↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Неделя лета (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
AU
Размер:
Макси | 202 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
От первого лица (POV)
Если что-то случается - значит, это кому-то нужно.
Я не верю в совпадения и не жду поддавков, и потому, когда что-то происходит, ищу, кому это выгодно.
Моя смерть выгодна лишь одному человеку, а значит, мне предстоит вывести его на чистую воду... А сначала выжить.
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

~1~

Первый раз — случайность.

Второй раз — совпадение.

Третий раз — злой умысел.

Сердце колотилось о рёбра, воздуха не хватало, но я не могла и подумать о том, чтобы остановиться. Может, я и не «самый умный парень в комнате», раз потратила драгоценные секунды на удивление, вместо того чтобы сразу же сбежать, но и не полная дура, чтобы останавливаться и задавать вопросы, когда меня преследует неизвестный тип с пистолетом.

Выбежав на ярко освещённую улицу, я юркнула в ближайшую дверь — магазин одежды, — за секунду оценила своё положение и, схватив с первой попавшейся вешалки какую-то тряпку, направилась к примерочной кабинке. Задёрнув занавеску, я прислушалась, но дверной колокольчик молчал… Я выросла в Нептуне и знала в нём каждый закоулок, так что далеко не всегда передвигалась по главным улицам, предпочитая срезать углы тёмными проулками. Кажется, мне только что скорректировали эту привычку.

За десять минут я успела отдышаться и немного успокоиться и решила, что опасность миновала и можно выходить. В торговом зале не было мужчин, на парковке перед магазином не стояло ни одной машины, случайные прохожие были действительно случайными и не обращали на меня ни малейшего внимания, так что я наконец смогла вздохнуть полной грудью и заставить себя выйти, двинувшись вниз по улице, настороженно оглядываясь.

Во что ты влезла на этот раз, Вероника Марс, раз кто-то устроил на тебя охоту?

Сказать по правде, не знаю. У отца сейчас нет активных расследований, да и неверные мужья вряд ли бы стали охотиться на дочь частного детектива, добывшего доказательства их измен, ну а сама по себе я не представляю ни для кого угрозы.

Внутренний голос мерзко хихикнул, и я вынужденно признала, что это не совсем соответствует реальности. Я была любопытной. Слишком любопытной. А по мнению некоторых — опасно любопытной. С отцом-шерифом сложно было ожидать чего-то иного: папа часто рассказывал о своей работе, мы провели множество вечеров за обсуждением текущих расследований и построением гипотез, так что я, можно сказать, была обречена стать сыщиком. С раннего детства мне всегда хотелось знать правду, и я рано научилась её находить, отточив навык за время работы в отцовском детективном агентстве — сначала наблюдая и запоминая, а затем и помогая отцу со слежкой и вынюхиванием информации. И да, мало кто в Нептуне мог похвастать такими же обширными знаниями чужих тайн, как я. Но были ли они настолько ужасными, чтобы убивать за них?..

Может, это всё же случайность? Даже в Нептуне мог появиться обычный психопат, охотящийся на девушек с пистолетом.

Звонок прервал размышления.

— Ты должна подъехать, — сказал Слоник напряжённым голосом в ответ на моё «алло». — Чем скорее, тем лучше?

— Л-ладно… А что?..

— Жду.

Он отключился, а я с недоумением уставилась на телефон.

Илай Наварро был главарём банды байкеров и по совместительству моим приятелем. А ещё в свободное от угонов время он подрабатывал в автомастерской своего дяди и всегда охотно выручал меня в случае проблем с машиной. И потому позавчера, когда у меня отказали тормоза, я обратилась за помощью именно к нему.

Поймав такси, я поехала к Слонику, надеясь, что ремонт машины не оставит меня совсем уж без денег. Работа после школы в отцовском детективном агентстве и подработка частными расследованиями, за которые мне платили по пятьдесят баксов одноклассники, не могли сделать меня обеспеченной девушкой, но я нормально справлялась, пока на горизонте не возникла одна серьёзная проблема и не опустошила мой банковский счёт.

— Привет! — с широкой улыбкой поздоровалась я, надеясь, что Слоник проникнется ко мне любовью и, как всегда, возьмёт плату только за запчасти.

Ещё несколько месяцев назад у нас были очень хорошие отношения, он регулярно помогал мне, а я не менее регулярно выручала его, теперь же между нами пробежала пушистенькая кошечка с длинным хвостом, и наши перепалки сложно было назвать дружескими — мы оказались по разные стороны баррикад из-за пока нераскрытого убийства его друга, совершённого моим другом. Но всё же я рассчитывала, что в память о прошлом Слоник пойдёт мне навстречу.

Он не ответил на улыбку, на ходу вытер руки тряпкой и, схватив меня за локоть, грубо потащил в сторону, где нас не могли бы услышать.

— Вероника, в какое дерьмо ты влезла?

— Ты о чём? — не поняла я, чувствуя холодок между лопаток.

— Тормоза вовсе не по случайности не сработали — кто-то поработал над твоей машиной. Это чудо, что ты не разбилась!

Это и вправду было похоже на чудо. Нептун расположен на побережье, и извилистая дорога с резкими поворотами вдоль океана — худшее место для езды без тормозов. Мне повезло, что в тот момент, когда педаль тормоза провалилась, я ехала почти по прямой да ещё и в горку. Испугалась я сильно, этого не отнять, однако справилась с управлением и смогла остановить свой «Себринг», не только не врезавшись, но и удачно припарковавшись. Да, было страшно, но это продлилось лишь пару минут, и я с лёгкостью отмахнулась от опасности и не заподозрила ничего — машины ломаются, тем более речь шла о старой машине, на содержание которой у горе-хозяйки вечно не хватало денег.

Слоник не стал бы шутить такими вещами, врать ему было незачем, плюс я не сомневалась в его способности отличить перетёршийся шланг от перерезанного, однако же новость пока не укладывалась в голове.

— Перерезаны? — хрипло переспросила я, вытаращив глаза.

— Так во что ты влезла? — повторил он вопрос.

— Без понятия, — честно ответила я. — Машина готова?

— Да, но… Ты уверена, что хочешь на ней ездить?

— Это дешевле, чем постоянно пользоваться такси, — пожала я плечами. — Спасибо.

Он промолчал.

— Сколько я тебе должна? — немного заискивающе улыбнулась я.

— Сочтёмся, — буркнул Слоник, отдал мне ключи и двинулся прочь.

Я вздохнула и села за руль. Лишних денег у меня не было, но сейчас я бы предпочла расплатиться именно деньгами, не представляя, какую услугу Слоник может попросить взамен.

Я помахала на прощание, но он не ответил — дёрнул плечом и отвернулся.

Итак, произошедшее в последние дни не было случайностями и совпадениями. Позавчера мне испортили тормоза, рассчитывая избавиться от меня, подстроив несчастный случай, вчера меня едва не переехал джип без номеров, ну а сегодня меня пытались застрелить. На лицо злой умысел.

Чёрт!

Ну и кому я перешла дорогу?


* * *


По пути я старательно составляла список потенциальных врагов, решив учесть всех, с кем у меня были в прошлом конфликты, и уже потом сузить круг подозреваемых до тех, кто заслуживал громкого именования врагом. Но сбилась на двадцатом имени.

Чёрт. Кажется, мисс Джеймс, наш психолог, была права — у меня проблемы с общением.

Ехала я медленно и осторожно, от парковки шла постоянно оглядываясь и вздрагивая, но отцу не стала ничего говорить, притворившись, что у меня всё в полном порядке. Если это дело рук профессионала, папа мало чем может помочь, кроме как услать меня подальше из города или приставить охрану, а ни один из этих вариантов не казался мне удачным решением. Правильнее было найти того, кто желал моей смерти, а это я могла сделать и сама. Начав, например, со списка врагов.

Какие могут быть враги у старшеклассницы, спросите вы, и будете правы. Весь мой список яйца выеденного не стоил, и его составление — не более чем попытка отсрочить неизбежное. Кому я мешаю? На ум приходит только одно имя. Я главный свидетель в деле против Аарона Экхолза, и как бы он ко мне ни относился раньше, сейчас моя смерть для него чуть ли не единственный шанс обрести свободу.

Но кассету его секса с Лилли видела не только я. Уж не знаю, пустят ли родители Дункана в суд, зато Логан охотно даст показания против него, не простив ни убийства первой девушки, ни попытки убийства последней. Но Логан — его сын, Аарон может вполне справедливо рассчитывать, что тот остынет… я даже не слишком удивлюсь, если Логан действительно откажется от показаний, особенно с учётом того, что с ним сейчас происходит…

Чёрт! Кажется, я совсем запуталась. Моя попытка понять, почему Кейны свалили вину за убийство дочери на случайного человека, привела к сходу настоящей лавины, которая уже унесла несколько жизней, покалечила дорогих мне людей и вот-вот приведёт к ещё большим проблемам. И всё же я самоуверенно отказывалась от мысли обратиться за помощью и рассчитывала справиться со всем сама.


* * *


Паранойя вовсе не означает, что за вами никто не следит — это я знала точно. Поэтому за завтраком я просматривала на быстрой перемотке съемку собственной машины, желая удостовериться, что за ночь никто не поработал с тормозами или не подложил бомбу. Но к «Себрингу» за всю ночь никто ни разу не приближался, и на работу я поехала почти без страха — среди людей вряд ли меня станут убивать… Хотя три неудачные попытки в безлюдных местах могли заставить неизвестного недоброжелателя забыть про осторожность и вынудить действовать внаглую.

Решив перестраховаться, я загнала машину на платную парковку и пошла к «Хижине» пешком.

Можно ли быть уверенной, что неприятности — дело рук мистера Экхолза? Вероятность высока, но стоит всё же собрать доказательства, прежде чем бросаться обвинениями. С чего начать? Три дня назад моя машина стояла в месте, где не было ни одной камеры. Два дня назад джип вылетел на дорогу там, где поиск свидетелей и в разгар дня гиблое дело, про поздний вечер и вспоминать не приходиться, а сам автомобиль не имел ни номеров, ни каких-либо отличительных знаков. Ну а мой несостоявшийся убийца с пистолетом мало того, что был в маске, так ещё и подстерёг меня в тёмном переулке. Тупик. Ни зацепок, ни версий. Так с чего же начать? С разговора с Логаном, по всей видимости.

Да уж… Звонить ему мне не хотелось, но ничего другого на ум не шло.

Попросив Синди, одну из официанток, прикрыть меня, я вышла из зала «Хижины» и достала телефон. Гудки били по барабанным перепонкам, но я терпеливо ждала ответа, и наконец прозвучал сигнал соединения.

— Что?

— Есть минутка?

— Для тебя — хоть две.

Мило. Язвительность и холодный тон. А чего ты ждала, Вероника, это ведь ты его бросила.

— Мне нужно с тобой поговорить. Это важно.

— У тебя ещё полторы минуты.

Я прикусила язык, чтобы не огрызнуться, и уже хотела перейти на жалобный тон и начать упрашивать, когда услышала на заднем фоне женский голос, спрашивающий, кто звонит «малышу».

Чёрт!

— Кажется, я выбрала неудачный момент, да, малыш? — От язвительности можно было и удержаться, но я не настолько хладнокровна. В конце концов, мы расстались совсем недавно.

— Что ты хотела? — перестав изображать равнодушие и притворяться незаинтересованным, недовольно спросил Логан.

Повторно прикусив язык, чтобы не выплеснуть обиду, я сделала глубокий вдох и как могла спокойно сказала:

— Найди для меня минутку, пожалуйста. Это важно и… это не телефонный разговор.

Он помолчал, находящаяся с ним дама принялась его поторапливать, и наконец я получила ответ:

— Подъезжай часам к девяти, тогда и поговорим.

Он бросил трубку, а я покачала головой. Быстро он утешился…

Я была несправедлива и знала это, но понимание, что у Логана новая девушка, причиняло боль, и хотелось язвить или даже что-то сломать, а не по-взрослому пожать плечами и принять реальность.

Когда я обвинила его отца в смерти Лилли, он мне сразу поверил; без доказательств и десятка уточняющих вопросов Логан просто посмотрел на меня и кивнул, принимая мои слова за единственную истину — и это при том, что всего день назад я его самого подозревала в убийстве Лилли. И всё же он остался со мной, а не поехал в больницу к отцу. Логан занял мою сторону и не изменил своего мнения.

Не знаю, кто из нас больше нуждался в утешении и поддержке в то время — Логан, избитый байкерами до полусмерти и очнувшийся с окровавленным ножом в руке рядом с трупом, а следом узнавший, что его любимая девушка спала с его собственным отцом, которого теперь обвиняют в её убийстве, или же я — осознавшая не только то, что моя лучшая подруга не доверяла мне и лгала обо всём, что происходило в её жизни, но и чуть не погибшая от рук отца моего парня, желавшего любой ценой отобрать у меня записи его секса с Лилли. Мы с Логаном поддерживали друг друга, утешали, старались найти что-то хорошее в отвратительной реальности…

После допросов, через которые мы прошли вместе, Логан стал персоной нон-грата в Нептуне, зато число мои недоброжелателей сократилось в разы: все, кто осуждал моего отца, пытавшегося вывести на чистую воду Кейнов, наконец поняли, что Джейк с Селест действительно лгали, и именно они были виноваты, что настоящий убийца не был пойман в течение целого года. К нам постоянно приставали с вопросами, репортёры не давали прохода, знакомые косились и показывали пальцами… К тому же арест мистера Экхолза оказался не единственной нашей проблемой, Логана и самого обвиняли в убийстве…

Те летние месяцы можно было бы назвать ужасными, но они были, пожалуй, самыми счастливыми с момента смерти Лилли. Кейны больше не ненавидели меня, жители Нептуна больше не считали моего отца бесчувственным и глупым шерифом, а мы с Логаном…

А потом я его бросила. И Логан сорвался с тормозов.

За две недели мы ни разу не встречались и не созванивались, удачно избегая друг друга. Моя новая работа не то чтобы занимала всё свободное время, но требовала много моральных сил на постоянную показную доброжелательность и улыбки, а заодно позволяла не думать ни о Логане, ни о Лилли, ни о предстоящем суде. И вот теперь краткий миг покоя остался позади.


* * *


Хотя встреча с Логаном и была назначена на вечер, вести себя как ни в чём не бывало и улыбаться посетителям оказалось непросто. Не в последнюю очередь потому, что вернувшийся в Нептун Дункан стал завсегдатаем «Хижины». Я была рада его видеть в первый раз, во второй и даже в третий, но он приходил каждый день и часами сидел над одной чашкой кофе, провожая меня взглядом, и это слегка напрягало. Наши отношения напоминали хождение по минному полю — слишком много запретных тем, однако по сравнению с прошлым годом, когда он меня нарочито не замечал, это было прогрессом. Теперь, когда все причастные не подозревали Кейнов в убийстве Лилли, а меня престали считать сумасшедшей, беспричинно преследующей его семью, мы наконец могли снова стать друзьями… Вот только Дункану нужно было совсем не это.

Незадолго до убийства Лилли Селест Кейн в порыве ревности и злобы сказала сыну, что я могу быть его сестрой, и Дункан порвал со мной. Молча, ничего не объясняя, он просто вычеркнул меня из своей жизни. Сейчас я прекрасно могу его понять, потому что сама чуть не сошла с ума и не могла на него даже смотреть без отвращения, когда узнала о давнишнем романе между моей матерью и его отцом от смеявшегося мне в лицо убийцы Лилли, но тогда, два года назад, мне было больно и максимально неприятно, потому что я не знала, в чём дело, и терзалась мыслями, что сделала что-то не так… Но ДНК-тест расставил всё по своим местам, у нас были разные отцы, о чём я и сказала Дункану. И тот поспешно порвал с Мэг, чтобы снова быть со мной. Не знаю, что он сказал Мэг, но она во всём обвинила меня — несмотря на то, что я встречалась с Логаном и почти не пересекалась с Дунканом. Мэг была последним человеком в Нептуне, который мне нравился, в чьей порядочности я не сомневалась, и поступок Дункана не мог меня обрадовать — пусть мы с Логаном вскоре расстались, возвращаться к Дункану я не собиралась, та вода утекла. Он навсегда останется для меня первой любовью, но между нами всё давным-давно кончено.

…И потому его присутствие в «Хижине» — не то, что приносит мне удовольствие. Особенно в свете его конфликта с Логаном.

И снова — я прекрасно могу его понять. Отец твоего лучшего друга сначала спит с твоей пятнадцатилетней сестрой, а потом её убивает, — тут любой слетит с катушек. Но всё же Дункан был несправедлив, Логан не нёс ответственности за поступки отца, и ненавидеть его за это было в корне неправильно. Может, со временем они оба остынут, а пока — это очередная запретная тема, которых и так чересчур много…

Ну почему в моей жизни ничего не бывает просто?..

Глава опубликована: 19.02.2021

~2~

Дом Экхолзов тонул в тенях — непривычное зрелище. Пусть здесь я бывала не так часто, как в доме Кейнов, два года назад мы четверо были неразлучны и минимум пару раз в неделю проводили время здесь. И всегда под светом софитов — дом кинозвезды Аарона Экхолза был ярко освещён от подъездной аллеи до укромного угла в саду. Хотя всё правильно, те времена прошли и никогда не вернутся: Линн мертва, Аарон в тюрьме, Трина в Нью-Йорке… а одному Логану иллюминация явно не к чему.

Я позвонила и принялась ждать, но ответа не было. Пришлось лезть за телефоном.

— Мы договаривались на девять, — вместо «здравствуй» произнесла я.

— Ты подъехала?.. — хрипло, будто я его разбудила, спросил Логан. — Сейчас.

Вскоре ворота бесшумно дрогнули и стали открываться, и я въехала на территорию — бросать машину без присмотра теперь не казалось мне здравой идеей. Логан встретил меня в дверях, небрежно привалившись плечом к стене, он играл зажигалкой матери и смотрел в сторону, словно видеть меня ему было неприятно.

— Заходи, — бросил он, когда я подошла к двери, и двинулся вглубь дома, не дожидаясь моей реакции. — Я отключил звонок — достали репортёры. Выпьешь что-нибудь?

И снова я не успела ответить, как он уже наливал шампанское в два бокала.

Если тебе даже смотреть на меня противно, почему же ты не отказал мне в просьбе о встрече? Уж на это ты точно способен. Или ты играешь?..

— Как ты? — зачем-то спросила я, подходя ближе и игнорируя бокал.

— Не твоё дело, — холодно улыбнулся он, наконец-то обращая взгляд на меня. — Что ты хотела?

Ох, Логан, я никогда не считала твоего отца хорошим актёром, но тебе далеко до него. Не умеешь ты изображать те чувства, которых не испытываешь. А равнодушие так и вовсе не твоё амплуа.

— Да так, ерунда, — подыгрывая, небрежно пожала я плечами и потянулась за шампанским. Сделав глоток, улыбнулась и весело сообщила: — Всего лишь хотела узнать, не по приказу ли твоего отца кто-то три раза за три дня пытался меня убить.

— Что?!

О да, вот теперь я узнаю тебя, Логан. Ярость, злость, волнение — тебе идут эти эмоции, с ними ты выглядишь живым.

— Я сказала…

— Я слышал, что ты сказала! — рявкнул он. — Ты в порядке? Что случилось?

— Как ни странно, в порядке. — Это не совсем было правдой, однако он спрашивал не о моём настроении. — То ли ангел-хранитель осознал своё халатное отношение и теперь отрабатывает некомпетентность прошлого года, то ли я за три дня истратить всю отмеренную на мой век удачу, но я в порядке.

Он выдохнул, отчего крылья носа затрепетали, и, кажется, мысленно досчитал до десяти, потому что заговорил после паузы, но намного спокойнее:

— Что произошло?

— Сначала мне перерезали тормоза, потом пытались переехать джипом, ну а вчера — чувак в маске подстерёг по дороге с работы и пытался пристрелить.

В его глазах застыл ужас, и я даже не удивилась, когда Логан сгрёб меня в объятия. Мы можем ругаться и игнорировать друг друга, но после всего, через что мы прошли вместе, нам уже никогда не стать чужими людьми, которым нет друг до друга дела. А угроза жизни очень действенное средство, чтобы сорвать маски.

— Боже мой!.. Ты считаешь, это отец?

— Не знаю, но… — говорить ему в грудь было не очень удобно, и я отстранилась. — Сам понимаешь, я никому не мешаю так, как ему.

— Вероника… Но зачем ему избавляться от тебя? Помимо твоих показаний есть улики, да и я не стану молчать…

— Ты его сын, может, он рассчитывает, что ты вспомнишь об этом? — осторожно предположила я, ожидая вспышки гнева.

И она не замедлила последовать.

— Он убил Лилли, довёл до самоубийства мою мать, пытался убить тебя… И если этого вдруг кому-то покажется мало, у меня полно «приятных» детских воспоминаний. Я ненавижу его, Вероника!

— Он может думать иначе. Как считаешь, как он мог нанять кого-то? — Ещё не договорив, я поняла, насколько глупый вопрос задала. — Хотя он же Аарон Экхолз. Думаю, не ошибусь, предположив, что поклонники его творчества найдутся и в тюрьме. Распишется он на каком-нибудь куске туалетной бумаги, а потом тот выложат на «Ибэй» — вот тебе и оплата заказного убийства. Чёрт!

— Три покушения за три дня… — задумчиво протянул Логан, даже и не подумав расцепить руки, которыми прижимал меня к себе, и безапелляционно сообщил: — Ты останешься у меня.

Я попыталась возмутиться, но вышло лишь приглушённое хрюканье.

— Он был ужасным отцом, но вряд ли моя смерть входит в его планы, — между тем снизошёл до объяснений Логан. — Так что пока ты рядом со мной, можно отмести варианты с бомбами, перерезанными тормозами или, не знаю, пожар какой-нибудь.

Я не знала, плакать мне или смеяться.

— Я помню, что ты считаешь себя сиротой, Логан, но у меня есть отец, я не могу жить в твоём доме.

— То, что мы расстались… — запальчиво начал он, но я перебила:

— Это неважно. Дело не в нас. Ну или вернее не совсем в нас. В тебе. Отец убьёт меня раньше этого киллера, если узнает, что я с тобой. И это уже не говоря о том, что я не хочу, чтобы папа вообще знал об этой ситуации. Ну и я должна ходить на работу, так что…

Следующие полчаса я выслушивала вполне справедливые аргументы против моего решения, облачённые в гневные слова и повышенный тон, но спорить даже не пыталась. Логан стремился защитить меня, даже когда мы были в ссоре и он меня ненавидел, так что сейчас ничего другого я от него и не ждала.

— Помоги мне понять, как твой отец смог кого-то нанять, — заговорила я, когда он наконец выдохся. — Автографы на салфетках — это прекрасно, но заказное убийство стоит намного больше. Откуда у него деньги? Мне казалось, его счета заморожены?

— Так и есть. Хочешь проверить бухгалтерию?

Я помотала головой.

— Сомневаюсь, что мне удастся что-то нарыть. Твой отец не дурак, как и его бухгалтеры.

— Тогда что мы будем делать?

— Мы? — невесело хмыкнула я.

Но вместо того, чтобы отшутиться, Логан с искажённым яростью лицом подскочил и, схватив меня за плечи, навис надо мной.

— Мы, Вероника! — выплюнул он мне в лицо, сверкая глазами. — Не так давно я сказал, что люблю тебя. И если ты думаешь, что мои чувства исчезли лишь потому, что тебе надоело притворяться влюблённой, ты глубоко заблуждаешься! Мы вместе в этом дерьме, и я никому не позволю тебя обидеть. Тем более моему отцу!

Я прониклась, но от ответа меня спас телефонный звонок.

— Это папа, — предупредила я. Логан понимающе кивнул и даже отошёл, словно стол между нами уменьшит вероятность того, что отец догадается, где и с кем я. — Привет, пап.

— Привет, милая. Ты где?

— Домой собираюсь ехать, — не покривив душой ответила я.

Логан закатил глаза, но, к счастью, не издал ни звука.

— Значит, не увидимся.

— В каком смысле?

— Помнишь Стива Камински?

— Которого ты выслеживал в Орегоне? — припомнила я давнее дело.

— Да, его. Со мной связался знакомый, Камински засекли при пересечении границы с Техасом, так что я вылетаю первым же рейсом. Собственно, я уже выхожу, билет закажу по дороге.

— Понятно. Удачи, пап.

— Спасибо, милая. Вернусь в конце недели, надеюсь, не придётся задерживаться.

— Я буду скучать.

Убрав телефон, я подняла взгляд на Логана и поняла, что теперь никакие мои слова не заставят его отступиться. Он молчал, но на его лице не было самодовольства.

— Я всё равно не считаю это хорошей идеей, — зачем-то сказала я.

— Я могу уступить и отправиться к тебе, — ухмыльнулся он. — Правда, я не считаю твой диван удобным и потому рассчитываю на приглашение в твою кровать…

— Логан!

— Не морочь голову, Вероника, — отбрасывая ёрничание, резко махнул он рукой. — В этом доме ты в гораздо большей безопасности, чем где бы то ни было.

— Не считая того, что проникнуть сюда легче лёгкого? — упрямо возразила я и обвела широким жестом стеклянные двери, выходящие на бассейн. — Даже если включить сигнализацию, профессионал тем и отличается от маньяка-любителя, что легко и небрежно обойдёт подобные препятствия. И это уже не говоря о том, что убийца может прямо сейчас находиться в доме, проникнув следом за мной, а мы вдвоём можем хоть всю ночь проводить обыск… У тебя слишком большой дом, Логан, чтобы чувствовать себя в нём в безопасности.

— За тобой кто-нибудь следил? — вдруг спросил он.

— Н-нет… Нет, не следил, — увереннее повторила я. Не то чтобы я проверяла или специально сбрасывала возможный хвост, но после типа с пистолетом и слов Слоника оглядывалась я постоянно, так что следующую за мной машину наверняка бы заметила.

— Значит, никто не знает, что ты здесь. — Он подошёл и резким движением выхватил мой телефон. — С отцом ты поговорила, а значит…

Я молча смотрела, как он извлекает батарею и бросает мой телефон на диван. Это было умным решением, как бы ни хотелось возразить.

— Ты не имеешь права решать за меня, — всё же пробурчала я.

— Единственный, кто имеет, только что уехал… куда там твой отец уехал?

— В Техас, — нехотя сказала я.

— И надолго?

— До конца недели.

Выражение его лица мне не понравилось, но реальных доводов для спора не было. Логан был прав. Аарон Экхолз был плохим отцом, но любил своих детей. По-своему, но всё же любил. Как-то я стала свидетелем того, как он избил парня Трины за то, что тот её ударил… Аарон не станет рисковать единственным сыном…

— Ты кое-чего не учёл, — я устроилась на диване — именно на нём мы впервые целовались в этом доме — и покачала головой. — Возможно, твой отец действительно не стал бы рисковать тобой. Но наёмнику на это, скорее всего, наплевать.

По лицу Логана растеклась бледность.

— Давай уедем?

— У меня работа…

— Вероника, какая, к чёрту, работа?! — рявкнул он, падая рядом и вцепляясь в мою руку так, что я ойкнула. — Сколько ты получаешь в «Хижине»? Тридцать баксов? Я выпишу тебе чек на три тысячи, только прошу тебя, не надо рисковать своей жизнью из-за глупого стремления доказать, что тебе не нужна моя помощь!

— Я ничего не пытаюсь доказать, — я дёрнула руку, но Логан не спешил разжимать пальцы. — Напротив, я пришла к тебе за помощью. Ты… Ты можешь встретиться с отцом?

— Зачем? — его лицо закаменело, а тон похолодел сразу на десяток градусов.

— Я не могу прятаться до самого суда, — честно сказала я. — И не хочу говорить отцу — он же меня в сейф засунет и охрану приставит!

— Мне нравится эта идея, — криво улыбнулся Логан.

Я закатила глаза и наконец вырвала руку из захвата.

— Если удастся убедить твоего отца, что я сбежала…

— Он не поверит, — не дослушивая, перебил Логан. — Он не поверит ничему, что я скажу. Я плохой актёр, Вероника, не в родителей пошёл. Я не смогу вести себя так, словно не ненавижу его. Но дело даже не в этом. Если ты не будешь прятаться — никого не получится убедить в том, что ты покинула Нептун. Элементарная проверка — и…

— Но что тогда делать? — непроизвольно повысила голос я. У меня не было других идей, и это начинало всерьёз нервировать. — Я не готова выступить в роли живца, а никак иначе убийцу не поймать…

Зря я это сказала. Уже договаривая, поняла, какую ошибку совершила.

Конечно, три покушения за три дня — куда уж серьёзнее, однако Логан видел, что я целая и невредимая, а потому несмотря на волнение за меня и злость на отца недостаточно серьёзно отнёсся к тому, что Аарон нанял кого-то для моего убийства. Но теперь до него дошло. Его глаза сузились, челюсть закаменела, он уставился на меня с незнакомым выражением и быстро произнёс:

— У меня есть три вопроса. Можешь ответить честно?

Я слегка растерялась, но кивнула.

— Ты доверяешь мне?

— Да. — Для ответа на этот вопрос мне не нужно было брать время на размышления. Я действительно полностью ему доверяла. Логан мог вести себя отвратительно, говорить ужасные вещи и просто бесить, но я знала, что могу ему доверять.

— Хорошо. Тогда второй вопрос. Ты хочешь остаться живой?

— Разумеется, — раздражённо фыркнула я, хотела добавить, что это глупый вопрос, но он опередил меня, задав обещанный третий вопрос:

— Ты хочешь вернуться к Дункану?

— Что?.. Нет. Нет! Я не…

— Тогда ты уедешь со мной.

Я замолчала. Он не спросил, хочу ли я вернуться к нему, и это было хорошо, потому что я обещала отвечать честно, а на этот вопрос ответить мне было бы затруднительно. Зато он приплёл Дункана. Чёрт! Значит, он знает, что Дункан непозволительно много времени проводит в «Хижине», и… И что? Мы, в конце концов, расстались, он не может…

— Вероника?

— Что? — глухо отозвалась я, не глядя на него.

— Если ты действительно не собираешься возвращаться к Дункану…

— А если бы собиралась? — разозлилась я. — Мы расстались, Логан, помнишь? Ты не имеешь права…

— А если бы собиралась, — перебил он, прижав палец к моим губам, — то я бы позвонил Дункану и потребовал бы, чтобы он не жевал сопли в «Хижине», а защитил тебя.

Я поперхнулась воздухом. Кто ты и что сделал с Логаном Экхолзом? Где тот импульсивный парень, что лез в драку и принимался орать по малейшему поводу? Где тот Логан, что отчаянно ревновал и не слышал никаких доводов разума?

— Логан…

— Давай забудем о наших непростых взаимоотношениях и не дадим моему отцу тебе навредить?

Чёрт! Он не мог настолько измениться за две недели, что прошли с момента нашего расставания! Если только…

— А твоя девушка не будет против?

— Моя… — он искренне удивился, а секунду спустя на его скулах появился едва заметный румянец, зато в глазах прорезалась сталь. — Я не с кем не встречаюсь, если тебе это интересно. Что же до моего досуга… Это ведь ты меня бросила.

— А ты поспешил утешиться, — огрызнулся я.

Логан прикусил язык — без всяких образных выражений, я видела, как он сделал это, и снова удивилась. Сдержанность — кто бы мог подумать, что он способен на подобные подвиги.

Тишина сгущалась и давила, но недолго.

— Вероника, ты ясно дала понять, что не хочешь быть со мной. Почему же ты удивляешься, что я не остался один? Или я должен был оплакивать разбитое сердце и загубленную жизнь… Сколько? Месяц? Год?

Кажется, я перегнула палку. Логан был прав — чего я ждала? Такой парень просто не мог надолго остаться один, он был слишком хорош для подобного. Даже с учётом всех проблем и обвинений в убийстве, Логан Экхолз был красивым, обаятельным и богатым — да девушки должны были в три ряда выстроиться, чтобы заполучить его! Так почему же меня так бесит, что он нашёл мне замену? Потому что слишком быстро? Или потому, что мои чувства к нему никуда не делись?

— Это не моё дело, извини. Ты волен встречаться с кем пожелаешь.

— Я ни с кем не встречаюсь, — повторил он и взял меня за руку. Судя по тому, что он не злился, из меня тоже не вышло хорошей актрисы, и он сумел прочитать по моему лицу, что я обо всём этом думаю. — Давай правда отложим это всё, а? Сейчас у нас есть серьёзная проблема — уберечь тебя от того, кто желает избавиться от тебя. Когда ты будешь в безопасности, начнём ссориться и выяснять отношения. Но сейчас я прошу тебя, доверься мне и не спорь. Ты сможешь это сделать?

Могла ли я? Хороший вопрос. Когда я в последний раз позволяла кому-то решать мои проблемы? Отец не в счёт, тем более что в последние годы я редко обращалась к нему со своими проблемами, считая себя достаточно взрослой, чтобы самостоятельно со всем разбираться. Я привыкла быть тем человеком, кто как раз и решает проблемы. Так могла ли я довериться?

Логан не торопил с ответом и смотрел на меня с терпеливой обречённостью. Кажется, он не верил, что я дам согласие. И это задевало. Он правда считает, что я не способна на женственное поведение? Дайте мне рыцаря, и я с большим удовольствием упаду в его объятия и позволю сражаться с драконами… Готов ли ты стать моим рыцарем, Логан? Уверен, что действительно хочешь этого? Что справишься? Что тебе это, в конце концов, нужно? Ты влюблён и зол — опасное сочетание. На сколько тебя хватит?..

— Я доверяю тебе, — произнесла я после долгой паузы. — Но это не значит, что я молча стану следовать твоим указаниям. Я хочу, как минимум, услышать твой план.

Глава опубликована: 19.02.2021

~3~

План Логана был гениально прост. Яхта. Та самая, на романтическую прогулку на которой он приглашал меня на наше первое свидание. К слову, сорвавшееся потому, что я обвинила его в изнасиловании. Чёрт!

— В «Альбакоре» меня отлично знают, я часто брал яхту, так что желание прокатиться ни у кого не вызовет вопросов. Джипиэс отключить не так уж сложно, а без него яхту невозможно отследить. Будем подходить к берегу, чтобы ты могла поговорить с отцом, а потом менять стоянку.

— Ни у кого не вызовет вопросов? — хмыкнула я, не желая соглашаться, но идея мне нравилась, как и его предусмотрительность насчёт моего общения с папой. — Разве что у Лэмба. Логан, ты забыл, что ты всё ещё главный подозреваемый в убийстве Феликса Нунса? Тебе нельзя покидать штат, так что яхта…

— Во-первых, я не собираюсь никого посвящать в свои планы, во-вторых, мы не будем покидать штат, ну а в-третьих… Прости, Вероника, но мне плевать. Если это убережёт тебя от опасности, я переживу недовольство шерифа или слушание о залоге. Ну и ты мне должна первое свидание, помнишь?

— Помню, — хмуро кивнула я, пряча напрашивающуюся улыбку.

— Это даже символично.

— М?

— Ну, отец же разрешил нам устроить свидание на яхте, — подмигнул Логан. — Знаешь, ты ему правда нравилась. Мы ему нравились. Он действительно был рад, что мы стали встречаться.

— Нужно будет напомнить ему об этом, когда увидимся. Пусть утешится.

— Дата суда не назначена, так что в ближайшее время он ни с кем не увидится… — Логан пожал плечами и сменил тему: — Заезжать за вещами тебе не стоит — за домом могут следить.

— Я знаю, но…

Мы оба замолчали, понимая сложность ситуации. Я не могла исчезнуть, не взяв с собой никаких вещей, но даже посылать за ними кого-то было бы слишком рискованно.

— Чёрт! — резюмировала я и принялась разыскивать в диванных подушках телефон и батарею.

— Что ты собираешься делать?

— Звонить Уоллесу. Пса надо выгуливать и кормить. Или ты и его хочешь позвать на свидание?

— Загрызть меня — ты и сама прекрасно справишься, обойдёмся без собаки. А насчёт вещей… Идём. Выберешь что-нибудь из маминых.

Заходить в комнату родителей Логан не стал, застыв на пороге. Мне тоже было неудобно, однако другого варианта просто не было, так что я отбросила неуместное стеснение и осмотрелась. Чисто, дорого и безлико.

Гардероб поражал воображение. Раньше я думала, что у модницы-Лилли много вещей, но теперь видела разницу. Огромная комната, высоченные шкафы по периметру, бесконечные ряды вешалок и полок… Линн Экхолз была на голову выше меня и намного крупнее несмотря на стройность, поэтому большинство её вещей мне не подходили, однако кое-что мне всё же удалось выбрать. Кидая отобранное в найденный тут же маленький чемодан, я бездумно перебирала вещи, размышляя о том, как странно поворачивается история.

Мать Дункана меня терпеть не могла и не особо старалась это скрыть, а я не понимала, чем это заслужила, и ужасно расстраивалась… Теперь-то я знаю, в чём была причина, и едва ли могу её винить: видеть потенциальную дочь твоего мужа рядом с вашим общим сыном — испытание для любой матери, она ещё неплохо держалась. Зато мать Логана ко мне относилась хорошо. Не просто вежливо-равнодушно, а по-настоящему тепло. А вот Лилли ей не нравилась. Причём Линн Экхолз невзлюбила Лилли ещё до того, как та стала встречаться с Логаном. Интересно, что бы она сказала обо мне в качестве девушки его сына?.. Одобрила бы?..

— Вероника?

Я очнулась и, ругая себя за идиотские мысли, поспешно завершила сборы, застегнула чемодан и вышла из гардеробной.

— Ты не против, если я и из ванной твоей матери кое-что позаимствую?

— Нет, конечно, — улыбнулся он, держа в руках спортивную сумку. — Бери что хочешь.

Много мне было не нужно, так что кроме новой зубной щетки, нашедшейся в первом же ящике, и лосьона для лица я ничего не стала брать. Правда, в последний момент вспомнила про шампунь и вернулась.

Я не хотела проявлять любопытство и совать свой нос куда не просят, честно, не хотела, но в зоне видимости не было расчёски, и потому…

— Логан!

Он появился через минуты с взволнованным выражением лица, однако быстро успокоился, увидев, что я в порядке.

— Что такое?

Я молча указала на шкафчик под раковиной, предлагая самому посмотреть.

Есть разные способы спрятать что-то. Встроенные сейфы или тайники, оставление на виду или попытки замаскировать важную вещь под неважную… Этот способ относился к самым примитивным, но одновременно был и одним из самых рабочих.

— Это что, женские прокладки? Фу! — Логан чуть ли не отскочил от шкафчика, продемонстрировав стандартную мужскую реакцию, и пришлось самой доставать упаковку.

— Не фу, а смотри!

— Вероника!

— В пачку смотри!

Он наконец переборол неприятие, а через секунду забыл про смущение пополам с брезгливостью и вытряхнул на раковину пачки денег. Мы молчали и смотрели на двадцать тысяч долларов, думая об одном. Сумма слишком крупная, чтобы о ней забыть, но слишком мелкая по меркам Линн Экхолз, чтобы счесть её появление за подготовку к побегу.

— Как думаешь… — голос сорвался, и Логан замолчал, не сумев договорить, а я без колебаний шагнула к нему и крепко обняла.

Тела Линн так и не нашли, но сомнений в том, что она мертва, не осталось даже у самого Логана, отчаянно цеплявшегося за мысль, что мать инсценировала самоубийство, чтобы сбежать от мужа. Если бы мы нашли упаковочные банковские ленты, я бы первая закричала, что дело нечисто, но в ванной Линн были сами деньги. Утешить Логана мне было нечем: даже если его мать планировала побег, осуществить его она не смогла или не успела.

Логан отстранился, взял деньги, повертел их в руках… Я ждала срыва, но внешне он остался спокойным.

— Ты готова? Идём. Нам ещё едой надо запастись.

Я молча двинулась за ним.

Логан подхватил чемодан и жестом предложил спуститься в гараж. Его ярко-жёлтый «Ниссан» был слишком приметным, но я не сразу поняла, чем он хочет его заменить. В семье Экхолзов было несколько машин, однако ни одна не удовлетворяла нашим целям. Ярко-красный «Додж»-родстер Линн и серебристый нетонированный седан Аарона одинаково не подходили, «Кадиллак» же привлекал в себе внимание независимо от цвета…

— «Бенц»? — я застыла в дверях, ведущих в гараж, смотря на черный «Мерседес» с удивлением. Насколько я знала, этой машины ранее не было, то есть купил её сам Логан, и купил совсем недавно — после нашего расставания. Но — зачем? Ему совсем не «идёт» эта машина.

— На прошлой неделе получил, — небрежно пояснил Логан, ставя в багажник чемодан. Спортивная сумка с его вещами, упаковки воды и две коробки с кухонными мелочами уже заняли места.

— Получил? — переспросила я.

— Выиграл в покер, — он повернулся и хмыкнул. — Хозяин отдал в качестве залога, обещая через две недели расплатиться или оставить машину мне. Для нас идеальный вариант: зарегистрирована не на меня, а с тобой машину вовсе невозможно связать.

Я сделала над собой усилие и промолчала. У богатых своих причуды, и не мне их осуждать.

Поменяв местами «Бенц» с моей машиной, Логан закрыл ворота гаража, включил сигнализацию, и мы выехали из дома. По дороге к пристани я позвонила Уоллесу и, не вдаваясь в подробности, попросила присмотреть за псом в моё отсутствие, а затем отключила телефон и повернулась к Логану.

— Никто не знает, где я. Так что если ты захочешь избавиться от меня, это идеальный момент.

Он ударил по тормозам, и, если бы я не была пристёгнута, вылетела бы через лобовое стекло. Ремень больно впился в тело, сдавив грудную клетку, однако я не успела сказать и слова — увидела лицо Логана. И испугалась, потому что такой слепой ярости раньше мне видеть не доводилось. Он молчал, но и без слов было всё понятно, его пальцы так сжимали руль, что могли его погнуть.

— Плохая шутка, — извинительно улыбнулась я. Вышло наверняка криво, но на большее меня не хватило. — Извини.

Он выдохнул через нос и тронул машину. Челюсти сжаты, брови сведены вместе.

— Правда, прости, я не то хотела сказать, — я коснулась его руки, не зная, как ещё выказать сожаления за неуместные слова. — Совсем наоборот: я настолько тебе доверяю, что только сейчас подумала, чем всё может кончиться, если тебя не пожалеют и мы оба погибнем — никто не догадается, что надо искать два тела.

Логан чуть расслабился.

— Я знаю, тебе не нравится Дик, но…

— Ты же не собираешься посвящать Дика в мою проблему? — чуть не подпрыгнула я.

— Нет, успокойся. Но хочу попросить его о помощи.

— Логан…

— Вероника, он мой друг. И он неплохой друг.

Я упрямо нахмурилась, не собираясь соглашаться. Дик был… Диком. Легкомысленным, поверхностным, ненадёжным…

Не обманывай себя, Вероника. Да, Дик Касабланкас не был сосредоточием добродетели, но он уже неоднократно доказывал, что каким бы он ни был человеком, Логану он хороший друг. Он знал, что Логан мог убить Лилли, но целый год молчал, обеспечивая ему алиби, и если бы не длинный язык Бивера, эта тайна так и не всплыла бы. Когда Логан нарывался на байкеров, которые вовсе не собирались шутить, Дик не бросил его одного. Да и после обвинения Логана в убийстве Феликса и ареста его отца только Дик остался его другом.

Пусть мне не нравился Дик, он нравился Логану, и что ещё важнее, Логан нравился Дику, и он лучше кого бы то ни было знал, насколько я нравилась Логану.

— Я доверяю тебе, — повторила я. — Если считаешь, что обратиться к Дику — хорошая идея, действуй.

Складка между его бровями наконец разгладилась, и он удовлетворённо кивнул.

— Я не буду говорить о тебе, — он посмотрел на меня и ухмыльнулся, — мы же расстались, Вероника, помнишь? Так что я в загуле.

Слышать это было не слишком-то приятно, но я промолчала. Всё правильно и так, как и должно быть. Чего ты ждала, Вероника? Что он будет рыдать в подушку и примет целибат? Скажи спасибо, что он по-прежнему к тебе неравнодушен и готов помогать, а как это будет выглядеть для других…

И всё же я оказалась не готова услышать его разговор с Диком. Динамик у его телефона был громким, а машине было тихо, а я сидела слишком близко…

Логан почти не врал, прямым текстом озвучив одну из проблем:

— Дик, привет, можешь оказать мне услугу?

— Конечно! Что надо? — без сомнений согласился тот.

— Ты один?

— Сейчас… Всё, один, можешь говорить.

— Я меня тут стихийно планы организовались, хочу кое с кем прокатиться на яхте.

— Круто! Кого ты подцепил? Надеюсь, она не блондинка?

Логан проигнорировал вопрос, я же и так притворялась глухой.

— У меня же подписка, как бы не сочли романтическую прогулку за попытку свалить из штата… Не хочу светиться, потому и яхту забираю ночью… Можешь с утра мне продуктов привезти на несколько дней?

— Не вопрос, но… ты уверен, что стоит сейчас рисковать?

— Уверен, — твёрдо сказал Логан.

— А я вот нет, — неожиданно заартачился Дик. — Слушай, в твоём распоряжении огромный дом, развлекайся на здоровье, никто не помешает. Но рисковать свободой ради тёлки…

— Дик, — голос Логана похолодел, — разве я просил совета? Так ты поможешь?

— Помогу, — недовольно буркнул тот. — На причале Фарнелла тебя устроит? Я посёрфить хотел, так что на рассвете можем пересечься. Там ни камер, ни знакомых не встретишь.

— Отлично. Спасибо!

— Может, передумаешь?..

— До завтра, Дик, — рассмеялся Логан, сбрасывая звонок.

Дик действительно хороший друг…

— Ну вот, последний вопрос решился.

— Где твоя яхта? — меняя тему, спросила я. — Я смогу незаметно на неё попасть?

— Не только ты, — посерьёзнел Логан. — Меня тоже не должны видеть с вещами.

В яхт-клубе «Альбакор» я бывала несколько раз, когда встречалась с Дунканом. Чаще всего мы вчетвером — мы с Дунканом и Логан с Лилли — пробирались на борт и дурачились. Дункан с двенадцати лет управлял яхтой, так что родители не сильно возражали, когда он оставался за капитана. Мы выходили в море на несколько часов и не отплывали далеко от берега, но солёные капли и бьющий в лицо ветер свободы нам всем очень нравились. Я уже и забыла, насколько это было приятно…

Впрочем, тогда все мои мысли были сосредоточены на Дункане, я едва ли запомнила хоть что-то, кроме его глаз и губ, и потому сейчас осматривалась с любопытством, словно впервые попала сюда. Просторная парковка просматривалась насквозь, административное здание светилось разноцветными фонариками да несколькими окнами…

Припарковавшись на самом краю заасфальтированной площадки, куда не доставали камеры, мы переглянулись.

— Готова? — чуть улыбнулся Логан.

Я кивнула и, когда он вышел, перелезла на водительское сидение и вышла с его стороны.

— Ты же приехал один, помнишь? На таком расстоянии камера не поможет с опознанием, но число пассажиров тоже может сказать о многом.

Логан взял чемодан и упаковку воды, я же взяла его сумку, но было очевидно, что за один раз всё не унести. Придерживаясь теней, мы прошли на территорию клуба и облегчённо вздохнули, не увидев ни единого человека. Причал был освещён не слишком яркими фонарями, зато сами лодки тонули в густых тенях.

— Иди, — мотнула я головой, — ты же один приехал.

Логан не оглядываясь зашагал к яхте, я же выждала минуту и только тогда двинулась следом. Мне было проще остаться незамеченной — я была миниатюрной и потому легко пряталась в тенях, в которых не смог бы поместиться Логан. Его яхта стояла в стороне от других, и попасть на неё можно было лишь преодолев значительное открытое пространство. Нестрашно, но неприятно. Оглянувшись по сторонам, я не увидела ни души и поспешила этим воспользоваться.

— Располагайся, — гостеприимно пригласил Логан, подавая мне руку. — Схожу за остальным.

— Давай…

Яхта была небольшой, но очень комфортабельной. Две каюты с общей ванной комнатой и мини-кухня. Пока Логана не было, я успела заглянуть в шкафчики и констатировать, что без Дика нам не обойтись — из съестного на борту нашлась лишь пачка крекеров да упаковка каких-то червяков — для рыбалки. Машинально щёлкнув кнопкой чайника, я поднялась на палубу и села в тени, бездумно глядя на тёмную гладь океана. Но не думать было непосильной задачей, и уже через пару минут мысли затянули меня в сети многочисленных проблем.

Авантюра с побегом от реальности была временным решением. Я не могла вечно прятаться, так что нужно было понять, как действовать дальше. Логан был прав: не зная врага в лицо, я не могла защититься, а потому светиться мне не стоит. Как и рассчитывать на помощь со стороны полиции. Если бы я сразу пришла к Лэмбу, может, и удалось бы добиться возбуждения дела, хотя маловероятно, что это привело бы к чему-то большему, чем заполнение кучи бумажек, а теперь никаких доказательств не сыскать: тормоза починены, неопознанный джип растворился среди потока машин, а безликий убийца снял маску и смешался с толпой. Так с чего начать? Денежный след? Аарон Экхолз известный актёр, вся его жизнь проходила на виду, а это означало вовсе не то, что у него не было тайн, отнюдь, — его тайны были спрятаны намного лучше, и докопаться до них едва ли возможно. Контакты? Кроме адвокатов и отметившихся в журнале посещений, нынешний круг общения Аарона включал в себя всех заключённых тюрьмы, и даже на поверхностную проверку нужно очень много времени… которого у меня нет.

— Эй!

— Я здесь, — подала я голос, вставая.

Логан облегчённо улыбнулся, как будто действительно не был уверен, что застанет меня на яхте по возвращении, и поставил принесённые вещи на палубу.

— Ты как?

Я скривилась и пожала плечами:

— Девушку нельзя надолго оставлять одну. У девушки заводятся мысли, она начинает их думать…

Логан рассмеялся, потянулся ко мне, но едва коснулся моего плеча — понял, что делает, и остановил движение. Молча пройдя к штурвалу, он вставил и повернул ключ зажигания, несколько секунд послушал сытое мурчание двигателя, а затем сдвинул рычаг переключения скоростей и уверенно повёл яхту к выходу из гавани.

Спрятаться в океане и в безопасности придумать, как избавиться от проблем, было хорошим решением, а вот остаться наедине…

Глава опубликована: 19.02.2021

~4~

Подсветка на носу яхты давала мала света, но в окружающей темноте силуэт Логана был виден чётко. Смотрела ли я на него когда-нибудь так — оценивающе, как девушка может смотреть на парня? Мне кажется, нет. Мне было двенадцать, когда Экхолзы купили дом в нашем городе и Логан пришёл в Нептун-хай. Он был забавным — весёлым и смешливым, самоуверенным и упрямым, приятным и лёгким в общении, а ещё ужасно избалованным и при этом добрым, но тогда я, конечно же, не думала о том, что он симпатичный. Ну а когда они с Лилли начали встречаться, у меня и в мыслях не было, что на Логана можно смотреть с интересом. Логан быстро стал сначала нашим общим другом, а затем парнем моей лучшей подруги, и следующие пару лет я просто считала его своим — несмотря ни на что. После убийства Лилли я старалась вовсе не смотреть ни на кого, кто совсем недавно был моим другом. При взгляде на Дункана на моих глазах наворачивались слёзы обиды, а стоило Логану заметить мой интерес, и он не упускал случая сказать какую-нибудь гадость, чтобы ужалить побольнее, — мы все по-разному справлялись с болью утраты, они злились на меня за то, что мой отец подозревает в убийстве Лилли её семью, — и такая реакция не способствовала абстрактным наблюдениям. Перестав быть друзьями, мы превратились в чужих людей: не здоровались, избегали друг друга; я запрещала себе думать о тех, кто раньше составлял мой круг общения, и притворялась, что одиночество — это мой выбор. Напряжение спадало медленно и неохотно, скорбь стихала, и пару месяцев назад мы смогли преодолеть большую часть разногласий и вести себя, как взрослые цивилизованные люди. А потом Логан героически спас меня, мы начали встречаться… Я знала, что Логан не похож ни на кого из моих знакомых, знала, что могу ему доверять, и знала, что нравлюсь ему… Вопрос с оценочными суждениями так и не возник в моей голове.

И вот теперь я сижу в темноте на задней палубе и смотрю на мужчину, в которого вырос давным-давно знакомый парень. Он больше не был забавным мальчиком или трудным подростком, Логан незаметно превратился в чертовски привлекательного молодого мужчину, и я наконец смогла оценить, от чего отказалась, порвав с ним.

И всё же даже сейчас я считала, что поступила правильно. Лгать себе последнее дело, поэтому я не стану утверждать, что ничего к нему не чувствую, однако то, как он менялся под воздействием обрушившихся на него испытаний, мне не нравилось. Я думала, что помогаю ему, оставаясь с ним после ареста и суда, поддерживая его и не давая утонуть в ужасах новой реальности, но не сделала ли я ошибку? Возможно, Логану нужно было совсем другое? Выпустить пар без оглядки на меня и моё мнение, сцепиться с байкерами, затеять глупую драку с каким-нибудь чересчур докучливым репортёром, напиться, в конце концов, до зелёных чертей, и тогда его перестала бы раздирать внутренняя боль… Но я не отставила его одного, а он не позволил мне отойти, и в итоге мы получили то, что получили. Я не выдержала его «антиобщественного поведения» и скрытности — рассказывать мне про поджог общественного бассейна и тому подобные дела он определённо не собирался, — а он не смог больше притворяться, что в порядке, и после того, как я ушла, отпустил себя. И ему это пошло на пользу, по крайней мере сейчас он не выглядит, как готовая взорваться бомба.

Может, ему лучше с Диком, чем со мной?..

— О чём задумалась?

Я не заметила, как он заглушил двигатель и подошёл, и вздрогнула.

— Замёрзла?

Этого я тоже не заметила, но после вопроса ощутила, что и вправду замёрзла — океанский бриз даже летом в Калифорнии прохладный.

— Немного.

— Пойдём в каюту?

— Давай посидим тут, — помотала я головой, повернувшись к океану. — В последний раз мы выходили в море ещё с Дунканом и Лилли…

— Выпьешь чего-нибудь? Алкоголь есть почти любой, бар ещё мама заполняла, а я захватил сок и банку чая.

— Чай — отличная идея!

Он неуверенно улыбнулся и ненадолго покинул меня, а когда вернулся через несколько минут, в его руках было две больших кружки. Поставив чай, он накинул мне на плечи принесённый из каюты плед… его рука так и осталась лежать на моих плечах, но я не возразила.

— Так о чём ты думала? — повторил Логан вопрос тихим голосом.

Правильнее было сменить тему, но лёгкое покачивание на волнах, его тёплая рука и чай настроили на лирический лад, и мне совершенно не хотелось думать сейчас о покушениях и неизвестном убийце.

— Как ты, Логан? — Он удивился и неопределённо пожал плечами. — Я серьёзно. Это может прозвучать глупо после всего, но ты мне небезразличен. Я волнуюсь за тебя. Не хочу, чтобы с тобой случилось что-то плохое. Я… поняла, что мешала тебе… Не даю забыть о случившемся. С Диком тебе удалось прийти в себя?

— Вероника…

— Я не хотела тебя ранить, честное слово, — не дав ему ответить, продолжила сбивчиво говорить я, чувствуя, что наступил идеальный момент, чтобы выговориться, и если я не скажу этого сейчас, вряд ли мы сможем преодолеть неловкость после расставания и остаться друзьями. — Но то, что ты делал, — я не могла этого принять. Ты словно весь состоял из ненависти, и я чувствовала это каждую секунду, когда ты не смотрел на меня. Ты как бомба со сломанным таймером: понятно, что взорвёшься, но невозможно спрогнозировать, когда. Это было страшно, Логан…

— Я никогда тебя не обижу, — глухо сказал он, и я почувствовала, как напряглась его рука, по-прежнему лежащая на моих плечах.

— Знаю, — я помотала головой и криво улыбнулась. — Я не за себя боялась. За тебя.

— Я в порядке…

— Нет, — я прижала палец к его губам, заставляя замолчать, и заговорила быстрее. — Ты точно не в порядке, не лги себе, да и мне не надо. Я всего лишь хочу знать, насколько сильно ты не в порядке, чтобы понять, могу ли я тебе помочь, или нам обоим будет лучше, если я оставлю тебя в покое — с Диком и Бивером — напиваться, затевать драки, поджигать бассейны или таранить «Ниссаном» байкеров. Я не хочу, чтобы ты пострадал. Но и ограничивать тебя я не хочу. Не имею права. И не потому, что мы расстались… Знаешь, я только сейчас поняла, почему ушла.

— Чтобы ничто меня не держало? Чтобы я мог в свободном падении достичь дна? — горько хмыкнул он.

— Да, — я смотрела на него и испытывала незнакомое умиротворение. Всё было правильно. Всё было так, как и должно было быть. Логан был импульсивным и очень эмоциональным, но он был сильным, он мог справиться с болью, всё, что ему было для этого нужно, это время. — Я поняла, что пока ты не опустишься на самое дно, ты не примешь саму идею руки помощи. А не достигнув дна, ты не сможешь снова стать собой.

— Ты всегда права, да? — усмехнулся Логан и покачал головой. — Это раздражает.

Я хмыкнула и не отняла руку, которую он успел сжать.

— Может, и раздражает, но тебе же это нравится.

— Нет, — он прищурился и, склонив голову к плечу, пару секунд рассматривал меня, — но мне нравишься ты.

А потом он меня поцеловал, прерывая все возможные возражения, и я с готовностью ответила. Достиг ли он дна, я не знала, но зато теперь было чётко понятно, что можно безбоязненно протянуть руку помощи — Логан не будет отбиваться.


* * *


Думала ли я о сексе? О да! И очень много. Но в ином ключе — от секса зависело моё благосостояние. Клиенты отца сформировали моё мнение по этому вопросу довольно рано: отношения не длятся вечно, любовь — прикрытие для предательства, секс — причина разрушения семей. Сколько обманутых жён и разгневанных мужей прошло через наш офис, а сколько раз подозрения супругов не оправдались? Я видела внешне идеальные семьи, отношения между которыми были отвратительными, видела любящих супругов, оба из которых имели интрижки на стороне, видела трагедии, когда дети оказывались неродными, видела боль, которую причиняет предательство любимого человека. Да что там случайные клиенты, достаточно было посмотреть на ближайшее окружение: Кейны — и роман Джейка с моей собственной матерью, Экхолзы — и доведённая до самоубийства изменами мужа Линн, убийство Лилли из-за секс-видео, в конце концов…

Я не верила в любовь и брак, и всё вокруг подпитывало мою уверенность в том, что романтика бессмысленна и не ведёт ни к чему хорошему. Мой цинизм был юн, как и я сама, а потому избирателен. Я любила Дункана и была всерьёз намерена ответить согласием на переход наших отношений на новый уровень, но не успела. Мы не спешили, и хотя оба этого хотели, боялись что-то сделать не так и тем самым разочаровать друг друга. Все вокруг занимались сексом, даже Лилли с Логаном — моя лучшая подруга и лучший друг Дункана, — мы же ждали идеального момента… Не дождались. Селест сказала Дункану, что я его сестра, и он порвал со мной. Ну а потом меня изнасиловали, и даже сама мысль о сексе заставляла передёргиваться от отвращения.

Наши отношения с Логаном развивались стремительно, однако эту грань он не переходил. Наверное, я должна была быть ему благодарна за терпение, но на самом деле я просто не задумывалась о том, каково пресыщенному сексом парню раз за разом останавливаться в последний момент и ограничиваться поцелуями.

Чего я ждала от первого раза? Ничего хорошего. Я не помнила настоящий первый раз, но подсознательно была готова к боли, отвращению, неловкости… Как же я заблуждалась! Не знаю, что сыграло большую роль — мои чувства к Логану или его опытность в данном вопросе, — но то, что было ночью, я могла описать только восторженными восклицаниями.

Я сыто потянулась, чувствуя приятную истому, и наконец поняла, что меня разбудило — приглушённый разговор. Заволноваться не успела — прислушавшись, узнала голос Дика и буквально после пары фраз удивлённо присвистнула.

— …За эти две недели я услышал от тебя больше лжи, чем за все годы нашей дружбы, — говорил тот печальным голосом, и я легко представила, как он смотрит исподлобья сквозь спутанную светлую чёлку. — Не доверяешь — ладно, дело твоё, но, Логан, не надо спускать свою жизнь в унитаз из-за девчонки.

— Я ничего не…

— Брось! Думаешь, я не понимаю? После того, как Вероника…

— Заткнись, Дик, — перебил Логан, но не зло, а устало.

— Не заткнусь. Ты рискуешь, а всё почему? Потому что она тебя бросила! Она не стоит того…

— Ты не знаешь, о чём говоришь, — ледяной голос Логана заставил Дика оставить меня в покое, однако отступать он не собирался:

— Я знаю, что она разбила тебе сердце. А ещё я знаю, что по сравнению с остальными твоими проблемами, эта — ничего не значит. Ты забудешь её, Логан, пусть тебе и кажется, что сейчас это невозможно. Но вот если шериф узнает, что ты не дома, забывать Веронику тебе придётся в тюремной камере! У тебя серьёзные проблемы, а ты…

— Я не собираюсь никуда сбегать, но жить дома не могу. Ты же видел, репортёры…

— Ты мог бы пожить у меня… Или, хочешь, я сниму на своё имя номер в «Гранд-отеле»?

— Я благодарен за помощь, но давай ты не будешь читать мне нотаций?

— Так больше некому, — проворчал Дик.

Голоса отдалились, послышалось какое-то шуршание… а затем заработал мотор, и я ощутила движение. Откинувшись обратно на подушку, я задумалась над словами Дика. Сколько в них было правды?

Несомненно, моё решение расстаться не могло обрадовать Логана, но были ли его чувства ко мне настолько сильными, чтобы…

Брось, Вероника, ты прекрасно знаешь ответ! Ты разбирала ему сердце, какими бы благими ни были твои намерения.

Погрузившись в мрачные мысли, я едва не пропустила появление Логана. Солнечный свет, проникающий через неплотно прикрытую дверь, пропал, а затем Логан появился на пороге.

— Доброе утро.

Голос был тихим, наполненным неуверенностью, а глаза смотрели настороженно. Да, это ночь многое изменила в наших отношениях, но точно не к худшему.

— Привет, — я открыто улыбнулась… но больше не успела сказать ни слова: моего выражения лица хватило, чтобы все сомнения Логана развеялись. Я ни о чём не жалела и не собиралась притворяться, что мне не понравилось. Но когда он почти бросился на кровать, отстранилась, подставив под поцелуй щёку.

— Как Дик?

— Ты слышала наш разговор? — без удовольствия уточнил Логан, покорно отступая.

— Только самый конец.

— Извини.

— За что? — искренне улыбнулась я. — Дик переживает за тебя, это нормально, он ведь твой друг.

— За то, что… Ты не виновата в том, что я пошёл в разнос.

— Я знаю, — мягко сказала я. — А Дик, кажется, нет. Так что у меня нет причин для обиды.

— Значит, он больше не жаба?

Я не сразу поняла, что он намекает на мои собственные нелестные замечания в адрес Дика и Бивера, но совесть не проснулась.

— В вас обоих немало от этой милой пупырчатой зверушки, но целовать его я не буду. Я даже насчёт тебя сомневаюсь, а Дик так точно в принца не превратится.

Логан рассмеялся.

— Я приготовлю всё для завтрака, — предложил он, и я поняла, что если хочу обдумать ситуацию на свежую голову, то надо соглашаться: как бы он ни контролировал себя, просто сидеть рядом с голой девушкой в твоей постели, непростое испытание.

— Спасибо, я подойду через пару минут.

Думать не хотелось. Или, точнее, хотелось думать о другом. О нас с Логаном. Но даже позволив себе просто помечтать, я уже через минуту поймала себя на том, что ищу варианты, как выйти на след убийцы.

А чего ты хотела, Вероника, если твой парень — сын человека, что желает от тебя избавиться?

Из душа я вышла хмурой, и настроение Логана мгновенно испортилось.

— Ты жалеешь о том, что было? — тихо спросил он, беря меня за руку и неуверенно заглядывая мне в глаза.

— Нет, конечно! — я извинительно чмокнула его в щёку и охотно позволила себя обнять. — Но попытка немного побыть влюблённой дурочкой провалилась. Прости, не могу не думать о том, что кто-то пытается меня убить.

Несмотря на более чем серьёзную тему, Логан ощутимо повеселел и расслабился.

— Влюблённой, значит, — довольно промурлыкал он, притягивая меня к себе и замирая.

— Упс! — провоцирующе подмигнула я, а затем серьёзно посмотрела ему в глаза и поцеловала.

Я ни разу не сказала ему о своих чувствах. Даже в ответ на его признания — молчала или отшучивалась: язык не поворачивался, мне казалось, что я солгу, если скажу, что люблю его. Почему-то с Дунканом этой проблемы не возникало, может, потому что в пятнадцать любовь не казалась мне чем-то ужасным? Или я просто не воспринимала всё настолько болезненно серьёзно, мечтая, но не веря, что наши отношения выдержат испытание взрослением? С Логаном всё было по-другому.

Не знаю насчёт любви, а влюблённость была на лицо, и скрывать её и дальше было бы не только глупо, но и несправедливо по отношению к Логану.

— Хочешь о чём-то спросить?

Логан посмотрел на меня с непонятным выражением, пожал плечами, а затем всё же задал вопрос:

— Так что… Всё в порядке? Мы снова вместе?

Я всё же смутилась, но кивнула уверенно.

— Да. И если меня не убьют, думаю, в этот раз это будет надолго.

Прямо перед тем, как все узнали, кто действительно убил Лилли, я подозревала Логана и потому избегала его. Он обижался за это, и вполне справедливо, но вместо того, чтобы устроить мне сцену, проявил себя с лучшей стороны: терпеливо выслушал моё «мне нужно побыть одной» и с пониманием согласился не форсировать события. «Ты можешь просто сказать, что тебе нужно время… Я рядом». В качестве парня он был очень хорош, и все наши проблемы в отношениях возникали по моей вине. Я не умела доверять, но при этом требовала полной открытости…

Какая же ты лицемерка, Вероника Марс!

— Если я снова захочу тебя бросить, — решительно произнесла я, — встряхни меня как следует.

Он ухмыльнулся, обхватил мою талию и резко поднял в воздух.

— Ты только не забудь, что сама об этом просила!

Целоваться с Логаном было приятно, но сегодня моя голова не пустела от прикосновения его губ, да он и сам едва ли мог забыть о том, что нас ждёт на берегу, и потому романтику мы отодвинули по молчаливому согласию.

— Есть идеи? — спросил Логан после завтрака.

— Идеи есть, плана нет, — досадливо скривилась я. — Мы не можем взломать сервер тюрьмы, чтобы узнать, с кем твой отец встречался, или отследить все движения по его счетам, если те были. Даже список звонков никак не проверить — он мог воспользоваться нелегальными телефонами кого-то из заключённых. А без этого никакой информации не получить. Это не неверного супруга выслеживать, с наёмниками всё в разы сложнее. Собственно, я только один раз имела дело с чем-то подобным, и едва не подставила невиновного человека, не разобравшись в ситуации, хорошо хоть папа успел вмешаться.

— Ты твёрдо решила не говорить своему отцу об опасности?.. — Я замотала головой. — Значит, мне всё же придётся встретиться со своим.

Я промолчала. Логан ненавидел отца, но ради меня готов был притвориться хорошим сыном…

— Он не поверит.

— Я не собираюсь делать вид, что внезапно забыл обо всём, что он сделал. — Логан завязал пакет с оставшимся от завтрака мусором и поставил его под лестницу. Повернулся к безбрежному горизонту и хмуро произнёс: — Наоборот, я собираюсь обвинить его в твоём убийстве.

Глава опубликована: 19.02.2021

~5~

Идея Логана сначала изумила меня и вызвала желание разразиться возражениями, но он сумел убедить, что сможет претворить её в жизни.

— Отец много раз пытался со мной связаться, хотел «объясниться», — презрительно выплюнул Логан, — как будто мне есть дело до его объяснений. Естественно, я игнорировал звонки и сообщения. Его адвокат тоже неоднократно звонил, просил о встрече, видимо, чтобы уговорить отказаться от показаний. Уверен, стоит набрать номер — и в тюрьму я могу хоть прямо сейчас поехать. Но лучше выждать пару дней. Думаю, отцу докладывают как минимум обо мне, а скорее всего и о тебе. И тот факт, что ты пропала, он узнает в ближайшее время. Сомнительно, что он поддерживает связь с исполнителем, вероятнее, договор был о переводе после получения подтверждения выполнения заказа… Я скажу, что ты звонила и обвинила в покушениях меня: мол, отец в тюрьме, зато у меня руки развязаны. А теперь ты пропала, и когда найдут твоё тело, именно меня обвинят во всём.

— И ты думаешь, он признается? — недоверчиво нахмурилась я. Из нас двоих именно я была детективом, и слышать от Логана столь чёткое описание было по меньшей мере странно.

— Вряд ли, — критично хмыкнул Логан, — но задумается точно. Если я смогу закатить истерику…

— Ты считаешь, что он отзовёт наёмника, чтобы не подставлять тебя?

— Шанс есть. Мы же расстались, помнишь? — Логан притянул меня к себе и запечатлел совсем не дружеский поцелуй на моих губах, словно нуждался в подтверждении, что сказал неправду. — Я зол на тебя и не желаю тебе ничего хорошего, постараюсь, чтобы мои вопросы не выглядели, как беспокойство за тебя, — чисто эгоистичный интерес. Потребую, чтобы отец учитывал мои нужды, когда будет печься о своих, и чтобы он сообщил, на какое время мне нужно железобетонное алиби.

— Ну… мы ничего не теряем, — в конце концов уступила я. Я не верила, что Аарон во всём признается сыну, если вообще поверит в его искренность, но даже если его слова нельзя будет использовать в качестве доказательств на суде, у Логана есть шанс понять, говорит ли он правду, да и просто оценить его настроение: был ли заказ моего убийства отчаянной попыткой или же Аарон настроен любой ценой избавиться от меня… Я была бы рада наконец-то получить хоть какую-то определённость. — Тебе придётся пообещать не давать против него показаний.

— Я умею лгать, — неприятно улыбнулся Логан. — Актёр из меня плохой, но достоверно лгать — этот навык я оттачивал всю жизнь, причём именно на отце. Так что, звонить адвокату?

— Звони, — решительно кивнула я.

Мы стояли на носу в обнимку, Логан небрежно придерживал штурвал, и жизнь казалась прекрасной несмотря ни на что. Берег был всё ближе, и настроение постепенно падало. Высвободившись из объятий, я спустилась по лестнице и устроилась на корме. Лёд в ведёрке с шампанским давно растаял, но мы не нуждались в искусственных способах расслабления, и потому так и не откупорили бутылку…

— Сигнал есть, — сообщил Логан, заглушая мотор. — Ну что, я звоню?

Кивнув, я сходила за своим телефоном, намереваясь связаться с отцом, и раздумывала, надо ли звонить в «Хижину». С одной стороны, я должна была изобразить страх, толкнувший меня на побег из города, и в такой ситуации предупреждать работодателя об отсутствии было бы странно, но с другой — в мои планы не входило сжигание мостов… Пока я размышляла, как будет лучше поступить, поступил сигнал смс: заглавными буквами Дик просил связаться с ним.

Равнодушный голос автоответчика оповестил от четырёх непрослушанных сообщениях, и я нажала кнопку.

«Привет, Вероника, это Дик. Позвони, как получишь сообщение, это важно».

Голос звучал недовольно, но не более того. Включая следующее сообщение, я думала о том, зачем понадобилась Дику, но второе сообщение тоже было от него:

«Это снова Дик. Пожалуйста, перезвони, нам надо поговорить».

Логан разговаривал с адвокатом, и его лицо недвусмысленно намекало, что сейчас к нему лучше не лезть с вопросами, так что я продолжила слушать автоответчик. Третье сообщение оставил Уоллес, отчитываясь, что выгулял и покормил моего пса, ну а четвёртое заставило меня заволноваться:

«Чёрт, Вероника! Не знаю, игнорируешь ты меня, или у тебя проблемы с телефоном, но ты должна мне позвонить. Это правда очень важно. Слушай, я знаю, вы с Логаном расстались, но ему действительно нужна твоя помощь. Пожалуйста, как получишь сообщение, если не со мной, то хотя бы с ним свяжись. Я боюсь, что он вляпался в серьёзные неприятности… В общем, позвони».

— Что такое?

Очевидно, выражение у меня было не подходящее для наслаждающейся морской прогулкой девушки, и Логан заволновался.

— С отцом всё нормально?

— Не успела ему позвонить — прослушивала автоответчик. — Я подняла на него глаза и после секундного колебания включила воспроизведение сообщений и громкую связь. — Тебе стоит успокоить твоего друга, — сказала я, когда механический голос доложил, что у меня нет непрослушанных сообщений. — А как прошёл твой разговор?

— Ожидаемо, — скривился Логан. — Вечером созвонимся, время нужно будет уточнить, и завтра я могу навестить папочку.

— Заодно выясни, на чём построена его защита, и… Логан…

Он склонил голову к плечу, серьёзно глядя на меня, и я не смогла сказать, что собиралась.

— Ты же знаешь, что можешь сказать мне всё? — он сел рядом и указательным пальцем надавил мне под подбородок, заставляя поднять голову и встретиться с ним взглядом. — Только не молчи. Мы уже проходили через это, и вышло не очень. Я всё для тебя сделаю, только позволь мне.

— Я прошу тебя сохранить в тайне, что мы снова вместе.

Он помрачнел, но без задержки кивнул — прекрасно понимал, чем продиктованы мои слова.

— До суда?

— Надеюсь, всё решится раньше, но я всё равно не хочу, чтобы кто-то совал нос в нашу личную жизнь.

Тайны — это неплохо. На самом деле нам обоим нравилось скрывать наши отношения. Мы не обсуждали будущее и наслаждались настоящим, сами не зная, к чему всё идёт и насколько это серьёзно. Кто знает, что вышло бы, если бы вечеринка-сюрприз Аарона не застала нас врасплох и все не узнали, что мы с Логаном встречаемся. Было в поцелуях украдкой что-то завораживающее. Да и я не была в восторге от того, что все обсуждают мою личность, а в качестве девушки Логана я приковала к себе внимание многих, и почти никто не верил, что меня интересует он сам, а не деньги и слава его отца. Тот же Дик не удержался от ремарки про Дункана — моего бывшего парня, сына миллиардера, прямым текстом обвинив меня в охоте на «богатых мальчиков». Хотя, конечно, после ареста Аарона это мнение могло измениться… и стать ещё хуже — я ведь бросила Логана.

Чёрт!

Не догадывающийся о моих мыслях Логан между тем принялся рассуждать вслух:

— Скрыть что-то в Нептуне сложно, ты это знаешь лучше меня. Но всё-таки можно, если соблюдать осторожность. В прошлый раз у нас же вышло, хотя мы даже не особо старались. Я не соглашусь снова расставаться, пока всё не утихнет, даже не мечтай об этом. Хочешь тайны? Хорошо, ладно, но только при условии, что мы будем видеться часто. Твой отец настроен против меня, и я не виню его за это, как минимум до того момента, когда решится вопрос с Феликсом, он не подпустит меня к тебе… Но зато я живу один, и ничто не будет мешать нам встречаться у меня. Забери «Бенц», или я буду тебя за нём забирать… — Он замолчал и потянул меня к себе. — Вероника, пообещай, что будешь осторожна. Если с тобой что-то случится, я с ума сойду!

— Конечно буду, — с готовностью кивнула я. — Даже без учёта опасности, я предпочла бы не афишировать, что мы вместе. Репортёры, местные сплетники… Тебе это нужно? Мне — нет.

Логан нехотя кивнул, и я понимала, о чём он думает. Скрывать отношения, это ведь означало не только то, что мы не сможем обниматься на людях. Официально мы расстались и наши отношения оставляют желать лучшего, а потому нам придётся откровенно избегать друг друга и даже демонстрировать неприязнь.

— Кстати, тебе действительно стоит забрать «Бенц» — просто на всякий случай, твою машину уже знают и могут снова испортить тормоза, будем использовать его как конспиративный автомобиль.

Это могло сработать, но думать сейчас о будущем не хотелось.

— Поговорим об этом потом, ладно? Пока у нас есть более насущная проблема.

Позвонив отцу и узнав, что у него всё в порядке, я снова вытащила батарею из телефона, и Логан повёл яхту вдоль берега, меняя место стоянки. Джипиэс я отключила сразу же, оставив устройство плавать в привязанном пакете у причала, так что не боялась, что нас смогут отследить, и всё же океан перестал казаться безопасным. Завтра Логан отправится в тюрьму к отцу, а это значит, что нам придётся пришвартоваться к берегу… Если бы я умела управлять яхтой, всё было бы проще, а так мне придётся либо прятаться в каюте до его возвращения, либо, рискуя попасться на глаза многочисленным знакомым или засветиться на камерах видеонаблюдения, спускаться на берег. Ну или Логан может отправиться на берег вплавь, а потом так же вернуться.

Рассмеявшись от абсурдности этой мысли, я наконец смогла отрешиться от проблем, и до самого вечера мы наслаждались обществом друг друга. С Логаном было просто забыть о реальности. Или не забыть, но перестать обращать на неё столько внимания. Рядом с ним действительность словно размывалась, блекла, и на передний план выходило совсем иное. Пусть у него была масса недостатков, для меня это не имело значения. Нет, я не считала его идеальным, но он всё равно мне нравился — я наконец-то научилась принимать его таким, каков он есть.


* * *


Вечерние звонки прошли в штатном режиме. Логан позвонил адвокату отца и договорился о завтрашнем визите, я написала Уоллесу, прося на неопределённое время взять на себя заботу о собаке — звонить не стала, не желая врать, но и не собираясь говорить ему правду, — и оставила папе сообщение на автоответчик, докладывая, что у меня всё отлично. Просьбы Дика я решила проигнорировать, а тот хоть и позвонил Логану, ни словом не обмолвился о том, что просил моего вмешательства.

— Я знаю, он тебе не нравится, но Дик мой друг.

Мы снова плыли вдоль берега, причём штурвал был в моих руках, а руки Логана на моей талии, и он учил меня управлять лодкой. Это оказалось совсем несложно, хотя, конечно, «парковаться» в ближайшее время точно не осмелюсь.

— Я знаю. — Я прекрасно поняла, к чему он поднял эту тему, но готового ответа у меня не было, и потому я предпочла сделать вид, что не заметила намёка.

— И он умеет хранить тайны.

Откинувшись ему на грудь, я запрокинула голову и посмотрела на Логана в ожидании продолжения. Да, Дик сумел меня удивить: при репутации трепла и несерьёзного придурка Дик больше года прикрывал Логана, обеспечивая его алиби на время убийства Лилли. То есть не просто держал язык за зубами, что само по себе достойно занесения в анналы истории, а сознательно лгал, глядя в лицо шерифа. И всё же Дик был Диком — я не могла просто взять и начать ему доверять.

— Я не хочу ему лгать. Да и помощь его не будет лишней.

Дик не нравился мне, я не нравилась Дику. Но нам обоим нравился Логан. Чёрт.

— Что ты хочешь ему сказать?

— Что мы вместе. Про покушения скажу, только если ты сама сочтёшь нужным.

— Логан, ты же понимаешь, что нельзя сказать «а» и не сказать «б». Дик уже доказал, что готов мне улыбаться ради тебя, но он не одобряет нашу связь, его отношение ко мне слишком очевидно. Вместе мы или врозь — это наше личное дело и никого не касается. В чём смысл скрывать, что мы сошлись? Допустим, не афишировать — это можно понять. Но именно скрывать — на первый взгляд, это лишено смысла. Ты прав, мне не нравится Дик, но что бы я о нём ни думала, клиническим идиотом, не способным сложить два и два, я его всё же не считаю. Да и сам Дик, как бы ко мне ни относился, не поверит, что я согласилась бы сбежать с тобой в закат на яхте, когда над тобой по-прежнему висит обвинение в убийстве Феликса и потому невинное желание провести романтическую прогулку шериф может счесть за попытку покинуть штат. Если сказать Дику, что мы вместе, придётся сказать и всё остальное. И я совсем не уверена, что его реакция меня обрадует.

— Ты же не думаешь, что Дик может быть в этом замешан?

— Нет, конечно, но…

Уступать не хотелось, и Логан это понял и потому сам перевёл тему. Мы поужинали под светом звёзд, слушали музыку и занимались любовью, и так и уснули, не возвращаясь к вопросам, требующим неприятных ответов. Но с утра всё же пришлось возвращаться в реальность.

— Останешься на яхте?

Я представила, как пройдёт мой день — в постоянном прислушивании к тому, что происходит вокруг, в страхе, что кто-то проникнет на лодку и ладно если просто обнаружит моё присутствие, а если это будет тот самый наёмник? И решительно помотала головой. Оставалось понять, как сойти на берег, не попавшись на глаза никому постороннему.

Другого ответа Логан, кажется, и не ждал, а потому сразу же задал следующий вопрос:

— И где ты проведёшь это время? Может, поедешь со мной? Мне будет спокойнее, если ты будешь рядом.

— И пока ты будешь в тюрьме, я буду сидеть в машине с приоткрытым окошком, да?

Он хохотнул и дёрнул плечом:

— В тюрьме я проведу немного времени, а вот дорога туда-обратно займёт полдня. Я с ума сойду от беспокойства за тебя.

— Обещаю быть предельно осторожной, — ответственно произнесла я, без улыбки смотря на Логана. — Где встретимся?

— Ты правда собираешься… А кстати, что ты собираешься делать в это время?

— Ну… если ты оставишь «Бенц»… — он быстро кивнул, — покатаюсь по городу, подумаю. Заеду кое-куда, надо кое-что прикупить…

— Вероника!

— Логан, — решительно перебила я, — я не домашняя девочка. Я очень благодарна тебе за помощь и заботу, но я не могу просто сидеть под твоим присмотром и ждать, когда всё разрешится без моего вмешательства. Проблема не рассосётся сама собой, а прятаться месяцы напролёт я не собираюсь. Мы оба запаниковали, но сейчас пришло время включать голову и начинать действовать. Да, я не смогу просто так ходить по Нептуну, но отсиживаться в тени — это ни к чему не приведёт.

Наёмные убийцы — это не твой уровень, Вероника, не изображай героиню.

Люди намного умнее тебя погибали от рук наёмников, куда уж тебе с таким тягаться.

Что я буду делать? Хороший вопрос. Не знаю. Но говорить Логану о том, что у меня нет плана, я не собиралась. Кое-что я всё же могла сделать, чтобы уменьшить опасность, например, обзавестись париком.

Наёмником мог оказаться любой, и в этом крылась самая главная проблема. Уверена ли я, что заказ исходил от Аарона? Никаких улик его причастности у меня нет, но и другие подозреваемые отсутствуют. Мог ли он в тюрьме купить услуги киллера? Да запросто. Но с большей вероятностью он мог обратиться за услугой к непрофессионалу — за большие деньги почти любой согласится замарать руки, и обычные рассуждения, вроде того, что мелкий воришка не замешан в контрабанде оружия потому, что это не его профиль, теряют актуальность. Аарон Экхолз был звездой с восьмизначными гонорарами, а значит, он мог заплатить много, очень много… И это нужно было учитывать.

Итак, каковы же будут мои следующие шаги?

Мы шли вдоль берега, направляясь к «Альбакору», и когда телефон Логана пиликнул, возвещая о пойманном сигнале, я поняла, что время на обдумывание заканчивается.

О месте и времени встречи договориться было легко, а вот учесть все возможные сложности и запасные пути — сложнее. Не так могло пойти слишком многое, а не предусмотрев всё, Логан отказывался меня отпускать.

— Если что-то пойдёт не по плану, где я буду искать тебя?

— Я сама найдусь, — с неискренней улыбкой пообещала я, обнимая его и утыкаясь носом ему в грудь. Хотелось добавить «если меня не убьют», но если я хотела всё же остаться одна, говорить это категорически не следовало. — Я позвоню. И приду. Обещаю.

Он молчал, но слова и не были нужны. Закаменевшая челюсть, побелевшие от напряжения костяшки пальцев — Логан боялся за меня и не мог этого скрыть.

— Звони каждый час, — в конце концов потребовал он, когда я сделала шаг прочь — чтобы спуститься с палубы до того, как с берега можно будет разглядеть, что на яхте два человека.

— Не сходи с ума, — со вздохом покачала я головой и всё же сказала то, что было нужно: — Я буду максимально осторожна. И буду звонить.

Логан стиснул меня в объятиях и оттолкнул, придав направление к лестнице.

— Если ты решишь, что проще молча исчезнуть, я сам найду и убью тебя, — сказал он, стоя ко мне спиной.

Вот уж не сомневаюсь…

Глава опубликована: 19.02.2021

~6~

Время, проведённое в океане наедине с Логаном, оказались именно тем, в чём я нуждалась. Не просто передышкой, но глотком оптимистичной надежды, без которого я была бы обречена на поражение. Я не только успела успокоиться и поверить, что всё может наладиться, мои мысли без участия сознания выстроились в правильный ряд. Чтобы выжить, нужно было реализовать две вещи: как можно дольше избегать встречи с нанятым для моего устранения человеком и сделать моё убийство бесполезным. Что ж, первый шаг я намерена совершить прямо сейчас, а над вторым подумаю чуть позже.

Без приключений и нежелательных встреч добравшись до «Бенца» — Логан вызвал такси, чтобы добраться до дома и забрать свой «Ниссан», а эту машину оставил мне, чтобы я могла спокойно перемещаться по городу, не опасаясь, что меня вычислят по номерам, — я завела мотор и решительно выехала с парковки «Альбакора».

Слежка за неверными мужьями отточила мои навыки маскировки. Я умела перевоплощаться и за несколько минут без участия высокооплачиваемых гримёров менять образы. Вот только коллекция париков и шпионских штучек, вроде накладок на нос или кап для коррекции линии скул, не говоря уже про обычную косметику, — всё осталось дома, и это значило, что мне срочно требуется посетить один магазинчик…

Театральный кружок — идеальное прикрытие для желающего ненадолго сменить внешность человека. В магазине меня знали, я была постоянным клиентом, ну или вернее они знали один из моих образов. Сегодня я пришла без парика и косметики, и по мне скользнули равнодушным взглядом. Я вспомнила, в каком виде проникла в дом Кейнов, и решила использовать тот же типаж: короткая стрижка, тёмные кучерявые волосы, узкие очки… но если раньше я всегда старалась добавить себе лет, чтобы от меня не отмахивались и принимали за взрослую, то сейчас, напротив, решила использовать свою миниатюрность и притвориться ребёнком — вот уж на кого никто никогда не обращает внимания! Мысленно поблагодарив Логана, заставившего меня взять деньги Линн, я расплатилась наличными и, на всякий случай выйдя через задний выход, мелкими перебежками вернулась в машину.

Вторая часть плана-минимум не была такой простой. Как убедить неизвестного врага в том, что я не представляю для него угрозы? Да никак. Я могу тысячу раз повторить, что не стану давать показания на суде, но у Аарона нет причин мне верить. Я и сама бы не поверила.

Итак, Вероника Марс, что могло бы заставить тебя отказаться от дачи показаний против убийцы твоей лучшей подруги? Ну да, реальная угроза смерти. Да и то, я стала бы искать способы обезопасить себя или папу и всё-таки выступить на суде. А что насчёт подкупа?.. У нас не очень хорошо с деньгами, особенно после того, как мама опустошила мой счёт и сбежала с выписанным отцу чеком за возвращение Дункана с Кубы. Папа не сможет оплатить мне учёбу, так что деньги нам очень даже нужны… Но готова ли я переступить через свои принципы и позволить убийце Лилли остаться безнаказанным?.. Нет. Возьму ссуду, пропущу год и сама заработаю, но продаваться я не стану. И Аарон Экхолз не дурак, чтобы поверить в это.

Чёрт! Ну и как быть?

На выезде из Нептуна я свернула на заправку, нацепила рыжий парик и, заправившись, купила несколько одноразовых телефонов, две бутылки воды и пару шоколадок. Как бы старательно я ни изображала уверенность и бесстрашность, оставшись наедине с проблемами, ощутила беспомощность и ужас. Хотелось почувствовать сильные руки, укрывающие от любой опасности, услышать твёрдый голос, уверяющий, что всё будет хорошо, ощутить вкус губ, затмевающий реальность — мне нужно было присутствие Логана…

— Привет. Звоню отчитаться, что я пока жива.

— Рад это слышать. — Он поддержал мой дурашливый тон, но не смог скрыть вздоха облегчения. — Где ты?

— На заправке. Купила одноразовые телефоны… В общем, я в порядке.

— Будь осторожна.

— Буду, — улыбнулась я, отключаясь.

Короткий разговор оказал воодушевляющее действие — мозг заработал. Кому я могу доверять в сложившихся обстоятельствах?

Логану? С оговоркой про то, что речь идёт о его отце, да. Он не позволит меня убить, это не подлежит сомнению, но может замешкаться в ответственный момент, вспомнив, что Аарон ему не чужой.

Уоллесу? В любой другой ситуации я бы без колебаний согласилась, но это не тот случай: у моего лучшего друга слишком много слабых мест, давление на которые может заставить его предать меня. У него есть мать, младший брат и оптимистичные планы на будущее, так что угроза семье или солидная материальная помощь могут на него повлиять. Уоллес по-настоящему хорошо ко мне относится, но семья есть семья, и это нужно принимать во внимание.

Дункан? Пожалуй. Между нами было всякое, но теперь, получив заключение ДНК-лаборатории, что мы не брат и сестра, в этом вопросе ситуация наконец окончательно прояснилась. Мы ещё толком не разговаривали, нам было что обсудить, и всё же Дункан любил меня — как девушку или как подругу, не так уж важно. Если я попрошу о помощи, он точно не откажет. Тем более когда узнает, с чем именно мне нужна помощь. Дункан ненавидит Аарона, но вдобавок он единственный сын миллиардера Джейка Кейна, так что ни подкупить, ни запугать его не выйдет.

Ну и сам Джейк — он обожал дочь и ни за что на свете не простит её убийцу. Я видела его лицо, когда он приехал на место аварии, подоспев как раз к зачитыванию обвинений Аарону, и это было ужасным зрелищем: на глазах у полиции и кучи свидетелей он готов был голыми руками разорвать Аарона Экхолза, не взирая на последствия, и вряд ли его отношение изменилось.

Так что, мне нужно обратиться к мистеру Кейну?

На первый, второй и десятый взгляды решение казалось правильным, вот только всё внутри восставало против этого. Он неплохо относился ко мне до убийства Лилли, а после — хотя бы не срывал на мне злость и не переносил раздражение из-за разногласий с моим отцом, как делали другие. Но всё же они с Селест целый год лгали… Во мне шевельнулось чувство попранной справедливости. Глупо винить их в желании защитить сына сразу после потери дочери, Кейны ведь действительно считали, что во всём виноват Дункан, и пытались защитить его, не подозревая, что тот «виноват» лишь в одном — найдя тело сестры, Дункан не сумел вызвать помощь из-за приступа своей непонятной эпилепсии четвёртого типа. Джейк Кейн вполне может не пустить Дункана на суд, оберегая его от волнений, но он точно не позволит Аарону выйти сухим из воды, так что главного свидетеля обвинения, нашедшего и разоблачившего убийцу Лилли, то есть меня, в обиду не даст.

Рука потянулась к телефону, но я остановилась. Логану это не понравится.

Дожили, я считаюсь с чужим мнением…

И всё же принять решение и сделать шаги по его реализации до разговора с Логаном я сочла неправильным. Джейк обещал уничтожить семью Аарона, и это означало лишь одно: Логану стоит поостеречься и крепко запомнить, что мистер Кейн ему не друг. Разумеется, те угрозы не стоило воспринимать всерьёз — чего не скажешь в запале, — но репутация Джейка… Не тем он был человеком, кто бросает слова на ветер. И я не хотела рисковать и подвергать Логана опасности, проверяя решимость Джейка и его готовность исполнить угрозы. Хотя бы до тех пор, пока ещё оставался шанс, что удастся справиться без помощи Кейна.

Вернувшись в Нептун, я поставила машину перед торговым центром и включила свой телефон. Нужно было поговорить с отцом, да и Уоллесу я задолжала объяснения. Однако позвонить не успела — телефон разразился трелью, и на экране высветилось имя Дика.

— Слушаю, — недовольно скривилась я.

— Я тебе звонил раз пятьдесят! — возвестил тот с возмущением. — Ты принципиально не перезваниваешь, или дело во мне?

— Ближе к делу, — холодно осадила я, жалея, что ответила.

— Логан влез во что-то…

— И при чём тут я? — перебила, не дослушивая. — Мы расстались, помнишь?

— Вероника… — Дик, кажется, смешался. — Ему нужна твоя помощь.

— Почему моя?

Дик молчал, и мне стало неудобно. Кроме нас с Диком, у Логана никого не было. Мать мертва, отец в тюрьме, друг детства его ненавидит, а многочисленные приятели испарились сразу же, как Логана арестовали по обвинению в убийстве. И всё же со стороны Дика неправильно звонить его бывшей девушке.

— Вероника, у него никого нет, — тихо и почти проникновенно сказал Дик, будто подслушав мои мысли.

— У него есть ты, — парировала я. — А у меня есть свои проблемы. Извини, Дик, я не могу помочь.

Бросив телефон на пассажирское сидение, я закрыла глаза и с силой приложилась затылком о подголовник. Глупо, тот был мягким. Дик повёл себя как хороший друг, я же… Игра или нет, но наши отношения этот разговор точно не улучшит.

Потратив несколько минут на сожаления, я всё же позвонила папе, старательно имитируя отличное настроение, а затем и с Уоллесом связалась. От лучшего друга пришлось выслушать массу неприятных вещей, но я знала, что так будет, потому пропускала его возмущения мимо ушей. Объяснять я ничего не собиралась — сейчас Уоллес был не только моим лучшим другом, но и сыном женщины, с которой встречается мой отец, — но рассчитывала на помощь.

— Давай ты при встрече всё это расскажешь? — перебила я особо красноречивое описание моего зашкаливающего эгоизма, отвратительного отношения к близким и ужасающих жизненных принципов. — Мне правда нужна твоя помощь…

Уоллес попытался продолжить, но я помнила, как легко засечь телефон, и потому не могла дать ему возможность высказаться.

— Ещё пару дней, Уоллес, и проси потом всё, что сможешь придумать. Спасибо!

Вытащив батарею, я завела мотор… но сразу же заглушила. Вокруг было множество машин, опять же торговый центр рядом — отслеживание мало что могло дать. «Бенц» не был связан ни со мной, ни с Логаном, зато если я сумею заметить какую-то суету вокруг…

Мне совершенно нечего было делать. Расследование зашло в тупик, толком не начавшись — мне было откровенно страшно появляться на улице, а звонить мистеру Кейну стоило только в крайнем случае и после тщательного обдумывания. Ну и после разговора с Логаном. Перебравшись на заднее сидение, я легла и уставилась в потолок. Не так ты представляла последние дни каникул, да, Вероника?..


* * *


Далеко не сразу, но мне всё-таки удалось отрешиться от проблем и сосредоточиться на планировании будущего.

Я мечтала о Стэнфорде с начальной школы. Знала, что зарплата шерифа не позволит папе оплатить мне учёбу, и потому откладывала каждый заработанный доллар. И пару месяцев назад у меня были деньги на оплату обучения в университете штата или два семестра в Стэнфорде. Но потом я совершила ошибку — поверила, что люди меняются, и осталась ни с чем. Работая в агентстве отца, я неплохо зарабатывала, однако ситуация с мистером Экхолзом заставила папу категорически запретить мне продолжать детективную деятельность: поиски убийцы Лилли едва не стоили мне жизни, и папа не мог допустить, чтобы я и дальше рисковала. Спорить я не стала, мне действительно нужна была передышка, устроилась в «Хижину» — на нормальную работу, такую же, как у моих ровесников… Вот только три-шестьдесят в час не помогут мне собрать на оплату колледжа. Тем более сейчас, когда я вынуждена скрываться.

Прости, папа, но твоя дочь хочет большего, чем три-шестьдесят или университет штата.

Последний учебный год начнётся через неделю, и это означает, что я должна со всем разобраться в кратчайшие сроки, найти денежные заказы и…

В голове теснилось столько мыслей, что я не успевала их обдумывать. Легко сказать «найти денежные заказы», детективный бизнес не предполагает планирования, клиенты могут идти один за другим, а могут игнорировать вашу рекламу и предпочитать конкурентов на протяжении длительного времени, а с учётом отцовского решения… А ещё мне нужно бросить все силы на учёбу, потому что при поступлении будут смотреть далеко не только на оценки… Ну почему же всё так сложно?

Но как бы позитивно я ни смотрела в будущее, здесь и сейчас хорошего было не сказать чтобы много. Я не могла попасть домой, не могла взять один из отцовских заказов, потому что не могла появиться в офисе, не могла даже почитать что-нибудь по учёбе, потому что все мои вещи находились преступно далеко от меня. Покрутившись на заднем сидении, я перебралась на место водителя, написала очередное сообщение Логану и завела машину. Я не могла доверять слишком многим людям, но всё же был в Нептуне человек, на чьё содействие я могла рассчитывать. Не близкий и даже не друг, но тот, кого я спасла от обвинения в терроризме. Норрис Клейтон, хулиган и задира, вставший на путь исправления, чей отец работал программистом в «Кейн-софт-вейер». Я нравилась Норрису и раньше, а после подставы ФБР он и вовсе стал меня обожать, но спокойно принял отказ и то, что между нами возможна только дружба, и после общались мы мирно и с удовольствием. Я знала, что сейчас он в Японии, однако это не было помехой для моих планов, потому что мне совершенно случайно был известен пароль от его мощного вай-фай роутера.

Припарковавшись в переулке за домом Клейтонов, я открыла ноутбук и, снова устроившись на заднем сидении, наконец перестала бессмысленно тратить время и зашла в почту «Марс-инвестигейшн». На удачу, среди входящих писем нашёлся несложный заказ, обещающий неплохое вознаграждение за пару часов работы — очередная слежка за потенциально неверным мужем, причём требующая всего полтора часа в случае успеха или же по полтора часа в течение трёх дней, и я с победительной улыбкой написала ответ, что мистер Марс берётся за работу. До возвращения Логана из тюрьмы оставалось несколько часов, и я рассчитывала провести их с пользой.

Сначала я понаблюдала за домом нанимателя, чтобы убедиться, что мои услуги требуются обычной семье, а не слишком умному убийце, но сразу же успокоилась: семья и вправду была самой обычной — жена-домохозяйка, двое маленьких детей и муж. Отъехав за угол, я достала фотоаппарат, проверила, достаточно ли памяти, и принялась маскироваться — теперь пришёл черёд парика с русой косой.

Слежка прошла в штатном режиме, и всего за час я получила целый ворох разоблачительных снимков. Смотря через приоткрытое окно машины на целующуюся парочку, я достала одноразовый телефон и связалась с заказчицей, предложив подъехать прямо к ней, чтобы произвести обмен фото на чек… Ещё через сорок минут, напоенная чаем, накормленная изумительно вкусным обедом и утомлённая слезами не знающей, что ей теперь делать со своей жизнью заказчицы, я вернулась в машину с двумястами пятьюдесятью долларами, недоумевая, что с мужчинами не так, если они прекрасной хозяйке и симпатичной матери своих детей предпочитают ничем не примечательную миловидную шатенку с вульгарным макияжем.

Отъехав от дома, куда принесла плохие новости, я припарковалась на стоянке перед закрытым в дневное время клубом и позвонила Логану.

— Ну наконец-то! — вместо приветствия воскликнул он, узнав мой голос. — Ты в порядке?

— В полном.

— Где ты? Я уже подъезжаю к Нептуну.

— Где встретимся? Скажи, я подъеду.

— Может, домой? Надо поговорить… в спокойном месте. Я не уверен, что тебе понравятся новости.

Я насторожилась, но выяснять по телефону, что он узнал от отца, не показалось хорошей идеей, так что я назначила встречу на развилке перед съездом в Девятый район и, простившись, снова завела машину.

В спокойном месте, значит, да, Логан? Не означает ли это, что принесённые тобой новости заставят меня забыть о сдержанности?

Глава опубликована: 19.02.2021

~7~

— Ты в порядке, — с нескрываемым облегчением улыбнулся Логан, тормозя рядом со мной и спешно выбираясь из машины. Я улыбнулась, поняв, что тоже успела соскучиться. Секунду спустя он уже сгрёб меня в объятия, и мне пришлось замахать руками, чтобы он чуть ослабил хватку, потому что дышать, будучи впечатанной носом в его грудь, было затруднительно. — Прости. Я волновался за тебя.

— Я звонила, — напомнила я, в глубине души немного собой гордясь — никогда раньше я не придавала значения чувствам других людей настолько, чтобы делать то, что мне самой казалось глупым. — Так что ты узнал?

Разочарование проявилось погасшей улыбкой, он отпустил меня и кивнул на «Бенц», открывая для меня водительскую дверь.

— Поговорим дома.

— Ты считаешь, что в твоём доме мне безопасно находиться?

— Уверен в этом.

— Мне бы твою уверенность, — пробурчала я, садясь в машину. Логан наклонился и, прежде чем закрыть дверь, поцеловал меня.

Девятый район, как и всегда, представлял собой идеальное место: аккуратные чистые дороги и тротуары, идеальные лужайки и кустарники, и — ни души. Здесь никто не ходил пешком, так что улицы были безлюдны. Мы заехали на территорию Экхолзов, Логан оставил «Ниссан» перед крыльцом и открыл гараж, куда я и заехала, поставив машину рядом со своим «Себрингом».

Судя по тому, что Логан не пытался меня обнять и не лез с поцелуями, его одолевали мрачные мысли. Не терпелось узнать, что ему наговорил Аарон, но я достаточно хорошо знала Логана, чтобы понимать: поторапливание ни к чему не приведёт. Точно не к чему-то хорошему. И потому я молча двинулась в дом, а затем села на диван и всё так же молча стала наблюдать за тем, как он готовит бутерброды, делает чай… Логан нервничал, и от моего спокойствия постепенно ничего не оставалось.

— Это не он.

Тишина длилась так долго, что когда Логан наконец заговорил, я вздрогнула.

— Что?

— Отец никого не нанимал и вообще не в курсе ситуации. Его адвокат пытается оспорить законность получения улик, поэтому ему нет никакого смысла…

— Ты сам себя слышишь? — Я не могла поверить, что он говорит серьёзно.

— Вероника, без Дункана тебе не удастся доказать, что ты нашла кассеты в спальне Лилли. Улики получены незаконным путём: ни ордера на обыск, ни понятых. А значит, у отца будет шанс оспорить, что он напал на тебя — ему ведь не было никакого смысла нападать, если ты не представляла угрозы. Неважно, как всё было на самом деле, если невозможно доказать, что правду говоришь именно ты. Ты должна поговорить с Дунканом, убедить его подтвердить твои показания…

Я молчала. Не получая возражений, Логан пересел ко мне на диван и принялся пересказывать разговор с отцом, и мне хотелось закричать — предположение оправдалось на все сто: новости мне совсем не нравились.

Конечно же, мистер Экхолз отрицал причастность к покушениям на меня — иного было глупо ожидать. Продемонстрировал изумление, принялся возражать, приводил доводы в свою защиту… А теперь те же доводы озвучивал Логан, убеждая меня, что перерезанные тормоза, джип без номеров и чувак с пистолетом не имеют к Аарону никакого отношения.

Верила ли я Логану? Да. И нет. Я верила в то, что он говорит искренне и сам верит в то, что говорит. А вот в сказанное не верила.

— Он же актёр, — развела я руками, не зная, как ещё необидно дать понять, что Логан ведёт себя, как наивный ребёнок, верящий, что изображающий доброго волшебника актёр — настоящий добрый волшебник.

— А деньги? Его счета действительно заморожены.

— Аарон получает восьмизначные гонорары, ты что, правда думаешь, что у него нет никаких… заначек? Или возможностей достать несколько тысяч?

Логан промолчал, но по его лицу было понятно, что аргументы отца его убедили.

Это было плохо. Не то чтобы он теперь откажется мне помогать, но…

— Вероника, давай всё же подумаем, кто ещё мог бы желать тебе смерти?

Спасибо, что не спросил, не могло ли мне показаться…

— Желать — куча народа. Пытаться убить — никто, — я не хотела ссориться и потому заставила себя проявить терпение. Логан старался действовать в моих интересах, не его вина, что получается плохо.

— И всё же ты не можешь утверждать, что у тебя нет врагов. Может, ты знаешь что-то такое…

— Я много чего знаю, — перебила я, чувствуя поднимающуюся волну раздражения. — И я знаю много чего много о ком. Но ничего такого, за что стоило бы убивать. Я думала о этом, Логан. Поверь, я обвинила твоего отца не потому, что он мне не нравится. Но Аарон единственный, кому нужна моя смерть.

— Но это лишено смысла! Запись видела не только ты, и ему совершенно нечем надавить на Дункана или меня. А нападение на тебя — твой отец уже дал показания…

— Кит Марс — отец жертвы, его показания будут сочтены предвзятыми, а потому от них будет мало толку. А Кейны могут не пустить Дункана в суд. К тому же они сами под судом за лжесвидетельство — любой присяжный задастся вопросом, почему надо верить им теперь, если они лгали год назад. Даже МакКормак с лёгкостью бы разбил такого ненадёжного свидетеля, а Клифф ведь получает двадцать баксов в час, на твоего же отца работают настоящие акулы, и свои пятьсот в час они отработают на двести процентов. И это не говоря уже о том, что будут вытащены на свет медицинские записи — если их нашла я, думаешь, не найдёт сторона защиты? И тогда все слова Дункана будут в лучшем случае делить на два. Ну а ты вообще отвратительный свидетель. Мало того, что сын, так ещё и криминальное досье… Аарон прав: как только ты выступишь с заявлением, что видел видео, сам отправишься в тюрьму. Хищение и уничтожение улик… Нет, Логан, то, что ты сжёг записи, на руку Аарону. Сейчас его от свободы отделяю только я.

— Извини.

Я пожала плечами. Прекрасно понимая, что им двигало, я не могла принять его решения уничтожить видеозаписи. Конечно, мы с Дунканом и сами были в ужасе, когда увидели Лилли с мистером Экхолзом, но даже Дункану в голову не пришло скрыть или тем более уничтожить записи. Защитить честь Лилли… Она была моей лучшей подругой, и я искренне любила её, но сейчас я могла это признать — Лилли была просто шлюхой.

— Этого уже никак не исправить, так что нет смысла думать об этом.

— Давай подумаем о том, кому ты мешаешь.

И снова — я отлично понимала, что Логан чувствует себя виноватым и именно потому настаивает на поисках иного подозреваемого, но потакать ему совершенно не хотелось. Я злилась: и на него, и на ситуацию, и на себя…

— У тебя есть версии? Потому что у меня их нет.

— Ты зациклилась на моём отце.

— Ну, знаешь ли! — возмутилась я и хотела уйти, но Логан не пустил.

— Вероника, пожалуйста. Я не считаю его хорошим человеком, он убийца и подонок. Но всё же я верю, что именно в этом, покушениях на тебя, он не виноват. Прошу, сделай мне одолжение, подумай…

— Хорошо, — нехотя уступила я. — С какого момента начнём вспоминать моих недоброжелателей? И как будем отсеивать врагов от мелкой рыбёшки? В Нептуне половина населения — миллионеры, которые с лёгкостью найдут несколько тысяч на киллера, а вторая половина — за несколько тысяч с радостью переступит через закон и мораль. Ну и кого будем подозревать?

— В последнее время у твоего отца были какие-то дела, где ты могла бы завести врагов?

Я наконец поняла, что Логан не отстанет, и перестала сопротивляться. Он всегда был ужасно упрямым, а если что-то казалось ему важным, Логан переставал обращать внимание на препятствия. Он хотел, чтобы я была в безопасности, и считал, что для этого я должна напрячь память и вспомнить всех, кому могла бы перейти дорогу, и это означало, что пока он не получит ответ, не отстанет несмотря на моё нежелание это обсуждать. До суда над Аароном было далеко, заниматься сексом двадцать четыре часа в сутки невозможно, и кроме разговоров, в добровольной изоляции нам больше нечего было делать.

Чёрт!

— Пойми правильно, Логан, — смиряясь с неизбежным, терпеливо сказала я, — для детектива каждое дело — минус один доброжелатель. Даже самые банальные дела с супружеской неверностью — застуканные супруги отнюдь не с пониманием относятся к тому, кто сделал разоблачительный снимок. То, что я сейчас скажу, должно остаться между нами…

— Обещаю.

— …но за последние пару лет отец всего несколько раз этим занимался — это моя работа. Папа ловит беглецов, а мелочёвка на мне. Любой из пойманных на горячем — может жаждать мести. Измена — это не только скандал с супругом, это развод, потеря миллионов за нарушение брачного контракта, ссоры с детьми, лишение прав на опеку, загубленные карьеры. Никто из изменщиков не думает: «Я это заслужил, не удержав член в штанах или ноги сомкнутыми». Они все винят нарывшего компромат детектива. Но кто-то понимает, что детектив не виноват в их проблемах, а кто-то нет. Я не могу назвать имена, сам понимаешь, конфиденциальность, но…

— Что — но?

Я запнулась и попыталась отстраниться, а когда не вышло, прикусила губы. Чёрт. Я не должна была об этом заговаривать…

— Вероника?

— Твоя мама.

— Что с ней?

— После того случая с письмами с угрозами… Помнишь, в таблоидах появилось множество статей с интимными фотографиями Аарона?

— Помню. Отец обвинил маму…

— Аарон обратился к моему отцу, и… Это мой отец выяснил, кто слил в прессу разоблачительные снимки про твоего отца.

Логан застыл, а я готова была откусить себе язык. Он так тяжело переживал самоубийство матери, я не должна была поднимать эту тему…

Я боялась пошевелиться, не зная, как он воспримет мои слова, но он смог меня удивить.

— Логично, — глухо произнёс Логан, не глядя на меня, но не разжимая объятий. — Я не думал об этом, но подсознательно знал. Больше ведь некому.

— Прости.

— Тебе не за что извиняться, Вероника. Мама наняла твоего отца, потому отец тоже обратился к шерифу Марсу. Ну и его никто не заставлял изменять, как и маму — сливать личную информацию репортёрам. — Логан хохотнул и досадливо скривился. — Все получили по заслугам, да? А мне расхлёбывай.

Я порывалась спросить, не хочет ли он, чтобы я ушла и дала ему возможность всё обдумать, но это было бы лицемерием: я была нужна ему, иначе он бы не обнимал меня так крепко, это мне хотелось спрятаться, чтобы хоть немного заглушить чувство вины; не скажи папа Аарону правду, Линн, возможно, была бы жива.

— Пообещай, что мы ничего не будем скрывать друг от друга, — вдруг произнёс Логан.

— Ты первый пожалеешь об этом обещании, — покачала я головой и потянулась, чтобы его поцеловать, смягчая отказ. — Если очень хочешь обменяться клятвами, то предлагаю изменить формулировку и пообещать не лгать друг другу.

— Ну хотя бы так, — его губы чуть дрогнули в улыбке.

— Обещаю, — легко сказала я. Недоговаривать — в этом была вся я, а вот ложь я не любила и старалась избегать. Особенно в отношениях, поэтому это обещание далось мне действительно легко.

Мы немного помолчали, я уже почти обрадовалась, что тягостное признание поставило точку в неприятной теме, однако Логан был Логаном — он не собирался отступать.

— Кто-то из недавних изменщиков кажется тебе подходящим на роль убийцы?

Подавив горестный стон, я заставила себя серьёзно отнестись к вопросу и ответила искренне:

— Не знаю. Когда отчёт отдан клиенту, я больше не слежу за его судьбой. Я даже не знаю, как клиенты распоряжаются полученной информацией. Не все сразу подают на развод. Кто-то начинает тихо и незаметно переводить совместно нажитое имущество на сторону, чтобы при разводе оно не фигурировало в документах. А кто-то сам начинает изменять, потому что понимает, что развод невыгоден из финансовых соображений или из-за нежелания травмировать детей, но и хранить верность изменнику не хочет. Да и сами разводы проходят по-разному: одни скандалят и поливают друг друга дерьмом, устраивая баталии в суде, а другие разводятся тихо, не считая правильным выносить грязное бельё на потеху таблоидам. Твои родители, если бы решили развестись, устроили бы шоу — они оба публичные персоны. А вот родители Дункана бы действовали по-тихому.

— Почему?

— Потому что «Кейн-софт-вейер» — это в первую очередь Джейк Кейн, и акции упадут, если он окажется замешан в скандале. Твоя мама не простила измену, Селест — замяла дело. Все люди разные, Логан, нельзя вывести среднее арифметическое и ожидать одинаковой реакции.

— А кроме слежки за неверными мужьями? Чем ещё ты занималась?

— Разным, — я пожала плечами, вспоминая. — Но помимо «Марс-инвестигейшн» я ведь и в школе проводила расследования. Не знаю, в курсе ли ты, но несколько месяцев назад Дуглас Джексон попросил меня накопать что-нибудь на его родителей — хотел получить рычаг давления на них. Ну а затем народ повалил толпой: все хотели узнать грязные тайны родителей.

— И что?

— И я много чего накопала. И как ты понимаешь, я говорю не о штрафах за вождение в нетрезвом виде или аресты за публичное мочеиспускание в подростком возрасте. Кое-что было действительно серьёзно.

— Думаешь, тебе мстят?

— Нет, — я поморщилась и покачала головой. — Меня нанимали для поиска информации, которую можно, образно выражаясь, бросить в лицо родителям в горячке ссоры. Так что я не всё озвучивала.

— Так что ты накопала?

Но я снова покачала головой. Почему-то первой вспомнилась Мак и правда о её родителях… Но она моя подруга, и её тайну я не стану разглашать. Как, впрочем, и тайны других.

— Это конфиденциально, Логан. Я дорожу своей репутацией и уважаю чужие тайны.

— Ты их раскапываешь за пятьдесят баксов.

— В пятьдесят баксов входит и их сохранение.

— Тупик? — разочарованно спросил он после паузы, поняв, что иного ответа не будет.

— Ну… Понимаешь, если бы кто-то кинулся в драку в момент получения информации — я бы не слишком удивилась. Или стал угрожать, что убьёт меня, если сведения распространяться. Ну или потребовал отдать все данные, очистив все носители и не сохраняя никаких копий, даже для личного архива. Это, в принципе, нормально. Но выждать, а затем нападать?.. Мне не кажется, что любое из этих дел могло бы толкнуть на подобное.

— А это может быть Слоник? — вдруг спросил Логан, и я выпучила глаза в крайней степени изумления. — Что? Ты настолько ему доверяешь?

— Именно он сказал, что тормоза были перерезаны.

Логан явно хотел возразить, но не придумал, что сказать. И потому я сама заговорила:

— Из-за тебя, точнее, из-за того, что тебя подозревают в убийстве Феликса, наши с ним отношения стали далеки от дружеских, но мы не враги. Тем более что всем, в том числе и Слонику, известно, что мы с тобой расстались. Будь перерезаны твои тормоза — я бы и тогда не заподозрила Слоника. Это не его стиль, Илай простой парень, все эти интриги и хитрые ходы — не его это. Отпинать до комы или устроить поножовщину — да, а подстраивать несчастные случаи — нет. А мне он и вовсе не стал бы вредить… и точно не стал бы желать смерти.

— А его прихвостни?

— Логан, — я нахмурилась и покачала головой, — это у тебя прихвостни, а у Слоника банда. В чём различие между Диком и байкерами нужно пояснять?

— И ты абсолютно убеждена, что никто из его банды не стал бы действовать, не поставив Слоника в известность? — пропустил он мимо ушей издёвку.

Чёрт. Он прав, в нас уже стреляли…

— Нет, не убеждена. Однако я с ними не ссорилась, им незачем от меня избавляться.

Внезапно Логан дёрнулся.

— Слушай… Помнишь кузена Слоника? Это ведь ты засадила его в тюрьму.

— Да, но… Чарда Наварро успел натворить немало дел до того, как попасть в тюрьму. Если он кому и стал бы мстить, то, скорее, тебе.

Чарда спал с девушкой Логана Кейтлин, потом украл кредитки Линн Экхолз, подставив свою бабушку Летисию, которая работала в доме Экхолзов и потому оказалась главной подозреваемой. Слоник, не имевший к преступлению никакого отношения, был вынужден взять вину на себя, чтобы миссис Наварро отпустили. Между Логаном и байкерами назревала война, и мне пришлось вмешаться и найти виновного, пока события не приобрели угрожающий жизням масштаб. Слоник был благодарен, а кузена не простил — сначала того жестоко избили байкеры, а затем Чарда оказался в полиции.

— Это ведь ты вывела его на чистую воду, — упрямо возразил Логан.

— Ему дали сколько, три года? Он не мог уже выйти.

Логан, кажется, расстроился, и мне стало весело.

— Меня ненавидит половина Нептуна, это факт. Но настоящих врагов у меня нет. Прости, но эти версии…

— А наркотики?

— Что? — я непонимающе посмотрела на серьёзное лицо Логана.

— Наркотики, — повторил он медленно и чуть ли не по слогам. — Помнишь, Люк просил тебя найти стероиды?

— Эм… Да, но…

— Тот чувак, что владеет спортклубом, ты же подставила его? Люк, помнится, прыгал до потолка и восхвалял тебя.

Меня прошибло холодным потом.

С тех пор в моей жизни произошло столько разных событий, что я и думать забыла о той ситуации, а между тем дело было не самым простым и приятным и закончилось хорошо не для всех. Логан, Люк с Трой ездили развлечься в Тихуану, а затем Трой решил провернуть аферу и скрыться с машиной отца и наркотиками Люка. И всё бы ничего, только Люк вёз стероиды не для личного пользования, а по заказу Хэнка Зикмана, владельца спортклуба «Зикзак». Люк был в ужасе от перспектив — торговцы наркотиками шутить не умели и прощать потерянный товар не собирались — и умолял спасти его, и я спасла: сначала помогла решить вопрос с деньгами, лично передав их мистеру Зикману, а затем нашла наркотики… и смыла их в унитаз. Ну а чтобы недовольство Зикмана не привело к несовместимым с жизнью травмам у Люка, я отправила его фото с подписью «наркоторговец» пограничникам. И услышав о его аресте, выбросила ситуацию из головы.

Мог ли мистер Зикман затаить злобу? Ещё как! Но…

— Если бы меня подстерегли, подвесили на турник вниз головой и принялись орать, брызгая слюной, я бы поверила в его причастность, — озвучила я результат размышлений. — Но заказ — мне не кажется, что это в стиле Зикмана.

— Почему ты считаешь, что это в стиле моего отца?

Я так не считала…

— Дело не в стиле, Логан. Зикману моя смерть ничего не даст, в то время как иные способы воздействия могли бы послужить наглядной иллюстрацией для его врагов: мол, вот что бывает с теми, кто переходит ему дорогу… А для твоего отца моя смерть выгодна.

— Не выгодна, — упрямо набычился он. — В том и дело, что ему это лишь повредит. Его сразу заподозрят, потому что на первый взгляд всё именно так и выглядит. Но это не правда.

Моё терпение окончательно истощилось, и я резко вскочила с дивана.

— Да почему ты ему веришь?! Чем он заслужил это?

— Правдой, — хмуро произнёс Логан, не двигаясь с места. — А ещё советом по-тихому нанять для тебя телохранителя, потому что обвинений в ещё одном убийстве ему не нужно, а вероятность, что твою смерть повесят именно на него, слишком высока.

Глава опубликована: 19.02.2021

~8~

После обсуждения у нас обоих испортилось настроение, так что некоторые время мы не разговаривали: молча пили чай, потом я решила приготовить нормальный ужин вместо бутербродов, затем Логан включил какой-то фильм, и следующие полтора часа мы провели в обнимку на диване, не обменявшись ни словом.

— Ты ведь не согласишься на телохранителя? — спросил он, когда по экрану побежали титры.

— Нет, — односложно ответила я.

— И что тогда будем делать? Если мы решили держать отношения в тайне, я не смогу быть рядом и защитить тебя…

— Логан, я хотела кое-что обсудить с тобой. — Я замолчала, засомневавшись в правильности того, что хочу сказать.

— Что именно?

— Кейнов. — Он будто окаменел и не издал ни звука. — Я хочу встретиться с мистером Кейном.

— Зачем?

— У меня нет ни средств, ни возможностей для проведения полноценного расследования. Джейк не меньше меня заинтересован в осуждении твоего отца. И у него есть Кларенс Уидман — бывший агент ФБР, бывший военный разведчик, а ныне — глава службы безопасности, который уже доказал, что для него почти нет невозможного. Уидман может на деньги Джейка подкупить тюремную охрану, чтобы получить информацию о контактах Аарона. Опять же проверка банковских счетов — не то, что могу сделать я.

— Я предоставлю доступ к бухгалтерии, — задумчиво произнёс Логан, — но ты уверена…

— У нас были разногласия, но я абсолютно уверена, что Кейн не желает мне смерти. А тебе я всё это говорю потому, что без Дункана я не смогу встретиться с его отцом — они же прячутся от репортёров, переехали в дом в Напе, так что просто взять и прийти на встречу не получится… — я запнулась, услышав хруст. Идея моей встречи с Дунканом Логану не понравилась настолько, что в его руке треснул пульт от телевизора. — Логан…

— Хорошо.

Так легко получить согласие я не ожидала и потому настороженно уставилась на него.

— Ты уверен?

— Если это обеспечит тебе безопасность — иди к Дункану.

— Не к Дункану, а к Джейку, — уточнила я и прижалась к нему теснее, касаясь щеки губами. — Я уже сказала, что не хочу быть с Дунканом.

— Я люблю тебя, — спокойно и даже почти равнодушно произнёс Логан, смотря мне прямо в глаза. — Не думал, что скажу это, но… Тебя это ни к чему не обязывает. Мои чувства — моя проблема. Если тебе нужно быть с Дунканом — я справлюсь.

— Тебе не с чем справляться. Я здесь, с тобой.

— Надолго ли? — грустно улыбнулся он и повалил меня на диван, вжимаясь в меня всем телом и лихорадочно целуя.

Ты мне не веришь, Логан, но ответ — да. Я хочу, чтобы это было надолго. А ещё я не хочу умирать, и потому мне нужно встретиться с Джейком и уговорить его помочь.

Показания с чужих слов в суде не принимались в качестве доказательств, но было исключение — предсмертная запись. И я собиралась не просто сделать её, но и раструбить об этом на весь свет — кажется, это был единственный способ сделать моё физическое устранение бессмысленным.


* * *


Как бы ни было страшно оставаться в слабо защищённом доме Логана, это не было плохим решением. Кое в чём он всё же был прав: случилось со мной что — и подозрения пали бы на Аарона, тем более после визита сына и его обвинений — все разговоры в тюрьме записывались, и прокурор будет счастлив получить эти записи, даже если не сможет предъявить их в суде в качестве доказательств. Рядом с Логаном я была почти в безопасности, особенно пока мы официально не пара и Аарон не догадывается, что Логан действует в моих интересах. И всё же открытые пространства нервировали, любой шорох заставлял вздрагивать, каждая тень провоцировала панику, и с утра я не сдержала облегчённый вздох, покидая его дом.

Мы обо всём договорились и пообещали друг другу проявить сдержанность и терпение, но это были лишь слова, и я не верила, что если игра затянется, Логан сможет держать себя в руках и не срываться на Дункана. Но до того ещё нужно было дожить…

Утром Логан прощался со мной так, словно я отправляюсь в зону боевых действий, а не на работу. Мы не обменялись и десятком слов — всё уже было сказано, — но поведение говорило само за себя.

Логан подвёз меня домой и, переборов себя, уехал, а я наконец переоделась в свою одежду, потискала собаку, написала Уоллесу… и вызвала такси: «Себринг» так и остался в гараже Логана — одного раза мне хватило; пока всё не уляжется, у меня не было желания рисковать разбиться из-за испорченных тормозов.

В «Хижине» мне простили вчерашний прогул, приняв версию с отравлением, и я приступила к работе, впервые желая увидеть здесь Дункана. И он не замедлил появиться.

— Вероника!

Кажется, он был взволнован моим прогулом больше работодателя.

— Привет, — я изобразила невинную улыбку и широким жестом предложила выбрать столик.

Может, он и хотел что-то спросить, например, почему меня не было или почему мой телефон был отключён, но я здесь была не в качестве посетителя и потому с очередной улыбкой убежала к зашедшей паре, не дав ему и слова сказать.

— Доброе утро и добро пожаловать...

Периодически я поглядывала на Дункана, прикидывая, когда настанет подходящий момент для разговора, но посетителей было много, и я не могла надолго отвлечься от обязанностей.

Вибровызов в заднем кармане напугал и заставил подпрыгнуть — я не сразу поняла, что звонит одноразовый телефон, номер которого известен только Логану.

— Прикроешь на минутку? — на ходу попросила я Синди, одну из официанток, и шмыгнула в служебный туалет.

Телефон успел затихнуть, однако едва я закрыла дверь, как зазвонил снова.

— Алло!

— Ты в порядке? — голос Логана звучал напряжённо.

— Да. Я же на работе. Ты что-то хотел?

— Я просил тебя звонить… — неуверенно и тихо произнёс он и сразу продолжил извинительным тоном: — Я волнуюсь за тебя.

— Я в порядке, и… Мы же всё решили.

— Прости.

— Логан! Я по голосу слышу: ты что-то задумал!

— Я рядом с «Хижиной».

Чёрт! Хотя на самом деле я даже не удивлена: с самого начала знала, что остаться в стороне он не сможет.

— Уезжай. Дункан здесь, и я пытаюсь выбрать подходящий момент, чтобы с ним поговорить. Твоё присутствие…

— Можно использовать как повод, — перебил он.

— Логан…

— Пожалуйста, Вероника, мне нужно тебя увидеть.

Чёрт!

— Я не смогу тебя отговорить? — обречённо проворчала я, признавая бессмысленность дальнейших пререканий.

Логан усмехнулся, а я бросила трубку и вернулась в зал. Ну что, давай посмотрим, как хорошо мы умеем играть.

Он возник передо мной через десять минут после разговора, просто вошёл и остановился у стойки, молча сверля меня взглядом. Неприятная улыбка не вязалась с выражением глаз, но и моя холодность наверняка выглядела неестественно. Я не могла продемонстрировать неприязнь, пусть Логан и был моим официально бывшим парнем, это противоречило должностной инструкции, однако лучезарно улыбаться я не была обязана.

— Столик на одного? — равнодушно спросила я, жестом указывая на свободные места.

Логан кивнул и, многообещающе посмотрев на меня, молча прошёл к столу, что был ближе всего к Дункану.

Чёрт! Зная Логана, глупо предполагать, что он не захочет вмешаться, но лишь всё испортит. При нём Дункан не станет говорить то, что сказал бы наедине, но Логан всё равно найдёт, к чему придраться… Ну почему всё должно быть так сложно?..

Поставив перед Логаном тарелку с пирожным и чашку кофе, я мимолётно улыбнулась Дункану и поспешила за стойку.

— Как мило, — незамедлительно съязвил Логан. — Планируешь мозолить ей глаза, пока она меня не забудет?

— Чем чаще ты будешь появляться и бесить её, тем скорее Вероника поймёт, насколько сильно в тебе ошиблась…

Язвительность в исполнении Логана была привычной и естественной, но слышать подобное от Дункана было странно. Я заставила себя уйти, не обернувшись, хотя хотелось рассмотреть этого нового Дункана, и запретила себе прислушиваться к их приглушённой перепалке. Верила ли я в то, что Логан сумеет сдержаться и не бросит в лицо Дункану, что он уже победил и тот ему не соперник? Если честно, да. У Логана было много недостатков, и излишняя эмоциональность вкупе с импульсивностью были чуть ли не основными, и всё же ради своих он был способен переступить через всё и себя в том числе. И я для него была слишком важна, чтобы он позволил себе поддаться на провокацию.

Обеденный час пик не оставил мне и шанса на то, чтобы контролировать взрывоопасное соседство, и всё же когда наплыв посетителей стих, оказалось, что ничего непоправимого не случилось. Дункан остался на месте и улыбнулся при моём приближении, хотя его раскрасневшееся лицо намекало на горячие споры, что он вёл совсем недавно. Зато Логан невозмутимо отсалютовал мне вилкой с куском пирожного, и ничто в нём не выдало истинного отношения к ситуации.

— Всё хорошо? — с улыбкой спросила я Дункана, нарочито повернувшись к Логану спиной.

— Да, конечно.

Я достаточно хорошо знала Дункана, чтобы увидеть, как он обрадован моим поведением или, точнее, тем, как я веду себя по отношению к Логану. И Логан тоже это видел. Внутри шевельнулась совесть, но я приказала себе не отвлекаться. Даже если Дункан не простит мне этого притворства, что было маловероятно, речь шла о моей жизни и потому отступать из-за этого было бы несусветной глупостью.

Я не знала, как подвести разговор к нужной мне теме, но само то, что я замешкалась рядом с ним, заставило Дункана заулыбаться.

— У тебя же должен быть перерыв? — немного суетливо спросил он. — Выпьешь со мной кофе?

Я оглянулась на вход, но никто не ждал меня, и кивнула.

— Сейчас вернусь.

— Да, Дункан, угости мою бывшую девушку кофе, — пропел Логан.

Я бросила на него быстрый взгляд и отошла, ничего не сказав. Дункан огрызнулся…

«Тебе лучше уйти. Я не хочу, чтобы ты это слышал».

Повернувшись спиной, я написала смс с одноразового телефона и убрала его в сумку. Послушается ли Логан, было большим вопросом, но говорить при нём мне будет сложно. Чтобы Дункан помог, я должна была сыграть достоверно, и это означало, что несмотря на нашу договорённость, Логан вполне может усомниться во мне. Даже ради плана я не собиралась притворяться влюблённой в Дункана, однако тёплый интерес изобразить было необходимо…

Предупредив, что беру перерыв, я налила себе кофе и, натянув на лицо улыбку, вернулась к столу Дункана.

Логан не сдвинулся с места и сверлил меня взглядом, а на губах его играла издевательская улыбка.

Они были настолько разными… Дункан — добрый и милый, мягкий и понимающий, не забывающий о мелочах и романтичный. И Логан — яркий и резкий, твёрдый и упрямый, совершающий ошибки и упорствующий в них. Они оба были избалованными детьми богатых родителей, они оба потеряли Лилли, но если Дункана это сломало, и ему пришлось выстраивать свою жизнь заново, Логана несчастья закалили и сделали сильнее. Дункан остался подростком, Логан стал мужчиной.

— Как дела? — начала я с банальности, садясь спиной к Логану и мысленно моля его уйти. — Давно мы не общались.

— Давненько… Ты меня избегала? — неуверенно спросил Дункан, смотря мне за спину, на Логана.

— Прости, — лгать было бы не только неправильно, но и сложно, ведь не только я знала Дункана, он тоже отлично меня знал. И потому я решила по возможности говорить правду. — Мне нужно было обо всём подумать и…

Сосредоточиться и плавно подвести разговор к нужной теме мне и так было непросто, а когда внимание Дункана было сосредоточено на кривляющемся Логане, сделать это вовсе не получалось. Я резко обернулась и нахмурилась.

— Тебе не пора уходить? — по-хамски прямолинейно спросила я его.

— Если ты этого хочешь… — Логан не изменился в лице, но лёд в глазах сказал о многом. — Веди себя как хороший мальчик, Дункан, — хмыкнул он и, наклонившись ко мне, демонстративно поцеловал меня в щёку, успев шепнуть: — Не задерживайся, я буду ждать тебя.

Мне удалось скрыть реакцию на это простое действие и не провожать его взглядом.

— Извини за это, — скованно сказала я, не поднимая глаз.

— Тебе не за что извиняться, — Дункан не упустил момента и взял меня за руку. — Логан есть Логан, и… я рад, что между вами всё кончено. Скоро всё наладится.

Я вздохнула. Между нами не только не было всё кончено, но и стало намного серьёзнее, вот только говорить об этом Дункану было нельзя.

— Боюсь, не наладится, — с наконец подняла взгляд и, призвав все актёрские таланты, вкрадчиво призналась: — У меня проблемы, Дункан. Серьёзные. И, кажется, мне очень нужна твоя помощь.


* * *


Конечно же, нам не удалось нормально поговорить, но я именно на это и рассчитывала, когда подняла тему во время перерыва. Я хорошо знала Дункана… да и в людях не так уж плохо разбиралась, а потому просчитать реакцию для меня не составило сложности. Дункан заинтересовался и пообещал помощь, а затем, когда услышал и осознал, что я абсолютно серьёзна и говорю не о мелочах, разволновался.

— Тебе не стоит оставаться здесь, моя смена продлится ещё несколько часов, — выразительно посмотрев на него, покачала я головой. — А разговор… Я бы предпочла всё рассказать там, где нас не услышат.

— Я живу в «Гранд-отеле», — сообщил Дункан и вытащил из кармана ключ-карту. — Вот, возьми, я попрошу на ресепшен другой. Родители решили закрыть дом до своего возвращения — но мне не позволили жить одному. Так что теперь я гордый обитатель президентского люкса. Я буду ждать тебя там, хорошо?

Опустив глаза, я смотрела на очередное свидетельство разницы между мной и теми, кто мне нравился. Сын миллиардера Дункан, сын звезды экранов Логан… и я, дочка бывшего шерифа. Даже немного обидно, что я не корыстна и с обоими встречалась по велению сердца, а не ради их денег.

Отбросив неуместные мысли, я взяла ключ-карту и улыбнулась Дункану.

— Спасибо, что согласен меня выслушать.

— Конечно! До встречи, Вероника.

— Увидимся.

Проводив Дункана взглядом, я достала телефон и набрала Логана.

— Психуешь? — вместо приветствия спросила я.

— А у меня есть повод? — хмыкнул он в ответ.

— А тебе он когда-то был нужен?

— Справедливо, — рассмеялся он. — Поговорила?

— Договорилась о разговоре, но всё прошло хорошо.

— Так ты… — он оборвал сам себя и со вздохом спросил: — И что теперь?

— Не мешай мне.

— Вероника…

— Прошу, Логан, не мешай. От этого зависит моя жизнь.

— Мне не звонить тебе? — глухо спросил он, и мне захотелось всё бросить и поехать к нему.

— Лучше не надо. Я сама тебе позвоню. И, Логан…

— Да?

— Если ты всё ещё хочешь рассказать Дику о нас… я не против.

— Как мило с твоей стороны. Или… это ты так даёшь понять, что после разговора с Дунканом не передумала насчёт нас?

— Я не передумала, а насчёт Дика… Он твой друг, я не должна была с самого начала запрещать тебе говорить правду.

— Я заеду за тобой после работы, — неожиданно сменил он тему.

— Логан…

— Ты без машины, — перебил он, — и я не позволю тебе рисковать и одной ходить по тёмным улицам. Прости, но это не обсуждается.

Он был прав, так что я даже не могла возмутиться приказному тону и нарочитому ущемлению моих прав.

— Я встречаюсь с Дунканом после работы.

— В «Хижине»?

— Нет, но…

— Значит, я отвезу тебя к Дункану. Звони.

Посмотрев на замолчавший телефон, я мысленно выругалась и вернулась к работе.

Отношения с Логаном не будут простыми, я знала это с самого начала, но только сейчас начала понимать, что их сложность будет состоять совершенно не в том, что напрягало меня при мыслях об этом. Почему-то мне казалось… Впрочем, не почему-то, а из длительного наблюдения за ним! Мне казалось, что главная проблема будет заключаться с неверности, разном круге общения, расхождении интересов… Когда он встречался с Лилли, их отношения напоминали бразильскую мыльную оперу — с криками, сценами ревности и всем положенным по жанру. Мы с Дунканом постоянно ощущали неловкость, когда они начинали выяснять отношения, ссорились и расходились, чтобы помириться через день или неделю. В прошлом году, когда Логан встречался с Кейтлин, мне казалось странным, что их связывает лишь секс да совместные походы на вечеринки. Наши отношения были совершенно иными с самого начала, но это не было важно потому, что обстоятельства вынуждали нас вести себя совершенно не так, как это было бы в обычной жизни.

Обычная жизнь ещё даже не началась, но уже сейчас было совершенно очевидно, что Логан изменился… Или относился ко мне совсем не так, как к Лилли или Кейтлин. У нас были разные интересы: Логан любил серфинг, я предпочитала свободное от учёбы время посвящать работе в детективном агентстве отца; Логан с удовольствием посещал многочисленные вечеринки, меня туда даже не приглашали, да я и сама не горела желанием их посещать; у нас были разные друзья и мы не особо стремились общаться в компании. Но на самом деле проблема была совсем не в этом. Мы оба хотели контролировать жизнь друг друга — не из недоверия, а потому что действительно волновались друг за друга. А ещё, кажется, речь шла не о детской влюблённости, а о неожиданно намного, намного более серьёзном взрослом чувстве.

Господи, Вероника, ты не могла влюбиться в кого-то менее сложного?..

Глава опубликована: 19.02.2021

~9~

До конца рабочего дня я успела продумать предстоящий разговор с Дунканом и пребывала почти в хорошем настроении. Рутина порой выступала самым лучшим антидепрессантом, усыпляла страхи, убаюкивала паранойю. За прошедшие с покушений дни всё было спокойно, и иногда на периферии сознания мелькала мысль, что никакой опасности не было, мне всё привиделось, показалось, разыгралось воображение… Утешая себя мыслью, что запись показаний в любом случае не повредит, я гнала от себя сомнения, но они неизменно возвращались.

О том, что Логан будет ждать меня после работы, я успела забыть, как и про обещание звонить ему с ежечасными отчётами — замоталась с клиентами, завязла в размышлениях… А потому, простившись с коллегами, вышла из «Хижины» и двинулась во тьму, гадая, не поджидает ли меня там наёмник с бейсбольной битой… И едва не заорала, когда из темноты ко мне двинулся высокий силуэт.

— Где твоя паранойя, Вероника Марс? — Логан сверкнул своей обычной обаятельной улыбкой, но, взглянув в моё лицо, посмурнел. — Ты забыла про меня.

Это не было вопросом, он просто озвучит вывод, но соглашаться не хотелось…

— Прости, — всё же не стала лгать я.

— Садись в машину, — бросил он и, развернувшись на каблуках, сел за руль.

На парковке не было ни души, и меня бросило в холодный пот. Ночь, темнота, безлюдное место… Господи, Вероника, у тебя что, память как у золотой рыбки? Ты действительно забыла, что в третий раз тебя пытались убить всего в паре кварталов от этого места?

— А если бы это был не я? — озвучивая мои мысли, недовольно произнёс Логан, заводя мотор. — Почему ты так неосторожна?

Он злился и имел на это право. Мало того, что я нарушила обещание и забыла про него, ещё и к собственной безопасности отнеслась с неуместным пренебрежением.

— Устала от людей, — с извинительной интонацией сказала я после паузы, — думала, как пройдёт разговор с Дунканом и Джейком, вот и…

— Так нельзя, Вероника. — Логан поморщился и замолчал. Ему хотелось выплеснуть недовольство, но смысла в этом не было, и он пытался сдержаться.

— Я знаю.

Он посмотрел на меня и свернул к обочине, останавливаясь.

Сев боком, Логан протянул руку и погладил меня по щеке. Я улыбнулась и сама потянулась к нему. Он боялся за меня и ревновал к Дункану, но не хотел нагружать меня ещё и этим и потому молчал…

— Всё будет нормально, — как могла уверенно сказала я и поцеловала его в нос. — И я не собираюсь возвращаться к Дункану.

Порывисто обняв меня, Логан долго молчал. Мы даже не целовались, просто сидели в неудобной позе, не замечая этого, и мне была так тепло и спокойно, словно в мире исчезли все проблемы и сложности.

Звонок Дункана разрушил иллюзию.

— Давай я лучше вызову такси, — отстраняясь, предложила я. — Я позвоню, когда что-то решится.


* * *


«Нептун-Гранд-отель» был местом пафосным и дорогим. Сам по себе «Нептун-гранд» мало отличался от обычных отелей, но персонал вёл себя так, будто работал не в маленьком городке, а селил гостей по меньшей мере в Виндзорском замке.

Встречаться с кем-либо мне не хотелось, поэтому я предпочла войти через чёрный вход и подняться в служебном лифте на третий этаж, а уже там перешла к гостевому лифту и воспользовалась ключ-картой Дункана, чтобы сначала подняться на верхний этаж, куда не было хода обычным гостям, а затем и войти в номер без стука.

Президентский люкс не поражал воображение убранством, только размерами, однако осмотреться у меня не было возможности — стоило мне открыть дверь, как Дункан подскочил с дивана и бросился мне навстречу.

— Привет, Вероника!

Дункан замешкался, не зная, как быть дальше, то ли поцеловать меня, то ли не спешить с проявлением подобных чувств, а я не собиралась упрощать ему задачу, потому что и сама не знала, какой стиль поведения выбрать. Я планировала использовать его хорошее отношение для того, чтобы добиться нужного мне развития событий, но как далеко я готова была зайти? Несомненно, проще всего было притвориться, что я хочу к нему вернуться, выказать симпатию, ответить на объятия и поцелуи… Но так я не могла. И даже не из-за Логана — Дункан был мне дорог сам по себе, и хотя я не желала быть с ним, снова стать друзьями казалось мне лучшим вариантом, и потому изображать влюблённость было бы подло.

— Привет, — сдержанно улыбнулась я, закрывая дверь и не двигаясь с места. — Спасибо, что согласился поговорить.

— Конечно!.. Проходи. Ты не голодная? Я заказал на двоих.

За его спиной обнаружился сервировочный столик, спасибо хоть без цветов и свечей, и я пожала плечами.

— Не уверена, что… Впрочем, можно что-нибудь пожевать.

Неловкость ощущалась физически — сдавливала горло, заставляя делать паузы в разговоре, удерживала путами, вынуждая прерывать жесты на полувзмахе, вязла на лице, как маска из глины, мешая проявлять настоящие эмоции. Скованные движения, неестественные улыбки, странные формулировки…

— Дункан, кажется, нам всё же нужно поговорить, — противореча сама себе, решительно заявила я, садясь к нему лицом.

— Ты же за этим и пришла, разве нет?

— Нет. Но мне кажется неправильным говорить о том, что мне нужно, сейчас. До того, как мы обсудим вот это всё.

Я не сомневалась, что он очень даже хочет разобраться в наших отношениях или, точнее, определиться с их направлением теперь, когда мы оба знали, что Джейк Кейн не мой отец, однако прямота — этим Дункан никогда не злоупотреблял. Напротив, он всегда предпочитал отмалчиваться и уходить от разговора на серьёзную тему. А если на него давили — сбегал и прятался, всеми способами мешая задать ему вопросы. Вот и теперь он сразу замкнулся, его взгляд забегал по комнате, руки стали мять салфетку — он даже не замечал этого, но всем своим видом давал понять, что говорить об этом не желает.

Стоило ли мне упорствовать? С одной стороны, так будет правильнее, а с другой… Зная Дункана, я могла с высокой вероятностью предсказать его реакцию, и она была мне невыгодна.

— Ладно, — в конце концов махнула я рукой, — тогда я скажу, зачем пришла.

Его лицо тотчас расслабилось, он облегчённо выдохнул, и на губах появилась улыбка.

Мда. Что ж, Дункан, одного этого хватило бы, чтобы я предпочла тебе Логана. Он, по крайней мере, никогда не избегал неприятных разговоров и был способен озвучить свои желания и страхи, а в отношениях это немаловажно…

— Мне нужна помощь твоего отца, — приняв решение, я отбросила последние сомнения и заговорила спокойно и деловито, как будто передо мной сидел не бывший парень, в отношениях с которым у меня было много сложностей, а Уоллес. — Меня пытаются убить. Доказательств нет, но я почти на сто процентов уверена, что это дело рук мистера Экхолза. И сама я не могу разрешить возникшие сложности. Я хочу записать свои показания, тогда даже если со мной что-то случится, он не избежит наказания — предсмертные показания принимают в суде в качестве улики. А твой отец сможет сделать так, чтобы информация об этом разошлась… И тогда убивать меня станет бессмысленно, и, может быть, Аарон отзовёт наёмника…

По мере того, как я говорила, глаза Дункана раскрывались всё шире, пока не достигли предела, и тогда стал открываться его рот. Это выглядело смешно и нелепо, но речь шла о слишком серьёзных вещах, и смех был бы неуместен, поэтому я сделала вид, что ничего не заметила, и, договорив, вопросительно уставилась на него.

— Я знаю, что твои родители предпочли не возвращаться в Нептун, пока всё не утихнет, но я хочу встретиться с мистером Кейном и рассказать вот это всё ему. Если честно, он моя последняя надежда… Как считаешь, твой отец согласится помочь?

— Уверен в этом, — заторможенно кивнул Дункан и наконец отмер, шокированно воскликнув: — Что значит, тебя пытались убить?! Вероника, ты обратилась в полицию? Что сказал шериф? Сейчас ты в безопасности?!

— Я в порядке, — поспешно уверила я. — Так ты позвонишь отцу?

— Конечно… Но, наверное, уже завтра.

В первое мгновение я удивилась, а затем вспомнила, что время подбирается к полуночи, и кивнула:

— Хорошо. Свяжешься со мной после, ладно?

Дункан закивал, и неловкость вернулась.

— Не хочешь выпить?

— Нет, спасибо. — Я встала с дивана, снова подумав о разнице между ним и Логаном, и заставила себя улыбнуться. — Поздно уже, я пойду.

— Да, конечно… Я позвоню.

Я видела, что Дункан качнулся в мою сторону, и предусмотрительно отступила к двери.

— Спасибо. Пока.

— Пока, — протянул он, так и не сказав о своих мыслях.

Дункан, Дункан… а ведь раньше я не замечала того, что ты обычный трус…

Шагая к лифту по полутёмному коридору, я вспоминала наши отношения и находила множество подтверждений нелицеприятному выводу. Дункан действительно был трусоват в том, что не касалось физического противостояния. Он мог полезть в драку, хотя подобное и случалось считаные разы, но зато всё, что относилось к сфере чувств, его пугало. За примерами даже ходить далеко не нужно было: мы встречались больше года, мы любили друг друга и даже пытались планировать совместное будущее, но когда Селест сказала, что я могу быть его сестрой, Дункан даже не посмел посмотреть мне в глаза, не то что поговорить. Всё, что ему было нужно, так это сказать «всё кончено» — с высокой вероятностью этого было бы достаточно, чтобы я оставила его в покое: у меня есть гордость, я не стала бы бегать за парнем, что решил беспричинно меня бросить. Но у него даже на это не хватило смелости, Дункан просто стал избегать меня, не отвечал на звонки, игнорировал моё присутствие… А я сходила с ума, не понимая, в чём причина, почему вчера он мне улыбался, обнимал, целовал, и у нас всё было отлично, а сегодня я для него словно перестала существовать.

Логан бы так себя ни за что не повёл.

Улыбнувшись при этой мысли, я достала телефон и набрала его номер.

— Привет.

На этом моя решимость кончилась. Зачем я звоню, если мы виделись менее часа назад?

— Как всё прошло?

— Ну… Странно, пожалуй, но Дункан обещал завтра позвонить.

— Ты где? — напряжённо спросил Логан.

— Выхожу…

— Откуда? Ты что, одна? Куда ты собралась? Вероника, я заеду, скажи, где ты!

Я рассмеялась — просто из-за разницы реакции двух парней, к которым у меня были чувства. Дункану не пришло в голову меня задерживать, интересоваться моей безопасностью, предлагать мне защиту или хотя бы сопровождение… Они оба знали мою ситуацию, но реагировали абсолютно по-разному.

— Я в «Гранд-отеле».

Логан наверняка удивился, услышав это, но все вопросы проглотил, сказав главное:

— Не выходи, пока я не позвоню. Я буду через пятнадцать минут.

— Хорошо.

— Вероника!

— Хорошо! — фыркнула я, чувствуя, как по лицу расползается улыбка. — Я останусь здесь — даже в холл спускаться не буду, чтобы никто меня не увидел.

— Спасибо, — удовлетворённо сказал Логан и отключился.

Я же привалилась плечом к стене и продолжила улыбаться, наслаждаясь осознанием правильности сделанного выбора. Да, у Логана масса недостатков, и будет прав тот, кто скажет, что он во многом уступает Дункану, и всё же я не ошиблась в выборе. Если кто и сможет меня понять, то точно не Дункан. И если кто и сможет сделать меня счастливой, то это будет Логан. Неидеальный, сложный, проблемный, но при этом по-настоящему любящий меня Логан.

Время до звонка пролетело незаметно. Договорившись, что он будет ждать меня у входа для персонала, я спустилась по лестнице, избегая постояльцев и обслуги, и вскоре уже усаживалась на пассажирское сидение «Бенца». Логан хотел что-то сказать, но я не дала ему вставить и слова. Встала на колени на сидении — чтобы было удобнее — и крепко обняла.

Он рассмеялся и стиснул меня в ответном объятии.

— Я правильно понимаю, что я лучше?

— Да! — широко улыбнулась я. Наверное, не стоило этого говорить, но мне хотелось сказать… или точнее мне хотелось, чтобы Логан это услышал: — Ты лучше. Ты честный. И смелый. И понимающий. И у меня не осталось к Дункану никаких чувств. Ну, то есть, остались, он по-прежнему мне дорог, и я буду рада, если мы станем друзьями, но на этом всё. Он не нужен мне, я не хочу быть с ним…

— Я люблю тебя, — перебил Логан с счастливой улыбкой, затыкая поток красноречия самым действенным способом — поцелуем.

— А я — тебя.

Поздравляю, Вероника, ты смогла это сделать. Пусть не три заветных слова, но хоть что-то ты наконец-то смогла из себя выдавить!

Смутившись, я вернулась на место и потянулась за ремнём.

— Домой? — спросил Логан через минуту, выезжая на дорогу.

— Ты сам себя слышишь? — хмыкнула я.

— Слышу. И мне нравится, как это звучит.

Я посмотрела на его профиль и поняла, что совсем не хочу вредничать и придираться к формулировке, потому что мне тоже нравилось, как это звучит.

— Домой, — кивнула я, так и не начав спорить.

До возвращения папы было ещё несколько дней, и мне хотелось их провести с Логаном. Не думая о том, что будет дальше, не притворяясь, что мы ненавидим друг друга; засыпать и просыпаться вместе, лежать у бассейна или смотреть дурацкий фильм в обнимку… Кажется, наши чувства всего за пару дней эволюционировали из подростковой влюблённости во взрослые и серьёзные отношения.

— Так что сказал Дункан? — вернулся к обсуждению Логан, когда мы расположились на кухне, решив перекусить.

— Да ничего, — отмахнулась я. — Пообещал с утра связаться с отцом и потом перезвонить мне.

— Ты сказала, зачем тебе мистер Кейн?

— Ну да, — я недоумевающе посмотрела на него. — Как бы иначе я объяснила внезапное желание встретиться с его отцом?

— И Дункан… — Логан замолчал, поморщился и покачал головой.

— Что? — не дождавшись вербального комментария, я нахмурилась, не поняв пантомимы.

— Да просто… Я не понимаю этого.

— Чего ты не понимаешь?

— Ты говоришь, что тебя пытаются убить, просишь содействия в записи предсмертных показаний, а Дункан просто соглашается позвонить отцу? И всё? А затем также просто отпускает тебя одну ночью? — Логан раздражённо взмахнул рукой. — Я, конечно, рад, что он не попытался затащить тебя в постель под видом обеспечения безопасности…

— Как это сделал ты, — не удержалась от ремарки я.

Логан сверкнул на меня глазами, но кивнул.

— Но я действительно не могу его понять. Он любит тебя. Как бы мне ни было неприятно это признавать, Дункан вправду любит тебя — всегда любил. Даже когда вы расстались…

— Когда он меня бросил без объяснений, — снова перебила я.

— Даже считая тебя своей сестрой, Дункан продолжал тебя любить. Почему, ты думаешь, он два года был один?

— Он встречался с Мэг.

— Только потому, что убедил себя жить дальше, — отмахнулся от аргумента Логан. — И обрати внимание, как только он узнал, что ты ему не сестра, он сразу порвал с Мэг.

— Мне даже интересно, как он это сделал, — с искренним интересом протянула я. — Если мне он даже не смог сказать «всё кончено».

— Не сравнивай, — Логан грустно усмехнулся. — Мэг ему была нужна лишь в качестве замены. Мы все доставали его насчёт затянувшегося целибата, вот он и стал с ней встречаться. А любит он тебя.

— В таком случае, он странно это проявляет.

— Именно! И этого я не понимаю. Когда ты пришла, я тебя ненавидел. Ты бросила меня, когда я чертовски в тебе нуждался… — Не усидев на месте, Логан вскочил и принялся мерить шагами кухню. — Но как только понял, что ты в опасности… Я рад, что мы снова вместе, но это всё совершенно неважно. В каких бы мы ни были отношениях, если тебе что-то будет нужно, я сделаю для тебя всё. А уж когда ты говоришь, что тебя пытаются убить… — он стукнул кулаком по столу от избытка чувств и продолжил эмоционально бегать из угла в угол. — А Дункан, в силе чувств которого даже я не сомневаюсь, просто говорит: «Окей, я позвоню папе, а ты иди пока, если не убьют, созвонимся». Как это вообще?

Мне нечего было возразить, потому что я и сама думала то же самое.

— Мне кажется, он не понимает, насколько всё серьёзно. Он ведь даже не помнит, что нашёл Лилли. — Логан вопросительно посмотрел на меня, и пришлось разворачивать тему: — Кейны потому и обвинили его в убийстве сестры и затеяли всё эту муть с Кунцем, что Дункан был неадекватен. И он сам говорил мисс Джеймс, что между его возвращением с тренировки и похоронами — он ничего не помнит.

— Откуда ты знаешь?

— Я прослушивала офис психолога, — повинилась я. Ждала негодования, но Логан лишь хмыкнул. Он не только понимал меня, но и принимал такой, какая я есть. — Дункан всё это время принимал антидепрессанты, мисс Джеймс высказала теорию, что он так и не осознал случившееся: чувства подавлялись, скорбь была поставлена на паузу. Родители оберегали его от всего, поэтому пока я рыла носом землю, а ты лез в драки со Слоником и отвечал на вопросы шерифа, обёрнутый в вату Дункан так и не получил возможности пережить всё это, как мы. Для него Лилли не столько мертва, сколько… исчезла из жизни.

— Хочешь сказать, для него убийство — абстракция?

Я пожала плечами.

— Похоже на то. Когда мы нашли запись Лилли с твоим отцом… — я запнулась, не зная, как объяснить. — Он слишком вяло отреагировал, если ты понимаешь, что я имею в виду. Ты взорвался, а Дункан…

— Как будто всё нереально, — качая головой, закончил мысль Логан. — Для него всё нереально. Как фильм или типа того.

— Не знаю, но мне так кажется.

Логан вернулся за стол, и некоторое время мы молчали.

— Вероника, я тебя очень прошу, будь осторожна. — Я непонимающе посмотрела на него. — С Дунканом. Мы были друзьями, но… Я рассказывал, как он набросился на отца без всякой причины. Мы не знаем эту сторону Дункана, не знаем, что может заставить его сорваться. Поэтому я тебя прошу быть с ним настороже.

— Теперь я всё время настороже, — грустно улыбнулась я. — А что до Дункана… Посмотрим, как всё будет складываться, но общаться с ним больше предписанного вежливостью я не планирую.

— Только это и примиряет меня с тем, что завтра ты проведёшь с ним больше времени, чем со мной.

Глава опубликована: 19.02.2021

~10~

Дункан позвонил рано — мы ещё спали.

Выслушав сбивчивый пересказ его разговора с отцом, я спросила, что они в итоге решили, и с радостью узнала, что мистер Кейн предложил мне самой связаться с ним.

— Через час он приземлится на частном аэропорте в двадцати милях от Нептуна. Твой отец знает, из Кубы мы туда же прилетели, может, он рассказывал?.. В общем, позвони через час, отец будет ждать.

Я поблагодарила Дункана, уверила, что обязательно позвоню, и отбросила телефон, не дав ему сменить тему.

— Кажется, ты зря переживал, — сообщила я с улыбкой, откидываясь на подушку. — Мистер Кейн прилетает через час, так что обойдёмся без Дункана — мне не нужно с ним встречаться, Джейк сказал, чтобы я звонила ему.

— Отличная новость с утра, — обрадовался Логан, наваливаясь на меня и вжимая в подушку. — И у нас есть как минимум полчаса, которые я знаю, как нужно потратить.

В полчаса мы бы уложились, если бы пошли в душ по отдельности, а так пришлось натягивать одежду на влажное тело и звонить одновременно с первым глотком обжигающего кофе.

— Мистер Кейн, здравствуйте, это Вероника Марс. Дункан сказал, что я могу позвонить вам…

— Здравствуй, Вероника…

Мне даже не пришлось ничего говорить — Джейк сразу же пригласил меня к себе в офис, сказав, что тема слишком серьёзная для того, чтобы обсуждать её по телефону. Уверив, что приеду через двадцать минут, я сделал второй глоток кофе, чмокнула Логана в щёку и бросилась в гараж.

Я ничуть не жалела, что пришлось пожертвовать завтраком, улыбка Логана определённо стоила того, да и моё настроение перестало болтаться на отметке «так себе». Опасность подстерегала в тенях, но пока всё складывалось намного удачнее, чем я смела надеяться.

— Будь осторожна и позвони мне сразу, как освободишься, — наклонившись, чтобы меня поцеловать, Логан задержал мою руку на секунду дольше, чем следовало, а затем резко отвернулся и зашагал в дом.

— Логан, — окликнула я, он обернулся, и я послала ему воздушный поцелуй, — я позвоню.

По дороге я гадала, чем вызвана готовность Джейка встретиться со мной. Проникся ли он словами Дункана, хотя тот сам не слишком-то впечатлился новостями, или дело было в том, что именно я вывела Аарона на чистую воду? Или же всё упиралось в то, что он хотел загладить поведение всей их семьи по отношению ко мне и моему отцу после смерти Лилли? Кто знает. Главное, что он готов меня выслушать.

Осталось убедить его мне помочь.

«Кейн-софт-вейер», помпезное здание главного офиса которого располагалось в престижном районе Нептуна, встретил меня прохладой и улыбчивой секретаршей, заверившей, что мистер Кейн меня ожидает.

По правде, Джейк Кейн мне нравился несмотря на события недавнего прошлого. Он не был высокомерным и холодным, как его жена, а ещё меня восхищали его ум и решимость — создать с нуля компанию, стать к сорока годам миллиардером… он определённо заслуживал уважения. А ещё он всегда хорошо ко мне относился.

— Здравствуйте! — искренне улыбнулась я, переступая порог кабинета.

— Прекрасно выглядишь, Вероника, — он ответил на улыбку, встал из-за стола, чтобы приветствовать меня, и кивнул на диван, приглашая присесть. — Дункан сказал, что ты в опасности, но я мало что понял из его слов.

— Мистер Кейн… — я запнулась. Заготовленная речь вылетела из головы. Внезапно я почувствовала себя маленькой девочкой, готовой расплакаться, и даже не успела мысленно себя отругать — по щекам потекли слёзы.

— Господи, Вероника! — всполошился Кейн. — Что такое? Скажи, чем я могу тебе помочь?

И я сказала. Рассказала всё: как едва не улетела в обрыв, когда отказали тормоза на Тихоокеанском шоссе; о боли в коленях, когда чудом увернулась от вылетевшего из ниоткуда джипа без номеров, вильнувшего не от меня, когда я побежала, а последовавшего за мной и свернувшего в сторону, лишь когда я откатилась за пожарный гидрант; о типе в маске, что стрелял в меня в тёмном пустом переулке, когда я шла к стоянке такси в квартале от «Хижины», и о том, что мне чудом удалось оторваться и спрятаться в магазине. Не сказала я лишь о Логане, но его имя для Джейка могло стать причиной отказать в помощи, так что это было необходимо.

— Я не могу прятаться до самого суда. Я должна ходить на работу, да и учёба вот-вот начнётся. Я и так не уверена, что смогу попасть в колледж… Мама забрала чек, что вы выписали за возвращение Дункана с Кубы, а до того я оплатила её лечение в клинике… У меня совсем нет денег, я не могу уехать… Мистер Кейн, прошу вас, помогите мне записать показания. Если мистер Экхолз узнает, что моя смерть не поможет ему избежать наказания, ему больше не нужно будет избавляться от меня. Это мой единственный шанс выжить.

Я ждала чего угодно, но только не того, что Джейк Кейн меня обнимет и примется утешать. Мне было ужасно стыдно за срыв, хотя умом я понимала, что слёзы стали первой естественной реакцией за последние дни. Я мнила себя взрослой и самостоятельной и неплохо справлялась со сложностями и неприятностями, но наёмные убийцы были проблемой не моего уровня. Я не хотела втягивать папу, а Джейк… он оказался единственным взрослым, кто мог мне помочь.

Мне не сразу удалось взять себя в руки и успокоиться, но когда это наконец произошло, захотелось провалиться сквозь землю.

— За той дверью ванная комната, — с мягкой улыбкой сказал Джейк. — Ступай, приведи себя в порядок, и поговорим.

Когда я вернулась в кабинет, на столике стоял кофейник и тарелка с пирожными. Джейк приглашающе кивнул, предлагая не стесняться, и я потянулась, чтобы налить себе кофе. Стесняться было поздно — не после слезливой истерики, что я только что закатила.

— Во-первых, тебе стоит несколько дней провести подальше от дома. Насчёт денег не беспокойся — поживёшь у нас в Напе. Во-вторых…

— Мистер Кейн, — перебила я. — Я не могу уехать. Но я и так не появляюсь дома. И телефоном почти не пользуюсь, — я показала одноразовый мобильник. — Я знаю, как исчезнуть.

Он нахмурился, но кивнул — вспомнил, что Дункан сбежал из дома именно после того, как услышал мой рассказ о том, как надо действовать, если не хочешь, чтобы тебя нашли. Если уж Дункан смог на основании одного разговора скрыться, то мне это и подавно под силу.

— Ладно. Ты большая девочка и сама знаешь, что для тебя лучше, — уступил он. — Тогда я задам другой вопрос: ты уверена, что это дело рук Аарона?

— Я больше никому не мешаю настолько, чтобы заказать меня. — Я вздохнула и посмотрела ему в глаза. — Мистер Кейн, я ни в чём не уверена. Но если это не мистер Экхолз…

— Я разберусь. Знаю, у тебя были разногласия с Кларенсом…

— Сэр, это в прошлом, — горячо заверила я. — По правде, я очень рассчитываю, что вы поручите это мистеру Уидмену. Я не могу проверить звонки и выписки по счетам мистера Экхолза, а без этого никак не выйти на след того, кого он нанял.

Джейк посмотрел на меня с уважительным интересом — ну да, взрослые часто недооценивают детей, и почти всегда упускают момент перехода, когда тот, кого ты привык считать ребёнком, сам становится взрослым.

— Как ты планируешь уведомить Аарона?

— Лично, — усмехнулась я. — Но также я хотела бы попросить вас… Знаю, репортёры вас достали…

— Я скажу, что ты записала свои показания на видео, и что Аарон в любом случае сядет, — решительно сказал Джейк.

— Спасибо, мистер Кейн! — облегчение было физическим. Как будто я долго несла забитый под завязку походный рюкзак и вдруг сбросила его. И, наверное, поэтому и посмела спросить: — Как вы, сэр?

Джейк криво улыбнулся и пожал плечами.

— Плохо, — неожиданно искренне вздохнул он. — И одновременно хорошо. Знаешь, а ведь мы так и не поблагодарили тебя.

— За что?

— Даже не за то, что ты смогла вычислить Аарона… Хотя и за это стоит сказать спасибо. За то, что ты оправдала Дункана. Ты не представляешь, Вероника, как нам было тяжело думать, что это он убил Лилли.

Я промолчала, зная, что не смогу найти подходящих слов.

В этом я их не понимала. Во всём остальном — да, хотя и не одобряла то, что они заплатили за ложное признание Кунца, чтобы отмазать Дункана. Но в том, что они безоговорочно поверили в его виновность… Этого я понять не могла.

— Знаю, вы с Селест не ладите, но мы оба очень тебе благодарны.

— Мистер Кейн, могу я спросить?

— Конечно.

— Почему вы поверили? Я знаю, что Дункан болен, знаю, что у него бывают приступы, но… Вы же знаете его… Простите.

Джейк молчал и смотрел на свои руки, и я пожалела, что задала этот вопрос.

— Ты права, мы знали Дункана. Но мы, как выяснилось, совсем не знали Лилли.

Да, это многое объясняло.

У Лилли не было близких друзей, кроме брата и нас с Логаном она больше ни с кем не общалась. Так, по крайней мере, думали все, даже не догадываясь о её связи со Слоником и тем более с мистером Экхолзом. Но у нас с Логаном было алиби, а Дункана нашли с её телом. Чёрт!

— Я любила Лилли.

— Я знаю, Вероника, — улыбнулся Джейк.

Мне бы промолчать… но слова сами лились:

— И Логан любил. Не ненавидьте его за то, что сделал мистер Экхолз. — Джейк словно окаменел, но я всё равно продолжила: — Он бил Логана. И был ужасным отцом. И Логан ненавидит его за убийство Лилли лишь чуть-чуть меньше, чем вы сами. Я знаю, вы хотите отомстить, причинить Аарону такую же боль, как испытали сами, но… даже если вы убьёте Логана, не добьётесь этого. Мистер Экхолз социопат, он может говорить и даже думать, что любит сына, но самом деле это не правда. Не злитесь на Логана за ошибки его отца.

— Я не собираюсь мстить мальчику, — глухо сказал Джейк. — И уж точно не собираюсь как-то вредить ему. Я слишком давно знаю Аарона, чтобы не понимать всего этого. Я говорил несерьёзно тогда…

— Я понимаю, сэр, эмоции, но Дункан до сих пор не разговаривает с Логаном, вот я и подумала…

Джейк развёл руками.

— Дункан отдалился после всего случившегося. С нами он тоже едва разговаривает. Да ещё Лэмб доставал его, требуя дать показания против Аарона…

— Логан даст показания против отца, — вставила я.

— Откуда ты знаешь? — напрягся Джейк.

Осторожнее, Вероника, о том, что ты встречаешь с Логаном, мистеру Кейну знать точно не следует.

— Мы обсуждали это после ареста, — уклончиво сказала я. — Он правда его ненавидит. И не простит за то, что тот сделал с Лилли.

И не только за убийство. Мне кажется, что убийство Логан мог бы понять. Насчёт простить — не скажу, может, со временем, но вот понять, зная характер отца, смог бы. Но не секс. Секс со своей пятнадцатилетней девушкой он точно никогда ему не простит.

Господи, Лилли, как ты могла? Ладно Слоник, но мистер Экхолз? Неужели ты не могла найти другого взрослого мужчину, если уж тебе приспичило трахаться с кем-то в три раза старше тебя?! Чем Логан заслужил такое?..

— Как у вас с Дунканом? — сменил тему Джейк.

— Боюсь, не очень.

Он удивился и не стал это скрывать:

— Вот как? Из разговора с сыном мне показалось…

— Простите, сэр, но… Мне очень нравится Дункан, я буду рада, если мы сможем снова стать друзьями, но… Только друзьями. Мы слишком долго жили с мыслью, что можем оказаться братом и сестрой. Боюсь, опровержение слишком запоздало.

Джейк отвёл взгляд.

Простите, мистер Кейн, но то, что мы с вашим сыном никогда не будем вместе, в том числе и ваша вина.

Затягивать паузу Джейк не стал и, встряхнувшись и распрямив плечи, проникновенно посмотрел мне прямо в глаза.

— Что ж. Это ваше дело, и я не стану вмешиваться. Со своей стороны могу уверить, что это никак не повлияет на наши отношения. Ты всегда будешь желанным гостем в нашем доме, Вероника. И если тебе будет что-то нужно, прошу, обращайся ко мне, я не откажу тебе в помощи.


* * *


Кларенс Уидман, высокий мощный афроамериканец с острым взглядом и безэмоциональным лицом убийцы был высококлассным профессионалом, и быть с ним заодно оказалось даже приятно. Вопросы по делу, точные формулировки, сухие комментарии — он знал своё дело и не тратил твоё время. За полтора часа, проведённых в его кабинете, я рассказала про покушения во всех деталях, что смогла вспомнить, и мы вместе проработали сценарий моих показаний, стараясь не упустить ни единой мелочи.

— Готова? — спросил он, в третий раз прогнав все вопросы и получив исчерпывающие ответы.

— Готова, — решительно кивнула я.

Он щёлкнул мышкой, активируя камеру, и я отбросила все мысли прочь, сосредотачиваясь на показаниях.

…После офисной прохлады жгучее полуденное солнце ослепило; возникло ощущение, что я попала в сауну. Телефон издал трель, я посмотрела на номер и впервые за эти дни с искренней улыбкой ответила на звонок.

— Привет, пап! Как твой беглец?

— Бегает, — вздохнул он. — Ты там как, справляешься?

— Конечно. У меня всё отлично.

— Я рад это слышать. Если я задержусь ещё на пару дней, ты как на это смотришь?

Засмеявшись, я покачала головой, поражаясь сопутствующей удаче, и честно сказала:

— Нормально. Я в порядке, пап, честно. Ты же знаешь, я вполне самостоятельная.

— Знаю, детка. Но хоть ты теперь и взрослая, ты же всё равно моя малышка.

Я не любила обманывать папу, поэтому сейчас болтала с ним с удовольствием — наконец-то слова «у меня всё нормально» стали правдой. А ещё я по нему соскучилась и была рада слышать его голос, что, однако, не мешало мне облегчённо улыбаться его отсутствию в Нептуне.

— Так, детка, мне пора. Веди себя хорошо.

— Конечно, пап. Удачи с поисками.

Сев за руль, я достала из бардачка тёмные очки и завела двигатель. Неужели скоро всё закончится? Даже если так, расслабляться было рано.

Со вздохом отказавшись от мысли поехать домой, я снова достала телефон и набрала номер Логана.

— Как всё прошло? — сразу же спросил он.

— Хорошо.

— Оу! Даже не «нормально»? — он удивился, но в голосе слышалась улыбка. — Я рад за тебя. Какие планы?

— Нужно дождаться, когда Джейк скажет в эфире, что меня нет смысла убивать. Он согласился дать интервью ради этого. А потом…

— Я имел в виду на сегодня, — со смешком перебил Логан. — Как насчёт яхты?

На мгновение задумавшись, я кивнула сама себе и улыбнулась.

— Свидание?

— Свидание!

— Мне нравится.

— Тогда жду тебя дома. Пока ты приедешь, как раз успею заказать еду и собраться.

Несколько дней, проведённые только вдвоём, должны были заставить нас обоих искать уединения, однако я не чувствовала ни намёка на привычное раздражение. Может быть, я была необщительной, но пары часов в день мне было более чем достаточно, чтобы начинать искать тихое безлюдное место. Даже Лилли, даже Дункан — я не могла проводить с ними целый день. Я уставала от людей, даже самых близких. Я искренне считала Уоллеса лучшим другом, но пятиминутных разговоров раз в день мне хватало, чтобы не скучать по нему. Иногда, увлекаясь чем-то — слежкой за очередным неверным мужем, книжкой или фильмом, — я могла за целый день не произнести ни слова и ни разу не вспомнить о близких людях, и для меня это было совершенно нормально. Зато общественные мероприятия, вечеринки, дружеские посиделки в компании — всё это казалось напрасной тратой времени и моральных сил, и мне приходилось всерьёз уговаривать себя, чтобы не отказываться сразу от «акта социализации», а затем не убегать через десять минут после прихода.

Но с Логаном всё было по-другому. Я не уставала от него. Не чувствовала раздражения от его постоянного присутствия рядом. Расставшись два часа назад, сейчас я жала на газ, потому что хотела поскорее его увидеть.

Чёрт! Не могу поверить! Я успела по-настоящему соскучиться по нему!

Глава опубликована: 19.02.2021

~11~

Двое суток в океане наедине с любимым человеком доказали сделанный вывод: общество Логана нравилось мне независимо от длительности проведённого бок о бок времени. Без связи, без контактов с внешним миром, мы наслаждались компанией друг друга и были по-настоящему счастливы.

Но всё хорошее имеет тенденцию заканчиваться. Пора было возвращаться в реальность: на работу, на учёбу, домой…

Джейк Кейн сдержал обещание и нарочито нарвался на жаждущих взять у него интервью репортёров. Логан связался с адвокатом отца и, имитируя крайнюю степень недовольства, передал мою просьбу о встрече. Оставалось дождаться ответа…

— И что теперь?

Мы лежали в его кровати, восстанавливая дыхание, и потому вопрос не сразу достиг сознания.

— В каком смысле?..

— Твой отец возвращается сегодня, значит, ты больше не можешь ночевать у меня. Послезавтра начнутся занятия… Будем скрываться?

Перевернувшись на бок, я прижалась к нему и нерешительно кивнула.

— Не хочу очередной волны сплетен.

— Понимаю, но…

— Логан, если твой отец не будет на меня охотиться, будем встречаться, как в прошлом году. Нам ведь обоим нравилось иметь тайный роман?

— Нравилось… — он тоже лёг на бок и теперь нежно гладил мое лицо кончиками пальцев. — Сейчас между нами всё серьёзно, по крайней мере, с моей стороны.

— Ты же знаешь, для меня тоже всё серьёзно. Но, Логан, пойми…

— Я понимаю, — грустно сказал он и поморщился. — Но не хочу, чтобы из-за этого у нас начались проблемы.

— Это зависит от нас…

— В том и дело, что это зависит не только от нас. Если мы будем притворяться врагами…

— Это же не обязательно, — поспешно перебила я. — Мы можем помириться в ближайшие дни и постепенно снова стать друзьями.

— А Дункан?

Я непонимающе привстала на локте.

— При чём здесь Дункан?

— Он захочет тебя вернуть.

— И я скажу нет!

— Но ты будешь одна, и потому твоё «нет» не произведёт на него впечатления.

— Зато моя холодность — подействует, — фыркнула я. — Логан, у тебя нет причин для ревности. Я даже Джейку сказала, что между нами с Дунканом всё кончено раз и навсегда. Поверь, я не передумаю.

— Я сомневаюсь не в тебе. Я Дункану не доверяю.

— Может, он помирится с Мэг?

Логан закатил глаза, а затем рассмеялся.

— Боюсь, мы все, ну, кроме Мэг, конечно, будем понимать, о ком он думает рядом с ней. Дункан любит тебя, Вероника, а потому я буду ревновать.

— Это нечестно, — улыбнулась я. — Слушай, давай не будем хоронить наши отношения заранее? Посмотрим, как всё будет идти, если будет не очень хорошо получаться — обсудим.

— То есть между расставанием и сплетнями…

— Я выберу тебя! Но, знаешь, пожалуй, тебе стоит помириться с Дунканом.

— Чтобы из первого ряда наблюдать, как он к тебе подкатывает?

— Именно, — с издёвкой хмыкнула я и чмокнула его в нос, — чтобы ты своими глазами видел, настолько беспочвенна твоя ревность.


* * *


Мы оба осознавали, что придётся столкнуться со сложностями, но если у меня было много причин, чтобы настаивать на приватности, то Логан был согласен лишь из-за грозящей мне опасности. И звонок от адвоката Аарона означал, что уже завтра всё может закончиться…

— Я напишу ей, — процедил Логан с нескрываемой неприязнью, — но скажите отцу, чтобы больше меня не втягивал. Если речь не идёт об алиби для меня — не звоните, так ему и передайте.

Он бросил телефон и с силой потёр лицо.

— Я не могу тебя ненавидеть.

— И не надо, — замахала на него руками я. — Зато изображать ненависть у тебя выходит отлично. Что он сказал?

— Завтра в одиннадцать, если тебя устроит.

— Меня устроит.

Настроение не то чтобы испортилось, но внутри что-то словно застыло. Выразить это словами не получалось, и, не желая затягивать в свои сомнения и Логана, я бодро возвестила, что иду в душ, и вскочила с кровати. Звонок Дика помешал ему присоединиться ко мне сразу, но почему он не пришёл позже, я не поняла и, не выключая воду, вышла из душевой кабины как была — голая и мокрая.

У меня и в мыслях не было подслушивать, и то, что я не ушла сразу, можно объяснить лишь одним. Нет, не любопытством. Удивлением. Я очень давно не слышала от Логана такого тона, таких слов, такой неприязни.

— …Ты же вроде не тупая? Так почему мне приходится повторять?.. Нет! Секс не повод для знакомства, слышала о таком?.. И что?.. Послушай, мне это не интересно. Мы развлеклись, но на этом всё. Ты мне надоела… Не звони мне больше.

Тихо вернувшись под струи воды, я постаралась отогнать напрашивающиеся вопросы, но любопытство уже подняло голову. С кем Логан мог так жёстко говорить? С той девушкой, что была с ним, когда я в первый раз после расставания позвонила?..

Осознание, что днём он был с какой-то девушкой, а вечером говорил, что любит меня, подействовало как ледяной душ. Выключив воду, я замоталась в полотенце и выскочила из ванной комнаты.

— Что случилось? — изумлённо спросил он, роняя вещи, которые держал в руках. — Вероника, на тебе лица нет.

— Прости.

— За что?

— Ты же знаешь, что я ужасно любопытная.

— Знаю, конечно. Ты что-то хочешь спросить? — настороженность ушла из его лица, и он улыбнулся. — Спрашивай.

— Я случайно подслушала твой разговор.

— Оу. — Он молча смотрел на меня секунд десять, а затем выдохнул. — Понятно. И что?

— И что? — шокированно переспросила я. — Логан, ты с кем-то встречался, а потом я свалилась тебе на голову…

— Так, во-первый, успокойся. Я уже говорил это, но повторюсь: я ни с кем не встречался. — Он не выглядел, как застуканный на горячем человек, и досада объяснялась необходимостью ворошить не самые приятные моменты, но мне сложно было просто принять такую правду. — А во-вторых, раз уж ты сама подслушала, а не узнала об этом в пересказе, то должна была обратить внимание, что я не назначал свидание и не флиртовал, напротив, я сказал, что между нами ничего нет.

— Ты был очень груб.

— Потому что не хотел, чтобы ты это услышала, и старался поскорее закончить разговор, — со вздохом признался Логан. — Вероника, мне не нужны другие девушки, я хочу только тебя.

Я молчала. Мы стояли друг напротив друга, и Логан не решался сделать первый шаг.

Что именно тебя тревожит, Вероника? Ты ведь прекрасно знаешь, какой Логан. Он может плавиться от нежности в твоих объятиях, а через минуту затеять драку со Слоником. Он может целоваться с тобой, а затем отправиться с Диком и Бивером поджигать общественный бассейн. Он может шептать тебе милые глупости, а секунду спустя сыпать проклятиями в адрес того, кто ему не нравится. Логан не хороший мальчик, он не считает нужным лицемерно улыбаться тем, кто его бесит, но ты ведь это всегда знала, так почему сейчас ведёшь себя так, как будто застукала его за сексом на вашей свадьбе? Он ведь ради тебя порвал с этой девушкой, что же тебе не нравится?..

— Ты правда не встречался с ней? — тихо спросила я.

— Правда. Это был просто секс. У нас не было отношений.

— А она об этом знает?

— В каком смысле? — не понял он.

— Ну, нужно ли мне ждать горящих ненавистью взглядов, когда выяснится, что мы встречаемся? Не будет ли тебя преследовать какая-то наша одноклассница?..

Он усмехнулся и покачал головой.

— Это не наша одноклассница, Вероника. И никаких взглядов и преследований не будет. И да, я вижу, что ты хочешь спросить, кто она, но я не могу ответить. Она замужем.

Я выпучила глаза и уставилась на Логана в крайней степени изумления. Нет, я понимаю, что жёны в Нептуне частенько выглядят более чем сексуально; я помню, как парни пускали слюни даже на мать самого Логана, да и Селест Кейн нередко становилась объектом мокрых снов наших одноклассников… А ведь у многих были вторые и третьи жёны, которые были всего на несколько лет старше пасынков и падчериц… И всё же в моей голове это с трудом укладывалось.

Хотя это странно, по идее, я должна была спокойнее отнестись к таким новостям. Аарон тоже был женат, и Линн выглядела более чем эффектно, но это не остановило ни его от супружеской измены, ни Лилли от секса с женатым отцом собственного парня.

Господи, в каком Аду я живу!

— У нас всё нормально?

Пауза слишком затянулась, но я даже не заметила этого, погруженная в невесёлые размышления о распущенности нравов Нептуна.

— Да. Наверное. Я немного в шоке.

— Ты меня бросила, Вероника, — Логан наконец подошёл ко мне и притянул в объятия, говоря мне в макушку. — Я не хотел отношений. Не хотел никого любить, но мне нужно было отвлечься. Забыться, забыть тебя. И она для этого подходила намного лучше, чем любая наша ровесница, жаждущая романтики, чувств и отношений, как в сказке. Она ничего не значила для меня, я — ничего не значил для неё. Это был просто секс ко взаимному удовольствию, а теперь он кончился. Ты вернулась ко мне, она вернётся к мужу, и все будут довольны.

— Видимо, она не будет довольна возвращением к мужу, раз уж решилась на измену с тобой… приятелем сына своего мужа.

Логан напрягся и заглянул мне в глаза, но я лишь покачала головой. Я не знала, с кем он спал, да и не хотела знать. Я верила, что он любит меня, и чужая жена для него ничего не значит. Но всё же мне нужно было время, чтобы принять эту ситуацию.


* * *


Мне казалось, что избавиться от мыслей о замужней любовнице Логана не удастся, но стоило отцу переступить порог дома, как они перестали иметь значение. Я ужасно соскучилась по папе, и весь вечер ходила за ним хвостом; мы поужинали, сели смотреть телевизор, обсудили его поездку в Техас и поимку беглеца, и все проблемы будто испугались и отступили. Глупо было даже сравнивать Логана с папой — что общего между юным преступником и бывшим шерифом? — но лишь с ними двоими я могла полностью расслабиться. У меня определённо были проблемы с доверием, но теперь мне уже не казалось, что это мои проблемы.

Логан проявил чудеса такта и написал мне лишь один раз, причём не с вопросом, а с пожеланием сладких снов, и утром я сама ему позвонила. В итоге он настоял на том, чтобы лично отвезти меня на встречу с его отцом.

Простоявшая всю ночь без пригляда машина не внушала доверия, так что я легко согласилась, но когда до встречи оставалось пять минут, Логан перезвонил.

— Прости, я опоздаю минут на двадцать — по привычке поехал на своей машине, пришлось возвращаться за «Бенцем».

— Со мной много проблем, да? — хмыкнула я. — Ничего страшного, выпью вторую чашку кофе.

— Мне не понравилось спать одному, — неожиданно сказал Логан, когда я уже хотела отключиться. — Не думал, что можно к чему-то успеть настолько привыкнуть меньше чем за неделю. — Я застыла с телефоном в руке, не зная, что ответить. Как вообще на такое нужно отвечать? — Вероника?

— Я тебя слышу, — подала я голос.

Логан хохотнул.

— Ладно, не буду тебя смущать. Напишу, как буду подъезжать.

Положив телефон перед собой, я уставилась на него едва ли не с ужасом. Несмотря на страх, заставляющий подпрыгивать от каждого шороха, в объятиях Логана я засыпала без проблем. Просто закрывала глаза и слушала его спокойное дыхание, и уже через минуту спала и не видела никаких кошмаров. Но сегодня, впервые с начала всей этой истории с покушениями, у меня возникли проблемы со сном. Сначала я крутилась в кровати, не в силах найти удобное положение, затем вскочила проверить входную дверь и окна, потом вовсе проснулась от кошмара. Я знала, что в соседней комнате спит отец, хранящий оружие в тумбочке у кровати, но это едва ли могло меня успокоить.

Логан был прав: нельзя меньше чем за неделю привыкнуть к кому-то настолько, чтобы ощущать дискомфорт от отсутствия, но с нами случилось именно это.

Когда он написал, что подъехал, я бросилась к двери, позабыв и про кофе, и про сумку с документами, и даже про телефон. Пришлось возвращаться и твердить себе, что сходить с ума плохая идея. И всё же проскользнув в машину, я забыла обо всём. Словно весь мир сузился до сияющих глаз и улыбки одного человека.

— Я соскучился, — прочувственно сообщил Логан и крепко меня обнял, целомудренно целуя в щёку.

Вместо ответа я сама его поцеловала, и ничего целомудренного в этом не было.

— Как отец? — трогаясь с места, завёл светский разговор Логан.

— Хорошо. Но не уверена, что это надолго.

— В каком смысле?..

— Я не люблю ему врать, а учитывая, что спать без тебя мне тоже совсем не понравилось… — Логан засмеялся, и я выдержала паузу. — Я не знаю, что сделать, чтобы изменить его мнение о тебе.

— Тебе — ничего, — спокойно сказал он таким тоном, словно ему было всё равно, однако следующей же фразой опроверг это впечатление: — Если шериф Марс и изменит мнение, то только если я сам заставлю его поверить, что он ошибался. И слова тут не помогут.

— Это замкнутый круг, — поморщилась я. — Чтобы папа увидел, что ты не такой, как все думают, ему нужно познакомится с тобой поближе. Но пока он уверен, что ты — ужасная компания для его дочери, не может идти и речи, чтобы он стал тратить время на то, чтобы узнавать тебя. И если он узнает, что мы снова вместе…

— Он был против?

— Он не знал, что мы встречались, — поморщилась я, вспоминая, как всё было. — Я не сказала ему сразу, а потом Бивер сообщил, что твоё алиби на время убийств Лилли липа, и мы стали подозревать тебя. Как ты понимаешь, в таких обстоятельствах говорить, что мы встречаемся, как минимум, несвоевременно.

— Ты правда думала, что я убил Лилли?

Логан знал о тех подозрениях, но этот вопрос прозвучал впервые.

— Честно? — я повернулась к нему всем корпусом, сев боком. — Я не знаю. Я не хотела верить, но ты был более логичным подозреваемым, чем Дункан. Ты любил её и ревновал. И ты эмоциональный и несдержанный. Если бы речь шла о хладнокровно спланированном убийстве — я бы не поверила. А вот убийство на почве страсти… Прости.

— Никаких иллюзий, да, Вероника? — он невесело усмехнулся. — Знаешь, что единственное утешает в ситуации, когда моя девушка вот так вот легко и просто говорит мне в лицо, что верит, что я могу убить? То, что тебе мало верить, тебе нужны доказательства. Если бы ты не пошла за уликами, вполне возможно, сейчас в тюрьме сидел бы я, а не мой отец.

— Остановись, — потребовала я.

Логан послушно нажал на тормоз и свернул к обочине. И как только машина остановилась, я перебралась к нему на колени и обняла. Он был прав, не приспичь мне найти письмо, которое он оставил Лилли, я бы не проникла в дом Кейнов во время приёма, и тогда плёнки с сексом были бы найдены и уничтожены Аароном, и в убийстве обвинили бы Логана. И от этой мысли всё внутри замирало от ужаса.

— Пообещай, что ты никогда не солжёшь мне в важном!

— Вероника…

— Пообещай, — настойчиво повторила я. — Ты не сможешь жить спокойной жизнью и обязательно влезешь в неприятности — это вопрос времени. Пообещай, что если что-то случится — и неважно, будем мы вместе или врозь, — ты расскажешь мне всю правду, даже если будешь на сто процентов уверен, что я не приму её.

— Вероника…

— Даже если ты кого-нибудь убьёшь — я сделаю всё, чтобы помочь тебе. Но мне нужна будет правда. Логан, пожалуйста!

На его губах появилась улыбка, он покачал головой и коснулся поцелуем моих губ.

— Я не могу этого пообещать. Если я буду знать, что ты не примешь правду, я солгу. Даже если за это мне придётся отправиться в тюрьму. Потому что потерять тебя я не могу.

— Ты меня не потеряешь, — горячо уверила я, зная, что говорю правду.

Я действительно в это верила. Я верила ему. Я принимала его со всеми его недостатками. Логана обвинили в убийстве Феликса на основании показаний байкеров, которые напали на него, избили вшестером, сломали рёбра, устроили сотрясение мозга… но копы не знали того, что в действительности произошло на мосту, что он не просто скрылся с места преступления, но и выбросил в океан орудие убийства, в руке с которым очнулся. Ну а по дороге Логан узнал, что его отца арестовали за убийство Лилли, и понял, что ему некуда идти.

Логан приехал ко мне, именно я промывала его раны, и мне было плевать на судьбу Феликса и всех остальных. Он сказал, что не убивал, и я поверила ему, хотя у меня были все причины для сомнений — мне он сказал правду и про нож, и про кровь на своих руках. Но его виновность имела мало значения для меня.

Пусть совсем недавно мне казалось, что я не смогу быть с таким человеком, что для меня важно, чтобы мой парень был нормальным… Я лгала сама себе. Мне не нравилось то, чем Логан занимался с Диком и Бивером, но не потому, что это могло кому-то навредить. Причина была совсем в ином. Я боялась, что последствия обрушатся на Логана.

Что я буду делать, если наступит момент, когда он посмотрит мне в глаза и скажет, что убил кого-то? Теперь ответ для меня очевиден. Я постараюсь ему помочь.

— Будь со мной честен, и ты не потеряешь меня. Я могу с тобой не соглашаться, мы обязательно будем спорить и ругаться, но ты можешь мне доверять во всём.

— Я доверяю тебе, — серьёзно сказал он и тронул машину. — И очень хочу, чтобы это было взаимно. И не только в важном.

Я промолчала, признавая справедливость упрёка. У меня было слишком много секретов, и пора было с этим что-то сделать.

Глава опубликована: 19.02.2021

~12~

До тюрьмы мы доехали в молчании. Не гнетущем и не неловком, но нам обоим было о чём подумать.

— Ты уверена, что хочешь этого? — спросил Логан, паркуя машину и отстёгивая ремень, чтобы повернуться ко мне. — Ты не обязана идти к нему. Наверняка он уже видел интервью мистера Кейна.

— Как ни странно, уверена. Я хочу сказать это ему лично.

— Я по-прежнему думаю, что он непричастен.

Подавив раздражение, я чуть улыбнулась и покачала головой:

— Мы уже обсуждали это, и ты меня не убедил. Ладно, не будем спорим, мы уже здесь и отступать было бы глупо.

Когда я в прошлый раз навещала в этой тюрьме убийцу Лилли, я была твёрдо убеждена в его невиновности несмотря на его признание — и оказалась права. Сейчас я так же твёрдо знала, что Аарон виновен. Формальности заняли в три раза меньше времени благодаря стараниям адвоката мистера Экхолза, и всего через пятнадцать минут я оказалась перед стеклянной перегородкой.

Пара месяцев тюрьмы почти не сказалась на внешности Аарона — деньги и в тюрьме обеспечивали ему тот уровень комфорта, о котором другие заключённые не смели и мечтать.

— Вероника Марс, — констатировал он с неприятной улыбкой.

— Мистер Экхолз, — хмыкнула я, неожиданно подумав, что Логан совсем на него не похож. Манерами — да; как и почти любой ребёнок, Логан неосознанно копировал отца, и всё же внешне он пошёл в мать. — Рада видеть вас за решёткой.

Аарон хотел ответить, но бросил взгляд на камеру под потолком и проглотил реплику.

— Вряд ли ты соскучилась, Вероника, да и злорадство не в твоём стиле. Зачем ты здесь?

— Хотела лично сообщить, что записала показания на видео. Теперь моя смерть не поможет вам избежать обвинения в убийстве Лилли, зато гарантированно обеспечит обвинение в моём убийстве. — Сохранять хладнокровие было сложно, но я не могла позволить Аарону увидеть мой страх. — Отзовите своего человека.

— Логан говорил, что на тебя напали. Но почему ты решила, что я имею к этому отношение?

— Мистер Экхолз, я понимаю, что вы не признаетесь на камеру, что заказали моё убийство, но зачем вы лжёте мне? Не думаете же всерьёз, что сможете меня убедить?

— Что сказал Логан?

— О чём? Мы не общаемся. Впрочем, вы наверняка и так в курсе.

Он склонил голову на бок и задумчиво посмотрел на меня, будто пытаясь заглянуть глубже, прямо в душу.

— Ты всегда мне нравилась, Вероника. В отличие от Лилли, в тебе не было искусственности. Я был рад, когда вы с моим сыном начали встречаться, он мог бы стать счастливым с тобой. Но я не думал, что ты бросишь его из-за моих неприятностей.

— Не льстите себе, мистер Экхолз, — перебила я, — мы расстались не из-за вас. Ваш сын… Логан действительно ваш сын, и я не хочу видеть рядом с собой такого человека.

Я понимала, что не смогу пробить его броню, а если продолжу пытаться, лишь испорчу себе настроение, и потому сменила тему.

— Вам не удастся избежать наказания. И если со мной что-то случится, вместо пожизненного вы получите высшую меру.

— Кто другой, может, и получил бы, но не нужно недооценивать моих адвокатов.

— И вы готовы рискнуть? — Признаться, такого я не ожидала.

— Я ничем не рискую, Вероника. Я не имею отношения к твоим проблемам, но, конечно, не стану лицемерно сожалеть, если ты поплатишься за то, что оговорила меня.

Встреча была бесполезна. Аарон издевался и не собирался сдаваться. Я встала, намереваясь уйти, но он остановил меня.

— Я знаю, что ты мне не веришь, но я не убивал Лилли и не имею отношения к покушениям на тебя.

Я обернулась, и пришлось напомнить себе, что он актёр с мировым именем и свои огромные гонорары получал именно за то, что умел убедительно изображать предписанные сценарием чувства, потому что Аарон Экхолз выглядел настолько искренним, насколько вообще человек может быть искренен в разговоре с недругом.

— Я спал с ней, и это меня не красит. Но я её не убивал. Вероника, ты же хочешь, чтобы убийца твоей лучшей подруги понёс наказание? Можешь ненавидеть меня, но не обманывайся. Ты уже раз усомнилась в официальной версии и оправдала Кунца. Так сделай это и для меня. Я не убивал Лилли.

— Мистер Экхолз, назовите хоть одну причину, почему я должна вам верить?

Я попыталась насмешливо улыбнуться, но знала, что не вышло. И Аарон видел, что ему удалось заронить в мою душу семена сомнений.

Чёрт!

— Потому что я говорю правду. Я не хороший человек, Вероника. Но я не убийца. Ты можешь спросить меня о чём угодно, я не стану ничего скрывать. Ты можешь мне не верить, но проверить мои слова должна. Я действительно пошёл за Лилли, когда она сбежала с кассетами, но когда я вошёл в дом Кейнов, она уже была мертва. И Дункан был с ней…

— О, только не надо про то, что это Дункан её убил! — разозлилась я.

— Я не говорю, что он её убил, — покачал головой Аарон, — я этого не знаю. Я говорю лишь о том, что этого не мог сделать я.

Подозрения с Дункана были сняты автоматически с обвинением Аарона…

Поймав себя на сомнениях, я едва не закричала. Теперь я понимаю Логана и то, что он усомнился в правде после разговора с отцом: Аарон действительно мастерски умел убеждать.

— Если со мной что-то случится, — упрямо повторила я, — мои показания вас закопают. Плохого дня, мистер Экхолз.

— Подумай о том, что я сказал, Вероника! — крикнул он мне в спину. — Я не убивал Лилли!

Но я не обернулась и быстро вышла в коридор.

Могло ли это быть правдой?

Верить не хотелось, но я не могла не думать об услышанном.

Кое в чём Аарон был прав: независимо от причастности к смерти Лилли, он желал бы любой ценой заполучить те плёнки. Секс с пятнадцатилетней подружкой собственного сына — это не просто скандал, это конец карьере, которую Аарон ценил больше почти всего в жизни. Не говоря уже о том, что это преступление. Мог он убить, пытаясь их вернуть? Запросто. Насчёт Лилли теперь уже не знаю, а меня он пытался убить…

Я запнулась и остановилась прямо посреди тюремного двора.

А пытался ли он на самом деле меня убить? Да, он пробрался в мою машину, но пока я не врезалась в дерево, он же ничего не сделал, только забрал кассеты и приказал ехать дальше. Аарон меня догнал и вырубил, а когда не нашёл при мне кассет — запер в холодильнике, пугал и страшал, но по факту, дальше угроз он не успел зайти — появился мой отец. Так собирался ли Аарон Экхолз меня убивать? Или же он играл роль злодея, чтобы добиться своего и заполучить плёнки? Без улик это было бы моё слово против его. Слово семнадцатилетней девчонки против слова звезды мирового кинематографа. Без кассет ему было бы нечего предъявить; у него было столько любовниц, что подозрения в сексе с несовершеннолетней едва ли испортили бы ему репутацию — женщины сами вешались на него, он мог бы просто отмахнуться, мол, глупышка выдала желаемое за действительное, а на самом деле между ними никогда ничего не было.

Может, Логан прав, и Аарон не имеет отношения к этим покушениям? Но тогда можно предположить, что и к убийству Лилли он не причастен…

Хотелось завыть от безысходности и приложиться головой о что-нибудь твёрдое.

Машина Логана стояла на том же месте, но его самого внутри не было. Я потянулась за телефоном, но вместо того, чтобы позвонить, села на бордюр и, уронив голову на руки, продолжила обдумывать полученную информацию.

Если на мгновение предположить, что Аарон не виновен в убийстве, всё снова станет зыбко и непонятно.

Дункан, Логан, Слоник, Кейны… Кого из них обвинить?

С Дункана сняли подозрения лишь потому, что нашёлся убийца. Сам он не помнил, что произошло, родители обнаружили его рядом с телом, в крови Лилли, и судя по времени смерти, он идеальный подозреваемый. Мотива у Дункана, на первый взгляд, не было, зато его непонятная эпилепсия четвёртого типа провоцировала приступы агрессии, после которых он впадал в оцепенение и страдал провалами в памяти.

Логан имел возможность совершить убийство. Он написал Лилли письмо, но оно не было обнаружено. Опять же он солгал про алиби… Мотив? Ревность. Он мог узнать про Слоника или тем более про своего отца… В порыве эмоций Логан способен на всё что угодно.

Слоник был, пожалуй, самым слабым подозреваемым. Тайный любовник, отношений с которым Лилли стыдилась. Он мог разозлиться и случайно убить её, но в это слабо верилось.

Кейны? Лилли была той ещё занозой. Чего стоят одни её попытки подставить мать: Лилли нарочно подбрасывала «доказательства» неверности Селест. Что Джейк, что Селест могли психануть и приложить дочь. В том, что ни один из них не желал её убивать, я убеждена, однако убийство в состоянии аффекта — да запросто, Лилли умела выбесить любого.

Опять же нельзя совсем сбрасывать со счетов вариант, что убийца кто-то посторонний. Мы все успели убедиться, что совсем не знали Лилли. У неё была тайная жизнь, даже множество тайных жизней, о которых никто не знал — ни лучшая подруга, ни парень, ни брат, ни тем более родители. Может, у неё был ещё один любовник? Или она узнала что-то такое, за что её убили? Или просто с кем-то поссорилась и в своей привычной манере начала унижать оппонента, за что и получила пепельницей по голове?..

— Вероника? Чего не позвонила?.. Эй, ты в порядке?

Я подняла на Логана взгляд и помотала головой.

Не задавая вопросов, он подал мне руку, помогая встать, открыл дверь машины и вручил стакан с кофе. Всё также молча обошёл «Бенц», сел за руль и тронулся с места. И лишь отъехав на несколько миль, свернул к океану и остановился в безлюдном месте.

— Идём, — мягко позвал он.

Мы спустились к океану, Логан сел на песок и потянул меня вниз, заставляя устроиться рядом. Обнял меня за плечи и только тогда спросил:

— Что случилось?

— Что, если он не виновен?

Логан вздрогнул, отстранился и почти испуганно посмотрел мне в глаза.

— Не верь ему! Вероника, он же актёр…

— Я знаю, — мотая головой, я прижала палец к его губам. — Я всё это знаю, но теперь не могу отделаться от мысли, что Аарон извращенец, но не убийца.

— Что он тебе наговорил?

— В том и дело, ничего. Просто сказал, что не убивал. И знаешь что?

— Что?

— Что, если это правда?

— Вероника!

— Подожди! — я вскочила, и рука Логана захватила лишь воздух. Я не могла сидеть на одном месте и принялась бегать туда-сюда по песку. — Я обвинила его в убийстве Лилли на основании записей, против него нет реальных улик. Ни отпечатков на орудии убийства, ни ДНК на месте преступления, ни свидетелей, видевших, как он убивал или хотя бы шёл на место преступления. Единственное, что есть — это мотив. Но мотив есть у всех, кроме, кажется, Дункана. Лилли была ужасным человеком, и мы с тобой это прекрасно понимаем. Если на минуту предположить, что Аарон не маньяк, орудующий пепельницей, зачем ему убивать? Он взрослый мужчина, он легко бы справился с Лилли…

— Ты забыла, какой она была? — грустно покачал головой Логан. — Лилли была бесстрашной. И упрямой. Она могла назло не сказать, где спрятала плёнки. Да и оценка опасности… Лилли могла не понять, насколько всё серьёзно.

— Всё так, но твой отец не идиот, Логан. У Лилли не было с собой кассет, так что ему не было смысла её убивать — сначала нужно было найти, где они спрятаны, а без Лилли сделать это было, мягко говоря, затруднительно.

— Ты права в одном, Лилли умела вывести из себя. Да так, что забывалось собственное имя. Вероника, не сходи с ума, отец виновен…

— Я не могу.

Он замолчал, покачал головой и тяжким вздохом кивнул.

— Хорошо. Я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы понимать, что отговаривать тебя не имеет смысла. Раз ты хочешь снова нырнуть в это дерьмо, я с тобой. С чего начнём? Будешь проверять моё алиби снова?

И как бы мне ни хотелось сказать, что я верю ему и не нуждаюсь в доказательствах, чтобы вычеркнуть его из списка подозреваемых, я кивнула.

— Да. С этого и начнём.

По правде, на месте Логана я бы как минимум обиделась. А скорее оскорблённо ушла бы, отказавшись выслушивать оправдания. Но он уже не в первый раз в наших отношениях демонстрировал чудеса выдержки.

— Спрашивай.

— Я не верю, что ты можешь быть виновен, — мне всё же хватило совести потупиться. — Но мне нужно быть абсолютно, на все сто процентов уверенной, что это сделал Аарон.

— Я понял, — нарочито спокойно кивнул он и повторил: — Спрашивай.

— Ты говорил, что оставил в машине Лилли стакан и письмо. Что было потом? Во сколько ты уехал?

— Я не помню. — Я выпучила глаза, и он засмеялся. — Да, Вероника, представь себе. Прошло почти два года. Я не помню, во сколько это было. Границу я пересёк где-то в начале пятого… Будешь проверять?

Я помотала головой — у меня не было связей, как у моего папы, бывшего шерифа, поэтому я не могла одним звонком получить подобного рода информацию, а просить отца… И всё же у меня была одна мысль… Но её я проверю позже.

— До ареста Абеля Кунца пошли два месяца, ты наверняка сто раз думал, кто мог убить Лилли. Озвучишь свои догадки?

— Думал, конечно, но у нас же ты детектив. — Логан поморщился. — У меня не было версий. Ну, банальности разве что, неудачное ограбление или месть Кейнам. Полиция пошла по этому же пути, да, когда вышла на Кунца?

— На Кунца не вышли, полицию вывели на него. Причём это сделали Кейны. Кларенс Уидман, если точнее, позвонил и анонимно сообщил об уликах, спрятанных на лодке Кунца.

— Вероника… Может, лучше оставить всё, как есть?

— Лучше. — Глупо было бы с этим спорить. — Но я так не могу.

— Иди ко мне, — позвал Логан, и я остановила свой бег и подошла к нему вплотную. — Ты ужасно упрямая, — без улыбки, но необычайно мягко укорил он, притягивая меня к себе и утыкаясь лицом мне в живот. — С этим же ничего нельзя поделать, да?

Я взлохматила ему волосы и прижала голову к своему животу.

— Прости меня.

— Глупая, — он наконец улыбнулся, запрокинув голову, чтобы видеть моё лицо. — Я ведь знаю тебя. Не извиняйся за то, какая ты есть.

— Я извиняюсь за то, что вместо спокойной жизни, по которой мы так соскучились, тяну тебя обратно в кроличью нору.

— Не то чтобы я был рад… — Логан потянул меня вниз, усаживая себе на колени, и усмехнулся. — Но если тебе это нужно, мы пройдём через это вместе.

В глазах закипели слёзы, из горла рвался крик, но вместо этого я просто его поцеловала.

У Логана было много недостатков, но его достоинства были неоспоримы.

Глава опубликована: 19.02.2021

~13~

Последний учебный год начался, разумеется, с проблем.

Посеянные Аароном сомнения вылились в страх. Я боялась садиться за руль, боялась ходить по вечерам, боялась безлюдных мест. В голове постоянно крутились его слова о непричастности к покушениям, а внутренний голос панически требовал запереться дома и спрятаться под одеялом, потому что если это не Аарон заказал меня, запись показаний меня не защитит, за мной по-прежнему охотится наёмный убийца. Подавить страх и выйти из дома было непросто, но ещё хуже было то, что я больше не могла свободно общаться с людьми. Каждый встречный казался подозрительным, каждый ученик школы Нептун-хай мог иметь с Лилли личные счёты. В этой новой реальности единственным, кого я не подозревала в убийстве Лилли, был Уоллес, да и то, вовсе не потому, что он был моим другом и я верила ему, просто он переехал в Нептун через год после убийства. Но даже с ним я не могла быть искренней, потому что после всего, что было, снова заняться поисками убийцы Лилли… это попахивало одержимостью.

Когда мы вернулись в Нептун после визита в тюрьму, я засыпала Логана вопросами о событиях двухлетней давности. Приятного в том было мало, однако я хотела исключить из подозреваемых не только его, но вообще всех, пока не останется только один-единственный человек — убийца. И да, я предпочла бы, чтобы им оказался Аарон, но не собиралась закрывать глаза на любые подозрительные или даже просто спорные детали. Мне самой было неприятно, что приходится так поступать с Логаном, и его понимающее поведение ситуацию хоть и упрощало, лучше не делало. И слов извинений — искренних, идущих из глубины души, — едва ли было достаточно, чтобы загладить мою вину перед ним.

Дома стало ещё хуже. Это с Логаном я могла быть откровенна, а папа был не в курсе нового витка моего расследования, и приходилось притворяться и делать вид, что у меня не только всё в полном порядке, но и думаю я о позитивном — новом учебном году, новой жизни…

С трудом дождавшись окончания ужина, я заперлась у себя и первым делом проверила алиби Логана. К счастью, это удалось сделать без лишних телодвижений и не обращаясь ни к кому за помощью — моё любопытство неизбежно породило бы вопросы, отвечать на которые не хотелось. Войдя в систему «Марс-инвестигейшен», я открыла нужный документ и едва успела закрыть рот — из горла рвался крик… Когда папа проверял алиби Логана, он запросил сведения о пересечении границы с Мексикой в конкретную дату, не уточняя, с какой стороны была пересечена граница, и потому сейчас я смогла убедиться, что Логан не мог быть в Нептуне во время убийства. И испытала настолько сильное облегчение, что стало больно дышать.

Получается, я не верила Логану? Несмотря на его слова и мои собственные уверения в обратном, я продолжала думать, что он мог убить Лилли?.. Но как ни пыталась я заглянуть поглубже в свою душу, подтверждения этому не находила. Я верила ему… И всё равно не верила.

Чёрт!

Вероника Марс, ты ужасный человек, и у тебя очень серьёзные проблемы с доверием!

В первый же день занятий я ощутила на себе весь груз тайных отношений. В прошлом году это было весело, и, наверное, поэтому, мы оба легко приняли необходимость снова скрывать отношения, но сейчас всё было намного серьёзнее. Не только ситуация, но и чувства перешли на иной уровень, и теперь всё было иначе.

Мы с Логаном старательно притворялись равнодушными и не смотрели в сторону друг друга, Дункан, напротив, не спускал с меня взгляда и норовил подойти, поговорить, взять за руку. Дик кривился при виде меня, как и Слоник, демонстрируя если не отвращение, то точно разочарование, Мэг поджимала губы, как будто я её предала, Уоллес пытался навязать свои проблемы… Здравствуй, старшая школа, я не скучала.

С трудом отсидев положенное время, я выскочила из школы, будто за мной снова гнался тип с пистолетом. Не хотелось ни с кем разговаривать, никого видеть, ещё меньше хотелось отвечать на чьи-то вопросы. Я не знала, отозван ли заказ на моё устранение, и потому не желала рисковать и оставаться на виду.

Лицемерие было чуждо моей натуре, но и сказать правду я не могла. Всего одного дня хватило, чтобы я усомнилась в правильности принятого решения, но пока ещё не готова была от него отказаться. Стоит всем узнать, что мы с Логаном вместе… Между тем он отлично играл свою роль, и если бы не сообщения на одноразовый телефон, я и сама могла бы поверить, что ему на меня противно смотреть, а последняя неделя мне приснилась.

За лето интерес к ситуации с Аароном не иссяк. Да на это никто всерьёз и не рассчитывал: дочь миллиардера убита всемирно известным актёром — репортёры ещё долго не успокоятся. Как и общественность. На Логана косились, но не смели лезть с вопросами, опасаясь его непредсказуемой реакции. Дункана пока не трогали, зато на мне постоянно скрещивались любопытные взгляды. И это напрягало.

И кстати о Дункане. Видимо, Джейк не передал ему наш разговор, потому что поведение Дункана не изменилось с прошлой встречи. Мне было неприятно такое его внимание, и хотя я не давала ему ни малейшего повода, прямо тоже не посылала, и он продолжал на что-то надеяться. Ссориться мне не хотелось, сказать о том, что у меня есть парень, я не могла, а заводить разговор об отцовстве Джейка… В общем, проще было трусливо прятаться и не отвечать на звонки и сообщения.

Я и пряталась. Логан забирал меня из дома, поджидая за забором соседнего участка, а после школы подбирал меня на выезде, чтобы мне не приходилось пользоваться своей машиной. Помимо неудобства и необходимости менять машины, Логан был вынужден лгать друзьям и отказываться от привычного распорядка дня, но и слышать не хотел о том, чтобы оставить меня наедине с моими проблемами.

Ничего не происходило. За мной никто не следил, вокруг не сновали подозрительные личности или автомобили без номеров, но вернуться к обычной жизни было выше моих сил.

Расследование Кларенса Уидмана ничего не дало — Джейк Кейн позвонил мне лично через пару дней и сообщил эту в высшей степени нерадостную новость. Аарон если и пользовался телефоном, то лишь для звонков адвокату, сыну и своему агенту. Его связи в тюрьме не удалось отследить. Финансовая проверка тоже ничего не дала: все его счета были заморожены, никаких транзакция не было зафиксировано, крупные суммы не пропадали бесследно, а все активы были на местах. Если он и нанимал кого-то, то смог сделать это незаметно для всех и не оставил никаких следов. Это был тупик.

Джейк предложил мне нанять охрану или до суда пожить в их доме в Напе, но я, конечно, отказалась: как и Дункан, я считала плохой идеей переводиться в другую школу в выпускной год, да и без объяснений с отцом я не могла сделать ничего подобного, а говорить о попытках меня убить не собиралась.

Ещё через два дня мне позвонил Уидман и пригласил на приватную встречу. И я согласилась, даже Логану не сказав, куда иду. Со времён расследования дела Абеля Кунца прошло немного времени, но моё отношение к начальнику охраны Кейна претерпело разительную перемену: я больше не боялась его и не считала для себя опасным, напротив, рассчитывала на его помощь и содействие.

И не прогадала.

— Расследование ничего не дало, и потому я предпринял некоторые шаги на своё усмотрение — мистер Кейн дал мне широкие полномочия.

Мы встретились на парковке торгового центра, и ничем не примечательный тонированный автомобиль едва ли мог бы быть принят за надёжное место, но здесь нам никто не мог помешать говорить открыто.

— Вы совсем ничего не узнали? — не скрыв разочарования, зачем-то уточнила я.

— Ну почему же ничего? — хмыкнул Уидман. — Узнал я немало, но ничего, что могло бы быть сочтено за доказательства причастности Экхолза к покушениям на тебя.

— И что же вы узнали? — Я чувствовала в его словах намёки, но не могла их разгадать и от этого злилась.

— Круг общения Аарона Экхолза изменился, — спокойно заговорил Уидман. — У него достаточно денег, чтобы даже без оплаты наличными ему шли навстречу, так что замороженные счета, боюсь, мало помогают в этом вопросе. Тем более это тюрьма общего режима, а не строгого, вольностей хватает.

На язык просились вопросы, но я сделала над собой усилие и сдержалась. Уидман профессионал и расскажет лишь то, что собирается, а значит, нет смысла его торопить, перебивать или вообще что-то говорить.

— Как я и сказал, мистер Кейн не ограничивал меня в способах добычи информации, — продолжил он, глядя не на меня, а в лобовое стекло, — и я завёл несколько небесполезных связей в тюрьме. Слухи, сплетни, ничего стоящего, однако… — он наконец перестал рассматривать асфальт и повернулся ко мне, вперившись пустым крайне неприятным взглядом. — В данный момент Аарон Экхолз находится в тюремном лазарете с серьёзными травмами, а после отправится в одиночку.

— Что?!

— Нападение на другого заключённого, — ухмыльнулся он, отбросив сдержанность. — Мистер Кейн желает, чтобы ты была целой и невредимой и лично дала показания на суде. В общем, можешь не переживать больше. Когда срок изоляции Экхолза кончится, он обязательно поучаствует в ещё одной драке и снова отправиться по проторенному маршруту.

Я была абсолютно уверена, что Джейк об этом даже не подозревает, но желания открывать ему глаза на самоуправство начальника его охраны у меня напрочь отсутствовало.

— Спасибо, — не придумав ничего умнее, кивнула я и, не прощаясь, покинула машину Уидмана.

Кларенс Уидман страшный человек, но когда он на твоей стороне, это очень много значит.

Он завёл двигатель, и минуту спустя машина исчезла из виду, а я так и стояла посреди парковки, не зная, что теперь делать.

Всего за неделю я превратилась в невротика, вздрагивающего от малейшего шороха, и ещё десять минут назад я понятия не имела, смогу ли справиться с ситуацией, если всё не разрешится в ближайшее время. И единственным, что удерживало меня на грани, был Логан. Но теперь всё позади…

Чёрт! Всё действительно позади!

— Логан? — я едва сдерживалась, чтобы не кричать. — Заберёшь меня от кондитерской?

— Хорошо. — Его голос звучал сдержанно, и я поняла, что он не один.

— У меня всё хорошо, — добавила я, успокаивая.

— Хорошо? — Теперь добавилось удивление. — Подожди секунду… Дик, мне надо отъехать, увидимся позже, ладно? Ты ещё здесь?

— Я здесь! — почти весело ответила я, чувствуя, как облегчение волной пузырьков проходит по телу. — И у меня правда всё хорошо. У нас всё хорошо. Вообще всё хорошо!

— Что случилось-то? — недоверчиво, но уже без настороженности спросил Логан, и я услышала, как хлопнула дверь машины, отрезая звуки улицы. — У тебя довольный голос. С кем ты встречалась?

— При встрече расскажу, — пообещала я. — Я хочу торт. Пообедаем тортом?

Он рассмеялся.

— Всё, что ты захочешь, Вероника. Всё, что ты захочешь.

Даже прекрасно понимая, что улыбка на всё лицо и сумасшедшее веселье, это всего лишь отходняк от затянувшегося напряжения, я не хотела брать себя в руки и становиться серьёзной. Всё наконец-то закончилось… Ну, почти всё, ведь впереди ждал суд, но эта страница закончилась — и я собиралась её перевернуть и забыть о существовании Аарона Экхолза вообще и всех связанных с ним проблемах в частности.

Мисс Джеймс говорила, что мне нужно больше общаться, научиться доверять людям, открыться и переосмыслить своё прошлое, чтобы без страха посмотреть в будущее… Не знаю, насколько она была права, но готова признать, что у меня есть проблемы. Это ведь первый шаг, так? Я правда хочу оставить Лилли в прошлом. Эта дружба значила для меня очень много, но пора двигаться дальше. Без воспоминаний о Лилли и Дункане, без косых взглядов на нашу семью, без подозрений в адрес окружающих людей и без страха перед убийцами. Всё кончено, убийца найдет и отправлен в тюрьму, так зачем оглядываться? Аарон был ужасным человеком и отцом, и всё же он оказал нам с Логаном услугу, когда решил избавиться от меня. Потому что если бы не страх за свою жизнь, я не пришла бы к Логану, и мы не были бы вместе.

И пусть я по-прежнему не хочу выставлять наши отношения на всеобщее обсуждение, теперь это не вынужденная мера, а моё желание. И значит, я могу сделать приятное моему парню и расширить круг посвящённых.

— Дик? Привет, это Вероника.

— Чего тебе? — без намёка на любезность отозвался тот.

Но я не собиралась обижаться, заслужила скрытностью и нарочитым равнодушием.

— Ты говорил, что Логан влез в неприятности. Он объяснил, что с ним происходило в последнее время?

— Нет, — протянул он с подозрением. — Ты что-то знаешь?

— Да. Можешь подъехать к его дому через полчаса? Один.

— Могу… Всё нормально?

— Да, всё нормально, Дик. Я объясню всё при встрече.

— Хорошо, я приеду… А где Логан?

— Мы должны сейчас встретиться, так что не звони ему, ладно?

— Вероника…

— Поговорим через полчаса! Доверься мне, Дик.

— Ладно, — нехотя проворчал он и отключился.

Мурлыча под нос какую-то мелодию, я всё же зашла в кондитерскую и купила торт. Настроение было замечательным, и я верила, что ничто его не испортит. Логан сделал для меня больше, чем можно было ожидать в такой ситуации. Пусть он неидеальный, для меня лучше него нет человека во всём мире. И я хочу не только сама стать счастливой, но и ему подарить счастье. Логан заслужил не только мои любовь и благодарность, но и уважение. А ещё — доверие. Больше никаких тайн, никаких опасностей, только я и он… Ну и Дик, да.

Поздравляю, Вероника Марс, ты преодолела свои страхи и готова к счастливому будущему с любимым мужчиной.

Глава опубликована: 19.02.2021
КОНЕЦ
20 комментариев из 45 (показать все)
Прочла 7-ю — и нет, все-таки Логан уж слишком искренне боится за нее, такие эмоции не подделаешь. Смотрю теперь в сторону Дункана: а он мог устроить блеф? ))
Но тормоза испорченные все равно не вписываются в картинку блефа, слишком реальна опасность.
Хэленавтор
InCome
из Логана получился бы отличный злодей, но только не для Вероники.
А вот Дункан тот ещё жук)
Да Кейны все жуки. Поголовно. Они все теперь под подозрением))
Впрочем, как и половина Нептуна. Вероника та еще заноза.
Кстати, отдельное спасибо за то, что в тексте упоминаются не только ключевые фигуры, а и многие проходные. Норрис Клейтон, например, внезапен — и логичен. В сериалах частенько бывает такая беда: эпизодический персонаж отыгрывает свой сюжет в своей серии, а потом пропадает навеки. А ведь они тут все соседи, однокашники, коллеги, должны пересекаться снова и снова. Вероника же явно такой человек, который полученные связи, если она кому помогла, будет использовать на всю катушку.
И вот тут, в фанфике, это отлично прописано: она не только "эпизодических врагов" вспоминает, но и "эпизодических друзей" — и пользуется.
Хэленавтор
InCome
рада, что заметили и оценили)))
и в сериалах, и в фиках - это постоянно так происходит, и кажется странным. Есть должник - ну не может он просто взять и испариться! Вероника же регулярно лезет на рожон, она 100% будет пользоваться связями, а не только к Уоллесу приставать с "окажи услугу".
Вы совершенно правы, Нептун маленький, пересечения происходят постоянно, неправильно их терять из виду.
Охохо, какой Дункан зачетный в 9-й главе. Сразу вспомнилось, как в сериале поражалась: сумели насквозь положительного персонажа, ни разу не гада, показать настолько... мнэ-э... неподходящим? тряпичным?
И здесь он же ничего плохо не сделал, обещал помочь, все дела. А осадочек остается. Может, это оттого, что смотрим-то глазами Вероники, а она людей ценит не за телячьи нежности?
Хэленавтор
InCome
Как только Вероника рассказала, как именно Дункан с ней порвал, мне он сразу не зашел. Молча и без объяснений, серьезно? Ну фу же быть таким.
От него вообще осадочек. Хотя в 1 сезоне он ничё такой, но вот во втором создатели сериала попытались его заООСить - но вышло еще хуже. Инфантильным он хотя бы милым был.
Хэлен
Слушайте, а я вот не помню, в сериале же не было такого, чтоб Вероника усомнилась в том, что именно Аарон убийца, да? Здесь это настолько логично — и по цепочке событий, и по характеру самой Вероники, — что просто диву даешься, насколько ладно ложится в строку.
Хэленавтор
InCome
Мне впору возгордиться!
Не было, после просмотра домашнего порно виновность была "доказана".
Хэлен
Шикарная эта линия с новым витком подозрений и поисков!
Однако в последней главе не совсем поняла: получается, Уидман через свои связи в тюрьме все-таки докопался до инфы, что Аарон заказчик? Или нет? Он ведь прямо этого не говорит. Так же нет и слов о том, что точно именно Аарон убил Лилли, — и тем не менее Вероника летит после разговора как на крыльях. Кажется, я чего-то недогоняю.
Хэленавтор
InCome
благодаря Уидману Аарона помяли и закрыли в лазарете, а следом и в изоляторе на долгий срок. Плюс Уидман обещает повторить карцер, как только срок истечет. Что бы Аарон ни хотел, связи с миром у него больше не будет, т.е. не нанять кого-то, ни инфу с воли получить.
По факту Уидман перекрыл Аарону все контакты с окружающим миром, а нет заказчика, нет и убийцы.
Вероника не получила доказательств виновности Аарона, однако - кто ж еще? Она верит, что теперь опасность миновала.
Хэлен
Что бы Аарон ни хотел, связи с миром у него больше не будет, т.е. не нанять кого-то, ни инфу с воли получить.
Это понятно, да. Уидман тоже с своем стиле, решает проблему предельно жестко и эффективно))
Непонятно, почему Вероника так легко успокоилась. В начале главы настолько достоверно передан ее страх, чуть ли не паника:
Я боялась садиться за руль, боялась ходить по вечерам, боялась безлюдных мест. Внутренний голос панически требовал запереться дома и спрятаться под одеялом, потому что если это не Аарон заказал меня, запись показаний меня не защитит, за мной по-прежнему охотится наёмный убийца. Подавить страх и выйти из дома было непросто, но ещё хуже было то, что я больше не могла свободно общаться с людьми. Каждый встречный казался подозрительным, каждый ученик школы Нептун-хай мог иметь с Лилли личные счёты.
Уидман лишил Аарона возможности пакостить, но от сомненией "если это не Аарон заказал меня" не избавил.
Получается, ей настолько хотелось самой в это поверить, избавиться от страха, что она и поверила? Она ведь тоже умеет ошибаться и принимать желаемое за действительное.
Интересно, в следующих частях будет ли продолжаться эта тема, вылезут еще неожиданные последствия? Или все-таки действительно Аарон?
В любом случае надеюсь прочесть. Герои изумительные))
Показать полностью
Хэленавтор
InCome
где-то в середине текста было про то, что они оба запаниковали, но ничего больше не происходило, и страх стал пропадать. Ну и да, жить в страхе - то еще удовольствие. Вероника действительно хотела поверить, что все позади.
В любом случае надеюсь прочесть. Герои изумительные))
Спасибо! Бальзам на иссушенную отсутствием фидбека авторскую душу))
Я пока немножко упала в другие истории, тоже по LoVe, но другие, а "Осень" (рабочее название, пока ничего лучше не придумается) дальше 1 главы не продвинулась. Но шансы у нее есть!
Хэлен
Значит, будем пока припадать к "другим историям, тоже по LoVe". Лучше, чем у вас, Вероники и Логана я не встречала, и все остальные тоже на редкость вхарактерные; хоть бери и снимай, какой диалог ни возьми — просто огонь. Спасибо, что пишете!
Хэленавтор
InCome
*упала в обморок от восторга*
Спасибо! Мне очень-очень приятно!))
InCome
Хэлен
Слушайте, а я вот не помню, в сериале же не было такого, чтоб Вероника усомнилась в том, что именно Аарон убийца, да? Здесь это настолько логично — и по цепочке событий, и по характеру самой Вероники, — что просто диву даешься, насколько ладно ложится в строку.

Я сейчас, наверное, скажу очень крамольные вещи... но в каноне "расследование" Вероники и "разоблачение" Аарона на мой взгляд было мало убедительно.

Во-первых, где записи с видиокамер Кейнов и всех их соседей, когда он приехал вслед за Лилькой, требовать кассеты обратно? Такой район должен быть ими прямо утыкан.

Мужик был явно на взводе, обнаружив, что его несовершеннолетняя любовница нашла его нычку и умыкнула такой компромат. Он кинозвезда, а ни разу не спецназовец или агент 007. В этом районе все знают и его, и его навороченную тачку. За ним вечно следует хвост папарацци. Куда они все именно в этот момент подевались? И не ехал же он её убивать изначально? Она ровесница его сына, и об обоих он не самого высокого мнения. Зато самого высокого о себе. Он привык орать на Логана и швырять его по комнате. Тоже самое он, вероятно, хотел проделать и с Лили. Наорать-выпороть-запугать-поставить на место.

Т.е. он пёр как бык на алую тряпку... видя цель и веря в себя, и ни одна камера на заднем дворе мультимиллионера его не "увидела" во время этого забега? Даже та, что сфоткала саму Лили за превышение скорости? А Аарон значит, правил дорожного движения не нарушал, хотя приехал прямо за ней? У него в кармане был телепорт? И прохаванный бывший ФБРовец на подхвате у Кейнов, как и супер-пупер-шериф-Марс не нашли ни единой зацепки? С каких пор вода в бассейне смывает отпечатки пальцев с орудия убийства? Только по отпечаткам на пепельнице можно было как минимум исключить Кейнов из списка подозреваемых.

Но Вероника видит запись и прямо "знаёт, что произошло". А если бы Логан был более подлой и тёмной личностью? Скажем, он знал об этой записывающей штуковине у себя дома. Допустим, самостоятельно обнаружил, что Лили спала с Аароном? Если бы он ненавидел обоих за это достаточно сильно, чтобы подложить кассеты в вентиляцию и вломить бывшей подружке, подставив отца? У него были и мотив, и возможности. Допустим, Логан - это не старшая версия Бивера, но никто даже не рассматривает эту версию, хотя в одной из ранних серий Вероника очень живо воображает как всё семейство Кейнов по очереди выносит Лили мозги. Включая её собственную мать. И ничего её не смущает.

Только признание Аарона в конце 2го сезона действительно является доказательством версии Вероники. И то он мог решить просто постебаться над глупой девчонкой, которая его упекла за решётку. Но, то что привело к его "разоблачению" в первом сезоне - просто череда нелепых случайностей. Если бы Вероника не стала встречаться с Логаном, если бы его поведение не напомнило ей про привычку Лили прятать разное в вентиляции... ни черта бы она не раскрыла. В сериале она почти постоянно до самого конца подозревает "не тех". Пока убийца или насильник не раскладывает ей всё по полочкам сам, как раз перед тем как попытаться убить уже саму Веронику. И это печально. Ни с Шерлоком Холмсом, ни с Эркюлем Пуаро, ни с мисс Марпл сценаристы так не поступали. Получается, что вместо логики для раскрытия преступлений используются рояли в кустах и вызывающая сожаление привычка Вероники шариться по чужим домам без ведома их хозяев.

Я не великий знаток процедур судебного следствия, но то как она добыла те кассеты, замацав их своими отпечатками и отпечатками Дункана, уже скомпрометировало их для суда. На сколько я помню из Адвоката дьявола свидетельства, добытые незаконным путём не могут быть даже предъявлены судье. Он просто не будет их учитывать. Её как минимум должны были саму арестовать за проникновение на чужую собственность и препятствие следствию. Как дочь шерифа и частный детектив со стажем могла этого не знать? Не удивительно, что Аарона оправдали.

Прошу прощения, что "Остапа понесло" и я так разошлась ))) Но я просто безумно рада, что наконец появились люди, с кем это фандом можно обсудить )))
Показать полностью
Хэленавтор
Мария_Z
Как там было? "Вы хотите поговорить об этом?" Так вот автор хочет!!!

Начнём с того, что Аарон близкий друг Кейнов и наверняка знает, где находятся их камеры безопасности. Также папарацци не круглосуточно его опекают - лишь по поводу: после съемок, после скандалов. А вот насчет мотивов Аарона вы правы: не собирался он убивать Лилли; как почти любой агрессор, привыкший к отсутствию сопротивления (а мы видим, что Линн вечно молчит, а Логана он настолько выдрессировал, что тот сам приносит орудие избиения), он не принимает в расчёт иную модель поведения.
Но пепельницу Аарон протёр майкой, прежде чем бросить в бассейн. И да, хлорированная вода хорошо растворяет кожный жир, который и позволяет снять отпечаток.
Также стоит помнить, что Кейны были уверены в виновности Дункана, так что делали всё, чтобы помешать расследованию. Например, не глядя стёрли записи с видеонаблюдения - просматривать их у них не было времени.
Логана Вероника исключает из подозреваемых сначала из-за алиби (Дик - Мексика), а затем у нее уже есть виновный.
Любое расследование начинается со стандартных шагов, и первоначально в подозреваемые определяется самый вероятный кандидат. Но если преступник не идиот, то он приложил усилия, чтобы не быть самым вероятным, так что пойти не по той дороге расследование прямо должно. А вот дальше... не сказала бы, что рояли. Вероника потому и раскрыла убийство Лилли, что не удалось ни ее отцу, ни шерифу, что хорошо знает всех причастных.

то как она добыла те кассеты, замацав их своими отпечатками и отпечатками Дункана, уже скомпрометировало их для суда. На сколько я помню из Адвоката дьявола свидетельства, добытые незаконным путём не могут быть даже предъявлены судье. Он просто не будет их учитывать
Нет. Если бы шериф без ордера ввалился в дом Кейнов - вот тогда не приняли бы, а Вероника не должностное лицо, на нее эти правила не распространяются. Опять же с ней был Дункан, так что ни о каком незаконном проникновении речь не идёт.
Впрочем, она совершает немало ошибок, с другой стороны - без ошибок от 16-17-летней девушки смотреть было бы неинтересно.
Показать полностью
Конечно хочу поговорить!!!
Вот честно не помню, чтоб Аарон пепельницу протирал! ))) Мне казалось он просто отшвырнул её прочь с выпученными от ужаса глазами. А про хлорку я не знала/не подумала. Неужели той минимальной концентрации действительно достаточно, чтобы уничтожить отпечатки? Это же читерство какое-то получается ))) Если Аарон нарочно отправил пепельницу в бассейн, а не просто от паники, то он просто дьявольски умён. Я как-то была о нём худшего мнения.
НО! Даже зная расположение камер, которое всё же не всякий будет запоминать, если он не специально тренированный для этого человек, их не всегда можно избежать. Какой некомпетентный специалист-безопасник расставлял эти камеры у Кейнов, раз обыватель-Аарон нашёл все до единой слепые зоны и даже не помня себя от бешенства проскочил их как спайдер-мен?
Разве где-то говорилось, что Кейны потёрли записи своих видеокамер? Не логичнее было бы их скинуть куда-то на внешний диск или просто вынуть этот диск-карту памяти и потом просмотреть. Тому же Кларенсу. Ведь это он там рулил заметанием следов. А он должен быть хладнокровным профи.
И что с соседями? Они тоже свои камеры потёрли? А ведь это первое, что должен был сделать шериф - просмотреть все доступные видеокамеры в округе. Что собственно и делает Вероника при любом удобном случае у вас в фанфиках ))).
Ох, лукавите вы что-то.
Показать полностью
Хэленавтор
Мария_Z
протирание пепельницы показано прямо, это канон, Аарон просто вытер ее и отбросил в сторону, удачно попав в бассейн.
У Уидмана было мало времени, большую часть которого явно пришлось потратить на успокаивание Кейнов - все же их дочь убили, а сын - главный подозреваемый. В таких условиях откровенно глупо сохранять записи, которые могут его изобличить.
Тут дело именно в том, что Кейны не сомневались в виновности Дункана, и Уидман по их требованию направил все силы именно на то, чтобы замести следы - как они думали, Дункана, а на деле Аарона. И Кит Марс не искал иных подозреваемых - как понял, что показания Кейнов отрепетированы и не правдивые, так и тряс их, добиваясь правды. Может, он и проверил бы иные версии, но в помощниках у него были не самые одаренные и добросовестные люди типа Лэмба, да и палки в колеса вставляли, пока вовсе не уволили.
И что с соседями? Они тоже свои камеры потёрли?
А вы когда-нибудь видели, как именно устроена система видео-наблюдения на особняках? Все камеры направлены на свою территорию, это везение, если чья-то камера захватывает кусок дороги. Камеры выставлены так, чтобы следить за периметром - вдоль заборов, на двери и ворота.
И еще момент. Кейны - самые богатые люди в Нептуне, их дом превосходит многие другие, потому даже если соседские камеры и захватывают часть их территории, та слишком велика, чтобы не иметь слепых зон для них. Ну а свои записи, как выше сказано, стерли бы в первую очередь - до приезда полиции.
Показать полностью
Про особняки поверю вам на слово. Мне их не много встречалось. Только правительственные здания, в основном ))) и уж точно не в Америке! А вот в частных домах некоторых "зажиточных громадян" мимо которых я проезжаю на своём велеке на меня частенько камеры пыряться ))) Как раз на дорогу под их драгоценным забором...

Но, вообще, конечно это какое-то дьявольское везение сопутствовало Аарону в тот день. Наверное, он уверовал в свою богоизбранность в тот день. Не мог же он ждать, что Кейны вот так надёжно его прикроют? Интересно, свалил он из страны куда-нибудь на Кайманы сразу после убийства Лили, чтобы вернуться, когда понял что его никто не подозревает, или нет?
Хэленавтор
Мария_Z
Кстати, да, наверняка Аарон охренел, поняв, что никто его не ищет. Но также наверняка дергался долгое время, даже не из-за убийства, а что пленки обнаружат.
А вот на тему Кайманов сомнительно - востребованный актер просто так исчезнуть бы не мог, скорее уж притворится (благо актер - изобразить невинность несложно), что он не при делах, еще и Логану посочувствовал насчет погибшей девушки.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх