↓
 ↑
Регистрация
Имя/email

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Вии-бурудха (джен)



Авторы:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Приключения
Размер:
Макси | 429 Кб
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
Продолжение истории о том, как Уолден МакНейр потерял Шотландию и нашёл себя.
Производственный роман.
Любое сходство с реальными людьми или событиями является случайным. Но это не точно.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Глава 3

— Выглядит как куча угля, — МакНейр сдвинул шляпу на глаза и прищурился. Солнце немилосердно слепило. — Очень большая куча. Где это мы?

Они стояли у края грунтовой дороги. «Куча угля» на самом деле была горой, вернее, несколькими невысокими горами, сложенными из громадных черных валунов, которые в беспорядке громоздились друг на друга. Между дорогой и горами тянулось эвкалиптовое редколесье, почти не дававшее тени. Воздух плыл от жары. Стелящийся по земле ветер лениво поднимал облачка пыли.

Урасима коснулся палочкой своих очков, затемняя стёкла.

— Это Чёрная гора. Такое оригинальное название дали переселенцы. Местные называют её Калкаджака, то есть Место Копья. Я не выяснял, почему. А камни на самом деле серые, только покрыты налётом водорослей. Мне говорили, что это затвердевшая вулканическая магма. Когда-то здесь были вулканы.

— Оранжевая зона, если не ошибаюсь? — МакНейр припомнил карты, которые просматривал в последние дни, осваиваясь со своим кругом обязанностей. — И тут где-то рядом красная, с таким забавным названием… Как там Ванди сказал... Грибной лес. Кстати, почему он «Грибной»? Там много грибов?

— По счастью, всего один, — рассеянно отозвался Урасима. Кажется, он уже думал о чём-то своём. — Давайте пойдём вперёд, к месту встречи. Видите вон то пятно на восточном склоне, которое погуще и позеленее прочих? Нам туда. — Он стремительно зашагал по рыжеватой равнине. Из-под его ног в сторону метнулась ящерка.

— Всего один? — МакНейр покачал головой. Это было странно даже для оззи. Догнав Урасиму, он переспросил:

— Я не ослышался? Один, вы сказали? На весь лес?

— Уори-сан, что такое, по-вашему, гриб? Как вы себе представляете?

МакНейр даже немного растерялся. Вопрос показался ему нелепым.

— Ну как же… Это все знают. Ножка, шляпка… у древесных ножки может не быть, разумеется.

Урасима удовлетворённо кивнул.

— То, что вы назвали, — сказал он, — это всё плодовые тела. А сам гриб — это грибница. Она может покрывать огромные пространства, при этом оставаясь по сути одним организмом. Вот в Грибном лесу живёт один такой… гриб. Он там повсюду. В почве под ногами, под корой большинства деревьев, везде. Плодовых тел он, кстати, обычно не образует. Несколько раз находили в земле чёрные, слизистые такие комки, но это достаточная редкость.

— Он чем-то ещё примечателен? — спросил МакНейр. — Волшебный там или ядовитый?

— А это как раз та причина, по которой мы туда направляемся. Причём пешком, а не аппарировали сразу на место.

— Вы правда думаете, что пояснили?

— Нет, разумеется, — Урасима коротко рассмеялся, — просто я и сам не знаю, как выразиться точнее. В Грибном лесу наша магия, магия волшебников становится непредсказуемой, особенно чары. Какие-то вовсе не выходят, какие-то становятся слабее или, наоборот, внезапно сильнее по своему действию. Иногда колдуешь одно, а получается нечто совершенно другое. А трансфигурация... не будем о грустном. При этом пока не удалось выявить какую-то закономерность. Даже у одного и того же волшебника может получаться очень по-разному. Мы лишь знаем, что вещи, зачарованные в других местах и принесённые в лес, в общем сохраняют свои свойства. Так что, выходит, некая сила действует непосредственно на волшебников.

— Поэтому нам пришлось переодеваться в эти… балахоны, а не трансфигурировать обычную одежду.

— Верно. Они из особой ткани. Чары накладывают в несколько слоёв: и при прядении нитей, и при тканье, и при шитье. Ну и этот вытканный узор тоже не просто так сделан. Индонезийская работа.

— А почему считается, что дело в грибе? — полюбопытствовал МакНейр. — Что на это указывает?

— Да практически нипочему. Местные утверждают, что так. Пока никто не придумал, как проверить наверняка. Правительство штата организовало рабочую группу по изучению этого места от университета в Брисбене. У нас контракт на сопровождение. Они работают, мы обвешиваемся талисманами и при необходимости хватаем всех и аппарируем оттуда. Аппарировать из леса можно с достаточной степенью безопасности.

— Достаточная — это какая?

— До сих пор никто не пострадал. Мы, между тем, почти пришли. Пока есть время, хотите взглянуть на кое-что занятное? Тут рядом.

Разрозненные деревья вокруг начали собираться в некое подобие леса и даже местами давали тень. Урасима приблизился к небольшому деревцу, листья которого напоминали листья липы, только гораздо крупнее. Их покрывали мелкие волоски.

— Хорошо запомните это растение, — сказал он, — и держитесь от него подальше. Это дерево гимпи-гимпи. Здесь одно из самых северных мест, где оно растёт. Видите эти волоски? Если неосторожно их коснуться, они обстрекают вас, и это будет неприятнее, чем укус скорпиона. На месте, конечно, не умрёте, разве что вам повезёт, и у вас окажется аллергия. Впрочем, это ещё ничего. Кустарниковая разновидность гимпи выглядит почти как лопух, но стрекается так, что можно сойти с ума от боли. Некоторые и сходили. Противоядия нет — ни у нас, ни у местных, ни у мугги. Можно погрузить человека в волшебный сон, чтобы он переждал основную фазу отравления, но, во-первых, не со всеми это получается, а во-вторых, действие яда может длиться более месяца. Что забавно, плоды дерева съедобны, если обварить их кипятком, а потом протереть от волосков. Ничего особенного, на мой вкус.

— Вы попробовали?

— Да, разумеется. Со всеми необходимыми предосторожностями. Но это ещё не всё занятное, что здесь есть. Пойдёмте.

Они миновали гору поменьше. Отдельные её камни были размером едва ли не с небольшой дом. В щелях между валунами местами проросли кусты и довольно жизнерадостные зелёные деревца. Одну такую расщелину занимал куст с длинными стелящимися ветками и корнями, которые глубоко вросли под камни, переплелись с ними, иные даже раскрошили. МакНейр вгляделся: некоторые корни прорастали сквозь скелетики небольших зверьков, а одна тушка мелкого кенгуру ещё сохраняла на себе остатки шкуры.

— Это же дьявольские силки? — МакНейр наморщил лоб. — Но они чем-то отличаются от наших.

— Верно. Везде в Европе можно встретить только окультуренную их разновидность, она сравнительно безопасна. Эта, как можно видеть, не просто может придушить. Куст охотится, и у него есть шипы, которые впиваются в добычу. Через них постепенно впитываются телесные соки, а останки потом служат удобрением. Почвы между камнями практически нет. Силки такого размера, как перед нами, для человека почти не опасны. Так вот, в Грибном лесу растут гораздо более старые. И колдовать там может не получиться. Имейте в виду, пожалуйста.

— Мне другое странно. Наши-то боятся солнечного света, а эти растут на светлом месте. В тени, конечно, но не во мраке же.

— Светобоязнь стала побочным эффектом окультуривания, насколько я понимаю, — предположил Урасима. — Скорее всего, селекционеры нашли способ подчинить себе растение и укрепили в нём те качества, с помощью которых им легче управлять. Так мне кажется.

— Что ещё хорошего тут у вас… у нас обитает или растёт?

— А вам этого мало? — удивился Урасима. — Обычно для красной зоны достаточно одного особо опасного вида, а тут их два, не считая гимпи. И сама гора, чтобы никто не расслаблялся.

— Ещё и гора, — эхом отозвался МакНейр. — А что с горой?

— Во-первых, у местных где-то у подножия заповедное Место Силы, Йиррмбал. Там они смотрят сны своего Радужного Змея. Во-вторых, в горе полно пещер, и некоторые из них довольно внезапны и глубоки. Ну, ко всему прочему, здесь поблизости иногда собираются местные вампиры, но это официально, они уведомляют службу виз-шерифов, и это не наша забота.

— Здесь есть вампиры?

— Да где их нет, — Урасима пожал плечами. — А вон идут наши клиенты. Почти не опоздали.

Между деревьями, примерно с той же стороны, откуда пришли они сами, показались четверо.

Предводительствовал высокий человек, пол которого МакНейр на первый взгляд не определил. Поверх бесформенной сероватой футболки он был одет в серовато-белую же рубашку с чёрными манжетами и воротником, очевидно мужскую, размера на три больше, чем было бы впору. Человек был на полторы головы выше Урасимы, ростом почти с самого МакНейра, но выглядел очень хрупким. Лицо его затеняла широкополая соломенная шляпа, а на породистом носу угнездились огромные красно-оранжевые солнечные очки.

Сопровождали его высокий блондин, явно скандинавских кровей, и полноватый семит с пухлыми губами и трагическим взглядом. Замыкал шествие молодой темнокожий парень, на которого были навьючены большой короб и пара сумок. Парень при этом тоже был, что характерно, блондином — только не соломенным, а ярко-жёлтым, как цыплёнок.

Предводитель приветственно помахал рукой, и МакНейр подумал, что это всё-таки женщина: футболка обозначила грудь. Но тут же снова усомнился, услышав низкий, хриплый голос.

— Наша радость от встречи полностью взаимна, мистер Урасима. Не могу не отметить, что вы были бы свободны от необходимости торчать тут с нами на жаре, если бы наконец выдали сертификат моему человеку.

— Я с большим удовольствием выдам сертификат вашему сотруднику, миз Каннингем, но пусть он даст мне шанс и хотя бы раз придёт на аттестацию трезвым. — Урасима улыбался самой вежливой из своих улыбок, но об его тон можно было охлаждать напитки.

— Да что вы говорите! — миз Каннингем нависла над ним, угрожающе нацелив клюв. Шляпа сползла за спину, повиснув на шнурке, и из-под неё высвободился пучок дредов, пепельно-серых с чёрными концами. — К вашему сведению, Айзек в любом состоянии колдует быстрее любого в этой части континента, кроме, может быть, вашей бешеной польской фурии.

Урасима вежливо покивал.

— Миз Каннингем, — отвечал он, — когда ваши сотрудники наконец поймут разницу между «сделать быстро что-нибудь» и «сделать то, что требуется, и в нужный момент», наши профессиональные отношения выйдут на принципиально новый уровень, пока же…

— А ведь они даже не женаты, — по-свойски сказал МакНейру скандинав и протянул руку, которую тот дружески пожал: — Карл Густавсон, Департамент научных исследований при Визконсиле Квинсленда. А это Айзек Левински и Джейсон Пау.

Названные кивнули: Левински довольно кисло — он больше прислушивался к пикировке Урасимы и Каннингем, а Пау расплылся в широкой белозубой улыбке.

— Уолден МакНейр, Особый отдел. Я недавно работаю, только вхожу в курс дела.

— Что ж, рад знакомству. Однако надо бы их развести. Они могут долго ещё препираться, — Густавсон повернулся к спорящим и громко сказал: — Уинифред, мы работать сегодня начнём? Уже четвертый час. В полседьмого уже стемнеет.

— Так а чего стоим, кого ждём? — немедленно откликнулась миз Каннингем. — Вы забыли, куда идти? Джейсон, осторожнее с ящиком. Если ты его грохнешь, придется продать тебя в рабство. Твоя ставка не покроет стоимость ремонта, даже если ты лет десять будешь работать за еду. Нет, уменьшить нельзя. По очевидным причинам, мистер?.. — хищный нос и очки нацелились на МакНейра. Тот не успел ничего ответить, ни даже удивиться стремительному напору. Вмешался Урасима:

— Уолден МакНейр. Новый сотрудник главного офиса. Кстати, он у нас каторжник. Всё как вы любите.

МакНейр опешил. От Урасимы он никак не ожидал такой вызывающей бестактности. Что это вообще было? Месть за пикировку в офисе? Да нет, не может быть. Он удивленно покачал головой.

— О как, — очки покинули породистый нос, и на МакНейра пристально уставились два желтых глаза. Миз Каннингем задумчиво погрызла дужку очков, потом спросила:

— За что вы к нам? Криминал или политика?

— Так сразу и не скажешь, — неловко ответил МакНейр. — Очень зависит от точки зрения.

Миз Каннингем хмыкнула.

— Да ладно, не парьтесь. У меня предки с четырех сторон — потомки ссыльных. Те, что не беглые. Удачи в Австралии. И пойдемте уже! — крикнула она, обращаясь к своей группе. Как будто это не она стояла и препиралась. — Десять минут на дойти и развернуть оборудование! Десять минут!

Глава опубликована: 03.04.2024
Отключить рекламу

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 1412 (показать все)
isomori
Нигде теперь не спрячешься, ничто не поможет, что за времена, что за мир...(
Alteyaавтор
Бедная мышь. Все равно нашли!
isomoriавтор
Alteyaавтор
Спасибо! Какая прелесть! )
isomoriавтор
В Австралии человек – царь природы в тех пределах, которые устраивают природу. К монархии в целом это тоже относится.
Какие милые птички
А следующая часть будет?
А то прям аж куча моментов, которые очень хочется узнать как разрешатся.
isomoriавтор
Будет. Но не быстро.
isomori
Будет. Но не быстро.
Все одно жду )
isomori
Будет. Но не быстро.
И я жду
Я тоже жду изо всех сил.
isomoriавтор
Птички несут не только яички, но иногда и горящие ветки. Аборигены Австралии давно рассказывали белым, что черные коршуны намеренно поджигают в жару буш, чтобы выгнать из него дичь и как следует поохотиться, а белые сперва не верили, потом не могли убедиться. И наконец убедились точно. Поджигают целеустремленно и коллективно.

https://www.sciencealert.com/birds-intentionally-set-prey-ablaze-rewriting-history-fire-use-firehawk-raptors
Alteyaавтор
isomori
Ничего себе птички!
isomoriавтор
"Австралийский кенгуру имеет карман на животе, чтобы прятаться туда в случае опасности".
Вотъ! Вотъ они откуда, все эти извращённые пространства в физике! Кенгуру во всём виноваты! Эйнштейна покусали, Римана - покусали, Гейзенберга - вообще забрыкали!
Alteyaавтор
Страшные звери кенгуру!
А можно мне такой же карман? На пузе?
isomoriавтор
Alteyaавтор
isomori
О да. Страшная тварь.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх