недружелюбия; за годы знакомства они пришли к молчаливому согласию в вопросе о том, стоит ли прерывать работу для обмена социальными жестами. Оба полагали, что на самом деле не стоит.

Ван Яньли неторопливо прошёлся по комнате, выглянул в окно, потом остановился возле стола.

— Вижу, стены вы так и не перекрасили. А собирались ещё при мне.

Урасима оторвался от своих бумаг.

— Да, руки ни у кого не дошли. Сперва обходились чарами, потом решили, что кому это надо, тот и сделает. Мне, как вы помните, было не надо.

— Помню. А Мик-Джей, значит, совсем ушёл? — Ван сделал ещё круг по комнате, рассеянно разглядывая обстановку.

— Перевёлся в волонтёры. А кстати. Всё забываю спросить, — Урасима отложил карандаш. — Доктор Ван, каким знаком записывается ваша фамилия? Как «принц»? В документах везде латиницей.

Доктор Ван снова замер возле окна, как будто что-то высматривая во дворе, потом неспешно ответил, не оборачиваясь:

— Нет. Как «водоём»(1). Это важно?

Урасима покачал головой.

— Просто не люблю не знать что-то очевидное. Спасибо. А мы чем можем быть полезны? Вы же не просто так зашли, не из сентиментальных соображений?

— Исключительно из корыстных, — подтвердил доктор Ван, улыбнувшись уголком рта. — Хотел узнать, куда вы дели гнездо этих муравьёв.

— Пока никуда. Осталось в коробке у нас на складе, рядом с лабораторией Этцеля. Ни у кого нет времени отнести их подальше. А что?

Доктор задумчиво провёл большим пальцем по губам.

— Как вы полагаете, Тадао-сан, их можно как-то разводить в неволе? Или, к примеру, на территории заповедника?

— Вы нашли им применение, — утвердительно сказал Урасима.

Ван посмотрел на него искоса.

— Возможно. Я собрал остатки пепла, там было совсем немного, но... Кажется, никто раньше его не исследовал. По крайней мере, ничего об этом не знаю. По алхимическим свойствам он оказался близок к пеплу настоящего феникса. Но, как вы понимаете, фениксов нельзя разводить, точно домашюю птицу, и тем более принудительно испепелять.

— Понимаю. Я сам не алхимик, но могу оценить потенциал. Вы собираетесь заняться этим сами или поделитесь с Трофимчиком?

— Я предпочёл бы поделиться с вами, — невозмутимо сказал Ван. — Если не возражаете.

— Со мной? — Урасима улыбнулся. — Боюсь, в ближайшее время я буду плотно занят. Попробуйте поделиться с МакНейром. Он кажется мне довольно надёжным и, кроме того, будет рад дополнительному доходу. Как насчёт МакНейра?

— Я это обдумаю, — доктор Ван поджал губы. Кажется, предложение его не слишком воодушевило. — И тогда, может быть, Лиам? Он должен довольно много знать об этих насекомых.

— И Лиам, — кивнул Урасима. — И Этцель может на что-то сгодиться.

— Может, — сказал появившийся Этцель. — А на что?

— Муравьёв разводить, — Урасима рассмеялся.

— Эээм... ладно... — Этцель намотал на палец торчащий локон. — Кстати, о муравьях. Тадао-сан, как полагаете, откуда этот Хантер о них узнал?

— Я это знаю с достаточной точностью. От вас с Лиамом, — Урасима снова рассмеялся, глядя на его обалдевшее лицо. — Помните, когда вы в очередной круг ждали свою очередь, чтобы петь с басаном? Когда Лиам праздновал свой день рождения. Вы тогда снова пристали к нему с расспросами о вии-бурудха. Харрисон тоже там был, через два столика. А слух у него хороший.

— Но это же надо найти гнездо...

— Тоже не проблема. Посмотрел отчёты министерских, да и наши, допуск-то есть. Нашёл последний случай выселения вии-бурудха от людей куда подальше. Зачем... Возможно, нанял кого-то из местных. Спросите потом Мауберга, он наверняка уже выяснил. Мне интереснее, как ему в голову пришёл такой замечательный план. С поджогом и кражей.

— Вам посмотреть? — вкрадчиво спросил доктор. — Полагаю, что мне не откажут.

— Внесудебная легилименция незаконна, — с сожалением сказал Урасима. — Да и поводов у меня нет, кроме любопытства. А это как-то... мелковато.

— Как вам будет угодно. Так мы договорились насчёт муравьёв?

— Про то, чтобы оставить их вам? Да, почему бы нет. Это не запрещено никакими правилами.

С первого этажа послышался хлопок аппарации, потом по лестнице простучали быстрые шаги.

Лиам остановился на пороге, потом нацелил на доктора указательный палец и расплылся в улыбке.

— О, привет, док! А я как раз вспоминал! Спасибо за ногу.

— Добрый день, О'Лири, — насмешливо ответил Ван. — Вообще-то мне казалось, что травму такой сложности вы должны быть в состоянии вылечить самостоятельно, вас учили. Я же и учил. И куда всё подевалось?

— Так больно же было!

— А какая разница? — Ван пожал плечами. — В обычном своём состоянии любой идиот может выполнить простейшие чары. Вы были обучены действовать, невзирая на обстоятельства.

— Ну, началось, — Лиам вздохнул. И снова заулыбался, меняя тему: — А знаете что?! У нас будет секретарь, ага?! Я посчитал смету и написал должностную инструкцию. И Шеф одобрила!

Ван саркастически приподнял бровь.

— Что, с первого раза?

Лиам снова вздохнул.

— Вообще с пятого. Но главное — результат.

— Секретарь? — заинтересовался Этцель. — Что за секретарь? Кто он?

— Она. Я же рассказывал. Девушка из британского МинМагии. Вот, переманил к нам. Очень толковая.

— Хорошенькая?

— Да не то слово. Увидишь. Я уже заказал ей портальный билет, всё офицально.

— Официально. Ванди, а почему ты так в ней уверен? — Урасима снял очки и потёр глаза.

Лиам прищурился.

— Если ты хочешь подрезать мне крылья, то поздновато. Уже согласовано. Да ты и сам говорил, что мне нужно собирать себе команду. Я собираю. Что не так?

— Всё так. Просто... по моим меркам, это скороспелое решение.

— Ох уж… Я, кстати, говорил, что Саби — аюмбу́т-туо́т-е́ри?

— Кстати, не говорил, — Урасима надел очки обратно. — Ванди, ты сейчас просто дразнишь моё научное любопытство, или это хитрая манипуляция, чтобы привлечь меня на свою сторону?

— Манипуляция, — серьёзно ответил Лиам.

— Неожиданно. Не от тебя, на самом деле.

— Ну вот так. Расту над собой.

— Эй, а для тех, кто не знает аборигенных языков, будут какие-то пояснения? — возмутился Этцель. — Мне тоже интересно, вообще-то.

Лиам показал ему язык.

— Это местное название для тех волшебников, кто воспринимает магию через обонятельные образы, — пояснил Урасима, чуть улыбнувшись. — Чаще всего проявления волшебного мы схватываем через зрение или осязание, или через некое смешанное чувство, которое трудно расслоить, расплести на составляющие. Некоторые воспринимают магию через слух: кто-то от рождения, а кого-то специально учат. Собственно, ради этого в большинстве традиций существует обучение музыке. Гораздо реже используются обоняние и вкус. Но для некоторых волшебников аромат волшебства — не менее сильное ощущение, чем зримые образы, а порой — даже более. Там, где большинство из нас видят, например, цветную вспышку или какое-то сияние, или дымку, некоторые скорее опишут свои ощущения как тот или иной запах. У меня на родине такая способность называется «каори-дори» или «ниои-дори». Доктор Ван, а вы слышали о подобном?

Ван задумчиво потёр подбородок.

— Сложно сказать. Я никогда не углублялся специально в эту область. Но могу поделиться наблюдением: в зельеварении и в алхимии профессионалы уделяют большое внимание оттенкам вкуса и запаха и учатся их различать. Некоторые не могут достичь больших успехов в тонких искусствах, потому что не могут как следует настроить своё восприятие. Я знаю также, что некоторые зелья для магг... мугги имеют совсем не тот же вкус, что для волшебников. Даже если оказывают на них действие.

Урасима кивнул.

— Я сам, к сожалению, не слишком хорошо различаю «аромат волшебства». Так что прибытие этой девушки... Сабрины, кажется. Да, Ванди?.. Словом, мне интересно, как она чувствует мир.

— А мне теперь интересно, можно ли такому научиться, — заявил Этцель. — Что скажете, Тадао-сан?

Урасима пожал плечами.

— Скажу, что вполне можно. Отсутствие прирождённых способностей в принципе исправляется усердными упражнениями. В основе всей нашей магии лежат воля и осознанность. Мы отличаемся от простецов тем, что более тонко воспринимаем закономерности мироустройства. Чуткость к магии можно развить так же, как музыкальный слух или чувство равновесия. Исходные данные важны, но теоретически даже сквиба или мугги можно развить до способности к простейшему волшебству. Есть методы, они применялись более или менее успешно. Просто в отсутствие дара к волшебству усилий требуется много, а результат — довольно скромен.

— Хм. А почему таким вещам нигде не учат? Если это всё правда, — Этцель нахмурился.

— Не знаю. Меня в своё время учили. Я не сам по себе такой умный.

— Где учили? В Японии? А почему у нас — нет? — требовательно спросил Этцель.

— Ну, видимо, потому, что Азия «не выходила из интеллектуального анабиоза», — Урасима позволил себе ехидную усмешку. — Наши традиции непрерывны, и мы не отходим от них ради новых сверхценных идей.

— Что?! — Этцель сперва не понял. — А... Вы — злопамятный, Тадао-сан. Фу таким быть.

— Внимание к словам. Это так называется. А «таким вещам» — это каким?

— Ну... Воля, осознанность... чувства вот эти.

Доктор Ван засмеялся.

— Это не вас «не учат», это вы не учитесь. В некоторых отношениях круглоглазые варвары кажутся безнадёжными.

— А я не круглоглазый! — встрял Лиам.

— Это правда, — невозмутимо согласился Ван. — Вы, О'Лири, просто варвар. Это немного лучше. В некоторых отношениях.

— Кстати, — обратился Урасима к Этцелю, — я правильно понимаю, что вы присвоили Чеширского Книззла? И как вам это удалось?

Этцель самодовольно улыбнулся.


1) vs. ; оба знака могут использоваться для передачи фамилии Wang, но отличаются по значению и по произношению (разные тоны)

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 24.04.2024
Отключить рекламу

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 1412 (показать все)
isomori
Нигде теперь не спрячешься, ничто не поможет, что за времена, что за мир...(
Alteyaавтор
Бедная мышь. Все равно нашли!
isomoriавтор Онлайн
Alteyaавтор
Спасибо! Какая прелесть! )
isomoriавтор Онлайн
В Австралии человек – царь природы в тех пределах, которые устраивают природу. К монархии в целом это тоже относится.
Какие милые птички
Котовский Онлайн
А следующая часть будет?
А то прям аж куча моментов, которые очень хочется узнать как разрешатся.
isomoriавтор Онлайн
Будет. Но не быстро.
Котовский Онлайн
isomori
Будет. Но не быстро.
Все одно жду )
isomori
Будет. Но не быстро.
И я жду
Я тоже жду изо всех сил.
isomoriавтор Онлайн
Птички несут не только яички, но иногда и горящие ветки. Аборигены Австралии давно рассказывали белым, что черные коршуны намеренно поджигают в жару буш, чтобы выгнать из него дичь и как следует поохотиться, а белые сперва не верили, потом не могли убедиться. И наконец убедились точно. Поджигают целеустремленно и коллективно.

https://www.sciencealert.com/birds-intentionally-set-prey-ablaze-rewriting-history-fire-use-firehawk-raptors
Alteyaавтор
isomori
Ничего себе птички!
isomoriавтор Онлайн
"Австралийский кенгуру имеет карман на животе, чтобы прятаться туда в случае опасности".
Вотъ! Вотъ они откуда, все эти извращённые пространства в физике! Кенгуру во всём виноваты! Эйнштейна покусали, Римана - покусали, Гейзенберга - вообще забрыкали!
Alteyaавтор
Страшные звери кенгуру!
А можно мне такой же карман? На пузе?
isomoriавтор Онлайн
Alteyaавтор
isomori
О да. Страшная тварь.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх